Дети хотят: Ваши дети хотят делать все сами? Мои поздравления!

Содержание

Ваши дети хотят делать все сами? Мои поздравления!

В вопросах воспитания и развития детей всегда есть множество сложных, интересных и спорных тем. О них мы и поговорим в нашем блоге с опытной мамой и успешным блогером Трэйси Лью. Она абсолютно уверена, что каждый ребенок обладает своим собственным восприятием и мышлением, а задача родителей – находить свои методы, которые будут способствовать здоровому развитию ребенка как отдельной личности и члена общества.

Недавно мы с дочкой посмотрели фильм «Папа, ты куда?». В нём отцы позволяют своим детям самостоятельно исследовать окружающий мир вокруг себя и лишь немного подстраховывают их (безопасность все же важна). При таком подходе дети растут смелыми и независимыми, знают, чего хотят, и умеют считаться с чувствами других людей. Однако многие папы, наоборот, делают для своих малышей буквально всё, и, в результате, их дети просто боятся сложностей и вырастают в изнеженных «принцев» и «принцесс».

Говоря о воспитании самостоятельности в детях, мне бы хотелось привести в пример шоу Телепузики (ВВС). Я хорошо помню серию, в которой маленькие брат и сестра готовили мороженое. Все ингредиенты лежали на большом столе, и малыши могли выбирать все, что им нравится. Родители ободряли и поддерживали детей, даже когда продукты начали расползаться по всей кухне, а детские мордашки оказались перепачканными. Родители были горды тем, что в конце концов у их детей получилось отличное мороженое. Потом девочка решила помыть посуду. Она взяла табуретку и подставила к раковине, потому что была еще слишком мала для этого. Девочка тщательно вымыла все приборы, прополоскала их и вытерла насухо. Тогда ее мама улыбнулась и сказала: «Ты у меня такая умничка!» Тогда я еще подумала, что в Китае мы называем умными только детей с хорошими оценками, и уж никак не тех, кто может помыть посуду.

В нынешнем образовательном процессе абсолютно четко прослеживается настоящий парадокс. С одной стороны, мы должны развивать в детях гибкие навыки (soft abilities), такие как независимое мышление и практические умения, а с другой, мы часто запрещаем им делать вещи самостоятельно, потому что хотим оградить от опасности. Особенно это актуально в семьях с одним ребенком, которого опекает несколько поколений взрослых.

Самостоятельность заключается в том, что вы делаете что-то без посторонней помощи. Дети могут делать множество вещей без помощи мамы или няни, начиная с еды, надевания одежды, завязывания шнурков и заканчивая подготовкой домашней работы или уборкой своей комнаты. Самостоятельность — это когда вы сами решаете, что делать и как делать. Например, какую книгу читать, во что играть с друзьями, как распорядиться карманными деньгами, и даже к каким репетиторам ходить и как провести каникулы.

Почему так важно развивать детскую самостоятельность?

Самостоятельность помогает развитию здорового любопытства.
Дети с рождения обладают огромным любопытством и навыками подражания. Их исследования окружающего мира только укрепляют эти качества. Вы же не хотите сделать своих детей апатичными и ничем не интересующимися?

Самостоятельность помогает стать увереннее в себе.
Когда дети пытаются сделать что-то сами или принять какое-то важное решение, зачастую для них это очень непросто. Они тренируют свои навыки и видение мира. Иногда то, что кажется не столь важным для родителей, имеет огромное значение для детей. Нам следует подбадривать их в непростом деле освоения окружающего мира, одновременно с этим заботясь об их безопасности. Только так, постепенно, наши дети будут становиться увереннее и увереннее в себе.

Чем скорее дети станут самостоятельными, тем лучше.
Они все равно станут самостоятельными рано или поздно, но это не произойдет в один миг. Поэтому с самого раннего возраста вам нужно поощрять детские желания делать что-то самим, пробовать новое или принимать самостоятельные решения. Это поможет детям стать более независимыми, выработать уверенность в себе, а также уважение к другим людям.

Как развивать детскую самостоятельность?

Родители должны договориться о методах воспитания.
Не важно, участвуют ли в воспитательном процессе только родители, или им помогают бабушки и няни. У вас должен быть общий план. Если родители нацелены на развитие самостоятельности, а бабушки и дедушки делают все вместо ребенка, то нужно переубедить старшее поколении дать ребенку больше свободы, либо воспитывать ребенка самим. В заключение хочу подчеркнуть, что очень важно придерживаться одного варианта, иначе это затормозит развитие ребенка.

Определите сами для себя, где реальная опасность, а где просто неудобства.
Обычно родители оберегают своих детей от определенных занятий, потому что те кажутся им опасными. Лично я думаю, что если вы немного подстрахуете своего ребенка, большинство таких действий станут вполне выполнимыми. И тем не менее, когда дети пытаются самостоятельно сделать что-то новое, родители часто говорят им: «Ты всё испачкаешь» или «Ты это сломаешь». То есть, если честно, они просто не хотят испытывать неудобства, например, что- то вытирать или чинить. Родителям стоит пересмотреть такую точку зрения. Неужели вы хотите разрушить детское стремление к самостоятельности только из-за того, что оно принесет вам небольшие неудобства?

Будьте терпеливы и не торопите ребенка.
Множество людей не согласятся со мной, если я скажу, что современным родителям не хватает терпения. Мы же каждый день видим эти терпеливо ждущие толпы под дверями музыкальных школ или спортивных секций, верно? Однако, сколько родителей способны терпеливо подождать, пока их ребенок самостоятельно завяжет шнурки? Ничему нельзя научиться быстро, мы должны помнить об этом и хвалить детей за каждый новый шажок в сторону самостоятельности. Родители должны не торопить ребенка и с улыбкой позволить ему попробовать снова, если что-то не получается с первого раза.

Так что в следующий раз, когда ваш ребенок спросит:
«Мам, можно я сам?», не забудьте ободряюще сказать: «Конечно!»

Дети хотят поскорее вырасти, а родители хотят, чтобы их малыши всегда оставались детьми

Опубликовано: 22 Март 2015

Это так ярко выражается в обращениях бабушек, которые жалуются уполномоченному на родительскую несостоятельность своих детей и «неправильное» воспитание внуков. Такие бабушки обвиняют органы власти, в том, что не могут заставить родителей выплачивать алименты, ходить с ребенком к врачу, вообще «заниматься ребенком».

Кто воспитывал ваших детей? — хочется задать вопрос. Неслучайно существует понятие «положительный опыт воспитания», он применяется к кандидатам в замещающие родители. Я считаю, что воспитание ответственности за поступки или бездействие – это ключевой показатель положительного опыта. Здоровые родители, не выплачивающие алименты, выбирающие асоциальный образ жизни или сбрасывающие долг по воспитанию собственных детей на своих пожилых родителей, все чаще становятся «героями» обращений. А бабушки и дедушки оформляют опеку над внуками и требуют помощи в их воспитании не от родителей, а от государства. Законодатель установил, что для оставшегося без попечения ребенка пребывание в кровной приемной семье (под опекой) приоритетно, однако это не должен быть безвозвратный процесс. Сталкивалась со случаями, когда родители готовы восстановиться в родительских правах, но именно бабушки отговаривают, мотивируя тем, что прекратится господдержка.

— Моя дочь совсем не занимается ребенком, к врачам не ходит, и вообще он все время у меня…

— Вы понимаете, что ребенок может оказаться в чужой приемной семье или даже в детском доме?

— Отдайте его мне, я своих вырастила и с этим справлюсь.

Примерно такой диалог у омбудсмена происходит не реже двух раз в месяц. Конечно, каждый случай проверяется, но чаще оказывается, что хорошие родители заботятся о детях, но расходятся в вопросах воспитания детей со старшим поколением родственников. В чьих интересах действуют в этом случае бабушки? Безусловно, не в детских.

Другой вариант, когда дети привлекаются к общественному труду, устраиваются в трудовые отряды, и их бабушки и дедушки выступают против этого.

— Разберитесь, они без перчаток работают, рядом свалка, «всякая зараза», — требуют от уполномоченного по правам ребенка бабушки, которые свою трудовую деятельность наверняка начинали не в стерильных условиях. Желание вырасти «тепличное растение» приводит в будущем к жалобам на самих внуков, их невнимание и нежелание помогать.

Все разногласия необходимо обсуждать с участием детей, и если несовершеннолетний чувствует потребность трудиться – пусть с удовольствием это делает.

— Помогите моему ребенку, он пришел из армии, женился, развелся, теперь с него алименты высчитывают, а т.к. постоянного места работы нет, я за него плачу, – такое обращение сразу вызывает бурю эмоций. Кому помочь в этом случае, мужчине который вырос, но так и остался ребенком, свалив свою ответственность на мать, или разъяснить женщине, что ребенком считаются не достигшие 18 лет? Теперь – это взрослый сын, который имеет СВОИ обязательства и САМ должен решать такие вопросы.

Радуясь каждому самостоятельному шагу детей в малолетнем возрасте, взрослые зачастую боятся и даже не допускают самостоятельности у подростков и даже совершеннолетних сыновей и дочерей, тем самым создавая дополнительные препятствия на их жизненном пути.

«Почему наши дети ничего не хотят?»

Феномены
Елена Рососская
Фото: Vince Fleming / Unsplash

Не так давно знакомые попросили меня помочь. Это довольно счастливая семья, родители работают топ-менеджерами в финансовой отрасли, сын Михаил на третьем курсе Финансового университета. Но один фрагмент этого паззла никак не находился: Михаил не представлял, как будет развиваться его дальнейшая карьера. Он иногда говорил, что хотел бы попробовать себя в творчестве, но дальше ничего не происходило.

Когда мы сели разбирать с Михаилом его возможные профессиональные перспективы, обнаружилось, что 20-летний юноша совсем не видит свое поле вариантов и, что самое неприятное, не особо рвется искать себя. Престижный университет выбрали для него родители, точно так же, как раньше выбирали кружки и спортивные секции. А сейчас, когда пришло понимание, что «что-то не так», то выяснилось, что вполне взрослый человек не знает, как проявить себя в этом мире, ведь он просто этого не делал раньше.

Растерянный Михаил не единичный случай. Это довольно специфичный запрос определенной аудитории. Как правило, родители таких детей — успешные менеджеры и руководители, с мотивацией и амбициями у них все хорошо.

Большинство из них «сделали себя сами» и выстроили карьеру со стартовых должностей. Но именно они сейчас приходят с вопросом: «Почему наши 20-летние дети почти ничего не хотят?»

После разговора с этими детьми (которые уже вполне себе молодые профессионалы) их проблему можно сформулировать так: есть запрос на определенный уровень потребления и качество жизни, есть хорошее образование, все хорошо с самооценкой. Но выпускников не устраивает стартовая работа в условном «Макдоналдсе», а решиться на какое-то более серьезное дело они не могут, потому что не уверены, что компания «подходит им по ценностям», что это будет то место, где они «смогут себя проявить». Этот период неопределенности может тянуться довольно долго — насколько хватает терпения финансирующей стороны (той самой, которая в большинстве случаев и выбрала вуз).

Как правило, истоки проблемы — в отбитой напрочь мотивации. Выросшие дети живут в мире, где их уговорили получить престижную и востребованную профессию, а сейчас, получив диплом, они часто не понимают, как себя реализовать.

Решать эту проблему можно и нужно именно с теми, кто был причиной ее появления — с родителями-менеджерами. Решение можно сформулировать в виде трех правил: «Отойти. Поддержать. Молчать».

Правило первое. Отойти на безопасное расстояние

Отстать от детей. Тем более, что они уже не дети, а вполне взрослые специалисты. Не водить их за руку на собеседования и не ждать внизу, пока идет встреча, не кидать им вакансии, которые кажутся неплохими по вашим меркам, не просить своих знакомых о протекции. Как правило, на каждую такую помощь сын или дочь ответит либо отказом, либо захочет все сделать наперекор. Но одновременно нельзя бросить все на самотек и самоустраниться. Не получится просто снять ему/ей квартиру и ждать, пока он сам станет самостоятельным, если до этого большинство решений принимали именно родители.

В таких случаях нужно пространство с группой поддержки и определенной групповой динамикой. Если раньше это была дворовая площадка/кружки/социализация, то сегодня приходится искать такую среду, которая формирует собственное понимание мира.

Иногда ее можно найти на разных образовательных программах, но это финансово затратный вариант. Могут быть любые группы социализации вокруг изучения языков, каких-то хобби, бывшие университетские товарищи.

Самый эффективный способ — создать собственное сообщество вокруг своего запроса. 21-летний выпускник поделился историей. Он задумал собственные кулинарные классы, но не до конца понимал, что для этого нужно, как собрать команду, к кому пойти. И просто написал об этом в соцсети, попросил знакомых «расшарить» пост, предложил встретиться тем, кто думает про открытие своего бизнеса. В итоге парень устроил регулярные встречи в кофейне и постепенно собрал вокруг себя мини-сообщество на 10 человек. Такая группа поддержки создается бесплатно, но здесь важна активность самого человека.

Что такого важного в групповой динамике и почему она нужна для самоопределения?

Во-первых, в таких группах люди больше доверяют друг другу: все разные и равные, и этот разнообразный опыт очень полезен, там постоянно происходит взаимное «опыление». Во-вторых, это место поиска, поддержки, конфликтов, проявления лидерства — площадка, на которой можно себя проявить без родительской опеки. Там все независимые, и даже случайное слово поддержки от незнакомца очень сильно помогает поднять самооценку.

Мы видим подобное взаимодействие в малых группах, которые формируем на образовательных программах. На удивление в них очень много поддержки, которой незнакомые участники щедро делятся друг с другом. Например, кто-то обратил внимание, что интровертному мальчику удается хорошо организовать остальных, придумать общую концепцию и ее реализовать. Это очень сильно укрепило его веру в себя, и парень вскоре устроился на начальную позицию в большое рекламное агентство. Другой пример — девушка, которая вместе с родителями переехала в Шанхай, услышала рассказы своих одногруппников про работу в российских ИТ-компаниях. Она задумалась, потом договорилась удаленно о стажировке и уже через месяц вернулась в Москву с пониманием, что хочет попробовать.

Правило второе. Поддержать, не сравнивая

Поддержка — модное слово в статьях про детско-родительские отношения, только стороны по-разному его трактуют.

советуем прочитать

Наталия Пеарт

Зальцхауэр Эми

Марк Зао-Сандерс

Об авторе

Елена Рососская —executive-коуч Центра executive-коучинга, развития и карьеры Московской школы управления «Сколково».

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

Что родители хотят от детей и чего дети хотят от родителей?

Совместимо ли планирование семьи с представлением о браке как малой церкви? А планирование дальнейшей жизни ребенка? Может ли ребенок быть помехой родителям?

Ребенок как продолжение жизни в браке

Одно дело – семьи нехристианские, в которых желание пожить для себя и спланировать рождение ребенка в удобный момент своей жизни, — уже необсуждаемые вещи. Это стало почти нормальным, когда родственники настраивают: «Куда это вы с ребенком? Зачем вам это нужно? Подождите, пока закончите институт, найдите хорошую работу, у вас и жить-то негде». И вот в христианских современных семьях, вдруг, неожиданно, то же самое.

С одной стороны, молодые супруги освящают свой брак Таинством венчания, пытаются создать семью как малую церковь, а, с другой стороны, установки семейной жизни у них совершенно светские, секулярные, отделенные от церковного сознания. Вместо  доверия Богу – планирование семьи. Ведь в данной ситуации ребенок мыслится как некое удобное для родителей создание, которое им принадлежит. «Когда хочу, тогда и рожу. В удобное для меня время сделаю его удобным для меня». С этого, наверное, и начинается основа проблематики – что хотят родители от детей.

И если с самого начала в основание супружеских отношений закладывается то, что мы хотим именно для себя, то первым и главным вопросом является «Мне это нужно?» или «Мне это пока еще не нужно?» Это относится и к ребенку, который по сути является созданием Божьим и родительским одновременно, потому что родители зачинают ребенка в сотворчестве с Богом. Потому что Отцом ребенка всегда будет Бог, а не только папа с мамой. Бог принимает участие в зачатии ребенка, в рождении, Он — Отец ребенка и по плоти тоже. Если мы христиане и это понимаем, то зачатие ребенка, рождение его на земле, рождение его бессмертной души — это творческий акт, синергия Бога и родителей. И когда родители пытаются исключить Бога в этот момент своей жизни, они допускают то, что можно назвать ошибкой, но это больше, чем ошибка.

И с этого начинается отношение родителей, каким должен быть ребенок.

Некоторые родители пытаются планировать пол ребенка.

Казалось бы, мелочь, — пол ребенка. Но, по сути своей, это часто бывает моментом сильных разочарований со стороны отца или со стороны матери. Другой ребенок, который рождается как бы по их замыслу, становится более любимым. А ребенок, который родился не того пола, уходит на второй план. Необъяснимый, казалось бы, с логической точки зрения парадокс — чем мальчик лучше или хуже девочки? Но это ломает жизнь и тому ребенку, которого хотели видеть мальчиком и тому, кого не хотели видеть мальчиком.

Иногда мне говорят: «Вы знаете, моя мама всегда хотела иметь девочку, а я родился мальчиком, поэтому у меня с мамой отношения очень странные и непонятные».  Это оказывается печатью на всю жизнь. Родители иногда просто калечат детей.  Когда рождается не девочка, а мальчик, а если семья еще и неполная, одна мама, то часто у такой женщины возникает комплекс мужененавистничества, потому что ее бросили-обманули, и каждый мужчина для нее – потенциальный враг. Может, это умопомрачение уже относится к психиатрии, но, тем не менее, это реально существует.

Такая мама начинает воспитывать своего сына как девочку. В раннем детстве его одевают как девочку, отращивают ему длинные волосы, мама хочет видеть сына иным, и он становится иным. И ребенок получает весь комплекс психологических проблем, которые заставляют его сторониться мальчишеских игр или бояться войти в компанию мальчиков. Ну, кем он будет потом? Какое сообщество его примет как своего? Мать в этом случае – преступница, хотя она и хотела сделать для своего ребенка самое лучшее, самое хорошее.

Ребенок, как воплощение надежд и чаяний родителей. Ребенок — заложник успешности родителей.

Вообще, знак сего времени – успешность, настроенность на успех. Эта успешность и не позволяет родителям думать о ребенке  как о естественном продолжении семьи. Они планируют ребенка на какое-то отдаленное время, потому что он якобы может помешать успешности.

И вот успешные родители, в том числе, и христиане, рождают ребенка. Для православных родителей одна из составляющих успеха – церковная жизнь. Родители, которые сами не воспитывались в православии, которые не имеют опыта духовной преемственности  — семейной, церковной, которые прочитали такие хорошие книжки, как «Лето Господне» Шмелева или Никифорова-Волгина (эдакий XIX век, все умилительное православное – вербочки и свечечки), начинают воспроизводить прочитанное как эксперимент над собственными детьми. И во что это превращается?

Может получиться так, что родители хотят увидеть от детей хорошо разыгранный спектакль. Либо они требуют от детей того, чем сами никогда не обладали. Например, чтобы дети правильно вели себя в храме, чтобы они умели молиться,  чтобы они постились, не грешили и от сердца каялись. Чтобы родители смотрели на своих детей и переполнялись умилением, слезы радости текли бы по их родительским щекам – «Ах, какие у нас дети!» А к ним подходили бы прихожане и говорили: «У вас дети – ангелы!»

Главным родительским чувством становится родительское тщеславие. И когда ребенок начинает делать что-то не так и не то, что запланировано родителями, они начинают реагировать на него очень жестко. Они не понимают, почему ребенок так себя ведет, ведь они же все время ему говорят, как надо вести себя правильно. Т.е. они дают ребенку установку, а он ее не выполняет. И тогда может произойти непоправимое — эти установки родительскую любовь могут полностью свести на нет.

Бывает так, что родители пытаются совместить стремление к успешности с церковной жизнью. Чтобы ребенок вырос православным,  для начала они ищут православную няню. Потом они ищут православную школу. И думают, что можно преподать ребенку православие как один из предметов.

У родителей нет времени заниматься своим ребенком. Но при этом ребенок тоже должен быть успешным. Родители ищут не просто православную школу, а очень хорошую православную школу. Они выяснят, есть ли аккредитация, какие успехи при поступлении в вузы, что за дети там учатся, есть ли там дети знаменитых людей или знаменитых священников, — все это им очень важно для престижа. Дети попадают в православную школу, причем у родителей в угаре своей  успешности нет возможности вместе с детьми молиться, читать Евангелие, вместе причащаться Святых Христовых Тайн. Они имеют это в виду, безо всякого сомнения, православные родители хотят, чтобы все было хорошо. Но все-таки главное для них – успешность. И они считают почему-то, что православная школа должна заполнить то, что им не хватает в их семейной жизни, то, чему они сами не могут научить. А вера не может быть передана по-другому, как только от родителей к своему чаду. Вере нельзя научить в православной гимназии.

И получается, что такой ребенок в православной гимназии смотрится очень-очень странно. Он начинает вести себя там совсем иначе. Родители дарят такому ребенку самые крутые мобильники, у него хороший компьютер, он летом отдыхает на престижных морских курортах, он везде бывает, у него все есть. И ребенок этими вещами начинает хвалиться перед своими одноклассниками. И не потому, что он плохой. Потому что все эти мобильники, компьютеры, вся эта модная и крутая оболочка жизни – это компенсация родителей ребенку за то, что они с ним не проводят время, они с ним не бывают вместе. И ребенок очень хорошо понимает, что это — некий эквивалент любви. А любви-то самой нет. Ребенок начинает пользоваться этим, рассуждая примерно так —  если ничего другого нет, то давайте мне хотя бы подарки, да побольше.

И потом ребенку надо доказать перед другими детьми, что родители его любят. И тогда он начинает задирать других детей, показывать, что у него все есть, что он не такой, как другие. И это вызывает неприязненное отношение и у детей, и у учителей тоже. Мол, как же так? В православной гимназии так не положено. А ребенок  просто заложник родительского тщеславия.

Есть другой аспект в жизни православной семьи. Другая успешность. Когда родители хотят видеть своего ребенка «настоящим православным христианином».

И тогда родители изобретают всевозможные способы, как  быть успешным не во внешнем, а в духовном. Они начинают своего ребенка встраивать в некое клише, некий трафарет, который они срисовали с какой-то иконы или с Жития святых. Они берут Житие святого, какого-нибудь преподобного, например, Антония Киево-Печерского, или Феодосия Киево-Печерского, где написано, что в детстве святой в игры не играл, детей сторонился, в тишине на коленочках в хлеву молился, конфеточки не ел, а, наоборот, строго постился, обвязывая себя цепями. Или «млека в среду-пятницу не вкушал». Вот как надо делать святых! Вот как надо воспитывать наших детей. И с самого раннего детства родители начинают морить детей строгими постами, нагружать их молитвенными правилами,  водить ребенка на длинные службы, учить его только в православной гимназии, хотя не факт, что там ребенку будет хорошо. Запрещать ребенку играть с детьми не из православных семей, строго ограничить его дружбу, не давать ему смотреть телевизор, и страшилками разными его пугать. Родители хотят видеть своего ребенка благочестивым и не запятнанным грязью мира сего. Чем это кончится? А это кончается тем, что в старшем возрасте ребенок начинает курить, убегать в разные дурные компании, воровать в магазинах, пробовать наркотики. Потому что все, что вложено в ребенка, — все ненастоящее, все фальшивое, надуманное, неестественное. И в какой-то момент, когда ребенок становится взрослым, он понимает, что все это неправильно, что за этим не стоит любви, что это не ради Бога делалось, а ради того же родительского тщеславия.

Именно это происходит, когда родители трех-четырех-пятилетнего ребенка толкают на исповедь. «Иди к батюшке, поисповедуйся!»  И вот идет ребенок, которому на ушко нашептали, что нужно сказать, а родители чуть ли не плачут от умиления, как батюшка наклоняется к ребенку, накрывает его епитрахилью. Это просто шоу! Любимое родительское шоу «Младенец на исповеди».  Нет ничего слаще для родительского сердца, для родительского тщеславия, для родительских иллюзий. Но эти иллюзии кончаются горько. Ребенок уходит из храма.  Ребенок начинает быть противником церкви. И потом найти путь к Богу такому человеку бывает крайне-крайне трудно.

А что дети хотят от родителей?

На самом деле, дети иначе смотрят на родителей. Дети от родителей вообще ничего не хотят, кроме заботы и любви. Они не хотят видеть родителей святыми, генералами, олигархами, топ-моделями, космонавтами, великими пианистами. Ребенок на родителей никогда не смотрит такими глазами. Ребенок только, когда становится взрослым, начинает предъявлять претензии, потому что он оказывается обкраденным – он не умеет заводить отношения, не умеет принимать решения, не умеет любить, прощать. Он оказывается не тем, кем бы мог стать. Он жил в установках не любви, а прагматики и идеологии.

У детей на родителей другой взгляд. И это несовпадение — самое страшное, что происходит в семейных отношениях в понятиях воспитания. Было бы хорошо, если бы взгляд был общий, все друг на друга смотрели бы  равными глазами.

Прагматизм вымывает понятие культуры.

Что еще хотят от детей родители? Успешность проявляется не только в том, что ребенок потом поступит в бизнес-школу,  хотя я вижу по семьям многих прихожан, что это именно так. Вместо того, чтобы посмотреть на своего ребенка трезвыми глазами, родители с его раннего возраста предполагают, что ребенок должен войти в их бизнес, если они бизнесмены, или учиться в престижном вузе, который будет давать дивиденды в жизни – экономический, юридический сейчас очень популярен.

Родители часто не видят, кто у них ребенок, чем он болеет, какая у него душа, какие у него психологические проблемы, какие способности, к чему у него есть интерес. Как он рисует, как он слушает музыку, как ребенок выстраивает игрушки из лего. Или, вообще, как он смотрит на мир. И при этом совершенно забывается такое удивительное пространство жизни,  как музеи, как театры, как пение, рисование.

Любой прагматизм, православный или земной, абсолютно вымывает из сферы воспитания и общения культуру — когда ребенка приучают видеть красоту мира, слышать музыку, понимать стихи, смотреть на картины художников. Это не нужно, потому что не прагматично. Для православных это  вообще лишнее, вредное. Мало ли что там напишут! А импрессионисты вообще голых женщин рисовали!

Ребенка с ранних лет нагружают иностранными языками, компьютером, ролевыми бизнес-играми.

Вот пример одного детского тренинга. Группе детей предложили найти разумное решение в такой ролевой игре: нужно было отправить на  другую планету женщину и мужчину для продолжения жизни, но спастись могли только двое людей. У единственной женщины был больной муж, а красивых, здоровых  и успешных мужчин было несколько. Дети довольно быстро уяснили условие игры и решили, что нужно отправить на другую планету женщину и самого красивого и здорового мужчину. Все дети согласились с таким решением, кроме единственного мальчика, который сказал, что ни при каких обстоятельствах семья не должна быть разрушена, что спасать нужно именно семью.

Преподаватель  специально спровоцировала дальнейший спор, на мальчика было оказано довольно жесткое давление, но он стоял на своем.

После тренинга преподаватель позвонила маме этого мальчика с выводом, что в их семье есть какие-то глубокие проблемы. Хотя, по большому счету, глубокие проблемы были у всех детей, кроме именно этого мальчика. Но такие тренинги направлены на развитие навыков в достижении успеха, когда нужно уметь принимать жесткие решения, не всегда считаясь с человечностью и добротой.

Конечно, если родители настроены на успешность в отношении к своим детям, то спрос рождает предложения. В контексте этих установок будет формироваться воспитательная и образовательная система, будут предлагаться способы по реализации родительских амбиций, поэтому неудивительно, когда ролевая игра выявляет подобные вещи.

Призвание.

Ребенок с ранних лет начинает быть заложником родительских амбиций. Родители хотят, чтобы ребенок жил и развивался в соответствии с их мечтами. Кто-то хочет, чтобы его ребенок был великим пианистом, кто-то – великим программистом, великим экономистом, кем-нибудь, но обязательно великим. И страшно родительское разочарование, когда ребенок неспособен к этому. Потому что он совсем другой.

А призвание – это когда кто-то кого-то зовет, призывает. И вместо того, чтобы услышать Бога, как Он зовет по имени твоего ребенка, и Своего, в том числе, тоже, родители поворачивают ребенка только в свою сторону, отворачивают его от Бога, и с ранних лет формируют его как трафарет самих себя. Дети и родители, хоть и бывают внешне похожи, но по типу личности они могут быть совершенно разными. И родителей это страшно травмирует. «Как же так? Ты — слабак!»  Хотя он  — не слабак, просто он видит мир другими глазами и переживает по-другому. «Ты – урод, идиот, тупица», — говорят родители  маленькому человеку, который  в голове своей мыслит другими категориями, часто гораздо более богатыми, чем мыслят его родители. Но они не хотят принять его таким, каким он получился в сотворчестве с Богом. Они хотят его видеть, как Урфин Джюс своих деревянных солдатиков —  мой клон, мое продолжение, это мне принадлежит.

Это еще одна травма, которую родители, якобы из чувства любви, наносят своему ребенку, совершенно не замечая и даже не задумываясь о том, что ребенок им до конца не принадлежит.

Дорогие родители! Ваш ребенок – не ваш ребенок. Он ваш постольку, поскольку вы отвечаете за него перед Богом. И, вообще, посмотрите на него другими глазами. Увидьте в нем Бога, сына Божия. Каким он является, каким образом он реагирует на мир, что ему любо, а что не любо, на что он способен, а что вне его способностей?

Родители что-то хотят от ребенка, а что от него Бог хочет? Главный вопрос родительской педагогики: каким хочет Бог видеть моего ребенка? И на этот вопрос родители должны постоянно искать ответ. И к этому вопросу приближаться. Опять-таки, если зачат ребенок в сотворчестве с Богом, то дальнейшая его жизнь, воспитание – это тоже сотворчество с Богом. Тогда человек не ошибется, а если и ошибется, то несильно. Тогда в семье всегда будет присутствовать наполненность, потому что присутствие Божие там, где «двое или трое во имя Мое». А тут получается — «двое или трое во имя свое. Я хочу ребенка для себя…» Тогда все, для Бога места нет. И это очень грустно.

Любимое занятие родителей — бесконечное сравнение своих детей с другими: когда ребенок пошел, когда заговорил, когда перестал носить памперсы…

Это тоже показатели успешности. Умные родители понимают, что это ровно ничего не значит.

Я вспоминаю давний-давний случай, когда мы с прихожанами еще во времена советской власти собирались вместе с детьми, устраивали детские спектакли, и потом дети выступали с концертом. И вот я помню, как кто-то из родителей толкает на сцену четырехлетнего мальчика, и отец с замиранием ждет, как его сыночек прочтет стихи Пастернака «Рождественская звезда», чтобы все просто упали. Ребенок стоит, сказать ничего не может, а папа шепотом подсказывает: «Стояла зима. Дул ветер из степи.…»

Ребенок молчит-молчит, потом от папы отворачивается и начинает читать другой стишок: «Шел по улице малютка, Боже, говорит малютка, я замерз и есть хочу…»

И так он это прочитал со слезой! Все аплодировали бурно, а папа был в негодовании.

Замечательный ребенок, который победил своих родителей и не дал им возможности его изуродовать. Здесь он был победителем!

Больные дети.

Колоссальная проблема, когда родители хотят видеть ребенка здоровым и счастливым, а на свет появляется ребенок с синдромом Дауна  или инвалид…

Недавно стала обсуждаться болезненная тема, когда один из душевно уродливых журналистов стал призывать уничтожать инвалидов. Я думаю, что многие люди боятся, им некомфортно высказать такие мысли вслух, но по жизни они поступают примерно так же. Этот журналист хотя бы честно высказывает свое мнение, навлекая на себя гнев человечества, а человечество, по сути своей, давно поступает подобным образом, но только, прикрываясь красивыми лживыми одеждами. Такое отношение к инвалидам у многих людей сформировано давно. Поэтому мужья бросают жен, если рождается больной ребенок; семьи оставляют таких детей в роддомах, не хотят брать на себя этот крест; врачи предлагают аборты на любых сроках беременности, в том числе и на поздних. И эти люди, в общем-то, ничем не отличаются от того журналиста.

Но вот когда все-таки в семье случается больного ребенка принять,  то тут как раз и совершается удивительное чудо! Потому что от такого ребенка ничего нельзя хотеть. Через такого ребенка нельзя удовлетворить ни одну свою родительскую амбицию. И для этого ребенка можно только жить.

И тогда эти замечательные мужественные родители, христиане или не христиане, все равно они прекрасны, отдают свою любовь больному ребенку, и эта любовь тоже наполняет их жизнь. Потому что в этот момент именно «во имя Мое», даже если они не христиане, но все равно – во имя Любви. И эти родители, неся двойной крест – больного ребенка и то, что общество таких людей не принимает,  не любит, отворачивается от них, — хранят этого ребенка как драгоценное сокровище. Страшного, казалось бы, уродливого, ничего не понимающего, но окруженного родительской заботой и любовью.

Мне все-таки приходится видеть такие семьи. Слава Богу, они есть. Родители ничего не хотят от такого ребенка. Они ангелами таких детей называют. Да, именно ангелами.

У меня в приходе есть такая семья, в которой больная девочка совершенно не развивается. Ей уже 14, ее такую огромную приносят к нам в храм, я ее все время Кровью, как младенца, причащаю. И родители все время говорят: «Варенька сидит на диванчике, и такое ощущение, что вся комната светом полна. Мы все от нее этим светом просвещаемся и греемся».

Они хотели родить еще ребенка,  Бог не дал им, они вовремя прекратили эти попытки, потому что это разрушило бы всю эту ситуацию, больной ребенок был бы поставлен на задний план. Слава Богу, они вовремя это поняли. Желание иметь здорового ребенка естественно для всех, желание продолжить свой род и вложить в своего ребенка все, что ты знаешь, — это правильно и хорошо, так и надо. Но в такой ситуации родители не могут дать своему ребенку свои знания, свои умения, но могут дать свою любовь. Эти родители ничего не хотят от своего ребенка. Может, они и хотели бы, но у них нет такой возможности.

Но они с этим смиряются, и родителям, у которых здоровые дети, можно многому научиться у таких семей, научиться правильному отношению к своим детям…

«Дети, куда вас дети?»

Когда наступает родительский отпуск, дети отправляются к бабушкам-дедушкам, чтобы самим родителям куда-то уехать, не взять детей с собой, освободиться от них. Родители целый год готовятся к отпуску – куда бы поехать, как бы отдохнуть, дети здесь являются явной помехой.

Конечно, отношение к детям, как некой обузе в какой-то момент аукнется родителям точно. Родители совершенно не замечают этого и уверены, что детям у бабушки с дедушкой очень хорошо – свежее молочко, речка, ребята, и бабушка с дедушкой счастливы, что наконец-то им отдали их внуков, — как мы хорошо все придумали! Всякое бывает, в какой-то момент случается так, что родители вынуждены оставить детей на какое-то время. Но, однажды назвав детей обузой, назвав детей помехой, сделав себе такое послабление,  сделав даже правилом – «вы нам сейчас будете мешать», — все это обязательно будет замечено детьми. Родители зря думают, что дети маленькие и ничего не понимают. Они зря думают, что, если они не при детях что-то сказали и как-то себя проявили, то в общем-то ничего страшного не произошло.

Если родители при детях пытаются сохранить между собой мир, а на самом деле у них вражда, то дети будут видеть ровно то, что есть. Детское чутье, детская интуиция – потрясающая! Дети очень открыты для всего, и для этого тоже. Дети, может, не будут понимать, что они видят, не будут это осознавать, но это станет их детской проблемой, потому что они будут это чувствовать, а найти этому объяснение или оправдание они не смогут, и это ляжет в детскую душу тяжелым грузом. И потом это может неожиданно проявиться в отношении к родителям.

Что дети хотят от родителей?

На раннем этапе дети от родителей хотят только одного – чтобы они были. Были как родители. Не те, кто кормит, покупает вещи, водит куда-то, т.е. выполняют родительские обязанности, а именно были родителями. И часто дети в раннем возрасте могут это не получить. Хотя родителям кажется, что они делают все, что необходимо детям для жизни.

А детям нужно только одно —  сердечное тепло, внимание, когда им внимают, когда их пытаются разглядеть. Не отвлекаясь на секунду от телефона: «Ну, что тебе надо?», не между сериалами или газетами, не между телефонными разговорами, а когда к детям приковано все внимание. Причем неважно, что в этот момент дети что-то просят, или говорят чепуху, или просят ответить на совершенно банальный вопрос, — дети все время требуют от родителей внимания. Когда дети плачут, когда задают нелепейшие вопросы, которые родителей раздражают, затевают драку с братьями-сестрами, — дети просят только родительского внимания.

Конечно, бывает, и детская ревность, например, к маленькому новорожденному ребенку. Но по большому счету, проблем нет, когда родители привыкли детям внимать, когда родители любят детей прижимать к себе, когда родители любят поиграть с детьми в какую-то ерунду, заняться ими так, как детьми занимаются бабушки и дедушки. Потому что довольно часто именно у бабушек и дедушек просыпается чувство горячей, совершенно запредельной нежности к своим внукам, и бывает это именно потому, что в свое время они не смогли дать это собственным детям. И родители иногда стараются таких дедушек-бабушек держать на расстоянии, понимая, что такое отношение может быть детям где-то и во вред. Конечно, во вред, потому что это от  дедушек-бабушек, а не от мамы и папы. А если заботы достаточно, то даже если детей несколько, то между ними не будет конкуренции за родительское внимание, потому что каждый в свое время получил все в полноте. Детям от родителей на каком-то этапе нужно только это.

В этот период дети не понимают, успешны их родители или нет, большая у них зарплата или маленькая, есть у них проблема с карьерным ростом или нет, какие у них часы на руке — Rolex или Победа, есть у них машина или нет. А родителей волнуют именно эти вопросы. А если бы родителей это не волновало, а волновали именно дети, то все бы и сложилось.

Потом наступает другой этап, когда дети взрослеют, и им очень важно видеть в родителях пример. Это не значит, что примером родители становятся для детей в возрасте 10-14 лет. Начиная с 4 лет, дети смотрят на родителей, как на пример отношений с миром. Как родители ведут себя по отношению друг к другу,  как родители ведут себя по отношению к другим людям, как родители ведут себя в метро, в магазинах, театре, как родители ведут себя в церкви?  Как родители отвечают на грубость, как родители отвечают на добро, как они реагируют на нищего или бомжа, который сел рядом с ними? На массу других вещей дети смотрят, конечно, неспециально смотрят, не следят за ними. В это время происходит полное узнавание родителей как людей – как они себя ведут, каким образом они проявляют себя в этом мире как люди.  Сначала дети ни о чем не спрашивают, а потом на каком-то этапе начинают задавать вопросы.

Потому что следующий этап – сравнение. Дети начинают сравнивать свой опыт с тем, чему их родители учат. Родители учат – что такое хорошо и что такое плохо, по каким критериям нужно выбирать себе друзей, как надо себя правильно вести и т.д.. И дети начинают задавать вопросы «А почему?» Потому что вполне может быть странная раздвоенность – между своим жизненным опытом и тем, чему их учат. И тогда дети хотят от родителей правды.

Следующим этапом дети смотрят на честность, на искренность родителей, на их реакцию на происходящее в мире, нет ли тут подлога и подмены.

Из этого всего и складывается воспитание. Отношения с детьми складываются из того, что родители хотят от детей, и что дети хотят от родителей. Дети хотят правды, и они ее должны получить в достаточно раннем отроческом возрасте, когда они уже способны исповедоваться, способны решать какие-то первичные вопросы бытия, добра и зла, межличностных отношений, правды и лжи, вопросы совести. И детям важно увидеть в родителях правду. Или неправду. И тогда начать как-то с этой проблемой жить и каким-то образом эту проблему начать решать.

И после того, как этот вопрос в глазах детей решается – правда или неправда,  ложь или истина, наступает следующий этап – чего тогда хотеть от родителей? Может наступить такой момент, когда дети ничего, кроме претензий, от родителей получить не смогут. Потому что ребенок будет не таким. Не таким, потому что в ответах родителей на свои вопросы он не нашел правды. Он перестал им доверять, он перестал задавать им вопросы, он перестал верить словам родителей, потому что это только слова.

И тогда ребенок начинает свой собственный поиск правды – сложный, подростковый, протестный,  через нарушение дисциплины, через дурные компании, через возможность попробовать запрещенные плоды. И уж как он потом выбирается из этого поиска, или просто его оставляет, понимая, что в жизни правды нет и надо жить по законам зла и лжи, и он выбирает эти законы, либо он через какие-то собственные сложные пути находит эту правду, но тогда уже без родителей.

Либо ребенок начинает хотеть от родителей дружбы, на следующем уже этапе. Настоящей серьезной дружбы и доверия. Он хочет, чтобы родители ему доверяли. Он хочет, чтобы родители в него поверили. Чтобы родители предоставили ему возможность быть похожим на них, подобно им поступать. Он будет делать ошибки, поступать неправильно, и вот реакция на эти ошибки со стороны родителей должна быть очень хорошей. Ребенок должен получить поддержку. Он находит в родителях доверие, когда видит  не раздвоенность, а правду, а если есть раздвоенность, то, по крайней мере, он видит, как родители с ней борются, не соглашаются с ней, как они с ребенком умеют быть откровенными даже в том, что у них не получается.

Это очень важно, ведь родители могут быть и не совсем удачливыми, не только в мирском смысле. Папа может быть пьющим, предположим, но очень добрым. И дети этого доброго, но пьющего папу будут любить и не будут его стесняться. Может быть что-то большее, чем жизненные проблемы родителей, их ошибки, их падения. Все может быть в жизни,  но момент искренности и правды не будет упущен, даже в не во всем благополучных семьях.

У нас в гимназии была такая семья, где был очень сильно пьющий папа, а дети – такие чУдные все выросли, так за папу молились! Замечательная семья, мать жила без осуждения своего супруга, хотя там наверняка были безобразные сцены при детях, но все ведь может случиться.

Жить не по лжи – это самое главное.

На разных этапах своего формирования дети хотят от своих родителей разного. Казалось бы, разного, но всегда одного и того же — они хотят настоящих отношений, чтобы родители были с детьми настоящими. И больше ничего.

Беседовала Тамара Амелина

Читайте также:

Православное воспитание детей. Как не вырастить ребенка атеистом?

Воспитание детей: Пять практических правил для родителей-христиан

Дети хотят на ручки. Няни спасают малышей-отказников от одиночества | ОБЩЕСТВО

Многих жителей потрясла недавняя история малыша из Волгограда, которого забрали от родителей-наркоманов в больницу. Там чужие родители сняли видео, как его кормят один раз в день, запирают и не обращают внимания на крики «Мама!». В Красноярске благодаря программе «Хочу на ручки!» фонда «Счастливые дети» малыши-отказники не остаются без внимания. О том, как няни приходят в программу, справляются с эмоциями и, конечно, о чудесах нам рассказала куратор проекта Светлана Саклакова.

Не только Мэри Поппинс

Нина Фатеева: Светлана, как вы стали куратором нянь, сопровождающих детей из дома ребёнка в больницах?

Фото: Из личного архива/ Светлана САКЛАКОВА

Светлана Саклакова: Я работала в городском Совете помощником депутата. Как только срок его депутатства закончился, начала думать, чем дальше заниматься. И увидела объявление: «Фонд «Счастливые дети» ищет куратора программы «Хочу на ручки!». Подруга сразу сказала: «Это твоё!» Но я как-то сомневалась. Прошло ещё полмесяца, снова это объявление попалось на глаза. И я позвонила директору фонда, мы встретились, и среди других кандидатов выбрали меня. Когда пришла работать, вспомнила, что программа помощи отказникам в Красноярске началась намного раньше. На форуме «Реклама-мама» Галина Кошкина сделала топик «Наши детки». Там мы собирали деньги, покупали подгузники, отвозили их отказникам в Красноярскую больницу № 20 имени И. С. Берзона.

– Ваше образование идеально подходит для такой работы, а для нянь оно имеет значение?

– Нет! Даже наличие детей не имеет значения. Например, у нас работает 23-летняя девушка, она по природе своей волонтёр, всегда готова помогать, и делает это хорошо. Другая няня – бывший экономист завода, а сейчас прекрасно находит общий язык с малышами-отказниками. В резерве у нас примерно 40 нянь, постоянно работают 15–20. Новички проходят три этапа: собеседование со мной, психологический тест, после него длительное собеседование с психологом. Няня – это же как вторая мама: обязательно смотрим, как у неё с отзывчивостью, эмоциональностью, сможет ли она выстроить коммуникацию с медицинским персоналом. Многие, после того как подробно рассказываем обо всех нюансах, не возвращаются. Есть стереотип, что няня – это Мэри Поппинс, которая красиво проведёт время с красивыми, ухоженными детьми. А наши подопечные зачастую очень тяжёлые в плане здоровья. Вот СМС от няни, которая сидела двое суток с девочкой прошлой ночью: «У неё после лапароскопии был жидкий стул, да ещё и рвало, я только успевала всё стирать, мыть вокруг неё и себя». Немногие готовы к таким ситуациям, и тем ценнее команда наших прекрасных нянь.

Сейчас фонд «Счастливые дети» начал сбор подгузников для детей от 0 до 4 лет. Требуются подгузники размеров «2» и «3». Их можно купить и принести на вахту в Дом ребёнка № 3 (ул. Академика Вавилова, 53а) или в офис фонда на ул. Молокова, 19.

Рисовать и варить сыр

– Как взаимодействуете с детскими домами, больницами, домом ребёнка, нет ли препятствий в пандемию?

– Если это экстренная гос­питализация, то из дома ребёнка мне звонят, сообщают, куда везут малыша, а мы подбираем дежурную няню. Если плановая, то у нас есть график, когда, куда и на какое время нужна наша помощь.

Раньше няни работали по 12 часов, из-за пандемии пришлось изменить график на «сутки через сутки», чтобы слишком часто не менять людей. Мы сдаём ПЦР-тесты, тесты на антитела, у всех оформлены медкнижки, на входе в больницу также берутся анализы. Все меры предосторожности соблюдаются. Всё для того, чтобы дети не оставались одни.

– Многие НКО отметили, что, несмотря на сложную ситуацию в пандемию, пожертвования увеличились. Как у вас?

– Полтора года назад мы получили Президентский грант, смогли расширить программу. Сейчас, в пандемию, у нас 2 тыс. часов в месяц сопровождения отказников в больницах. До пандемии мы могли обеспечить только 700 часов. Чтобы понимать: на одного ребёнка в месяц требуется 300 часов работы нянь. Зимой бывало до 14 детей в месяц, мы отказывали со слезами на глазах. Сейчас потребность закрыта, хотя к нам стали чаще обращаться родители паллиативных детей, с которыми они не могут лечь в больницу, так как дома ещё есть дети. Звонят и детские дома, просят сопроводить детей постарше. Некоторые компании-партнёры ушли, так как пострадали финансово в пандемию. Но помощи от обычных людей стало больше.

– Дети в больницах – это эмоционально тяжело. Как справляетесь с выгоранием?

– Психолог фонда подсказывает няням разгрузочные упражнения. Раз в месяц собираемся коллективом. Женщины рассказывают о проблемах и успехах, делятся опытом. Мы приглашали художника, рисовали в технике батик. Варили сыр на ферме «Коза-дереза». Нам всегда рада Светлана Тетерина в Поздеевке. Мы стучали на барабанах, спасибо Михаилу Эгленталю. Кроме того, каждая няня находит свой способ отвлекаться. А ещё очень поддерживает, когда мы слышим: «Без ваших нянь никак!» – от врачей, сотрудников домов ребёнка. 

Чудеса вдохновляют

– Знаете, есть мнение, что няня побудет пару дней – неделю с ребёнком, а потом-то он всё равно вернётся в казённое учреждение. Не делает ли такая помощь хуже?

– От внимания наших нянь у детей зачастую происходит мощный рывок в развитии. Кто-то не ползал и вдруг пополз, другой начал сам есть, третий более активно заговорил. Мы точно знаем, что даже небольшое количество любви и тепла, которое отказники получают за неделю-две, оставляют след в ребёнке. Он запомнит это хорошее. 

– Ваши няни часто рассказывают, как ухаживают за детьми. Бывало ли такое, что кто-то так нашёл ребёнка и усыновил?

– Если мы пишем о ребёнке, который имеет статус для усыновления, то есть родители лишены прав, то прикрепляем всегда ссылку на анкету в базе данных. Был случай, когда малышку с 5-й группой здоровья, то есть с сильными нарушениями, увидела в наших постах женщина из другого города. Она прилетела, преодолела все препятствия, забрала дочку. И сейчас там такой прогресс в развитии, что просто чудеса. Ещё мы сопровождали девочку с сильными проблемами с ножками и очень хотели, чтобы её удочерили. Её забрали в семью. До этого она не ходила, потом ходила за ручку. Позавчера я разговаривала с мамой и узнала: девочка сама поднимается по лестнице вслед за старшими спортивными братьями. Было и так, что одна наша няня ухаживала за одним ребёнком, вторым, а увидела третью девочку и поняла, что это её дочь. Удочерила, девочка в семье уже пять месяцев, и это просто удивительно – она копия мамы! Эти истории нас очень вдохновляют.  

– У вас разрывается телефон. Это помощь предлагают?

– Мы собираем подгузники для отказников. Сейчас позвонил мужчина, его отправила в магазин жена, чтобы он купил подгузники и привёз. Только что он прислал фото с полной корзиной памперсов и спрашивает, хватит ли. Красноярцы вызывают восхищение своим желанием помочь.

– А какая самая необычная няня у вас работала?

– Все отличные и необычные, у каждой своя история. Но один случай нас удивил: год назад в самом начале пандемии к нам пришла волонтёром женщина и сразу же вышла на недельное дежурство в детскую краевую больницу в Академгородке. Потом ещё несколько раз дежурила, мы видели, что няня очень ухоженная, на хорошей машине, но мало ли как бывает. А потом тайна раскрылась: оказалось, что это известная в городе бизнес-леди.

– Светлана, вижу, что вы включены в дело на 200%. Остаётся ли время на себя?

– Действительно, мой телефон работает в режиме 24/7. А вообще, люблю скачать что-то новенькое в электронную книгу и почитать. Люблю долго ехать за рулём куда-то. Люблю своего добермана. Хожу на вокал, правда, пока только слушаю, и занимаюсь со своим ребёнком в Театре-студии «Открытые сердца». А ещё по пятницам хожу стучать на барабанах в студию «Джем» – очень хорошо разгружает от забот.

Светлана САКЛАКОВА. Родилась в Красноярском крае, в посёлке Диксон. В 2006 году окончила МГСУ по направлению «социальная работа», получила специальность «социальный работник». Работала помощником депутата в красноярском городском Совете депутатов. Сейчас работает в фонде «Счастливые дети».

Глава Подмосковья устроил властям разнос из-за пельменей в школах. «Если дети хотят, дайте»

Губернатор Московской области Андрей Воробьев возмутился, что в школьных столовых нет пельменей Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Губернатор Московской области Андрей Воробьев возмутился отсутствием пельменей в школьных столовых и потребовал у областных чиновников включить блюдо в меню. Он отметил, что готов выделить на эти цели средства из бюджета. Об этом стало известно во время совещания губернатора Подмосковья Андрея Воробьева с министрами и главами округов.

«Во все времена одно из самых вкусных [блюд] было пельмени. Тогда не было бургеров и картошки фри. Если дети хотят пельмени, то дайте им пельмени. <…> В чем проблема? Все что угодно является угрозой. Пельмени должны быть обязательно!» — посетовал губернатор. Трансляция совещания велась на официальной странице облправительства в соцсети «ВКонтакте».

Вопрос о добавлении пельменей в школьное меню поручили рассмотреть министру образования региона Илье Бранштейну. Он в свою очередь объяснил, что отсутствие пельменей продиктовано требованиями СанПина. Главный санитарный врач Подмосковья Ольга Микаилова пообещала рассмотреть возможность включения пельменей в рацион питания школьников.

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев возмутился отсутствием пельменей в школьных столовых и потребовал у областных чиновников включить блюдо в меню. Он отметил, что готов выделить на эти цели средства из бюджета. Об этом стало известно во время совещания губернатора Подмосковья Андрея Воробьева с министрами и главами округов. «Во все времена одно из самых вкусных [блюд] было пельмени. Тогда не было бургеров и картошки фри. Если дети хотят пельмени, то дайте им пельмени. <…> В чем проблема? Все что угодно является угрозой. Пельмени должны быть обязательно!» — посетовал губернатор. Трансляция совещания велась на официальной странице облправительства в соцсети «ВКонтакте». Вопрос о добавлении пельменей в школьное меню поручили рассмотреть министру образования региона Илье Бранштейну. Он в свою очередь объяснил, что отсутствие пельменей продиктовано требованиями СанПина. Главный санитарный врач Подмосковья Ольга Микаилова пообещала рассмотреть возможность включения пельменей в рацион питания школьников.

Эксперты рассказали, почему дети не хотят ходить в школу

По мнению родительницы, у сына нет желания учиться, потому что школьный учитель не смог его заинтересовать. «Раньше мы приходили в школу учиться, а сейчас приходим показать, чему научились дома с родителями», — сказала она.

Кроме того, по словам Ремпель, в школьных учебниках много сложных и странных заданий, решить которые может даже не каждый взрослый человек. «И родителям второклассника приходится решать задачи коллективным разумом на специальных форумах в интернете или по телефону», — отметила Ремпель. В итоге получается, что выполнением домашней работы больше озабочены не дети, а сами родители.

Учиться, учиться, учиться

Нежелание ребенка любого возраста ходить в школу — это самозащита от большой нагрузки, считает учитель русского языка и литературы, заслуженный учитель РФ Инна Голенок.

«Получается, что ребенку неудобно, некомфортно от того, что он не делает, а когда он начинает все делать, то ему тоже некомфортно, потому что устает», — пояснила она.

Голенок отметила, что загруженность учителей, связанная с недостатками базового планирования, проецируется на учеников. «Программа сделана так, что на предмет выделяется иногда один час в неделю. А один час в неделю по всем психологическим правилам вообще не должен быть: знания не закрепляются, нет повторения, отсюда большая нагрузка», — считает учитель.

Директор физико-математического лицея N 239 в Санкт-Петербурге, победитель Всероссийского конкурса «Директор школы-2012» Максим Пратусевич согласен с тем, что программа у современных школьников непростая. Вместе с тем, он считает лень главной причиной нежелания учиться в школе.

«Мало времени и работать надо, а работать нынче не очень принято. Дети не приучены к работе. Говорят, учиться надо весело, чтоб хорошо учиться, а это не так. Учеба — это напряженный труд. Мы же учимся для жизни, а в жизни надо напряженно трудиться, уметь это делать», — сказал Пратусевич.

Чему учат в школе?

Детские психологи уверены, что ключевую роль в отношении ребенка к школе играет первый учитель, который должен мотивировать ребенка учиться. Президент Ассоциации детских психологов и психиатров Александр Кузнецов рассказал РИА Новости, что школам в России всегда не хватало индивидуального подхода к каждому ученику.

«Школа ориентирована на среднего ученика, поэтому ни о какой индивидуальности речи быть не может. Доказано, что сильные ученики спускаются до уровня средних через два-три класса», — сказал Кузнецов.

По его словам, часто ребенок не хочет ходить в школу именно из-за того, что не любит своего учителя. Или ребенок ходит в школу не за знаниями, а чтобы просто пообщаться и покрасоваться перед сверстниками. «Мы не любим предмет, учителя по которому мы не любим. Из нашей практики, примерно 50% детей в начальной школе, когда их спрашивают об учителе, отвечают, что учитель им не нравится», — отметил психолог.

По словам Кузнецова, если родители хотят, чтобы у ребенка не было проблем с обучением в школе, они должны сохранить главное — мотивацию ребенка к обучению. «И не за счет того, что учеба — это труд, это глупость большая, а наоборот, объяснять, что учеба — это интересно всегда. Нужно искать способы, как не убить естественное природное любопытство ребенка к знаниям», — заметил он.

Правильная помощь

Психолог дал несколько практических советов родителям, которые не могут заставить ребенка учиться в школе. Прежде всего, родители должны выяснить, нравится ли ребенку учитель. «Если ребенку учитель не нравится, смените учителя. Это может быть учитель в соседней школе. Не надо привязываться к школе только потому, что она ближайшая к дому», — рекомендует Кузнецов.

Если не удается найти хорошего учителя, можно перевести ребенка на домашнее обучение. «По новому закону об образовании это можно сделать очень просто: приходишь в школу, пишешь заявление и все. Потом только нужно будет сдавать контрольные», — пояснил психолог, отметив, что его дети, например, уже давно постигают школьную программу в домашних условиях.

Обучение дома экономит много времени и воспитывает у ребенка самостоятельность. «Если ребенок умеет читать, он может самостоятельно изучить тему. Если у него есть вопрос, он может спросить родителей или посмотреть многочисленные видеоуроки в интернете», — сказал Кузнецов.

Еще один совет — назначить ребенку призы, чтобы у него была мотивация в полном объеме и самостоятельно выполнить домашнюю работу. Например, дети могут зарабатывать право двадцать минут заниматься познавательными приложениями на планшете после восьми вечера. Впоследствии ребенок привыкнет к определенному ходу событий, к ритуалу и начнет делать уроки самостоятельно.

«Родители не понимают, каким образом можно помочь ребенку делать уроки. Они не могут заставить ребенка оторваться от компьютера и по пять часов делают за них уроки. В результате ребенок привыкает и говорит: «Мам, уже поздно, а ты не могла бы за меня физику сделать?!» У ребенка формируется такое отношение, что мама все равно меня не отпустит, пока я уроки не сделаю, а поскольку ей тоже надо идти спать, она в конечном итоге все за меня сделает, мне только надо побольше тупить и поменьше делать», — пояснил Кузнецов.

Психолог отметил, что примерно у 20% детей имеется синдром дефицита внимания. «Поэтому еще один совет: детей нужно учить отдыхать и разбивать сложные задания на мелкие. Чтобы у ребенка не было ощущения, что он сидит за уроками до посинения», — сказал он. Для контроля времени труда и отдыха можно использовать таймер для готовки или песочные часы.

В младших классах обязательно нужно приучать ребенка к чтению. «Прививая любовь к чтению, вы застрахуетесь от большинства проблем в образовании», — считает психолог. Простейший способ научить ребенка любить книги — проявлять интерес к тому, что ребенок читает вам вслух. «У нас обычно очень мало времени, чтобы слышать ребенка. Когда ребенка слушаешь, ему очень нравится читать взрослому, особенно если взрослый искренне интересуется», — добавил Кузнецов.

Иногда важно купить учебники за предыдущий класс и провести диагностику и определить тот уровень, с которым ребенок справляется на «отлично». «И сказать ребенку: все, дома мы начинаем учиться с этого уровня. Нужно догнать программу, чтобы человек встал на твердую почву и чувствовал себя уверенно в классе», — сказал психолог.

Но самое главное правило, о котором должны помнить родители — никогда не говорить ребенку, что он глупый, и не раздражайться, если он что-то не понимает. «Если вы раздражаетесь, значит, вы ставите завышенные цели. Спуститесь ниже. И обязательно поощряйте самостоятельность ребенка», — заключил Кузнецов.

«Хочу прямо сейчас!» Желания и потребности детей | Руководство по ресурсам для родителей

Помочь детям научиться справляться со стремлением к мгновенному удовлетворению — важная часть воспитания

Большая часть нашего родительского опыта связана с разработкой способов удовлетворения глубоко прочувствованных желаний и потребностей наших детей. Мы имеем дело с желаниями и потребностями наших детей с самых ранних моментов до их вступления во взрослую жизнь. Мы должны выяснить, каковы настоящие потребности наших детей и что делать, когда они хотят мгновенного удовлетворения или вещей, в которых они не нуждаются или не могут иметь.И нам приходится иметь дело с нашими собственными чувствами печали, разочарования или гнева по поводу того, как много им нужно и чего они хотят. Подробнее об этом мы поговорим в нашей новой книге Listen . Мы стремимся сделать их жизнь как можно лучше, но рано или поздно нам становится трудно проявлять щедрость, когда наши собственные потребности в отдыхе, уверенности и ресурсах не удовлетворяются должным образом.

В этой статье не делается попытка указать на разницу между потребностями и желаниями в определенном возрасте или на определенном этапе. Здесь достаточно сказать, что детям нужно много безраздельного теплого внимания со стороны родителей и окружающих.К ним нужно относиться с уважением. Им нужна игра, много места для экспериментов и много положительных отзывов о том, кто они и какие интересные эксперименты они проводят.

Им нужна информация о том, что происходит вокруг них, с самого начала: их ум прекрасно работает, и с самого рождения они полностью понимают эмоциональную значимость каждого взаимодействия с нами. Они также понимают гораздо больше языка, чем мы думаем. Даже когда мы хорошо удовлетворяем их потребности, каждый божий день бывают моменты, когда наши дети жаждут внимания или вещей, которые мы не можем дать им в тот момент, когда они почувствуют в этом потребность.Когда мама и папа могут мягко и с пониманием относиться к этим моментам сильного желания, это имеет огромное значение в жизни ребенка.

Чувство нужды может сохраняться после того, как момент нужды прошел

Дети приобретают чувства  необходимости — потребность во внимании, потребность в еде, потребность в физической близости, потребность в подтверждении того, что все в порядке — в моменты, когда они напуганы или грустят. Такие моменты случаются в жизни каждого ребенка, какими бы внимательными ни были родители.

Примером такого момента может быть ребенок, который чувствует боль от прорезывания зубов и голоден. Он берет грудь или бутылочку только для того, чтобы обнаружить, что это больно, поэтому наши попытки помочь ему справиться с голодом не могут исправить всю ситуацию. Он кормит грудью и плачет, кормит грудью и плачет, а мы чувствуем грусть или разочарование, желая получить волшебный ответ. Даже после того, как у него прорежутся зубы, его эмоциональная память может сохранить эти чувства.

Иногда дети испытывают большую потребность, которая не удовлетворяется — например, потребность чувствовать себя в безопасности, рядом и заботой в первые дни после рождения.Когда ребенку приходится лечиться или его разлучают с родителями по другим причинам, у него возникают чувства нужды и страха, которые не устраняются не очень личной заботой персонала больницы. Когда ребенок, наконец, возвращается на руки своим родителям, его нынешние потребности, наконец, удовлетворены, но чувство потребности из того страшного прошлого может задержаться и сделать его нервным, беспокойным, неспособным хорошо спать или склонным к длительным приступам плача. без видимой причины.

Иногда ребенок приобретает набор чувств из-за событий, которые мы, взрослые, считаем без происшествий, например, когда папа уходит утром на работу или мама внезапно оставляет его, чтобы ответить на телефонный звонок или помочь с домашним заданием старшего ребенка.В любом случае, эти большие и маленькие переживания потребности оставляют пакеты чувств, которые ребенок затем несет с собой, пока он не сможет исцелиться от боли, большой или маленькой.

Чувства «мне нужна мама», или «я хочу внимания», или «я боюсь находиться дальше, чем на расстоянии вытянутой руки от папы» могут помешать ребенку уверенно исследовать мир, заводить друзей и замечать, что он в безопасности. с доверенными родственниками или опекунами. Иногда такие чувства мешают ребенку только при определенных обстоятельствах — когда он устал, или когда вокруг много людей, или когда родители ласковы друг с другом.Иногда такие чувства действуют большую часть времени, заставляя ребенка казаться «застенчивым», «робким» или «эгоистичным». Сигналы «чувства нужды» могут стать настолько настойчивыми, что будут управлять личностью ребенка.

Дети пытаются избавиться от оставшихся чувств

Где-то в глубине души дети знают, что с этими чувствами нужно бороться. Еще не принято понимать, что дети инстинктивно создают ситуации, в которых вы не можете удовлетворить их заявленные «потребности».”  Они делают это, чтобы в полной мере ощутить потребность, показать вам, как им больно, плакать или истерить по этому поводу, и, таким образом, избавиться от влияния чувства на них. Тогда они могут действовать более логично и смело и чувствовать себя намного лучше.

Вот почему ваш малыш может бросить игрушку со стульчика для кормления, заскулить, чтобы вернуть ее, а когда вы вернете ее, выглядеть недовольным и снова бросить ее. Он пытается «работать» на желании! Замечательны детские инстинкты того, как вызвать хороший крик, избавиться от устаревших чувств нужды, которые на самом деле не соответствуют текущей ситуации.

Например, одну знакомую мне трехлетнюю девочку отлучали от бутылочки, к которой она была очень привязана. Ее мама знала, что держать ее и любить ее, пока она плакала из-за того, что хочет бутылочку (она отказывалась от чашки молока, которую предлагала мать), было хорошим способом помочь ее дочери справиться с этой привязанностью, не чувствуя себя брошенной или забытой.

Постепенно, после нескольких криков о том, что ей отчаянно нужна бутылочка, она стала проводить больше времени, играя без бутылочки, свисающей изо рта, и ее общая уверенность росла.Однажды она дала мамочке свою бутылочку и попросила поставить ее повыше на полку в другом конце комнаты. Озадаченная, мама сделала то, что она просила, и вернулась к дочери, которая забралась к матери на колени и начала от души плакать из-за того, что ей нужна ее бутылочка. Она настроила свое собственное время, чтобы поплакать из-за того, что хочет свою бутылку!

Часто дети ссорятся из-за того, кому достанется желанная игрушка, или кто сядет на колени у папы, или кто получил больше мороженого в их тарелке. Эти ссоры могут выявить глубокое чувство нужды, связанное с вопросами, которые в целом не являются жизненно важными для ребенка.Если ребенок пытается справиться со своим чувством нужды, вы заметите, что, хотя вы и пытаетесь исправить ситуацию, чтобы сделать ее «справедливой» или «равной», ваш ребенок не может расслабиться и насладиться улучшением ситуации. Он занимает оборонительную позицию, убегает с игрушкой или копит ее, или остается изолированным или несчастным, хотя ситуация кажется исправленной. чувства потребности все еще сильно действуют, и они будут продолжать делать вашего ребенка неразумным.

Вашему вниманию мощный бальзам

Чтобы справиться с этим чувством нужды, хорошая долгосрочная политика в отношении ссор состоит в том, чтобы переехать и предложить любовь и внимание ребенку, чья очередь не пришла или который не может получить то или кого он хочет.Приблизьтесь и установите нежный контакт. Дайте ему понять, что на этот раз ему нужно подождать или что он просто не может получить то, чего так жаждет прямо сейчас.

Оставайтесь, прислушивайтесь к его чувствам и продолжайте давать ему знать, что он получит очередь, или что в другой день он может сесть на стул рядом с папой или съесть еще мороженого. «Я помогу тебе подождать» — хорошее заверение, или «Салли когда-нибудь покончит с этим. Я не знаю когда. Но я помогу тебе подождать. Мы называем этот вид прослушивания «Staylistening».

Ребёнок может использовать желание чего-то изменить или чего-то ещё в качестве клапана, чтобы выпустить множество накопленных, устаревших желаний, которые мешают ему чувствовать себя полностью довольным вами и жизнью. Вы можете установить теплый зрительный контакт и любящее прикосновение, зная, что вы и ваша любовь вливаетесь в некоторые нуждающиеся места в его жизни. Его чувства будут сильными, на самом деле, чем слаще вы будете звучать, тем громче станет его крик. Процесс заживления идет полным ходом, когда все идет хорошо!

Когда дети чувствуют нужду, вы — бальзам, в котором они нуждаются.Ваше внимание, безусловно, является самым мощным лекарством, и если они могут плакать или истерить из-за вашего внимания, окружающего их, вы можете быть уверены, что они получают то, что им нужно больше всего в мире. Когда вы не можете быть рядом, а они тоскуют по вам, любой взрослый, который может слушать и любить их, пока они плачут, вскоре будет считаться их лучшим другом и доверенным лицом.

Слушать и любить — это то, что нам нужно, когда мы тоскуем по кому-то или чему-то. Это здорово получить человека или вещь, которую вы хотите, но когда это невозможно, здорово иметь кого-то, кто раскрывает вам свои объятия, слушает и позволяет слезам делать свою исцеляющую работу.

Благодаря политике «Я помогу тебе подождать и прислушаться к своим чувствам» каждый ребенок в семье (или в игровой группе, или в детском саду) будет иметь возможность помочь с оставшимся чувством желания с течением времени. к. У каждого ребенка будет шанс растворить устаревшие чувства потребности, которые вызывают оборону или агрессию. Несколько хороших слез с любящим взрослым могут помочь каждому ребенку начать гибко играть и проявлять щедрость по отношению к другим детям.

Нелегко слушать детские тоски

Когда вы начнете позволять своему ребенку хорошенько поплакать или истерить, у вас тоже будет много собственных чувств, с которыми вам придется справляться.Мы, родители, склонны колебаться между чувством грусти из-за того, что у нашего ребенка нет того, чего он хочет, и злостью из-за того, что нам приходится слушать такую ​​суету. Мы также можем быть глубоко обижены другими детьми, которые из-за того, что чувство желания заразило их поведение, «забирают» игрушку, которую хочет наш ребенок, кажется, целую вечность!

Наши чувства тоже важны. Они приводят нас к эмоциональному мусору из ситуаций, с которыми мы сталкивались много раз в детстве, обычно без того, чтобы кто-то поддерживал нас и заверял нас, что все будет хорошо.Нам нужна возможность поговорить о нашем собственном родительском опыте и наших воспоминаниях о детстве, чтобы начать избавляться от напряжения, которое накапливается, когда наши дети или дети других людей чувствуют себя разбитыми горем.

Прислушиваться к желаниям — крайне необходимый навык

Наш мир станет совсем другим, когда мы, родители, будем говорить о том, что нужно оставаться рядом и ласковыми, в то время как наши дети плачут и истерят из-за вещей, которые они не могут получить немедленно. У детей будет возможность вырасти с позволением избавиться от плохих чувств, а затем поглотить наше глубоко удовлетворяющее внимание.Пустые и испуганные места внутри них будут иметь шанс исцелиться.

Мы граждане мира, полного людей, чьи чувства отчаяния нуждаются в том, чтобы быть услышанными и исцеленными, пока строится справедливость. Предлагать детям любовь и слушать их, пока они ждут того, чего хотят, — важный шаг в правильном направлении. И, к счастью, дети, родители которых устанавливают разумные ограничения, а затем прислушиваются к их чувствам, вырастают вдумчивыми, ответственными и тактичными взрослыми.

Вот как это работает

Вот история, которая иллюстрирует, как помощь ребенку в работе над желанием (и не желанием) может помочь ему растворить чувства по поводу больших трудностей в его жизни.

Моей дочери три года, и она сейчас ходит в детский сад. Мы с мужем недавно расстались. Элла любит школу. Она с энтузиазмом говорит об этом, когда находится дома, и ей нравится быть там, но ей очень тяжело, когда я оставляю ее там. Она обвивается вокруг меня, крепко прижимается и не дает мне выйти за дверь. Это продолжается уже некоторое время. Вчера, когда мы вернулись из школы, она была дерзкой и капризной. Я готовил ей закуску, и я мог сказать, что плохие чувства были близки к поверхности.Последней каплей для нее стало то, что кресло, которое я ей поставил, оказалось «не на том» месте. Я знал, что это была возможность помочь ей с тем, что она чувствовала, поэтому я не стал ее исправлять. Она побежала через комнату, расстроенная из-за стула. Я подошел, чтобы сесть рядом с ней. Она пыталась плакать, но еще не плакала — это был какой-то «фальшивый» плач. Я сел рядом с ней и как можно мягче сказал ей: «Этот стул просто не на том месте», пытаясь помочь ей полностью ощутить свое расстройство. Она сказала: «Ты мне не нужен!» и убежал от меня.

Я снова отошел от нее примерно на четыре фута и сказал: «Я останусь поблизости, я не хочу покидать тебя прямо сейчас». Она все удалялась от меня, то через комнату, то в другую комнату, а я снова приближался к ней. С каждым разом она все больше расстраивалась и приближалась к настоящему крику. Наконец, когда я приблизился к ней, она не убежала. Вместо этого она лежала на полу, пинаясь и повторяя: «Ты мне не нужен!» Затем я сказал: «Мне очень жаль, что я не могу остаться с тобой утром в школе, но я просто не могу.Она начала сильно плакать. Я спросил: «Тебя это бесит?» Она кивнула нет. Я спросил: «Тебя это огорчает?» Она кивнула «нет», затем кивнула «да» и начала сильно плакать.

Я снова сказал ей, что сожалею, что не могу оставаться с ней по утрам в школе. Она продолжала сильно плакать и начала говорить: «Я хочу, мамочка! Я хочу маму!» Она рыдала, подошла, свернулась калачиком в моих объятиях и какое-то время сильно плакала. Было приятно обнять ее и помочь ей с этими чувствами. В какой-то момент она просто остановилась, как будто у нас был разговор, и тема сменилась.Это все.

На следующее утро, когда мне пора было оставлять ее в школе, она подбежала ко мне, крепко обняла и поцеловала и сказала: «Пока, мамочка!» а потом побежал играть. Какая перемена! Должен вам сказать, что на следующее утро она опять что-то почувствовала и прижалась ко мне — я думаю, из-за того, что наша домашняя жизнь неустроена, она еще не закончила с этим. Но было здорово видеть, что хороший плач может сделать для нее.

— мать из Сан-Франциско, Калифорния

.

Пэтти Випфлер — автор книги «Слушайте: пять инструментов для решения повседневных родительских задач». Книга, по словам Киркуса, «помогает родителям найти творческие и спокойные способы помочь своим детям стать взрослыми.

Руководство по современному воспитанию детей — Well Guides

Нет ничего более простого в воспитании детей, чем процесс кормления вашего ребенка . Но даже пока кормит грудью, приходится принимать решения. (Да, кормящим матерям следует есть острую пищу , если она им нравится. Нет, они не должны реагировать на все детские страдания кормлением грудью.) Педиатры в настоящее время рекомендуют исключительно грудное вскармливание в течение первых шести месяцев, а затем продолжайте кормить грудью, вводя при этом ряд твердых продуктов. Кормящие матери заслуживают поддержки и внимания в обществе в целом и на рабочем месте в частности, и они не всегда его получают. И наоборот, матерей иногда заставляют чувствовать себя неадекватными, если грудное вскармливание затруднено или если они не могут выполнить эти рекомендации.

Вы должны делать то, что работает для вас и вашей семьи, и если исключительно грудное вскармливание не работает, то все, что вы можете сделать, полезно для вашего ребенка. По мере того, как дети растут, выбор и решения умножаются; тот первый год употребления твердой пищи, от 6 до 18 месяцев, на самом деле может быть прекрасным временем для того, чтобы дать детям попробовать разные продукты, и, предлагая повторяющиеся вкусы, вы можете обнаружить, что дети расширяют свой диапазон .

Маленькие дети сильно различаются в том, как они едят ; некоторые прожорливы и всеядны, а другие очень разборчивы, и их очень трудно накормить. Дайте ей поесть как можно скорее и как можно больше; к , «играя» со своей едой , она узнает о текстуре, вкусе и независимости. Закладывайте социальные аспекты еды с самого начала, чтобы дети росли, думая о еде в контексте семейного времени и наблюдая, как другие члены семьи едят разнообразную здоровую пищу, разговаривая и проводя время вместе.(Дети не должны есть, глядя на экран.) Родители беспокоятся о привередливых едоках и, конечно же, о детях, которые едят слишком много и слишком быстро набирают вес; вы хотите помочь своему ребенку есть разнообразные настоящие продукты, а не переработанные закуски, есть во время приема пищи и во время перекусов, а не постоянно «пассировать» или «потягивать», и есть, чтобы утолить голод, а не воспринимать пищу как либо награда или наказание.

Не готовьте специальные блюда для привередливого ребенка , но и не превращайте время приема пищи в обычное поле битвы.

Несколько советов:

  • Поговорите с маленькими детьми о том, как «есть радугу» и получать на их тарелки много разных цветов (оранжевый кабачок, красный перец, желтая кукуруза, что-нибудь зеленое и т. д.).
  • Отведите их в продуктовый магазин или на фермерский рынок и позвольте им выбрать что-то новое, что они хотели бы попробовать.
  • Пусть помогут приготовить еду.
  • Будьте открыты для использования продуктов, которые им нравятся, по-новому (арахисовое масло почти ко всему, томатный соус к шпинату).
  • Некоторые дети съедят почти все, что угодно, если оно будет в клецках или поверх макарон.
  • Предложите попробовать то, что едят все остальные.
  • Найдите несколько надежных запасных вариантов, когда ваш ребенок не будет есть ничего из предложенного. (Многие рестораны приготовят для ребенка что-нибудь простое из меню, например простую пасту или рис.)

Прежде всего, поощряйте вашего ребенка продолжать дегустацию; не исключайте ничего после пары попыток.И если у вас есть ребенок, который любит один конкретный зеленый овощ, это нормально, если этот овощ появляется снова и снова.

Итог: Пока ребенок растет, не мучайтесь слишком сильно.

Семейное питание имеет значение и для детей старшего возраста , даже когда они испытывают биологические сдвиги подросткового возраста. Сохраняйте этот социальный контекст для еды, насколько это возможно, даже несмотря на сложности расписания средней и старшей школы. Держите семейный стол в зоне без экрана, продолжайте разговаривать и есть вместе.Некоторые семьи обнаружили, что пандемия предоставила больше возможностей для семейного обеда, что помогло им пережить трудные времена, но если стрессы недавнего прошлого подтолкнули вашу семью к большему количеству перекусов и большему количеству фаст-фуда, знайте, что вы не одиноки. Это всегда поможет восстановить семью, запастись здоровой пищей в доме, поесть вместе и пообщаться за едой.

Все больше американцев сообщают, что никогда не хотят иметь детей

Несколько месяцев назад Клара Чапман упаковала свой фургон и поехала в Аризону, чтобы возводить свой крошечный домик посреди пустыни.До пандемии она посетила Гранд-Каньон и Салем, штат Массачусетс, все в своем фургоне, который она купила, чтобы она могла забрать и уехать, когда захочет. Люди часто задаются вопросом, как она может путешествовать по своей прихоти. Помогает то, что она бездетная.

«Я не могу прямо указать вам причину (почему). Только когда я стал старше, я понял, что всегда хотел быть бездетным», — сказал 34-летний мужчина из Шарлеруа, штат Пенсильвания, СЕГОДНЯ Родителям. «Я не был настроен на создание семьи. Это было не то, что мне было интересно.

Она и ее муж, Райан Чепмен, наслаждаются жизнью со своими тремя кошками и их способностью делать все, что они хотят, когда захотят. Когда они поженились, ему сделали вазэктомию. Ее близкие понимают, что она не хочет иметь детей. Иногда Чепмен получает отпор от людей, пытающихся убедить ее, что она может передумать, и она ощетинивается при таком предложении.

Клара Чепмен говорит, что ей нравится образ жизни, свободный от детей. Предоставлено Кларой Чапман

«Я действительно хочу, чтобы стало нормой то, что у людей разные жизненные ожидания, — сказала она.«Когда кто-то говорит вам, что это то, чего он хочет от жизни, не должно быть вопросов по этому поводу».

Связанные

Чепмены не одиноки. Новое исследование исследовательского центра Pew Research Center показало, что все больше взрослых сообщают, что не хотят иметь детей — никогда. Около 44% людей в возрасте от 18 до 49 лет сообщают, что маловероятно или «не слишком вероятно», что у них будут дети. В опросе 2018 года 37% взрослых, которые не были родителями, разделяли те же мысли. Люди, которые уже являются родителями, также отмечают, что они не горят желанием иметь больше детей.Колоссальные 74% родителей моложе 50 лет не планируют добавлять в свою жизнь еще одного ребенка.

Для специалистов это не сюрприз.

«Это тенденция, которую мы наблюдаем уже много лет; рождаемость снижается. До пандемии он снижался. Мы не увидели пандемического бэби-бума, как некоторые ожидали», — сказала сегодня родителям Кристин Уилан, директор Центра «Деньги, отношения и равенство» (MORE) в Университете Висконсина в Мэдисоне. «Вместо этого мы наблюдали дальнейшее снижение во время пандемии, что имеет смысл, потому что, когда вы беспокоитесь о своем будущем, особенно с точки зрения здоровья, вы на самом деле не хотите рожать детей.

Но новые данные включают в себя то, о чем нечасто сообщалось. Все больше людей говорят, что они просто не хотят иметь детей без особой причины. Около 56% просто не хотят иметь детей, а 43% указывают другую причину. Две наиболее распространенные причины включают медицинские и финансовые проблемы.

Связанные

«Что меня интересует в этих данных Pew, так это процент людей, которые говорят: «Я не планирую заводить детей, потому что просто не хочу», — сказал Уилан.«Это важное первое, потому что это заявление не было бы социально приемлемым, как 15 лет назад. Так что идея о том, что сейчас социально приемлемо говорить об этом, — это большая перемена».

Алайна Спаноудакис Дэвис никогда не думала, что выйдет замуж или заведет детей. Она сосредоточилась на своем образовании и карьере в качестве учителя математики в средней школе Питтсбургского школьного округа, где она работала учителем последние 18 лет.

«Было определенно то, что я хотел закончить аспирантуру, и я хотел устроиться на работу и преподавать, и, честно говоря, в моей группе друзей у большинства из них либо не было детей, либо они родились позже», 43-летний -Сказал СЕГОДНЯ старый.«Мы были больше сосредоточены на образовании, а профессиональные (достижения) были тем, о чем мы говорили с точки зрения целей».

«Я не была настроена на создание семьи», — говорит Клара Чепмен, изображенная здесь со своим мужем Райаном Чепменом. «Это не было чем-то, что меня интересовало». Предоставлено Кларой Чепмен

Уилан сказал, что карьера, вероятно, является одной из причин, по которой многие женщины не хотят иметь детей. Пандемия показала, насколько сложно по-прежнему быть работающей матерью, особенно в стране, где нет оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком или дополнительной поддержки для семей.

«Стоимость возможности иметь детей выше, чем когда-либо, особенно для женщин», — сказал Уилан. «Женщинам приходилось увольняться с работы или пытаться совмещать домашнее обучение, одновременно работая из дома».

Родственные

Некоторые, у кого нет детей, чувствуют, что у них есть больше времени, чтобы посвятить их другим интересам, организациям, животным и отношениям. Спаноудакис Дэвис уделяет много внимания своим ученикам.

«Я люблю своих детей в школе, и я беру с собой домой много их проблем», — сказала она.«Я ношу это, и я не могу представить, что, вернувшись домой, я должен отключить это и взять на себя ответственность за кого-то другого».

Спаноудакис Дэвис наслаждается жизнью со своим мужем уже пять лет. Она путешествует и работает волонтером. В последнее время она заметила, что некоторые родители даже ревнуют.

«Я чувствую, что у нас появилось больше людей, которые почти завидуют этому, чем когда-либо», — сказала она. «Люди доверяют нам и говорят: «Ребята, вам так повезло».

Алайна Спаноудакис Дэвис никогда не думала о том, чтобы завести детей или даже выйти замуж.Она и ее друзья всегда были сосредоточены на карьерных целях. Предоставлено Alaina Spanoudakis Davis

Вполне вероятно, что тенденция к большему количеству взрослых без детей сохранится. Несмотря на то, что бэби-бум часто следует за историческими массовыми травмирующими событиями, такими как, например, пандемии или Вторая мировая война, Уилан не ожидает, что окончание пандемии COVID-19 приведет к буму. Более того, по ее мнению, результаты опроса показывают, что люди не настроены оптимистично в отношении грядущих лет.

«Они не хотят приносить жертву сейчас, чтобы инвестировать в неизвестное будущее позже.Когда мы выбираем детей, мы знаем, что выбираем бессонные ночи и душевную боль. Но мы надеемся, что мы выбираем нести надежду и новую жизнь в мир, и что все может быть лучше», — сказал Уилан. «Если вы говорите, что не хотите иметь детей, вы имеете в виду: «Я наслаждаюсь своей жизнью прямо сейчас… Я не хочу заниматься отсроченным удовлетворением за неопределенное вознаграждение».

:

Почему дети хотят вещей — The Atlantic

Когда Марша Ричинс начала исследовать материализм в начале 1990-х годов, это была тема, которая в основном была предоставлена ​​философам и религиозным мыслителям.За прошедшие десятилетия Ричинс, профессор маркетинга в Колледже бизнеса Труласке Университета Миссури, и другие внесли большой вклад в академические исследования, подтверждающие некоторую осторожность, которую люди на протяжении тысячелетий выражали в отношении стремления к мирским благам. вещи.

Одним из направлений исследования Ричинса было то, как это стремление начинается в детстве и особенно ускоряется в средней школе. В это время дети в среднем наиболее материалистично отвечают на вопрос, что делает их счастливыми.В статье, опубликованной в прошлом году, Ричинс описал, как социальная динамика средней школы может привести детей к тому, чтобы придавать большее значение владению и обладанию вещами. (Кино, телевидение, Интернет, средства массовой информации, реклама и собственные привычки родителей, конечно же, могут иметь аналогичный эффект.)

Недавно я говорил с Ричинсом об этом процессе, а также о проблемах родителей, связанных с контрпрограммированием. к кодексам поведения средней школы. Последующая беседа была отредактирована для большей длины и ясности.


Джо Пинскер: Как обычный школьник узнает, что материализм может помочь ему ориентироваться в повседневной жизни?

Марша Ричинс: Я считаю седьмой класс худшим возрастом в жизни человека. Это действительно тяжелое время, и есть вся эта незащищенность, которая есть у детей по поводу Кто я? Я нравлюсь людям? Какой я человек? Так как же нам с этим ориентироваться? Что ж, наша внешность — это одна из вещей, с помощью которых мы ориентируемся. Так что же видит ребенок, когда видит другого ребенка? Они видят выражение своего лица, видят язык тела, позу и одежду, которую носят.И поэтому ребенок, который не очень уверен в себе, может чувствовать себя немного более уверенным в себе, если он носит правильную одежду, а не неправильную. Здесь мы с самого начала узнаем, что наличие вещей может помочь нам определить, кто мы есть.

В средней школе: «Вы пытаетесь построить парашют, когда падаете».

Пинскер: Можете ли вы немного рассказать о том, что является альтернативой тому, чтобы зацикливаться на физических вещах — «неосязаемых ресурсах», которые есть у детей для разговоров, например, кто они и в чем они хороши?

Richins: У меня есть гипотеза, которую я не смог проверить.Мне кажется, что если у ребенка есть какие-то нематериальные ресурсы — может быть, он играет на музыкальном инструменте и играет в группе, — у него, возможно, возникнут дружеские отношения, основанные на этом общем опыте. Может быть, их родители говорят: «Вау, я так горжусь тобой за то, что ты остаешься в группе и играешь на трубе». Это может дать ребенку ощущение того, кем он является, помимо вещей, но это неосязаемая вещь. Поэтому, если у детей есть больше таких вещей, как спортивные навыки или занятия, о которых они могут говорить или устанавливать связи с друзьями по этим вещам, они могут чувствовать себя хорошо благодаря множеству разных вещей.И если вам не хватает чего-то другого — если вам не хватает нематериальных ресурсов — вы можете прибегнуть к материальным ресурсам.

Пинскер: Вы говорили о средней школе, но дети усваивают материалистические идеи и в более раннем возрасте, верно?

Ричинс: Да, есть. Один из моих соавторов, Лан Чаплин, проделал определенную работу с детьми и материализмом, и она обнаружила большие различия с течением времени — они становятся более заметными ближе к среднему школьному возрасту.Например, она заставляет детей делать коллажи. Она дает им слова на бумаге и спрашивает: «Насколько это важно для вас?» А потом они наносят на свой коллаж самое важное. По мере того, как дети достигают среднего школьного возраста, появляется все больше и больше материальных вещей, и все больший процент из них являются реальными вещами, а не действиями или другими людьми.

Пинскер: Основываясь на вашем исследовании, есть ли какие-либо вмешательства, которые родители могут предпринять, когда их дети начинают иногда придавать слишком большое значение материальным вещам?

Richins: На самом деле мы не знаем, потому что мы не изучали интервенции, но я провожу много опросов среди людей в возрасте от 20 до 40 лет и прошу их описать, кто они сейчас, и задуматься о своем детстве.Теперь мы должны четко понимать, что это очень несовершенный метод получения данных о детстве людей, потому что существуют всевозможные искажения памяти. Но одним из наиболее последовательных выводов является связь между нынешним уровнем материализма человека и тем, как он воспринимал своих родителей, использующих вещи, когда они росли.

Другими словами, родители, которые ценят вещи, родители, которые идут на большие жертвы, чтобы получить много вещей, родители, которые получают много радости от покупки вещей, родители, которые много говорят о вещах, — они склонны иметь взрослых детей, которые ведут себя так же.Отчасти это, вероятно, предвзятость, когда люди вспоминают свое детство, но я не думаю, что это все. Полезная вещь для родителей здесь — и также вредная — да, сверстники действительно важны, но наши дети наблюдают за нами. Наши дети учатся у нас. Многое из того, что дети считают нормальным, происходит от того, что они видят, как мы делаем. Дети узнают, какими должны быть их отношения с продуктами, глядя на наши отношения с продуктами. Таким образом, мы не можем полностью переопределить сверстников, но мы, безусловно, можем иметь влияние таким образом.

Какое значение имеют родители?

Пинскер: Насколько я понимаю, это связано с вашим исследованием, когда родители предлагают физические вещи в качестве вознаграждения.

Ричинс: Поощрения и наказания, да. И это могут быть заработанные или незаработанные награды. Итак, это еще одна достаточно сильная ассоциация: дети, которые вспоминают, что их родители просто покупали им вещи, когда они этого хотели, или что они платили им деньги или покупали им вещи, когда они получали хорошие оценки, существует очень устойчивая ассоциация, что когда это происходит в детстве, когда этот человек взрослый, он, скорее всего, будет материалистичным.

И сейчас я смотрю на то, что делают родители, когда их ребенок несчастлив, расстроен или сильно разочарован — как родители справляются с этим? И мои предварительные данные свидетельствуют о том, что этому научились в детстве. Родители могут сказать: «О, ты не попал в команду — давай пойдем куда-нибудь поедим» или «Давай пойдем и купим тебе новую видеоигру — это отвлечет тебя». Это.» Что ж, если родители делают то же самое со своими детьми, мы обнаружим, что во взрослом возрасте люди с большей вероятностью справляются с дистрессом таким же образом, делая себе небольшой подарок.

Пинскер: Изменилось ли это исследование в вашем отношении к родителям?

Richins: Помню, я начал это исследование, когда моя дочь была в седьмом классе. [ Смеется ] Итак, у меня не было результатов исследования. Но поступил бы я иначе? Возможно нет. Я никогда не считала хорошей идеей материально вознаграждать детей за то, что они делают, потому что я не думаю, что жизнь устроена таким образом — есть много вещей, которые вы должны сделать, и вы не получаете за них никакого вознаграждения. .Ваша награда в том, что вы остаетесь в живых или сохраняете свою работу.

Тем не менее, я довольно часто прибегал к материальным наказаниям — отбирал вещи, например: «Эта игрушка должна быть убрана, потому что вы проявили неуважение». Это единственное, что сработало с моей дочерью, у которой довольно хороший ум.

Пинскер: И когда вы сделали это, и она пожаловалась, вы ответили, что это было подтверждено исследованием?

Ричинс: Нет. [ Смеется ] У меня тогда не было никаких исследований, да и семиклассника это не впечатляет.Я постоянно разыгрывал исследовательскую карту со своей дочерью — не обязательно с моими исследованиями, а как в «Исследования показывают, что бла-бла-бла ». Она просто устала это слышать. Он не имел никакого веса.

Хотите воспитать умных, уверенных в себе детей? Почему родители должны учить «повторению и ритуалу»

Первые несколько лет отцовства — это огромная адаптация, особенно если вы работающий родитель. Внезапно ваш ребенок начинает ходить… и говорить. Затем им исполняется три года, и они требуют объяснить, почему вы должны оставить их, чтобы пойти на работу.

В то время как переходные моменты (например, ежедневное прощание, помощь воспитателю или проведение дня в детском саду) имеют решающее значение, оставшееся ограниченное время, которое вы проводите вместе, также имеет решающее значение.

Каким бы ни был ваш рабочий график, эти утренние, вечерние и выходные дни могут показаться очень короткими, и вы захотите сделать их приятными и эффективными для укрепления уверенности и самооценки вашего ребенка.

Ключевой метод достижения цели — обучение повторению и ритуалу.

Использование силы повторения и ритуала

Посмотрите любой эпизод телешоу для маленьких детей или любую детскую книгу, входящую в серию, и вы заметите, что она удивительно похожа на следующую.

Персонажи всегда одеты в одни и те же наряды, сюжет всегда разворачивается одинаково, а музыкальная тема играет в одно и то же время. Продюсеры и сценаристы знают, что предсказуемость помогает закрепить детей — что она помогает им с нетерпением ждать просмотра программы или чтения книги вслух и получать от этого удовольствие.

Для вас скучно повторение. Но для детей, особенно малышей, это прекрасно и обнадеживает; мир — совершенно новое и сложное место, и когда они могут видеть в нем закономерности или точно определять, что будет дальше, это дает им чувство безопасности, мастерства и восторга.

Маленькие привычки, большие награды

Так что позаимствуйте эту технику — и создавайте собственные ритуалы. Те, которые работают лучше всего, кажутся естественными, происходят часто и касаются как вас, так и вашего ребенка. Прежде всего, их легко сделать.

Если ваш сын знает, что вы будете брать его на руки и обнимать так же, как каждый вечер входите в дверь, он будет с нетерпением этого ждать — и будет в восторге, когда это произойдет. Пойте вместе эту любимую песню каждый день по пути домой из детского сада. Каждое субботнее утро начинайте с завтрака в одно и то же время. Последовательно укладывайте его в постель каждую ночь.

Вовлеките и их

Даже небольшие домашние дела могут создать ощущение рутины и постоянства. Это не означает, что мы ожидаем, что малыши будут стирать или мыть машину.Но они могут справиться с небольшими, простыми задачами, такими как складывание грязной одежды в корзину для белья, уборка игрушек и игр, принесение салфеток на стол во время обеда или помощь в вытирании кухонного стола после разлива.

Выполнение этих действий создаст дополнительное чувство «я знаю, что грядет», одновременно укрепляя их чувство способностей и самооценку. Это также подготавливает их к более серьезным обязанностям — например, домашней работе или стирке — позже. Не попадайтесь в ловушку «это будет быстрее, если я просто сделаю это» и не ждите, чтобы назначить работу по дому, когда она больше и более способна.

Чем больше ваши дети с самого начала поймут, что их помощь тоже ценна, тем больше у них будет уверенности (и тем легче будет вести домашнее хозяйство работающих родителей).

Не прилагая особых усилий, вы можете вплести небольшие, но преднамеренные нити рутины, подобные этой, в течение всего времени, проведенного с вашим ребенком, и сделать эти часы более приятными, утешительными и полезными для всех.

Дейзи Доулинг — автор книги «Родитель: Полное руководство по успешной работе, сохранению верности себе и воспитанию счастливых детей».»  Она также является основателем Workparent , коучинговой и консалтинговой фирмы, которая помогает работающим родителям вести более успешную и приносящую удовлетворение жизнь. Вы действительно хотите детей

‘Хочешь ли ты детей?’

Вероятно, тебя хотя бы раз в жизни спросят об этом. Особенно, если ты женщина. Я впервые столкнулся с этим вопросом прошлым летом.Глубоко беседуя с другим журналистом, пока мы рассказывали о своих планах на предстоящий год — свадьбы друзей, отдых за границей, отдых — мы вскоре перешли к теме отношений. Он задал вопрос с небрежностью человека, интересующегося, пью ли я молоко в чай. — Да, — немедленно ответил я, прежде чем сделать паузу. «Но я не знаю почему».

Я не всегда так двойственно относилась к материнству. На самом деле, совсем наоборот. Вы редко видели бы меня ребенком без BABY Born агрессивно привязанным к коляске Toys ‘R’ Us.Когда я был подростком, мой дневник домашних заданий был завален каракулями с именами детей; под сильным влиянием знаменитостей нулевых. Мои двадцатые, тем временем, были отмечены щелчком фольги, разорвавшейся на моей упаковке с противозачаточными таблетками — утешительное ежедневное напоминание о том, что беременность — это опыт, который я однажды (надеюсь) выберу . Но по мере того, как я приближаюсь к своему 30--му -му дню рождения, я все чаще начинаю задаваться вопросом, как я узнаю, когда я «готова» к детям, если я даже не могу объяснить, почему я хочу, чтобы они были в моей семье. первое место?

Последние данные Управления национальной статистики показывают, что меньше женщин в возрасте до 30 лет рожают детей, чем когда-либо прежде.Единственная возрастная группа, в которой рождаемость увеличивается, — это люди старше 40 лет. Существует так много причин, по которым женщины могут откладывать материнство, включая стабильность работы, уровень образования и дохода, медицинские достижения в области фертильности и широко распространенное понимание того, что значит быть матерью в 21 веке. Но Энн Дэвидман, терапевт ясности материнства, занята не столько отсрочкой материнства, сколько людьми, пытающимися понять, действительно ли им вообще стоит иметь детей.

Уже более 30 лет Дэвидман помогает людям понять, хотят ли они иметь детей. В 1991 году она и ее коллега Дениз Карлини (в то время ей было за тридцать) создали группу, чтобы помочь женщинам лучше понять свой выбор родителей, а в 2016 году в соавторстве написали книгу « Материнство — это для меня?». , чтобы обеспечить структуру для этого процесса. Несмотря на то, что изначально она хотела сама стать родителем, после смерти мужа и неудачных попыток забеременеть с помощью его замороженной спермы Дэвидман в конечном итоге решила вести бездетную жизнь.«В тот момент меня это полностью устраивало, хотя я и сожалела, что этого не произойдет», — говорит она.

Гетти Изображений

Сейчас она сосредоточена на преодолении дискомфорта и предубеждений, связанных с амбивалентностью родителей, и помогает людям принимать обоснованные решения о том, становиться ли родителем или нет. Хотя она работает как с мужчинами, так и с женщинами, лицензированный брачный и семейный терапевт считает, что женщины «намного сильнее страдают от пронатализма» (т.е. люди, поощряющие вас иметь детей), чем их коллеги-мужчины. «Было бы так удивительно жить в постпронаталистском обществе, где дети воспитываются с мыслью о том, что не все становятся родителями и что вы сами должны решать, хотите ли вы этого». есть разные причины, по которым клиенты обращаются к ней за помощью: некоторые сомневаются в своем желании иметь детей из-за сознательных уроков, полученных от семьи, опасений по поводу наследственных болезней, давления общества на необходимость продолжения рода, климатического кризиса и их финансов.Другие могут хотеть, чтобы стал родителем, но боятся деторождения, не уверены, следует ли им заниматься усыновлением и воспитанием, или обеспокоены тем, что, если они проигнорируют тиканье биологических часов, будет слишком поздно.

Независимо от причин, Дэвидман говорит, что вместо того, чтобы сосредотачиваться на решении, которое, по вашему мнению, вам нужно принять, важно сначала подумать о том, чего вы действительно хотите.

Вот семь советов Дэвидмана, которые помогут вам решить, хотите ли вы иметь детей:

1.Примите тот факт, что не знать, хотите ли вы иметь детей, — это нормально

    Одной из самых больших проблем, когда речь заходит об амбивалентности материнства, является предположение, что не знать как-то неправильно. «Самая незаметная группа мужчин и женщин — это те, кто не знает, хотят ли они детей», — говорит Дэвидман. «Как будто нет места для изучения вопроса. Вас заставили поверить, что вы должны знать, а если вы не знаете, то вам не следует заводить детей или что с вами что-то не так.Рационально не знать, и на самом деле в этом есть преимущество, потому что это заставляет вас остановиться и действительно подумать о том, чего вы хотите». и не зная, куда идти. «Ты не разберешься, пока сидишь на перекрестке», — говорит она. «Лучшее, что вы можете сделать, — это сделать шаг назад, вздохнуть, признать, что заблудиться — это нормально, и принять решение не знать дорогу намеренно, вместо того, чтобы пытаться выяснить «правильный» путь.Нужен внутренний простор. Если вы беспокоитесь и боитесь, вы не сможете принимать правильные решения».

    Страхи на самом деле мешают вам понять, чего вы хотите

    Для Дэвидмана вопрос об идее отцовства не только для тех, кто сидит на заборе. «Есть много людей, которые говорят, что всегда знали, что хотят стать матерью, но, возможно, они не исследовали что-то еще или не давали себе разрешения исследовать это убеждение.Люди, которые открыто говорят о двойственном отношении к материнству, часто провоцируют двойственное отношение других людей, которое не изучено», — говорит она.

    ‘Даже если вы думаете, что знаете, хотите ли вы детей, это убеждение также заслуживает исследования, чтобы вы могли понять, откуда исходит ваша уверенность, не потому, что вы должны объяснить кому-то другому, а самому себе. В исследовании истины никогда не бывает риска, потому что если что-то верно, оно останется правдой», — добавляет она.

    2. Нет правильного или неправильного решения

    Когда дело доходит до выбора иметь или не иметь детей, Дэвидман часто сталкивается со страхом перед «неправильным» решением.Но она говорит, что важно сначала понять, что нет правильного или неправильного выбора.

    Гетти Изображений

    «Люди, которые обращаются ко мне, обычно уже какое-то время борются со своими чувствами, связанными с отцовством, и обычно просыпаются в час ночи и ищут в Интернете помощь», — говорит она. «Большинство из них застряли в желании принять правильное решение, как будто есть правильное решение, или не хотят сожалеть о своем выборе.В конце концов, они не хотят чувствовать себя сломленными, и многие из них подвергаются пыткам. Я не думаю, что есть хорошее или плохое, правильное или неправильное решение — есть то, что правильно для вас. Люди, которые приходят ко мне, приходят со своим собственным набором убеждений, о которых они слышали или на которые поверили, причем не по своей вине.

    Самая незаметная группа мужчин и женщин — это те, кто не знает, хотят ли они детей

    Инструктор по медитации Дена Аргиропулу, 43 года, обратилась за помощью к Дэвидману в прошлом году после того, как выросла в семье, которая прививала веру в то, что материнство — это «что-то, что женщины просто делают» и что оно «привязано к их самооценке и ценности как людей».В юности Аргиропулу рассказала мне, что считала, что женщина должна иметь детей («в идеале больше одного»), жизнь без детей была бы полна страданий и сожалений и что жизнь неполна без радости, которую приносят дети. «Я приняла эти убеждения как свои собственные с раннего возраста, однако они никогда не были чем-то, во что я действительно верила или с чем отождествляла себя», — говорит она.

    Аргиропулу обратилась за помощью к Дэвидману, потому что боялась, что пожалеет о том, что у нее есть или нет дети.«Я любил людей, и в прошлом я сделал много вещей, чтобы оправдать определенные культурные ожидания… Я хотел найти в себе смелость принять собственное решение. Я боялся, что поддамся ожиданиям, не желая по-настоящему иметь ребенка».

    3. Станьте амбивалентным намеренно

    Когда вы находитесь на перекрестке жизненных путей, путаница подобна грязи — она мешает вам двигаться дальше, чтобы найти решение ваших проблем. «Я помогаю людям отвлечься от пыток, успокоить их нервную систему и успокоить шум в голове, чтобы они могли подойти к этой теме с обоснованной точки зрения, имея разрешение не знать намеренно», — говорит Дэвидман.«Я специально прошу людей выбирать , а не , чтобы знать, потому что тогда они находятся в наиболее открытом месте для получения новой информации. Вы можете перефразировать то, что знаете, снова и снова, но если вы находитесь в открытом месте, вы можете получить новую информацию о том, как вы относитесь к отцовству. Активный выбор не знать не означает, что вы пассивны. Это решение, которое вы принимаете с по , так что вы решительно решаете разрешить ситуацию такой, какая она есть».

    Даже если вы думаете, что знаете, хотите ли вы детей, это также заслуживает исследования

    Это процесс, который 32-летняя Кайла Скотт, няня трех детей и терапевт по вопросам брака и семьи, пережила после того, как обратилась за советом к Дэвидману в июне прошлого года.Скотт говорит, что в детстве она знала, что хочет иметь детей («Я не знала, что на самом деле есть возможность выбрать иное»), но, когда она стала старше, ее возмущала роль заботливого матери, которую, по-видимому, взяли на себя матери. «Я боялась, что исчезну, если однажды стану матерью; как будто моя личность больше не казалась бы такой уж важной для окружающих, как будто я сливалась бы с фоном, и это было бы страшно», — говорит она.

    «Я надеялась, что однажды я «просто узнаю», как, казалось, знали другие в моей жизни, и мой муж, как и другие в моей жизни, предположил, что я приду к этой идее и в конечном итоге захочу стать матерью… Чтобы пройти курс Энн, я чувствовал себя парализованным в процессе принятия решений.У меня было много страхов, которые казались всепоглощающими с немногими понимающими людьми». материнство и гармония с ее желаниями. «Взять короткую передышку от попыток принять решение о детях было таким облегчением!»

    4. Не делать выводов

    Вам простительно думать, что если вы не чувствуете себя задумчивым при виде матери и ребенок в автобусе или женщина, впервые увидевшая своего новорожденного, что каким-то образом указывает на то, что вам не следует быть матерью.Но, по словам Дэвидмана, реакции на определенные ситуации с участием детей не помогают определить ваше решение стать родителями или нет.

    Гетти Изображений

    «Ответ не вне вас, не ваша реакция на то, что вы держите ребенка на руках, находитесь рядом с детьми, младенцами или проводите время с молодыми людьми», — говорит она. «Есть много людей, которые обожают детей, но не хотят их воспитывать, или им тяжело с детьми, но очень хотят стать родителями.Мы не должны делать выводы из опыта общения с детьми, чтобы обосновать свое решение, потому что это сложнее.

    Есть много людей, которые обожают детей, но не хотят их воспитывать

    ‘Во время моего курса мы выполняем упражнения, в которых человек проводит некоторое время, предполагая, что он решил стать матерью, а не стать матерью. Все делают это естественно, но люди часто думают, что если их реакция на слова «они собираются жить без детей» разбивает сердце, то это должно означать, что они хотят детей.Однако это было бы ложным выводом, потому что он должен сказать им, что есть что-то, что нужно исследовать глубже».

    5. Помните, что ваши страхи не имеют значения

    Если вы боитесь высоты и стоите на краю обрыва, кто-то, говорящий вам, что ваши страхи ничего не значат, может столкнуть вас с края (метафорически говоря). Но, по словам Дэвидмана, когда дело доходит до прояснения того, должны ли вы иметь детей или не должны, вам нужно попытаться выбросить их из головы.

    «У всех есть свои страхи, но главное — определить, в чем они заключаются, а затем отбросить их в сторону», — предлагает она. «Когда люди приходят ко мне со своими страхами и опасениями — будь то то, что они одиноки, боятся беременности или хотят быть матерью ребенка только в возрасте от четырех лет и старше, — мы вообще не говорим о них. . Страхи мешают человеку понять, чего он хочет, поэтому, если он будет продолжать сосредотачиваться на попытках разрешить свои страхи, он не приблизится к этой ясности.

    Страхи приобретают новый смысл, когда вы ясно представляете, чего хотите

    Дэвидман добавляет, что многие женщины признаются, что боятся, что решение о материнстве будет принято за их, потому что они слишком долго ждали и физически не смогут родить биологических детей. Однако другие боятся сожаления, которое они почувствуют из-за своего решения, что бы они ни выбрали.

    «Я чувствовал давление старения, но я никогда не чувствовал глубокого желания иметь детей», — говорит Аргиропулу.«Я хотела узнать, смогу ли я распутать путаницу и страх, которые я испытывала, когда стала матерью, и найти ответы на свои вопросы, такие как: «Что-то не так со мной, потому что я не чувствую себя матерью или не рада рождению ребенка?» и «Я не хочу больше жить с этой тоской, обрету ли я душевный покой?»

    6. Решение стать родителем – это индивидуальный опыт

    Самые важные отношения, которые у вас есть в процессе принятия решения, это отношения с самим собой. Независимо от того, состоите ли вы в отношениях, стать родителем — это исключительный выбор, на который не должны влиять желания другого человека.

    Юрий Аркурс peopleimages.comGetty Images

    «Выяснение того, хотите ли вы стать родителем, — это индивидуальная проблема, а не проблема пары», — отмечает Дэвидман. «Если пара обращается ко мне, я даю им понять, что они могут говорить об этой проблеме вечно, но самый эффективный способ справиться с их замешательством — это чтобы каждый человек делал свою работу над тем, чего он хочет. То, что вы хотите, не имеет ничего общего с вашим партнером, если он у вас есть.Как только у вас появится более ясное представление о собственном мышлении, вы сможете , а затем поговорить о том, какое решение вы собираетесь принять вместе». ее курс. Вместо этого все зависит от принятия решений. «Мы сосредоточены на активации вашего бессознательного и подсознания — о воспитании детей обсуждается очень мало, потому что на самом деле это курс о том, как помочь вам понять, есть ли у вас здоровые границы или нет.Если у вас нездоровые границы, вам трудно принимать решения, потому что вы всегда думаете о ком-то другом, а не о себе. Некоторые люди выросли в среде, где к ним не относились должным образом, поэтому они даже не знают, как считать себя в первую очередь. К моменту окончания курса человек, возможно, еще не принял решение стать родителем, но четко представляет, чего он хочет. Они также будут знать, что делать дальше, теперь им легче ориентироваться.

    Выяснение того, хотите ли вы стать родителем, — это индивидуальный вопрос, а не вопрос пары

    Аргиропулу сказала, что теперь она достигла того момента, когда она чувствует себя способной бросить вызов глубоко укоренившимся убеждениям, которые она приняла в отношении материнства, и ясности, чтобы сделать различие в том, хочет ли она стать родителем. «Мне грустно, что мне пришлось так долго страдать от нерешительности», — признается она. «Я прощаю себя и любящих женщин в моей семье, потому что мое [предыдущее отношение к материнству] тоже не было их виной (благодаря патриархату и организованной греческой православной религии).

    7. Отделите желание от решения


    Дэвидман считает, что вам нужна ясность вашего желания. «Почему» важнее, чем «как» в этом процессе.

    ‘Если вы спросите кого-нибудь «чего вы хотите?» некоторые люди будут болтать обо всем, чего они хотят, или почувствуют, что имеют право думать, что они должны хотеть», — объясняет Дэвидман. «Другие вообще не будут знать, как ответить на вопрос, а некоторые будут хотеть только того, что, как они знают, достижимо. Но вы должны понимать, что вы можете хотеть то, что хотите.

    Человек может вырасти в среде, где послание состоит в том, чтобы размножаться, и поэтому они думают, что должны хотеть этого, и верят, что люди хотят этого от них. Но внутри они могут сомневаться в том, чего они действительно хотят, и о последствиях реализации этого желания. Желание — это сосредоточение на том, чего вы хотите внутри себя.

    ‘Принятие решений, однако, зависит от условий. Например, в чем вам нужна помощь, чтобы желание исполнилось? Если вы хотите быть родителем, а ваш партнер нет, или наоборот, вам придется принять решение о ваших отношениях, чтобы исполнить свое желание.Если вы хотите стать родителем, когда будете финансово обеспечены, вам нужно выяснить, как сделать это возможным. Когда вы принимаете решение, гораздо легче думать обо всех деталях и условиях, когда вы исходите из более ясного места и того, чего вы хотите».

    Вы можете хотеть то, что хотите

    После работы с Дэвидманом Скотт признается, что самым большим сдвигом в ее отношении к материнству стало то, что «это не один размер подходит всем и что ваше желание не обязательно должно соответствовать вашему решению».

    ‘Я не обязательно хочу быть матерью, однако я нейтральна в том, что я готова присоединиться к моему мужу в роли материнства и создать образ жизни, который подходит для нас обоих и где мы в первую очередь сохраняем связь с себя, чтобы не потерять ни одного из нас из-за воспитания детей», — говорит она. «Я выросла, полагая, что никто не должен иметь ребенка, если он не хочет быть родителем всем своим существом. Я узнаю, что это может быть гибким и быть в порядке… Я решаю и определяю свое материнство».

    Кэти О’Мэлли Заместитель цифрового редактора Кэти О’Мэлли — заместитель цифрового редактора ELLE UK.

    10 вещей, ради которых я хочу, чтобы они жили.

    Моей старшей 7 лет. Сейчас она внезапно открывает для себя свое место в мире. Она расстраивается, когда над ней смеются друзья, сдерживает слезы, когда пытается быть храброй. Она уверена, что знает все, и она говорит нам, что ВСЕ. ОДИН. ДЕНЬ.

    Но теперь я понимаю, что моя работа как ее мамы перешла от основной заботы и заботы о ее физическом благополучии к тому, чтобы быть образцом для подражания, быть моральным наставником, консультантом, наставником, психологом, лайф-коучем.Я вступаю на новую территорию как родитель, и я чувствую, что основа, которую я должен очень деликатно заложить сейчас, настроит ее на направление, в котором она движется (эмоционально, ментально) на протяжении всего своего детства и, возможно, позже.

    Чего я хочу для своих детей

    И поэтому я решил начать со списка. 10 вещей, которые для меня являются ключевыми ценностями, по которым я хочу, чтобы мои дети жили. Вещи, которых я сам хотел бы придерживаться так полностью. Вот о чем я намерен напоминать им постоянно, каждую секунду, каждый день их жизни в надежде, что это сделает их путешествие по жизни более осмысленным:

    1. Будьте добры . Прежде всего, будьте добры. Вы никогда не знаете, через что проходят другие люди или когда одно доброе слово от вас станет лучшей частью чьего-то дня. Будьте добры к людям, даже если они этого не заслуживают — ОСОБЕННО, когда они этого не заслуживают.

    2. Не бойся себя . Не бойтесь того, что вы можете сделать, своих талантов. Не смущайтесь своих достижений — встаньте перед собранием и с гордостью поднимите свой сертификат. Покажите миру, на что вы способны.

    3. Но будь скромнее.  В конце концов, никто не любит хвастаться. Не хвастайтесь своими успехами и не дискредитируйте других людей в своем стремлении быть лучшим.

    4. Будь лучшим . Лучшее, чем ты можешь быть. Это может означать не лучший в классе или лучший в команде, а абсолютное лучшее, на что вы способны. Вашим самым большим конкурентом должны быть вы сами.

    5. Будь человеком . Не бойтесь испытать все это. Плачь, плачь много, если хочешь.Смейтесь над головой. Любить, бороться, обижать, улыбаться, горевать — эти вещи делают тебя человеком. Наслаждайтесь этим человечеством, впитывайте его. Так много людей идут по жизни, едва касаясь поверхности; ПОЧУВСТВУЙТЕ, что значит быть живым. Отложите телефон и поговорите с кем-нибудь лицом к лицу. Обнимать.

    6. Будьте благодарны . Это клише, но кому-то где-то всегда будет хуже, чем вам. Будьте благодарны за то, что у вас есть, и за то, кто вы есть. Цените мелочи, показывайте людям свою благодарность открыто.Смотри им в глаза, когда говоришь спасибо. Серьезно.

    7. Используй свои манеры . Пожалуйста. Манеры означают, что двери открыты, и люди чувствуют, что их ценят. Нельзя недооценивать силу хороших манер.

    8. Не сравнивай себя с другими людьми . Это тяжело, особенно для женщины. Особенно в эти дни. Всегда найдется кто-то красивее, стройнее, богаче, выше, блондинистее, смешнее, умнее… Не сравнивайте. Принимайте людей за те достоинства, которые они вам представляют, и принимайте себя таким, какой вы есть, таким, каким я вас сделал.Ты единственный в своем роде ребенок, так что наслаждайся этим, прими это.

    9. Позвольте себе быть любимой . Идите на компромисс, жертвуйте, откройте свое сердце кому-то. Делайте это несколько раз, если вы поранились в первый раз. Вам будет больно в первый раз. Но всегда, всегда позволяй себя любить. Будьте милы. Не становитесь слишком заносчивым, суетливым или самодовольным. Дайте им много причин любить вас; покажи им, почему я люблю тебя.

    10. Позволь мне забрать тебя из школы . И поцеловать тебя на ночь. Никто в этом мире никогда не будет любить тебя так, как я, — я не хожу с тобой по улице, чтобы смутить тебя; Я делаю это, потому что быть рядом с тобой — единственное место, где я хочу быть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.