Подчинение мужчины женщине: Чего мы хотим от мужчины — лидерства или подчинения?

Содержание

Чего мы хотим от мужчины — лидерства или подчинения?

“Хочу, чтобы заботился”

“Он такой заботливый, — восхищенно рассказывает о своем новом возлюбленном подруга, — он мне даже пить и курить запрещает!”, пишет Sympaty.net.

Наш богатый русский язык называет синонимами слова “заботливый” такие понятия, как “внимательный”, “бережный”. Каждая из нас, говоря — “любящий” и “заботливый”, мечтает о своем. …

  • Женя и Настя работают на одном предприятии. Многих поражала трогательность их отношений. “Да он вообще с нее пылинки сдувает. Вот бы такого, как Женя! Да где ж его найти!” — то и дело слышала я. И вот мне довелось познакомиться с этой парой лично. И понаблюдать… Каждый раз, проходя мимо ее рабочего места, если она отсутствовала, он спрашивал: “а где моя Настюша?”. На обед и с обеда они ходили за ручку. Не проходило и получаса, чтобы он не позвонил ей…

Конечно, в наш век, когда, как говорится, космические корабли бороздят просторы вселенной, а отношения мужчины и женщины приобретают все новые и новые формы, женское мировоззрение меняется. В некоторых странах оно изменилось уже окончательно, в России же только начинает.

Наверное, самым консервативным примером взаимоотношений мужчин и женщин пока еще являются страны Востока. Мужчина несет на себе ответственность за женщину и ее благополучие.

Ученые, демографы и социологи утверждают, что до Второй мировой войны в России преобладал традиционный уклад, в котором мужчина был главой семьи, то есть патриархат. Во время войны женщины вынуждены были работать за двоих, а то и троих. Да так и не отвыкли до сих пор.

Но разве даже самой сильной женщине порой не хочется побыть слабой, почувствовать внимание и заботу? И хочется, и колется.

Пишу своей подруге: “Перечисли три главных качества в мужчине”.

Ответ: “Мужественность, надежность, ум”

Вопрос: “А кто должен быть главным в семье — ты, или он?”

Ответ: “Лучше, чтобы он” …

Подумав, добавляет: “А я — шея… Куда голову поверну, туда и будет смотреть!”.

 Таким образом, в женщине постоянно идет внутренняя борьба!

С одной стороны хочется расслабиться, а с другой — опасно, отвыкли от этого женщины в течение долгого времени усиленной борьбы за равноправие.

Представьте только, как греет слух фраза “Успокойся, я все решу сам”. Но вот беда, есть риск однажды услышать: “Молчи, женщина! В этом доме я принимаю решения”. Все сразу вспомнят фильм “Москва слезам не верит” и продолжат: “на том простом основании, что я мужчина”. Только вот, в фильме этот самый мужчина вряд ли имел основания так говорить. Почему?

Очень хорошо объясняет суть этого одна фраза, услышанная, кстати, из мужских уст: “В семье главный тот, кто зарабатывает больше”. Я бы здесь добавила: “и кто распоряжается бюджетом”.

Однажды моя мудрая мама выдвинула “неоспоримую” гипотезу: “В семье главный тот, кто катит тележку по гипермаркету, а не тот, кто идет сзади”. А я, подумав, решила, что не хочу катить тележку сама.

Так вот, чтобы рядом был заботливый и надежный, необходимо:

  • быть менее обеспеченной в финансовом плане, дабы у него возникли мотивы быть надежным и заботливым; 
  • в отношениях играть роль ведомой, а не ведущей, то есть с готовностью отдавать бразды правления мужчине, а вместе с ними и ответственность. 
“Так было бы кому отдавать?” — скажут многие с иронией в голосе. А не женщины ли сами виноваты в том, что некому?

“Хочу, чтобы слушался”

“… Люблю, когда любимый рядом. Рядом, я сказала!”

  • Однажды я стала свидетелем такого рода ссоры между упомянутыми ранее Женей и Настей. Она кричала на него и стыдила. Как оказалось, он принес ей не то, что она просила, не оправдал ожиданий. “Иди, высморкайся, наконец, и подумай!” — поставила она точку. И вот Женя, который больше Насти раза в два, опустил глаза в пол и пристыжено ушел на моих изумленных глазах “думать над своим поведением”. При более близком знакомстве Настя оказалось напористой, дотошной и довольно скандальной женщиной, а Женя — мягким, абсолютно инертным и ведомым мужчиной. 
Интернет пестрит советами на тему “Как подчинить себе мужчину?”, или “Как сделать из мужа подкаблучника?”. А что дальше делать с таким вот безвольным мужем, не написано нигде.

Мы забыли, что сила женщины в ее слабости. Не в возможности подчинить, а в умении повлиять на мужчину — аккуратно и не заметно.

Что противопоставить Востоку? Конечно, Запад! Ведь именно на Западе зародился всем известный феминизм (еще в XIX веке) . Вначале зародившееся с целью борьбы за равноправие с мужчинами, феминистское течение постепенно переросло в борьбу с мужчинами и смыслом их существования.

— “Я сама могу за себя заплатить, — качает головой моя знакомая, — ведь, мужчина не будет просто так угощать. Это к чему — то обязывает”.

И что же в результате? Согласно исследованиям, в Европе две трети мужчин согласны на равноправие со своими женщинами, а только одна треть мужчин высказалась против феминизма. Мужчины, как оказалось, не прочь отдать лидерство женской половине.

А если назвалась груздем, так и полезай в кузов! Сама принимай решения, сама за них отвечай, и, никаких претензий к мужчине — ты же главная.

А что такое равноправие? Это ситуация, когда в отношениях нельзя выделить без физиологических особенностей ни мужчину, ни женщину. Возможно, скоро мы придем к ситуации, когда различать нас будут лишь физиологические особенности.

Так вот, чтобы быть главной в отношениях, необходимо:

  • понимать, что все решения и ответственность ложатся в основном на твои плечи; 
  • не требовать от него невозможного (то есть самостоятельности).
“И то, и другое, и можно без хлеба”

“Хочу, чтобы был надежный, умный и обеспеченный бизнесмен, и чтобы делал все, что я скажу”  — мечтают многие современные девушки. Не понимая, что если рядом с ними действительно надежный и самодостаточный мужчина, он не будет поддаваться дрессировке. Да его и не нужно будет дрессировать.

А если уж ты решила быть дрессировщиком, то не забудь фразу — “мы в ответе за тех, кого приручили”.

Уже глядя на Запад, но, все еще оглядываясь на Восток, наши женщины так и не могут точно решить — что же им нужно от этих самых мужчин. То мы сетует на то, что они обмельчали и “настоящего сейчас днем с огнем не сыщешь”, то сами же бьем их по рукам на манер Запада, в попытке показать свою самодостаточность.

Что делать? Тут, конечно, каждый решает сам, да и жизнь порой подбрасывает сюрпризы. Но, давайте все же всегда будем помнить, что в первую очередь, мы — женщины.

А женщина — это слабый, но такой прекрасный пол!

Мужчина И Женщина – Психология без соплей

Когда мужчина рассуждает о женском подчинении, у женщин это всегда вызывает усмешку — «Ага, Щас!» И это не удивительно. Даже для того, чтобы просто задуматься над таким вариантом, женщине нужно переступить через себя — а к этому готовы немногие.

Вообще, получается забавно. Тем, кто с последними статьями согласен, эти статьи не особо и нужны — они и так уже все это поняли на своем опыте. А те, кому понять написанное очень бы стоило, понимать не хотят. Получается пустое сотрясение воздуха.

Вот в комментариях и идет спор между двумя лагерями — теми, кто все уже давно понял, и теми, кто понимать наотрез отказывается. Что ж, человек меняется только, когда сам к этому готов.

Ну, а чтобы немного сбалансировать ситуацию, предлагаю ознакомиться с женским мнением по этому вопросу. Изначально этот текст был опубликован на женском форуме, где вместе с Яной мы вели психологический раздел.

Пока мужчин-психологов окончательно не запинали по поводу предложения женщинам стать смиренными, и не обесценили их как специалистов только потому, что кого-то это задело за живое, напишу взгляд женской стороны на то, что они пытались сказать.

Как все мы знаем, мужчины воспитываются женщинами и для женщин, с постоянной потребностью в утешении, страхом наказания и постоянным чувством долга… Мужчина должен всем: своей матери — за то, что она его родила (исполняя при этом свое желание), женщине — за то, что она позволяет себя трахать (поскольку у нас уже давно секс из взаимного удовольствия превратился в предмет торга и манипулирования), он должен быть мужчиной (при этом никто не поясняет, как это), должен содержать семью, зарабатывать деньги, выполнять тяжелую работу, делать карьеру (иначе его буду считать несостоятельным), он должен любить, заботиться о женщине, и выполнять её желания и т. д. Сами представьте, что может твориться у них в душе…

И женщины, получая этих слабых, трусливых, избегающих любой ответственности мужчин, с кучей страхов и неуверенностью в себе, вместо того, чтобы научить его не бояться, поддерживать и выращивать его мужественность, начинают еще больше от него требовать, давить, обижаться, в общем, «запинывать лежачего»…

Женщина, не доверяя мужчине, начинает бороться с ним за власть, сама взваливает на себя все дела, решение проблем, ответственность за принятие решения, а потом — опять сама — начинает обижаться на то, что он козел и ничего не хочет делать…

Успокойтесь, отступитесь от власти в отношениях, пусть он принимает все решения и несет за них ответственность, научитесь говорить «да» своему мужчине, научитесь искренне доверять ему и вы получите настоящего мужчину, взрослого и ответственного… даже если он совершит ошибку — примите это как данность и вместо того, чтобы винить его, скажите: «ничего страшного (ведь ему и так тяжело), мы это переживем и ошибку исправим.» Чувствуя опору в вас, он найдет опору в самом себе и перестанет перекладывать на вас всю ответственность, и начнет ценить ваше мнение и прислушиваться, а не сопротивляться априори…

По своему опыту скажу, что натолкнувшись на такое подчинение первый раз в своей жизни, у мужчина теряет голову — крышу, буквально, срывает. Так что будьте уверены, что вам достанется за все уже свершенные издевательства над ним… 🙂 Он начет «пробовать на прочность» вашу решимость. Выглядит это примерно так: «А вот если я ещё вот такое вот выкину, неужто она не обидится и будет по прежнему ко мне хорошо относится?». но если вы достаточно в себе уверены и понимаете, что с ним происходит, то это все вопрос времени. А потом отношения переходят на совершенно другой уровень, где нет обид, манипулирования, где каждый отвечает сам за себя и за свое внутренне состояние, где нет ссор и всегда можно договориться… И это не значит что у кого-то больше прав, мужчина и женщина идут по жизни вместе рука в руке, заботясь друг о друге не только в материальном плане, но и в духовном…

Но хватит о мужчинах, поговорим о том, что же нам, женщинам, мешает «отдаться» мужчине. А это всего лишь наша неуверенность в себе…

Самодостаточная женщина не может лишиться своего достоинства «подчинившись» мужчине. потому как не зависит её самооценка от окружающего мира… Поэтому все заявления о том, что «это ниже женского достоинства» говорят только о неуверенности женщин в самих себе… Вся женская «гордость» — это только прикрытие больных мест и сомнение в себе. Именно поэтому подчинение мужчине — это, в первую очередь, принятие женщиной самой себя, ведь самоощущение не должно зависеть от того, что про нас кто-то думает и исполняются ли наши желания.

Отношения здоровой женщины с миром настолько гармоничны, что нет никакой разницы в том, что вообще в нем происходит. Если что-то не устраивает, то это не становится проблемой и поводом для обид, это просто повод для того, чтобы изменить ситуацию либо смириться с ней.

Так что перестаньте защищаться, перестаньте бороться, отстаивать свое мнение и свои желания, перестаньте соревноваться с мужчиной, примите и любите себя такими какие вы есть, будьте уверены в себе и тогда рядом с вами будут только те мужчины, которые равны вам по своей внутренней силе духа…

Подчинение читать онлайн Ирина Ларькина (Страница 2)

Глава 1. Женщина и подчинение

Чтобы подчинить женщину своей воле, нужно применять к ней мягкий, но сильный и красивый в своей силе, непременно красивый деспотизм.

Максим Горький

Еще с древних времен женщина была в полном подчинении у мужчины. «Нет ничего пагубнее женщины», — слова Гомера. Это и было отношение мужчин к женщинам в древности. Женщина была бесправной рабыней в доме мужа, она могла делить с ним ложе, но не трапезу. В глазах мужчины женщина была не человеческим существом, не заслуживающим уважения. Всего лишь вещь, мебель, товар.

«Любовь к женщине — это яд», — говорил Сократ. Древние греки считали, что страсть к женщине — это болезненное проявление, поэтому красивая женщина стоила несколько голов рогатого скота.

В Риме мужчины, согласно римскому праву, имели полное право покупать продавать своих жен, а нередко и убивали.

В Древней Индии девочек с детства готовили к профессиональной храмовой проституции. Даже знатные семьи посвящали своих дочерей этому своеобразному богослужению. В случае смерти мужа в Индии жену сжигали живьем вместе с покойным супругом.

У многих древних народов всякое должностное лицо, предводитель племени, жрец, хан, князь пользовался по отношению к невесте правом первой ночи.

В Северной Америке мужчина, вступивший в брак со старшей сестрой, брал также в жены и всех ее сестер, как только они достигали определенного возраста. У эскимосов было распространено убийство девочек-младенцев, потому что девочек слишком много. В Египте муж немедленно сжигал жену за измену, в то время как измена его самого не возбранялась. В Древнем Перу красивых девочек делали наложницами знати. На островах Фиджи всякая женщина становилась достоянием того мужчины, кто поймал ее во время состязаний в бегах. В некоторых странах отдавали своих дочерей в пользование чужеземцам, ибо неплохо на этом зарабатывали. А в Нассау и вовсе специально откормленных вдов съедали, считая их общественным добром.

У некоторых народов друзья, родные жениха или приглашенные на свадьбу имели полное право на невесту, причем жених был последним в этой очереди. На Руси брака одно время не существовало вообще, Девиц доставали себе уводом и похищениями в неограниченном количестве. А когда брак все же появился, то первая брачная ночь с невестой принадлежала отцу жениха, дабы он убедился в ее невинности и чистоте.

Таких примеров огромное множество, но думаю, этого вполне достаточно чтобы понять, как мужчины относились к женщинам в древности. И хотя мурашки бегут по телу от таких исторических фактов, но стоит признать, что веками было так, и подчинение записано в нашем коде ДНК.

В древности женщина была вещью, которую мужчина считал злом и распоряжался ей как хотел. Со временем условия существования женщины смягчились, и к концу 19 века во всех странах Европы рабство женщин было отменено. Дальше последовала более мягкая и хитрая форма женского подчинения, форма «добровольной рабыни», когда женщина повинуется не из страха, а из чувства долга и любви. Теперь мужчинам нужно не только наше тело и покорность, но и наши чувства, наша любовь. Теперь то, что было нашим страхом, стало долгом женщины под прикрытием морали и приличия женщины, ее женской природы. Не средством выживания, а долгом стало жить для других, отречься от своей личности, всю свою жизнь посвятить чувству любви и браку. К прежним требованиям женской привлекательности добавилось полное и беспрекословное повиновение, покорность, и конечно же вечная любовь и верность супругу. Каким бы наглецом он не был, истинная женщина будет любить его одного несмотря ни на что до самой смерти, при том, что мужчине достаточно просто быть. Если в древности подчинение мужчине мужу было принуждением, то потом это стало еще и долгом, более того, жизни и тела им стало мало, они попросили еще любовь и душу. Сложно назвать это освобождением от рабства, когда у тебя по-прежнему нет выбора, а вдобавок появляется еще и долг под названием «любовь к мужу». Женщинам внушают, что обрести своего мужа и служить ему верой и правдой высшее благо на Земле, и по-другому быть не может. И они, как и прежде, не могут сопротивляться, находясь под властью социального давления, религии, семьи и своего Господина, которому совершенно невыгодно что-то в сознании женщины менять. Так было, так есть и так должно быть. Еще одним существенным минусом было то, что долгое время отец выбирал жениха без всякого участия воли дочери. А после брачного обряда муж становился для жены судом и законом.

Что же изменилось с тех пор? Женщина вправе сама выбирать себе мужа, правда, мнение родственников по-прежнему играет очень важную роль. Теперь женщина не обязана умирать с любимым в один день, она может подать на развод, и несколько раз за жизнь выходить замуж и разводиться. Мужчины делают вид, что готовы идти на компромиссы, готовы к равенству, но так ли это? Образ идеальной женщины, идеальной жены спустя века остался неизменен: она должна быть красивой, из хорошей (желательно богатой) семьи, нежной, покорной, неконфликтной, покладистой, верной, любить и слушать своего мужчину (а в идеале боготворить). Ко всему прочему добавилось иметь высшее образование, достаточно зарабатывать, обязательно готовить, стирать, убирать, выгуливать собаку, планировать отпуск, выполнять супружеский долг, рожать и воспитывать детей и периодически приезжать к маме мужа, помогать ей по дому. В список вошли не все пункты счастливой жизни, так как у всех все очень индивидуально, но общие позиции в общем и целом были захвачены.

Стали женщины свободнее? Я позволю себе процитировать Ольгу Брилеву:

«Я, как и ты, не выбираю, подчиняться или нет, я выбираю только — кому».

Пожалуй, политический деспотизм принял форму семейного, все равно жена будет «под мужем», так как стать ярой феминисткой это уже крайние меры.

Кстати, о феминизме. Женщины с 19 века борются за свои права, и благодаря им сейчас многие наиважнейшие вопросы равноправия рассматриваются, много законов приняли в пользу женщин, и это не может не радовать. Но как и везде, здесь тоже можно перегнуть палку. Женский пол и вправду в неравных условиях с мужским, но сделать нас равными, значит требовать одинакового результата. А как сказал Лев Толстой:

«Женщина, старающаяся походить на мужчину, так же уродлива, как женоподобный мужчина».

И я думаю, он не только внешность имел ввиду. Насилие женщин, бедность матерей-одиночек, разделение домашнего труда, зарплаты ниже мужских, ограничение в выборе профессий, требования к внешности, отсутствие сексуальной свободы, давление социума в вопросе материнства и многое, многое другое продолжает волновать женщин, и это абсолютно обоснованно. Но нужно не забывать, что мы, и женщины, и мужчины, созданы, чтобы помогать друг другу выжить, а не воевать с друг другом. Борьба за права не должна привести к ненависти мужчин, ведь изначально природой на нас возлагались разные обязанности, соответственно, если мы выполняем разные задачи в своей жизни — это совершенно нормально. Не стоит любые расхождения воспринимать как дискриминацию. Многие вещи мужчины делают лучше и быстрее женщин, а их преимущество заключается в решении совсем других вопросов, не будем этого отрицать. Миру не нужны одни врачи, или одни инженеры. Мы все разные, со своими уникальными талантами и навыками, мужское и женское есть в каждом из нас. Нет ничего плохого в том, чтобы мужчина поступал по-мужски, а женщина вела себя по-женски. Позвольте себе осознать, что вы разные, и именно это делает наш мир прекрасным. Мир сам по себе несправедлив, глупо от него требовать справедливости, ее никогда здесь не было.

«Знаете ли вы, невежи, что даже мыши, убогие создания, собираясь в кучу, устанавливают порядок: одни подчиняют, другие подчиняются? И мыши, и обезьяны-братья, и мы, человеки! Се ля ви! В жизни ты должен или подчинять, или подчиняться! Или — или! Середины нет и быть не может!», — вот что говорит нам Владимир Тендряков. Звучит как приговор, но давайте теперь на все это посмотрим под другим углом.

«Иногда, чтобы править, нужно подчиняться», — к такому выводу пришел Одиссей в фильме «Троя». Может быть и правда, подчинение — это не слабость, это сила. Многие из вас видят в этом унижение, но давайте вспомним, каково определение слова «унижение».

«Унижение» — поведение человека, целью и результатом которого является падение у унижаемого чувства собственного достоинства и его достоинства в глазах других людей.

Как вы видите, любая форма унижения — это только попытка лишить человека чувства собственного достоинства. Соответственно, пока не унизишься сам, другой этого сделать с тобой не в силах. Так что можно сделать вывод, что мы изначально неправильно истолковываем эти слова. Как «подчинение», так и «унижение» являются нашим выбором, который, возможно, не так очевиден, как многие другие, но тем не менее, это решаем только мы. «Соглашаться действовать, поступать сообразно воле, желанию кого-либо…» Вам не напоминает это уступку?

«Уступка» — отказ от чего-нибудь в пользу или в интересах другого, соглашение, компромисс.

Подчинение женщины.

Подчинение женщины.

Подчинение женщины.

Что такое подчинение женщины и как этого достичь.

Что может быть лучше, чем подчинение женщины. Ничего, только когда женщина полностью повинуется мужчине, это правильное решение и сладость для мужчины. Женщина должна слушаться мужчину непоколебимо. И это очень просто достичь, если владеть секретами подчинения. На нашем сайте вы увидите не мало ссылок на сайты, где научат подчинять девушек. Притом сами женщины будут очень довольны таки поворотом событий.

Станьте настоящим мужчиной, сделайте подчинение женщине своей основной целью и достигните ее. Все ведь очень просто. Подчинить женщину легко и может это сделать буквально каждый. Они просто будут влюбляться за несколько секунд в вас и будут вас считать царями. Не взирая на ваше положение и внешний вид женщины станут ваши!
Не верите? Проверьте, ведь попытка, это не пытка и попробовать методы психологов не составит труда никому. Сделайте свою цель достигнутой, научитесь производить подчинение женщине, сделайте их своими.
Женщины ведь хотят, чтобы они были в руках сильного мужчины. Главное найти ключ к этому, а он прост. Специалисты уже давно научились подчинять людей под свою власть, теперь вы научитесь подчинить женщину. Если, конечно, вы не боитесь или не хотите сами быть под каблуком милых дам.

Курс подчинения женщины очень прост и доступный каждому мужчине. Уже тысячи его прошли и довольны жизней. Зайти на сайт и сам почитай отзывы мужчин, которые прошли и научились подчинять женщин. Ссылка на сайт про подчинение женщины эта: Подчини красивых женщин.


Сайт про подчинение женщины

Сайт управляется системой uCoz

Почему женщин не повышают по службе

В офисе не только работают, но и общаются. Сотрудники и менеджеры встречаются за кофе, вместе обедают, а после работы ходят выпить, смотрят спортивные матчи, играют в футбол и т. п. Компании часто поощряют подобное общение в надежде, что оно укрепит связи в команде и это будет способствовать более высокой производительности и сведет к минимуму конфликты.

Но как такое взаимодействие влияет на карьеру? Может ли кофе или футбольный матч с начальником оказаться решающим фактором при следующем повышении?

В недавнем исследовании мы обнаружили доказательства того, что общение с менеджером в неформальной обстановке действительно может влиять на вашу карьеру. Более того, выяснилось, что женщины оказываются в невыгодном положении.

Вне мужского клуба

Данные компании McKinsey показывают, что в США женщины составляют 48% работников начального уровня, но их доля падает до 38% среди руководителей среднего звена, до 22% – на уровне высшего руководства и 5% – на уровне гендиректора. В других аспектах, например по уровню образования, гендерное неравенство ощущается не так сильно, однако ситуация с продвижением по карьерной лестнице меняется крайне медленно.

Есть отдельные свидетельства того, что гендерное неравенство в вопросе продвижения растет отчасти потому, что мужчины умеют по-свойски общаться с более влиятельными мужчинами, как этого не могут делать женщины. Иногда это явление называют мужским клубом. Например, 81% женщин говорят, что лишены возможности приобретать полезные связи и не могут участвовать в общении после работы. Это ограничивает их доступ к тем, кто обладает авторитетом и влиянием и может поддержать их продвижение.

Чтобы проанализировать, как сказывается общение на работе, мы заключили партнерское соглашение с одним крупным азиатским коммерческим банком. Мы воспользовались их административными документами, чтобы отследить назначения сотрудников и менеджеров, а также изменения зарплаты, обязанностей и производительности сотрудников. Мы также провели ряд опросов для оценки других аспектов жизни сотрудников – например, мы спрашивали, проводят ли они время с менеджерами во время перерывов и знают ли любимую спортивную команду менеджера.

Для начала мы оценили влияние пола менеджера на карьеру сотрудника. Мы рассмотрели естественную ротацию менеджеров между командами, так как она была практически случайной. Затем мы взглянули на результаты сотрудников в месяцы и годы, предшествующие смене менеджера и следующие за ней.

Пол начальника

Нам удалось сравнить, например, двух сотрудников-мужчин, один из которых работал в подразделении, где менеджер-мужчина сменил менеджера-женщину, а другой – в подразделении, где одного менеджера-женщину сменила другая. Оба сотрудника столкнулись со сменой руководства, но только один перешел в подчинение менеджера-мужчины. Согласно гипотезе о мужском клубе, сотрудник-мужчина, руководителем которого стал мужчина, будет делать карьеру быстрее, так как у него лучше доступ к полезным контактам среди лидеров-мужчин.

Полученные данные подтверждали гипотезу: сотрудники-мужчины продвигались выше по карьерной лестнице, если им назначали менеджера-мужчину, по сравнению с теми, кому назначали менеджера-женщину. Через два с половиной года после смены руководства зарплата сотрудников-мужчин, получивших менеджера-мужчину, была приблизительно на 13% выше по сравнению с работниками-мужчинами, перешедшими в подчинение менеджера-женщины.

В то же время пол менеджера не влиял на карьеру сотрудников-женщин. Сотрудницы в подчинении менеджера-женщины не пользовались теми же преимуществами от общения с ними, которые получали мужчины в команде менеджера-мужчины. Возможно, это означает, что менеджеры-женщины не общаются со своими сотрудницами – или, как можно предположить из полученных данных, в отличие от начальников-мужчин общаются на работе в равной степени и с мужчинами, и с женщинами, не отдавая преимущества одному полу перед другим.

Или, может быть, менеджеры-мужчины лучше мотивировали своих сотрудников, те показывали более высокие результаты и поэтому быстрее получали повышение? Нам не удалось обнаружить подтверждений этой идее. После перехода под руководство менеджера-мужчины сотрудники-мужчины работали столько же дней, проводили в офисе столько же часов и получали такой же доход с продаж, как и все остальные. Мы не заметили, чтобы менеджеры-мужчины лучше удерживали на работе своих сотрудников-мужчин.

Механизм общения

Продвигались ли мужчины быстрее при начальниках-мужчинах потому, что им легче с ними общаться в неформальной обстановке? У нас имеется множество доказательств в пользу этой гипотезы. Например, преимущество работы с менеджером-мужчиной не реализовывалось немедленно. На то, чтобы эффект сработал, уходило около года, что логично, если предположить, что дело в общении: сотрудникам требуется время, чтобы установить связи с менеджерами-мужчинами и заручиться их поддержкой. Мы также обнаружили, что непропорциональный рост числа повышений среди сотрудников-мужчин, находящихся в подчинении у менеджеров-мужчин, наблюдался только в областях, для которых больше свойственно общение, например среди специалистов по обслуживанию клиентов.

Чтобы лучше проанализировать механизм неформального общения, мы также собрали данные опроса о том, как общаются сотрудники и менеджеры. Начинают ли сотрудники-мужчины больше взаимодействовать со своими менеджерами после того, как им назначают начальника-мужчину? Данные говорят, что да: сотрудники-мужчины гораздо чаще проводят перерывы вместе с ними. Кроме того, выяснилось, что сотрудники, которые чаще проводили время в перерывах со своими менеджерами, лучше знали их личные предпочтения, например любимую спортивную команду, что позволяет предположить, что общение помогало им довольно хорошо узнать друг друга.

Образуется бесконечный цикл: мужчин чаще повышают, если они работают с менеджерами-мужчинами, следовательно, они с большей вероятностью сами станут менеджерами и обеспечат то же преимущество своим подчиненным-мужчинам. Приблизительные расчеты показывают, что в рассмотренной организации неформальное общение с менеджером на треть объясняет гендерное неравенство при повышении.

Польза перекуров

Нас также интересовало, есть ли еще какие-то факторы, помимо пола, способствующие неформальному общению с начальником. В конце концов, мужчины могут иметь неравный доступ в «клуб». Чтобы ответить на этот вопрос, мы провели еще один эксперимент, в котором изучили перекуры.

Мы проанализировали данные опроса на тему курения работников и менеджеров мужского пола и пришли к выводу, что когда курящий сотрудник-мужчина попадает к курящему менеджеру-мужчине, они проводят вместе больше времени за счет перекуров. Данные нашего опроса подтвердили этот вывод. Еще важнее то, что после назначения курящего менеджера курящие сотрудники-мужчины чаще получали повышение, чем некурящие и курящие, перешедшие в подчинение к некурящему. Преимущество от курения было аналогично по времени и масштабу преимуществу от назначения начальника-мужчины, описанному выше.

Полученные результаты предполагают, что личное общение с начальником влияет на карьеру, но, возможно, только если вы мужчина и работаете с начальником-мужчиной. Конечно, каждая организация уникальна, и результаты, полученные нами в конкретной компании, следует воспринимать с некоторой долей скептицизма. Мы надеемся, что будущие исследования измерят этот эффект в других контекстах.

Держа в уме эти оговорки, мы можем дать сотрудникам совет: учитывайте, что отношения с менеджером могут влиять на вероятность повышения. Не упускайте случая поговорить с вашим менеджером и даже по возможности создавайте такие ситуации. Если вы стеснительны, вам придется сделать над собой усилие. Если вы женщина, возможно, усилий потребуется еще больше.

Советы начальникам

Если вы занимаете руководящую должность, то для вас у нас тоже есть совет. Для поддержания прибыльного бизнеса полезнее повышать тех сотрудников, которые лучше выполняют свою работу, а не тех, кто лучше общается со своими начальниками. Мы надеемся, что будущие исследования смогут обеспечить доказательства преимуществ политики, минимизирующей подобную предвзятость при повышении и оплате труда. Тем временем мы можем предложить некоторые потенциальные решения.

1. Повышение социокультурного разнообразия в высшем руководстве может послужить примером для всей организации. Полученные нами данные подсказывают, что в отличие от менеджеров-мужчин менеджеры-женщины относятся к сотрудникам обоих полов одинаково. Таким образом, увеличение числа менеджеров-женщин уравняет правила игры для женщин. Даже если состав менеджеров останется прежним, полезно, если кандидатуры на повышение будут рассматривать несколько менеджеров – приятельствовать с двумя-тремя менеджерами труднее, чем с одним.

2. Вы можете попробовать создать возможности для взаимодействия всех сотрудников со своими менеджерами. Менеджеры-мужчины регулярно играют в футбол со своими подчиненными-мужчинами? Предложите другие виды деятельности, в которых смогут участвовать и женщины.

3. Наконец, обязательно используйте всю доступную объективную информацию, принимая решения о повышении. Отслеживаете ли вы, сколько часов проводят сотрудники в офисе? Какой обеспечивают доход от продаж? Сколько идей предлагают? Применяя алгоритмы для аттестации, невозможно полностью исключить предвзятость, но, по крайней мере, сотрудники не смогут склонить алгоритмы на свою сторону во время перекуров.

Об авторах: Зои Каллен – преподаватель экономики Гарвардского университета; Рикардо Перес-Трулья – преподаватель экономики Школы менеджмента Андерсона Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Статья впервые опубликована в «Harvard Business Review Россия». Оригинал статьи здесь.

Как подчинить себе мужчину, чтобы управлять им? Несколько простых способов манипуляции. «он не садист, он – доминант»! почему девушкам нравится подчиняться

Во многих случаях стремление мужчины к равным отношениям воспринимается, как подчинение мужчины женщине. Это связано с заниженными ожиданиями к положению женщин в обществе и в значительной мере с завышенными — к положению мужчин. В ряде вопросов, связанных со сферами, которые общество относит к ответственности мужчин, может быть наоборот. Также можно отметить, что многие привилегии мужчин иллюзорны при реальности дискриминации и угнетения женщин.

Равные отношения могут восприниматься, как привилегии женщин, патриархальными мужчинами-сексистами, включая мужское движение. Дискриминация женщин в сфере оплачиваемого труда и ограничения сексуальности женщин в вопросах желания и удовлетворения, снижающие сексуальную активность женщин по сравнению с мужчинами, становятся поводом для того, что секс и отношения часто рассматриваются как способ получения женщинами различных выгод. Патриархальные женщины, склонные возлагать материальную и моральную ответственность в ряде сфер на мужчин, во многих случаях теряя в своих правах, могут считать мужчину, склонного к равным отношениям, склонным к подчинению женщинам, отрицательно относиться к таким мужчинам и избегать отношений с ними. Или наоборот считать его не выполняющим «мужские» обязанности, но с тем же результатом. Это относится и к некоторым женщинам, называющим себя феминистками, но рассуждающим о равных правах без равной ответственности. Но нормы ответственности мужчин в ряде сфер неизбежно приводят к нарушениям прав женщин, как группы, являясь поводом для дискриминации женщин в общественной сфере, включая оплачиваемый труд, и для игнорирования прав женщин в личных, в том числе бытовых и сексуальных, отношениях.

Подчинением женщине может считаться указанное поведение мужчины, соответствующее нормам традиционной маскулинности в традиционно-мужских сферах ответственности. При том, что подобные нормы следуют из гендерного неравенства и его же поддерживают, это не исключает возможности выгоды здесь и сейчас для конкретной женщины и ущемления интересов или травмы для конкретного мужчины. Общество часто одобряет подобные ожидания женщин по отношению к мужчинам, но осуждает это чаще по сравнению с такими ожиданиями мужчин, связанными с такими традиционными гендерными ролями, как выполнение женщинами работы по дому и воспитанию детей или следование стандартам внешнего вида. В обществе, в котором положение женщин хуже, чем мужчин, больше замечаются и осуждаются те явления, которые невыгодны для мужчин и могут быть выгодны для конкретных женщин здесь и сейчас, что поддерживает миф о выгоде гендерного неравенства для женщин. Большинство направлений мужского движения поддерживает укрепление привилегий мужчин при отказе от тех явлений, где гендерное неравенство ущемляет мужчин. Тенденция к поддержке прав без ответственности в мужском движении выражена значительно сильнее, чем в феминизме или в причисляющих себя к нему направлениям. Равные права без равной ответственности невозможны ни для женщин, ни для мужчин.

Несмотря на более низкое социальное положение женщин, как группы, и стереотипы, что мужчина в паре должен превосходить женщину по ряду критериев, между людьми есть индивидуальные различия и различия в положении в обществе, и в конкретной паре ситуация может быть разная. Конкретная женщина может быть больше склонна к лидерству или к лидерству в определенных вопросах, чем конкретный мужчина. Бывают и случаи насилия женщин против мужчин, хотя физическое и сексуальное насилие бывает значительно реже, чем со стороны мужчин. Психологическое насилие могут проявлять и мужчины, и женщины. Лидерство в большей степени одного из партнеров без явного ущемления интересов другого партнера и без насилия против нее или него это нормально, и здесь не следует руководствоваться представлениями о превосходстве мужчины. Отношения БДСМ, где власть чаще проявляют мужчины, а подчинение — женщины, но бывает и наоборот, ряд феминисток считают проблемой неравенства во власти, но не все поддерживают их запрет. Некоторые мужчины ищут материальные или прочие выгоды от отношений, иногда ожидая, что у женщины будет больше прав в ряде вопросов, но такое поведение больше осуждается, чем у женщин, а возможностей найти такие отношения у мужчин меньше.

В ряде случаев ситуация, когда на первое место ставятся интересы женщины, может иметь положительное значение, пока не достигнуто равенство. Например, в сексуальных отношениях, где сильно выражено общественное гендерное неравенство, вследствие чего многим женщинам труднее получить сексуальное удовлетворение, чем мужчинам. В такой ситуации может быть оправдано внимание мужчины в первую очередь к удовольствию женщины, а женщины — к своему удовольствию.


… сможешь сделать с ней ВСЁ, что Ты захочешь.
… она с удовольствием выполнит любые, даже самые ГРЯЗНЫЕ, Твои желания.

ИМЕННО ТЫ

… сможешь МОМЕНТАЛЬНО подчинить любую знакомую тебе женщину.

… сможешь сделать с ней ВСЁ, что Ты захочешь.

… она с удовольствием выполнит любые, даже самые ГРЯЗНЫЕ, Твои желания.

Что это такое? СИСТЕМА …

Система — это новейший комплекс самых эффективных приёмов воздействия на женскую психику. Эта Система открывает Тебе тайну полного подчинения женщины.

Подчинив женщину себе, Ты сможешь получить от неё всё, что Ты хочешь.

Чего хочет каждая женщина?

Система безотказно действует абсолютно на всех женщин.

Не имеет значения возраст женщины и её социальное положение. Не имеет значения её раса и национальность. Не имеет значения даже её характер и жизненный опыт.

Всё это не имеет никакого значения, потому что действие Системы опирается на инстинкты. А они увсех женщин совершенно одинаковы.

Если у женщины бывают месячные, значит, биологически – это зрелая самка.

Значит, она обладает инстинктами самки. Значит, всё её поведение определяется, прежде всего,женскими инстинктами. Все остальные качества второстепенны.

Основной инстинкт Человека – размножение, продолжение существования своего биологического вида. У женщин этот инстинкт проявляется в желании найти сильного самца, вступить с ним в половую связь и зачать.

При этом, она должна быть уверена, что этот самец сумеет обеспечить безопасность ей и её потомству. А значит, он как минимум должен быть сильнее её самой.

Женщина хочет чувствовать эту силу.

Она инстинктивно желает отдаться во владение тому, кто сильнее её.

Что будет в первые же секунды?

Ты слышал выражение «Любовь с первого взгляда»?
Многовековая народная мудрость говорит именно об инстинктивном выборе партнёра.

Буквально с первого взгляда женщина инстинктивно чувствует в определённом мужчине своего Защитника и Хозяина. Того, с кем она будет «как за каменной стеной».

Система использует этот инстинкт и эти психофизиологические механизмы.

Воздействие Системы Тотального Подчинения начинается с первых же секунд контакта. Любая женщина сразу почувствует в Тебе своего Хозяина.

На уровне физиологии это будет означать возникновение у неё сексуального возбуждения, ориентированного на Тебя. Она захочет Тебя.

У женщины сразу возникнет два желания:

— желание подчиниться Тебе;

— желание иметь секс с Тобой.

Оба этих желания взаимосвязаны. Они взаимно усиливают друг друга.

Представь себе эффект этой ядерной смеси: желания подчиниться исексуального возбуждения! Оназахочет отдать Тебе всю себя. Тебе останется выбрать подходящее для Тебя время и место.

И, чем больше Ты на неё воздействуешь, тем сильнее Твоё влияние.

В итоге, Ты можешь делать с ней всё, что захочешь.

Каким должен быть Ты?

Неважно сколько Тебе лет. Неважно сколько у Тебя денег. Неважно как Ты выглядишь.

Чтобы подчинить женщину, Ты должен только точно следовать алгоритму, определённому Системой.

Ты можешь быть беден, а она может сидеть за рулём нового Мерседеса. Ты можешь быть уродом, а онаможет быть элитной фотомоделью. Ты можешь быть её учеником, или подчинённым на работе. Тыможешь быть намного старше её, или наоборот намного младше.

Всё это неважно.

Каждый человек подчиняется инстинктам.

Под действием инстинкта Ты выдернешь руку из огня. Ты неизбежно это сделаешь. Точно так жеженщина неизбежно подчинится Твоему воздействию.

Она просто не сможет сопротивляться собственным инстинктам, которые будут тянуть её опуститься на колени перед Тобой.

Действие Системы так же предопределено, как действие силы притяжения.

Женщина подчинится Твоему влиянию так же неотвратимо, как камень утонет в воде.

Что Ты узнаешь сначала?

Ты узнаешь КАК подавить женщину своим взглядом. Ты узнаешь, что такое подчиняющий взгляд, которому женщина не может противиться.

Ты узнаешь, КАК подавить женскую психику своим голосом и своей речью.

Ты узнаешь об особых точках на теле женщины и о том КАК надо их касаться.

Если касаться этих точек определённым образом, то Твои прикосновения вызовут у женщины ощущение равносильное тому, что Ты засунул ей руку между ног.

У неё будет чувство, что Ты прямо при всех задрал ей юбку и залез под трусики.

И ей это понравится.

Потому что Ты можешь это сделать. Потому что Ты имеешь на это право. Потому что она признаёт в Тебе своего Хозяина.

Ты – её Хозяин.

В курсе сведены к необходимому минимуму все теоретические рассуждения.
Только жёсткие, проверенные реальной практикой методы воздействия.

Курс не рассматривает вопрос КАК Тебе воспользоваться результатами своего воздействия.

Ограничить Тебя в использовании Системы можешь только Ты сам. Это вопрос только Твоей этики иТвоей морали.

Узнай правду.

Знай правду: Ты должен будешь потратить некоторое время и силы на овладение Системой.

И для этого Тебе не надо двенадцать лет обучаться у патриархов монастыря Шаолинь. Не надо иметь какие-то суперспособности.

Ты способен научиться водить автомобиль? Да! Значит Ты овладеешь системой.

Все навыки, которые Ты обретёшь – вполне естественны. Для их развития Ты получишь полныйкомплект необходимых инструментов. Не надо заниматься медитациями и стоять на голове.

Результат полностью изменит Твою жизнь. И Ты будешь рад таким изменениям…

Узнай ещё одну правду.

Знай: Система действует только на женщин.

Мужская реакция на воздействие Системы противоположна женской. Если Ты попытаешься использовать её в отношениях с мужчинами, то только наживёшь себе врагов.

Зато на женщин она действует безотказно!

В чём отличие?

Система Тотального Подчинения отличается от различных методик соблазнения, пикапа, от эриксонианского гипноза или НЛП, от новомодного DHE и др.

Система принципиально отличается от всех их.

Первое и основное отличие Системы в том, что она опирается прежде всего на инстинкты.

Второе – это то, что Система разработана конкретно под женскую психологию и физиологию.

Третье – освоение Системы, наработка необходимых навыков происходит при помощи компьютера.

Выдержки из рецензий специалистов:

Академик Кусевицкий.

Система надёжна, проста и эффективна. Это — автомат Калашникова в Психологии.

______________________________________________

Кандидат медицинских наук Евстигнеев Борис Иванович.

Экспериментально доказано, что эффективность СТПЖ настолько высока, а освоение настолько элементарно, что лично я считаю необходимым, как можно скорее запретить возможность доступа частных лиц к данной разработке, ввиду того, что эти знания наверняка будут использоваться с крайне неэтичными целями.

_______________________________________________

Профессор Уильям О’Донел.

Массачусетский университет. Эта разработка русских психологов пугает меня своей беспощадной эффективностью. Эти знания не должны попасть в плохие руки. Доступ к Системе Тотального Подчинения должен быть ограничен.

Итак подведём итог:

Ты получаешь:

Полное подчинение любой женщины.

Возможность с ней делать всё, что захочешь. Она сама предложит Тебе то, что Ты пожелаешь;

Отныне, любая особа женского пола, у которой бывают месячные — всего лишь Твоя игрушка.

Ты будешь действовать на женщин, как удав на кроликов.

Они сами придут к тебе в пасть.

Точнее приползут к тебе на коленях…

Ты получаешь секс. Много секса. Любого.

Ты получаешь деньги. Если только Ты захочешь взять их таким способом.

Ты получаешь власть. Абсолютную неограниченную власть.

Система даст Тебе Власть на душой женщины.

Сделает тебя чем-то похожим на Бога …

Если своими эмоциями управляете не вы, значит, это делает кто-то другой, по схемам, которые вы пока что не понимаете, или понимать не хотите.

Девушкам контролировать свои эмоции очень трудно, и часто сказанные на эмоциональном накале слова в адрес любимого могут закончиться расставанием. И даже запоздалое: «Ах, что же я наделала» уже не исправит ситуацию.

Сейчас модно словосочетание «ищите причины в себе» , но на практике знаю, что это далеко не всегда так, люди на 90% — управляемые пешки; и сказки про свободу выбора и воли рушатся о неумолимость реальности.

Мы все взаимосвязаны — наше окружение, наша родня влияют на нас, на наше мнение. И часто это происходит бесконтрольно.

Например, вы встречаетесь с девушкой, она милая и приятная, но как только вы начинаете знакомиться ближе, из её подсознания начинает появляться бабушка, или мама: «Секс — это грязно» , «В этой позе нельзя» , ну и т.д. И просто на словах переубедить её невозможно.

А бывает ещё хуже… Была перед вами девушка, которую вы любите, а проявилось через неё нечто, подавляющее волю мужчины. К примеру, у бабушки муж ушёл к другой, и через подсознание внучки бабка врезается в ваши отношения и всё портит, в стиле «все мужики предатели, им нельзя верить» — у девочки эта установка сидит на подсознании и делает своё дело.

Не открою Америку, если скажу, что когда женщина подавляет волю мужчины, то он либо начинает пить, принимать наркотики, либо ходит налево (про мам и сыновей под каблуком вообще отдельная история).

Единственная причина измен в том, что половые партнёры энергетически подпитывают не друг друга, а свою родню, своих предыдущих любовников (-ниц) (если бы ваша женщина давала вам жизненной силы вдоволь, на все ваши реализации, то вам бы не нужны были другие, потому что хорошая шакти может дать энергии в 100 раз больше, чем 100 женщин).

Физически — да, сексом занимаетесь вы друг с другом, но энергетически — вся накопленная в паре жизненная сила уходит кому-то. А люди удивляются, почему появляется импотенция и фригидность, почему бизнес не идёт в гору и не исполняются мечты, и т.д. Если ваша партнёрша в сексе думает о другом мужчине, который когда-то её любил, то вся энергетика уходит с вас на неё, и через неё на него. Ни здоровых детей, ни отношений у вас нормальных никогда не будет.

Средняя женщина энергетически намного сильнее среднего мужчины, за счёт деторождения.

А в стрессе женщина вообще замыкается на весь женский мир и эмоционально давит мужчину, не просто как одна единица, а как весь конгломерат родственниц женского пола. Включая ведьм, которые вообще мужчин считали низшим сословием.

В итоге, такая женщина, вышедшая из-под контроля мужчины, энергетически превращается в лесбиянку и уничтожает вокруг себя всё живое. Мужчин подавляет, женщин — энергетически порабощает. И самой ей от этого очень и очень плохо, хотя она может это активно отрицать.

В сексе такая женщина не даёт силы, а выкачивает её в пользу кого угодно, но только не в вашу.

И что же должен делать мужчина, когда его жена, его подруга начинает эмоционально и в волевом плане давить, орать, командовать?

Задумайтесь — какого мужчину хочет видеть рядом женщина?

Сильного, храброго, надёжного, уверенного в себе, в общем — альфа-самца.

И мужчина должен проявить себя именно как альфа-самец.

Если ваша подруга, с которой у вас уже близкие отношения, эмоционально не контролирует себя, то под удар попадёт не только сам мужчина, но и его отец, дед, прадед и весь его мужской род.

Если успокоить подругу словами не удаётся, мужчина обязан воспользоваться своей физической силой.

То есть: схватить свою бушующую подругу за волосы, привязать её к кровати и…

Очень часто женщина сама хочет, чтобы её мужчина проявил твёрдость и силу, и что-нибудь «эдакое» с ней сотворил.

Когда женщина отдаётся победителю, она внутренне успокаивается, делая вывод, что её мужчина — альфа-самец, что он способен на агрессию, что у него есть в крови тестостерон, что он сможет агрессию проявить, если его женщине будет угрожать опасность, сможет защитить её.

В сексе и в жизни женщина обязана подчиняться мужчине. Но для этого мужчина должен быть достойным.

И в таком же положении с женщины снимаются кучи привнесённых моральных блоков, типа: «Секс — это грязно» , «В этой позе нельзя» , — тут всё контролирует мужчина — на нём и ответственность, а я жертва.

Женщина очень хитрое существо и интуитивно чувствует, когда мужчина может применить физическую силу. И если она этого действительно не хочет, то остановится.

Кто интересовался Тантрой — сексуальной йогой, тот наверняка слышал, что существует великое тантрическое кольцо.

Суть этого кольца в том, что во время сексуального акта мужчина из своей аджни посылает энергетический луч в аджню женщины, подчиняя тем самым её волю. Потом спускает энергетику по её спине (по её женскому родовому каналу), до половых органов, и через свои половые органы впитывает её энергетику снизу в себя. Затем поднимает поток по позвоночнику (через свой мужской родовой канал) в макушку и лоб, и часть энергетики пускает опять в женщину, а часть в космос. Оттуда она возвращается в макушку женщины, и через всё её тело через её ноги в землю, сквозь все планеты, до микромира, и оттуда — обратно в копчик мужчины, в позвоночник, и т.д.

К сожалению, рисунка нет, но, надеюсь, вы поняли. В итоге получается 2-а кольца:

  1. Малое: аджня мужчины — аджня женщины, лобок женщины — лобок мужчины.
  2. Большое: макушка М — макушка Ж, копчик Ж- копчик М.

Если удаётся создать такое кольцо, то мужчина своим телом, своей энергоструктурой наполняет всё естество женщины, и наступает взаимное очень приятное ощущение у обоих. Если контроль теряется и происходит оргазм у одного, то автоматически происходит то же самое и у другого, — то есть взаимный оргазм. Если контроль не теряется, то женщина испытывает мульти-оргазм с каждым проходом энергетики через себя (с каждым оборотом кольца).

Оргазм не зависит от продолжительности полового акта, — оргазма женщина может достичь и за 2 минуты, ну а если есть время, можно сексом заниматься несколько часов. Хотя это уже отдельная тема.

Всё то же самое можно делать и без физического проникновения, чисто энергетически, на расстоянии, но далеко не всем и не со всеми.

Чтобы такое было возможно, энергетическая структура должна быть чистой. Если девушка пришла после работы, и на ней энергетически сидит начальник (начальница), то вначале её нужно очистить от чужеродных влияний.

Ну, или включить начальника-начальницу в ваше общее энергетическое кольцо и выкачать из него всё, что он отбирает у вас, обратно.

Потому что никто не имеет права энергетически накладываться на вас, будь то хоть начальник, хоть министр Лумумбии, ну вы поняли.

Именно из-за серьёзности таких практик и опасности их для сильных мира сего, вместо реальной Тантры на широкую аудиторию преподаётся нечто несуразное и непрактичное, то, что к Тантре отношения вообще не имеет и результата тоже от них нет.

Во время секса с вами женщина должна думать только о сексе с вами, а в идеале вообще отключать голову и доверяться своим инстинктам и вам, чтобы ненужные мысли и эмоции не ломали энергетическое кольцо.

Если женщина не подчиняется мужчине, то энергетическое кольцо не возникает, и максимум, на что может рассчитывать женщина в сексе с мужчиной — это клиторальный оргазм за счёт механических фрикций.

Женщины, если вы хотите, чтобы ваши мужчины были сильными и сексуально вас удовлетворяли, — ищите достойных мужчин и подчиняйтесь им. Иначе счастья в жизни вам не видать.

Всё, что мужчина делает в жизни, он делает для женщин.

Мужчины, будьте достойными любящих вас!!! Будьте сильными и волевыми. Ом!!!

Парижский Центр сексологии и андрологии за последние полгода выявил интересную тенденцию. Традиционно мужчина являлся главным в постели, а теперь стремительно входит в моду эротический обмен властью.

Наш корреспондент взяла эксклюзивное интервью у профессора Центра Марсель Пуассон.

На ум сразу приходит садомазохизм — это верно?

Нет, обмен эротической властью к садомазохизму не относится, хотя его можно считать приграничной полосой. Садомазохизм построен на связи собственных (или чужих) болевых ощущений с сексуальностью. Таких любителей очень мало. Эротическая власть болью не манипулирует и за провинности, как в садо-мазо, партнера не наказывает. Это понятие гораздо более широкое и базируется на добровольном подчинении мужчины женщине.

А как мужчина может сексуально подчиняться?

Например, приходилось вам слышать о том, что 80% мужчин в своих тайных фантазиях хоть раз мечтали быть изнасилованными женщиной?

Да как-то…

А об этом знает любой сексолог. Просто никакой мужик никогда не откроется партнерше, пока она сама не коснется такой щекотливой для него темы. Надо, чтобы мужчина понял: партнерша готова увидеть в нем слабость.

По-моему, это еще называется доминирование.


Да, в сексологии принят такой термин, но мне бы не хотелось им пользоваться, потому что его часто употребляют в садомазохизме. Давайте будем говорить об эротической власти. Это мягче и подходит всем.

Хорошо. Тогда скажите, какая сторона остается в большем выигрыше?

Обе, разумеется. Женская власть — это такая встряска, такая новизна ощущений для обоих партнеров, что мало не покажется.

А что женщина должна делать, чтобы подчинять?

Быть уверенной в себе. А дальше делать все, что хочется. Как видите, просто. Главное — не допускать мысли, что партнеру это не нравится, — они ПОЧТИ ВСЕ ОБ ЭТОМ МЕЧТАЮТ, поверьте мне. Наконец отнестись к своей власти, как к веселому сексуальному эксперименту. Четко усвойте и не сомневайтесь: мужчинам нравится, если женщина действительно получает от его послушания удовольствие. То есть заставлять себя быть «великой и ужасной» не стоит: раскусит и не позволит. Будьте ею — вот и все. Тогда он распластается у ваших ног — конечно, если именно этого захотите. Или позволит делать с собой все что угодно, или преподнесет вам массу приятных вещей по вашему же приказу. Немало, правда?

Советы той, кто хочет подчинять

1. Осознайте в себе это желание. Дайте ему вырасти и расцвести сначала в фантазиях.

Осторожно, ловушка! Очень легко сбиться с правильного пути — увидеть себя этакой Госпожой из садомазохистских фильмов. 99% из вас нужно вовсе не это. Поэтому никогда не представляйте себя затянутой в черный латекс с плеткой в руке, стоящей одной ногой на мужском горле. Все это смешно и совершенно не подходит. Вы останетесь собой. Все, что вам нужно, — вырастить в себе желание получать от мужчины много, очень много удовольствия.

2. Осторожно поговорите об этом с партнером. Только делайте это в постели, на пике обычной страсти. Шепнуть на ушко: «Милый, а тебе никогда не хотелось быть в полной власти у женщины?» — нетрудно.

Внимание, подсказка! Очень многие мужчины уже думали об этом. Возможно, в своих фантазиях они воображали, что беспомощны, а женщина ласкает их. Ваше удовольствие может оказаться и таким — вы действительно захотите делать с мужским телом все, что вздумается. Пусть теперь работает его фантазия — работает на ваше будущее.

3. Постепенно развивайте эту тему. Возможно, разнеженный, он даже поделится с вами, как именно он воображает себя подчиненным.

Внимание, подсказка! Можно подстегнуть его откровения, рассказав свои: «А мне хочется иногда, чтобы ты меня изнасиловал…»

Осторожно, ловушка! Только никогда не говорите: «Чтобы меня изнасиловали», а то решит, что вы интересуетесь другими мужчинами, и вопрос о его подчинении будет закрыт раз и навсегда.

4. Перед свиданием, которое вы определили как время «Х», продумайте небольшой сценарий, по которому станете действовать. Это очень важно, потому что, подчиняя, вы не имеете права запнуться и задуматься. Мужчина постоянно должен ощущать — вы очень хорошо знаете, что с ним делать дальше.

Внимание, подсказка! Например, сразу завязать ему глаза. Очень сильный ход, кто послабее — сразу теряется (это вам на руку), а кто посильнее — заинтересовывается и даст вам развивать интригу, чтобы узнать, что будет!

Классический пример эротической власти — фильм Э. Лейна «9 c половиной недель». Правда, там сексуальной энергетикой обладает мужчина: он развивает в девушке изысканную чувственность. И все же настоящая женщина может сделать фильм своим учебным пособием — и покорять мужчин.

Чего стоит, например, игра с шариками льда, которыми можно водить по любимому телу? Если при этом ноги партнера связаны женскими колготками и он не может воспрепятствовать обжигающим прикосновениям, его ощущения делаются необычайно острыми. А может быть, стоит надеть ему на глаза повязку, привязать к креслу и… накормить десертом?

Думаете, это случайность, что сейчас многие звездные женщины вступают в отношения с мужчинами намного младше себя? Вспомним Пугачеву и Галкина, Бабкину и Гора, Деми Мур и Эштона Катчера и множество других пар.
Случайностей здесь нет, а есть закономерная тенденция. Сейчас расскажу, в чем она состоит.

Одна моя знакомая уже много лет живет на ПМЖ в Германии. Ей 45 лет, она разведена, работает программистом, у нее есть взрослый сын.
Время от времени она заходит на сайты знакомств. И открыла там удивительную вещь. Оказывается, сейчас у мужчин очень популярны доминантные женщины, которые старше них по возрасту.

Знакомая открыла это совершенно случайно. Давая объявление о знакомстве, она написала, что в отношениях привыкла доминировать. Боже, что тут началось! Повалили письма от мужчин, горячо желающих познакомиться с ней.

Она стала с ними встречаться, проводить время. Раньше она даже не подозревала, что сейчас есть так много мужчин, желающих безоговорочно подчиняться женщине, «быть ее рабом», как они сами говорят: целовать туфельки, стоять на коленях, терпеть командование и получать от этого огромное удовольствие.
Мужчины жаждут, чтобы «госпожа» проявляла инициативу, была строга, требовательна, диктовала им, что делать. Короче, чтобы она верховодила в отношениях, и, в первую очередь, в сексе. И чем жестче она командует, тем счастливее они себя чувствуют.

Знакомая говорит, что ее поразило, что все это мужчины принадлежат к достаточно высоким слоям общества. Это работники банков, топ-менеджеры, высококлассные специалисты. Они хорошо обеспечены, прекрасно зарабатывают, дорого одеваются, имеют престижные машины и другие признаки социального успеха.
Они щедры, готовы тратиться на женщину, делать ей дорогие подарки, водить в хорошие рестораны. Короче, ради «своей госпожи» они готовы на все.

За двадцать лет жизни в Германии у моей знакомой были отношения с мужчинами (были даже два гражданских брака). Но обычные представители сильного пола частенько жадничали, прибеднялись, старались экономить на спутнице.

А вот любители доминантных женщин, наоборот, готовы все бросить к ногам своей «госпожи». О жадности нет и речи, наоборот, сплошная щедрость.

Как я говорила, моя знакомая по профессии программист. Раньше она одевалась достаточно скромно и просто, ничего вычурного, в общем, как любят программистки.
А теперь ей пришлось обновить гардероб. Она купила высокие черные сапоги на шпильке, кожаный костюм — узкую кожаную юбку и облегающий жакет. Приобрела металлическую бижутерию: цепочки, поясок с заклепками и т. п. Такая одежда очень нравится ее новым поклонникам, от ее имиджа они с ума сходят. Да и ей самой интересно ощутить себя в новой роли, совсем непохожей на прежнюю.

Знакомая сказала, что она уже получила предложение замужества и думает, решиться ли на брак. Поклонник уже познакомил ее с родителями, друзьями. В обычной среде он ведет себя вполне нормально, адекватно. Подчинение «своей госпоже» и принятие на себя роли «раба» начинается только за закрытой дверью спальни.

Думала я, думала обо всем этом и пришла к выводу, что такая смена ролей мужчины и женщины вполне закономерна в современном обществе. К этому все шло.

Раньше в общественном сознании был стереотип, что женщина должна быть тихой, пассивной, мягкой, уступчивой и должна подчиняться мужчине. Такие представления царили спокон века, и до сих пор живы.

Но ведь реальность-то за эти годы кардинально изменилась! Сами посудите: современные женщины сильные, самостоятельные, они умеют зарабатывать деньги, устраиваться в жизни, и часто делают это лучше, чем мужчины. Женщины сейчас на самом деле доминируют, а мужчины нередко находятся на вторых ролях.

К тому же многие мужчины воспитывались в неполных семьях, их растили только женщины. Дома, в детском саду, школе они привыкли к тому, что женщина всегда главная, что она верховодит, командует, и ей нужно подчиняться. Мужчины усвоили такой ролевой расклад и чувствуют себя в нем вполне комфортно.

Это неизбежно должно было отразиться также и на личных, сексуальных отношениях. Ведь стереотипы, царящие в женско-мужских отношениях, отражают то, что происходит в обществе. Иначе просто не бывает.

Конечно, ломать стереотипы в своих головах сложно. Многие самостоятельные, самодостаточные и, по сути, доминантные женщины чувствуют себя несчастными и роняют слезу, мол, «ах, как хочется прислониться к сильному мужскому плечу».
А так ли это на самом деле? Может быть, слаще и привычнее командовать, руководить, проявлять инициативу и заставлять мужчину все делать по-своему — в первую очередь, в постели?

Похоже, Европа уже пришла к этому. Мы тоже постепенно к этому движемся. Как всегда, тон задают «первопроходцы» — знаменитости.
Мне кажется, что подобные взгляды через какое-то время могут распространиться и у нас.
А вы что скажете?


Откуда возник патриархат и как он влияет на общество

В чем разница между матриархатом и патриархатом, почему мир сфокусировался на мужчинах, и как равноправие поможет развитию экономики — в обзоре РБК Трендов

Культурная парадигма патриархата

Патриархат (от греческого «власть отца») — тип общественного строя, при котором власть и общественные привилегии принадлежат мужчинам.

Женщины в патриархате занимают подчиненное положение. Инструментами контроля выступают общественные институты. Например, во многих религиях женщинам запрещено посещать храмы во время менструации. А в семье за женщинами часто закреплена роль сиделки для пожилых родственников, от которой освобождены мужчины.

В России, как и в западных странах, особые требования не регулируются законом. Поэтому здесь современный патриархат — скорее способ восприятия мира. Он определяет отношение человека к культуре, семейной жизни и деловым коммуникациям, проявляясь в гендерных стереотипах и бытовом сексизме.

Практически единственной патриархальной нормой, которая в нашей стране закреплена юридически, является список недоступных профессий — женщинам нельзя управлять экскаватором или заниматься водолазными работами. Большинство профессиональных запретов связаны с риском для репродуктивного здоровья — никого не интересует, собирается ли конкретная женщина рожать: в патриархате ей по умолчанию отводится роль матери.

При этом в некоторых исламских странах законодательство до сих пор остается глубоко патриархальным. Например, в Пакистане только летом 2021 года вступил в силу закон, который защищает имущественные права женщин.

Составляющие современной патриархальной культуры

  • Мужской контроль. Мужчины принимают все ключевые решения как в обществе в целом, так и в семьях. Они также занимают большинство властных должностей.
  • Мужская идентификация. Из-за распределения власти в обществе, мужчинам важно определять себя через стереотипно мужские качества и вещи: физическую силу, рациональность, любовь к технике.
  • Фокусировка на мужчинах. Они становятся главными героями фильмов и книг, мужчинам отводится ведущая роль в культуре. Из-за этого создается ошибочное впечатление, будто мы живем в мире, в котором все значимое сделано мужчинами.
  • Гендерный дуализм. Природа патриархата исключительно социальная и неразрывно связана с бинарной гендерной системой. Патриархальная культура подразумевает, что существует только два гендера, за которыми закреплены определенные роли и характеристики. В такой системе за мужчиной с рождения закреплена роль лидера, женщинам же отводятся обслуживающие функции. Получается замкнутый круг: дети проходят гендерную социализацию, затем ведут себя стереотипно во взрослой жизни и еще сильнее укрепляют патриархальную культуру.

Как менялся патриархат

В России патриархальные правила были закреплены только в «Домострое» — своде правил семейной жизни и норм делового этикета, который появился в конце XV века в Новгороде. Документ описывал подчиненную роль женщины, которая должна беспрекословно подчиняться мужу, вести хозяйство и воспитывать детей. «Богу и мужу угодить», — так описывался смысл женского существования.

С развитием капитализма существование классической модели патриархальной семьи, в которой мужчина — «добытчик», а женщина сидит дома и воспитывает детей, – стало практически невозможным. Это связано не только с расцветом феминистского движения и тем, что женщины получили доступ к образованию. Чтобы поддерживать традиционное распределение ролей, дохода «добытчика» должно хватать на поддержание комфортного уровня жизни всех членов семьи. В постиндустриальной экономике это невозможно, поскольку количество высокооплачиваемых рабочих мест на предприятиях снизилось из-за автоматизации, но выросла потребность в низкооплачиваемых работниках сферы услуг.

Устройство современного патриархата

Постепенно древний «классический» патриархат трансформировался в современный, который некоторые феминистки называют «неолиберальным». Общество подчинилось рынку и допустило те женские права и свободы, которые были выгодны капиталистической системе — например, женщины стали работать наравне с мужчинами.

Но расширение возможностей не отменило старые патриархальные обязанности. Из-за этого женщины сталкиваются с неравной оплатой труда, «стеклянным потолком» и вынуждены заниматься бесплатным домашним трудом и эмоциональным обслуживанием:

  • Даже в Швеции на женщинах лежит 60% неоплачиваемого домашнего труда, такого как уборка и уход за детьми.
  • Россиянки тратят на «вторую смену» в среднем 4 часа 25 минут в день, мужчины в три раза меньше — 1 час и 23 минуты.
  • Гендерный разрыв в доходах в России составляет около 24% — на каждый рубль, заработанный мужчиной, женщина на аналогичной должности в среднем зарабатывает 76 копеек.
  • 51,2% россиян выступают против женского лидерства, хотя научно доказано, что разницы между мужским и женским мышлением нет. Также россияне хуже всех в мире относятся к увеличению доли женщин в политике — только 7% респондентов высказываются положительно. В среднем в мире этот показатель на уровне 60%.
  • 75% жертв домашнего насилия — женщины. С супружеским насилием дела обстоят еще хуже: доля жертв женского пола составляет 91%.

Когда и как установился патриархат

Хотя сейчас практически все общества в мире патриархальные, так было не всегда. Некоторые историки утверждают, что доказательством существования матриархата на ранних этапах развития человеческого общества являют древние мифы. Еще до формирования Римской державы роль женщин в обществе была довольно высокой, а в религии доминировал образ Богини-Матери.

Вероятно, культура мужского доминирования закрепилась около 12 тыс. лет назад, после того, как люди перешли от собирательства к земледелию. До сих пор нет единого мнения, почему это произошло, однако, кроме физического превосходства мужчин и увеличения значимости их «производительных сил», были и менее очевидные причины. Например, переосмысление процесса рождения.

Считается, что примитивные племена охотников и собирателей не связывали деторождение с половым актом. Женщина рассматривалась как «проводник» между реальностью и миром духов, откуда приходит новая жизнь. Об этом писали идеолог второй волны феминизма Симона де Бовуар, культуролог Юлиус Эвола и британский антрополог Борислав Малиновский.

Гендерные стереотипы родились в матриархате

Картина мира древних людей складывалась из того, что они видели. Такими видимыми процессами были беременность и роды, в которых самцы не принимали участия. Женщина рожает ребенка, подобно тому как земля «рожает» фрукты и ягоды. Что именно было причиной зачатия, оставалось загадкой.

Женщины воспринимались как самовоспроизводящийся организм, который может и вовсе обойтись без мужчин. Поэтому в матриархальном обществе единственными причинами существования мужчин считались функции «охранников», «добытчиков» и «источника удовольствий» для женщин. Вероятно, именно так сложились гендерные стереотипы, однако позже в патриархате отношение к традиционным ролям сменилось.

Переход к земледелию вызвал гендерную революцию

После того как древние люди перешли от собирательства к земледелию, они постепенно поняли, что для хорошего урожая недостаточно поливать и удобрять почву. Общество установило причинно-следственную связь между бросанием семени («отцовским началом») и развитием растения. По аналогии стала очевидной роль мужчины и полового акта в процессе оплодотворения.

Постепенно отцовское начало восприниматься как главенствующее: ведь именно от того, какое именно семя бросить в землю, и зависит, что в итоге вырастет из земли. При этом, чтобы знать наверняка, что вырастет в итоге — пшеница или рожь, нужно точно знать, какое именно зерно было посажено. Аналогично и с отцовством — в отличие от материнства, без контроля и постоянного наблюдения первобытный мужчина не мог быть убежден, что партнерша родила именно от него. Отсюда возникла необходимость в регулировании сексуального поведения женщин.

Влияние патриархата на мужчин

Несмотря на привилегированное положение, мужчины в текущей общественной системе тоже страдают, поскольку на них давит предписываемая гендерная роль. По версии американского исследователя Роберта Бреннана, озвученной в 1976 году, традиционные принципы «настоящего мужчины» таковы: мужчина не должен проявлять эмоции, но должен быть лидером, физически сильным, готовым решать конфликты физически, агрессивно добиваться женского внимания. Следование стереотипам и устаревшим принципам о «настоящем мужике» часто приобретает нездоровую форму токсичной маскулинности, что вредит как самим мужчинам, так и обществу в целом.

Чем больше мужчины соответствуют традиционным нормам мужественности, тем больше они участвуют в «рискованном поведении», например, драках и небезопасном вождении. Поэтому среди мужчин выше избыточная смертность, к тому же они вдвое реже проходят профилактические осмотры у врачей.

В среднем по миру мужчины совершают самоубийства в 1,8 раза чаще женщин, а в России — в 6,5 раза чаще. Это связывают в том числе и с жизнью по принципам токсичной маскулинности: если потерял работу или обанкротился, ты не мужчина, а неудачник. Некоторые не выдерживают такого давления и стресса. Также мужчины, подверженные стереотипам, реже помогают слабым и склонны решать конфликты с применением силы.

Патриархат и экономика

Исследователи выяснили, что руководительницы фокусируются на нуждах рядовых сотрудниках, а не на краткосрочных интересах инвесторов, поэтому в компаниях с женским лидерством текучка кадров меньше. Женщины на руководящих позициях уделяют больше внимания инновациям, поэтому гендерное многообразие может увеличить выручку компании на 6%. Также биржевая стоимость фирмы хотя бы с одной женщиной на позиции топ-менеджера в среднем на $40 млн больше, чем компании, в которых эти позиции занимают только мужчины. Согласно исследованию McKinsey от 2015 года, к 2025-му глобальный ВВП мог бы увеличиться на $12 трлн, если бы мир двигался в сторону гендерного равенства.

Различия и дискриминация: мужчины подчиняют себе женщин

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove («расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = переключатель.родительский элемент если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) форма.скрытый = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var buyboxWidth = buybox.смещениеШирина ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключать.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Философия равенства Джона Стюарта Милля

Иногда в дебатах о том, как улучшить равенство в нашем обществе, теряется причина, по которой мы должны стремиться к равенству.В своем классическом труде «Подчинение женщин» Джон Стюарт Милль объясняет, почему равенство имеет решающее значение для решения мировых проблем, потому что оно позволяет каждому решать, как он может внести наилучший вклад в жизнь общества.

«Потеря для мира из-за отказа использовать половину всего количества талантов, которыми он обладает, чрезвычайно серьезна».

Подчинение женщин был выпущен в 1869 году, когда в большинстве стран мира женщины считались законной собственностью — объектами, а не субъектами — мужчин, особенно их отцов и мужей.Джон Стюарт Милль, британский философ девятнадцатого века, который не только писал политическую философию, но также работал в парламенте и выступал за многие либеральные реформы, бросил вызов статус-кво, указав на невероятную цену для общества сохранения неравенства между полами.

Милль специально обращался к вопросу о равенстве женщин по отношению к мужчинам, но его рассуждения о том, почему равенство желательно, выходят за рамки этого единственного случая. Поскольку его аргумент основывается на социальных издержках неравенства, современное прочтение его текста легко переформулировать как «подчинение людей.«Даже если это не было его первоначальным намерением, мы можем использовать наше нынешнее понимание, чтобы адаптировать его идеи.

Он утверждал, что нам нужно предоставить людям выбор, как они будут лучше всего вносить свой вклад в жизнь общества. Если мы этого не сделаем, мы лишим себя доступа к лучшим идеям и материалам. Люди сталкиваются с достаточно естественными проблемами, думал Милль, и отрезать себя от какой-либо части доступного резерва умственных способностей стоит обществу своевременных и проницательных решений наших проблем — решений, которые могут быть лучше, чем существующие. Люди должны иметь равную свободу выбора путей, которыми они хотят следовать.

***

Равенство возможностей

Милль не заблуждался по поводу равенства и не предполагал, что все одинаково способны делать все. Это было скорее равенство возможностей, чем равенство результатов. То есть все люди должны иметь возможность определять, как они могут наилучшим образом внести свой вклад в жизнь общества. « Это не значит, что все процессы должны быть одинаково хороши или что все люди должны быть одинаково квалифицированы для всего; , — поясняет он, — , но теперь известно, что свобода индивидуального выбора — единственное, что обеспечивает принятие наилучших процессов и отдает каждое действие в руки тех, кто лучше всего для этого подходит.

В свое время и в своем месте он заметил, что женщинам не разрешается решать, какой вклад они будут или могут внести в общество. Но, что более важно, их мнения и чувства по поводу их жизни даже не спрашивали.

Он заметил, что отсутствие свидетельства и точки зрения женщин как в истории, так и в современном обществе, а также отсутствие доступа к образованию, позволяющему им внести свой вклад, означают, что общее понимание мужчин о них было в лучшем случае слабым.Большинство мужчин формировали свое мнение о женщинах на основе своих чувств к женщинам, с которыми они имели непосредственный контакт, и мнений других мужчин. « Соответственно, можно почти до смехотворной степени , — писал Милль, — сделать вывод о том, что представляет собой жена мужчины, исходя из его мнения о женщинах в целом.

Культурная обусловленность того времени сделала женщин незаметными. Милль отмечает, что мужчины часто критиковали женщин за обладание качествами, на которых настаивали мужчины:

» Когда мы сопоставляем три вещи — во-первых, естественное влечение между противоположными полами; во-вторых, полная зависимость жены от мужа, всякая привилегия или удовольствие, которые она имеет, являются либо его даром, либо всецело зависят от его воли; и, наконец, что главная цель человеческого стремления, рассмотрения и всех объектов социальных амбиций вообще может быть найдена или получена ею только через него, было бы чудом, если бы цель быть привлекательной для мужчин не стала целью. полярная звезда женского воспитания и формирования характера .

Для женщин это ловушка-22. Вы должны быть тем, кем от вас ожидают, чтобы вас увидели, но тогда вас видят только за то, что предписано культурой.

Отсутствие доступа к взглядам женщин часто означает сохранение культурных стереотипов. Милль спрашивает: « Кто может сказать, сколько самых оригинальных мыслей, выдвинутых писателями-мужчинами, принадлежит женщине по внушению? » Чтобы привести только два из многих примеров, Зельда Фицджеральд, вероятно, внесла изрядное количество идей в книги, приписываемые только ее мужу Ф.Скотт Фицджеральд. А Уильям Вордсворт, по общему мнению, использовал отрывки из дневника своей сестры Дороти в своих работах. Не говоря уже о многих писателях-мужчинах, чьи жены были их редакторами, машинистками и критиками. Вопрос, заданный Миллем, актуален и сегодня. Одна только история Нобелевской премии показывает, как часто мужчинам приписывают идеи женщин. Проблема заключается не только в раздражающей несправедливости, но и в том, что она затемняет вклад женщин и укрепляет устаревшие представления о женских возможностях.

***

На протяжении большей части истории Анонимус был женщиной

Милль полностью осознавал усиливающую петлю обратной связи, из-за которой женщинам было трудно бросить вызов статус-кво. Он предположил, что женщины не писали больше о своих истинных чувствах и перспективах, потому что разница во власти делала это почти невозможным. « Пока еще очень немногие из них осмеливаются что-либо сказать, , — пишет он, — которые люди, от которых зависит их литературный успех, не желают слышать. » Таким образом, петля обратной связи заключается в том, что женщины могли выражать только те мнения, которые поддержали бы мужчины, чтобы добиться литературного успеха, но тогда этот успех просто подкреплял эти мнения.

» Но в истории, как и в путешествии, люди обычно видят только то, что у них уже было в голове

Факт культурной предвзятости и то, как она увековечивает себя, легко экстраполировать из конкретного случая, против которого выступал Милль, на многие аналогичные динамики власти на протяжении всей истории. Одна группа имеет власть. Они оправдывают эту силу как естественную, чтобы сохранить ее. Эта идея естественности становится частью культурной риторики и становится линзой, через которую смотрят на бессильных.Бессильная борьба за изменение, потому что, прежде чем они смогут добиться прав, они должны изменить культурный нарратив.

Когда мы лишаем кого-то свободы выбирать, где он может лучше всего внести свой вклад, исходя из культурных предубеждений, это не приносит пользы обществу в целом. Нам бесполезно предписывать, что родиться девочкой вместо мальчика, равно как и родиться черным вместо белого или простолюдином вместо дворянина, будет определять положение человека на протяжении всей жизни. ”

Если мы не организуем общество на основе равенства, мы упустим возможности для улучшения и развития.Мы сдерживаем всех.

***

Никто не хочет быть на дне

Милль осознавал, что для продвижения равенства нужно иметь дело с преодолением влияния узаконенной власти, которую можно понимать как одну группу, имеющую право управлять жизнью другой бессильной группы. Его выводы о роли и выражении власти применимы к любому случаю системного неравенства.

» Ибо каждый, кто желает власти, желает ее больше, чем те, кто ему ближе всего, с кем прошла его жизнь, с кем у него больше всего общих забот и кому любая независимость от его власти чаще всего может помешать с его индивидуальными предпочтениями. »

Это аргумент, который мы все слышали снова и снова: поскольку предполагается, что неравенство существует именно так, как обстоят дела, разница в силе также должна быть нормальной. Милль разоблачает ошибочность этого типа мышления, когда спрашивает: « Но было ли когда-нибудь господство, которое не казалось естественным тем, кто им обладал ?» Осуществление власти одной группой над другой, безусловно, не кажется естественным тем, над кем доминируют, даже если они, возможно, усвоили те же угнетающие убеждения о себе.

В случае женщин в обществе Милля право диктовать свой выбор и выбор в жизни было дано не избранным мужчинам, а всем мужчинам. Во многих культурах юридическое подчинение женщин мужчинам по-прежнему является нормой. В обоих случаях не проводится оценка способности какого-либо человека использовать свою власть. Как заметил Милль, никто не проверял, сможет ли муж быть мужем.

В системах, в которых женщины не имеют власти, у мужчин меньше стимулов хорошо с ними обращаться.Он объясняет отсталость, например, требования, чтобы брак с мужчиной был единственной ролью женщины, когда он говорит: « Те, кто пытается принудить женщин к браку, закрывая перед ними все другие двери, становятся открытыми для подобного возражения. Если они имеют в виду то, что говорят, то их мнение, очевидно, должно заключаться в том, что мужчины не делают супружеское положение настолько желанным для женщин, чтобы побуждать их принимать его как рекомендации. «Когда что-то желательно, люди хотят этого для себя.Если выбирать между некоторой степенью свободы или полным подчинением, люди выберут первое. Таким образом, для того, чтобы право на принуждение к последнему существовало, оно должно быть санкционировано и оправдано как «естественное».

Милль утверждал, что « совершенно очевидно, что злоупотребление властью не может быть в значительной степени остановлено, пока власть остается. » Очень маловероятно, что люди, обладающие властью, склонны от нее отказываться. Чтобы оправдать власть, предоставленную исключительно благодаря тому, кем вы родились, власть должна восприниматься как заработанная.

Часто приходится придумывать аргументы, чтобы оправдать статус-кво, а не определять статус-кво на основе объективных наблюдений и доказательств.

По тем же причинам, по которым то, как мы оправдываем наши действия на индивидуальном уровне, мешает нам признать свою неправоту и изменить свое мнение, оправдания, которые общество производит для поддержания структуры власти, очень трудно вытеснить. Милль заметил: « Пока право сильного на власть над слабым господствует в самом сердце общества, попытка сделать равные права слабых принципом его внешних действий всегда будет трудной борьбой.

Зачем пытаться менять силовые структуры? Для Милля, когда власть сосредоточена в руках части населения, люди в обществе с таким дисбалансом власти не могут пользоваться свободой. « Любовь к власти и любовь к свободе находятся в вечном антагонизме », — пишет Милль. « Где меньше свободы, там страсть к власти самая горячая и беспринципная.

Согласно Миллю, свобода – это цель. Его идея свободы несовместима с системным неравенством.Узаконивание неравенства, превращение его в часть социальной ткани имеет два проблематичных последствия. Во-первых, те, кого считают «меньше чем», не могут иметь свободы. Но те, кто правит балом, также лишены свободы из-за усилий, необходимых для поддержания неравенства.

***

Несчастный случай рождения

Настоящая проблема не в том, что неравенство является лучшим положением дел для всех, а в том, что существует страх перед тем, как может выглядеть равноправное общество, потому что нам еще предстоит испытать его.По сути, существует страх перед неизвестным. Поскольку равноправное общество неизбежно функционировало бы по-другому, конечно, есть сомнения относительно того, от чего можно отказаться.

Милль возражал против того, что различные состояния неравенства, которые он видел вокруг себя, принадлежность одной группы людей к другой были результатом тщательно продуманных решений. « Опыт не может решить между двумя курсами, пока есть опыт только одного.

Неравенство часто объясняется некой версией «просто так обстоят дела.«Предполагается, что некоторые группы людей обладают определенными внутренними, неизменными качествами, и поэтому с ними следует обращаться соответствующим образом. Однако Милль считал, что многое из того, что мы приписываем биологии, на самом деле является продуктом культурной обусловленности. Мы ошибочно предполагаем, что то, что является общепринятой практикой, представляет собой объективную правду о мире, а не намеренно создается и увековечивается, потому что приносит пользу определенным группам. Милль пишет: « Так верно, что неестественное обычно означает только непривычное и что все обычное кажется естественным.

Милль заметил нечестность смешения привилегий, с которыми вы родились, с вашим правом на эти привилегии. Он повсюду видел вокруг себя свидетельства тех, кто не мог признать, в какой мере их достижения были результатом случайности рождения. « Те, кого привилегии, приобретенные не по их заслугам и которые они чувствуют несоразмерными с нею, внушают дополнительное смирение, всегда являются немногими, и лучшими немногими, », — писал он.« Остальных вдохновляет только гордость, и наихудший вид гордости, та, которая ценит себя за случайные преимущества, а не за свои собственные достижения ». Это все равно, что поздравлять себя с победой в гонке, не признавая или даже не осознавая, что вы стартовали ближе к финишу, чем все остальные участники.

Милль предполагает, что сохранение неравенства отвлекает нас от решения более насущных проблем: « Чувствуется, что среди всех уроков, которые нужны людям для борьбы с неизбежными несовершенствами их судьбы на земле », — объясняет Милль, — есть нет урока, в котором они нуждаются больше, чем не увеличивать зло, причиняемое природой, своими ревнивыми и предвзятыми ограничениями друг друга. «Есть трудности, с которыми нам приходится сталкиваться вместе, потому что они затрагивают всех нас.

Во времена Милля он мог думать об уязвимости людей перед болезнями или об экологических и социальных последствиях промышленной революции. Эта же борьба создает проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Мы побеждаем одну болезнь только для того, чтобы стать уязвимыми для другой, и теперь мы пытаемся выяснить, как не разрушить окружающую среду настолько, чтобы вызвать собственное вымирание. Читая его полемику, можно предположить, что любые усилия по сохранению « предвзятых ограничений друг на друга » являются пустой тратой энергии, которую можно было бы более эффективно потратить на борьбу с очень реальными угрозами, с которыми мы сталкиваемся как вид.

***

Высшее благо

Хотя Милль писал о конкретном случае подчинения женщин в обществе, в котором он жил, его аргументы о вреде неравенства для общества применимы более широко. Таким образом, когда он замечает: « Разве не будет простым трюизмом сказать, что такие функции часто выполняются мужчинами, гораздо менее подходящими для них, чем множество женщин, и которые были бы побеждены женщинами в любом честном поле конкуренции? » мы можем сказать, что согласны с тем, что пригодность для должности имеет гораздо большее значение, чем культурные особенности человека, занимающего ее.

И когда он спрашивает: « Существует ли настолько большой избыток людей, пригодных для высоких обязанностей, что общество может позволить себе отказаться от службы любого компетентного человека? », мы можем легко ответить нет.

Когда мы ограничиваем доступ людей к обществу, основываясь на предположениях о широких категориях атрибутов, мы причиняем вред всем. Мельница пишет:

» Предписать, чтобы какие-либо лица не были врачами, адвокатами или членами парламента, наносит ущерб не только им, но и всем, кто нанимает врачей или адвокатов или избирает членов парламента. , и которые лишены стимулирующего воздействия большей конкуренции на усилия конкурентов, а также ограничены более узким диапазоном индивидуального выбора. »

Точно так же, как монополия на товары искажает ценность и доступность товара, монополия на выбор одной социальной группы искажает компетентность и достижения.

Милль предполагает, что « юридическое подчинение одного пола другому неправильно само по себе и теперь является одним из главных препятствий к совершенствованию человека. ” Независимо от того, как мы продвигаем равенство, важно всегда помнить, почему равенство желательно. Чем больше мы равны в нашей свободе выбирать, какой вклад мы можем внести в общество, тем больше вероятность того, что лучший вклад будет реализован.

Что, если бы женщины правили миром? | Перформанс

«В данный момент что-то не работает»

Бриджит Кристи, комик

Ким Чен Ын и Дональд Трамп угрожают нанести друг другу ядерный удар. В Великобритании за четыре месяца произошло четыре теракта. Дэвид Кэмерон назвал референдум ЕС проигравшим, подал в отставку, сказал: «Дум-де-дум-де-дум», а затем удалился в свой утепленный овчиной сарай стоимостью 25 000 фунтов стерлингов в глубине своего сада, чтобы поесть кустарного сыра. Мужчина, который продал мне мой велосипед, отказался ставить на него корзину, потому что думал, что это женская работа.

Мы не знаем, как бы выглядел мир, если бы им правили женщины, но сейчас что-то не работает. Хотя мы не можем с уверенностью сказать, что женщины будут лучше справляться с этим или вести себя лучше, мы знаем, что когда женщины занимают руководящие должности или участвуют в принятии решений, общество работает лучше. Меньше насилия и нестабильности и больше мира.

Если бы женщины были у власти, я сомневаюсь, что восемь мужчин имели бы такое же богатство, как самые бедные 50% населения мира.Восемь! На моем батуте одновременно было больше людей. Когда группа мужчин, совокупное состояние которых равняется 3,6 миллиардам человек, может с комфортом вместе резвиться на одном батуте, пришло время смены руководства.

«Женщины никогда не были бы жертвами»

Марина Абрамович, художница

Если бы женщины правили миром, они перестали бы быть хрупкими, перестали быть зависимыми, они никогда не были бы жертвами, никогда подвергаться насилию. Я хочу, чтобы женщины были воинами.Когда женщины будут свободны и счастливы, они будут знать, как править миром.

«Репродуктивное половое различие остается главным злодеем»

Рэйчел Холмс, биограф Сильвии Панкхерст давно похороненное прошлое, но часть нашего настоящего. Однако патриархат делает нас равными в одном: мужчины так же задержаны в своем развитии, как и женщины.Учитывая проблемы, связанные с ответственностью, вы можете подумать, что они были бы более чем счастливы передать головную боль и посмотреть, что изменится, когда во главе будут женщины.

Женщины-премьеры-консерваторы не имеют значения, потому что система, основанная на принципе неравных властных отношений, по определению не может сделать нас равными. Продвижение слова на букву «F» без оспаривания слова на букву «С» никогда не работало: невозможно достичь целей феминизма в рамках капиталистической системы.Наши праматери-феминистки предупреждали нас об этом. То, чего мы достигли до сих пор, в значительной степени основано на ограниченной повестке дня по установлению так называемых «прав женщин» в чахлых либеральных демократиях.

Люди надеются — и даже испытывают некоторую свободу — успешно бросить вызов пантомимным бинарным представлениям мужественности и женственности. Но главным злодеем остается репродуктивное половое различие. Если женщины должны править миром и вносить изменения, нам нужно либо пересмотреть социальную и экономическую систему репродуктивной эксплуатации (на которой эта система была построена), либо взять под контроль перестройку человеческого дизайна, которая уже идет. .

Мы должны разработать схему возмещения ущерба, которая реорганизует родительские и семейные обязанности таким образом, чтобы мужчины имели возможность отплатить женщинам за последние два тысячелетия – стимулом является общепризнанная культурная ценность, заключающаяся в том, что создание семьи приносит радость. Первая задача ответственной женщины — освободить мужчин.

«Мужчины убивают больше людей, чем женщин»

Шазия Мирза, комик

Было бы меньше насилия, мы бы решали дела быстрее и решали бы много проблем в чате, а не бомбили бы .Мы будем мыслить рационально. Люди думают: «О, женщины не могут принимать решения, когда наступает время месяца» и все такое, но я думаю, что мы очень решительны. Мы не теряем времени зря и делаем все намного чище и быстрее. Было бы меньше смертей, если бы женщины были во главе. Это факт: мужчины убивают больше людей, чем женщины.

«Исторически сложилось так, что женщины у власти превосходят мужчин над мужчинами»

Луиза Даути, писательница

Я не сторонник биологического детерминизма, даже когда он работает в пользу женщин — так что я не уверен Я согласен с тем, что женщины от природы заботливы и коллегиальны, а мужчины напористы и амбициозны.Я потеряла счет тому, сколько раз я наблюдала, как матери воркуют над своими дочерьми, обнимающими кукол, хвалят их за это, а затем заявляют, что навыки ухода являются инстинктивными для девочек.

Исторически сложилось так, что когда женщины добиваются власти в мужском мире, они часто превосходят мужчин. Маргарет Тэтчер славилась тем, что редко продвигала других женщин. Ей нравилось быть единственной женщиной в комнате, и она не хотела никакой конкуренции. Нет ничего более удручающего, чем успешная женщина, которая хочет набрать очки за то, что она единственная среди мальчиков, укрепляя, а не бросая вызов их взглядам на других женщин.

Итак, если вы действительно хотите увидеть, есть ли разница в том, как женщины будут править миром, вы должны иметь либо женщин-правителей, либо критическую массу. Но, в конечном счете, я сопротивляюсь идее смешивать нас всех по признаку пола: как насчет расы, класса, сексуальной ориентации? Даже мужчины, которые мне нравятся, любят говорить «женщины это» или «женщины то», как будто мы все одна аморфная масса. Я инстинктивно сопротивляюсь двоичным файлам. Ура двусмысленности, нюансам и сложности.

«Женщины занимают свое законное место как равные»

Кэролайн Лукас Депутат, со-лидер Партии зеленых

Наличие женщин у власти имеет большое значение. Поскольку число женщин-депутатов в палате общин увеличилось, мы стали свидетелями значительных шагов в борьбе с гендерной дискриминацией. Женщины-лидеры в бизнесе тоже вносят свой вклад: они помогают компаниям внедрять современные идеи, такие как гибкая работа и разделение работы.

Зеленая политика имеет историю женщин-лидеров, от вдохновляющей Петры Келли в Германии до Вандаты Шивы.Я горжусь тем, что являюсь частью движения, в котором женщины находятся за главным столом. Конечно, наличие женщин-руководителей не является самоцелью. Это часть широкого движения, направленного на то, чтобы женщины заняли свое законное место как равные на всех уровнях общества.

«Невидимые женщины-руководители мобилизуют других женщин»

Сара Сэндс, редактор программы «Сегодня» Radio 4

Часто невидимые женщины-руководители имеют возможность мобилизовать и поощрять других женщин.Четыре источника вдохновения из моей собственной карьеры: Клэр Холлингворт, женщина, ставшая сенсацией века о начале Второй мировой войны. Я познакомился с ней, когда был заместителем редактора Daily Telegraph, и она приняла меня за секретаря редактора, что меня позабавило. Она была женщиной своего времени, пионером, а не реформатором. Мари Колвин, репортер «Санди Таймс», была не только храброй, но и сестринской. Женевьева Купер была заместителем редактора Evening Standard, когда я присоединился к ней. Я была 24-летней матерью-одиночкой, и мой начальник-мужчина спросил меня, как я могу гарантировать, что ребенок не будет мешать моей работе.Мне было так страшно, что, когда мой маленький сын лежал в больнице, я моталась между его палатой и работой, придумывая предлоги, чтобы уйти из кабинета, чтобы не признаться, что у меня тяжелобольной ребенок. Женевьева спасла меня. В «Гардиан» покойная Джорджина Генри показала, что можно иметь дальновидность и власть, не теряя своей человечности. Она была первоклассной женщиной-боссом.

«Угнетение не перестанет существовать просто потому, что женщина у руля»

Джун Эрик-Удори, редактор антологии интерсекционального феминизма, которая будет опубликована Virago UK и Penguin US в 2018 году

кругах, вы наверняка слышали, как кто-то заявляет: «Разве мир не был бы лучше, если бы больше женщин было у власти?» Что приходит мне в голову, когда я слышу это: «Какие женщины?» Мы говорим о чернокожих женщинах, женщинах-инвалидах, транс-женщинах? Думаем ли мы о женщинах, которые находятся на обочине и перекрестках феминистского движения, или мы просто ожидаем, что они по-прежнему будут иметь мало или совсем не иметь власти?

Неизбежная реальность такова, что женщины, которые, скорее всего, будут иметь власть в управляемом женщинами мире, будут белыми, представителями среднего класса, цисгендерными, трудоспособными и гетеросексуальными.Властные структуры и другие формы угнетения не перестанут существовать только потому, что женщина у руля. История напомнит нам о том, как белые женщины эксплуатировали и извлекали выгоду из угнетения своих небелых коллег-женщин. Если присмотреться повнимательнее к так называемым «феминистским победам», таким как рождение противозачаточных таблеток или движение за избирательное право, можно обнаружить пандемический расизм, классизм и другие формы подчинения и угнетения.

Нам нужно покончить с романтизацией матриархальной власти и доминирования — и вместо этого задаться вопросом, как мы можем изменить проблематичные и опасные структуры власти, действующие в современном обществе.

«В движении за мир женщины не заинтересованы во власти над другими». Но их не интересует власть над другими. Вместо этого они расширяют возможности, вдохновляют личным примером, разрушают барьеры мышления и предпринимают действия. Они бескомпромиссны, но в хорошем смысле. Моими образцами для подражания являются Пэт Эрроусмит, организатор первого Олдермастонского марша, много раз попадавший в тюрьму за антиядерные акции; и Хелен Джон, одна из женщин Гринхэма и активистка Менвит-Хилл в Йоркшире.Земля содрогается, когда такие женщины вступают в бой!

«Мы не теряем времени зря»… Слева направо: Шазия Мирза, Джейн-Энн Гадхия, Марджейн Сатрапи, Харриет Харман, Джейн Гудолл и Сара Сэндс.

«Я не думаю, что что-то изменилось бы»

Маржан Сатрапи, автор «Персеполя»

Я не думаю, что что-то изменилось бы, если бы женщины обладали властью. Для меня это исходит из идеи, что мужчины и женщины очень похожи и очень равны. Я не думаю, что понятие эмпатии или быть милым вообще зависит от пола, потому что, если вы считаете, что женщины намного лучше, в некотором смысле, они похожи на милых маленьких животных, которые не могут злиться, и что гнев это что-то для мужчин.

Не думаю, что женщины пишут иначе, чем мужчины, или снимают фильмы иначе. Когда дело доходит до физических усилий, есть разница. Но когда дело доходит до интеллекта, люди с одинаковым опытом и одинаковой чувствительностью оказываются одними и теми же людьми, независимо от пола.

«Меня впечатляют энергия и компетентность молодых женщин»

Пенелопа Лайвли, писательница, лауреат Букеровской премии

В свои 84 года я хочу воздать должное новому поколению женщин.У меня есть три внучки в возрасте 20 лет, поэтому я встречаюсь и слышу о многих молодых женщинах в этой возрастной группе. Меня постоянно впечатляют и радуют их энергия и компетентность. Они работают изо всех сил и предполагают, что трудовая жизнь вознаградит их, но они гибки и приспосабливаются.

Их представления о роли женщин, о том, чего женщины могут ожидать, сильно отличаются от представлений моего поколения, существовавших еще в 1950-х годах. Мы были бы поражены, если бы посмотрели вперед и увидели Терезу Мэй и Ангелу Меркель.Перспективы и поведение сегодняшних двадцатилетних женщин трогательны.

«Я могу вспомнить порочных, жестоких женщин, которые были у власти»

Джейн Гудолл, приматолог

Я подумал об этом и ответил, что не знаю. Это зависит от того, о каких женских качествах мы говорим, потому что иногда оказывается, что успешными становятся женщины, у которых развиваются черты мужского типа. Если бы вы могли выбрать женщин с более сострадательными характеристиками, то были бы и мужчины с такими характеристиками.

Я знаю, что заманчиво сказать, что было бы лучше, если бы больше женщин делали это и больше женщин делали то. Но я считаю, что власть развращает абсолютно. Мы можем вспомнить некоторых необычайно порочных, грубых и жестоких женщин, которые занимали очень влиятельное положение. Для меня это не имело бы большого значения».

«Весь мой жизненный опыт говорит мне, что женщины имеют значение»

Фрэнсис О’Грейди, генеральный секретарь Конгресса профсоюзов

В отличие от популярной старой песни, я не могу обещать, что, если бы женщины правили мир, каждый день был бы подобен первому дню весны.От Маргарет Тэтчер до Марин Ле Пен женское лидерство не является гарантией доброты или сострадания. Должно быть, больше женщин в совете директоров правы, но с учетом контрактов с нулевым рабочим днем ​​и предстоящих сокращений реальной заработной платы мало доказательств того, что льготы просачиваются в цеха.

И еще. Весь мой жизненный опыт говорит мне, что женщины имеют значение. В профсоюзном движении женщины-лидеры разоблачили скандал с сексуальными домогательствами, выступили за равную оплату труда и сделали обязанности по уходу предметом переговоров на рабочем месте.В результате жизнь миллионов женщин и мужчин изменилась к лучшему.

И мне нравится работать с другими женщинами. Быть единственной женщиной в конференц-зале, полном мужчин, какими бы прекрасными они ни были, может быть одиноко. В то время как наблюдение за другими женщинами-лидерами в действии вдохновляет, ободряет и укрепляет меня. Как однажды сказала мне одна мудрая женщина, проблема в том, что женщины склонны недооценивать свои способности, в то время как слишком многие мужчины переоценивают свои. Ложное чувство превосходства, основанное на поле, расе или классе, — это не способ управлять магазином на углу, не говоря уже о стране.

«Никакого сексуального насилия, кетколлинга, мэнсплейна»

Софи Хаген, комедиантка

Во-первых, бесплатные тампоны, легальные аборты повсюду и фактические тюремные сроки, вынесенные 100% насильников вместо 5%, которые мы видим сегодня. И хотелось бы надеяться, что с правильной сукой во главе будет какой-то предел тому, сколько мужчине позволено прерывать и мэнсплейнить.

Думаю, мы бы назвали это Законом Шшшш: если женщина говорит мужчине шшшш, он по закону обязан пойти домой, сесть и заткнуться.Скоро не будет ни сексуальных домогательств, ни кетколлинга, ни мэнсплейнинга, ни #notallmen.

У нас, конечно, был бы список парней, с которыми все в порядке, которые время от времени предлагали бы законы. Джастин Трюдо, Джереми Корбин, Лин-Мануэль Миранда, Садик Хан, Ченнинг Татум. Но им придется работать топлесс. Это просто закон.

«Женщины склонны принимать более целостные решения»

Мария Болшоу, директор Тейт

Женщины задают вопросы с другой точки зрения, что может быть связано с тем, что мы были матерями, дочерьми или сестрами.Я никогда не был сепаратистом. Я инклюзивная феминистка, но есть действительно интересные исследования, которые показывают, что женщины склонны принимать более целостные решения, и я думаю, это потому, что бремя кормления и воспитания детей и заботы о домашней обстановке ложится в основном на них.

Женщины правят миром — это не утопия и не антиутопия. Это действительно зависит от политического мышления, которое используется. С возрастом женщины наша сила меняется совсем не так, как меняется сила мужчин.Как женщина-руководитель национального художественного музея, я по-прежнему очень необычна в глобальном масштабе.

«Это изменило бы представление о том, что дома есть кто-то, кто решит все проблемы»

Афина Дональд, физик

Женщины, правящие миром, могут изменить структуру работы, потому что в настоящее время, безусловно, в развитом мире , предполагается, что дома есть кто-то, кто решает все проблемы, поэтому нормально, когда депутаты дебатируют в полночь, а людей отправляют в отдаленные уголки мира.Наш способ работы мог бы измениться, если бы люди осознали, что дома не обязательно есть кто-то, кто может собрать по кусочкам.

«Речь идет о том, чтобы сделать мужчин и женщин в равной степени способными к успеху»

Джейн-Энн Гадхия, генеральный директор Virgin Money

Если честно, я не думаю, что хотел бы, чтобы миром правили женщины , не больше, чем я хотел бы, чтобы миром правили мужчины. Для меня это равноправие. Я бы предпочел, чтобы мир был должным образом сбалансирован с точки зрения вклада мужчин и женщин в общество.Речь идет не о том, чтобы сделать женщин лидерами, а о том, чтобы мужчины и женщины были в равной степени способны добиться успеха в качестве лидеров. Только 40% руководящих должностей в финансовых службах занимают женщины. Нам определенно нужно приблизиться к 50%, чтобы сделать финансовые услуги сбалансированными.

«Женщины обеспечивают устойчивость для будущих поколений»

Алаа Мурабит, Комиссар высокого уровня ООН

Я считаю, что женщины принимают более прагматичные решения и мыслят дальновидно.Они обеспечивают устойчивость для будущих поколений. Женщины за столом будут вкладывать значительные средства в лучшее образование, доступное здравоохранение и доступ к чистой воде. Расширение прав и возможностей женщин принесет сопутствующие выгоды: права ЛГБТК, права коренных народов, права детей, свободу вероисповедания. Будет разработана благоприятная для семьи политика, позволяющая обоим родителям пользоваться родительскими привилегиями. Несправедливые стереотипы и стандарты, навязываемые мужчинам, чтобы они вписывались в железный эшафот мужественности, будут сняты.

Я надеюсь увидеть мир с большим миром и дипломатией, сотрудничеством и сотрудничеством. Женщины менее склонны участвовать в войнах или насилии, поскольку защита семей и общин занимает центральное место в принятии ими решений. Они продвигают свои страны — и мир — к социально-экономическому успеху. И они работают над продвижением социальной справедливости и инклюзивности, управлением изменением климата и сокращением масштабов голода, бедности и неравенства.

«До сих пор так много собраний, на которых женщины даже не присутствуют в зале»

Гарриет Харман, член парламента

Речь идет не о лидерах и образцах для подражания.Речь идет о сестринстве и совместной работе. Если бы у нас были только женщины-депутаты, прямо сейчас лейбористы были бы в правительстве с огромным большинством, потому что у нас 119, а у тори только 67. Это веская причина, чтобы иметь только женщин-депутатов.

Но на самом деле вам нужна сбалансированная команда мужчин и женщин. До сих пор так много встреч, на которых женщины даже не присутствуют в зале. Хотя Дональд Трамп чувствует угрозу повернуть время вспять, я думаю, что существует непреодолимая сила для дальнейших изменений во всем мире.

Эскиз сухого вина Стефани Окереке

Creative Artist Vol. 11, 2017

88

уязвимы для насилия и жестокого обращения в собственном доме

и в интимных отношениях (1)

Гендерная политика поддерживает постоянную борьбу между традиционным и

эмерджентным полами мира. Он распределяет роли между полами, а

определяет, чего следует ожидать от представителей разных

полов.Эта борьба происходит в основном между мужским и

женским полами. Однако с развитием науки и техники

трансгендерность стала реальностью, с которой мир учится справляться

, хотя она еще не стала конкретной реальностью в рамках

африканского

социально-космического существования. Гендер в Африке имеет четкое и строгое

социальное значение для ее граждан. Ожидается, что мужчина будет делать определенные вещи

, в то время как роль женщины лаконично стереотипна.Ожидается, что они

будут существовать в рамках этих социальных положений.

Отклонение от этого обычно равносильно табу или рассматривается как

проступок в рамках общинного существования. Bertrand Tietrcheu

придерживается этого мнения;

Гендер эффективно решает вопрос власти

в обществе. Он затрагивает все общество,

задавая вопросы о том, как распределяется власть, лидерство и

различные роли социальных компонентов.More

точно, он охватывает то, как женщины и мужчины

организованы и как они взаимодействуют в обществе, включая

семью, церковь, политику, экономику…

(116)

Гендерная политика в Африке имеет тенденцию женский пол на приемном конце

. В большинстве

африканских анклавов женщинам отводятся традиционные роли, подчиняющие их власти и юрисдикции мужчин. Это приводит к систематическому подчинению женского пола

, в котором мужчину заставляют считать себя выше соотечественницы

.Таким образом, Чимаманда Адичи сокрушается об этой односторонности: «мы оказываем гораздо большую медвежью услугу девочкам, потому что воспитываем

Rereading Mill: подчинение женщин через меняющуюся призму

Это стенограмма лекции Дж. С. Милла 2019 года, прочитанной в Сомервилле 24 мая Энн Филлипс, профессором политологии Грэма Уолласа на факультете государственного управления Лондонской школы экономики.

Мое название могло бы предложить широкий обзор различных способов, которыми Подчинение женщин было воспринято за 150 лет с момента его публикации.Приношу свои извинения, я планирую сделать что-то более ограниченное — возможно, более эгоистичное — и сосредоточиться на своем собственном непостоянном прочтении текста. Это не потому, что мои последовательные чтения особенно проницательны, а потому, что размышление о том, как меняется восприятие текста, является важным напоминанием о том, насколько мы все находимся в пределах забот нашего собственного момента. Размышление об этом может помочь нам защититься от склонности складывать вещи в коробки, давать им слишком аккуратные ярлыки, тенденции, к которой я, например, определенно был склонен на разных этапах моей жизни.

Итак, для начала. Я изучал Милля в студенческие годы, но только его эссе об утилитаризме и о свободе. Я знал о выдающемся образовании, которое он получил от своего отца; Я знал о психическом срыве, когда он потерял веру в бентамовские принципы социальной реформы и позже обрел чувство направления через поэзию; но я не припомню, чтобы его феминизм упоминался в каких-либо наших дискуссиях. Я не знал, что он был избран депутатом от Вестминстера в 1865 году на платформе, которая предусматривала голосование за женщин; что он представил первую массовую петицию за избирательное право женщин в парламент в 1866 году; или что при обсуждении Закона о Второй реформе 1867 года именно Милль (безуспешно) предложил поправку, заменяющую слово «мужчина» словом «лицо», поправку, которая затем позволила бы женщинам, отвечающим имущественному цензу, также голосовать .Я не знал, что он опубликовал большое эссе о подчинении женщин.

Я нашла это эссе только в середине-конце 1970-х, когда записалась на вечерние занятия по истории феминизма, которые вели Барбара Тейлор и Салли Александер. Барбара Тейлор в то время заканчивала книгу «Ева и Новый Иерусалим» об утопических общинах оуэнитов начала и середины девятнадцатого века и их часто радикальных идеях о преобразовании семьи и гендерных отношений. Салли Александер (чье участие в срыве конкурса «Мисс Мира» 1970 года вдохновило Киру Найтли на роль героини в грядущем фильме «Неправильное поведение») была особенно погружена в феминизм конца девятнадцатого и начала двадцатого веков.Это был один из тех плохо финансируемых классов образования для взрослых — в основном уже не существующих — которые в те дни давали минимальный источник дохода людям, которые в наши дни, вероятно, получили бы престижные исследовательские стипендии после докторской степени. Это было время, когда было опубликовано мало феминистской истории и мало истории феминизма, и я думаю, что большинство из нас в классе были ошеломлены, узнав, как много было написано, спорилось, жилось и агитировалось за десятилетия и столетия. до современного женского движения.Когда нас попросили выбрать тему для презентации, я вызвалась написать «Подчинение женщин» — текст, как я потом узнала, читался феминистками девятнадцатого века гораздо шире, чем «Права женщины» Мэри Уоллстонкрафт, который был довольно забыт. викторианским отвращением к ее якобы скандальной жизни.

В тот момент я прочитала Милля как классический пример либеральной феминистки. Он был ведущим либеральным теоретиком Британии девятнадцатого века и, как я теперь обнаружил, также страстным феминистом, так кем еще он мог быть, кроме либерального феминиста? Этот термин имел особый резонанс в женском движении 1970-х годов, когда мы обычно делили феминизм на его либеральные, социалистические/марксистские и радикальные разновидности, и обычно относились к либеральному типу с пренебрежением.Считалось, что либеральные феминистки привержены достижению равных возможностей для женщин и мужчин, в первую очередь путем устранения всех форм правовой и институциональной дискриминации; и многие считали, что им не хватает достаточного понимания сил, выступающих против освобождения женщин. Социалистические и марксистские феминистки, напротив, понимали, что подчинение женщин поддерживается глубинными структурами капитализма, который платит только за то, что превращается в товар (то есть не за всю репродуктивную работу, выпавшую на долю женщин), которая лечит женщин в качестве резервной армии рабочей силы (которую можно было привлечь и вытеснить с рынка труда по мере необходимости), и которая успешно продвигала двойной рынок труда, концентрирующий женщин на менее оплачиваемой и менее квалифицированной работе.Между тем радикальные феминистки утверждали, что именно мужская сила и насилие мужчин над женщинами поддерживают патриархат. Они критиковали как либеральных, так и социалистических феминисток за то, что они считали безагентным пониманием сил, направленных против женщин, как будто мужчины как мужчины не играли в этом никакой роли, как будто все дело было исключительно в несостоявшихся законах или плохих социальных нормах. политики или власти экономических структур.

Это была призма, через которую я впервые прочитала «Подчинение женщин», и это помешало мне увидеть многое из того, что значимо в этой работе.То, что я прочитал в ней, было аргументом о конкуренции и рынке как потенциальных освободителях женщин, а также атакой на мужские предубеждения, которые блокировали этот процесс. В чем, спрашивает Милль, своеобразный характер современного мира — отличие, которое главным образом отличает современные институты, современные социальные идеи, саму современную жизнь от тех, что были в далеком прошлом? Дело в том, что люди больше не рождаются для своего места в жизни и не прикованы непреклонной связью к тому месту, где они родились, а свободны использовать свои способности и благоприятные шансы, которые предлагают, для достижения жребия, который может показаться им наиболее желанным.

Он продолжает:

‘Но если этот принцип верен, то мы должны поступать так, как если бы мы верили в него, и не предписывать, что родиться девочкой вместо мальчика, как и родиться черным вместо белого или простолюдином вместо дворянина, определяет положение человека на протяжении всей жизни — запрещает людям занимать все более высокое общественное положение и заниматься всеми, кроме немногих, респектабельными занятиями».

Как, спрашивает он, можно оправдать все юридические ограничения, наложенные на женщин девятнадцатым веком? И почему люди думают, что они нам нужны?

‘Никто не считает нужным издавать закон, что кузнецом может быть только сильный человек.Свободы и конкуренции достаточно, чтобы кузнецы стали сильно вооруженными людьми, потому что слаборукие могут зарабатывать больше, занимаясь теми занятиями, для которых они более приспособлены».

Reading Mill в 1970-х годах, это запечатлело для меня как радикализм, так и пределы этого радикализма. У Джона Стюарта Милля не было времени на всякую чепуху о том, что женщины по своей природе непригодны для этой профессии или такой ответственности. Как он неоднократно утверждал, никто из нас не может знать, что женщины могут или не могут делать, когда ни одна женщина еще не получила полную свободу действий в своих способностях, когда законы и обычаи так сильно ограничивают, формируют и отрицают ее.Он был полностью открыт для возможности того, что женщины могут быть менее способными в определенных сферах, чем мужчины, или могут в среднем выбирать другие жизненные пути, но если они были или сделали, пусть будет так. Зачем, однако, вы издаете законы для обеспечения соблюдения этого? Если женщины действительно отличаются от мужчин, то это различие проявится естественным образом. Почему обществам нужен такой арсенал законов, институтов и социального давления, чтобы убедиться, что все так и происходит? Пусть решают свобода и конкуренция.

Вот это был радикализм.Но с другой стороны, проблема, которую феминистка 1970-х, вроде меня, быстро заметила бы: Милль ожидала и явно надеялась, что женщины в основном будут продолжать выбирать жены и матери, что большинство из них не захотят изучать юриспруденцию или медицины или стать членами парламента. Затем он не обратился к тому, что мы сегодня считаем важнейшим компонентом освобождения женщин, а именно к радикальной реорганизации обязанностей по уходу, которые так сильно влияют на жизнь женщин, и к их разделению между женщинами и мужчинами.Милля не беспокоила мысль о том, что большинство женщин по-прежнему будут рассматривать свою жизнь в основном в домашней сфере. «При ином справедливом положении вещей, — утверждал он, — нежелательно, чтобы жена своим трудом вносила свой вклад в доход семьи» (между прочим, он опасался, что это просто снизит цена труда), и хотя он считал существенным для достоинства женщины наличие у нее способности зарабатывать деньги, «при таком справедливом положении вещей для ее защиты не было бы необходимости, чтобы во время замужества она делала это». особое использование своих способностей.

Здесь феминистка 1970-х, как правило, проводила сравнение (и я, кажется, припоминаю, что делала именно это в своей презентации) между чрезмерно самодовольным признанием Милля того, что большинство женщин будут продолжать брать на себя основную ответственность за заботу о детях и домашнем хозяйстве, в то время как мужчины рисковали в мире политики и работы, и большего радикализма женщины, которая должна была стать его женой, Гарриет Тейлор Милл. В эссе «Предоставление избирательных прав женщинам», опубликованном в 1851 году под именем Милля, но в настоящее время широко приписываемом — как самим Миллем, так и большинством ученых Милля — Гарриет Тейлор, идея замужних, а также незамужних женщин находит гораздо более сильную поддержку. женщины, выходящие на работу.

«Даже если бы каждая женщина… имела право на содержание какого-либо мужчины, насколько бесконечно предпочтительно, чтобы часть дохода составляла заработок женщины, даже если бы совокупная сумма лишь незначительно увеличивалась за счет этого…. Даже при нынешних законах о собственности женщин к женщине, которая вносит материальный вклад в поддержку семьи, нельзя относиться так же пренебрежительно-тиранически, как к женщине, которая, как бы она ни трудилась в качестве домашней рабыни, является иждивенкой семьи. человек для пропитания.

В «Подчинении» вы не прочтете такого рода сантиментов (публикации разделены примерно двадцатью годами, хотя написаны они с разницей в десять лет), поэтому разумно предположить, что для Милля это никогда не было решающим аргументом. Затем он впечатляет своей несомненной поддержкой свободы и равенства женщин, но также довольно ограничен в своем воображении того, что это влечет за собой.

И, как я позже узнал, так думали и некоторые феминистки того времени.Милль была во многих отношениях культовой фигурой женского движения Виктории. Члены недавно созданного Лондонского национального общества избирательного права женщин назвали его «бесстрашную и красноречивую защиту» огромным вкладом в рост и успех общества, а его выступления перед такими организациями всегда сопровождались громкими возгласами и аплодисментами. Миллисент Фосетт, в то время еще совсем юная девушка, но позже ставшая лидером Национального союза обществ за избирательное право женщин, переборщила в своих восхвалениях Милля, фактически приписав развитие женского избирательного движения «пожизненной пропаганде и руководством покойного Дж.С. Милль. Но другие были настроены более скептически. Жозефина Батлер, руководившая кампанией против законов об инфекционных заболеваниях, не считала аргументы Милля в «Подчинении женщин» особенно продвинутыми. «Наоборот, — писала она в письме, — они суть лишь несколько запоздалое выражение убеждения, укреплявшегося в обществе за последние двадцать лет». Эмили Дэвис, которая выступала за доступ женщин к высшему образованию и была соучредителем Гертон-колледжа в Кембридже, беспокоилась, что связь Милля с делом избирательного права женщин может показаться просто его «личной причудой», как она выразилась в письме к Барбара Бодишон.«Если бы мистер Милль сделал это своей первой заботой, это был бы другой случай. И так мы путаемся в общественном сознании с Ямайкой и Лигой реформ, что не идет нам на пользу».

Один из аспектов подчинения, который беспокоил феминисток того времени, заключался в том, что Милль казалась им чрезмерно озабоченной бедственным положением замужних женщин. Для многих в женском движении девятнадцатого века бедственное положение одинокой женщины представляло собой самую неотложную проблему: женщины, которые не вышли замуж, которые не могли рассчитывать на финансовую поддержку отцов или мужей, но которым было отказано в доступе — либо по закону или по обычаю — к большей части занятости, а затем были низведены либо до зависимости от скупых родственников-мужчин, либо до крайней нищеты.(В романе Джорджа Гиссинга «Странные женщины» это отчасти отражено, хотя и не всегда самым симпатичным образом.)

При первом прочтении «Подчинения» внимание Милля к браку немного ускользнуло от меня, хотя сейчас мне трудно это понять. Эссе, по сути, наиболее страстно, когда Милль описывает личное подчинение женщин в браке и семье, включая мощный отрывок, где он описывает уязвимость жены перед супружеским изнасилованием. Имейте в виду, что мужчина имел законное право заниматься сексом со своей женой, независимо от ее сопротивления или согласия, до знаменательного дела в 1991 году, и что только в Законе о сексуальных преступлениях 2003 года супружеское изнасилование было прямо объявлено незаконным в Англии. и Уэльс, так что Милль намного опередил свое время в этом.

В «Подчинении», как и в других произведениях, Милль очень верил в то, что он называл «влиянием обстоятельств на характер», и считал, что абсолютная власть, которую законы о браке наделяют мужчин, выявляет худшие качества у обоих полов. Для мужчин семья стала «школой своенравия, властности, безудержного потакания своим слабостям и двойного идеализированного эгоизма». У женщин это тормозило как моральный, так и интеллектуальный рост. На самом деле Милль гораздо более вежливо относился к замедлению роста женщин, чем Мэри Уоллстонкрафт восемьдесят лет назад: описание Уоллстонкрафтом прихорашивания и пустословия, которых патриархат требует от женщин среднего и высшего класса, является почти женоненавистническим по своему языку и тону.Аргумент Милля больше сосредоточен на влиянии абсолютной власти на мужчин. Он признавал, что не все пользовались полномочиями, предоставленными им законом — были хорошие мужья и хорошие браки, — но «законы и институты требуют приспособления не к хорошим людям, а к плохим». Как он утверждал, мы не оправдываем абсолютную монархию, приводя примеры добрых королей.

Он утверждает, что уникальность мужской силы по сравнению с другими злоупотреблениями, которым более успешно противостояли на протяжении веков, заключается в том, что она поддерживается за счет комбинации подкупа и запугивания.

«Каждый из подданных живет на глазах и почти, можно сказать, в руках одного из мастеров — в более тесной близости с ним, чем с кем-либо из своих собратьев: не имея возможности сочетать против него, не имея возможности даже локально подавить его, и, с другой стороны, с самыми сильными мотивами добиваться его благосклонности и избегать обидеть его. В борьбе за политическую эмансипацию всем известно, как часто ее сторонники подкупаются взятками или запугиваются террором.Что касается женщин, то каждый представитель подчиненного класса находится в хроническом состоянии подкупа и запугивания».

Этот язык чаще ассоциируется с радикальным, чем с либеральным феминизмом, и резонанс еще сильнее в дополнительном объяснении, которое Милль дает относительно того, почему подчинение женщин продолжалось так долго. Он утверждает, что в большинстве случаев злоупотребления властью люди делятся на конкурирующие классы, одни борются за перемены, другие за сохранение статус-кво. Но когда дело доходит до подчинения женщин, «весь мужской пол» разделяет заинтересованность в сохранении вещей такими, какие они есть, поскольку и богатые, и бедные в равной степени могут наслаждаться своим господством над женщинами.Ранее я говорил, что либеральных феминисток иногда критикуют за безагентное понимание патриархата, как будто мужчины как мужчины не играют в нем никакой роли. Чего нельзя сказать о Милле, который очень сильно настаивает на роли мужчин и мужской власти и изображает мужской пол как разделяющий квазиклассовый интерес в том, чтобы подвергнуть женщин состоянию фактического рабства. Однако вы могли бы сказать (и здесь я повторю точку зрения, высказанную Эми Аллен при обсуждении понимания Фуко подчинения), что принятие Миллем парадигмы господина-раба приводит к тому, что он недооценивает необычайную силу гендерных норм и роль, которую они играют в том, чтобы приучить нас к определенному жизненному выбору.Дело не в том, что они отсутствуют в тексте — он пишет о «морали» и «сентиментальности», которые учат женщин «полному самоотречению», — но в его описании мы имеем мужчин с их стремлением к господству, и у нас есть законы, которые учитывают и разрешают это. Если после исправления всего этого окажется, что большинство женщин по-прежнему считают жену и мать своей главной ролью в жизни, он не может рассматривать это как повод для беспокойства. Он не видел, то есть не видел, как много подчинения достигается не посредством людей, господствующих над нами, или законов, допускающих это господство, а посредством многих способов, которыми мы подчиняем себя

У Милля были особые причины недовольствовать брачным законодательством Англии девятнадцатого века, потому что в возрасте двадцати четырех лет он встретил и влюбился в Гарриет Тейлор, замужнюю женщину с двумя маленькими детьми, у которой вскоре должен был появиться третий.Третьей была ее дочь Хелен Тейлор, которая в конечном итоге стала падчерицей Милля, и именно Хелен Тейлор (или, скорее, ее племянница Мэри Тейлор, исполнявшая обязанности Хелен Тейлор) в 1905 году оставила то, что осталось от его библиотеки, Сомервилльскому колледжу. . Джон Стюарт Милль и Гарриет Тейлор очень сблизились. У них было много общих интеллектуальных и политических интересов, включая приверженность феминизму. В своей «Автобиографии», написанной после ее смерти, Милль приписывает многие идеи своей работы ее влиянию, но не основной убежденности в том, что все правовые, политические, социальные и семейные отношения между полами должны быть отношениями полной равенство, которое, по его словам, возникло еще до его первой встречи с ней.В самом деле, он довольно мило говорит, что сила его убежденности в этом вопросе была «более чем что-либо еще, первопричиной интереса, который она испытывала ко мне». К этому можно добавить, что в этот период своей жизни Джон Стюарт Милль был очень привлекательным молодым человеком, у которого все еще были свои волосы — «богатый каштановый» — и еще не поддался упорному нездоровью, преждевременно состарившему его. ему. Когда Томас Карлейль впервые встретил его в 1831 году, когда Миллю было 25 лет, он описал его как «стройного, довольно высокого и элегантного юношу, с маленьким ясным лицом с римским носом, двумя маленькими искренне улыбающимися глазами; скромный, замечательно одаренный точностью речи, восторженный, но ясный, спокойный: не великий, но отчетливо одаренный и любезный юноша».Мы получаем несколько вводящую в заблуждение картину отношений Милль/Тейлор из их портретов, которые мы чаще всего видим: ее портрет, сделанный, когда ей было за двадцать; все его из более поздних периодов его жизни.

Думаю, если бы Джон Тейлор, муж Харриет Тейлор, был одним из жестоких мужей, описанных в «Подчинении», она могла бы оставить его жить с Миллем, хотя в те дни это само по себе было очень трудным решением. Но после пробного развода, частично проведенного в Париже с Миллем, она пришла к выводу, что расторгнуть брак было бы несправедливо: что ее муж никогда не терял любви к ней; что не его вина, что он не смог разделить ее интересы; и не его вина, что она так сильно влюбилась в Милля.Так и начались почти двадцать лет аранжировки. Она осталась в браке, хотя в основном жила отдельно от мужа; они с Миллем постоянно встречались, вместе отдыхали, писали друг другу страстные письма и вместе работали над множеством интеллектуальных проектов; но они поженились только в 1851 году, через два года после смерти ее первого мужа. По общему мнению, в этот период у них не было сексуальных отношений, что может указывать на довольно прохладные и бескровные отношения.Но если вы прочитаете некоторые из их писем (собранные довольно любопытным образом Фридрихом Хайеком), вы почувствуете отчаяние Милля в том, что она хочет выйти из брака, но полное согласие с тем, что это должно быть ее решение, и полную поддержку ее, когда она пришла к выводу, что она не мог этого сделать. Это молодой человек, глубоко влюбленный, раздраженный ограничениями, который начинает думать о браке как об институте, который в нереформированном состоянии общества, вероятно, необходим для защиты женщин от чувственности мужчин, но не был так необходим для чего. он описал их как «высшие натуры», руководимые только моралью и любовью.Он выступал — задолго до того, как это приблизилось к реальности — за развод без вины. «Не был бы лучшим планом, — писал он в 1832 г., — развод, который мог бы быть достигнут любым без какой-либо причины и с небольшими затратами, но который мог бы быть окончательно объявлен только после длительного периода времени?» Он предложил период в два года.

Есть и третий аспект подчинения, о котором я хочу поговорить, и он вышел на первый план в последние годы в контексте возросшего скептицизма в отношении современности и прогресса, а также повышенного внимания к размышлениям Милля о британской колониальной империя.Как и его отец, Милль занимал должность в Ост-Индской компании, на которую он начал работать в возрасте семнадцати лет и продолжал работать до тех пор, пока в 1858 году Компания не лишилась своего устава. Его взгляд на империю — по крайней мере, в начале — смешанный с прогрессивистским оптимизмом, столь характерным для либерального мышления девятнадцатого века о колониях. В частности, это также отражало его понимание того, как мы учимся думать и действовать самостоятельно. «Влияние обстоятельств на характер» предполагает, что все мы потенциально способны управлять собой, но также и то, что многие из нас еще не развили необходимые способности.Итак, он поддерживал расширение избирательного права, но выступал за множественное голосование (больше голосов за выпускников Оксбриджа, чем за квалифицированного рабочего, больше голосов за квалифицированного рабочего, чем за неквалифицированного). Он одобрял кооперативы на рабочем месте как демократическую учебную площадку, на которой рабочие учились бы брать на себя ответственность за решения, но больше за это, чем за право на более справедливую долю социальных ресурсов. И он думал о британской колониальной империи как о выполняющей цивилизаторскую миссию, которая в конечном итоге — но только далеко вперед — научит своих подданных до того момента, когда они смогут стать самоуправляемыми.Приводя доводы в пользу свободы, он всегда включал оговорку, что это не относится к народам, которые еще не достигли нужной стадии цивилизации; и он явно поддерживал «энергичный деспотизм» как лучший способ правления для обучения людей, которые еще не достигли этой стадии.

Таким образом, в рассуждениях Милля о колониализме вы обнаружите ту инфантилизацию колонизированных как способ оправдания их подчинения, которая была столь характерна для отношения к колониализму вплоть до наших дней.Поразительно, что он так ясно отвергает такой образ мышления, когда дело касается женщин, и допускает его, когда дело касается империи; и действительно так ясно, когда дело доходит до женщин, что, если вы даете одному полу абсолютную власть над другим, вы не можете предположить, что она будет использоваться прогрессивным образом, и все же, казалось, приняли фантазии о «цивилизаторской миссии», когда она пришла. к колониализму.

Возможно, мы могли бы принять как свидетельство глубины его феминизма то, что он видел сквозь такого рода аргументы, когда речь шла о женщинах, но затем разочаровывает то, что он не распространил это понимание на колониализм.Или, возможно, он сделал. Некоторые недавние исследования показывают, что Милль стал значительно менее уверен в этом в последние годы своей жизни: что, как выразился Дункан Белл, его колониальный роман уступил место колониальной меланхолии, поскольку он все больше замечал насилие колониализма и его тенденции. именно для поощрения этого насилия. Конечно, в 1866 году Милль должен был взять на себя ведущую роль в попытке добиться судебного преследования губернатора Эйра, который жестоко подавил протест на Ямайке, приведший к гибели нескольких сотен человек.Резня в заливе Морант стала для некоторых поворотным моментом, когда фантазии о благожелательном колониализме уступили место большему реализму в отношении его истинной природы. Милль признал и яростно осудил зверства, хотя, возможно, он все еще думал, что лучшее регулирование со стороны государства может их предотвратить.

В «Подчинении женщин» Милль по-прежнему пишет так, как будто современность находится на восходящей траектории, за исключением продолжающегося подчинения женщин: «отдельный факт в современных социальных институтах; единственное нарушение того, что стало их основным законом; единственный реликт старого мира мысли и практики взорвался во всем остальном, но сохранился в одном, представляющем наиболее всеобщий интерес».С моей точки зрения — а это я сейчас, а не в 1970-х и 80-х годах — в этом есть две основные проблемы. Во-первых, именно по факту она значительно завышает степень преобразований в других областях. Чтобы привести наиболее очевидный пример, в «Подчинении» Милль неоднократно противопоставляет продолжающееся подчинение женщин рабству (теперь, по его словам, оно отменено) способами, которые могут немного раздражать современный слух. Рабство не было отменено, но и последствия рабства жили веками позже в часто ядовитых формах расизма, и есть что-то чрезмерное самодовольство в утверждении, что рабство было создано и вычищено.Представляя девятнадцатый век как период, когда последовательные злоупотребления властью — все они, кроме злоупотреблений властью над женщинами — были сокращены, а затем прекращены, Милль рассказывает неубедительную историю прогресса. Можно, конечно, утверждать, что это было отчасти стратегическим. Возможно, он преувеличивает степень, в которой «современная эра» действительно характеризуется верой в достижения, а не в приписывание, верой в то, что все свободны использовать свои способности для достижения того, чего они хотят и могут, а не ограничиваются жребием. которыми они рождаются, чтобы подчеркнуть аномальное положение женщин.Возможно, это справедливо, но это поощряет некоторую степень самоуспокоенности по поводу других продолжающихся злоупотреблений властью.

Вторая проблема с тем, что Милль описывает подчиненное положение женщин как «изолированный факт» или «единственное нарушение», заключается в том, что оно представляет это подчиненное положение женщин как пережиток прошлого, как досовременность, не имеющую ничего общего с современной эпохой. «Этот пережиток прошлого, — говорит он, — диссонирует с будущим и должен обязательно исчезнуть». Опять же, это фактически неверно. Частью того, что породило женские движения девятнадцатого века и те кампании, которые Милль так последовательно поддерживал, было то, что девятнадцатый век («современная эпоха») принес с собой сужение пространства для маневра женщин, переопределение общественное и частное, которые более прочно привязывали женщин к домашнему хозяйству, и биологизм, который более прочно отмечал их тем, что считалось их телесными слабостями.Именно в эпоху так называемого модерна мы получаем усиление понятия «отдельных сфер»; и в эпоху так называемой современности участие женщин в политике начинает рассматриваться как противоречащее передовым или цивилизованным идеалам. В прежние периоды участие женщин в политике часто вызывало тревогу, но в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков оно стало объектом явного запрета. В 1778 году британская палата общин ввела запрет для женщин посещать или слушать парламентские дебаты; в 1793 году Национальное собрание Франции распустило женские политические организации; в 1848 г. также во Франции были приняты указы, запрещающие женщинам создавать или вступать в политические клубы или ассоциации.В одном анализе этого Энн Таунс заходит так далеко, что утверждает, что «к концу девятнадцатого века очевидно существовала следующая норма: цивилизованные государства исключают женщин из политики»

.

Мы льстим себе, когда предполагаем, что подчиненное положение женщин внутренне противоречит принципам, управляющим современными обществами. Поступая так, мы также слишком доверяем ассоциации, которая разрушительным образом способствовала иерархии между культурами, особенно в нынешних представлениях об исламе.В дебатах об иммиграции и мультикультурализме отношение к сексуальной свободе и гендерному равенству часто рассматривается как важные маркеры современности, а затем используется для демонизации групп, считающихся отсталыми или досовременными. В настоящее время европейские страны обычно ставят доступ к гражданству в зависимость от приверженности так называемым «основным» ценностям, и в их список часто входит равенство полов. Вы могли бы сказать, что с этим нет проблем, за исключением того, что это преувеличивает степень, в которой это действительно общая ценность; что он претендует на ценность как некую «европейскую», тем самым устанавливая глобальную иерархию; и что он поощрял карательные запреты на женскую религиозную одежду во имя современности, равенства и свободы.Мы не знаем, что Милль сказал бы об этом. Я надеюсь и верю, что он твердо встал бы на сторону тех, кто выступает против таких запретов, и большая часть его работ о подчинении женщин и о свободе действительно поддерживает это убеждение. Однако некоторые из его размышлений о прогрессе и стадиях цивилизации могут свидетельствовать об обратном.

Эссе Милля «Подчинение женщин» — выдающееся достижение. Она необыкновенна как по радикальности своих рассуждений, так и по тому материалу, который предлагает нам для изучения этих и других вопросов.Он также достаточно короток, чтобы можно было реально думать о том, чтобы перечитывать его каждые десять лет или около того, каждый раз видеть в нем разные вещи и — если вы в чем-то похожи на меня — каждый раз осознавать, что вы упустили в предыдущем. чтения, или как вы исказили сообщение, чтобы оно соответствовало вашим предубеждениям. Это, конечно, означает, что мое нынешнее прочтение также следует рассматривать как предварительное. Спасибо.

Патриархат — обзор | ScienceDirect Topics

Влияние нормативных актов, не связанных с бизнесом

Законы и нормативные акты, которые сами по себе не имеют прямого отношения к бизнес-деятельности, могут повлиять на выполнение законов о бизнесе и инвестициях, которые в значительной степени нейтральны в гендерном отношении, особенно на первый взгляд. непрозрачности или двусмысленности.Как следствие, понимание деловой среды как для женщин-наемных работников, так и для предпринимателей требует изучения фактического выполнения законов и правил в рамках социальных норм, приписывающих женщинам определенные социально-экономические роли. Может случиться так, что даже там, где гендерное равенство гарантировано законом, гендерные различия в распределении ролей отражаются в разнице в заработной плате мужчин и женщин, в законах и законах о наследовании, а также в традиционных социальных установках по отношению к замужним женщинам, таких как обязанность занесения в юридический регистр мужа.Законы могут применяться с гендерным уклоном, что может поставить в невыгодное положение женщин в целом, и, в частности, женщин-предпринимателей, многими тонкими способами. Между нормативными актами, введенными в действие в целях поощрения женской занятости и предпринимательства, и другими законами может возникнуть противоречие, что в конечном итоге приведет к уменьшению или устранению влияния первых. Законы также могут иметь последствия, противоположные ожидаемым. В зависимости от случая это может сделать некоторые варианты карьеры непривлекательными из-за увеличения альтернативных издержек; он также может ограничивать или даже запрещать женщинам свободно заниматься определенной деятельностью.

В Корее отмена в 2008 году патриархальной системы главы семьи, ходжу , которая была введена в 1898 году, как часть реализации нового закона о регистрации семьи, стала значительным достижением, заложившим основу для установления эгалитарной семьи. Конституционный суд Кореи объявил его неконституционным, нарушающим право на гендерное равенство. Система назначала только мужчину законным главой семьи, а статус всех членов семьи определялся с точки зрения их отношения к ходжу . Когда муж умирал, ему обычно наследовал его первый сын, а не жена. Когда дочь выходила замуж, ее снимали с hojeok (семейного реестра) отца и переводили в реестр мужа; таким образом, она потеряла свои права наследования. В новой системе отбрасывается основная концепция hoju , а также hojeok . Каждый член семьи зарегистрирован в своей индивидуальной книге учета, и это изменение должно благоприятствовать женщинам-предпринимателям. 44 Однако, если это изменение семейного законодательства считается положительным шагом, Ли и Роули выражают скептицизм в отношении влияния нового закона о труде (см. подробности в главе о рынках труда), обязывающего частные фирмы составлять планы найма женщин-работников в крупные и средние компании. Компании принципиально выступают против закона, и от них можно ожидать, что они будут соблюдать его только в максимально ограниченной форме, не только с точки зрения количества нанятых женщин-сотрудников, но также их статуса и условий труда.Как это часто бывает в таких случаях принудительного введения правил в отношении бизнеса, это вполне может привести к искажению правил в ущерб интересам заинтересованных сторон. Кроме того, сообщается, что ввиду ухудшения условий труда нетипичных работниц многие участники женского движения считают, что было бы предпочтительнее уделить первостепенное внимание решению их проблем, а не принимать закон, который служит интересам только небольшой сегмент женской рабочей силы. 45

В Японии, с одной стороны, EEOA был принят для облегчения участия женщин на рынке труда.Но, с другой стороны, вычет подоходного налога, известный как «специальное пособие для супруга», также был принят для целей национального подоходного налога. Предпочтение отдавалось работникам с годовым доходом на уровне или ниже установленной суммы. В конечном итоге, поскольку пороговая сумма была очень низкой (около 10 000 долларов США в год), это привело к ограничению занятости женщин. Эти противоречивые политики были реализованы одновременно, и эффект EEOA был нивелирован. Хотя ситуацию объясняют и другие причины, можно сказать, что существенного прогресса в участии замужних женщин в рабочей силе в качестве наемных работников или предпринимателей не произошло, поскольку специальное пособие побудило многих из них работать ограниченное количество дней в году, чтобы снизить подоходный налог с населения. 46

Аналогично, очень слабый прогресс женщин-предпринимателей в Японии за последние пять десятилетий отчасти объясняется предвзятым толкованием статьи 14 конституции за последние 60 лет. Он предусматривает запрет на дискриминацию по признаку пола, но был разработан таким образом, что он не может быть непосредственно применим к частным трудовым отношениям. Единственным положением, касающимся принципа недискриминации, является статья 4 Закона о трудовых стандартах, которая запрещает любую дискриминацию в оплате труда между мужчинами и женщинами.Гендерная дискриминация, связанная с потерей работы, не подпадала под действие статьи 4, но, тем не менее, японские суды сочли неконституционными ряд дискриминационных норм, таких как обязательство уйти в отставку в случае вступления в брак и более низкий возраст обязательного выхода на пенсию. Однако в отношении найма Верховный суд признал, что работодателям необходимо предоставить как можно больше свободы, позволив им даже проводить дискриминацию на этапе отбора. Это приводило к большим различиям в карьере, но компании всегда могли заявить, что мужчины и женщины не выполняют одинаковую работу, тем самым ограничивая действие статьи 4. 47

Четкие границы гендерного равенства могут размываться в некоторых областях, где иногда законодательство было адаптировано из западных правовых моделей. Например, гендерно-дифференцированные трудовые кодексы обычно включают отдельные правила для женщин. Эти положения устанавливают требования в отношении приемлемого рабочего места только для женщин, устанавливают отрасли, в которых женщины не допускаются к работе, и должностные инструкции, исключающие их из-за ненормированного рабочего дня или чрезмерной географической мобильности, а также разъясняют виды отпусков, которые могут брать женщины.Обычно нет намерения дискриминировать женщин; существуют положения, обеспечивающие их благополучие и безопасность на работе. Но такой подход часто приводит к чрезмерной защите или гендерно-правовым толкованиям в случае двусмысленности.

Законы, защищающие женщин на рабочем месте, такие как ограничение сверхурочной или ночной работы, были почти полностью отменены в Японии, Малайзии и Корее в 1990-х годах. Японские и корейские женщины теперь могут работать в любое время и в любом месте практически без ограничений.С одной стороны, это может привести к ужесточению условий труда, особенно в тех секторах, где у работников мало переговорных позиций. Но, с другой стороны, это уменьшило риск косвенной дискриминации, основанной на заявленной ограниченной занятости женщин. Во Вьетнаме все еще существуют ограничения, содержащие элементы гендерной дискриминации. Вьетнамские женщины выходят на пенсию в 55 лет по сравнению с 60 годами для мужчин в государственном секторе. Государственные компании еще какое-то время будут основным работодателем для женщин, и, поскольку они обеспечивают лучшую подготовку, чем большинство частных предприятий, они, вероятно, станут важным источником возможностей женского предпринимательства.Но разный возраст выхода на пенсию является фактором, снижающим перспективы карьеры и продвижения женщин. Отмечено, что они упускают возможности продвижения по службе или развития карьеры в более молодом возрасте, чем мужчины, обычно с таким же пятилетним разрывом. Это двойная проблема для женщин, которые, возможно, также упустили более ранние возможности продвижения по службе, когда у них были маленькие дети. 48

Некоторые законы, изначально задуманные как полезные, на самом деле препятствуют эффективной работе предприятий, поскольку они не сопровождаются мерами стимулирования, облегчающими их выполнение.В Корее, чтобы стимулировать более активное участие женщин в работе, в 1987 году правительство приняло закон об охране материнства, предоставляющий беременным женщинам 90-дневный оплачиваемый отпуск с правом вернуться на работу. Это положение является очень сдерживающим для многих предприятий, и закон не соблюдается эффективно. Многие компании нарушают его, выплачивая лишь частичную компенсацию или не выплачивая вообще. Кроме того, компании, в которых работает более 300 женщин, обязаны создать детский сад на территории предприятия, но работодатели, которые не предлагают такие услуги, не подлежат штрафу. 49 В результате социальные права женщин не соблюдаются, и нет ничего, что могло бы уменьшить их двойное бремя работы и заботы о семье и высвободить больше времени для самосовершенствования, что могло бы привести к созданию бизнеса.

Политика правительства Вьетнама заключается в том, что работающим женщинам предоставляется четырехмесячный отпуск по беременности и родам и один дополнительный час в день в течение первого года жизни ребенка. Для компаний, в которых работают в основном женщины, что характерно для большинства женских предприятий, это означает риск столкнуться с постоянной нехваткой рабочей силы в течение всего года.Многие женщины-предприниматели стремятся нанять других женщин, но существующие государственные стимулы в этой области зависят от условий, которые настолько трудно соблюдать, что они выходят за рамки возможностей небольших компаний. Чтобы иметь право на снижение налогов, упомянутое ранее, если они нанимают много женщин, предприятия должны соответствовать десяти условиям. Один требует, чтобы компания должна иметь детские учреждения. В результате как фактические, так и предполагаемые затраты, связанные с наймом женщин, делают наем мужчин более выгодным. 50 Это сложный вопрос для многих малых предприятий. Во Вьетнаме, как и в трех других странах, гендерное неравенство на работе является основным препятствием для женского предпринимательства, поэтому нельзя игнорировать защиту прав работающих женщин. В то же время существуют ограничения в способности малых предприятий нести расходы на улучшение условий труда или реагировать на потребности женщин как в накоплении навыков, так и в социальном обеспечении ухода за детьми и здравоохранения без ущерба для их конкурентоспособности и устойчивости.Это особенно характерно для Вьетнама, где конкурентоспособность бизнеса по-прежнему в значительной степени основана на низкой стоимости рабочей силы. Но это также относится к малазийским, корейским и японским малым компаниям в некоторых секторах. Это требует прагматичных и гибких подходов, например, с использованием механизмов распределения затрат с участием частных и государственных организаций или других мер, облегчающих бремя малых компаний.

Термин «Мать-природа» усиливает идею о том, что и женщины, и природа должны быть порабощены — Quartz

Только время покажет, сможет ли Парижская климатическая конференция, 21-я в своем роде, оживить глобальное движение по борьбе с изменением климата.После многих лет разочарований мировые лидеры снова собрались на этой неделе во Франции, чтобы обсудить ряд предложенных решений критической проблемы (включая способы ограничить глобальное потепление двумя градусами Цельсия). Однако можно с относительной уверенностью предсказать, что термин «Мать-природа» будет использоваться в отношении политиков, ученых и экспертов в течение следующих нескольких дней. К сожалению, идея о том, что женщины и природа неразрывно связаны, является молчаливым признанием их взаимной эксплуатации.

Несмотря на то, что мы десятилетиями подчиняли себе силу Земли, американских детей учили обращаться с окружающей средой как с «Матерью-природой». Идея о том, что Земля является родительской фигурой, потому что она поддерживает нас , является утешительной аналогией. Но чему мы не учимся в детстве и чему часто не учат с возрастом, так это вреду, причиняемому гендерными и сексистскими высказываниями, которые укрепляют гендерные стереотипы и иерархии.

Глубоко значимые термины были заимствованы идеологией, которая на самом деле не ценит ни женщин, ни природу.

В то время как многие древние и продолжающиеся традиции почитают женские духовные воплощения Земли, такие как греческое божество Гея или богиня инков Пачамама, большинство упоминаний, которые мы сейчас слышим о «Матери-Природе», имеют мало духовного контекста. Поскольку этот язык был отделен от сопутствующих традиций и систем верований, глубоко значимые термины были поглощены идеологией, которая на самом деле не ценит ни женщин, ни природу.

Вот уже несколько десятилетий мыслители-феминистки и экофеминистки обсуждают причины и негативные последствия феминизации природы.Как утверждает Шерри Ортнер в своей статье 1974 года «Женщина по отношению к мужчине, как природа по отношению к культуре», когда женщины рассматриваются как «ближе» к природе, это также облегчает их подчинение, точно так же, как сама природа повсюду обесценивается и подчиняется.

Как пишет Кэролайн Мерчант в своей книге «Смерть природы», после научной революции окружающая среда стала чем-то, что можно было эксплуатировать, преобразовывать и использовать для получения прибыли. Этот сдвиг в отношении произошел в патриархальном контексте, в то время как женский труд и репродуктивные способности на протяжении тысячелетий эксплуатировались и находились в свободном доступе.

В поисках оправдания, поскольку человечество начало всерьез утверждать свое господство над Землей, западные патриархальные общества увидели непосредственную связь между природой и качествами, которые они привыкли ожидать от женщин. Эта девальвация как женщин, так и окружающей среды была воплощена в языке, что привело к таким терминам, как «девственная земля», «плодородная земля» и «бесплодная почва», которые мы продолжаем использовать сегодня.

Когда мы смешиваем производительные и репродуктивные качества женщин и окружающей среды, мы одновременно прославляем и демонизируем их.Комплекс Мадонны/блудницы достаточно часто обсуждался в связи с патриархальным отношением к женщинам, но то, что часто остается без обсуждения, — это то же самое бинарное представление о планете, на которой мы живем. Земля либо наш спаситель, либо разрушитель.

Просто люди не могут рационализировать природу или спорить с ней, а мужчины исторически не считали нужным обучать или даже спорить с женщинами, чей характер на протяжении веков характеризовался как «эмоциональный» и «неуправляемый», слишком переменчивый для логики и причина.Без сомнения, этот язык звучит знакомо, поскольку мы часто слышим, как он используется при освещении экстремальных погодных явлений.

Таким образом, термин «Мать-природа» стал обозначать двойную эксплуатацию всего, что патриархальное общество считает низшим по отношению к человеку.

Таким образом, термин «Мать-природа», хотя и возник из духовно богатых традиций, стал обозначать сдвоенную эксплуатацию всего, что патриархальное общество считает низшим по отношению к человеку. Таким образом, ожидается, что оба будут постоянно доступны для них, а также будут принимать и приспосабливаться к их желаниям.Пока причина гендерного угнетения коренится в кажущейся близости женщин к природе, такого рода риторика дает еще одну причину рассматривать женщин и Землю как существующие в неравном плане с мужчинами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.