Как закрыть гештальт эволюция жж: Гимнастика для закрытия гештальта : evo_lutio — LiveJournal

Содержание

Гимнастика для закрытия гештальта : evo_lutio — LiveJournal

Если вы страдаете от «незакрытого гештальта» (он же демон Гештальдо), и если весь ваш «гештальт» в том, что вас душит жаба и хищный тортик (человек, которого вы хотели) проплыл мимо носа и не захотел с вами дальше встречаться, примерно как в этой истории, для вас есть хорошая гимнастика.

Гимнастику можно делать несколько раз в течение дня, когда хотите.

После выполнения упражнений вам сразу станет легче, ваш Гештальдо перестанет вас терзать, жаба станет меньше вас душить, хищный торт не будет сводить вас с ума.

Чтобы закрыть такой «гештальт», надо закрыть голодную дыру, которая образовалась в вашем поле, когда вы набрали кредитов иллюзий, размечатилсь, настроили планов и теперь не знаете, чем отдавать. Вы строите новые иллюзии, дыра становится больше и больше и вы ходите по психотерапевтам и просите помочь вам закрыть гештальт. Это все равно как если бы вы их попросили помочь вам с кредитами.

С кредитами вам придется расплатиться самим, психотерапевты не помогут.

У меня для вас — хорошая новость. Закрыть дыру намного проще, чем покрыть денежные долги. Даже большую дыру проще закрыть.

Но для этого вам придется научиться закрывать рот. Вот эту голодную пасть, которой вы пытаетесь тянуть к себе хищный торт, а в результате все больше и больше теряете себя. Притянуть торт у вас не получится, он все больше и больше будет отдаляться от вашей голодной пасти. А себя потерять легко. Вы и теряете каждый день, немного восстанавливаетесь (каждый день в результате сна, дыхания, питания и простой жизнедеятельности у вас вырабатывается новый минимум жизненной энергии) и снова все сливаете.

Чтобы закрыть дыру в поле, которую вы называете незакрытым гештальтом, надо закрыть рот.

Допустим, физически рот у вас и так закрыт (хотя люди в плохом состоянии очень много болтают, у них словесный понос), но открыта голодная пасть вашего Эго, а Эго легко проецируется на свое физическое тело.

Все почти практики телесные основаны на том, что психическое и физическое связано.

Фигура ваша в поле и ваше тело подобны друг другу.

Поэтому гимнастика для закрытия гештальта и избавления от жабы Гештальдо (художники, нарисуйте мне этого демона в виде жабы?) основана на простых физических упражнениях.

На полевом уровне она очень хорошо работает, если помнить что за упражнения вы делаете и для чего. Включить полевые процессы не сложно, они сами рады включаться, но без действий на физическом уровне с полем работать сложно. Именно поэтому маги использовали разные предметы и свое тело.

Но гимнастика отнюдь не магическая (до магии мы доберемся позже, это сложные уровни психологии), она простая.

Для работы с такими явными искажениями не нужно магии. Магия нужна, чтобы делать недоступное обычным людям, получать какие-то особые преимущества. А закрыть в поле голодную пасть может любой человек. Более того. Любой человек должен это сделать. Иначе стыдно.

Гимнастика состоит из трех упражнений.

1. Захлопнуть хлеборезку.

2. Держать язык за зубами.

3. Закатать губу.

Упражнение № 1. Рот

Упражнение состоит из того, что вы открываете рот и закрываете его. Но все не так просто.

Когда вы открываете рот, вы должны почувствовать, что ваш рот — это ваша нужда в любви кумира. Кумир бросил вас, а вы стоите с открытым ртом и ждете от него чего-то. Открывая рот, почувствуйте, что ваша фигура выглядит именно так, она распахивает свою хлеборезку и ждет, что ей дадут хлеба, а ей не дают или бросают крошки. Она ждет и ходит вокруг с открытым ртом. А может быть даже встает на колени и просит.

Прочувствовав это, закройте рот. Вот вы закрыли рот. Напрягли мышцы и закрыли рот. Плотно закрыли свой рот. Теперь вам ничего не нужно. Все, что вам нужно, вы дадите себе сами.

Открывая рот опять, почувствуйте, как голодная пасть сама раскрывается как упряма пружина, как появляются в голове мысли о том, что сами себе вы не можете дать столько, сколько хочется, как возникает надежда, что ваш кумир может вам что-то дать, просто стесняется предложить или не понимает, что вы ждете, а может быть боится вас. Отследите, как отрастают короны у вас и достаются колпачки для него, а ваш рот опять открывается и снова ждет и просит.

Закройте рот и представьте, что этим вы закрываете голодную дыру в поле, что вы не хотите тянуть ничего из других, что вы хотите быть самостоятельными, хотите сами себя кормить. Пусть мало, но сами.

Упражнение можно повторить несколько раз. В идеале надо почувствовать, что рот открывать становится неохота, не просто устали мышцы, но и желания что-то тянуть из кого-то нет. Если появилось удовольствие от закрытой хлеборезки и уверенность в том, что у вас есть собственный хлеб, ваш, ни от кого не зависящий, значит упражнение выполнено идеально. Гештальдо ваш повержен. Если вдруг оживет, сделайте упражнение снова. Некоторые Гештальдо живучи, но от каждой вашей победы становятся слабей.

Упражнение №2. Язык

Упражнение состоит из того, что вы медленно просовываете язык между зубов, вытягиваете его полностью и втягиваете обратно.

Представьте, что ваш язык — это змея или ящерица, которая все время пытается вылезти из ваших границ.

Это все те слова, которые рвутся из вас, когда вы думаете о своем Гештальдо.

Вам хочется объяснить ему что-то, хотя бы не напрямую, а косвенно, поместив фото на страничку и новую заметку. Вам хочется до него что-то донести, чтобы поменять свой образ в его глазах на что-нибудь получше. Доказать хочется. Отомстить. Оправдать свои действия. Задать ему вопросы и выпросить ответы.

Просовывая язык между зубами, прочувствуйте, как ящерица выползает из ваших границ и, воровато озираясь, ползет в сторону Гештальдо. Рот вы вроде и закрыли, но щель осталась и оттуда все время выползает ужиком язык.

Втяните язык обратно и скажите себе, что вы не хотите ничего доказывать и сказать вам больше нечего. Особенно когда вас даже не спрашивают. Попросите язык не превращаться в лазутчика и не сливать вашу энергию.

Теперь снова просуньте язык между зубами и вспомните, как часто вы обсуждаете своего Гештальдо с подругами и друзьями. Наверняка у вас есть специальный друг или подруга, которого вы прикармливаете ради того, чтобы рассказывать ему про Гештальдо. А может не один.

Верните язык обратно, держите его за зубами и осознавайте, что любые разговоры о Гештальдо — это тоже ваш слив. Не слюнявьте и не пережевывайте сотни раз тему, как вас бросили и как вы надеетесь вернуть того, кто вас бросил. Держите язык за зубами.

И еще раз можете просунуть язык и вспомнить, как вы ведете диалоги с Гештальдо в своей голове. Вы думаете, что никто не видит, но это тоже слив. И это тоже ваша ящерица, воровато бегущая в щель в темноте, чтобы подкормить недобрый гештальт вашей энергией.

Верните язык внутрь и почувствуйте удовольствие от того, что вы по-настоящему держите его за зубами. В границах!

Упражнение № 3. Губы

Упражнение состоит из того, что вы проводите указательным пальцем правой руки по губам вверх и вниз.

Даже когда ваша хлеборезка захлопнута, а не распахнута, и язык вы держите за зубами, а не пытаетесь слизнуть им какие-то крошки за пределами границ, у вас все равно остаются раскатанными губы.

Вы вроде и не просите ничего и ничего не говорите, но готовы в любой момент принять и ваши губы, как скатерть-самобранка раскатываются при малейшем намеке на возвращение вашего Гештальдо. Добро пожаловать!

Так гештальт не закроешь, если все время готовиться его посильнее открыть. Одной ногой вы туда, а другой ногой сюда, и стоите над порогом в раскоряку, отвели вроде глаза, а сами коситесь и ждете, ничем другим не занимаясь. Так не пойдет.

Проведите пальцем по губам вверх и почувствуйте, насколько вы раскатали губы в ожидании камбэка и других приятных перемен в отношении к вам в будущем.

Будущего пока нет, каким оно будет, неизвестно, а с раскатанными губами вы стоите уже сейчас. Вы не можете полноценно жить, вы все время вниманием там, где ваши губы, за пределами своих границ. Некоторые раскатывают губы так далеко, на пять или десять лет вперед и считают, что таким образом мотивируют себя на прокачку.

Закатайте губы. Прокачкой надо заниматься ради себя, а не ради своего Гештальдо, которому вы не нужны.

Вот когда будете нужны, если будете, тогда и посмотрите. А пока закатайте и не бойтесь, что, закатав, вам будет сложно опять раскатать, если Гештальдо явится на коленях и с букетом в зубах. Губы раскатываются у людей в одно мгновение. Легко. И бесконечное количество раз, если им предлагают что-то заманчивое. Вот закатать их сложно, это да, даже когда ничего вам не предлагают.

Поэтому закатайте. Проводите пальцем снизу-вверх, представляя, как раскатаны ваши губы в ожидании приятных сюрпризов и кардинальных перемен. Потом проводите пальцем сверху-вниз, представляя как вы закатываете свои губы. Вы не ждете ничего от другого человека! Все, чего вы хотите, надо ждать от себя, помогая себе. От других — нет! Ничего не надо ждать. Ни просить, ни ждать. Тем более от того, кто ушел от вас. А лучше вообще ни от кого.

Не выстилайте свои губы гостеприимным ковриком, приглашая Гештальдо заглянуть на огонек. Так вы сохраняете исходящую связь с его фигурой, кормите ее, сливая себя. Вам кажется, что вы сохраняете взаимную связь, но нет. Своей связью он сам распоряжается. Свою связь с вами ваш кумир давно оборвал, даже если она и была. Вы поддерживаете связь в одностороннем порядке и вам очень важно ее оборвать. Односторонняя связь — это вампирическая связь. Вы надеетесь что-то получить и теряете все.

Повторяйте упражнение на закатывание губ несколько раз и постарайтесь почувствовать, как вам приятно собирать себя в границах, как вы вытаскиваете якоря, привязавшие вас у этого унылого берега, и начинаете движение на свободу, на все четыре стороны, к розе ветров, как перед вами открывается море возможностей.

Эту гимнастику можно делать не только в случае любовных гештальтов, но и всех прочих, где вы слишком раскатали губу и широко открыли свою хлеборезку.

Есть у вас такие гештальты?

Незакрытый гештальт: ella_lutio — LiveJournal

https://evo-lutio.livejournal.com/712122.html
Из этого письма только несколько первых абзацев возьму.

Во-первых, аккаунту только два с небольшим месяца, а по правилам надо не меньше трех. Не нарушайте правила.

Во-вторых, после первых абзацев с автором все понятно и проблема ее ясна.

И так как это популярная очень проблема, я ее сейчас опишу.
moyamee

Здравствуйте, уважаемая Эволюция.

Большое спасибо вам за блог, за реальную возможность пробовать стать собой и жить полной жизнью. Читаю блог около трёх лет.

Может мое письмо будет интересно для разбора.

Временами мне кажется, что я все делала правильно, экологично, но до сих пор меня мучают мысли о нем и желание так или иначе надеть на него колпачки. Написать ему — мыслей уже сейчас нет, просто все думаю, был ли шанс и не закрытый гештальт это следствие моей инфантильности или реально на то были причины.

Познакомились мы в августе прошлого года, расстались в декабре,

В мае было сообщение от него с левого номера, что он Иришка, дорогая как ты поживаешь, я пока на паузе в другой стране. И дальше описание, что у него проблемы, я отвечала нежно, расспрашивала что и как, но мой вопрос не скучно ли ему там, он не ответил

Я почувствовала тогда что -то типа подката с подставой, так как запрос был его, а он не ответил.

Через 20 дней написала ему такое сообщение: Привет!) знаешь, я все думаю над тем, что ты написал в последний раз, думаю что тебе нелегко это далось и мне кажется, что ты считаешь себя обязанным что ли передо мной за мои чувства . .. да, я люблю тебя, так быстро я не могла бы забыть. Но не хочу, чтобы ты чувствовал ответственность за это. Ты меня бросил в декабре, сказал что отношения не возможны, для этого нужно жить в одном городе. Я поняла, ты поступил как очень порядочный мужчина, заранее мне сказал, чтобы я не надеялась. Спасибо, я очень это ценю, правда. Теперь я пытаюсь жить без тебя. Я понимаю, что сейчас непростой период в твоей жизни и скорее всего тебе не до всего этого, можешь не отвечать на это сообщение как и на предыдущее, просто хотела чтобы ты знал.

Ответ пришёл через 20 дней: Иришка, привет родная! Я наконец то вернулся в европу. Дела налаживаются, мне удалось избежать серьезных последствий, но сказать что все позади пока рано. Я глубоко чувствую и ценю твое отношение ко мне! Ты достойный человек, умная и красивая девушка! Я очень рад что мы с тобой познакомились, продолжаем общаться и всегда помним друг о друге

Я поняла, что возможно нравлюсь ему как человек, но не как женщина.. долго плакала и решила ничего не отвечать, да и не хотелось.

Но через 20 дней, после очередного приступа «скучаю» написала: Привет!) я очень рада за тебя) и сейчас и когда прочитала была рада что все так сложилось) извини, что долго не отвечала)

В ответ получила поцелуйчик.

Дальше письмо можно не читать. Весь «незакрытый гештальт» в том, что автору очень хотелось бы себе такого мужика (с ОЗ выше ее) на постоянной основе, а он не дался.

То есть главная и единственная причина всех почти «незакрытых гештальтов» — это жадность.

Жадность и детское упрямство. Не мое, но хочу себе.

Вот как если бы вас увидели на улице и попросили коробки помочь донести. Вы бы стали помогать и принесли коробки в большой офис, прямо к главному в кабинет, увидели бы компанию своей мечты и вообразили бы, что вы немного работаете в этом офисе. А потом вам дали бы мятую купюру, поблагодарили и все. А у вас на всю оставшуюся жизнь — незакрытый гештальт. Вы тоскуете по работе в этом офисе. По работе, которой у вас никогда не было! Особенно по кабинету директора тоскуете, где вы хотели бы сидеть и куда помогали носить коробки.

Вот на что похожи ваши «незакрытые гештальты». Вы не только не хотите их закрывать, вы еще и живете надеждами, а вдруг опять свистнут и можно будет побежать?

Посмотрите на отрывок письма автора. Оно очень типично.

«Я отвечала нежно, расспрашивала что и как, но на мой вопрос не скучно ли ему там, он не ответил. Я почувствовала тогда что -то типа подката с подставой, так как запрос был его, а он не ответил»

Большинство бывших хотят оставить своих обожателей во френдзоне. Это общее правило, это нормальное стремление людей сохранить хорошие отношения с теми, с кем их связывали близкие отношения. Большинство людей с трудом переносят вражду, особенно вражду с бывшими друзьями. Им неприятно, что на них таят зло, что они сами там кого-то отвергли, что они не смогли ответить на чувства. Субъективно многие люди ощущают это как долг.

Как долг, понимаете? Хотя это не долг никакой, но ощущается именно так. В большом дисбалансе плюсы видят, что минус — просто вампир и хочет откусить от них кусок, откидывают его в сторону и уходят, но спустя время, они воспринимают его иначе, они не чувствуют, что он вампир (потому что на дистанции из них никто ничего не тянет) и начинают вспоминать хорошие моменты и чувствуют свою вину. Плюсы обычно невротичны, иначе бы не сидели в плюсе.

Из-за вины плюса и начинается обычно камбэк. В идеале не из-за вины должен начинаться, а от того, что плюс скучает. Но это бывает, когда минус не терял самоуважения, не лип и не тянул ничего, понял, что его не любят и сразу отстал. Тогда камбэк может начаться сразу со второй стадии — со стадии тоски плюса и с его ностальгии.

А обычное начало камбэка в отношении обычных липучек (таких как эта автор) — это всегда чувство вины плюса и желание расстаться как нормальные люди, человечно, тепло, сохранить приятельские отношения (не дружбу!), чтобы встретившись где-нибудь случайно, можно было бы улыбнуться и сказать «о, как я рад тебя видеть!», «о, как ты прекрасно выглядишь!» Чтобы жить в мире доброжелательных людей, а не врагов, которым ты навредил и они таят на тебя зло.

Именно поэтому если на пинги бывших плюсов не отвечать, стадия жалости и вины проходит и может начаться стадия нормальной ностальгии. Кривая вашей СЗ пойдет вверх.

А в начале камбэка все почти плюсы руководствуются жалостью. Они не хотят иметь врага, они хотят чувствовать, что у вас остались хорошие воспоминания. Вот почему они так активно говорят вам о своей благодарности за чудесно проведенное время.

Но от липучек (с загребущими ручонками) так быстро не отделаться.

Услышав слова благодарности, они тут же вцепляются как стая пираний. «Отвечала нежно, расспрашивала, что и как» Автор зачем-то подчеркивает и акцентирует в беседе свою нежность. Наверное, чтобы бедняша не боялся сделать ей предложение. «Но на мой вопрос не скучно ли ему там, он не ответил». Она задавала много вопросов и вскоре перешла к наводящим, чтобы помочь глупыше. Мол, не скучно ли тебе там, хочешь я приеду? Он замолчал, потому что вообще не собирался разговаривать слишком долго, а во вторых увидел, в какое русло течет разговор и испугался. И здесь наша пиранья конечно разгневалась. «Я почувствовала тогда что -то типа подката с подставой, так как запрос был его, а он не ответил»

Вот это типичный глюк короны жадных минусов. Им кажется, что когда плюс кидает им какую-то крошку (а он кидает из доброты, не для того, чтобы унизить), это — его запрос. Нет, это ваш запрос. Это ваш запрос перед расставанием, в процессе и после, это ваш скорбный стон, который до сих пор несется над Волгой как песнь бурлаков. Это видно в ваших письмах, в каждой строчке, в каждом слове — ваш протяжный и жалобный стон. Вы думаете, плюсу это не слышно? Да у него уши в трубочку свернулись от вас.

Вы были жалкими в конце отношений, поэтому ему вас жаль, но вместо того, чтобы перестать быть такими и дать понять бывшему плюсу, что вы нормально встали на ноги, пришли в себя и чувствуете себя хорошо, в его жалости не нуждаетесь (только без агрессии эту мысль себе формулируйте, вы ведь и правда нуждались в жалости, когда липли, вы не были сильными), вы хватаете кинутые им крошки жадным ртом и тянете еще. Он кидает вам крошки не потому, что хочет вас подманить и унизить. Это не подкат с подставой, несчастные создания. Это естественная в вашем случае жалость к вам. Будь вы нормальными людьми, вы бы не поддерживали с ним общение, и он бы понял, что вы в нем не нуждаетесь больше. Жалость к вам прошла бы. В самом крайней случае вы могли бы ответить кратко и формально, чтобы обрисовать достаточную для вас дистанцию — светского общения. А у вас получается, что плюс от жалости протягивает вам палец, а вы хватаетесь и начинаете изо всех сил тянуть. Он шарахается, видя, как вы вцепились, а вы чувствуете обиду и гнев, что вас позвали, но опять не накормили. Вас никто не собирался кормить, бедные попрошайки. Кормите себя сами.

Посмотрите дальше отрывок из письма автора.

Какое прекрасное письмо она написала бросившему ее мужчине.

Она напомнила ему, что он ее сам бросил (и она все еще валяется), вдруг он забыл, напомнила, что она его по-прежнему любит (вдруг бедняша уже и не надеется на такое), чтобы он не расслаблялся. Прекрасный Штурман залез в ему в голову и рассказал, о чем он переживает и как быть с той ответственностью, которую он чувствует перед ней (перед этой квашней, которая сама не может о себе позаботиться). Училка похвалила его за порядочность, поставила хорошую оценку. Штурман еще раз напомнил, как было дело, а то вдруг глупыша все забыл. Потом Попрошайка заплакала и сказала, что ее жизнь — это всего лишь попытки жить без него. Снова пришел Штурман и рассказал ему, что в его жизни сейчас непростой период и разрешил не отвечать на сообщение.

Вот такой рассадник багов — если смотреть это на вчерашнем графике — это кривая вниз от нуля, ниже и ниже, пока тошнота адресата не пройдет. Но она долго не пройдет, уж очень вы противные в своих багах. Но главное, вниз пойдет кривая вашей собственной СЗ для себя — вашей фигуры в вашем поле = вашего самоуважения, то, на чем держится ваш личностный стержень, от чего зависит ваша жизнь: ваша энергия и события вашей жизни.

И когда вы липнете, прибежав на пинг, вы и не можете писать без багов, каждое ваше слово — это попытка просочиться в закрытые границы. Никакого запроса к вам не было, ничего от вас не хотелось, вам просто от жалости миролюбиво кинули «привет» и еще пару теплых слов, чтобы вы зла не таили. Не было запроса! Не было открытых границ и какого-то спонтанного, личного мотива с вами контактировать (вас ведь бросили, вы очень надоели). Вы вообразили запрос и полезли в чужие границы с кучей багов.

Парень автора так хочет разрулить все по-человечески, что выдерживает долгую паузу и дальше пишет ей, что рад и дальше с ней дружить иногда. Автор рыдает, потому что уже приготовилась продолжить любовные отношения, уже собралась насесть на него. И она обижена, она оскорблена, она не просто огорчена. Она негодует и считает, что ее подманили и оттолкнули, с ней играют. А главное, его добрые слова так раздразнили ее аппетит, как нищенку запах с соседской кухни.

Чтобы закрыть гештальт, вот такой как у этого автора, надо закрыть свою голодную пасть.

У вас не гештальт открыт, у вас открыт рот и вы хотите есть.

Покормите себя чем-то своим, а не чужим. Ну должно быть у вас что-то ведь? Не совсем вы никчемные?

А вокруг чужого огорода не надо ходить. Вам же сказали «прощай»? Вот и идите домой.

Понятно, как такие гештальты закрываются? За одну минуту его можно закрыть. За одну! Если опять и опять не вспоминать, как было вкусно и не мечтать, а вдруг еще дадут? О самоуважении надо вспомнить и отстать. И Гештальдо ужасный оставит вас в покое.

Эволюция жж молитва перлза

Религиозное чтение: эволюция жж молитва перлза в помощь нашим читателям.

Молитва гештальтиста Перлза: зачем нужна и как применять?

Гештальт-терапия – одно из самых популярных сегодня направлений психологии. Понятие «гештальт» знакомо большинству людей как умение завершать самостоятельно «подвешенные», незавершенные ситуации, например, отпускать обиду или избавляться от любовной зависимости. Но гештальт-терапия – это более объемное направление, и узнать о нем стоит каждому неравнодушному к качеству своей жизни человеку.

Для того чтобы оценить это направление психологии в полном объеме, стоит узнать, как оно возникло, кем был его создатель Фриц Перлз, молитву гештальтиста и чем полезна в обычной жизни гештальт-терапия для каждого человека.

История направления

Гештальт-терапия образовалась в середине минувшего столетия, став своеобразной альтернативой психоанализу. Последний занимается преимущественно бессознательными психологическими процессами, влиянием прошлого на настоящее. Гештальт же предлагает человеку брать самому ответственность за все испытываемые чувства, выводя их на более поверхностный, сознательный уровень.

В упрощенном смысле это направление можно воспринимать как способ самосовершенствования, личностного роста. Но, тем не менее, гештальт-терапия – это все-таки способ лечения психологических проблем.

Психолог или психотерапевт помогают человеку наладить контакт с самим собой, лучше понимать мотивы своих желаний и поступков. Таким образом, человек получает возможность влиять на качество своей жизни, улучшая свое настроение, контакты с другими людьми. Колоссальное значение для самостоятельного управления своей жизнью имеет так называемая молитва гештальтиста, сформулированная Перлзом.

Гештальтпсихология и гештальт-терапия

У людей, которых интересует сфера психологии и самосовершенствования, часто возникает вопрос: “Являются ли гештальтпсихология и гештальт-терапия синонимами?”.

Ответ на этот вопрос отрицателен. Основатель гештальт-терапии Перлз нередко признавался, что знаком с гештальтпсихологией весьма поверхностно, а его учение – это своеобразный симбиоз психоанализа, психодрамы и биоэнергетики. Слово «гештальт» было применено для того, чтобы придать названию звучность и солидность.

Фриц Перлз

Фредерик (Фриц) Перлз – известный психиатр из Германии, который издал труд о росте человеческой личности, который впоследствии стал основой для гештальт-терапии. Позже он учредил в Нью-Йорке Институт Гештальта.

Книга стала основой его собственного подхода к психотерапии как способа управления своей жизнью и раскрытию внутреннего потенциала. После основания гештальтизма он посвятил его развитию всю оставшуюся жизнь, в частности молитва гештальтиста в оригинале увидела свет в 60-х годах минувшего века. Некоторые его работы были изданы посмертно.

Молитва гештальтиста Фредерика Перлза имеет колоссальную популярность. Ее достоинство – в простоте и одновременно в глубоком воздействие на психологическое состояние человека. Психологи называют одной из главных личностных проблем, являющихся причиной обид, размолвок и ссор слияние. То есть, воспринимая другого человека как часть себя, заинтересованную в твоем собственном комфорте, невозможно избежать претензий и плохих эмоций.

Молитва гештальтиста помогает провести образную границу между собой и обществом, признать за каждым человеком право жить своей собственной жизнью, преследовать свои интересы и делать осознанный выбор без какого-либо давления. Одновременно Перлз настаивает на том, что такая сепарация дает возможность и самому человеку действовать в рамках своих границ, не рассчитывая на чужое участие, помощь, одобрение.

Отсутствие взаимных претензий и необоснованных ожиданий не только дает человеку ощущение личной моральной свободы, независимости и внутренней силы, но и позволяет оценить такое явление, как взаимность. Молитва гештальтиста превращает ее из должного и ожидаемого в чудесное и прекрасное чувство, которое стоит того, чтобы ценить и оберегать его.

Когда применять молитву?

Преимущество гештальтизма в возможности использовать ее при любых обстоятельствах. Сделав строки Перлза правилом жизни, можно добиться значительного внутреннего роста и эмоционального взросления. Ведь понимание автономности своей личности и независимости чужой и есть одно из важнейших показателей духовной зрелости человека.

Но молитва гештальтиста Фредерика может применяться и ситуативно. Например, во время сильной ссоры или обиды на другого человека. Когда человеку кажется, что кто-то не оправдал возложенных на него надежд, эти строки позволят успокоиться и вернуться в хорошее расположение духа.

Строки работают и в обратном направлении. Их можно назвать оберегом от любого рода манипуляций. Когда другой человек выдвигает требования, на которые у него нет никаких законных оснований, избавить себя от чувства стыда и со спокойной душой отказаться от следования чужим указаниям.

Как читать молитву?

Указаний, как именно должна читаться молитва гештальтиста, не существует. Можно повторять ее несколько раз вслух или про себя во время эмоционально сложной ситуации, можно проговаривать ее утром или перед сном, можно распечатать и повесить над рабочим столом.

Но важно понимать, что строки не обладают никаким волшебным или магическим воздействием. Вникнув в слова единожды и приняв для себя их смысл, человек начинает использовать молитву как принцип взаимодействия с другими людьми. Таким образом, начинают выстраиваться продуктивные и успешные межличностные отношения.

Как закрыть гештальт

Я делаю свое дело, а ты – свое.

Я живу в этом мире не для того,

чтобы соответствовать твоим ожиданиям,

А ты живешь не для того, чтобы соответствовать моим.

И если мы случайно нашли друг друга, это прекрасно.

Если нет, этому нельзя помочь»

Последние записи в этом журнале
Письмо. “Она меня разморозила”

А вот мужское письмо в дополнение к прошлому, женскому. Так выглядит типичная ситуация застревания в аддикции (в сервисзоне чаще всего или во…

Письмо. “Провалила самый важный шанс в своей жизни”

Хочу показать две типичные истории любовные, женскую и мужскую. В этом посте женская история. Типичная женская история – застревание в секс-онли…

История Нины

Самое печальное в этой гендерной теме знаете что? Что из-за стремления опираться на чужое плечо женщины не могут сформировать самоуважение. И…

  • 84 комментария
  • 84 комментария

Комментарии к этой записи были заблокированы автором

Android

Выбрать язык Текущая версия v.208.1

Психология и соционика

Тесты, консультации, отношения, тренинги, игры, знакомства, дневники, психологические типы.

  • Список форумовПсихологияНаправления психологииГештальт
  • Изменить размер шрифта
  • Версия для печати
  • FAQ
  • Новости
  • Медали
  • Фотогалерея
  • Регистрация
  • Вход

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

Oleg » Чт фев 07, 2013 8:11 am

Я пришел в этот мир не для того,

что бы оправдать твои ожидания,

ты пришла в этот мир не для того,

что бы оправдать мои.

Потому что я – это я,

Когда мы с тобой встретимся,

это будет прекрасно.

А если, встретившись, мы не встретимся,

что ж, ничего не поделаешь.

Спасибо и прощай.

Я ответственен за то, чтобы защититься от тех, кто причиняет мне вред.

Я ответственен за то, чтобы обращать внимание на то, что со мной происходит, и оценивать свою долю участия в происходящем.

Я должен осознать тот резонанс, который имеет мой поступок. Чтобы со мной происходило то, что происходит, я должен делать то, что я делаю.

Я не говорю, будто я могу управлять всем происходящим со мной, – нет, но я ответственен за все, что со мной происходит, потому что в чем-то, пусть в какой-нибудь мелочи, я поспособствовал этому.

Я не могу контролировать мнение всех окружающих, но могу контролировать свое. Я могу свободно распоряжаться своими поступками.

Мне следует решить, как я буду действовать. С моими ограничениями, с моими бедами, с моим невежеством, со всем, что я выучил и что знаю. Принимая во внимание все это, я должен решить, как поступить наилучшим образом. И мне следует поступить именно так.

Мне следует познать себя лучше, чтобы знать свои ресурсы.

Мне следует полюбить себя настолько, чтобы наделить себя привилегиями, и знать, что это мое решение.

Тогда я приобрету нечто, что приходит с автономией и является обратной стороной свободы: отвагу. У меня будет отвага, чтобы действовать, как мне диктует мое сознание, и платить за это.

Сообщения: 48764 Зарегистрирован: Вс окт 09, 2005 9:08 pm Откуда: Москва Медали: 9 Пол: Мужской Соционический тип: Бальзак Тип по психе-йоге: Сократ (ВЛЭФ)

Темперамент: Флегматик Профессия: Программист, оптимизатор

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

Katetoxic » Чт фев 07, 2013 8:23 pm

Независимость, а точнее не зависимость – это то, о чём думаю и не знаю как.

стоит поверить кому-то, как становлюсь зависимой от него и преданной (последнее к чему? – сейчас не в моде). При этом внутрення свобода и порыв!! но как-то все равно прирастаешь и все не к тем

Сообщения: 2256 Зарегистрирован: Сб сен 19, 2009 8:50 pm Откуда: Астана-Москва Пол: Женский Профессия: преподаююююю

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

Lawy » Чт фев 07, 2013 11:02 pm

Сообщения: 72 Зарегистрирован: Вс янв 13, 2013 8:42 pm Откуда: Санкт-Петербург Пол: Мужской Темперамент: Сангвиник Профессия: Реклама в интернете

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

Diver67 » Пт фев 08, 2013 1:12 am

Малитва Перлза тру, хотя вроде не он эту тему начал, но всё равно вещь, которую периодически стоит напоминать и со школы изучать

Сообщения: 418 Зарегистрирован: Пн янв 14, 2013 1:48 pm Откуда: Одесса Пол: Мужской Соционический тип: Гамлет Темперамент: Меланхолик Профессия: Расстановщик и т.д.

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

Lawy » Пт фев 08, 2013 6:50 pm

А я – это только я

Мы пришли в этот мир тьмы

что бы сделать счастливыми себя

Ты ушла, в ушах остался гул и лай

Что ж, я уже ничего не изменю

Судьба была коротка, спасибо и прощай.

То нам повезло вместе быть

Встречается не многим судьба

В любви все свои дни прожить.

Несу за неё ответственность

Ты ответственна лишь за себя.

Ценить стоит лишь преданность.

Оставлять новые раны – бред.

Издай для себя указ,

Защитится от тех, кто несёт вред.

Понимать, что вызывает совершаемое мной.

Нести ответственность за жизнь свою.

Контролировать своё мнение, быть собой.

На что способны твои тело и дух.

Полюбить себя, ибо ты – судьба.

Полюбить себя, ибо ты – Бог.

Не буду зависимым, избавлюсь от ошибок

И даже стоя на краю смертельного оврага

Всегда заплачу за любой свой поступок.

Это даст свободу над миром

Это будет не всем нравиться

Но это даст силу и веру.

И если ты покинешь такого меня

И если самым длинным морозом ночным

Уйдёшь из моей судьбы, то скажу я

Ты приняла решение и дует из двери метель.

Не сомневайся, если ты уверена в нём

Отпусти дверь, иди или ложись в постель.

Если останешься, то цени мой устав.

И если искренне хочешь расставание,

То держать тебя я не имею прав.

Если ты выйдешь и закроешь тихо дверь за собой

Если решишься закрыть дверь, то закрой, прошу

Откроют её другие и будет это ранней весной.

Судьбами людей не жонглировать

Это превращает нас в личности

Которыми нельзя манипулировать.

Владею ситуацией и управляю собой.

И лишь если упадёт счастливый жребий

Позволю недолго руководить мной.

К тому, кто сотворил мир в целях благих

Он даровал нам шанс быть, совершив взмах

Он был независим, но Он понимал других.

Те, кто не может не манипулировать мной

Удаляться из моей жизни раз и навсегда

Прекратится этот нудный шум над головой.

Цену во многих человек, бывших рядом.

Знаю, на их место прибудут новые люди.

И расцветут в моей жизни райским садом.

Будь-то что-то важное, вроде секса

Или менее важное, как прогулка с чужим

А бывает, что прогулка и больше важна…

Важно просто понять, что не будет больно

Если делаешь для себя, а не ради других.

Мы не делаем поступки «ради» чего-то

И не должны мы друг другу сердце выдрать

Что бы обрадовать другого кого-то.

Потому что я счастлив делать их с тобой

И снятся мне сны с тобой вещие

Ведь и ты счастлива делать это со мной.

Должен остаться свободным, таким, какой есть.

Я не хочу, что бы ты зависела от меня

Только твою свободу могу за радость счесть.

Мне не нужна потребность в твоей ненависти.

Я желаю испытать тем, кто дорог мне, всех благ

И жизнь свою вести в счастье и радости.

Не допущу к себе чувство жалости.

Каждый за выбор свой отвечает сам,

Без всяких иллюзий незаменимости.

Реальным, без лжи и лицемерия

И если я кому-то не нужен в судьбе

То всегда найдётся тот, кто полон доверия.

Сообщения: 72 Зарегистрирован: Вс янв 13, 2013 8:42 pm Откуда: Санкт-Петербург Пол: Мужской Темперамент: Сангвиник Профессия: Реклама в интернете

«Молитва» Фрица Перлза с дополнениями

яра » Сб фев 09, 2013 12:34 pm

Сообщения: 7901 Зарегистрирован: Вс сен 03, 2006 8:11 pm Медали: 4 Пол: Женский Соционический тип: Драйзер Тип по психе-йоге: Эйнштейн (ЛВЭФ) Темперамент: Сангвиник

  • Ответы Просмотры Последнее сообщение
  • «письма счастья» (в т.ч. По э-майлу) и молитва задержания

    Mageraven в форуме Семейные отношения 0 1923 Mageraven

    Пт май 01, 2009 5:53 pm

    Юрий Павловский в форуме Музыка 0 731 Юрий Павловский

    Ср авг 20, 2008 5:11 pm

    Coillador в форуме Телесно-ориентированная 0 817 Coillador

    Ср июн 17, 2009 9:44 am

    Blackredeemer в форуме Разговоры за жизнь 0 1381 Blackredeemer

    Эволюция жж молитва перлза

    Ты – это ты. А я – это я. Гештальт-молитва

    • Mar. 1st, 2014 at 12:53 AM

    Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,

    А ты живёшь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.

    Если мы случайно встречаем друг друга – это прекрасно.

    А если нет – так тому и быть.

    Каждый раз, когда чувство обиды будет переполнять ваше сердце, просто вспомните эти слова.

    На языке оригинала эта вещь звучит, конечно, красивее.

    I am not in this world to live up to your expectations,

    And you are not in this world to live up to mine.

    You are you, and I am I,

    And if by chance we find each other, it’s beautiful.

    If not, it can’t be helped.

    Всегда рад соответствовать ожиданиям любимого человека. Прислушиваюсь к его ожиданиям и по возможности стараюсь и удовлетворять. И определенная часть жизни (настоящей и полноценной) как раз обязана в себя включать заботу о ближнем, в том числе и о его ожиданиях. Естественно для здорового общения это должно быть взаимно. А на основании вашей молитвы можно сделать определенный вывод о гештальттерапии – как искажение здоровой психики в сторону эгоцентризма и психической изоляции индивида. Ну что сейчас в принципе выгодно для современного корпоратизма.

    Я говорю о себе – потому как я перечислил требования к себе. Я не имею права в первую очередь требовать что то от другого. Поэтому и перечисляю те требования которые выдвигаю к себе. Вы же даже этого не понимаете, а сразу ТРЕБУЕТЕ от меня (от любого другого) чтоб вас приняли такой какая вы есть.

    Такой подход в первую очередь культивирует в человеке изолированность, как я уже говорил, эгоизм. но в конечном итоге – останется он один до глубоких седин. Зато “такой какой он есть”. Такой подход заставляет не учитывать интересы другого, его желания. ну и само собой – не дает РАЗВИТИЯ личности как в паре с другим. Вы попросту пропагандируете моральную деградацию индивида. Но ни чего страшного. это сейчас модно! ))))

    А да. про прощать. Я не Бог чтоб прощать. Я только стараюсь делать так чтоб не обижать своего партнера.

    Я же говорю о том, чтоб отвечать за себя, за свои поступки.

    pechkeen

    Дима Печкин – психолог

    Гештальт молитва и немного о слиянии

    Очевидно, что сам механизм слияния зиждется на главном свойстве окружающей реальности – дифференциации. Всё является частью чего-то большего, однако каждой самости присуще выделение себя как индивидуальности. Мы можем сказать: я часть этого мира. Но это будут лишь слова. Каждый ощущает себя индивидуальностью, отделяя себя от мира. Всё стремится к общности, но, в то же время каждый организм обладает индивидуальностью.

    Я бы сказал, что слияние является главным свойством субъективного мира – создатель включает в себя всё сущее, но при этом объективный мир строится на эго, т.к. каждый организм является деятельной самостью.

    По-видимому, слияние связано так же с законами магнетизма – притяжением и отталкиванием. В этой же сфере лежит базовое свойство человеческой психики – деление мира на «мы» и «они».

    Наше тело, является цельностью, но каждая его часть индивидуальна. Интересный пример приведён где-то в литературе – лисица, попавшая в капкан, отгрызает себе ногу, чтобы спастись. Пока она считает себя и ногу целым, она обречена на гибель, в тот момент, когда она решает, что она не есть её нога, лисица спасается.

    Ещё один пример слияния, но из другой области – внутренние состояния Я, называемые Берном внутричерепными транзакциями. В этих взаимоотношениях человек в разные моменты времени является то строгим родителем, то обижающимся ребёнком. При этом, механизм слияния связывает эти транзакции в одно состояние, тем самым создавая у человека иллюзию цельности его личности.

    Слияние живёт в сфере взаимодействия организма и среды. Среда в этом значении это не только неодушевлённые предметы, но и другие организмы. Когда организм не чувствует границы между собой и средой, более того – отождествляет себя с ней и возникают проблемы связанные со слиянием.

    У Перлза приведён прекрасный пример – хорист, выступающий вместе с хором, чувствует потребность в мочеиспускании. Однако, т.к. он отождествляет себя с хором, потребность его организма – выйти в туалет, противоречит потребности хора – петь. Он имитирует совместное протекание спонтанности, так как чувствует себя обязанным. Нетрудно догадаться, насколько хорошо будет петь этот хорист.

    Негативный аспект слияния, это своеобразный сбой или слепое пятно программы функционирования психики, в результате которой один организм лишает спонтанности и произвольности себя или другой организм.

    Само по себе слияния прекрасно и божественно, ведь именно оно позволяет нам любить, сопереживать, сотрудничать и в конечном итоге объединять наши усилия для совместного обогащения.

    При всех этих пирожках, любовь очень трудно отделить от «игры в любовь» и ожиданий связанных с этими играми. Говоря «моя вторая половина» хорошо бы спросить её о том, согласна ли она чувствовать то, что я чувствую, делать то, что я хочу и в конечном итоге быть управляемой или управлять мной.

    Как подчеркивают некоторые психологи – разрыв слияния это всегда жертва. Правда, несмотря на болезненность процесса, для того чтобы разорвать слияние надо пожертвовать тем, чего на самом деле нет. Отец не разрешающий 20 летней дочери гулять допоздна, должен быть “возвращён в реальность”, но это вряд ли сможет произойти без усилий с её стороны. В данном случае в виде жертвы должны выступать обоюдные иллюзии, возникшие в результате слияния. Как вы уже поняли, негативные аспекты слияния разрушаются контактом.

    О слиянии можно написать целую книгу. В формате же блога, я написал достаточно. Давайте перейдём к конечной цели этого поста – гештальт молитве.

    Она произносится в те моменты, когда вы чувствуете обиду, вину, то есть являетесь жертвой ожиданий и ложных обязательств или делаете их жертвами других людей.

    Произносить её лучше всего вслух. Когда вы слышите то, что произносят ваши губы, произнесённое становится более осязаемым. Кроме того, вы можете почувствовать большую вовлечённость и ответственность.

    Если же, у вас хватит сил принести в жертву ваши иллюзии и вы имеете смелость заявить о себе, попробуйте сделать это глядя в глаза тому, с кем вы находитесь в слиянии.

    Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,

    а ты живёшь в нем не для того, чтобы соответствовать моим.

    Ты это ты, а я это я.

    И если нам посчастливилось найти друг друга, то это прекрасно.

    А если нет, этому ничем нельзя помочь.

    • 62 комментария
    • Оставить комментарий

    Надо будет продолжить терапию 🙂

    В таких случаях, действительно самому себе очень помогает гештальт молитва (давно еще нашел ее по наводке Димы на фуршетах у Темы). Как то раз я хотел сказать молитву, глядя в глаза тому, с кем в слиянии – но для быстрого воспроизведения мозг вспомнил лишь часть: «Ты это ты, а я это я». Это было воспринято, как эгоизм.

    Но я не знаю как поступать, когда в слиянии уже больше года участвует еще человечек — ребенок. И образовался замкнутый круг — ты не хочешь покидать слияние, потому что очень жаждишь быть постоянным и настоящим папой своего первенца, но с другой стороны первоначальная вторая сторона этого слияния понимает эту «слабость» и завоевывает еще больше пропорции в этом слиянии.

    Раньше было очень больно произносить.

    но я не уставал)

    например когда грузовик раздавит твой мобильный телефон, ты в первые мгновения почувствуешь реальную боль.

    избавиться никак, можно выразить и прожить)

    “Ты пришёл в этот мир не для того чтобы меня радовать,

    я пришел в этот мир не для того, чтобы тебя радовать,

    Ты – это ты, я – это я!

    Если мы встретились и нам хорошо вместе – то это счастье,

    Если нет – то так тому и быть!”

    Тогда это было такое открытие и очень помогло и в работе, да и, в общем, стало всё как-то понятнее.))

    I am not in this world to live up to your expectations,

    And you are not in this world to live up to mine.

    You are you, and I am I,

    and if by chance we find each other, it’s beautiful.

    If not, it can’t be helped.

    Спасибо тебе большое, дружище. пока кто-то просто пиздит, ты обогащаешь мир воокруг себя. молодец!

Оценка 4.1 проголосовавших: 27

Слияние в гештальте — Эволюционное консультирование

Слияние является последним сопротивлением в цикле удовлетворения потребностей и происходит между стадиями закрытия и изъятия. Это когда человек не умеет отпускать. Необходимо отказаться от опыта и немного отдохнуть, чтобы перезарядить свои психологические и физические батареи. После того, как футболист сильно пробежит после схватки, его обычно заменяют на несколько игр, потому что он устал и ему нужно отдышаться.Метафорически уход — это то же самое. Это шанс для вас отступить, подумать о своем опыте и подготовиться к повторному участию в битве, сформировав новый гештальт с окружающей средой.

Мы все можем вспомнить тех, кто застрял на стадии слияния. Это человек, который одержим физическими упражнениями и не может бросить. Это парень с проблемами веса, который продолжает есть даже после того, как наелся. Это друзья хотят, чтобы ты отсутствовал еще час. Это люди, которые не умеют прощаться.Это тусовщик, который всегда хочет выпить в последний раз.

Мы говорили об угрозе небытия как о центральном факторе многих сопротивлений. Уход — это не угроза небытия, это ничто. Вы вынуждены иметь дело с символической смертью, и бессознательно это может быть ужасным. Это означает конец ваших отношений с вашим нынешним гештальтом. Вы не представляете, по какой дороге вас поведут дальше. Иногда проще остаться с тем, что имеешь, даже если ты психологически сыт, чем двигаться на неизведанную территорию.

Если вы сможете повысить уровень своей осведомленности о том, когда вы чувствуете себя завершенным во всех своих различных действиях в течение дня, и отказаться от них, когда вы это сделаете, ваша жизнь и отношения значительно улучшатся. Люди беспокоятся, что если они уйдут, когда им надоест разговор или общественная встреча, их будут рассматривать в негативном свете. Они не хотят показаться антисоциальными или грубыми. Но таких людей обычно уважают за то, что они знают, чего хотят, и проходят через это.

В следующий раз, когда вы будете на собрании, вместо того, чтобы ждать социальных сигналов, чтобы узнать, когда пора уйти, следуйте своим внутренним сигналам о том, когда вы чувствуете, что завершили свой гештальт и находитесь на стадии закрытия. Попрощайтесь, уйдите оттуда и дайте себе время подумать о пережитом. Вот что такое уход. Вы будете оглядываться назад на все событие с большей любовью и будете иметь энергию для всех других дел в течение дня.

Расширение поля: гештальт-терапия и эволюционный процесс | Гештальт-обзор

Аннотация

В этой статье шардановская теория эволюции предлагается как более широкое поле, в котором может находиться поле гештальт-теории и практики.Усложнение рассматривается как динамическое ядро ​​эволюции; он описывается как процесс, ведущий к усилению внутриагрегатной дифференциации при сохранении сплоченности. Связь поддерживает сплоченность, тем самым позволяя разворачиваться эволюционному процессу. Приведены примеры социальной, межличностной и личностной комплексификации. Обсуждается резонанс между эволюционной перспективой, которая подчеркивает сложность, и эволюционной дугой, которой следовал гештальт. В заключение автор постулирует некоторые клинические, философские и духовные последствия, присущие согласованию гештальта с этой более широкой перспективой.

Текст этой статьи доступен только в формате PDF.

Ссылки

Фишер, С.Л. (2008). Гештальт: «выборочный» подход. Редакция. Обзор гештальта , 12 (2), 102–105.

Хикнер Р. и Джейкобс Л. (1995). Исцеляющие отношения в гештальт-терапии . Хайленд, Нью-Йорк: Gestalt Journal Press.

Парлетт, М. (2005). Современная гештальт-терапия: теория поля. В А. Уолдт и С.Томан (ред.), Гештальт-терапия, история, теория и практика (стр. 41–63). Тысяча дубов: публикации Sage.

Перлз, Ф., Хефферлайн, Р. и Гудман, П. (1951/1994). Гештальт-терапия: Возбуждение и рост человеческой личности . Хайленд, Нью-Йорк: Gestalt Journal Press.

Рубенфельд, Ф. (2008). Эволюция, свобода выбора и гештальт-терапия. Обзор гештальта 12(2), 185–87.

Сасскинд, Л., (2006). Космический пейзаж .Нью-Йорк: Книги Бэк-Бэй.

Тейяр де Шарден, П. (1964). Будущее человека . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Йонтеф, Г. (1993). Осознание, диалог и процесс: Очерки гештальт-терапии . Хайленд, Нью-Йорк: Gestalt Journal Press.

Copyright © 2008 Университет штата Пенсильвания

2008

Университет штата Пенсильвания

Гештальт-психология — обзор

6.07.2.3 Гуманистические подходы: рост гештальт-терапии

Гештальт-психотерапия укоренилась как ответ на негативизм психоанализа. Это было логическим продолжением движения к личному руководству и свободе, которое характеризовало логотерапию и клиентоцентрированную терапию. Однако он сделал это, не опираясь на абстрактные понятия духовности этих прежних подходов. Хотя обычно считается, что появление гештальт-терапии произошло в послевоенные годы 1940-х годов, на самом деле ее зарождение произошло примерно на 20 лет раньше.

Фридрих (Фриц) Перлз (1893–1970) родился в Берлине (Patterson & Watkins, 1996). Он получил степень доктора медицины в Университете Фредериха Вильгельма в 1920 году. После получения медицинского образования Перлз работал под руководством профессора Курта Гольдштейна во Франкфуртском неврологическом институте солдат с поврежденным мозгом. С началом Второй мировой войны Перлз увез свою семью в Южную Африку и в 1935 году основал Южноафриканский институт психоанализа. В 1946 году он эмигрировал в США, разочаровавшись в появлении апартеида в Южной Африке.

По образованию Перлз был психоаналитиком, но его сильно не устраивали догмы и структура психоанализа. На него также повлияли экспериментальные работы Колера, Вертхаймера и Левина, с работами которых он познакомился в первые годы своего пребывания в Германии. Другие экзистенциальные философы, с работами которых он также познакомился, также в конечном итоге повлияли на его работу, но первоначально он был слишком занят ортодоксальным психоанализом, чтобы усвоить их работы (Perls, 1947).Возможно, именно поэтому он больше отождествлял себя с психологией, чем с психиатрией.

Фриц Перлз познакомился с Лорой Познер в 1926 году, когда она работала над своей докторской диссертацией. в психологии. Она должна была стать его женой и соучредителем гештальт-терапии. Семья Лауры Познер Перлз была очень богатой и культурно богатой, в то время как Фриц происходил из еврейской семьи низшего среднего класса. Эти классовые различия должны были влиять на их отношения в течение многих лет.

Лаура Познер Перлз находился под сильным влиянием Мартина Бубера и Пауля Тиллиха, видных современных экзистенциалистов.Лаура и Фриц Перлз тесно сотрудничали почти 25 лет, пока не расстались в 1950-х годах. Фриц Перлз написал свою первую книгу «Эго, голод и агрессия » с подзаголовком «Пересмотр теории и метода Фрейда» в 1941 и 1942 годах, когда служил капитаном Южноафриканского медицинского корпуса. Хотя в течение многих лет название и характер «гештальт-терапии» не были кратко выражены, в этой первой книге были представлены многие из гештальт-концепций, которые впоследствии стали центральными идеями гештальт-терапии.

В те годы, что Фриц и Лаура Познер Перлз были вместе, гештальт-терапия развивалась и совершенствовалась, хотя в доступных работах часто скрывается конкретный вклад Лоры Перлз. Хотя гештальт-терапия была впервые введена в США Фрицем и Лорой Перлз, только в 1970-х годах, когда Фриц нашел дом в Институте Эсален в Биг-Суре, Калифорния, гештальт-терапия была номинально признана независимой теорией. Именно Фриц, а не Лаура, был признан первооткрывателем, отцом и разработчиком гештальт-терапии.Его бывшая жена, Лаура Перлз, проживала в Нью-Йорке, вне основного направления движения за человеческий потенциал, которое зарождалось в Калифорнии. Она опубликовала несколько статей, а ее вклад в теорию и методы гештальт-работы был известен лишь горстке людей (Corsini & Wedding, 1989).

Те, кто знаком с работами Лауры и Фрица Перлза, отмечают интересные различия в том, как они применяли гештальт-терапию. Одно из наиболее заметных из этих различий относилось к степени контроля и вседозволенности, которую они применяли в лечении.Лаура использовала процедуры, которые характеризовались явной вседозволенностью, в то время как работа Фрица делала акцент на авторитете и контроле терапевта (Hatcher & Himmelstein, 1976).

1930-е и 1940-е годы были для Фрица Перлза динамичным временем. На него сильно повлиял ряд видных людей, в том числе Вильхейм Райх, который был аналитиком Перлза в 1930-х годах, Карен Хорни и Отто Ранк. Говорят, что Хорни направил молодого и мятежного Перлза в очень эксцентричный и мятежный Рейх. Наиболее заметное влияние на него оказал Райх, который познакомил Перлза с теорией психосоматической медицины, рассматривавшей физические движения и симптомы как защиту тела от угрозы (Perls, 1947).Работа с телом и физические техники гештальт-терапии были продуктом этой более ранней ассоциации.

Однако именно теория психоанализа Фрейда дала Перлзу теоретическую основу для всего его будущего мышления; несмотря на их различия, психоаналитическая теория была основным фундаментом, на котором Перлз построил свое понимание человеческого поведения, и именно психоаналитическую теорию он использовал в качестве стандарта для оценки своей собственной теории. В автобиографии Фрица Перлза, В и из мусорного ведра (Perls, 1969), он делает следующий комментарий о Фрейде: «Покойся с миром, Фрейд, ты упрямый святой-дьявол-гений», отражающий его собственное двойственное отношение к Фрейду и психоанализу.

Гештальт-терапия отличается от других систем и моделей рядом важных моментов. Например, Перлз принял психоанализ как общую теорию, из которой вытекали его собственные взгляды. Однако он решил опустить некоторые аспекты теории Фрейда с его собственной точки зрения, такие как психосексуальность, трехчастная анатомия личности (ид, эго и суперэго) и природа бессознательного. Применительно к технике эти упущения побудили Перлза подчеркнуть как, вместо почему, и исследовать опыт в рамках «здесь и сейчас», а не «там и тогда».

Еще одно различие заключается в значении, придаваемом различным направлениям научных исследований. Гештальт-терапия опирается на более широкую научную литературу, чем большинство систем психотерапии. Наибольшее значение он придавал исследованиям, описывающим природу восприятия и обработки информации, а также литературе по защите и психопатологии. В то же время традиционно он избегал исследований результатов психотерапии. Этот приоритет ценностей контрастирует, например, с клиентоцентрированной терапией, которая всегда ценила исследования результатов, но мало признавала исследования психопатологии и развития личности.

Еще одним отличительным аспектом гештальт-терапии является принятие целостного взгляда на поведение. Он рассматривает людей как интегрированных по своей сути; их поведение отражает интегрированную систему, коллективную деятельность которой нельзя понять, просто рассматривая изолированные действия или структуры. Этот гуманистический взгляд заимствован у Ранка, чья концепция «тотального организма» контрастирует с психоаналитическим взглядом, разделявшим разум и тело и разделявшим психику на дискретные элементы, например, ид, эго, суперэго, участвующие в борьбе за власть. друг над другом.Вместо этого гештальт-теория утверждает, что люди борются и испытывают конфликты из-за сложности включения новой информации в восприятие, основанное на старых знаниях.

Наконец, гештальт-терапия определила самоактуализацию в отличие от других эмпирических подходов. Самоактуализация отражалась в балансе, дифференциации и интеграции когнитивных, сенсорных и эмоциональных систем, а не в стремлении к социальному совершенству. Способность концептуальных систем к общению проявлялась в понятии способности к самореагированию, то есть способности выбирать активность и преодолевать апатию.Гештальт-терапия не поощряет социальную уступчивость, как психоаналитическая терапия, а поощряет социальный бунт и индивидуализм.

Работа Курта Коффки

Эш, Митчелл Г. «Роль концепций развития в истории гештальт-теории: работа Курта Коффки». Вклад в историю психологии развития: Международный симпозиум Уильяма Т. Прейера , под редакцией Георга Эккардта, Вольфганга Г. Брингманна и Лотара Спрунга, Берлин, Бостон: De Gruyter Mouton, 2013, стр.341-358. https://doi.org/10.1515/9783110854893.341 Эш, М. (2013). Роль концепций развития в истории гештальт-теории: работа Курта Коффки. В G. Eckardt, W. Bringmann & L. Sprung (Ed.), Вклады в историю психологии развития: Международный симпозиум Уильяма Т. Прейера (стр. 341-358). Берлин, Бостон: Де Грюйтер Мутон. https://doi.org/10.1515/9783110854893.341 Эш, М. 2013.Роль концепций развития в истории гештальт-теории: работа Курта Коффки. В: Eckardt, G., Bringmann, W. and Sprung, L. ed. Вклад в историю психологии развития: Международный симпозиум Уильяма Т. Прейера . Берлин, Бостон: Де Грюйтер Мутон, стр. 341–358. https://doi.org/10.1515/9783110854893.341 Эш, Митчелл Г. «Роль концепций развития в истории гештальт-теории: работа Курта Коффки» В г. Вклад в историю психологии развития: Международный Уильям Т.Симпозиум Preyer под редакцией Георга Эккардта, Вольфганга Г. Брингманна и Лотара Спрунга, 341–358. Берлин, Бостон: Де Грюйтер Мутон, 2013 г. https://doi.org/10.1515/9783110854893.341. Эш М. Роль концепций развития в истории гештальт-теории: работа Курта Коффки. В: Эккардт Г., Брингманн В., Спрунг Л. (ред.) Вклад в историю психологии развития: Международный симпозиум Уильяма Т. Прейера . Берлин, Бостон: Де Грюйтер Мутон; 2013.стр.341-358. https://doi.org/10.1515/9783110854893.341

Гештальт-переключение и эволюционные переходы

1 Введение

«Основные переходы» в эволюции — центральная тема недавней теории эволюции и быстро развивающаяся тема в философии биологии. Одним из следствий этой работы стала трансформация дебатов об «уровнях» или «единицах» отбора. Более ранние подходы к этим проблемам предполагали существование знакомой биологической иерархии и задавались вопросом, где в этой иерархии следует рассматривать отбор как действие.Эволюционные переходы, однако, представляют собой процессы, в которых возникают новые уровни знакомой иерархии (Buss [1987]; Maynard Smith and Szathmáry [1995]; Michod [1999]). Таким образом, дебаты об уровнях отбора претерпели собственный переход от исключительно синхронной к частично диахронической ориентации (Okasha [2005]). Возникают новые вопросы: как эволюционные процессы, действующие на уровне независимых сущностей более низкого уровня, производят новых биологических индивидуумов, видимых на более высоком уровне? Что знаменует собой появление человека подлинно более высокого уровня? И — тема этой статьи — как лучше всего представить такие «переходы в индивидуальности» в формальных моделях?

В более ранней работе мы рассмотрели роль двух альтернативных «перспектив» эволюционной модели определенного типа (Керр и Годфри-Смит [2002a]).Это модель «группы признаков» (Wilson [1980]), которая описывает цикл формирования и распада групп, систематически связанный с жизненным циклом индивидуумов более низкого уровня или «частиц», составляющих группы. Следуя традиции плюралистической работы (Дугаткин и Рив [1994]; Стерельный [1996]), мы показали, что модель такого рода может быть параметризована двумя способами — индивидуалистическим и многоуровневым. Мы дали «руководство по переводу», которое показывает математическую эквивалентность двух структур, и выступили за плюрализм с переключением гештальта .Эти две структуры формально эквивалентны, но каждая точка зрения «упаковывает» информацию по-разному и имеет разные эвристические функции. Есть положительные преимущества переключения между ними.

Здесь мы рассматриваем расширения этой работы, уделяя особое внимание эволюционным переходам. Расширение включает в себя два инструмента. Одним из них является проверка каузальной адекватности репрезентации. Предположим, что у нас есть два описания процесса, оба из которых предсказательно адекватны.Тем не менее, может ли один быть более верным, чем другой, каузальной структуре системы? Мы утверждаем, что этот вопрос можно решить, исследуя, как должны быть изменены два альтернативных описания, чтобы иметь дело с почти вариантами исходного процесса. Второй — демонстрация возможности нового вида переключения гештальта. Вместо того, чтобы перемещаться между альтернативными наборами параметров, которые представляют пригодность объектов, фигурирующих в процессе, мы теперь рассмотрим переключение между наборами переменных , которые отслеживают частоты различных объектов.Мы утверждаем, что этот второй вид переключения гештальта имеет особое отношение к эволюционным переходам.

2 Резюме нашей основы моделирования

Наши модели предполагают низкоуровневую популяцию «частиц» типов A и B , которые в какой-то момент своего жизненного цикла собираются во временные группы фиксированного начального размера. ( н ). Размножение бесполое и точно сохраняет тип частицы. После размножения группы растворяются, образуя новый пул частиц, которые начинают цикл заново.

Модель изменений в такой системе будет включать уравнения, в которых используются три компонента (см. также Таблицу 1):

i. набор из переменных состояния , которые представляют частоты типов частиц,

ii. структура пригодности , определяющая свойства пригодности отдельных лиц, групп или и того, и другого, и

iii. a групповое частотное распределение , которое определяет для временного шага t частоты f i ( t ) групп, содержащих i членов типа A 9 и 8 -0 (отсюда n − i представителей типа B ).

Таблица 1.

Основные компоненты моделей выбора в групповой структурированной популяции

Переменные государства Переменные отслеживания частот разных частиц
Структура пригодности Параметры, определяющие приспособленность частиц и/или групп
Распределение частот групп Распределение, описывающее пропорции различных групп

В нашей более ранней работе «переключение» включает в себя перемещение между двумя способами формулирования структуры пригодности, поскольку это связано с ролью групп.Мы можем использовать:

i. контекстуальная трактовка групповой структуры, дающая индивидуалистическое описание естественного отбора. Здесь типу A соответствует набор параметров ‘ α ‘, где α i — абсолютная приспособленность частицы типа A в группе, содержащей в общей сложности i частиц типа A (включая себя) и n − i частиц типа B .Для типа B у нас есть соответствующий набор параметров « β» , где β i дает соответствие B -частицы в группе с i A частицами.

ii. коллективная трактовка групповой структуры, дающая многоуровневое описание естественного отбора. 1 Теперь набор параметров « π » представляет собой объединенные выходные данные различных групп. В частности, π i представляет собой общую продуктивность группы, содержащей i A -типов.Набор параметров « ϕ » указывает, как эта производительность распределяется между типами частиц. Здесь ϕ i есть пропорция π i , принадлежащая типу A .

Представления об изменении в такой системе могут быть переведены из одной формы в другую без потери информации. Например: π i  =  i  + ( n  −  i ) β i 9; φ I = I / ( I + ( N I ) β I ).Однако каждая параметризация «упаковывает» информацию по-разному и включает различные применения некоторых основных концепций Дарвина. Перевод не похож на преобразование метрической системы в имперскую, при котором все теоретические понятия сохраняют ту же роль. Одна структура побуждает нас думать с точки зрения автономных индивидуумов, взаимодействующих в социальном контексте; группы в такой структуре не являются носителями пригодности или конкурирующими субъектами. Другая структура побуждает нас признать набор коллективов более высокого уровня в качестве объектов, которые конкурируют и различаются по приспособленности.

3 Почтивариантный тест на каузальную адекватность

Первый инструмент, который мы вводим, — это проверка того, насколько точно представление процесса соответствует каузальной структуре этого процесса, даже если мы предполагаем, что представление предсказательно адекватно. Мы подходим к этим вопросам с помощью того, что мы называем «анализом почти вариантов». Эта структура связана с семейством недавних подходов к каузальным вопросам, которые подчеркивают манипулирование и вмешательство (Pearl [2000]; Woodward [2003]), а также с некоторыми невмешательскими контрфактуальными подходами (Lewis [2000]).

Основная идея заключается в следующем. Предположим, у нас есть два формально адекватных описания изменяющейся системы, где каждое описание упаковывает информацию по-разному. В той мере, в какой описание соответствует каузальной структуре системы, должно выполняться следующее: когда мы рассматриваем почти вариант рассматриваемой системы, систему того же типа, но с некоторыми небольшими изменениями, мы сможем построить представление новой системы посредством лишь незначительных модификаций существующего представления.Наиболее интуитивно понятно, что если мы рассмотрим почти вариант, включающий 90 098 локализованных 90 099 изменений в структуре первой системы, должно быть возможно построить адекватное представление новой системы посредством локализованного изменения старого представления. В этом втором смысле «локализованное» изменение — это модификация только одного параметра или небольшого числа параметров. Мы считаем признаком плохого каузального представления системы, когда при рассмотрении близкого варианта этой системы мы должны изменить многие или все параметров в нашем представлении.

Более формально, представьте, что система S имеет две альтернативные параметризации (например, фитнес-структуры α / β и π / ϕ ). Назовите эти наборы параметров P и Q . Мы предполагаем, что эти множества имеют одинаковый размер, что верно для рассматриваемого случая. Почти вариантный тест можно применить следующим образом. Рассмотрим небольшое изменение в системе, дающее систему S*, а затем рассмотрите изменения, которые необходимо внести в каждое представление, чтобы приспособиться к этому изменению и получить динамически достаточное представление S*.Так P заменяется на P *, а Q на Q *. Если для этого нужно изменить на больше параметров в P , чем в Q , то параметризация Q более естественна по отношению к этому близкому варианту. 2

Тщательный анализ пары параметризаций рассмотрит несколько почти-вариантов, чтобы увидеть, превосходит ли одна параметризация в широком диапазоне изменений. Если это так, мы рассматриваем его как лучшее представление каузальной структуры исходной системы.По сути, мы объединяем идею о том, что каузально точное представление — это представление, в котором отдельные параметры сопоставляются с различными аспектами моделируемой системы, с идеей о том, что воображаемые манипуляции обеспечивают способ анализа или проверки этого свойства. Мы рассматриваем это как один из способов сделать более явным различие между «механистической» и «феноменологической» моделями системы — в случаях, когда обе модели взаимопереводимы. Модель, которая сопоставляет параметры с отдельными аспектами моделируемой системы, может рассматриваться как верная «механистической» структуре системы в одном разумном смысле этого термина.

Почти вариантный тест предполагает то, что может быть философски спорным взглядом на отношения между причинностью и локализацией. Один из способов защитить такую ​​точку зрения — снова работать в рамках интервенционистского подхода к причинно-следственным связям. Причина — это то, что при манипулировании приводит к изменению других переменных. Понятие манипуляции или вмешательства включает в себя идею о том, что рассматриваемый фактор является разумно локализованной характеристикой системы. Локальные особенности, манипулирование которыми приводит к значительным изменениям в другой переменной, — это то, что Джон Кэмпбелл ([2007], [готовится к публикации]) для этого эффекта называет «управляющими переменными».Как утверждает Кэмпбелл, любая макроскопическая управляющая переменная будет иметь микрофизическую основу. Это не лишает его права быть причиной. Что действительно приводит к дисквалификации признака макроуровня, возможно, в пользу признака более низкого уровня, так это ситуация, когда то, что называется «фактором» макроуровня, не является разумно локализованным, а сильно распределено или целостно реализуется по всему миру. многих частей системы. Для Кэмпбелла роль локализации в понятии причины проистекает из локального характера парадигмальных случаев вмешательства.Не поддерживая здесь интервенционистский подход в целом, мы считаем, что интервенционистская точка зрения описывает подлинную особенность причинности и причинного анализа.

Важно понимать, что должен делать такой тест, а что нет. Ясно, что результат такого теста будет зависеть от того, что будет считаться -м или -м вариантом рассматриваемой системы. Два человека могут расходиться во мнениях относительно того, какие возмущения следует учитывать, и расходиться во мнениях настолько основательно, что «большинство голосов» по ​​вариантам, которые они считают релевантными, либо неинформативны, либо их невозможно справедливо применить.На оценку того, что считается почти вариантом, могут влиять каузальные предположения о системе. 3 Например, на него могут повлиять предположения о том, какие части могут изменяться независимо друг от друга. Таким образом, мы не рассматриваем этот тест как способ извлечения каузальных суждений из полностью акаузальной основы. Скорее тест делает явными некоторые элементы в значительной степени неявного каузального понимания системы, которое мы должны иметь заранее. Это понимание будет зависеть от опыта реальных паттернов изменчивости, наблюдаемых в системе, а также от механистических знаний, но может опираться на способности узнавания, которые трудно описать в явном виде.Наш тест берет избавления от этого неформального каузального понимания в качестве исходного материала, уточняет их и выявляет их дальнейшие следствия.

Проиллюстрируем тест несколькими простыми случаями. Это случаи, когда правильное описание кажется очевидным заранее; в одном случае разбиение коллектива на сущности более низкого уровня кажется совершенно ошибочным, в другом — обязательным. Наша цель — использовать эти простые случаи, чтобы показать, как работает почти вариантный тест, а затем применить его к более сложным случаям.Первый простой случай мы называем случаем «псевдочастиц». Рассмотрим бактериальную клетку. Эта ячейка состоит из левой половины и правой половины. Хотя это может показаться странным, давайте подумаем об этих двух половинках как о двух «частицах» в группе, которая включает всю клетку. Если во время репродуктивного акта клетка разделяется вдоль средней точки своей длинной оси, то в некотором смысле левая частица рождает две левые половинные частицы, а правая частица рождает две правые половинные частицы. (См. рис. 1а.)

Рисунок 1.

Псевдочастицы ( a–c ) и псевдогруппы ( d–f ).

Мы можем обозначить левую половину клетки как A , а правую половину как B и представить бактериальное деление либо с коллективной ( π/ϕ ), либо с контекстуальной ( α/β ) точки вид (см. рис. 1b). В контексте контекста приспособленности левой половины (или левой псевдочастицы) и правой половины равны двум ( α 1  =  β 1  = 2).В совокупности исходная группа из двух частиц порождает четыре частицы, поэтому π 1  =  4. Поскольку левые псевдочастицы составляют половину каждой произведенной клетки-потомка, ϕ 1  = ½. Затем мы рассмотрим почти вариант (рис. 1с). Предположим, что бактериальная клетка размножается с большей скоростью, так что за тот же период времени образуется четыре полных клетки. В контексте контекста левая псевдочастица имеет четыре потомка ( α 1  = 4), а правая — четыре потомка ( β 1  = 4).Подумав в совокупности, количество дочерних частиц теперь составляет π 1  = 8, но разделение этой производительности между левыми и правыми частицами по-прежнему составляет ϕ 1  = ½. Таким образом, чтобы приспособиться к близкому варианту, в контекстуальной перспективе изменяются два параметра, тогда как в коллективной перспективе изменяется только один параметр. По крайней мере, в этом варианте коллективная параметризация более естественна. Это, конечно, то, что мы ожидаем.Левая и правая половины «частиц» здесь вообще не имеют никакой автономии; не может быть группы из двух левых половин или одной правой половины. Гораздо естественнее относиться к обеим половинкам как к частям коллектива.

Этот случай можно сравнить с тем, в котором контекстуальная параметризация явно лучше; это случай «псевдогрупп» (см. рис. 1d; случаи такого рода также обсуждаются в Sober [1984] и Nunney [1985]). Предположим, что типы A всегда имеют трех потомков, а типы B всегда имеют двух, независимо от их контекста.Люди также, как правило, находятся в компании одного другого человека. Между ними нет взаимодействия, но мы можем, при желании, увидеть каждую особь как часть пары.

Если рассматривать этот случай контекстуально, то α i  = 3 для всех релевантных i и β i  = 2 для всех релевантных i 9099. В совокупности параметры π i действительно изменяются в соответствии с i , потому что группы с большим количеством A всегда более продуктивны (в частности, = 5 и π 2  = 6).Единственный нетривиальный параметр ϕ , ϕ 1 , равен 3/5.

Затем мы рассмотрим почти вариант: предположим, что каждый B -тип производит только одно потомство, а не два. Мы не будем вдаваться в детали, но легко показать, что теперь контекстуальная параметризация считается лучшей, поскольку она может вместить изменение с меньшим количеством модификаций (две, а не три). Таким образом, как утверждалось в более ранних неформальных дискуссиях относительно этого случая, контекстуальная параметризация (отсюда индивидуалистическое описание выбора) предпочтительнее.

Теперь мы рассмотрим более существенный случай, пример мейотического драйва. В мейотическом драйве один аллель ( А ) получает преимущество перед другим ( В ), поскольку «управляющий» аллель встречается более чем в половине гамет гетерозиготных особей (особи генотипа АВ ). Такие системы обычно моделируются с учетом различий приспособленности генотипов и параметра драйва, отражающего преимущество, которым пользуется один аллель в гетерозиготе во время формирования гамет.Предположим в таком случае, что мы имеем следующие приспособленности генотипов: W AA  = 6; Вт АВ  = 5; W BB  =  4. Значение управляющего аллеля d , отражающее долю гетерозиготных спариваний, в которых A является оплодотворяющим аллелем, составляет 3/5. Читатели могут заметить, что это, по сути, многоуровневая параметризация; пригодность генотипа — это значения π, а параметр драйва равен ϕ 1 .Это стандарт в популяционной генетике (для обсуждения см. Lloyd [2005]; Waters [2005]). Теперь можно спросить, имеет ли это ортодоксальное представление случая мейотического влечения каузальное обоснование. Прежде всего отметим, что, как обсуждалось ранее, можно переключиться на контекстуальную параметризацию, в которой аллели являются единственными носителями пригодности. В этом случае α 1  =  α 2  = 3; β 0  =  β 1  =  2. Обратите внимание, что это та же структура приспособленности, что и в случае псевдогруппы (см. рис. 1d–f, также Okasha [2004] для аналогичного примера).Очевидно, случай псевдогруппы был тем, в котором контекстуальная параметризация более естественна. Это интуитивное суждение было подтверждено почти вариантным анализом. Можно подумать, что этот случай мейотического влечения следует рассматривать так же, как случай псевдогруппы, поскольку все параметры приспособленности идентичны. Однако давайте рассмотрим почти-вариантный тест в случае мейотического драйва. Что было бы разумным вариантом? Одна из возможностей — это изменение, которое влияет на скорость движения и больше ни на что.Это одновременно изменяет α 1 и β 1 в контекстуальной перспективе, но только ϕ 1 в коллективной параметризации. Это связано с тем, что модель здесь показывает простое отношение с нулевой суммой между продуктивностью аллелей в гетерозиготе. Мы можем сравнить это со случаем, когда преимущество одного аллеля над другим проистекает из превосходной жизнеспособности в конкурентном взаимодействии между гаметами после образования гамет, вне тела отца и в борьбе между гаметами за оплодотворение яйцеклетки.Примером может служить нерест рыбы; различия аллелей могут затем повлиять на жизнеспособность гамет в толще воды. В этом случае воображаемые нарушения жизнеспособности одного типа гамет (например, α 1 ) логически не подразумевают изменения жизнеспособности другого ( β 1 ). Следовательно, контекстная параметризация будет лучше. Итак, из рассмотрения случая мейотического влечения мы видим, что сама по себе структура приспособленности не определяет наиболее естественную параметризацию.Как только мы обращаем внимание на биологические детали, почти вариантный тест может сортировать экземпляры одной и той же структуры пригодности по разным причинно-следственным категориям.

Теперь мы применим этот тест к случаю, который был в центре многих споров, к случаю конкуренции между «альтруистами» и «эгоистичными» людьми в модели группы черт. В модели «группы признаков» группы формируются путем агрегации особей более низкого уровня на определенной стадии жизненного цикла, а группы распадаются на другой стадии. Когда состав этих групп влияет на приспособленность объектов более низкого уровня, некоторые видят в этом случай многоуровневого отбора (Wilson [1980]; Sober and Wilson [1998]).Другие считают, что он включает только отбор на индивидуальном уровне (Maynard Smith [1976], [1998]), а другие до сих пор утверждают, что его можно точно описать любым способом. В модели такого рода предположим, что все индивидуумы имеют «базовую» абсолютную приспособленность двух потомков, но присутствие альтруиста в группе позволяет другим индивидуумам в этой группе иметь по два дополнительных потомства каждый. Альтруист берет на себя стоимость одного отпрыска. Предполагая группы из n  = 3, последствия одного селективного эпизода приведены в левой части рисунка 2.

Рис. 2.

Модель альтруизма на основе групп признаков.

Затем рассмотрим почти вариант. Предположим, что 90 098 A 90 099 особей обеспечивают выгоду в размере 90 098 четырех 90 099 потомков каждому другому члену своей группы при затратах в размере 90 098 двух 90 099 потомков для себя. Этот вариант предполагает наличие линейной зависимости между затратами и выгодами. Когда мы настроим две параметризации, чтобы приспособиться к такому изменению, мы обнаружим, что они имеют равную чувствительность .В обоих случаях необходимо изменить пять из шести параметров. Результатом является ничья.

Не все близкие к этой системе варианты дают связи. Если изменяются только затраты или только выгоды, то контекстуальная параметризация работает лучше. И если предполагается, что затраты и выгоды равны, а размер группы равен двум, коллективная параметризация выигрывает. Учитывая эту смесь результатов, и особенно связь, наблюдаемую в линейном случае и некоторых других случаях (не показаны), кажется, что тест почти варианта не будет выносить решения между конкурирующими описаниями системы такого типа.

Некоторых этот вывод может разочаровать, но мы думаем, что он вполне уместен. Мы имеем дело со случаем, когда индивидуумы конститутивно не связаны со своими группами (как в случае с псевдочастицами), а живут «самостоятельной жизнью». Но они также являются участниками важной формы взаимодействия, объединяющей людей внутри каждой группы. В результате контекстуальная и коллективная точки зрения оказываются, по крайней мере, приблизительно равными. Это обеспечивает дополнительную поддержку «плюралистической» интерпретации случаев групп признаков, обсуждавшихся выше.Этот вывод следует оговорить, признав, что в некоторых случаях моделей групп признаков биология обсуждаемой системы может сделать некоторый конкретный класс почти-вариантов релевантным таким образом, который благоприятствует той или иной параметризации. Однако общие черты структуры группы признаков не благоприятствуют той или иной параметризации. Кроме того, неудача теста на близкий вариант в подобных случаях может быть информативной еще одним способом. Когда почти вариантный тест не может различить альтернативные описания и отсутствует недостающая эмпирическая информация, которая могла бы изменить вердикт, это указывает на частичное запутывание сущностей более низкого уровня в коллективы более высокого уровня в отношении их эволюционной роли.Это может быть признаком того, что система находится на пути к эволюционному переходу.

4 Гештальт-переключение с переменным состоянием

Второй основной идеей этой статьи является возможность другого вида гештальт-переключения. В рассмотренной выше работе переключение гештальта включало два взгляда на носителей пригодности . Группы можно рассматривать как носителей пригодности или как аспекты контекста, переживаемого отдельными людьми. Но «многоуровневое» описание, возникающее в результате признания групповой приспособленности таким образом, — это описание, в котором все расчеты выполняются в валюте частиц более низкого уровня.Это относится как к измерению пригодности, так и к представлению изменений. Подходящая группа в этих моделях — это группа, составляющие частицы которой производят много новых частиц. В терминах Дамута и Хейслера это дает модель «MLS1» (Дамут и Хейслер [1988]; Окаша [2006]). И в приведенных выше моделях говорится, что система претерпевает эволюционные изменения, когда меняются частоты различных видов частиц. В такой модели нет необходимости отслеживать воспроизводство групп как единиц.

Теперь мы рассмотрим, как можно переключиться на представление о группах не только как о носителях приспособленности, но и как о сущностях, составляющих совокупность , рассматриваемую в терминах Дарвина — совокупность сущностей, в которых есть вариации. наследственность и дифференциальное размножение. Мы видим, что это включает два шага: (i) представление групп в переменных состояния модели и (ii) использование параметров пригодности, которые представляют воспроизведение групп группами. Здесь мы сосредоточимся в основном на первом из них.

Новый вид гештальт-переключения мы назовем гештальт-переключение с переменным состоянием , в отличие от параметра гештальт-переключение выше. Чтобы увидеть, как работает новый тип переключателя, мы должны обратить внимание на особенность более ранних моделей, которая до сих пор подробно не обсуждалась. В модели группы признаков описанного выше типа изменение рассматривается как следствие как структуры пригодности , так и группового частотного распределения . Это распределение представляет собой набор значений f i ( t ), определяющих частоту групп, содержащих точно i особей типа A .Таким образом, в этих моделях частоты групп не использовались для отслеживания изменений, а были одним из входов в процессы, приводящие к изменению частот частиц. Однако также можно было бы написать уравнения изменения, которые дают новые частоты каждого типа группы в зависимости от старых частот групп и других параметров.

Схематично, если F i является функцией, предсказывающей изменение частоты групп с i частиц типа A , уравнения будут выглядеть так:

Частота каждого вида группа на следующем временном шаге является функцией частоты всех различных видов групп на предыдущем временном шаге, а также параметров, описывающих пригодность сущностей в системе.Мы рассмотрим пример, используя двухаллельную диплоидную популяционную генетическую модель с одним локусом. В этом случае «частицами» являются аллели (т. е. A и B ), а размер группы равен двум. Один из способов написать такую ​​модель — дать уравнения для частот новых аллелей как функции частот старых аллелей, параметры приспособленности и правило, описывающее, как аллели объединяются в генотипы. Предполагая случайное скрещивание и справедливый мейоз, модель дает уравнения такого вида:

Здесь W AA , W AB и W BB — абсолютные приспособленности генотипов.Переменные состояния, p и q , являются частотами частиц. Штрихи означают частоты в следующем поколении. Однако модель можно было бы переработать так, чтобы частоты групп — диплоидных генотипов — стали переменными состояния. Здесь x , y и z — частоты групп AA, AB и BB соответственно.

На рис. 3 мы иллюстрируем пример генетического жизненного цикла однолокусной диплоидной популяции (рис. 3а), где основное внимание уделяется либо генам (рис. 3б), либо генотипам (рис. 3с).

Рисунок 3.

Генетическая модель диплоидной популяции с одним локусом, где черные кружки обозначают аллели A , а белые кружки — аллели B , а прямоугольники со скругленными углами обозначают диплоидные генотипы. ( a ) Жизненный цикл включает производство гамет, образование зигот и отбор жизнеспособности. ( b ) Модель, представленная уравнением (2), фокусируется на том, как частоты аллелей в одном поколении ( p и q ) дают частоты аллелей в следующем поколении ( p’ и q’ ) .Переменные состояния описывают частоты частиц . ( c ) Модель, представленная уравнением (3), фокусируется на том, как частоты генотипов в одном поколении ( x , y и z ) дают частоты генотипов в следующем поколении ( x′ , ). y′ и z′ ). Здесь переменные состояния описывают частоты групп .

В рассматриваемых здесь случаях можно будет использовать π и ϕ в качестве параметров пригодности в этих уравнениях (а также возможно использовать α и β ).Но полное переключение гештальта потребует введения другого типа параметра пригодности. Мы можем использовать Ω i как число потомков групп , произведенных группой с i A -типов — это параметр приспособленности типа MLS2 в смысле Дамута и Хейслера ([1988]) (который также использовал « Ω » для представления параметра пригодности на уровне группы для MLS2). В зависимости от случая нам также понадобится второй набор параметров пригодности, аналог ϕ .Отношения между π , ϕ и Ω могут быть сложными, в зависимости от режима воспроизведения, наблюдаемого в конкретной модели.

Таким образом, у нас есть другой тип переключения гештальта между моделями, которые отслеживают изменения с точки зрения частиц, и теми, которые отслеживают изменения на более высоком уровне. Это гештальт-переключение с переменным состоянием существенно отличается от параметрического гештальт-переключения. Параметризации α/β и π/ϕ были полностью взаимозаменяемы.В случае нашей популяционной генетической системы частоты частиц задаются групповыми частотами, но не обязательно наоборот, и когда переменными состояния являются групповые частоты, модель имеет более высокую размерность. Тогда мы можем разумно спросить, как модель с групповыми частотами в качестве переменных состояния будет зарабатывать себе на жизнь. Когда в жизненных циклах преобладает групповая фаза, это представление может быть более точным для биологических деталей системы, а когда приспособленность зависит от частот других групп, может быть легче сформулировать представление более высокого уровня.Еще одна причина для рассмотрения гештальт-переключения с переменным состоянием состоит в том, чтобы сосредоточить внимание на вопросах динамической достаточности. Модели, которые являются динамически достаточными, включают информацию, необходимую для прогнозирования изменений в течение многих временных шагов. 4 При рассмотрении гештальт-переключения с переменным состоянием становится очевидной информация, необходимая для динамической достаточности (то есть, как частицы образуют группы и как группы генерируют частицы).

Одна из функций этих вариантов — рассматривать их как альтернативные представления одного случая, выделяющие различную информацию.Окаша правильно отмечает ([2006], глава 4), что переключение гештальта, обсуждавшееся в нашей предыдущей работе, относится только к многоуровневому описанию вида MLS1; здесь мы сделали несколько шагов к расширению структуры переключения гештальта до более богатого смысла многоуровневого отбора, наблюдаемого в моделях MLS2.

Этот переход между фреймворками также имеет особое отношение к особому виду эволюционного процесса. В недавней работе утверждалось, что существование нового уровня, на котором обнаруживаются добросовестных размножающихся особей, является признаком, по крайней мере, многих эволюционных переходов (Buss [1987]; Michod [1999]).Переход часто связан с появлением новой «дарвиновской популяции» (Godfrey-Smith [2009]). Формальная модель может рассматриваться как , распознающая конкретную дарвиновскую популяцию, когда она отслеживает эволюционные изменения посредством отслеживания изменений частотности типов в этой популяции или путем отслеживания изменения среднего значения характеристики членов этой популяции.

Мы предполагаем, что изучение взаимосвязей между моделями с различными переменными состояния может быть полезным при работе с системами, имеющими значение для эволюционных переходов.Одним из таких случаев является Volvox carteri (Michod et al. [2003], Michod [2005]). Этот организм представляет собой колониальную зеленую водоросль, обитающую в прудах и озерах в виде полых шаров из клеток. Каждая колония может содержать дочерние колонии и даже внучатые колонии. Дочерние колонии могут образовываться путем бесполого размножения. Сама колония состоит из «соматических» и «генеративных» клеток. Генеративная клетка претерпевает несколько митотических делений, чтобы произвести дочернюю колонию, которая инвагинирует, а затем инвертируется внутри родительской.Дочерей выпускают, когда родительская колония распадается. В этой системе мы видим сложную взаимосвязь между эволюционными процессами на уровне клеток и колоний, и мы предполагаем, что одной из стратегий для ее понимания будет использование гештальт-переключения в отношении как параметров приспособленности, так и переменных состояния. Группы потомков рождаются как единое целое, когда родитель умирает, поэтому здесь наблюдается видимое воспроизводство на уровне группы, несмотря на простоту структур на уровне группы. Другая эмпирическая система, которая предлагается для этого лечения, — это слизевики Dictostylium discoideum (Buss [1987]; Strassmann and Queller [2007]).

5 Представление эволюционного перехода

Мы завершаем эту часть обсуждения, иллюстрируя роли, которые могут играть различные параметры и инструменты моделирования, описанные в этой статье, в представлении эволюционного перехода. Отношения между этапами перехода и обсуждаемые инструменты суммированы в таблице 2.

Таблица 2.

Этапы перехода 2

Этап Биология Модель
Этап 1 Этап 1 Взаимодействие между группами без групп Параметры состояния частиц, α / β Фитнес-параметры
Этап 2 Взаимодействие в группах Переменные состояния частиц, α / β или α / β или π/ϕ приспособленностей
Стадия 3 Более сплоченные группы Переменные состояния частиц, π/ϕ приспособленностей с помощью теста NV?
Стадия 4 Группы функционируют как биологические единицы, особенно в воспроизводстве Переменные состояния на уровне группы, Ом пригодностей (плюс другие по мере необходимости).

Представьте себе начальное состояние (Этап 1) с популяцией, состоящей из A и B частиц, которые взаимодействуют с соседями, но не образуют дискретных групп. Частоты частиц используются в качестве переменных состояния в модели такой системы, а приспособленности частиц представлены параметрами α и β . (Нет даже формальной возможности использования параметров π и ϕ : Maynard Smith [2002]; Godfrey-Smith [2008]).Но предположим, что взаимодействия становятся кооперативными, а также организованными в ограниченные группы (стадия 2). Теперь мы можем использовать параметры π/ϕ и α/β .

Как только группы станут сплоченными, почти вариантный тест может отдать предпочтение представлению π/ϕ (Этап 3). Затем, по мере того как группы начинают все больше и больше функционировать как самостоятельные единицы, особенно при воспроизведении, может быть мотивировано переключение переменных состояния (Стадия 4). Теперь мы описываем эволюцию как изменение совокупности групп.Но приспособленности по-прежнему выражаются в терминах частиц. Так что может быть разумно или (в зависимости от случая) необходимо переключиться на использование параметров пригодности Ом . Теперь мы отслеживаем изменения в популяции групп и объясняем изменения в терминах дифференциальной скорости воспроизводства из групп на групп (Стадия 5). Таким образом, как и в (Michod [2005]) и (Okasha [2005]), связь между моделями MLS1 и MLS2 понимается во времени, в терминах «до и после».

Тогда предположим, что самостоятельная эволюционная роль исходных частиц полностью подавлена.Группы «правильно размножаются», когда они производят новые группы, и делают это бесполым путем. Тогда мы можем обращаться с группами как с интегрированными объектами, состав которых по отношению к исходным «частицам» больше не нужно отслеживать. Мы прошли полный круг; группы теперь ведут себя как новый набор частиц. Если затем мы заинтересуемся способами, которыми эти единицы более высокого уровня взаимодействуют друг с другом , у нас будет причина повторно ввести исходную параметризацию α i и β i на более высоком уровне.

Ключевое различие между этой схематической моделью и случаями реального мира состоит в том, что интегрированные коллективы в реальном мире склонны заниматься половым размножением. Это усложняет связь между параметрами приспособленности и препятствует простому возврату к представлению α/β , представленному здесь как наш последний этап. Переходы в реальном мире, как правило, не совершают «полный круг», как это происходит на нашей схеме.

6 Заключение

Мы обсудили два инструмента, которые имеют общую полезность при моделировании уровней задач отбора и особое отношение к эволюционным переходам.Тест почти варианта можно использовать для определения причинно-следственной точности моделей, даже если они прогностически эквивалентны. Некоторые спорные случаи не могут быть легко решены с помощью почти-вариантного теста, и это может частично объяснить , почему людей имеют разные интуитивные представления об этих случаях. Почти-вариантный тест может также пролить свет на то, почему определенные традиции моделирования тяготеют к определенным параметризациям — популяционная генетика охватывает коллективную обработку групп аллелей; эволюционная теория игр выбирает контекстуальный подход к взаимодействующим парам.В популяционно-генетических моделях наиболее биологически вероятные вариации имеют последствия для всех членов группы. Это не так с теоретико-игровыми моделями. Переключение гештальта с переменным состоянием делает возможным другой вид двойного взгляда на развивающуюся систему. Отмечая отношения между моделями, использующими разные переменные состояния, а также разные параметры пригодности, мы можем лучше понять, что связано с распознаванием более высоких уровней в эволюционном процессе, и лучше понять переходы, посредством которых возникают особи и популяции более высокого уровня.

Благодарности

Мы благодарны всем участникам симпозиума PSA 2006 на тему «Организмы и модели в истории жизни» и трем анонимным рецензентам за полезные комментарии.

Примечания

1 В терминологии Damuth and Heisler [1988] это многоуровневое представление в смысле «MLS1», в отличие от «MLS2». Отношения между платформами MLS1 и MLS2 будут обсуждаться ниже.

2 Анонимный рецензент предположил, что некоторые почти варианты могут отражаться в изменениях функциональной формы некоторых уравнений в модели, а не в значениях одного или нескольких параметров.Мы согласны с тем, что это может произойти, и это поднимает некоторые более сложные возможности. Предположим, что две модели M 1 и M 2 являются представлениями S, и конкретная воображаемая модификация S может быть осуществлена ​​только путем изменения функциональной формы некоторых уравнений в M 1 и . М 2 , но разными способами, получая М 1 * и М 2 * . Как определить, какая модель более естественно приспособила воображаемое изменение? Мы согласны с тем, что эта возможность, если она будет реализована, вызовет проблему.Заметим, однако, что часто можно повторно выразить отношение между M 1 и M 1 * как соотношение, включающее значения параметров. Например, линейная связь является частным случаем многих других функциональных взаимосвязей с различными параметрами, установленными на ноль.

3 Например, выбор декартовых или полярных координат для описания положения организма в двух измерениях может зависеть от того, как предполагается, что рассматриваемый организм движется.Если движение происходит по сторонам света, декартова параметризация более естественна. Если движение происходит как сдвиги вокруг, к или от начала координат, полярная параметризация более естественна. Два разных исследователя могли использовать различные «естественные» параметризации, потому что каждый из них представлял (или видел) разные «позиционные варианты».

4 Связь между динамически достаточными моделями и абстрактными статистическими сводками изменений, которые не являются динамически достаточными, обсуждается в (Kerr and Godfrey-Smith [2002b]).

Ссылки

  • Басс, Л. [1987]: Эволюция индивидуальности , Принстон: Издательство Принстонского университета.

  • Кэмпбелл, Дж. [2007]: «Интервенционистский подход к причинно-следственной связи в психологии», в А. Гопник и Л. Шульц ( eds ), Каузальное обучение: психология, философия и вычисления , Оксфорд: Оксфорд Университетское издательство, стр. 58–66.

  • Кэмпбелл, Дж. «Причинность в разуме», представленная в виде лекций Альфреда Норта Уайтхеда, Гарвардский университет, 2009 г.

  • Дугаткин, Л. и Рив, Х.К. [1994]: «Поведенческая экология и уровни отбора: разрешение споров о групповом выборе», Успехи в изучении поведения , 23 , стр. 101–33.

  • Дамут, Дж. и Хейслер, Л. [1988]: «Различные формулировки многоуровневого отбора», Biology and Philosophy , 3 , стр. 407–30.

  • Годфри-Смит, П. [2008]: «Разновидности структуры населения и уровни отбора», Британский журнал философии науки , 59 , стр.25–50.

  • Годфри-Смит, П. [2009]: Дарвиновские популяции и естественный отбор , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Керр, Б. и Годфри-Смит, П. [2002]: «Индивидуалистические и многоуровневые взгляды на отбор в структурированных популяциях», Biology and Philosophy , 17 , стр. 477–517.

  • Керр, Б. и Годфри-Смит, П. [2002]: «Уравнение Прайса и средняя пригодность», Биология и философия , 17 , стр.551–65.

  • Ллойд, Э. А. [2005]: «Почему ген не вернется», Философия науки , 72 , стр. 287–310.

  • Льюис, Д. К. [2000]: «Причинность как влияние», Journal of Philosophy , 97 , стр. 182–98.

  • Мейнард Смит, Дж. [1976]: «Групповой отбор», Quarterly Review of Biology , 51 , стр. 277–83.

  • Мейнард Смит, Дж. [1998]: «Происхождение альтруизма», Nature , 393 , стр.639–40.

  • Мейнард Смит, Дж. [2002]: «Комментарий к Керру и Годфри-Смиту», Biology and Philosophy , 17 , стр. 523–7.

  • Мейнард Смит, Дж. и Сатмари, Э. [1995]: Основные переходы в эволюции , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Мишод, Р. [1999]: Дарвиновская динамика: эволюционные переходы в фитнесе и индивидуальности , Принстон: Издательство Принстонского университета.

  • Мишо, Р.[2005]: «О передаче приспособленности от клетки к многоклеточному организму», Biology and Philosophy , 20 , стр. 967–87.

  • Мишод, Р., Недельку, А. и Розе, Д. [2003]: «Сотрудничество и конфликт в эволюции индивидуальности IV. Посредничество в конфликтах и ​​способность к развитию в Volvox carteri ’, BioSystems , 69 , стр. 95–114.

  • Нанни, Л. [1985]: «Групповой отбор, альтруизм и модели структурированной демы», American Naturalist , 126 , стр.212–30.

  • Окаша, С. [2004]: «Многоуровневый отбор, ковариация и контекстуальный анализ», Британский журнал философии науки , 55 , стр. 481–504.

  • Окаша, С. [2005]: «Многоуровневый отбор и основные переходы в эволюции», Философия науки , 72 , стр. 1013–25.

  • Окаша, С. [2006]: Дебаты об уровнях отбора , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Перл, Дж. [2000]: Причинность , Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Собер, Э. [1984]: Природа отбора , Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

  • Собер, Э. и Уилсон, Д.С. [1998]: Другим: Эволюция и психология бескорыстного поведения , Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

  • Стерельный, К. [1996]: «Возвращение группы», Философия науки , 63 , с.562–84.

  • Штрассманн, Дж. Э. и Квеллер, Д. К. [2007]: «Альтруизм среди амеб», Natural History , 116 , стр. 24–9.

  • Уотерс, С. К. [2005]: «Почему генные и многоуровневые теории никуда не денутся», Philosophy of Science , 72 , стр. 311–33.

  • Wilson, DS [1980]: The Natural Selection of Populations and Communities , Menlo Park: Benjamin/Cummins.

  • Вудворд, Дж.[2003]: Создание вещей , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Эксперименты по мимикрии: гештальт-восприятие и эволюция генетической связи

  • Duncan, CJ, and Sheppard, PM, Behavior , 24 , 269 (1965).

    Артикул Google ученый

  • Моррелл, Г. М., и Тернер, Дж. Р. Г., Поведение , 36 , 116 (1970).

    Артикул Google ученый

  • Шеппард П.М., Прод. Жене. , 10 , 165, 216 (1961).

    КАС Статья Google ученый

  • Буллини Л., Сбордони В. и Рагаццини П., Арх. Зоол. итал. , 44 , 181 (1969).

    Google ученый

  • Turner, J.R.G., Ecological Genetics and Evolution , 224 (Blackwell, Oxford, 1971).

    Книга Google ученый

  • Кларк, К.А., Шеппард, П.М., и Торнтон, И.В.Б., Phil. Транс. Рой. соц. Лондон , Б, 254 , 37 (1968).

    Google ученый

  • Кларк, К.А., и Шеппард, П.М., Наследственность , 14 , 163 (1960).

    Артикул Google ученый

  • Кларк, К.А., и Шеппард, П.М., Наследственность , 14 , 175 (1960).

    Артикул Google ученый

  • Ней, М., Проц. XII междунар. конгр. Жене. Токио , 2 , 148 (1968).

    Google ученый

  • Clarke, C.A., and Sheppard, P.M., Evolution , 16 , 214 (1962).

    Артикул Google ученый

  • Тернер, Э.Р. А., Proc. Зоол. соц. Лонд. , 136 , 273 (1961).

    Артикул Google ученый

  • Леа, Р. Г. и Тернер, Дж. Р. Г., Поведение (в печати).

  • О’Дональд П. и Пилеки С., Evolution , 24 , 395, 401 (1970).

    Артикул Google ученый

  • Ford, HA, Наследственность , 27 , 227 (1971).

    Артикул Google ученый

  • Сокаль Р. Р. и Рольф Ф. Дж., Биометрия (Freeman, Сан-Франциско, 1969).

    МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Гештальт-психология | Encyclopedia.com

    Организация восприятия

    Память и ассоциации

    Мышление

    Социальная психология

    Основные вопросы

    Заключение

    БИБЛИОГРАФИЯ

    БИБЛИОГРАФИЯ

    Противостояние событию, противопоставляется ли оно теории или противостоит проблеме. , которое нельзя адекватно описать как сумму более мелких независимых событий.Такое событие называется гештальтом; этот термин можно перевести как «форма», «конфигурация» или «структура». Факты такого характера в значительной степени игнорировались в атомистической психологии девятнадцатого и начала двадцатого веков, хотя некоторые мыслители начали подвергать сомнению это пренебрежение.

    Гештальт-движение представило новый подход к обработке психологических фактов. Она возникла в Германии во втором десятилетии ХХ века как реакция против атомистической психологии. Его основателями и пионерами были Макс Вертхаймер, Вольфганг Келер и Курт Коффка.Первые 25 лет его существования были периодом быстрого развития идей и интенсивных исследований. Начиная с 1920-х годов она привлекала к себе широкое внимание в психологическом мире. С подъемом нацизма ведущие гештальт-психологи уехали из Германии в Соединенные Штаты, и последующий ход движения стал в какой-то мере частью истории американской психологии. [ См. биографии Коффки; Келер; Wertheimer.]

    Гештальт-движение продвинуло тщательное исследование предпосылок атомизма; что еще более важно, он ввел альтернативную концепцию, которая стала основой многих исследований и теоретических предложений.Самые ранние вклады гештальт-психологии были связаны главным образом с проблемами восприятия. Впоследствии его исследования распространились на области мышления, памяти и обучения, а совсем недавно — на социальную психологию и психологию искусства; он также вступил в контакт с некоторыми аспектами логики и этики. По мере того, как ее исследования стали включать новые области, теория гештальта проявилась как систематическая ориентация в психологии.

    Источник движения гештальта можно проследить до одной главной заботы.Как правило, события душевной жизни обладают формой, смыслом и значением; это его поразительные характеристики. Тем не менее, господствующая научная психология практически не содержала упоминаний об этих атрибутах, и ее объяснения, соответственно, казались ограниченными и бесплодными. Обычный ответ на эту критику заключался в том, что научная процедура требует анализа на элементы и, следовательно, не допускает другого результата. Принимая это рассуждение, некоторые мыслители пришли к выводу, что важные человеческие явления и проблемы обязательно остаются за пределами досягаемости науки.Другие, в том числе виталисты, апеллировали к высшим и неопределенным инстанциям как к источникам формы и смысла. Гештальт-психологи отвергли такое решение на том основании, что оно принимает сомнительный постулат о требованиях научного исследования. Они считали, что подход, не учитывающий наиболее очевидных фактов опыта, не может быть корректным с научной точки зрения. Они видели в этой ситуации вызов пересмотреть отправную точку психологии.

    Формулировки гештальт-теории впервые были проверены на восприятии.Это была самая передовая часть систематической психологии и область, в которой атомизм наиболее прочно укоренился. В психологии начала ХХ века элементами восприятия были простые и нередуцируемые ощущения, каждое из которых имело свое неповторимое качество и постоянную связь с определенным возбуждением органов чувств. Для объяснения сочетаний этих разрозненных ощущений (и их образов) эта психология прибегала к механизму ассоциации по смежности, который, по ее мнению, упорядочивал первоначальный хаос ощущений.Цели этой психологии состояли в том, чтобы идентифицировать элементы опыта и соответствующие энергии стимулов и описать способ, которым элементы становятся связанными, все на основе метода аналитической интроспекции.

    Проблема обострилась, когда Вертхаймер предпринял радикальный шаг, отрицая реальность сенсорных элементов как частей перцептивного опыта. Его исследование кажущегося движения ([1912-1920] 1925, стр. 1-105), которое знаменует собой формальное начало теории гештальта, дает конкретную иллюстрацию этого тезиса.Опыт движения традиционно описывался как сумма последовательных ощущений положения, каждое из которых соответствовало последовательным локальным возбуждениям. Кажущееся движение возникает, когда два неподвижных объекта в разных положениях, например две линии, экспонируются последовательно с достаточно малым интервалом времени между ними; наблюдатель видит, как одна линия движется из одного положения в другое способом, неотличимым от реального движения. Это явление, лежащее в основе кинематографии, было хорошо известно.Вертхаймер указывал, что кажущееся движение — это не серия ощущений, а результат взаимодействия двух стимулирующих событий, дающих новый единый результат; воспринимаемое движение не может быть разделено на последовательные неподвижные ощущения. Статичный характер внешней ситуации не репрезентируется в опыте, а воспринимаемое движение не имеет аналога в объективной ситуации. Исходя из предположения, что опыт состоит в том, что одно ощущение следует за другим, нельзя объяснить переживание изменения, присущего движению, — вывод, который в равной степени применим и к восприятию реального движения.

    Дальнейшим и более важным шагом в этом развитии было гештальт-описание группировки или образования единиц в восприятии. Зрительный опыт состоит из вещей, которые, в свою очередь, могут образовывать группы; некоторые части поля зрения кажутся связанными и образуют единицы, которые отделяются от окружающего пространства и от других единиц. Единицами восприятия являются деревья, дома, люди — не бесчисленное множество сенсорных элементов. Вклад гештальт-теории состоял в том, что она показала, что формирование и выделение единиц не может считаться самоочевидным, как это кажется здравому смыслу, а составляет центральную проблему психологии восприятия.Физические энергии, отражающиеся от точек внешнего объекта, полностью дискретны; каждый попадает в глаза независимо от других, без указания того, исходит ли каждый из них от одного и того же объекта. Они образуют простую мозаику стимулов, которые могут быть сгруппированы многочисленными способами и не дают основы для достоверной организации восприятия. Единство физического объекта не объясняет единства восприятия. Как же тогда возникают единицы в результате дискретной стимуляции? Вертхаймер описал некоторые фундаментальные принципы группирования или образования единиц в восприятии, среди которых принципы близости, подобия, замыкания, общей судьбы и хорошего продолжения (Wertheimer 1925).Работая с прерывистыми точками или линиями, он продемонстрировал, что они имеют тенденцию распадаться на группы в соответствии с относительной пространственной близостью и качественным сходством; группировка также происходит в соответствии с замыканием и хорошим продолжением. Вертхаймер считал один принцип, принцип Prägnanz, , фундаментальным и включающим в себя другие. Принцип Prägnanz утверждает, что группировка стремится к максимальной простоте и балансу или к формированию «хорошей формы».

    Факты группирования устанавливают, во-первых, что наборы раздражителей производят эффекты, не выводимые из эффектов одиночных раздражителей.Эти эффекты, наблюдаемые только в расширенном целом, зависят от строго объективных условий, а именно от определенных геометрических отношений между раздражителями. Во-вторых, отношения стимулов логически допускают другие группировки, которых в действительности не происходит. Таким образом, факты группировки свидетельствуют об избирательных принципах организации сенсорных данных, и поэтому единицы восприятия должны рассматриваться как продукты организации или специфические эффекты процессов, вытекающие из определенных отношений.В-третьих, те же сенсорные условия группирования, которые обычно приводят к достоверному восприятию, иногда порождают неправдоподобное восприятие. Как показывают факты маскировки, физически реальные единицы не обязательно воспринимаются, а перцептивные единицы иногда возникают при отсутствии соответствующих физических единиц. В-четвертых, Вертхаймер пришел к выводу, что он определил первичные принципы группировки в восприятии. Он явно включил прошлый опыт в качестве одного из определяющих факторов группирования, но утверждал, что он не может объяснить другие тенденции группирования, которые сами по себе являются необходимыми условиями обучения.Наконец, принципы группировки имеют широкий спектр применения; Прежде всего, это их способность объяснять объект и формировать восприятие вообще.

    Трактовка отношений части и целого, которая занимает центральное место в гештальт-позиции, лучше всего может быть проиллюстрирована вкладом фон Эренфельса, который в 1890 году описал перцептивные факты, которые не являются суммой независимых локальных компонентов. Свойство визуального объекта, такое как округлость или симметрия, не содержится в его отдельных частях или в их сумме; то же самое верно и в отношении характера временной единицы, такой как мелодия.Такие свойства также могут быть транспонированы; мелодия распознается в новой тональности, хотя она и не имеет общих тонов с первоначально услышанной, а квадрат распознается как таковой, когда он увеличен или уменьшен или когда он появляется в новой части поля. Существует бесчисленное множество фактов этого порядка, которые относятся только к качествам в целом, среди них те, которые мы называем прямыми, закрытыми, твердыми, гладкими, полупрозрачными.

    Эти качества формы, или Gestaltqualitäten, поставили проблему для психологии, которая считала ощущения единственным содержанием опыта.Переворачивая традиционную формулировку, Вертгеймер предположил, что не только связное целое обладает свойствами и тенденциями, не обнаруживаемыми в его изолированных частях, но также и что часть обладает свойствами, которыми она не обладает, когда она стоит одна или когда она принадлежит другой единице. Характер целого часто определяет, будет ли воспринимаема одна из его частей и каковы будут ее свойства. Даны три точки в линейном массиве, одна воспринимается как середина, остальные — как концы; эти свойства определяются относительно и не существуют для изолированных компонентов.Этот тезис определения части и целого утверждает, что часть является зависимым свойством своего целого, и, таким образом, проводит основное различие между «частью» и «элементом».

    Кроме того, множество открытий продемонстрировало, что идентичная стимуляция в разные моменты времени данной области может производить заметно разные эффекты в зависимости от стимуляции, происходящей в соседних областях. Перцептивные постоянства и так называемые иллюзии выявили поразительные расхождения между тем, что действительно наблюдается, и тем, что следовало бы наблюдать, если бы содержание опыта составляли только локальные ощущения.Формы и размеры объектов остаются в пределах примерно постоянных при изменении их ориентации и расстояния, а цвета объектов имеют тенденцию выглядеть одинаково при широком изменении условий освещения. Одна и та же проксимальная стимуляция может вызвать восприятие яркого или темного, вертикального или наклонного, большого или малого, движения или покоя, движения с высокой или низкой скоростью, в зависимости от других условий стимула. В попытке поддержать классическую позицию была выдвинута интерпретация, согласно которой рассматриваемые ощущения фактически не изменились, но были скорректированы суждениями или «бессознательными умозаключениями», сформированными в ходе прошлого опыта.Более ясное и последовательное объяснение этих и других фактов можно было бы дать, если предположить, что они являются следствием перцептивной организации, инициируемой специфическими раздражительными отношениями. [ См. Восприятие, статей о Постоянстве восприятия и иллюзиях и последствиях.]

    Важная поддержка гештальт-терапии восприятия пришла из демонстрации Рубином (1915) различия между «фигурой» и «фоном», между вещным характером первого и бесформенностью второго.Шагом в том же направлении стало последующее открытие Мишотта (Michotte, 1946) того, что определенные условия последовательной стимуляции вызывают переживание причинности. Когда фигуральные единицы воспринимаются движущимися по отношению друг к другу с определенной скоростью, они воспринимаются как функционально связанные; наблюдатель называет движение одного объекта причиной, а движение другого объекта воспринимает как следствие. Еще другие модели движений, которые также могут быть четко определены, производят впечатление одушевленного движения.В свете этих и связанных с ними открытий атомизм в восприятии перестал быть жизнеспособной позицией.

    Физические и физиологические гештальты

    Принципиальное развитие понятие гештальт получило в работах Кёлера (Kohler, 1920; 1940). В качестве первого шага Келер обратил внимание на поразительное сходство между некоторыми аспектами полевой физики и фактами организации восприятия. Он указывал на некоторые случаи функциональных целых в физике, которые не могут быть составлены из действия их отдельных частей.Существуют макроскопические физические состояния, которые имеют тенденцию развиваться к равновесию и в направлении максимальной регулярности. Можно с любой степенью точности описать локальные условия в таких функциональных целостях, но они не функционируют как независимые части. Системы такого характера, примеры которых многочисленны, являются физическими гештальтами. Они соответствуют критериям фон Эренфельса (1890) для качества гештальта.

    Следуя феноменальным данным, Келер предположил, что в мозге существуют макроскопические полевые процессы, включающие взаимодействия, которые объясняют эффекты группировки и сегрегации и действие принципа Prägnanz .Традиционно корковое действие описывалось как отдельные возбуждения, проводимые по изолированным волокнам в ограниченные области. Реляционная детерминация переживаний подразумевает, что нейронные процессы, соответствующие отдельным раздражениям, должны влиять друг на друга на расстоянии таким образом, который зависит от их относительных свойств.

    Келер предложил фундаментальное изменение концепции функционирования коры. Такая область, как оптический сектор, может считаться электролитом; процессы внутри него происходят по физическим законам самораспределения, а не по микроанатомии нейронных сетей.Локальные состояния возбуждения окружены полями, которые представляют эти состояния в своем окружении и взаимодействуют с другими локальными состояниями, представленными аналогичным образом. На этом основании Келер выдвинул гипотезу о том, что существуют физиологические процессы, являющиеся частными случаями физико-химических гештальтов и что они являются коррелятами феноменальных гештальтов.

    В предшествующем рассмотрении подразумевается предположение о психофизическом изоморфизме или предположение, что мозговые процессы включают в себя некоторые структурные особенности, идентичные характеристикам организованного опыта.Изоморфизм относится не к метрическим, а к топологическим соответствиям; Предполагается, что мозговые процессы сохраняют функциональные отношения симметрии, замкнутости и смежности, а не точные размеры и углы узоров, проецируемых на сетчатку. Эта формулировка расходится с общепринятым мнением о том, что феноменальные и физиологические явления закономерно коррелируют друг с другом, но между ними нет больше сходства. Постулат изоморфизма задуман как эвристическое руководство к исследованию. Таким образом, Келер искал единое объяснение фактов нейрофизиологии и психологии среди отдельных фактов физики.[ См. Нервная система, статью о структуре и функции мозга.]

    Существует естественный переход от гештальт-исследования восприятия к памяти. Когда форма воспринята, ее можно впоследствии распознать и вызвать; таким образом, продукты перцептивной организации входят в состав содержимого памяти. Постоянство прошлого опыта требует концепции следов памяти; кроме того, сходство между воспоминаниями и первоначальным опытом подразумевает, что следы памяти сохраняют организованный характер более ранних процессов.Гештальт-исследования памяти начинаются с этого предположения; первая попытка разработать теорию следового действия памяти была сделана Коффкой (1935).

    Предыдущие формулировки прямо ведут к одной из проблем памяти — узнаванию. Факты транспозиции, на которые впервые обратил внимание фон Эренфельс, подразумевают узнавание целых или гештальтов и, далее, это узнавание происходит на основе гештальт-сходства и при отсутствии тождественных элементов в прошлых и настоящих ситуациях.Поскольку распознавание зависит от активации определенных следов памяти и является очень избирательным, гештальт-предложение состоит в том, что такой контакт воспоминаний со следами происходит на основе отчетливого сходства, аналогичного группировке по сходству в непосредственном опыте. Эта формулировка далее подразумевает, что если процесс, соответствующий настоящему опыту, должен соприкоснуться с соответствующим следом памяти, то он должен воздействовать за пределы своего непосредственного локуса и что одной нервной проводимости по изолированным нервным волокнам недостаточно для объяснения узнавания.Таким образом, согласно этому подходу, узнавание зависит от взаимодействия, определяемого относительно.

    По отношению к концепции ассоциации два важных момента имеют важное значение. Во-первых, гештальт-подход к организации восприятия был задуман как прямая альтернатива интерпретации, согласно которой единицы восприятия состоят из ассоциаций между элементами. Во-вторых, ассоциативные теории практически полностью отказались от феноменов восприятия; они склонны считать наличие единиц восприятия само собой разумеющимся и вместо этого сосредотачиваются на связях, сформированных между одной единицей и другой.При рассмотрении этих фактов в качестве основного все чаще выделялся один принцип, а именно принцип ассоциации по смежности. Согласно этому принципу, временная смежность является решающим условием ассоциации. В этом понимании ассоциация имеет характер связи, которая не изменяет терминов, которые она связывает.

    С точки зрения гештальт-теории концепция ассоциации как простой связи не является удовлетворительной основой для объяснения. Процессы в природе, как правило, обусловлены отношениями.В связи с этим Колер (Kohler, 1929; 1941) предположил, что ассоциация — это не новый процесс, а последействие организации и что она зависит от относительных свойств соответствующих терминов. Когда два предмета соединены, они образуют единое целое и оставляют соответствующий единый след; последующее возбуждение части этой трассы распространится на всю трассу. Учитывая эту отправную точку, нет причины выделять отношение смежности, исключая другие; все отношения, такие как отношения подобия и хорошего продолжения, должны связывать события друг с другом.В более общем смысле условия, благоприятные для организации, должны быть условиями объединения. Соответственно, образование ассоциаций и перцептивная организация получают единую интерпретацию. В этой области остаются нерешенными вопросы, но имеющиеся данные подтверждают вывод о том, что отношения, отличные от смежности, оказывают заметное влияние на формирование ассоциаций (Asch, 1960). [ См. Забвение.]

    Две темы были наиболее заметными в гештальт-анализе мышления: одна касается возникновения понимания или озарения; другой, возникновение процессов открытия.Из них понимание является более общим явлением; это происходит часто в отсутствие открытия решений и дает основу для них. Понять — значит осознать необходимое отношение между непосредственно данными фактами. При наличии такого понимания отношение переживается как «вытекающее из» данных фактов, т. е. связь между ними сама по себе понятна. При наличии двух посылок и вывода последнее либо развивается из первого, либо противоречит ему. Такие отношения, имеющие характер «если А, , то В, и только В, », наиболее сильно контрастируют с ассоциацией разнородных фактов; термины и их отношения образуют единое целое, все части которого зависят друг от друга.Понятное отношение между двумя терминами — это не добавление к ним третьего термина; при наличии любых двух частей требуется третья. Таким образом, рассматриваемое отношение является зависимым свойством части целого. Первый пункт гештальт-подхода к мышлению состоит в том, что понимание или инсайт в описанном здесь смысле пронизывает человеческий опыт и что в его отсутствие никакое мышление невозможно. Понятные отношения имеют характер обязательности, или «должности». Это выдающаяся черта фактов эстетики и этики, а также логики; в каждой из этих сфер обязательность детерминирована относительно, являясь свойством взаимозависимой ситуации.Таким образом, понятие ценности становится связанным с понятием организации. Наблюдается важный аспект обязательности, когда ситуация незавершена; в таких случаях пробел обладает особыми свойствами, которые вызывают тенденцию к завершению в соответствии с характером того, что дано. Теоретики гештальта стремились исследовать условия обязательности, стремясь установить, существуют ли этические инварианты; эти инварианты обеспечили бы альтернативу релятивистскому основанию этики.

    Однако связи между конкретными эмпирическими событиями не так понятны, как логические связи. То, что тяжелые тела падают при падении, нельзя вывести автоматически; основные функциональные связи скрыты, и выводы о них должны основываться на индукции. Соответственно, преобладающая тенденция психологии со времен Дэвида Юма заключалась в том, чтобы подчеркивать роль чисто фактических закономерностей в нашем знании причинного действия. Гештальт-психология предполагает, что эмпирические события также часто связаны структурно простыми способами и что эти отношения облегчают изучение причинного взаимодействия.Дункер (1935) указал, что существуют далеко идущие соответствия между феноменальными свойствами причин и их следствий. Они часто совпадают в пространстве и времени и тем самым выделяются на фоне более индифферентных событий. Звук слышен там, где видно, что предмет ударяется; лист бумаги приобретает складку в месте сгиба; огонь горит вскоре после того, как к предмету поднесена спичка. Между причиной и следствием также имеется ярко выраженное сходство содержания и формы.Форма следа соответствует форме ботинка; горячий объект передает тепло окружающей среде; мокрый предмет смачивает соприкасающиеся с ним вещи. Кроме того, вариации причин часто порождают параллельные вариации следствий. Ускоренный ритм стука соответствует изменяющемуся ритму производимых звуков; чем сильнее толчок прикладывается к объекту, тем быстрее и дальше он движется. Эти отношения делают возможным систематическое упорядочивание эмпирических фактов, хотя эти отношения не вполне понятны.

    Гештальт-психология рассматривает продуктивное мышление как развитие новых структур или организаций. Поиск решения начинается с ситуации и цели, которые не могут быть достигнуты напрямую; что требует объяснения, так это то, как этот разрыв преодолевается. Принципиальная точка гештальт-подхода состоит в том, что мыслительные операции происходят не по частям, а являются следствием организации и реорганизации. Во-первых, мышление — это направленный процесс, основанный на исходном представлении о связной, но неполной ситуации.Направление возникает из самой проблемы, точнее, из разрыва между взглядом на данные условия и целью. Стремление преодолеть трудности создает напряжения и векторы, ведущие к пересмотру материалов и проблемы. Эта формулировка утверждает различие между совокупностью независимых фактов и структурой; вряд ли может быть продуктивное мышление, когда исключается возможность постижения принципа. Далее, под напряжением изначально неполного представления материал перестраивается; части и отношения, ранее незамеченные или находившиеся на заднем плане, возникают, часто внезапно, аналогично переворачиванию перцептивных форм, и ранее разделенные части объединяются.Эти изменения в значении частей, в том числе изменения отношения и направления, вызывают переход к новому взгляду, который имеет большую связность. С самого начала шаги направляются главными линиями задачи и предпринимаются относительно друг друга. Операции центрирования и повторного центрирования, отделения фундаментальных элементов от периферийных вытекают из общего характера ситуации или из структурного взгляда на зазор и его напряжения. Эти формулировки объясняют тот факт, что организация проблемной ситуации часто меняется до того, как могут быть разработаны более подробные шаги.

    Предыдущий отчет представляет собой лишь некоторые первые шаги к теоретическому открытию. В настоящее время нет удовлетворительного объяснения возникновения внезапной реорганизации, которая способствует появлению решения. Ссылка на понимание или озарение не является объяснением, поскольку это описательные термины, не разъясняющие лежащие в их основе операции.

    Трактовка мышления в гештальтпсихологии была сформулирована в явной оппозиции ассоциативизму первых десятилетий двадцатого века, который исключал обращение к понятным отношениям и вообще к отношениям.Ассоциативизм постулировал, что связи между психологическими событиями нейтральны и лишены смысла, то есть, учитывая события A и B, ничто в характере A не указывает на B , а не на какое-либо другое событие. Ассоциативизм также исключал ссылки на операции по организации и реорганизации. Соответственно, появление изменившихся взглядов и новых решений описывалось в терминах перетасовки ассоциативных цепочек, компоненты которых остаются постоянными.Этот подход определял знание как набор или инвентарь конкретных данных и связей между ними. С точки зрения гештальт-теории поразительные способности мышления исчезают при ассоциативной трактовке. Мышление включает в себя функции, отличные от ассоциативных, хотя некоторые материалы оно черпает из ассоциаций. Никакие чисто случайные ассоциации, какими бы сильными они ни были, не могут дать понимания.

    Другим спорным моментом является роль прошлого опыта в процессе решения.Ассоциативные объяснения рассматривают мышление в основном как продукт прошлого опыта. Теория гештальта не ставит под сомнение вклад прошлого опыта, но утверждает, что мышление включает в себя нечто большее, чем воспоминание. Поскольку из данной проблемной ситуации вытекает бесчисленное множество ассоциаций, решение не может возникнуть на основе одного лишь ассоциативного воспроизведения. Какой-то отбор должен быть. Далее, сомнительно, входят ли продукты прошлого опыта в мышление в неизмененном виде; их, возможно, придется реорганизовать, чтобы удовлетворить требования проблемы.Нельзя также игнорировать тот факт, что вспоминаемый материал сам часто является продуктом понимания, имевшего место в прошлом; обращение к прошлому опыту не исключает понимания. Наконец, решение проблемы может даже не требовать припоминания дополнительных фактов; это тот случай, когда соответствующие факты даны как часть проблемы. И наоборот, в этих условиях можно не решить задачу.

    В последние десятилетия пересмотренный ассоциационизм попытался охватить организованный характер мыслительных операций в рамках анализа стимул-реакция.Осознавая неадекватность прежней одностадийной ассоциативной парадигмы, он постулировал наличие промежуточных опосредованных процессов, которые могли бы преодолеть разрыв между явно несмежными событиями (например, Osgood, 1953). Рассматриваемым предполагаемым опосредующим событиям приписываются те же свойства, что и явным связям между стимулом и реакцией. Их функция состоит в том, чтобы ввести дополнительные ассоциативные связи между явно наблюдаемыми связями и, таким образом, обеспечить замену когнитивных операций.Эта разработка не допускает никакого другого организующего принципа, кроме ассоциативного; он продолжает придерживаться линейной модели мыслительных операций, рассматривая их как цепочки связей стимул-реакция. Слишком рано оценивать эти усилия; в настоящее время неясно, как он может приспособиться к наличию правил или принципов, по-новому взглянуть на данные материалы или достичь взгляда, с точки зрения которого можно понять массу деталей.

    Психология мышления затрагивает вопросы образования, обучения и обучения, поскольку нет резкой границы между обнаружением решения и его пониманием при его объяснении.Наиболее подробно этот аспект рассматривался Вертгеймером в работе Productive Thinking (1945). В связи с этим он противопоставляет обучение тренировкой и пониманием. Ученик может запомнить этапы решения и воспроизвести их без ошибок, но если он не понял, то станет беспомощным или сделает бессмысленные ошибки при изменении деталей задачи. Если он понял отношение шагов к цели, он сможет приспособить решение к новому набору условий, который сохраняет существенные структурные отношения.Действительно, способность производить необходимые транспозиции представляет собой операционную проверку понимания (см., например, Katona 1940). В обучении и обучении, как и в нахождении решения, не учитывать отношение данного факта к целому значит отнимать у мышления самое существенное. Образовательные практики, которые подчеркивают постепенную озабоченность деталями, точностью повторения и мгновенной реакцией, как правило, враждебны мышлению. [ См. Обучение; Решение проблем; Мышление.]

    Теория гештальта в последние десятилетия послужила отправной точкой для ряда систематических исследований в области социальной психологии, в том числе Левина и Хайдера. Ниже приведены некоторые избранные примеры проблем, изучаемых с этой точки зрения.

    (1) Социальное действие человека зависит от способности участников воспринимать и понимать друг друга. Эти операции включают обращение к мыслительным процессам других; в повседневной жизни действия людей объясняются их чувствами, восприятиями, намерениями и идеями.Тем не менее широко признано, что у других нет доступа к этим внутренним событиям, что можно только наблюдать за их действиями и что эти действия не обязательно должны выражать внутренние события. Как же тогда объяснить убеждение, что другой страдает или сердится, или что его голос наполнен печалью? Согласно одной версии, к таким выводам можно прийти только косвенно, на основе ассоциаций и выводов по аналогии с собственным опытом. Более бихевиористский подход игнорирует ссылку либо на опыт наблюдателя, либо на опыт наблюдаемого; считается, что рассматриваемые действия приобретают значение на основе ассоциации с другими действиями и условиями окружающей среды.Каждая из этих формулировок трактует воспринимаемые действия других как изначально нейтральные. Теория гештальта предлагает принципиально иную концепцию отношения между действиями, наблюдаемыми у других, и их опытом, считая их структурно близкими. Страх, радость, колебание, смелость выражаются в действии не меньше, чем в динамике переживания. Внешняя форма действия есть выражение глубинных сил. Если это так, то понимание психической жизни другого человека не является в первую очередь вопросом обобщения физического до чего-то, с ним не связанного.

    Восприятие и понимание других людей в значительной степени зависят от наблюдения за их выразительными или физиономическими характеристиками. Для гештальт-теории физиогномические факты являются важной частью восприятия (Арнхейм, 1954; Коффка, 1940). Восприятие, в том числе неодушевленное и статичное, редко бывает нейтральным. В зрительных и слуховых паттернах воспринимаются динамические характеристики напряжения, равновесия, ритма; это действительно первичное содержание повседневного восприятия.Выразительные качества зависят от модели всей ситуации; они имеют тенденцию теряться, когда человек концентрируется на отдельных частях. Их часто можно наблюдать более непосредственно и живо, чем форму и цвет; облака, висящие в небе, зловещие и темные, лицо настороженное и вытянутое. Выразительные качества функционально важны, так как определяют подход и уход. Теория гештальта предполагает, что определенные паттерны и движения изначально воспринимаются как манящие или отталкивающие, веселые или мрачные; кроме того, восприятие идентичности выражений в разных средствах массовой информации и модальностях зависит от сходства качеств формы.Таким образом, гештальт-теория противостоит теориям, пытающимся вывести выразительный характер целого из выразительного характера его отдельных компонентов. Иллюстрацией этого является попытка прийти к выразительным характеристикам лица из анализа его отдельных частей или прочесть характер по почерку на основе списка изолированных характеристик. [ См. Экспрессивное поведение.]

    (2) Положение о том, что каждый индивид действует в соответствии со своими желаниями и потребностями, получило особое истолкование в современной психологии, а именно, что человеческие отношения без исключения основаны на личных интересах.Это допущение казалось настолько неопровержимым, что оно диктовало, что членство в группах и даже забота о других и действия в интересах других должны рассматриваться как производные от личного интереса. Гештальтпсихология обращает внимание на далеко идущую двусмысленность и расплывчатость этой позиции. Он начинается с наблюдения, что феноменальное «я» — это только одна часть феноменального поля. Мир, который представлен в опыте каждого человека и побуждает его к действию, включает в себя гораздо больше, чем самость; на самом деле «я» составляет малую его часть.Тогда возникает вопрос об определении видов отношений, которые возникают при различных условиях между феноменальным полем и той его частью, которую мы называем самостью; это частный случай отношений часть-целое. В этом свете становится очевидным, что обычная формулировка смешивает феноменальную самость со всем психологическим полем. Вследствие этого правильное — и тавтологическое — предположение о том, что мотивационные векторы имеют свой источник в индивидууме, приравнивается к совершенно другому утверждению, что векторы возникают из самого себя.Последнее положение также часто верно, но его универсальность уже не является самоочевидной. В восприятии обнаруживается, что при определенных обстоятельствах координаты окружения становятся координатами самости, т. е. самость воспринимается и локализуется по отношению к окружающей среде, а не наоборот. Таким образом, существуют условия, побуждающие человека воспринимать себя в движении, когда он неподвижен, или в наклоне, когда он стоит прямо.

    По аналогии возникает необходимость спросить, не существуют ли также мотивационные условия, в которых индивидуум чувствует себя и побуждается действовать как часть социального поля, подчиняясь его требованиям.В свете этого анализа догматически предположить, что действия в соответствии с потребностями других или с требованиями ситуации должны интерпретироваться как разновидность эгоцентризма. Скорее могут быть обстоятельства, когда эгоистичные действия неестественны. Действия, называемые правильными и неправильными, особенно поучительны в этой связи. Их нельзя просто приравнять к предпочтениям, поскольку они часто идут вразрез с личными склонностями и не всегда согласуются с условностями или общественным одобрением.Переформулированный вопрос становится фактическим: при каких условиях действие становится эгоцентричным и при каких условиях оно соответствует нуждам и требованиям, которые находятся вне «я» и на которые «я» откликается? Никакие положения гештальт-психологии не предписывают ответа на этот вопрос; скорее, этот пример иллюстрирует роль феноменологического анализа и внимания к отношениям части и целого в формулировках психологической проблемы. [ См. Симпатия и сочувствие.]

    (3) Формирование впечатления о человеке занимает важное место в социальной психологии. Адекватно ли сказать, в соответствии с атомистической интерпретацией, что иметь впечатление — значит владеть рядом фактов о человеке, знать, что он обладает теми и этими характеристиками? Некоторые первоначальные наблюдения препятствуют такому заключению. Впечатление о человеке оказывается в некотором смысле единым; кроме того, некоторые аспекты считаются более фундаментальными, чем другие. К этому следует добавить, что изменение одной характеристики может изменить характер всего впечатления.Таким образом, открытие одного нового факта о человеке может иметь решительные последствия для всего взгляда на него; кто-то может быть вынужден реорганизовать свою точку зрения и сделать вывод, что на самом деле он его не знал. Более того, даже когда кто-то «знает» человека, в какой-то момент он может понять, не пользуясь новой информацией, что его характеристики действительно организованы совершенно иначе, чем предполагалось изначально, и что он упустил главное в нем.

    Эти наблюдения составляют основу гештальт-теории формирования впечатлений, которая подчеркивает взаимосвязь между наблюдаемыми характеристиками и то, как эти характеристики изменяют друг друга (Asch, 1952).Впечатление имеет характеристики структуры, части которой взаимодействуют для создания определенной организации. Из этих исходных предположений в ходе исследования вытекают следующие, более конкретные положения: ( а ) Знания о человеке не остаются изолированными, а взаимодействуют и взаимно изменяют друг друга, ( b ) Взаимодействие зависит от свойств предметы в их отношении друг к другу. ( c ) В ходе взаимодействия характеристики группируются в структуру, в которой одни становятся центральными, а другие зависимыми.( d ) Возникающая в результате взаимозависимость создает единое впечатление, которое имеет тенденцию к субъективному завершению в сторону большей согласованности и связности, ( e ) Отсюда следует, что данная единица информации или характеристика функционирует как зависимая часть, не как элемент, ( f ) Если это так, то «одна и та же» черта у двух людей не обязательно одинакова. Обсуждаемый вопрос не ограничивается лицами; те же вопросы возникают, когда кто-то рассматривает знание любой расширенной и взаимосвязанной ситуации, касается ли она воспринимаемого характера группы или структуры установки.[ См. Восприятие, статью о восприятии человека.]

    (4) Действия и высказывания людей и групп постоянно оцениваются и оцениваются; то, как эти суждения сделаны, является проблемой, которая привлекла внимание. Одно общее наблюдение стало отправной точкой серьезного исследования: данное действие или утверждение часто оценивается по-разному в зависимости от его источника. Таким образом, можно принять мнение одного человека или группы, но отвергнуть его, если оно исходит от другого.Обычное объяснение этого эффекта заключалось в внушении престижа; о суждении или мнении говорят, что оно изменяется в результате придания ему положительного или отрицательного престижа. Теоретически следствием является допущение, что объект суждения — это одно, а его оценка — другое, и что эти отдельные факторы могут быть соединены по желанию для получения произвольно желаемого результата. Альтернативная интерпретация предполагает, что действия и оценки определяются отношениями (Asch 1952).В частности, действие или утверждение не сохраняет фиксированный характер, когда оно связано с двумя разными источниками, а функционирует как зависимая часть своего контекста, изменяя свое содержание и значение по мере того, как оно относится к разным источникам. Если это так, то принимаемое данное психологически не то же самое, что отвергаемое, и рассматриваемый эффект касается в первую очередь не изменения в оценке объекта, а самого оцениваемого объекта, а не изменения реакции на фиксированное состояние, а изменение состояния, на которое человек реагирует.Эта интерпретация существенно отличается от обычной как для критических, так и для некритических суждений. [ См. Восприятие, статью о социальном восприятии.]

    (5) Формально аналогичная проблема возникает на более широком уровне при психологической интерпретации культурно обусловленных ценностей. Мышление должно остерегаться двух противоположных опасностей: слишком легкомысленно относиться к глубоким культурным различиям и слишком легко принимать их несоизмеримость. Бихевиористская психология обучения выводит культурные ценности из операций обусловливания и вознаграждения.Наиболее поразительно применение к этическим суждениям, которые, как говорят, усваиваются путем применения вознаграждения и наказания. С этой точки зрения следует, что одно и то же действие, оцениваемое одним обществом как морально правильное, вполне может рассматриваться другим обществом безразлично или как неправильное. Теория гештальта вводит несколько соображений, которые этот подход игнорирует. Во-первых, этические тенденции можно считать векторами или требованиями, вытекающими непосредственно из наблюдения за конкретными условиями. Во-вторых, инвариантно отношение между условиями, имеющими специфический характер, и порождаемым ими этическим суждением.Этот постулат подвергся бы опровержению, если бы было показано, что ситуация имеет один и тот же познавательный характер для тех, кто оценивает ее по-разному. Однако многие доказательства в поддержку этического релятивизма не учитывают определение ситуации, которое часто значительно варьируется в зависимости от различий в знаниях и фактических предположениях. В самом деле, если предположить, что существуют инвариантные принципы правильного и неправильного, различия в ситуативном значении должны порождать различия в оценках.Нет оснований ожидать, что два человека будут одинаково ценить то, что они видят и слышат, если они не видят и не слышат одинаково, даже если они сталкиваются с одними и теми же объективными условиями. Ограниченный вывод из имеющихся данных состоит в том, что диапазон культурного релятивизма существенно сужается, когда принимается во внимание ситуационный контекст. Из этого рассмотрения вытекает следующая переформулировка проблемы этического релятивизма: можно ли давать разные или противоположные оценки ситуации, имеющей постоянное познавательное содержание? Не предрешая полного ответа на этот сложный вопрос, представляется, что такой исход далеко не определен.[ См. Культура, статья о культурном релятивизме; Этика.]

    Рассмотрение основных тем гештальт-теории может прояснить их взаимную значимость и их отношение к другим направлениям внутри психологии и может указать на вопросы, которые остаются нерешенными.

    Части и целое

    Наиболее общая цель научного исследования состоит в том, чтобы описать и объяснить взаимозависимость наблюдаемых событий. Это было целью как атомистических, так и гештальт-теорий в психологии; по сути, это формулировки об операциях или режимах зависимости.Учитывая атомистическое предположение о дискретных элементах, связи, образующиеся между ними, нейтральны или независимы от терминов, к которым они присоединяются. Из этой отправной точки следует, что упорядоченные события, одновременные или последовательные, представляют собой суммы компонентов. Это начало привлекает простотой; она сводит операции, лежащие в основе когерентности явлений, к абсолютному минимуму, а именно к традиционным ассоциациям. Гештальт-лечение зависимости берет за отправную точку свидетельства переживаемых целостностей.Наблюдение, что изменение в одной точке связного целого порождает систематические изменения в других точках, позволяет предположить, что существует взаимная детерминация частей внутри целого и что существуют процессы взаимодействия, зависящие от отношений между частями. Узнаваемость транспонированных целых обеспечивает сильную поддержку этой формулировке. Далее, поскольку части целых часто имеют иерархический характер, их структура неадекватно описывается в терминах суммы отношений.

    Следующие примеры иллюстрируют рассматриваемый вопрос.Ребенок, помещающий объемную геометрическую форму на доске, как бы руководствуется подобием формы между предметом и областью, к которой он ее приспосабливает. Гештальт-описание этого представления должно начинаться с основной роли воспринимаемого сходства в управлении действием. Ассоциативистская теория не находит места для прямого следствия такой внутренней связи; вместо этого он начинается с операций, основанных на смежности, и извлекает из них эффекты подобия. Следующая совершенно другая иллюстрация относится к тому же самому пункту.Как можно охарактеризовать связь между эмоциональным переживанием и пониманием условий, которые его вызывают? Принято считать, что провоцирующие условия действуют как искра или спусковой крючок, высвобождающий эмоциональный эффект. В этой формулировке связь между предшествующими и последующими условиями снова нейтральна; ничто в свойствах первого не объясняет свойства второго. Альтернативный гештальт-подход предполагает, что соответствующие события связаны внутренним отношением: мы бежим от ужасного и смеемся над забавным.В более общем плане прояснение взаимозависимости между событиями может включать в себя нечто большее, чем утверждение, что за A следует B ; она требует объяснения того, как одно событие вырастает из другого, как характер одного определяет характер другого.

    Несмотря на свое центральное положение, понятие детерминации части и целого до конца не выяснено. Некоторые исследователи возражали против утверждения гештальта о том, что части не входят в целое с фиксированным характером, на том основании, что целое может изменить часть только в том случае, если последняя обладает определенными собственными свойствами.Эта формулировка не вызывает логических затруднений, но указывает на проблемы, ожидающие исследования. Гештальт-психологи сосредоточились на двух крайних типах условий: тех, которые приводят к возникновению высоко связных единиц, и, в отличие от них, условиях, которые приближаются к простой совокупности данных. Несомненно, существует множество промежуточных случаев, заслуживающих изучения, которые проясняют виды отношений части и целого, которые имеют место. Так, при определенных условиях части единицы ясно воспринимаются и доступны относительно независимо; пропуск части может иметь совершенно разные последствия в зависимости от типа рассматриваемой единицы.

    Трудность также возникла в связи с формулировкой того, что аддитивный анализ не является адекватным для объяснения фактов организации. Обычно в исследовании пытаются связать данный эффект с рядом условий. Обычная процедура в психологии состоит в том, чтобы проследить общий эффект до эффектов, производимых парами переменных — A и B , A и C, B и C, и т. д. — и получить окончательный результат. от накопления этих отдельных эффектов.Этот способ анализа не учитывает того факта, что после того, как произошло взаимодействие между A и B , ни один из них больше не присутствует в своей первоначальной форме, если рассматривать их взаимодействия с C и т. д. Учитывая организованный контекст, эффект нельзя разложить на независимые нити; объяснение требует закона взаимодействующих сил, взятых в целом.

    Некоторые неверные представления о целом и частях, вероятно, в настоящее время менее распространены, чем в прошлом.Во-первых, ранее недостаточно понималось, что переживаемые гештальты не связаны ни с какими возможными гештальт-характеристиками объективных условий. Последние, если рассматривать их как условия стимуляции, никогда не являются гештальтами; последствия организации перцептивного опыта всегда выходят за рамки условий стимуляции. Во-вторых, акцент на целом не означает неразборчивой зависимости фактов друг от друга или допущения, что не существует фактов, независимых друг от друга.Целостность самоограничивается, поскольку сегрегация является аналогом образования единицы. В-третьих, гештальт-психология не противостоит анализу. Позиция, которую она заняла, состоит в том, что анализ плодотворен, если он имеет дело с единицами и естественными частями, реально обнаруживаемыми в опыте. В-четвертых, наиболее общее значение определения целого-части состоит в том, что важнейшие характеристики локальных фактов игнорируются, если не принимать во внимание их место в более широкой схеме. На заре гештальт-психологии существовала тенденция пренебрегать обратным моментом, позже исследованным Кёлером (Köhler, 1958), что более крупная организация может подавлять индивидуальность своих частей, затемняя свои суборганизации.Наконец, вопрос о том, является ли данный опыт или действие суммой компонентов или продуктом организации, является полностью эмпирическим. Таким образом, вопрос об «относительном» в отличие от «абсолютного» выбора в различении научения должен быть решен с помощью очевидности, как и вопрос о том, состоит ли впечатление, формируемое о человеке, из суммы данных или из их преобразования в организованные формы. форма. Вклад гештальт-психологии в решение этих проблем заключается в более четкой формулировке альтернатив и, где это возможно, в разработке процедур их проверки.

    Принцип «Prägnanz»

    Никакое положение не является более характерным для гештальт-мышления, чем принцип Prägnanz: переживаемые воспринимаемые целостности стремятся к наибольшей правильности, простоте и ясности, возможных при данных условиях. Этот принцип применим и к некоторым физическим системам, и Келер, в частности, применил его к корковым коррелятам восприятия. Из тенденции опытных гештальтов превращаться в особенно простые и ясные структуры вытекают два противоположных результата: в зависимости от данных условий гештальт будет иметь либо максимальную артикуляцию своих частей, либо он будет сильно упрощен.В этих формулировках также подразумевается, что неоднозначные условия, которые не полностью предписывают результат восприятия, создают особое направление к восполнению пробелов и разрешению противоречий, так что все части определяются структурой целого.

    Хотя принцип Prägnanz предназначался для общего применения, он был ориентирован главным образом на охрану фактов восприятия. Таким образом, Вертгеймер подвел под нее законы группировки. Некоторые мыслители, принимая хорошее продолжение и завершение в качестве четких иллюстраций Prägnanz, , задавались вопросом, в каком смысле последнее описывает группировку по близости или сходству.Однако в гештальт-теории тенденция к Prägnanz не является одним процессом среди других, а присуща всем процессам и продуктам. Соответственно, можно было бы сказать, что группировка сама по себе вносит регулярность и простоту и что группировка в соответствии с близостью и сходством означает наличие радикально более простого феноменального поля, чем то, которое могло бы быть получено при отсутствии группировки. Правда, эта формулировка затрудняет конкретное исследование; соответственно, исследователи искали эмпирические тесты для сравнения фактически полученной «хорошей формы» с другими альтернативами, которые логически возможны при тех же условиях стимула.Хотя не было возможности установить однозначные критерии хорошей формы, была продемонстрирована большая избирательность: там, где стимуляция совместима с почти бесконечным числом различных переживаемых событий, только ограниченное число — часто только одно или два — действительно будет быть реализованным.

    Существует, однако, ряд явлений, которые убедительно доказывают принцип максимальной простоты в восприятии восприятия: там, где данный набор стимулов может быть организован различными способами, реализуется такая организация, которая дает постоянную, а не вечно изменяющийся объект восприятия.Черный круг, движущийся по однородному белому фону, воспринимается как таковой, а альтернативная организация, а именно последовательность черных участков, каждая из которых выходит из белого фона и возвращается в него, не осознается. Феноменальная идентичность, изученная Тернусом (1926) и Вертгеймером, также демонстрирует сильное предпочтение поддерживать постоянную организацию при рассмотрении движущейся формы. Другим важным примером этой тенденции является эффект кинетической глубины, описанный Уоллахом и его коллегами (Wallach & O’Connell 1953).Когда наблюдатель следует за деформирующейся тенью медленно вращающегося объекта на экране, он организует последовательные виды так, чтобы увидеть неподвижную форму, движущуюся в третьем измерении; он не видит изменяющихся двухмерных форм. Wallach (1940) также показал, что при локализации звука с помощью движения головы человек склонен воспринимать звук как исходящий от стационарного источника, а не от движущегося. Перцептивные постоянства также могут рассматриваться как проявления той же тенденции. [ См. Восприятие, статью о постоянстве восприятия .]

    В областях, отличных от восприятия, принцип Prägnanz в целом сопротивлялся окончательному исследованию или четкому определению. Ранняя гипотеза Вульфа (Wulf, 1922) о том, что следы памяти претерпевают изменения в сторону большей регулярности и простоты, не нашла подтверждения. В мышлении открытие решения часто знаменует собой переход к более простой структуре, но такой формулировке не хватает объяснительной силы. Столь же зачаточным является наше нынешнее понимание тенденций в действии, направленных на завершение ситуаций, содержащих пробел, в соответствии с требованиями данной структуры.В социальной психологии преобладание чрезвычайно упрощенных взглядов на группы и общественные проблемы является поразительным фактом, но исследования еще не продвинулись настолько, чтобы быть теоретически релевантными. Несколько более близким подходом является начатое Хайдером (1958) исследование предпочтений сбалансированных конфигураций межличностных отношений и тенденции превращать несбалансированные конфигурации в предпочтительную форму. Несмотря на трудности, интерес к принципу Prägnanz сохраняется и продолжает оставаться предметом исследования.

    Нативизм

    Теория гештальта утверждает, что организация в соответствии с общими принципами физической динамики присутствует с самого начала в психологическом функционировании. Эта позиция оставляет широкий простор для необученных процессов. В то же время широко распространенное мнение о том, что гештальт-теория недооценивает влияние прошлого опыта, является чрезмерно упрощенным. Более важно отметить, что концепция организации определяет трактовку как невыученных, так и выученных функций. Гештальт-теория относит невыученные операции главным образом к относительно детерминированным физико-химическим процессам, а не к действию конкретных анатомических структур.Точно так же он считает, что последствия прошлого опыта также являются продуктами организации или определяются структурными требованиями.

    Обработка восприятия формы делает это положение более рельефным. С точки зрения гештальт-теории, неусвоенные принципы организации определяют восприятие формы, и прошлый опыт не может оказывать влияние, пока сенсорные процессы не организованы. Таким образом, это противоречит предположению эмпириков о том, что зрительное восприятие изначально состоит из мозаики ощущений и что обучение превращает их в визуальные объекты определенной формы.На самом деле есть существенные доказательства того, что восприятие некоторых форм не выучено. Артикуляция фигуры и фона управляется необученной функцией, как и артикуляция в соответствии с хорошей формой. Избирательные принципы, в соответствии с которыми организуются сенсорные данные при перцептивной группировке, при восприятии визуального движения или при восприятии идентичности, также не зависят от специфического обучения. Другие перцептивные функции, среди которых стробоскопическое движение, яркостный контраст и восприятие расстояния у низших организмов, также не изучены.Особенно поучительны наблюдения за перцептивно двусмысленными ситуациями; тот факт, что наблюдатели явно согласны в том, что они предпочитают один результат другому, указывает на то, что процессы, которые упорядочивают восприятие в связные объекты, не являются продуктами специфического обучения. Есть также свидетельства того, что спонтанная организация формы часто вступает в силу до того, как может проявиться влияние прошлого опыта.

    Предположение о незаученных организующих принципах, однако, не означает пренебрежение историей прошлой стимуляции.В какой-то мере это становится очевидным при трактовке временной организации в восприятии. Гештальт-психология с самого начала считала перцептивную организацию длительных во времени событий равной по важности организации одновременно данных. Роль последовательной стимуляции в кажущемся движении была первым явлением, которое Вертгеймер формально исследовал, и он проиллюстрировал принципы группирования мелодиями, а также статическими визуальными формами. ), который непосредственно касается влияния принадлежности к временной последовательности на феноменальные характеристики данной структуры.В этих случаях, как и в работе Мишотта о феноменальной причинности, организация восприятия напрямую зависит от предшествующей стимуляции. [ См. Time, статью о психологических аспектах]. необходимое условие адекватного перцептивного функционирования. Таким образом, исследование Кёлером и Уоллахом (1944) фигуральных последействий показывает, что все перцептивные переживания в данный момент в некоторых важных отношениях являются функцией того, что человек испытал в прошлом.Значение этого вывода состоит в том, что система восприятия требует не только достаточного количества предшествующей стимуляции, но и определенных видов и распределения стимуляции. [ См. Восприятие, статью о иллюзиях и последствиях.]

    Работа Хелсона (1964) по организации данных во времени иллюстрирует преемственность текущих исследований с вкладом гештальта. «Уровень адаптации» показывает, что разделенные во времени раздражения взаимодействуют, так что феноменальная интенсивность данного раздражения закономерно определяется предшествующим раздражением.В дополнение к установлению того, что восприятие зависит от артикуляции набора стимулов во временном измерении, он также демонстрирует, что одни и те же данные могут быть получены из разных структур, каждая из которых определяет свои субъективные значения. Эта линия исследования выдвигает на передний план важность чувствительности к последовательному набору стимуляции.

    Более того, гештальт-психология не ставит под сомнение более привычное влияние прошлого опыта на восприятие. Действительно, он находит для них определенное место и формулирует зачатки теории следов памяти для их объяснения (Коффка, 1935).Гештальтпсихологи выступали против непроверенных и ad hoc предположений о влиянии прошлого опыта, которые были введены для укрепления атомистической позиции. Они утверждали, что такие утверждения требуют доказательства и описания операций, посредством которых прошлый опыт оказывает свое влияние. В частности, они выступали против элементаристской концепции прошлого опыта и настаивали на том, что неорганизованный опыт не может организовать восприятие. Соответственно, они предположили, что организация формы в прошлом опыте может реорганизовать восприятие посредством контакта со следами воспоминаний.Наглядной иллюстрацией служит демонстрация эффекта памяти при восприятии трехмерной формы Уоллахом (Wallach et al., 1953). Паттерн, который ранее воспринимался как трехмерный на основе соответствующих признаков глубины, впоследствии будет восприниматься как трехмерный при отсутствии этих признаков; в этом случае результат зависит от прошлой организации. [ См. Восприятие, статью о глубинном восприятии.]

    Гештальтпсихология оставляет огромное пространство для прошлого опыта и образования в своем подходе к мышлению и обучению.В то же время он делает акцент в этих областях на процессах, которые ранее не происходили. Они опираются на материалы прошлого, но возникающие организации не являются исключительно продуктом прошлого опыта. Шимпанзе нужен соответствующий прошлый опыт работы с функциональными свойствами палочек, брусков и еды, чтобы решать проблемы, но организация этого опыта — новый шаг. Точно так же для понимания ребенком такого отношения, как отношение транзитивности, требуется знание рассматриваемых терминов.Последний пример поднимает новый вопрос, а именно, усваиваются ли простые логические операции. Смысл гештальт-позиции состоит в том, что как только факты даны, непосредственно следуют ментальные операции по созданию из них структуры и чтению их. Такие отношения являются ментальными продуктами; они не даются как факты об окружающей среде. Эти формулировки согласуются с наблюдениями, например Пиаже, о том, что необходим определенный уровень зрелости, прежде чем ребенок сможет уловить такое отношение, как транзитивность, что он должен пройти через более ранние интеллектуальные стадии, прежде чем он сможет справиться с ним.Другие исследования развития, проведенные в последнее время, поднимают другую проблему. Харлоу показал, что инфрачеловеческим приматам требуется длительный опыт, прежде чем они смогут справиться с такими отношениями, как странность и инверсия. Демонстрируют ли эти выводы, что рассматриваемые отношения «выучены»? Альтернативой, которую необходимо учитывать, является то, что прошлый опыт необходим для того, чтобы выяснить, какое отношение важно, но что отношение само по себе не изучается. [ См. Психология развития, статью по теории развития; Интеллектуальной развитие.]

    Феноменологический метод

    Теория гештальта феноменологически ориентирована. Важнейшее место в психологическом исследовании она отводит данным непосредственного опыта. Они являются частью его предмета и поэтому требуют объяснения; кроме того, они необходимы как основа для построения теории. Эта позиция имеет общее родство с феноменологической традицией, представленной в Новое время Гуссерлем, и резко контрастирует с направлением бихевиоризма.[ См. Феноменология и биографию Гуссерля.]

    Существует очевидная связь между характером феноменальных событий и исходными формулировками гештальт-психологии. В области восприятия главная задача заключалась в том, чтобы объяснить, почему вещи выглядят, звучат и ощущаются именно так, а не иначе; феноменальные факты являются в этом случае фактами, требующими объяснения. Точнее говоря, наблюдение, что целое и цельные качества даны в непосредственном чувственном опыте, послужило основанием для отказа от элементаризма и принятия концепции частично-целостной детерминации.Точно так же в мышлении наличие понятных отношений и реорганизации служат первичными наблюдениями и первыми шагами к возможной теории. То же самое относится и к социальной психологии, где прояснение способов, которыми люди понимают данную ситуацию, часто дает важную информацию об изучаемых явлениях и основу для дальнейшего исследования. Работа Хайдера (1958) является примером возможностей феноменологической процедуры в изучении межличностных отношений.Наконец, трудно представить психологию эстетики, игнорирующую непосредственный опыт [, см. Эстетика].

    Хотя объяснительные концепции, которые ищет гештальт-психология, сами по себе не являются феноменальными фактами, она предполагает тесную связь между ними. Он утверждает, во-первых, что поведение не может быть адекватно объяснено без ссылки на центральные процессы и что они могут быть представлены в непосредственном опыте. Во-вторых, постулат психофизического изоморфизма предполагает, что исследование того, что дано феноменально, может быть как источником гипотез о нейронных событиях, так и полигоном для их проверки.С этой точки зрения психология обладает, в отличие от естественных наук, уникальным доступом к центральным процессам. Говорят, что Альберт Эйнштейн однажды заметил в связи с этим вопросом: «Если бы атомы могли говорить о своих внутренних процессах, я бы не поверил всему, что они говорят, но я бы, конечно, послушал».

    Главное требование феноменологического наблюдения — дать непредвзятый отчет о непосредственном опыте при определенных условиях. Это общее правило сразу отличает феноменологию от аналитической интроспекции, в которой преобладала предшествующая теория о характере описываемых событий.Феноменологический наблюдатель должен быть открыт для своих переживаний, какими они ему представляются, независимо от предшествующих убеждений или предположений о них, и не должен исключать того, что странно или противоречит предубеждениям. При рассмотрении зрительного контура он не позволит своим знаниям помешать ему заметить, что он появляется перед фоном, в то время как сам фон кажется непрерывным в той области, которую занимает фигура, или что контур очерчивает фигуру, а не контур. земля. В свою очередь исследователь сочтет объяснение этих фактов необходимым для теории организации фигуры и фона.Хотя этот способ наблюдения не совсем наивен и требует развития, его целью является естественное наблюдение. Значение феноменологии как психологической процедуры состоит в том, что она возвращает психологии повседневный опыт с его качественными различиями.

    Феноменальные факты имели бы меньшее значение, если бы они не были связаны с действием. На самом деле связь тесная; люди действуют в ситуации в соответствии с тем, как они воспринимают, чувствуют и думают о ней. Если человек неверно воспринимает ситуацию, он действует в соответствии со своим неправильным восприятием, а не исходя из условий как таковых.Следовательно, крайне важно связать действие с когнитивным восприятием данных условий. Однако при отсутствии последовательного обоснования связь между непосредственным опытом и действием сводится по существу к корреляции между несоизмеримыми данными. С точки зрения гештальт-психологии феноменальные факты являются, как было сказано ранее, наиболее прямым, хотя и частичным, выражением тех опосредующих процессов, которые управляют действием. Эти процессы представляют собой организованные представления внешних и внутренних условий.Помещенные между стимуляцией и действием, они имеют статус когнитивных репрезентаций, включающих в себя отношения и системы отношений между фактами, между средствами и целями, между основаниями и последствиями. Поскольку они управляют действием, они имеют статус причин и необходимы для предсказания действия. Феноменальные факты — восприятия, идеи, гипотезы, умозаключения — более тесно связаны с этими центральными процессами, чем с любыми другими событиями, и поэтому они проливают свет на происходящие в действии события.Когнитивный анализ, который гештальт-психология проводила в различных областях человеческой психологии и который открыл новые пути для исследования, вытекает из этих предположений.

    В то же время гештальт-теория не отдает предпочтение чисто феноменологической психологии. Центральные процессы более объемлющие и непрерывные, чем феноменальные события; следовательно, последнее само по себе не может обеспечить основу для последовательной науки. Во всех областях психологии, в том числе в области восприятия и мышления, существуют функциональные отношения, недоступные феноменологии.Другие области в лучшем случае слабо представлены на феноменальном уровне; привычки и установки формируются неосознанно; формирование ассоциаций и операции удержания не подлежат проверке; и всегда есть факторы вне феноменального поля, определяющие действие. Эти соображения указывают на необходимость индуктивных процедур в психологии; однако они не оправдывают пренебрежения непосредственным опытом, когда он доступен.

    Важность, которую гештальт-теория придает непосредственному опыту, основывается на далеко идущем исследовании, выходящем за рамки общепринятых категорий.Он проводит четкое различие между феноменальными и функциональными фактами, причем последние относятся к событиям, находящимся вне непосредственного опыта и являющимся объектом научного исследования. Непосредственный опыт включает в себя как объективные факты, такие как камни и животные, так и субъективные факты, такие как желания и боли; действительно, различие между объективным и субъективным происходит в феноменальной области. Таким образом, вторичные и третичные качества часто феноменально высокообъективны, поскольку они проявляются локализованными в конкретных объектах вне пространства.

    Следовательно, непосредственный опыт является условием всякого научного исследования. Наблюдение состоит в первой инстанции феноменальных фактов; оно начинается с того, что видно, слышно, осязаемо. Ни в коем случае научные процедуры не устраняют эти феноменальные компоненты. Самые тонкие наблюдения, такие как те, которые представлены показаниями указателя, представляют собой ситуации восприятия, которые зависят от идентификации единиц, восприятия движения и различения положений. Более того, теоретические построения, возводимые для объяснения наблюдений, в том числе правила логики и математики — вообще структуры вывода и доказательства, необходимые для научной деятельности, — тоже строго феноменальные явления.Таким образом, существует необходимая преемственность непосредственного опыта с понятиями и процедурами, формируемыми наукой; в конечном счете все понятия имеют феноменальную основу. Картина мира ученого основывается на достижениях восприятия и мышления; его выбор единиц наблюдения основан на его восприятии формы, и его выводы должны подчиняться логическим требованиям и познанию причинных отношений. Хотя исследователь, концентрирующийся на конкретной проблеме, должен принимать это как должное, его нельзя игнорировать при систематическом изложении характера научного исследования.

    Эти соображения проливают новый свет на недоверие к феноменальным данным в бихевиористской психологии. Ранний бихевиоризм отвергал непосредственный опыт в пользу объективных данных на том основании, что первый является частным и недоступным для публичной проверки и, следовательно, не может составлять часть научного знания. Поскольку нельзя размещать переживания рядом и сравнивать их, бихевиористы пришли к выводу, что можно наблюдать только за поведением другого, но не за его переживаниями. Однако предположение о том, что объективные данные свободны от феноменальных компонентов, основывалось на наивном реализме, не учитывавшем роли наблюдателя.Бихевиорист как исследователь сообщает о своих наблюдениях и выводах, то есть о содержании своего феноменального поля. Поэтому вряд ли последовательно с его стороны исключать отчеты других наблюдателей только потому, что эти наблюдатели оказались его субъектами. Совсем недавно бихевиористы признали, что данные науки основаны на отчетах о феноменах, но предложили включать только те наблюдения, которые вызывают согласие между независимыми наблюдателями. Общепризнано, что наблюдения, с которыми могут согласиться квалифицированные наблюдатели, занимают особое место в науке.Однако вывод о том, что феноменально субъективные события, как правило, не заслуживают доверия и ipso facto не вызывают согласия, не может быть обоснованным. [ См. Наблюдение.]

    Безусловно, существуют источники ошибок, которых следует избегать, и трудности, которые необходимо разрешать, когда кто-либо включает отчеты наблюдателей в систему функциональных понятий. Несомненно, может быть труднее найти подходящие ссылки на сообщение «У меня кружится голова и я сбит с толку», чем на сообщение «Крыса нажала на планку пять раз.Тем не менее методологический пуризм бихевиористской позиции в важных отношениях имел негативные последствия. Предложения свести восприятие к открытым дискриминационным реакциям и рассматривать сообщения людей как «вербальное поведение» не были плодотворными. На самом деле они знаменовали собой отказ от интереса к явлениям и проблемам, которые наиболее специфичны и значимы для человека. Они также обескуражили, потому что не смогли понять, конструктивный вклад свободного наблюдения и описания в открытие новых явлений.Следовательно, они недооценивали творческие этапы научной деятельности, предшествующие доказательству и ставящие цели доказательства. Эти взгляды оказали глубокое ограничительное воздействие на человеческую психологию.

    Более серьезной причиной бихевиористского недоверия к феноменальным данным была вера в то, что они являются эпифеноменами, которым нет места в причинно-объяснительной схеме. Теория гештальта оставляет за собой суждение о проблеме разума и тела, ища мост между непосредственным опытом и концепциями естественных наук; она видит в прояснении этого отношения вызов психологии и науке в целом.Недоверие, граничащее с отвращением, к прямому опыту, которое продемонстрировал бихевиоризм, также мотивировано попыткой подражать естественным наукам в их постепенном исключении феноменальных данных. С точки зрения гештальт-теории человеческий опыт является важной частью природы и слишком значителен, чтобы от него отказываться. Описание человеческого функционирования, в котором не упоминается непосредственный опыт, столь же неполно, как и описание музыкального инструмента, включающее все детали его материалов, конструкции и функционирования, но не упоминающее о воспроизводимой им музыке.

    Отношение к бихевиоризму

    Некоторые другие расхождения между бихевиоризмом и гештальт-психологией связаны с соответствующими проблемами, которые они рассматривали. Гештальтпсихология вырастает из изучения человеческого восприятия и мышления, тогда как бихевиоризм берет свое начало с изучения инфрачеловеческих организмов. Внутри самого бихевиоризма также существуют различные тенденции, некоторые из которых тесно связаны с гештальт-позициями. Таким образом, интерес к организации центральных процессов объединяет гештальт-теорию с такими исследователями, как Лэшли, а работа Толмена служит примером приближения к гештальт-бихевиоризму в зоопсихологии [ см. биографии Лэшли и Толмена].

    Тем не менее, психология «стимул-реакция» представляет собой одну из разновидностей бихевиоризма, весьма влиятельную на американской сцене, которая решительно противостоит гештальт-психологии. Представления о поведении, основанные на стимулах и ответах, атомистичны; хотя их единицы являются молярными, они рассматривают поведение как составленное из цепочек единиц стимул-реакция, а изменения поведения как добавление и устранение таких единиц.

    С точки зрения гештальт-психологии действие характеризуется организованностью, а координация сложных движений ставит проблемы, аналогичные организации в восприятии.Соответственно, это ставит под вопрос адекватность описаний действий, использующих изолированные единицы стимул-реакция. Кроме того, считается, что организованные когнитивные представления управляют разумными действиями у животных и человека; последовательности соединенных в цепочку единиц не отражают операций по организации и реорганизации, которые инициируются внешними условиями. Кроме того, «стимул» психологии «стимул-реакция» имплицитно относится к перцептивным конфигурациям, которые, однако, не рассматриваются как таковые.

    Эти проблемы усугубляются, если обратиться к человеческой психологии.Важной особенностью программ стимул-реакция является то, что они стремятся основывать психологию человека на концепциях и методах, полученных исключительно из изучения инфрачеловеческих организмов. Эта цель предполагает, что не будут обнаружены проблемы или процессы, характерные только для человеческого функционирования. Вместо того, чтобы свободно исследовать человеческие достижения и спрашивать, как их можно объяснить, они пытаются подогнать наблюдения под концепции, полученные из другой области. Возникает вопрос, сохраняют ли понятия, относящиеся к одному кругу фактов, свое значение или актуальность при экстраполяции на новую область, или же они становятся просто ярлыками для явлений, которые не были исследованы сами по себе.

    Теория гештальта была первой попыткой в ​​рамках психологии дать фундаментальное рассмотрение проблем целостных и частично-целостных отношений. Это было продуктивно для новых открытий и концепций; она породила новые вопросы и оказалась актуальной для основных вопросов психологии. Его вклад заложил основы современного изучения восприятия; он открыл новые горизонты в исследовании мышления, памяти и обучения; он положил начало новым шагам в социальной психологии. Эти достижения глубоко повлияли на мировоззрение психологии, особенно когда они вызвали оппозицию.Они стимулировали обострение вопросов и пересмотр альтернативных позиций; в психологии почти не осталось значительных работ, полностью не затронутых идеями гештальта.

    Тем не менее сомнительно заключить, как это сделали некоторые студенты, что вклад этого движения был полностью усвоен и что оно умерло от успеха. Более вероятно, что ее естественное развитие было заблокировано, когда она была вырвана из своего окружения в Европе после нацистской катастрофы. К этому следует добавить, что существовали барьеры для полного понимания его точки зрения и его концепции науки в совершенно иной интеллектуальной среде, преобладавшей в Соединенных Штатах.Поэтому более уместно подчеркнуть, что гештальт-теория не является завершенной системой, что многие поднятые ею вопросы ждут своего решения и что ее лучше всего можно описать как программу исследования или область проблем. Таким образом, еще мало понимания физиологических основ, которые гештальт-теория искала для психологии, и постулат изоморфизма остается эвристическим принципом. Кроме того, гештальт-психологи были избирательны в отношении изучаемых ими проблем; вообще они предпочитали те, которые поддавались точному исследованию и ясным теоретическим решениям.Следовательно, есть обширные области, в которые она не внесла заметного вклада, среди них психология развития и аномалий, психология личности, языка и действия. Она также не внесла прямого вклада в психологию мотивации, за исключением Левина и его группы, чьи концепции родственны концепциям теории гештальта. В то же время формулировки гештальт-теории содержат важные следствия для этих областей. [ См. Мотивация достижений; теория поля; и биография Левина.]

    Хотя нет никаких процедур, свойственных гештальт-исследователям, в их постановке проблем и в манере их изучения проявляется особый стиль, отражающий имплицитное отношение к задачам науки. Возможно, первой по степени важности является чувствительность к опасности искажения предмета изучения путем подчинения предварительным предписаниям относительно требований научной процедуры. Естественным следствием феноменологической ориентации гештальт-психологии является то, что считать самонадеянным ожидать, что явления подчиняются правилам, предшествующим наблюдению.С этой отправной точкой связана вера в то, что точное наблюдение является важным шагом к объяснению. Следовательно, гештальт-психология отводит важное место качественному наблюдению и, приветствуя точное экспериментирование, отвергает точку зрения, согласно которой измерение является единственным источником достоверных данных. В самом деле, некоторые из его собственных наиболее значительных открытий были по существу систематическими демонстрациями. Одним из следствий более привычного предположения является то, что явление не считается важным, если оно не может быть изучено экспериментально; однако правильнее сказать, что экспериментирование — это только один из видов наблюдения.В самом деле, есть опасность подчеркивать экспериментирование до того, как будут выяснены существенные вопросы, — опасность бесцельного экспериментирования.

    Не менее важной темой теории гештальта является то, что прояснение основ требует внимания к довольно обширным областям явлений. Это становится очевидным в гештальт-исследованиях частных вопросов, а также в его широкой концепции психологии. Он специально включал факты логики, этики и эстетики как часть предмета психологии, в то же время стремясь установить контакт с понятиями естествознания.Этот подход ставит под вопрос, даст ли изучение все более детальных проблем в специальных областях знания о психологии в целом. Психологии еще предстоит открыть свои основы; исключительное внимание к тем вопросам, которые могут быть изучены точными способами, может игнорировать важные аспекты предмета и даже может упускать из виду осознание того, что открытие основ настоятельно необходимо. Действительно, факты в ограниченной области могут быть серьезно неверно истолкованы, как бы тщательно они ни изучались, если их связь с более широкой схемой остается неясной.

    Ощущение человеческого и философского значения психологии пронизывает гештальт-письма. Их критика произвольного анализа, сосредоточения внимания на узких фактах основывалась на технических соображениях; они также выразили озабоченность по поводу разрушительных последствий таких процедур для концепции человека. Наука – это способ прояснить основные проблемы человечества. Если психология устраняет или искажает существенные факты и если они представляются главными свидетельствами о его природе, то сам человек оказывается малозначительным.Теория гештальта поставила под сомнение предположение о том, что определенные убеждения, распространенные в психологии, были научно обоснованы. Отрицание понимания, представление о том, что действия и суждения в принципе субъективно детерминированы, обращение с ценностью с точки зрения нейтральных фактов и, как следствие, отказ от действительной ценности, как утверждалось, не обязательно следуют из научного мышления. В гештальт-психологии также есть качество морального оптимизма, которое некоторые могут считать вненаучным, если не антинаучным.Это обвинение нелегко выдвинуть против движения, которое строго противостояло подходу витализма к фактам жизни и стремилось найти основу психологии в естествознании. Само обвинение может быть выражением морального пессимизма.

    Соломон Э. Аш

    [ Непосредственно связаны статьи Теория поля и Мышление, статья о Когнитивная организация и процессы. Противоположные подходы к поведенческим феноменам обсуждаются в Забвение; Обучение, , особенно статьи по классическому обучению , инструментальному обучению, подкреплению, и обучению дискриминации; Психоанализ. Другие соответствующие материалы можно найти в Эстетика; отношения; Группы; Восприятие; Феноменология; Решение проблем; Социальная психология; Системный анализ, статья о психологических системах ; мышление; и в биографиях Гуссерля; Кац; Коффка; Келер; Кюльпе; Wertheimer.]

    ПЕРВИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

    Арнхейм, Рудольф 1954 Искусство и визуальное восприятие. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

    Аш, Соломон Э. (1952) 1959 Социальная психология. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    Аш, Соломон Э. 1960 Перцептивные условия ассоциации. Психологические монографии 74, вып. 3.

    Дункер, Карл (1935) 1945 О решении проблем. Психологические монографии 58, вып. 5. → Впервые опубликовано как Zur Psychologic desProduktiven Denkens.

    Эренфельс, Кристиан фон 1890 Über «Gestaltqualitäten». Vierteljahressschrift für wissenschaftliche Philosophic und Soziologie 14: 249–292.

    Эллис, Уиллис Д. (1938)1950 Справочник по гештальт-психологии. Лондон: Рутледж. → Содержит выдержки из технических работ по гештальт-психологии, которые были впервые опубликованы в Psychologische Forschung между 1921 и 1938 годами.

    Heider, Fritz 1958 Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Уайли.

    Хелсон, Гарри 1964 Теория уровня адаптации: экспериментальный и систематический подход к поведению. Нью-Йорк: Харпер.

    Хенле, Мэри (редактор) 1961 Документы по гештальт-психологии. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

    Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276–292 в Бенджамин Б. Вольман и Эрнест Нагель (редакторы), Научная психология. Нью-Йорк: Основные книги.

    Катона, Джордж (1940) 1949 Организация и запоминание: исследования по психологии обучения и преподавания. Нью-Йорк: Колумбийский университет. Нажимать.

    Кац, Дэвид (1911) 1935 Мир цвета. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке под номером Die Erscheinungsweisen der Farben und ihre Beeinfliissung durch die individuelle Erfahrung. Пересмотренное и дополненное издание было опубликовано в 1930 году под названием Der Aufbauder Farbwelt.

    Коффка, Курт (1921) 1928 Рост разума: введение в детскую психологию. 2-е изд., ред. Нью-Йорк: Harcourt: → Впервые опубликовано как Die Grundlagen der psychischen Entwicklung: Eine Einfiihrung in die Kinderpsychologie. Первая трактовка вопросов обучения и воспитания с позиций гештальт-психологии.

    Коффка, Курт 1922 Восприятие: Введение в гештальт-теорию . Психологический бюллетень 19: 531–585.

    Коффка, Курт 1935 Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Харкорт. → Единственное комплексное лечение гештальт-психологии; одним из ее ведущих деятелей.

    Коффка, Курт 1940 Проблемы психологии искусства. Страницы 180–273 в Art: A Bryn Mawr Symposium, Ричарда Бернхеймера и др.Заметки и монографии Брин-Мора, Vol. 9. Колледж Брин Мор (Пенсильвания).

    Келер, Вольфганг (1917) 1956 Менталитет обезьян. 2-е изд., ред. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке. Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1959 году издательством Random House. Известное исследование интеллекта у обезьян и концепции проницательности.

    Келер, Вольфганг (1920) 1924 Die physischen Gestalten in Ruhe und im stationaren Zustand. Эрланген (Германия): Философская академия.

    Келер, Вольфганг (1929) 1947 Гештальт-психология. Ред. изд. Нью-Йорк: Ливерит. → Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1947 году Новой американской библиотекой. Первая общая экспозиция движения; классика психологической литературы.

    Келер, Вольфганг 1938 Место ценности в мире фактов. Нью-Йорк: Ливерит.

    Келер, Вольфганг 1940 Динамика в психологии. Нью-Йорк: Ливерит. → Теория поля в восприятии и памяти. Работа, которая развивает более ранние идеи и предвосхищает последующие направления исследований.

    Келер, Вольфганг 1941 О природе ассоциаций. Американское философское общество, Proceedings 84:489–502.

    Келер, Вольфганг 1951 Реляционная детерминация в восприятии. Страницы 200-230 в Lloyd A. Jeffress (редактор), Cerebral Mechanisms in Behavior. Нью-Йорк: Уайли.

    Келер, Вольфганг 1958 Организация восприятия и обучение. Американский журнал психологии 71:311–315.

    Келер, Вольфганг; и Уоллах, Ганс, 1944 г. Фигурные последствия: исследование визуальных процессов.Американское философское общество, Proceedings 88: 269–357.

    Левин, Курт (1926–1933) 1935 A Динамическая теория личности: избранные статьи. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. → Статьи впервые опубликованы на немецком языке.

    Левин, Курт (1939–1947) 1963 Теория поля в социальных науках: Избранные теоретические статьи. Под редакцией Дорвина Картрайта. Лондон: Тависток.

    Мишотт, А. (1946)1963 Восприятие причинности. Лондон: Метуэн. → Впервые опубликовано на французском языке.

    Осгуд, Чарльз Э. (1953) 1959 Метод и теория в экспериментальной психологии. Нью-Йорк: Оксфордский университет. Нажимать.

    Рубин, Эдгар (1915) 1921 Visuell wahrgenommene Рисунок: Исследование психологического анализа. Копенгаген: Гилендаль. → Впервые опубликовано на датском языке.

    Ternus, Josef 1926 Experimentelle Untersuchungen über phänomenale Identitat. Psychologische Forschung 7:81–136.

    Wallach, H. 1940 Роль движений головы и вестибулярных и визуальных сигналов в локализации звука. Журнал экспериментальной психологии 27:339–368.

    Уоллах, Х.; и О’Коннелл, Д. Н. Эффект кинетической глубины, 1953. Журнал экспериментальной психологии 45: 205–217.

    Уоллах, Х.; О’Коннелл, Д. Н.; и Нейссер, У. 1953 Эффект памяти визуального восприятия трехмерной формы. Журнал экспериментальной психологии 45:360–368.

    Вертхаймер, Макс (1912–1920) 1925 Drei Abhandlungen zur Gestalttheorie. Эрланген (Германия): Философская академия.→ Содержит три ранних вклада: «Über das Denken der Naturfölker», впервые опубликованный в томе 70 журнала Zeitschrift für Psychologie; «Experimentelle Studien uber das Sehen von Beweg-ung», опубликованный в томе 61; и Über Schlafs-prozesse im produktiven Denken.

    Вертхаймер, Макс (1925) 1944 Теория гештальта. Социальные исследования 11:78–99. → Впервые опубликовано на немецком языке.

    Вертхаймер, Макс 1934 На Истине. Социальные исследования 1:135–146.

    Wertheimer, Max 1935 Некоторые проблемы теории этики. Социальные исследования 2:353–367.

    Wertheimer, Max 1937 О концепции демократии. Страницы 271-285 в Max Ascoli и Fritz Lehmann (редакторы), Политическая и экономическая демократия. Нью-Йорк: Нортон.

    Вертхаймер, Макс (1945) 1961 Продуктивное мышление. Энл. изд., под редакцией Майкла Вертхаймера. Лондон: Тависток. → Опубликовано посмертно; продукт пожизненного интереса к проблемам мышления, логики и образования.

    Вульф, Фридрих 1922 Uber die Veranderung von Vor-stellungen. Psychologische Forschung 1: 333–373.

    ВТОРИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

    Allport, Floyd H. 1955 Теории восприятия и концепция структуры. Нью-Йорк: Уайли.

    Скучно, Эдвин Г. (1929) 1950 A История экспериментальной психологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Эпплтон.

    Guillaume, P. 1937 Психология формы. Париж: Фламмарион.

    Хайдбредер, Эдна 1933 Семь психологий. Нью-Йорк: Эпплтон.

    Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276-292 в Бенджамин Б. Вольман и Эрнест Нагель (редакторы), Научная психология. Нью-Йорк: Основные книги.

    Мецгер, Вольфганг (1940) 1954 Психология. 2-е изд. Дармштадт (Германия): Steinkopff.

    Петерманн, Бруно (1929) 1932 Гештальт-теория и проблема конфигурации. Нью-Йорк: Харкорт. → Впервые опубликовано как Gestalttheorie und das Gestaltproblem.

    Prentice, WCH 1959 Систематическая психология Вольфганга Келера.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.