Психология сознательная и бессознательная: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Сознание и бессознательное (Немов Р.С. Психология)

Немов Р.С. Психология: В 3 кн. Кн.1. – М.: Владос, 1999
 
Сознание и бессознательное. Понятие бессознательного. Проявления бессознательного начала в психических процессах, свойствах и состояниях человека. Бессознательное в личности человека. Сновидения как проявление бессознательного. Соотношение между сознательной и бессознательной регуляцией поведения человека. Виды бессознательных психических явлений.

СОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания, у человека есть и бессознательное. Это – те явления, процессы, свойства и состояния, которые по своему действию на поведение похожи на осознаваемые психические, но актуально человеком не рефлексируются, т.

е. не осознаются. Их по традиции, связанной с сознательными процессами, также называют психическими.

Бессознательное начало так или иначе представлено практически во всех психических процессах, свойствах и состояниях человека. Есть бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, проприоцептивные (мышечные) ощущения. Есть неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлексивные реакции в зрительной и слуховой центральных системах.

Неосознаваемые образы восприятия существуют и проявляются в феноменах, связанных с узнаванием ранее виденного, в чувстве знакомости, которое иногда возникает у человека при восприятии какого-либо объекта, предмета, ситуации.

Бессознательная память – это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью. Это та память, которая управляет мышлением, воображением, вниманием, определяя содержание мыслей человека в данный момент времени, его образы, объекты, на которые направлено внимание. Бессознательное мышление особенно отчетливо выступает в процессе решения человеком творческих задач, а бессознательная речь – это внутренняя речь.

Есть и бессознательная мотивация, влияющая на направленность и характер поступков, многое другое, не осознаваемое человеком в психических процессах, свойствах и состояниях. Но главный интерес для психологии представляют так называемые личностные проявления бессознательного, в которых, помимо желания, сознания и воли человека, он проявляется в своих наиболее глубоких чертах. Большой вклад в разработку проблематики личностного бессознательного внес З.Фрейд.

Бессознательное в личности человека – это те качества, интересы, потребности и т.п., которые человек не осознает у себя, но которые ему присущи и проявляются в разнообразных непроизвольных реакциях, действиях, психических явлениях. Одна из групп таких явлений –

ошибочные действия: оговорки, описки, ошибки при написании или слушании слов. В основе второй группы бессознательных явлений лежит непроизвольное забывание имен, обещаний, намерений, предметов, событий и другого, что прямо или косвенно связано для человека с неприятными переживаниями. Третья группа бессознательных явлений личностного характера относится к разряду представлений и связана с восприятием, памятью и воображением: сновидения, грезы, мечты.

Оговорки

представляют собой бессознательно детерминированные артикуляционные речевые действия, связанные с искажением звуковой основы и смысла произносимых слов. Такие искажения, особенно их смысловой характер, неслучайны. З.Фрейд утверждал, что в них проявляются скрытые от сознания личности мотивы, мысли, переживания. Оговорки возникают из столкновения бессознательных намерений человека, других его побуждений с сознательно поставленной целью поведения, которая находится в противоречии со скрытым мотивом. Когда подсознательное побеждает сознательное, то возникает оговорка. Таков психологический механизм, лежащий в основе всех ошибочных действий: они «возникают благодаря взаимодействию, а лучше сказать, противодействию двух различных намерений»1. 1Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. – М, 1991. – С. 25.

Забывание имен представляет собой другой пример бессознательного. Оно связано с какими-то неприятными чувствами забывающего по отношению к человеку, который носит забытое имя, или к событиям, ассоциируемым с этим именем. Такое забывание обычно происходит против воли говорящего, и данная ситуация характерна для большинства случаев забывания имен.

Особую категорию бессознательного составляют сновидения. Содержание сновидений, по Фрейду, связано с бессознательными желаниями, чувствами, намерениями человека, его неудовлетворенными или не вполне удовлетворенными важными жизненными потребностями.

Явное, осознаваемое содержание сновидения не всегда, за исключением двух случаев, соответствует скрытым, бессознательным намерениям и целям того человека, кому это сновидение принадлежит. Эти два случая – детские сновидения дошкольников и инфантильные сновидения взрослых людей, возникшие под влиянием непосредственно предшествующих сну эмоциогенных событий прошедшего дня.

В своем сюжетно-тематическом содержании сновидения почти всегда связаны с неудовлетворенными желаниями

и являются символическим способом устранения нарушающих нормальный сон импульсов, порождаемых этими желаниями. Во сне неудовлетворенные потребности получают галлюцинаторную реализацию. Если соответствующие мотивы поведения неприемлемы для человека, то их явное проявление даже во сне блокируется усвоенными нормами морали, так называемой цензурой. Действие цензуры искажает, запутывает содержание сновидений, делая их алогичными, непонятными и странными. Благодаря бессознательному смещению акцентов, замене и перегруппировке элементов явное содержание сновидения под действием цензуры становится совершенно непохожим на скрытые мысли сновидения. Для их расшифровки требуется специальная интерпретация, называемая психоанализом.

Сама цензура является бессознательным психическим механизмом и проявляется в пропусках, модификациях, перегруппировке материала памяти, сновидений, представлений. Подсознательные мысли, по Фрейду, превращаются в сновидениях в зрительные образы, так что в них мы имеем дело с примером бессознательного образного мышления.

Бессознательные явления вместе с предсознательными управляют поведением, хотя функциональная роль их различна. Сознание управляет самыми сложными формами поведения, требующими постоянного внимания и сознательного контроля, и включается в действие в следующих случаях: (а) когда перед человеком возникают неожиданные, интеллектуально сложные проблемы, не имеющие очевидного решения, (б) когда человеку требуется преодолеть физическое или психологическое сопротивление на пути движения мысли или телесного органа, (в) когда необходимо осознать и найти выход из какой-либо конфликтной ситуации, которая сама собой разрешиться без волевого решения не может, (г) когда человек неожиданно оказывается в ситуации, содержащей в себе потенциальную угрозу для него в случае непринятия немедленных действий.

Подобного рода ситуации возникают перед людьми практически беспрерывно, поэтому сознание как высший уровень психической регуляции поведения постоянно присутствует и функционирует. Наряду с ним многие поведенческие акты осуществляются на уровне пред- и бессознательной регуляции, так что в реальной действительности одновременно в управлении поведением участвуют многие различные уровни его психической регуляции.

Вместе с тем следует признать, что в свете имеющихся научных данных вопрос об отношениях между сознательными и другими уровнями психической регуляции поведения, в частности бессознательным, остается сложным и не решается вполне однозначно. Основной причиной этого является тот факт, что существуют разные типы бессознательных психических явлений, которые по-разному соотносятся с сознанием. Есть бессознательные психические явления, находящиеся в области предсознания, т.е. представляющие собой факты, связанные с более низким уровнем психической регуляции поведения, чем сознание.

Таковы бессознательные ощущения, восприятие, память, мышление, установки.

Другие бессознательные явления представляют собой такие, которые раньше осознавались человеком, но со временем ушли в сферу бессознательного. К ним относятся, например, двигательные умения и навыки, которые в начале своего формирования представляли собой сознательно контролируемые действия (ходьба, речь, умение писать, пользоваться различными инструментами).

Третий тип бессознательных явлений – те, о которых говорит З.Фрейд в приведенных выше суждениях, касающихся личностного бессознательного. Это – желания, мысли, намерения, потребности, вытесненные из сферы человеческого сознания под влиянием цензуры.

Каждый из типов бессознательных явлений по-разному связан с поведением человека и его сознательной регуляцией. Первый тип бессознательного есть просто нормальное звено в общей системе психической поведенческой регуляции и возникает на пути продвижения информации от органов чувств или из хранилищ памяти к сознанию (коре головного мозга). Второй тип бессознательного также можно рассматривать как определенный этап на этом пути, но при движении как бы в обратном направлении по нему: от сознания к бессознательному, в частности к памяти. Третий тип бессознательного относится к мотивационным процессам и возникает при столкновении разнонаправленных, конфликтных с точки зрения морали мотивационных тенденций.


Бессознательное психическое и творческий процесс

Творчество — высшая и наиболее сложная форма психической деятельности, отсюда — важность разработки вопроса о роли бессознательного в структуре художественного творчества и восприятия не только для психологии искусства, но и для исследования других видов психической деятельности. Как указывается во вступительной статье к шестому разделу второго тома «Бессознательное», соучастие неосознаваемой психической деятельности в процессе художественного творчества — факт реальный и настолько важный, что без учета его невозможно раскрытие ни психологических процессов творчества, ни психологической структуры художественного образа. Художественное творчество — особая форма обобщенного отражения действительности, говорящая на специфическом языке, и раскрыть своеобразие языка искусства невозможно без обращения к проблеме бессознательного, без учета закономерностей его деятельности. В акте творчества существует опора на бессознательное, которая обеспечивает художнику специфическую остроту видения, но бессознательное — лишь соучастник творческого процесса и может функционировать только в системе сознание-бессознательное, поэтому то, что утверждает произведение искусства, определяется не бессознательным и не сознанием, а личностью художника, включающей и ею сознание и его бессознательное. Такова позиция советской психологии в вопросе о связи бессознательного психического с художественным творчеством. С этих позиций подходят к проблеме авторы представленных в разделе статей, в которых обсуждается целый ряд интересных и важных вопросов, связанных с активностью бессознательного в творческом процессе и проявлением его в структуре произведения.

Н. Я. Джинджихашвили ТА. Флоренская ставят вопрос о природе катарсиса, имеющий непосредственное отношение к обсуждаемой проблеме.

В статье Н. Я. Джинджихашвили «К вопросу о психологической необходимости искусства» заново осмысливается идея социологизации Потребности катарсиса, предложенная Фрейдом. В отличие от своих Предшественников, Фрейд социологизировал потребность катарсиса, но определял ее лишь как средство компенсации нереализованных потребностей, а в искусстве видел способ иллюзорного примирения принципа реальности и принципа удовольствия, сузив тем самым познавательно-преобразовательную роль искусства. Л. С. Выготский указывал, что Фрейд правильно социологизировал катарсис как потребность компенсации, но следует при этом «ввести в круг своего исследования всю человеческую Жизнь, а не только ее первичные и схематические конфликты».

Н. Я. Джинджихашвили предлагает заменить понятие «компенсации» понятием «выравнивания» сознания с бытием, которое обозначает более широкое и диалектическое взаимодействие сознания и реальности и которое он называет «балансорной установкой сознания». Он различает пассивный и активный виды балансорной установки: пассивный подразумевает сугубо галлюцинаторное удовлетворение психики и выражается в замещении реальности грезой, галлюцинацией; она обусловлена состоянием эмоционального дефицита; активный дополнительно включает в себя эффект «отрезвления» от галлюцинаций и направлен на преобразование реальности. Удовлетворение балансорной установки сознания, ее активной формы, обеспечивается в искусстве, которое, в отличие от чисто игровой деятельности, не ограничивается устранением эмоционального дефицита, галлюцинаторной «отработкой чувств», но в конечном счете всегда направлено на преобразование самой реальности. Это и есть психологическая потребность катарсиса. « В то же время не следует забывать, — замечает автор статьи, — что этот процесс носит характер галлюцинаторный и провоцируется эмоциональным дефицитом психической жизни. Иными словами, не следует забывать, что существование художественной деятельности обусловлено также потребностью в той форме балансорного действия сознания, которую мы назвали пассивной. Сама по себе эта потребность неизбывна и непреходяща и сводится к устранению чувственного дефицита».

В статье Т. А. Флоренской «Катарсис как осознание (Эдип Софокла и Эдип Фрейда)» предпринята попытка на материале трагедии Софокла противопоставить катарсис как «расширение границ индивидуального сознания» психоаналитическому толкованию катарсиса. Вызывает возражение основной тезис этой статьи: «Катарсис — это осознание, но не в смысле фрейдовского погружения в низины подсознательного. Это — расширение границ индивидуального сознания до всеобщего».

Но «расширение границ индивидуального сознания до всеобщего» не может осуществиться без погружения в «низины» нашей психики, нашего бессознательного, ибо именно благодаря этому погружению совершаются познавательные процессы в акте художественного творчества и происходит синтез, являющийся результатом обобщения сугубо личного опыта с объективным общечеловеческим опытом. Это и создает познавательно преобразовательную значимость искусства. Без учета специфики психических процессов совершающихся на уровне бессознательного, проблема катарсиса не может быть решена.

В статье Т. А. Флоренской содержится замечание о том, что метод Фрейда сосредоточен на осознании бессознательного и мало касается последующей работы с осознанными влечениями и что Фрейд не указывает, каковы методы сублимации.

Следует сказать, что при психоанализе психосинтез происходит спонтанно, без специальных методов и приемов, как завершение познавательных процессов. Осознание бессознательного ведет к перестройке психологических установок личности. Не существует также специальных методов сублимации, ибо сублимация является естественным результатом синтеза, без синтеза сублимация не совершается. Поэтому Фрейд и сосредоточил свое внимание на методах осознания бессознательного.

В статье ставится вопрос: всегда ли возможно направить энергию инстинктов на другие цели, и почему это возможно? Принципиально не исключено, по мнению автора, что «Джинн, вырвавшийся из бутылки, может не захотеть нового пленения» и освобожденные инстинкты овладевают личностью: либо приведут ее к полной дезорганизации, либо перестроят сознание «сообразно своему характеру».

В качестве Джинна, вырвавшегося из бутылки, неосознаваемые влечения проявляют себя в психозах и неврозах, создавая дезорганизацию психики и импульсивное поведение. При психоанализе эти инстинктивные влечения постепенно опосредуются сознанием и осознание их продолжается до тех пор, пока они полностью не включатся в нормальную работу психики. Соответственно переключается и их психическая энергия, поэтому они не могут в процессе опосредования овладеть сознанием и «перестроить» его «сообразно своему характеру». Инстинктивные влечения направляются на сознательные цели, т. е. сублимируются, при правильной методике и технике анализа бессознательного, недостаточное овладение ею, кустарщина в лечении неврозов может давать нервные срывы, т. н. ятрогении.

Статья Э. А. Вачнадзе ставит на обсуждение очень интересный вопрос о сходстве и различии между сюрреализмом и патологическим художеством. Вопрос сам по себе не нов: им занимались и психиатры и искусствоведы, нова попытка подойти к нему с точки зрения психологии установки Д.  Н. Узнадзе.

Сюрреализм и художество психотиков объединяет символическое выражение, которое создается сгущением (агглютинация), алогичностью и другими процессами, характерными для закономерностей функционирования бессознательного. Творческая продукция обоих видов художества отличается интенсивностью непосредственного выражения бессознательного, говорит на его «языке», подчиняется его «особой логике». Различие между ними заключается в самой сущности продукции: художник-сюрреалист творит произведение искусства, психотик же создает нагромождение символических образов, выражающих его бредовое состояние и не имеющих художественной ценности.

В своем сопоставительном анализе Э. А. Вачнадзе исходит из учения Д. Н. Узнадзе о наличии в психике человека двух планов психической деятельности, плана импульсивного поведения и плана объективации; иерархическая связь между ними обусловливает адекватную структуру поведения, нарушение этой связи приводит к патологии. По мнению Э, А.  Вачнадзе, у психотиков, страдающих дефектом объективации, т. с. нарушением познавательной способности, изобразительная деятельность протекает на первом уровне поведения, у сюрреалистов же — на уровне объективации.

К статье Э.А. Вачнадзе мы хотели бы прибавить следующее. Чтобы ответить на вопрос о том, благодаря чему психика сюрреалистов при чрезмерной активности бессознательного сохраняет, в отличие от психотиков, способность к познавательным процессам, ее недостаточно сравнивать с психозами, но следует также сравнивать с т. н. неврозами перенесения — истерией и неврозом навязчивости. Патология неврозов перенесения заключается в том, что находящиеся в вытеснении, иногда давно забытые, переживания активизируются, но не объективируются и потому проявляют себя в сознании символически — в форме симптомов, симптомокомплексов, фобий, и конверсии, запретов и навязчивых действий, но при этом у субъекта сохраняется к ним критическое отношение и осознание реальности. Когда и при психоанализе эти бессознательные содержания осознаются, психическая норма восстанавливается. Мы полагаем, что сюрреалисты сохраняют способность к познавательным процессам потому, что они, как и невротики, способны к процессу перенесения. В отличие от них, психотики не обладают этой способностью, т. к. не могут отделить свое «я» от объекта, что является условием логического мышления, и остаются слитыми с ним. Поэтому они не могут осуществить актов объективации и переносят в художество свои бредовые идеи и представления.

В ряде статей предпринята попытка дать анализ бессознательного психического в структуре художественного произведения, т. е. ввести его в практику литературоведческого исследования.

В статье Р. Г. Каралашвили дан тонкий анализ произведений Г. Гессе. Автор совершенно правомерно увязывает творчество Г. Гессе с его жизненным опытом и духовным формированием его личности, ссылаясь при этом на высказывания самого писателя, имеющие важное значение для понимания не только его собственного творчества, но и творческого процесса как такового. Г. Гессе сравнивал функцию искусства с функцией исповеди, а само искусство считал длинным, многообразным, извилистым путем самовыражения личности художника. Психоанализ вошел в жизненный опыт Г. Гессе, и Р. Г. Каралашвили рассматривает его художественные произведения как документацию самопознания и самовыражения, а его творчество как непрерывный процесс осознания таинственных бездн собственного бессознательного.

Очень интересно понимание самим Г. Гессе природы и функции художественного персонажа. В романе «Степной волк» он пишет, что никакое «я» не являет собой единства, но всякое «я» представляет собой множество: эта многоликость души выражается писателем в персонажах произведения, на которые следует смотреть не как на независимые существа, а как на части, стороны, разные аспекты души писателя. Соответственно интерпретирует творчество Г. Гессе и автор разбираемой статьи: «… персонажи в романах и повестях позднего Гессе являются не отдельными и независимыми личностями, не суверенными литературными образами, а знаками-символами, репрезентирующими те или иные стороны души автора».

Представленный в статье анализ творчества Г.  Гессе свидетельствует о том, что некоторые положения аналитической психологии Юнга — при подходе к ней с позиций диалектического материализма — могут быть использованы при комплексном изучении художественного творчества.

В статье Д. И. Ковды рассматривается весьма важный и мало разработанный в научной литературе вопрос о роли эмоций в творческом процессе. Автор совершенно правомерно увязывает эмоции со сферой бессознательного, где они объединяют ряды представлений и регулируют их течение; скрытые мотивы и личностные интересы оказывают влияние на осознанные переживания и обусловливают целостную психическую реакцию субъекта, которая определяет и направляет воображение и фантазию. Автор объясняет природу творческой фантазии, опираясь на учение Д. Н. Узнадзе: неосознаваемые психологические установки создают избирательную направленность внимания на соответствующие ситуации и свойства объектов, определяя тем самым идею и сюжет произведения; потребность в реализации этих установок обусловливает самовыражение; творческая индивидуальность писателя вытекает из всей системы его личностных установок.

Подход к проблеме с позиций учения Д. Н. Узнадзе о психологической установке, несомненно, следует считать позитивным, т. к. он помогает дать объяснение целому ряду вопросов, связанных с проблемой творчества. Однако для понимания всей сложности творческих процессов требуется проникновение в глубинные слои психики, где функционируют особые «механизмы» бессознательного. Одно понятие установки не обеспечивает этой возможности, т. к. оно не исчерпывает всей сложной сферы бессознательного. Конкретный анализ художественных произведений, если он предпринимается только с позиций психологической установки, также оказывается малоэффективным и далеко не полным. Подойти к решению столь сложной проблемы дают возможность предложенная А, Е. Шерозия теория сознания и бессознательного психического и концепция «значимых переживаний» Ф. В. Бассина.

Мы в нашей работе «Бессознательное и художественная фантазия» попытались, основываясь на теории А. Е. Шерозия и концепции Ф. В. Бассина, а также введя в творческий процесс понятие о некоторых «механизмах» первичных психических процессов, разработанных Фрейдом, дать психологический анализ некоторых узловых моментов сюжета «Войны и мира» Л.  Н. Толстого и показать участие бессознательного психического в замысле и становлении художественных образов романа.

В настоящей статье мы остановимся на вопросе о некоторых скрытых «механизмах» неосознаваемой психической деятельности, принимающих участие в творческом процессе.

Бессознательное психическое подчиняется своим собственным законам, не имеющим ничего общего с законами нашего сознательного Мышления. Эта закономерность распространяется на все виды психического поведения: и на сновидения, и на неврозы, и на бодрственное Поведение психически здорового человека, и на творческий процесс. Различие этих видов психической деятельности определяется не различными психологическими «механизмами», а тем, сохраняется ли между Процессами бессознательного и сознания соотношение, необходимое для осуществления актов объективации, т. е. познавательных процессов. В бодрственном поведения нормального человека сохраняется равновесие между деятельностью обеих сфер психики, что дает возможность осуществляться актам объективации и целенаправленному поведению. То же происходит и в акте творчества, но специфика творческого процесса заключается в интенсификации нормальной психической деятельности, что способствует активизации познавательных процессов. В акте художественного творчества опора на бессознательное, эмоциональную сферу, приводит к эмотивному, чувственному, «нерасчленяющему» познанию, характерному именно для художественной деятельности. В патологии нарушение равновесия между сознанием и бессознательным вызывается чрезмерной активизацией бессознательного, не опосредуемого сознанием, благодаря чему часть энергии тратится на «психологическую защиту» сознания от натиска импульсивных сил. Это происходит — в разной степени — при неврозах и психозах, но при неврозах объективации не поддается лишь определенная часть вытеснения и способность к познавательным процессам сохраняется, а при психозах она в основном парализована. В сновидениях активность сознания минимальна, поэтому объективация не совершается. Таким образом, психологические «механизмы» бессознательного одинаковы для всех видов психической деятельности, а тот или иной вид ее зависит, как нам представляется, от соотношения активности бессознательного и сознания в едином психическом процессе и от сохранности способности к познавательным процессам. Фрейд изучал бессознательное на сновидениях и т.н. неврозах перенесения (истерия, невроз навязчивости) и сумел раскрыть тайные механизмы его работы. Это дает нам возможность судить о первичных психических процессах и в акте творчества и ввести понятие о психологических «механизмах» бессознательного в творческий процесс и в структуру художественного образа.

В художественном творчестве реализуется сущностная потребность человека в самовыражении. Фрейд указывал, что в психологическом романе писатель раздробляет свое «я» на части и вследствие этого персонифицирует в нескольких героях свои душевные конфликты. В каждом художественном образе выражаются те или иные аспекты личности писателя, тенденции его сознания и его бессознательного и в то же время находит отражение объективная реальность. Одни персонажи могут выражать по преимуществу тенденции сознания писателя, другие — преимущественно тенденции его бессознательного; часто в разных ситуативных положениях в одном и том же образе выступают на передний гшан то осознаваемые, то неосознаваемые побуждения автора, но во всех случаях можно говорить лишь о преобладающем выражении тех или других, т.  к. сознание и бессознательное неоспоримо участвуют в создании художественного образа в качестве необходимых соучастников единого творческого процесса, как и всякого другого нормального законченною психического акта, и могут быть выражены не иначе, как через личность.

Самовыражение реализуется благодаря механизму проекции. Фрейд, который ввел это понятие в психологию, понимал под проекцией «перенесение внутреннего процесса вовне», заключающееся в том, что субъект отвергает чувства и побуждения, исходящие из влечения, переносит их из внутреннего восприятия во внешний мир и приписывает их другим.

Проекция, как указывает Фрейд, дает возможность познать психические акты, которые человек отказывается признать у самого себя, т. е. позволяет ввести их в общую душевную связь при помощи акта познания. Механизм проекции Фрейд приписывал как психопатологии, так и здоровой психике. Проекцией неосознаваемых желаний он считал истерические фобии, конверсии, симптомы невроза навязчивости, паранойю, сновидения.

Проекция в творческом процессе выступает как механизм «психологической защиты», которая считается советской психологической наукой эвристичным понятием и связывается с областью бессознательного. Идея «психологической защиты» разрабатывается в советской психологии в трудах Ф. В. Бассина с позиций теории установки Д. Н. Узнадзе и его школы.

Роль проекции в акте художественного творчества заключается в том, что благодаря этому психическому акту, определенные чувства и побуждения писателя, вытесняемые его сознанием, переносятся из внутреннего восприятия вовне и приписываются литературному персонажу. Таким образом, автор в созданных им героях снова находит свои внутренние душевные процессы, но переживает и объективирует их уже не как свои собственные, а как присущие «другому» — его персонажу. Именно это обстоятельство способствует самовыражению писателя в акте творчества. Проекция дает нам возможность заглянуть в самые затаенные глубины души писателя, а его творческая фантазия может рассказать нам о нем больше, чем самый усердный собиратель фактов и даже чем он сам, и позволяет судить о его психической конституции.

В структуре художественного образа главную роль играют механизмы идентификации и перенесения. Понятие идентификации Фрейд разрабатывал в связи со сновидениями и психопатологией. Он приписывал этот механизм и нормальному бодрственному мышлению. Мы рассмотрим этот механизм с точки зрения его роли в структуре художественного образа.

Фрейд считал идентификацию самым ранним проявлением эмоциональной привязанности субъекта к другому человеку, и первым амбивалентным в своем выражении способом, которым «я» выделяет какой-нибудь объект. Всякая эмоциональная привязанность к человеку реализуется только через идентификацию. Она способствует выражению наших чувств, как дружественных, так и враждебных, и участвует в формировании идеалов личности. Только благодаря этому механизму, по мнению Фрейда, возможно проникновение во внутренний мир другого человека, наше понимание чужого «я». От идентификации он вел путь к вчувствованию.

Механизм идентификации осуществляет отождествление субъекта и объекта, при котором соединяются в одно целое их отдельные свойства, качества, признаки; при этом идентификация является только частичной, в высшей степени ограниченной: она заимствует лишь одну черту или ограниченное число черт объектного лица. При объединении возникает новая единица, в которой каждое из идентифицируемых лиц может быть представлено всего-навсего какой-то особенностью, деталью, именем, внешностью, манерой или же ситуацией, характерной для него. Фрейд выделяет три типа идентификации, отличающиеся друг от друга мотивом выбора объекта: 1) идентификация с объектом, который принимается за идеал, — здесь идентификация стремится выразить то, чем субъект хочет быть, какими качествами он желает обладать; подобная идентификация носит дружественный характер; 2) идентификация с объектом из желания быть на его месте, находиться в его ситуации, здесь выражается тенденция соперничества и идентификация принимает враждебный характер; 3) идентификация с лицом, к которому субъект испытывает объектную привязанность.

Мы вводим понятие идентификации в творческий процесс и считаем, что указанные выше три типа идентификации участвуют в сложении структуры художественного образа. Приведем несколько примеров работы этого механизма в структуре художественного образа. Объектом идентификации в качестве идеала выбран для образа Пьера Безухова друг писателя Д. Л. Дьяков, для образа Андрея Болконского — брат писателя С. Н. Толстой. По второму типу идентификации складывается, например, образ Анатоля Курагина (идентификация писателя с Анатолием Шостак на основе тенденции соперничества). Примером третьего типа идентификации (на основе объектной привязанности) может служить образ Наташи Ростовой (идентификация Л. Толстого с Таней Берс). Часто в одном и том же образе сходятся два типа идентификации, т. к. сама идентификация амбивалентна с самого начала. Например, идентификация Л. Н. Толстого с С. Н. Толстым в образе Андрея Болконского носит не только дружественный характер, но имеет своим мотивом также бессознательное желание писателя быть на месте брата в его любовной ситуации, т. е. носит и враждебный характер. В то же время один и тот же тип идентификации может дать несколько различных образов в одном произведении в зависимости от проецируемых тенденций автора: образы Пьера Безухова, Андрея Болконского, старого князя Болконского структурированы по первому из указанных типов идентификации, но выражают различные аспекты личности Толстого.

Как нетрудно убедиться из сопоставления литературных персонажей с т. н. «прототипами», идентификация переносит в художественный образ лишь ограниченное число черт или качеств объекта и некоторые из его жизненных ситуаций, в основном же образ «заполняется» сознательными и бессознательными тенденциями самого художника, за каждым художественным образом стоит одно из множественности «я» самого автора. Например, Сергей Николаевич Толстой выбран в качестве объекта идентификации для образа Андрея Болконского как идеал comme il faut, Д. А, Дьяков — для Пьера Безухова как высокий нравственный авторитет, но сами образы настолько не похожи на своих «прототипов», что на связь между ними обычно не указывают, несмотря на то, что эти лица принадлежали к ближайшему окружению Л. Н. Толстого. Однако об этой связи свидетельствуют жизненные ситуации, вошедшие в сюжет. Из жизни брата автор взял лишь историю его любовных отношений с Т.А. Берс, да и ту видоизменил, «придумав» измену Наташи и попытку ее побега с Анатолем; из жизни Д. А. Дьякова воспроизведено лишь его объяснение с Т. А. Берс в сцене разговора Пьера с Наташей после ее разрыва с князем Андреем, в остальном же судьба Андрея Болконского и Пьера Безухова — плод фантазии писателя, создавшей те ситуации, где его собственные желания и влечения нашли наиболее адекватное и желаемое выражение и реализацию.

В структуре художественного образа идентификация выступает в единстве с другим важнейшим механизмом первичных психических процессов — перенесением. Это понятие также введено Фрейдом. Согласно законам бессознательного, импульс может проявиться не там, где он возник, и перенестись в более поздние времена и отношения, — это явление Фрейд назвал перенесением. Перенесение вызывается склонностью бессознательных влечений в поисках путей удовлетворения направляться ассоциативным путем на все новые объекты. Благодаря перенесению происходит замещение одного представления другим вдоль ассоциационного ряда и слияние объектов перенесения, создающее в сновидениях и неврозах т. н. сгущение.

Перенесение можно непосредственно наблюдать при неврозах на перенесении невротика на врача. Невротик бессознательно идентифицирует его со всеми объектами своей аффективной направленности, в том числе и с вытесненными, врач становится как бы замещающим их объектом, на который невротик переносит свои значимые переживания и конфликты. Перенесение на врача дает возможность разгадать смысл бессознательных фантазий и понять истинные мотивы невротического поведения. Поэтому перенесение, подобно сновидению, можно было бы назвать «окном» в бессознательное. Перенесение на врача эффективно используется при психотерапии неврозов.

Роль перенесения в структуре художественного образа заключается в том, что оно создает агглютинацию, которая соответствует сгущению в сновидениях и неврозах. Агглютинация делает образ коллективным лицом, на который переносится психическая энергия составляющих его элементов. Наиболее эмоционально насыщены те образы, для образования которых потребовалась наибольшая работа агглютинации. Благодаря перенесению в фантазии находят способ проявить себя в качестве отпрысков бессознательного самые интимные влечения из глубинных слоев психики. Они скрываются в замаскированном виде под явным содержанием сюжета.

Перенесение с точки зрения установки Д. Н. Узнадзе можно определить как действие фиксированных установок, стремящихся к реализации.

Идентификация и перенесение тесно связаны между собой и в акте творчества, как и в сновидениях и неврозах, друг без друга не функционируют. Они определяют структуру художественного образа. Таким образом, структура художественного образа складывается на уровне бессознательного.

Изложенное понимание психологических «механизмов» бессознательного в акте художественного творчества дает возможность проникнуть вглубь творческих процессов, установить связь литературного персонажа с личностью писателя, раскрыть структуру художественного образа, определить истинные побудительные мотивы творческой фантазии и художественных решений и ввести анализ бессознательного в практику литературоведческого исследования.

Мы полагаем, что очередная задача, стоящая перед литературоведением при комплексном подходе, — выработка методики анализа бессознательного в структуре художественного произведения, что обеспечит исследование творчества на уровне современной науки.

Выступления на Тбилисском симпозиуме по проблеме бессознательного (1979) и статьи, присланные после симпозиума для опубликования в IV томе монографии, свидетельствуют о том, что вопросы, обсуждавшиеся в разделе «Проявление бессознательного психического в структуре художественного творчества и восприятия», вызвали большой интерес и оживленную полемику. К сожалению, эти материалы по техническим причинам в IV томе не публикуются, поэтому мы позволим себе лишь бегло коснуться некоторых из вопросов, обсуждаемых в них.

Вопрос о целесообразности применения психоанализа при исследовании художественного творчества. Исследование бессознательного в структуре художественного произведения методом психоанализа, по мнению Р. Г. Каралапгоили, помогает раскрытию важных связей и аспектов, которые иначе остаются неясными и непонятными. Однако плодотворным психоаналитический подход к произведению искусства может быть лишь в том случае, если он не превращается в самоцель и способствует выявлению эстетической природы произведения и той имманентной ясности, которая в нем заключена.

Действительно, большинство работ, посвященных психоанализу литературного творчества, ограничивается поисками т. н. «комплексов» или сексуальной символики в структуре произведения, что преследует сугубо психоаналитические цели и практически бесполезно для литературоведческого исследования. В частности, у нас этим грешит книга о Гоголе И. Ермакова, известного издателя психоаналитической литературы в России в 20 гг. Сам Фрейд, неоднократно обращавшийся к творчеству писателей и художников (Шекспир, Гете, Достоевский, Леонардо да Винчи и др.), не ставил себе целью психологическое исследование того или иного произведения искусства, он лишь показывал отдельные проявления бессознательного в структуре сюжета, демонстрируя, как неосознаваемые мотивы и влечения могут направлять творческую фантазию художника. Даже его наиболее фундаментальная работа, посвященная литературному произведению, — «Бред и сны в «Градиве» Иенсена» является отнюдь не литературоведческим, но психиатрическим исследованием.

Анализ бессознательного в структуре художественного творчества имеет смысл и позитивное значение лишь тогда, когда он увязывается с личностью автора, включающей и его сознание и его бессознательное, ибо смысл произведения и значение его в системе эстетических ценностей эпохи определяется не бессознательным и не сознанием автора, а его личностью.

Вопрос о том, является ли искусство, говоря словами Л. С. Выготского, «средством для разряда нервной энергии».

Для художника творчество, — действительно, «средство для разрядов нервной энергии», ибо в акте творчества происходят познавательные процессы, осуществляемые в акте объективации, которые ведут к разрешению внутренних конфликтов и разрядке аффективной напряженности. Творчество служит удовлетворению сущностных потребностей человека (познавательной, потребности творчества, самовыражения и самореализации и др.), что вызывает положительные эмоции. То же происходит и в акте восприятия художественного творчества. Для воспринимающего изображаемое действие служит как бы проекцией его собственных переживаний; идентифицируя себя с персонажами произведения, он психически проигрывает роли, которые имеет потребность реализовать в объективной действительности. Таким образом, переживаемое действие служит для воспринимающего ситуацией, где его потребность находит возможность своего удовлетворения.

И, наконец, вопрос о том, ставит ли писатель свой талант под угрозу, подвергаясь психоанализу.

Опосредование бессознательного при помощи техники психоанализа никоим образом не ведет к понижению творческого потенциала писателя потому, что резервы его бессознательного, его эмоциональной сферы, не могут иссякнуть до тех пор, пока личность сохранна биологически и психически; наоборот, психоанализ — это путь к активизации потенциальных творческих возможностей личности.

Бессознательное природа, функции, методы исследовать, rn.1V, Тбилиси, 1985, с 307-317

Корниенко А.Ф. — Информационные модели взаимосвязи сознательного и бессознательного в психическом

А.Ф. Корниенко
Статья по общей психологии
Психология когнитивных процессов /под ред. Егорова А.Г.,
Селиванова В.В. (сборник статей).
Смоленск: Универсум, 2013. – С. 36-43.

Очевидно, что говоря о взаимосвязи сознательного и бессознательного в психическом, априори предполагается наличие, как психического, так и сознательного с бессознательным. Не менее очевидно и то, что для построения информационных моделей их взаимосвязи, необходимо иметь четкое представление о сущности не только сознательного и бессознательного, но, прежде всего, психического. Как отмечает Н.И. Чуприкова, «если психические процессы, явления и состояния делятся на два класса — сознательные и бессознательные, то общим для них родовым понятием является понятие психики» [5, с. 9]. Но вот оно-то как раз и не определено в психологии, а без него, на что обращает особое внимание Н.И. Чуприкова, «явления сознания не могут получить адекватного определения» [Там же]. Это же относится и к определению явления бессознательного.

В силу неопределенности понятия «психика» термины «психика» и «сознание» очень часто используются как синонимы. Вместе с тем, на их нетождественность прямо указывал А.Н. Леонтьев, отмечая, что «потребовались века, чтобы освободиться от отождествления психического и сознательного» [3, с. 166]. Что же касается бессознательного, то наличие приставки «бес-» в начале слова означает априорное признание принципиального отличия сознательного и бессознательного.

Признание существования психического, сознательного и бессознательного как особых сущностей, нетождественность психического и сознательного и отличие сознательного от бессознательного можно представить в виде следующей простой информационной модели (см. рис.1)


Рис. 1. Нетождественность психического, сознательного и бессознательного.

О недождественности психического и сознательного, а также о взаимосвязи сознательного и бессознательного достаточно четко высказывался К. Юнг. Во-первых, он считал, что сознательное и бессознательное – это разные сущности единого психического. «Психе, – по мнению К. Юнга, – представляет собой сознательно-бессознательное целое» [6, с. 397]. Во-вторых, рассматривая сознательное и бессознательное как отдельные компоненты психики, К. Юнг указывал на то, они «не имеют четко очерченных границ; одно начинается там, где отступает другое» [Там же].

Представление К. Юнга о соотношении сознательного и бессознательного в психике может быть отражено в виде следующей модели (см. рис. 2)

Рис. 2. Соотношение психического, сознательного и бессознательного в представлении К. Юнга.

Появление сознательного в психике К. Юнг объяснял образованием связи психического содержания с «сознательным эго». Если же эта связь прекращалась, то содержание психики становилось бессознательным. При этом К. Юнг считал, что «когда некое содержание становится бессознательным, ничего не меняется, за исключением связи с сознательным эго» [6, с. 383]. То есть содержание психики, по мнению К. Юнга, само по себе остается одинаковым, независимо от того, связано оно или не связано с сознательным эго.

И здесь очень важно отметить следующее. Чтобы некое психическое содержание могло связываться с «сознательным эго», в психике наряду с этим психическим содержанием должно присутствовать и само «сознательное эго». Более того, это «сознательное эго», находясь в психике, должно быть представлено в ней в той же форме, что и любое другое психическое содержание.

В какой же форме представлено в психике психическое содержание, и что представляет собой «сознательное эго»?

В психологии понятие «психика» определяется двояко. С одной стороны, психика определяется как особое свойство мозга, благодаря которому обеспечивается отражение субъектом особенностей объектов и явлений действительности в форме соответствующих образов. С другой стороны, под психикой понимается получаемая в результате отражения совокупность образов объектов и явлений действительности. Согласно этому пониманию психики, объекты и явления действительности отражаются в психике субъекта в форме субъективных образов. Причем каждый субъективный образ, возникающий в психике, является результатом определенного процесса психического отражения, именуемого просто психическим процессом. Как отмечал С.Л. Рубинштейн, «…психические образования не существуют сами по себе вне соответствующего психического процесса. Всякое психическое образование (чувственный образ вещи, чувство и т.д.) – это, по существу, психический процесс в его результативном выражении» [4, с. 36].

Таким образом, мы можем считать, что психическое содержание представлено в психике в форме образов объектов и явлений действительности, каждый из которых является результатом определенного психического процесса.

Что касается «сознательного эго», то, прежде всего, следует отметить, что К. Юнг различал понятия «эго» и понятие «сознание». Под «эго» он понимал субъекта сознания, т.е. человека, обладающего сознанием, а под «сознанием» – область сознательного в психике, которая формировалась путем образования связи психического содержания с «сознательным эго». Причем сам процесс образования связи с «сознательным эго» он соотносил с процессом осознания. За счет процессов осознания бессознательное содержание психики, полагал К. Юнг, внедряется в сознание, изменяя его и расширяя его границы.

Как видим, при описании механизма возникновения сознательного в психике субъекта К. Юнг вводит два новых понятия – «сознательное эго» и «осознание». Благодаря процессам осознания «сознательное эго» связывается с неосознаваемым содержанием психики, находящимся в области бессознательного, в результате чего психическое содержание из области бессознательного переходит в область сознательного, т.е. становится частью сознания. При этом следует признать, что частью сознания оказывается не только осознаваемое содержание психики, но и само «сознательное эго». Более того, чтобы могли протекать процессы осознания, «сознательное эго» уже должно быть в психике. Очевидно, что в области бессознательного оно быть не может. Значит, оно изначально должно появиться в психике как некий первородный элемент сознательного. И лишь после его появления могут начаться процессы осознания бессознательного содержания психики и расширение области сознательного.

Отсюда можно сделать вывод, что появление «эго», которое, согласно К. Юнгу, есть не что иное, как субъект сознания, происходит вместе с появлением в психике субъекта особого психического образования, именуемого «сознательное эго» и выступающего в качестве первичной формы сознания. Дальнейшее развитие «эго» связано с расширением сознания, которое достигается за счет процессов осознания, т.е. процессов образования связей между «сознательным эго» и психическим содержанием, находящимся в области бессознательного.

Информационная модель соотношения сознательного и бессознательного в психике субъекта с учетом наличия представлений о «психическом содержании», «сознательном эго» и процессах осознания представлена на рис. 3.

Рис. 3. Соотношение сознательного и бессознательного в психическом с учетом представлений о «психическом содержании», «сознательном эго» и процессах осознания.

Для определения сущности «сознательного эго» и механизма его возникновения в психике субъекта следует обратить внимание на следующие два обстоятельства. Во-первых, на то, что любое психическое образование, любой образ, возникающий в психике, является, как уже было сказано, результатом определенного психического процесса. Соответственно можно предположить, что «сознательное эго», будучи особым психическим образованием или особым образом в психике, является результатом какого-то особого психического процесса. Второе, на что также следует обратить внимание, – это то, что «эго» и «сознательное эго» соотносятся как объект и образ объекта. Если «эго» рассматривать как реальное «Я», то «сознательное эго» есть не что иное, как образ этого «Я». Вот только где возникает этот образ «Я» или «сознательное эго»? В сознании, как полагает К. Юнг, или в психике?

Если принять точку зрения К. Юнга, то следует признать, что сознание возникает раньше, чем возникает образ «Я». Но сознание, по тому же К. Юнгу, есть результат связывания бессознательного содержания психики с «сознательным эго». Отсюда следует, что сначала возникает «сознательное эго» (или образ «Я»), и лишь затем возникает сознание. Получается, что первое положение К. Юнга, противоречит второму.

Возникновение образа «Я» не в сознании, а в психике субъекта, что соответствует второму положению К. Юнга, рассматривается А.Н. Леонтьевым в его научном определении сознания. «Сознание, – пишет А.Н. Леонтьев, – в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния» [3, с. 166]. Поскольку картина мира, открывающаяся субъекту, есть не что иное, как субъективное отражение объективной действительности, которое обозначается понятием «психика», получается, по Леонтьеву, что сначала в психике субъекта возникает образ «Я» и лишь затем эта психика с добавлением образа «Я» рассматривается как сознание. При этом, однако, вопрос о том, каким образом, в результате какого психического процесса в психике субъекта возникает образ самого себя или образ «Я» остается открытым.

В отечественной психологии широкое распространение получило представление о том, что содержание сознания возникает в результате процессов интроспекции или процессов рефлексии, суть которых сводится к восприятию человеком того, что происходит в его собственной психике [5]. Однако непосредственно наблюдать и воспринимать содержание психики невозможно, поскольку оно представляет собой совокупность образов, которые не могут оказывать непосредственного воздействия на органы чувств. Следовательно, речь может идти не о реальных процессах наблюдения и восприятия внутренних психических процессов, а лишь о некоторой аналогии.

Чтобы корректно сформулировать эту аналогию, следует установить аналогию между субъектами и объектами восприятия в том и другом случаях. В первом случае субъектом восприятия является человек, а объектами восприятия – объекты и явления действительности. Во втором случае в качестве объектов восприятия выступают образы, имеющиеся в психике, которые можно рассматривать как аналоги реальных объектов и явлений, имеющихся в действительности. Чтобы процессы интроспекции можно было рассматривать как аналог процессов внешнего наблюдения, необходимо чтобы в интроспекции не только объекты восприятия были образами реальных объектов, но и субъект восприятия был образом реального субъекта. Очевидно, что в качестве такого образа можно рассматривать юнговское «сознательное эго» или образ «Я».

Соответствующая информационная модель соотношения процессов интроспекции и рефлексии, как аналогов внешнего наблюдения и обычных процессов восприятия представлена на рис. 4.


Рис. 4. Информационная модель соотношения внешнего наблюдения и интроспекции, обычного восприятия и рефлексии.

Так как же возникает в психике субъекта образ «Я» или «сознательное эго»?

В наших работах [1; 2] показано, что возникновение образа «Я» следует рассматривать как результат особого познавательного психического процесса, в качестве которого выступает не что иное, как сознание. Сознание, в нашем понимании, – это не область сознательного (по К. Юнгу) и не особая психика с добавлением образа «Я» (по А.Н. Леонтьеву). Сознание – это высший уровень развития познавательных психических процессов, присущий человеку, в результате которого в психике человека возникает образ самого себя, т.е. образ «Я».

Связь образа «Я» с любым другим образом, возникающим в психике, обозначается, как и у К. Юнга, понятием «осознание». Но сам процесс осознавания рассматривается нами как разновидность процесса мышления, поскольку, согласно нашему определению [2], мышление, является не только процессом субъективного отражения взаимосвязей объектов и явлений действительности, но и процессом образования связей между образами, возникающими в психике. Совокупность осознаваемого содержания психики представляет собой область «сознательного» («осознаваемого»), а все остальные образы, имеющиеся в психике, но не связанные с образом «Я», составляют содержание области «бессознательного» («неосознаваемого») (см. рис. 5).


Рис. 5. Соотношение процессов сознания, осознания, мышления и понимания, а также областей «сознательного» и «бессознательного» в психике человека.

Поскольку одной из основных функций психики является регуляция поведения, наличие областей сознательного и бессознательного в психике человека обусловливает наличие как сознательного, так и бессознательного механизмов регуляции его поведения (см. рис. 6).

Рис. 6. Механизмы сознательной и бессознательной регуляции поведения человека.

Информационные модели соотношения сознательного и бессознательного в психическом, представленные выше, можно рассматривать как отражение логики и динамики представлений о психике, сознательном и бессознательном в истории психологии. Предложенные нами определения сознания как особого познавательного психического процесса, обеспечивающего возникновение в психике человека образа «Я», а также осознания как разновидности процесса мышления отличаются от общепринятых, но именно они позволяет согласовать разные точки зрения на психику и сознание и их соотношение. Кроме того, они позволяют соотнести между собой достаточно широкий круг психологических понятий, таких как психика и сознание, сознательное и бессознательное, мышление и осознание, наблюдение и интроспекция, восприятие и рефлексия и представить их соотношение в наглядной форме, доступной для анализа и совершенствования.

 

Литература:

1. Корниенко А.Ф. Понятие о сознании как высшем уровне развития психики //Сибирский психологический журнал. – 2010. – № 36. – С. 20-26.

2. Корниенко А.Ф. Процессы мышления, понимания, сознания и осознания //Психология когнитивных процессов /Материалы 3-й международной научно-практическая конференция, Смоленск, 14-15 мая 2009 г.; под ред. А.Г. Егорова, В.В. Селиванова. – Смоленск: Универсум, 2009. – С. 47-54.

3. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность //Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. II. – М.: Педагогика, 1983. – С. 94-231.

4. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2001. – 720 с.

5. Чуприкова Н.И. Интроспекция и явления сознания в системе естественнонаучной психологии //Вопросы психологии. – 2010. – № 2. – С. 3-19.

6. Юнг К. О природе психе /Перевод С.Л. Удовик. 2001. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.jungland.ru/node/1592 (дата обращения: 02.04.2012).

Подсознание: сознание и бессознательное | Психологические тренинги и курсы он-лайн. Системно-векторная психология

Что скрывает бессознательное? Тайны прошлых жизней или память о каждой секунде прожитого в этой? Что-то, что мы сами не хотим или боимся о себе знать? Или подсознание хранит тонны бесценной информации о нашем психическом состоянии так же, как геном владеет шифром физиологии нашего тела?

11 67306 28 Ноября 2011 в 01:55

Автор публикации: Анастасия МАТОЧИНСКАЯ, лингвист-переводчик.

 

Что скрывает бессознательное? Тайны прошлых жизней или память о каждой секунде прожитого в этой? Что-то, что мы сами не хотим или боимся знать о себе и своем бессознательном? Или подсознание хранит тонны бесценной информации о нашем психическом состоянии  так же, как геном владеет шифром физиологии нашего тела? Постигнуть бессознательное человечество стремится еще с далеких времен Платона. На протяжении многих веков ученые, философы, психологи пытаются разграничить сознание и бессознательное или, по крайней мере, определить, что это такое? Однако определений не находится. Почему бессознательное продолжает скрываться в подсознании? Где этот переход от сознания к скрытому от нас бессознательному и возможен ли он?

И по-прежнему подсознание представляется чем-то поистине непостижимым, загадочным и, возможно, всемогущим, дающим ответ на любой сознательный вопрос — не зря оно названо бессознательным! Но самым главным остается другой вопрос — как приоткрыть эту тайну, как сделать бессознательное осознанным, как людям использовать все то, что скрыто в них самих? Как соотносится коллективное подсознание с нашим личным бессознательным? Что такое наше «Я» и как оно взаимосвязано с миллиардами остальных, еще более непостижимых для нас «Я» других людей, точно так же затерянных где-то в бессознательном? Системно-векторная психология объединяет воедино сознание и бессознательное, делая явным скрытое от нас и позволяя брать под контроль все, что движет человеком из глубин психики.

Сознание и подсознание. Раскроем тайны

Человек живет по одному естественному принципу — принципу наслаждения. Вне зависимости от любых различий между людьми все хотят одного (и для этого нет нужды заглядывать в бессознательное) — получать для себя хорошее и не получать плохое. В этом простом желании заложена вся природа человека. Людей объединяют общие для всех, базовые желания и потребности — пить, есть, спать, дышать… И главное — выжить. Выжить во что бы то ни стало. Сознательное и бессознательное заставляют нас выживать и продолжать себя во времени, то есть давать потомство, новую жизнь. Мы сознательно бежим от смерти и цепляемся за жизнь. Но зачем людям эта жизнь дана? Мы проживаем эту жизнь, хотим получать от нее удовольствие, но какое? Эти ответы и скрывает бессознательное.

В этом уже мы не равны друг с другом: желания к получению удовольствия у всех разные, каждый видит удовольствия по-своему — так, как его задает бессознательное. И так же по-разному мы воспринимаем мир. Например, яркие впечатления, разноцветные картинки и запоминающиеся образы влияют на подсознание далеко не каждого человека — один впечатляется и мечтает, а другой остается равнодушен, — загадка бессознательного. И так во всем — потому что в бессознательном каждого заложены различные желания, которые на протяжении всей жизни мы стремимся наполнить, и, соответственно, нам заданы разные свойства, обеспечивающие наполнение этих желаний.

Если бессознательное ставит перед человеческим обществом общую коллективную задачу — выжить, то перед каждым отдельно взятым человеком стоит задача частная, также идущая из бессознательного, — сделать свой вклад в выполнение этой общей задачи, сыграть свою роль в движении единого целого. Каким образом это обеспечивается, что такое наше сознание и бессознательное в этом процессе, как задумала природа слаженное и безошибочное действие множества отдельно взятых «Я» — знает только бессознательное.

Системно-векторная психология — это психология о бессознательном. Она определяет человека через его бессознательные желания. Желания — это и есть та основа, которая составляет личность, они, по сути, и есть наше подсознание и тонкая ниточка к бессознательному. Каждое «Я» — это набор желаний в подсознании, реализация которых приносит удовольствие. Этот набор желаний составляет природную видовую роль, которая заложена в бессознательном человека для выполнения своей функции, обеспечения реализации коллективной задачи выжить.

Все это — идеальная, четко отлаженная система взаимодействия людей с внешним миром, хитросплетения сознательного и бессознательного, когда мы не просто идем на поводу желаний из подсознания, ведущих нас в никуда: мы получаем удовольствие от реализации нашего желания, идущего из бессознательного, а реализуя его, выполняем необходимую функцию, которая важна для выживания всего социума. Именно так руководит нами бессознательное.

Где гарантия того, что наши бессознательные желания смогут воплотиться в реальность и мы сможем выполнить возложенную на нас природой задачу? Каким образом бессознательное контролирует этот процесс? Физическое и психическое неразрывно связаны, любое наше бессознательное желание подкреплено необходимыми свойствами, одно без другого не существует. Так устроено бессознательное. К примеру, на самой заре человечества первобытная стая нуждалась в человеке, бессознательное которого заставляло его отслеживать окружающую обстановку и, заметив опасность, вовремя о ней предупредить. Естественно, таким человеком оказывался обладатель самого лучшего зрения — то есть зрительного вектора, зрительной эрогенной зоны (в терминах системно-векторной психологии). Роль предупреждения об опасности, заданная бессознательным, выполнялась им не потому, что была ему кем-то специально назначена, а потому, что он получал удовольствие, инициируя зрительную эрогенную зону наблюдением за окружающим миром: его подсознание, его желание само собой толкало его на выполнение этой важной задачи. Сознательное и бессознательное действовало и действует безотказно, надо лишь понять механизм его действия.

Подобным образом человечество существует и сегодня, бессознательное продолжает руководить нами с той только разницей, что за все время существования мы невероятно развили и усложнили окружающий нас мир, а он, в свою очередь, усложнил нас, наше взаимодействие друг с другом, пути реализации желаний и наше бессознательное. Если в первобытные времена обладатель кожного вектора экономил пищевые запасы, потому что так руководило им бессознательное, то сегодня кожные инженеры экономят время и пространство, создавая все блага цивилизации — телефоны, самолеты и компьютеры.

Если же все так просто, то почему наше бессознательное само собой не приводит всех и каждого к счастью от реализации и исполнения своих бессознательных желаний? Психология бессознательного отвечает и на этот вопрос.

Сознание и подсознание живут в человеке по принципу «задано, но не обеспечено». Заложенное в бессознательном не обязательно будет задействовано. Да, наши желания подкреплены всеми необходимыми свойствами, физическими и психическими, для того, чтобы их реализовать. Но эти свойства требуют развития, большой работы, немалого психического усилия ради достижения желаемого. И бессознательное нам в этом не помогает, поскольку скрыто от нас.

Степень наполнения желания, как сознательного, так и бессознательного, колоссально колеблется от большего к меньшему: чем более мы развиты, чем больший вклад мы можем привнести в развитие общего, тем большее удовольствие от жизни наше бессознательное будет нам за это даровать. В этом заключается еще одна гениальная задумка природы, которую можно раскрыть, только познав бессознательное. Мы получаем больше удовольствия от наибольшей отдачи от нас наружу, в то время как при недостаточном развитии наших свойств мы хоть и сможем получать долю удовольствия для себя, тем не менее этого никогда не будет достаточно для ощущения полного чувства радости и удовлетворения от жизни. Психология бессознательного поможет вам понять это и действовать, получая максимальное удовольствие от жизни.

Наша природа, наше сознательное и бессознательное всегда подталкивают нас ко все большему и большему развитию, мы всегда в погоне за большим удовольствием. Результаты этой погони мы можем видеть во всех достижениях человечества: от изобретения колеса до создания космических кораблей, от самых первых философских рассуждений о природе вещей до теории относительности. Стремления, идущие из бессознательного, помогают нам развиваться.

Так в чем же проблема? Почему, если человеку все дано, изначально все заложено в подсознании и остается только взять, — почему так сложно это сделать, получить нужную информацию из бессознательного? Проблема в том, что сознание и подсознание не переплетаются, невозможно в первом различить настоящие мотивы поступков и желаний, на которые толкает нас второе.

Мы понимаем наши сознательные желания — чтобы понять остальное, необходимо изучить психологию бессознательного. Что может ответить человек на вопрос — чего ты хочешь? Каждый может назвать разное — кто жаждет денег, кто уважения, кто любви, кто славы, кто духовного продвижения, — бессознательное определяет путь любого… Несмотря на частные различия, все многообразие желаний, коллективное бессознательное соединено по одному общему направлению — это желание быть счастливым. Что такое счастье? Как можно это желание объяснить сознательно? Какими нашими свойствами обеспечена реализация этого простого, идущего из подсознания желания — быть счастливым?

Ответы по-прежнему в бессознательном. Каждый понимает счастье по-разному, в зависимости от заданного природой набора бессознательных желаний, отчаянно требующих реализации. «Денег и любви» хочет и кожник, и зрительник, но реализовывать эти желания они будут разными свойствами, которые раскрывает психология бессознательного. А необдуманные советы одного не помогут другому, если способностей к их воплощению нет в его бессознательном.

Системно-векторная психология дифференцирует восемь условных типов характера, восемь векторов, восемь желаний и открывает скрытые в подсознании сокровища бессознательного: восемь путей к тому, чтобы быть счастливым, раскрывая свое бессознательное, и дает возможность осознать, какой из путей подходит именно вам.

Корректор Наталья Коновалова

Автор публикации: Анастасия МАТОЧИНСКАЯ, лингвист-переводчик.

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Сознание и бессознательное — презентация онлайн

Бессознательное — это те
явления, процессы, свойства и
состояния, которые по своему
действию на поведение похожи
на осознаваемые психические,
но актуально человеком не
рефлек-сируются, т.е. не
осознаются.
Бессознательное начало так или иначе
представлено практически во всех
психических процессах, свойствах и
состояниях
человека.
Есть
бессознательные ощущения, к которым
относятся
ощущения
равновесия,
проприоцептивные
(мышечные)
ощущения.
Есть
неосознаваемые
зрительные и слуховые ощущения,
которые вызывают непроизвольные
рефлексивные реакции в зрительной и
слуховой центральных системах.
Неосознаваемые образы
восприятия существуют и
проявляются в феноменах,
связанных с узнаванием ранее
виденного, в чувстве
знакомости, которое иногда
возникает у человека при
восприятии какого-либо
объекта, предмета, ситуации.
Бессознательная память —
это та память, которая связана
с долговременной
и генетической
памятью. Это та память,
которая управляет
мышлением, воображением,
вниманием, определяя
содержание мыслей человека в
данный момент времени, его
образы, объекты, на которые
направлено внимание
Бессознательное
мышление особенно
отчетливо выступает в
процессе решения
человеком творческих
задач, а бессознательная
речь — это внутренняя
речь.
Бессознательная
мотивация, влияющая
на направленность и
характер поступков,
многое другое, не
осознаваемое человеком в
психических процессах,
свойствах и состояниях
Главный интерес для
психологии представляют так
называемые личностные
проявления
бессознательного, в которых,
помимо желания, сознания и
воли человека, он проявляется в
своих наиболее глубоких чертах.
Большой вклад в разработку
проблематики личностного
бессознательного внес З.Фрейд.
Бессознательное в личности
человека — это те качества, интересы,
потребности и т.п., которые человек не
осознает у себя, но которые ему присущи и
проявляются в разнообразных
непроизвольных реакциях, действиях,
психических явлениях. Одна из групп
таких явлений — ошибочные
действия: оговорки, описки, ошибки при
написании или слушании слов.
В основе второй группы
бессознательных явлений
лежит непроизвольное
забывание имен, обещаний,
намерений, предметов,
событий и другого, что прямо
или косвенно связано для
человека с неприятными
переживаниями.
Третья группа
бессознательных явлений
личностного характера
относится к разряду
представлений и связана
с восприятием, памятью и
воображением: сновиде
ния, грезы, мечты.
Такие искажения, как
оговорки, особенно их
смысловой характер,
неслучайны. З.Фрейд
утверждал, что в них
проявляются скрытые от
сознания личности
мотивы, мысли,
переживания.
Оговорки возникают
из столкновения
бессознательных
намерений человека с
сознательно
поставленной целью
поведения, которая
противоречит скрытым
мотивам. В случае победы
подсознательного
образуется оговорка.
Забывание имен связано с какимито неприятными чувствами
забывающего по отношению к
человеку, который носит забытое имя,
или к событиям, ассоциируемым с этим
именем. Такое забывание обычно
происходит против воли говорящего, и
данная ситуация характерна для
большинства случаев забывания имен.
Особую категорию бессознательного составляют
сновидения. Содержание сновидений, по Фрейду,
связано с бессознательными желаниями, чувствами,
намерениями человека, его неудовлетворенными или не
вполне удовлетворенными важными жизненными
потребностями. Явное, осознаваемое содержание
сновидения не всегда, за исключением двух случаев,
соответствует скрытым, бессознательным намерениям и
целям того человека, кому это сновидение принадлежит.
Эти два случая — детские сновидения
дошкольников и инфантильные сновидения
взрослых людей, возникшие под влиянием
непосредственно предшествующих сну эмоциогенных
событий прошедшего дня
Если соответствующие мотивы
поведения неприемлемы для
человека, то их явное проявление
даже во сне блокируется
усвоенными нормами морали, так
называемой цензурой. Действие
цензуры искажает, запутывает
содержание сновидений, делая их
алогичными, непонятными и
странными.
В свете имеющихся научных данных вопрос об отношениях
между сознательными и другими уровнями психической
регуляции поведения, в частности бессознательным,
остается сложным и не решается вполне однозначно.
Основной причиной этого является тот факт, что
существуют разные типы бессознательных
психических явлений, которые по-разному
соотносятся с сознанием. Есть бессознательные
психические явления, находящиеся в области предсознания, т.е. представляющие собой факты, связанные с более
низким уровнем психической регуляции поведения, чем
сознание. Таковы бессознательные ощущения, восприятие,
память, мышление, установки
Другие бессознательные явления
представляют собой такие, которые
раньше осознавались человеком, но со
временем ушли в сферу бессознательного.
К ним относятся, например, двигательные
умения и навыки, которые в начале своего
формирования представляли собой
сознательно контролируемые действия
(ходьба, речь, умение писать, пользоваться
различными инструментами).
Третий тип бессознательных явлений
— те, о которых говорит З.Фрейд в
приведенных выше суждениях,
касающихся личностного
бессознательного. Это — желания,
мысли, намерения, потребности,
вытесненные из сферы человеческого
сознания под влиянием цензуры.
Каждый из типов бессознательных явлений по-разному
связан с поведением человека и его сознательной
регуляцией. Первый тип бессознательного есть просто
нормальное звено в общей системе психической
поведенческой регуляции и возникает на пути продвижения
информации от органов чувств или из хранилищ памяти к
сознанию
(коре
головного
мозга).
Второй
тип
бессознательного также можно рассматривать как
определенный этап на этом пути, но при движении как бы в
обратном направлении по нему: от сознания к
бессознательному, в частности к памяти. Третий тип
бессознательного относится к мотивационным процессам и
возникает
при
столкновении
разнонаправленных,
конфликтных с точки зрения морали мотивационных
тенденций.
Немов Р.С.
Психология

Общая характеристика психологии как науки

3. Психология – наука о закономерностях, механизмах и фактах психической жизни человека и животных.

4. Психология – отрасль биологической науки, занимающаяся функционированием нервных процессов мозга.

5. Психология – наука о феноменальных (бестелесных) сущностях, которые образуют содержание отдельного «Я» (т.е. сознание индивида).

 

Мне кажется, что более полными являются суждения 2 и 3, другие же суждения неполно отражают сущность психологии. Моё мнение, что психология — это область научного знания, исследующая особенности и закономерности возникновения, формирования и развития (изменения) психических процессов (ощущение, восприятие, память, мышление, воображение), психических состояний (напряжённость, мотивация, фрустрация, эмоции, чувства) и психических свойств (направленность, способности, задатки, характер, темперамент) человека, то есть психики как особой формы жизнедеятельности, а также психику животных.

Тема 1.2. Эволюционное введение в психологию

Задания

1.2.1. Из приведенных суждений отберите верные и аргументируйте свой выбор.

1. Развитие психики определяется необходимостью приспособления организма к среде.

Ответ:  ВЕРНО.    Развитие  психики  животных  происходит  в  процессе  их  биологической  эволюции  и  подчинено  общим  законам  этого  процесса.  Каждая  новая  ступень  психического  развития имеет в своей основе переход к новым внешним условиям  существования  животных и  новый  шаг  в усложнении  их физической  организации.  Психика  возникает  и  развивается  у  животных именно потому, что иначе они не могли бы ориентироваться в среде. Развитие жизни приводит к такому изменению  физической организации животных, к возникновению у них таких органов – органов чувств, органов действия и нервной системы, функцией которых является отражение окружающей их действительности. 

 

2.  Уже у растений можно обнаружить примитивные формы психической организации.

     Ответ:  НЕ  ВЕРНО.   У растений отсутствует даже простейшая  нервная  система.  У  растений  наблюдаются  таксисы  и  тропизмы.  Таксисы (от  греч.  taxis –  расположение)  –  это  двигательные  реакции  свободно  передвигающихся  микроорганизмов и простейших растений, а также некоторых клеток многоклеточных  организмов  (зооспор,  сперматозоидов,  лейкоцитов).  Происходят  под  влиянием  одностороннего  раздражения, 

вызванного   действием   света   (фототаксис),   температуры (термотаксис),  влаги  (гидротаксис),  тока  жидкости  (реотаксис),   электрического        тока    (гальванотаксис),       повреждения  (травмотаксис), химических (хемотаксис), механических (баротаксис) и др. раздражителей. Тропизмы (от греч. trоpos – поворот,  направление)  –  движения  органов  растений  в  ответ  на одностороннее действие света, силы тяжести и др. факторов  внешней среды в результате более быстрого роста клеток на  одной  стороне  побега,  корня  или  листа.  В  основе  тропизмов лежит явление раздражимости.  

 

3. Каждая новая ступень психического развития животных есть новый шаг в усложнении физической организации.

     Ответ:  ВЕРНО.  Каждая новая ступень психического развития  имеет в своей основе переход к новым внешним условиям существования животных и новый шаг в усложнении их физической  организации.  Развитие  жизни  приводит  к  такому  изменению  физической организации животных, к возникновению у них таких органов – органов чувств, органов действия и нервной системы, функцией которых является отражение окружающей их  действительности. 

 

4. Развитие психики животных проходит стадии элементарной сенсорной и перцептивной психики.

Ответ:  ВЕРНО.  Приспособление к более сложной среде приводит  к  дифференциации  у  животных  простейшей  нервной  системы и специальных органов – органов чувствительности. На  этой  основе  и  возникает  элементарная  сенсорная  психика  –  способность отражения отдельных свойств среды. В дальнейшем,  с  переходом  животных  к  наземному  образу  жизни  и  вызванным этим шагом развитием коры головного мозга, возникает  психическое  отражение  животными  целостных  вещей, возникает перцептивная психика.

 

5. У многих животных существует разделение труда с последовательной сменой функций.

     Ответ:    ВЕРНО  ОТЧАСТИ. Разделение  труда  присуще  «социальным»       животным,       а   последовательная         смена     функций  встречается не у многих из них.

 

6. Врожденный пусковой механизм инстинктивных поведенческих актов одинаков для всех видов животных.

Ответ:    ВЕРНО.    Это  совокупность  нейросенсорных  систем,  обеспечивающих приуроченность поведенческих актов к биологически  адекватным  условиям  среды  (к  «пусковой  ситуации»). Благодаря  врожденному  пусковому  механизму  создается  возможность без индивидуального опыта в биологически значимых  ситуациях  реагировать  так,  чтобы  это  способствовало  сохранению особи и вида. 

 

7. Общение животных по своему содержанию и характеру аналогично общению людей.

              Ответ:  НЕ  ВЕРНО.    У  человека  содержание  общения  значительно шире, чем у животных. Люди обмениваются друг с другом  информацией,  представляющей  знания  о  мире:  богатый,  прижизненно  приобретенный  опыт,  знания,  способности,  умения  и  навыки.  Человеческое  общение  многопредметно,  оно  самое разнообразное по своему внутреннему содержанию. Если у  животных  цели  общения  обычно  не  выходят  за  рамки  удовлетворения актуальных для них биологических потребностей, то  у человека они представляют собой средство удовлетворения  многих разнообразных потребностей: социальных, культурных, познавательных,         творческих,      эстетических,       потребностей интеллектуального  роста,  нравственного  развития  и  ряда  других. Общение свойственно всем высшим живым существам, но  на  уровне  человека  оно  приобретает  самые  совершенные  формы, становится осознанным и опосредствованным речью. 

 

8. Основу всех без исключения форм поведения животных составляют инстинкты.

       Ответ:   ВЕРНО.     Основу всех без исключения          форм поведения  животных составляют            инстинкты,       точнее      инстинктивные  действия, т. е. генетически фиксированные, наследуемые элементы  поведения.  Как  морфологические  признаки,  они  воспроизводятся в каждой особи данного вида в  относительно неизменной форме. Видотипичность  инстинктивных  действий позволяет даже использовать их в качестве классификационных признаков  при  определении  таксонов  животных  наряду  с  морфологическими признаками. 

 

1.2.2. Выберите правильные ответы из предложенных вариантов.

1. Таксис – это реакция организма, которая… (д) все ответы неверны.

2. Рефлексы… (г) могут быть произвольно заторможены.

3. Инстинктивное поведение… (г) все ответы верны.

4. Импринтинг… (в) никогда не угасает.

5. Высшая форма психического отражения, интегрирующая все другие формы отражения и свойственная только человеку – это… (г) сознание.

6. Высшие психические функции характеризуются… (а) осознанностью.

 

1.2.3. Согласны ли вы с приведенными тезисами? Найдите в них ошибки и неточности, если они есть.

1. Сознание есть отражение действительности – истинное или превратное. ВЕРНО

2. При объективном изучении человека бихевиорист не наблюдает ничего такого, что он мог бы назвать сознанием. Сознание и его подразделения являются поэтому не более как терминами, дающими психологии возможность сохранить – в замаскированной, правда, форме – старое религиозное понятие «души». ВЕРНО ОТЧАСТИ

3. Сознание в качестве информации выполняет как отображающую, так и управляющую функцию. ВЕРНО

4. Сознание – это всегда знание о чем-то, что вне его. Оно предполагает отношение субъекта к объективной реальности, к предмету, находящемуся вне сознания. ВЕРНО

5. Сознание способно отражать и самое себя, явления субъективной реальности. Эта особенность сознания именуется его рефлексивностью или способностью отражения. ВЕРНО

6. Мое отношение к моей среде есть мое сознание. ВЕРНО

7. Если психика связана с рефлексами, значит психика и сознание и есть рефлекс. ВЕРНО

8. Идеальное– это коллективное сознание. ВЕРНО ОТЧАСТИ

9. Бессознательное немыслимо без осознаваемого. ВЕРНО

10. Сознание и материя являются различными аспектами одной и той же реальности. ВЕРНО

 

1.2.4. Какая деятельность – сознательная или бессознательная проявляется в приведённых ниже примерах?

1. У больного белой горячкой реальная действительность как бы заслоняется многочисленными яркими галлюцинациями: ему мерещатся черти, которые ругают его, строят рожи, грозят. Он видит, как на него нападают животные, насекомые, лезут на него, кусают, он как бы слышит голоса, угрожающие его убить. Спасаясь от преследователей, он иногда получает тяжелые травмы, увечья. Бессознательная деятельность.

2. Во время сеанса гипноза испытуемому, находящемуся в гипнотическом состоянии, было предложено «украсть» бумажник у товарища. Испытуемый не мог выполнить это задание гипнотизёра. Между тем другие приказы – умыться, взять книгу и т. п. – испытуемый выполнял. Бессознательная деятельность.

3. Ученик быстро и правильно умножает многозначные числа, но не помнит правила их умножения. Бессознательная деятельность.

4. Семиклассник, которого поддразнивания друзей вывели из себя, изорвал учебники и тетради, ударил одного из товарищей. Сознательная деятельность

5. Выпускник школы поступил в педагогический институт и объясняет это тем, что он любит детей и ему нравится понятно излагать математические доказательства. Сознательная деятельность.

 

Тема 1.3. Методология и методы психологии

Задания

1.3.1. Какие из перечисленных утверждений правильны, какие неверны?

1. Интроспекция является основным методом психологии.

Ответ: ВЕРНО. Этот метод был признан не только главным, но и единственным методом психологии. В основе этого убеждения лежали следующие два бесспорных обстоятельства. Во-первых, фундаментальное свойство процессов сознания непосредственно открываться (репрезентироваться) субъекту. Во-вторых, «закрытость» тех же процессов для внешнего наблюдателя. Сознания разных людей сравнивались в то время с замкнутыми сферами, которые разделены пропастью. Никто не может перейти эту пропасть, никто не может непосредственно пережить состояния моего сознания так, как я их переживаю. И я никогда не проникну в образы и переживания других людей. Я даже не могу установить, является ли красный цвет красным и для другого; возможно, что он называет тем же словом ощущение совершенно иного качества.

2. Психические процессы, состояния и свойства представляют собой качественные особенности сознания и поведения и не поддаются количественной обработке.

Ответ: ВЕРНО. Практически все наши представления о сознании и психических процессах пока тоже строятся на основе ощущений и чувств. По этой причине для изучения сознания нельзя использовать точные науки, потому что сознание по своей природе качественно, а не количественно.

 

3. Становление психологии как науки было связано с применением в ней общенаучных методов исследования.

Ответ: ВЕРНО ОТЧАСТИ. Различие между современной психологией и ее корнями в тех методах, с помощью которых ее изучают. Используемый подход и методы исследования отличают современную психологию от более старой дисциплины, философии, знаменуя собой становление психологии как отдельной, прежде всего, научной области знания.
Психология относится к гуманитарным наукам. Это молодая наука, и в ней используются, помимо научных, различные донаучные методы.
Научный метод применяется для тех проблем, которые связаны с познанием реального мира. Существует, однако, общенаучный метод, который применяется во всех науках и состоит в формулировании гипотез, построении теорий и в проверке теоретических построений.

4.     Методологические принципы – это конкретное воплощение методов в соответствии с целями исследования.

Ответ: НЕ ВЕРНО. Методики – это конкретное воплощение методов в соответствии с целями исследования.

 

5. Специфика метода наблюдения в психологии связана с особенностями наблюдателя (избирательность восприятия, установка, проекция «Я» на наблюдаемое поведение).

Ответ: ВЕРНО. Феномен проекции собственного «Я» на наблюдаемое поведение. Интерпретируя поведение другого человека, наблюдатель переносит на него собственную точку зрения. Индивидуальные характеристики наблюдателя (преимущественная модальность восприятия – зрительная, слуховая и др., способность к концентрации и распределению внимания, объем памяти, когнитивный стиль, темперамент, эмоциональная устойчивость и т. п.) также оказывают значительное влияние на результат наблюдения. Хорошему наблюдателю необходима специальная тренировка наблюдательности, которая позволяет несколько уменьшить влияние индивидуальных характеристик.

 

1.3.2. Допишите продолжение следующих утверждений:

1.Важнейшим принципом отечественной психологии является принцип детерминизма, признающий зависимость психических явлений от порождающих их факторов.

2. Принцип единства сознания и деятельности означает, что деятельность и сознание — это не две разные стороны обращенных аспектов, они образуют органическое единство (но не тождество).

3. Констатирующий эксперимент выявляет наличие како­го-либо непреложного факта или явления. 

Эксперимент  становится констатирующим, если исследователь ставит задачу выявления наличного состояния и уровня сформированности некоторого свойства или изучаемого параметра, иначе говоря, определяется актуальный уровень развития изучаемого свойства у испытуемого или группы испытуемых. Цель констатирующего  эксперимента — измерение наличного уровня развития, получение первичного материала для организации формирующего  эксперимента.

Сознание и бессознательное – Психология без соплей

Сознание и бессознательное — две базовые психологические концепции, введенные в широкое обращение Фрейдом.

Четкое различение между первым и вторым — это самое важное «открытие», которое он сделал. Фрейд был первым, кто громко и аргументированно заговорил о том, что у каждого человека в душе происходят скрытые, неведомые даже ему самому, процессы.

До Фрейда человеческую душу воспринимали, как что-то цельное и неделимое, и такая точка зрения имеет полное право на существование… при условии, что наблюдатель находится за пределами исследуемой души. Если смотреть на человека со стороны, то никакой очевидной разницы между сознательными и бессознательными его мотивами нет. Человек и его поступки могут выглядеть противоречиво, но это впечатление разбивается о несокрушимый факт — это всегда один и тот же человек.

Сторонний наблюдатель легко может подметить противоречия или непоследовательность в поведении другого человека, но какие выводы из этого обычно следуют? В лучшем случае его обвинят в глупости, в худшем — в сознательном двуличии и обмане. Никто не любит, когда слова человека расходятся с его действиями.

Но подобные обвинения не всегда справедливы, поскольку, зачастую, речь идет о добросовестном заблуждении, когда человек совершенно искренне не замечает собственной непоследовательности. Вчера он говорил одно, сегодня сделал обратное, и если его ткнуть в это носом, тот он вынужден будет признать, что так оно и есть — его слова и действия расходятся. Но в то же время он может и сам не понимать, почему так вышло, ведь искренним он был и вчера и сегодня.

Вероятнее всего, он начнет оправдываться, искать какое-то объяснение всплывшему противоречию. И делать он это будет не только для того, кто его на противоречии поймал, но и для себя самого, ведь это очень неуютно — сознавать и признавать тот факт, что внутри царит хаос, что целостность собственной личности иллюзорна. Поэтому его ум будет предлагать тысячи объяснений, лишь бы замаскировать обнаруженное противоречие. Одно вранье маскируется другим враньем.

Так вот, Фрейд первым озвучил проблему внутренней раздвоенности, которая имеет место у каждого, в том числе и совершенно нормального, человека. До Фрейда, раздробленность личности признавалась и исследовалась только в крайних своих проявлениях, когда в результате глубокого психического заболевания личности, как таковой, уже и не оставалось — одни только ее осколки. А Фрейд заявил и доказал то, что в психике даже вполне здоровых людей автономно сожительствуют две сферы — сознательное и бессознательное, и между ними — пропасть.

[[Продолжение — Юнг и Фрейд о бессознательном]]

Фрейд о бессознательном

Ключевой вопрос в понимании того, что из себя представляет бессознательное, — это вопрос о том, чем оно наполнено и почему. Основной тезис Фрейда по этому поводу звучит примерно так — в бессознательном нет ничего, что однажды не было бы в сознании. Это принципиальный момент, важность которого прояснится, когда мы дойдем до юнговской концепции бессознательного.

Фрейдовское понимание бессознательного по своей сути близко к определению памяти: по мнению Фрейда, бессознательное содержит в себе только то, что человек однажды осознавал, что промелькнуло в его сознании с той или иной мерой интенсивности. Возможно это была одна мимолетная мысль, а может это целый пласт переживаний, которые по какой-то причине покинули сознание, точно так же, как если бы просто «забылись».

Разница с обычной пассивной памятью в том, что бессознательные содержания несут в себе определенный заряд активной психической энергии и, находясь вне поля зрения обычного повседневного сознания, продолжают оказывать на него свое скрытое влияние. И чем выше заряд этой подавленной энергии, тем сильнее или даже агрессивнее ее влияние на сознательные процессы.

В этом смысле, фрейдовское бессознательное находится во враждебном конфликте с сознанием, иллюстрируя древний мотив борьбы добра со злом.

Теперь к вопросу о том, почему вообще что-то оказывается в бессознательном. В бессознательное попадают те психические содержания, которые неприемлемы для доминирующей сознательной позиции или просто душевно болезненны и не имеют должного выхода.

Большую часть бессознательного составляет как раз то, что сознание сочло неприемлемым. Прежде всего, это те желания, мысли или потребности, которые возникают в сознании, но не проходят внутреннюю морально-политическую цензуру. Сознание стремится к добру, в своем субъективном понимании, и потому старается подавить в себе все зло — опять же в своем субъективном понимании.

Фрейд выделил в психике отдельную инстанцию, которая отвечает за нравственную чистоту всей личности и назвал ее Супер-Эго или Сверх-Я. Это та самая штука, которая создает у человека ощущение стыда, его совесть.

Но тут нужно понимать, что мы говорим о весьма эфемерных вещах, и что не нужно овеществлять эти отдельные психические механизмы. На самом деле их нет, просто со стороны все выглядит так, как если бы они были. В действительности же, психика больше похожа на рассол, где много всяких примесей, но в то же время нельзя сказать, что вот здесь один компонент, а там другой.

Внутренний нравственный цензор формируется под давлением воспитания — его целенаправленно развивают в ребенке. Поверхностная мотивация — это стремление вырастить «хорошего человека», такого, который будет четко знать, что такое хорошо и что такое плохо, и при этом будет разделять общие для данного общества критерии добра и зла.

Менее осознаваемая мотивация — это создание механизма контроля над ребенком и будущим членом социума. То, что выгодно родителю и обществу, есть «хорошо», а то, что им не выгодно — это «плохо». А привитая совесть в дальнейшем служит для него внутренним полицейским, который достает свою палку и наказывает за «недобрые» поступки даже тогда, когда этого никто не видит.

Вот с того самого момента, когда ребенок начинает разделять добро со злом, в нем начинает формироваться бессознательное. По крайней мере, та его часть, которой заинтересовался Фрейд. Все, что ребенок обнаруживает в себе злого, он, с этого момента, старается скрыть, спрятать. Сначала он прячет это только от окружающих, а потом, когда его совесть крепнет и набирает силу, начинает прятать это и от себя самого.

Таким образом, бессознательное изначально возникает на почве внутреннего конфликта между естественной природой человека и искусственными требованиями социума, принятыми слишком близко к сердцу. При правильном воспитании, этот конфликт можно минимизировать, но это требует от родителей преодоления своего собственного внутреннего конфликта, что является большой редкостью. На практике родители обычно идут по проторенной дорожке, выращивая в ребенке мощное жесткое Супер-Эго по своему образу и подобию.

Меньшую часть бессознательного составляют воспоминания и переживания, причиняющие сильную душевную боль — утрата близких людей или, например, истории сильно задетого самолюбия. Эти содержания приобретаются позже, уже в течение взрослой сознательной жизни и причиняют не так много хлопот, как подавленные нравственными запретами желания или свойства личности. По крайней мере, если речь не идет о каких-то исключительных ситуациях, когда душевные шрамы содержат в себе такой эмоциональный заряд, что полностью лишают человека душевного покоя.

Психоанализ и психологические типы

Фрейд был экстравертом и потому его теория бессознательного несколько однобока. Там где экстраверт должен приложить значительные усилия, чтобы проникнуть на уровень своей бессознательной мотивации, интроверт ту же задачу выполнит совершенно не напрягаясь. Экстраверты особенно легко теряют связь со своим бессознательным, тогда как интроверты в некоторых случаях как будто вообще не имеют ничего бессознательного.

По этой причине интроверты, порой, чувствуют себя изгоями в мире экстравертов — лишенные возможности заблуждаться в собственных чувствах и потому не способные участвовать в обычных социальных играх, они оказываются в одиночестве с ощущением собственной ущербности.

Например, романтическая любовь — это форма наваждения, когда бессознательные невротические мотивы заставляют одного человека, привязываться к другому, совершенно не понимая природы этой привязанности. Там где экстраверт искренне влюбляется, интроверт заглядывает в себя и не видит никакой влюбленности — внутри только пустота и вполне земные потребности. Интроверт отдает себе отчет в том, что на самом деле им движет, а экстраверт верит в непосредственность своих чувств — и у каждого в связи с этим свои проблемы.

По этой причине, фрейдовский психоанализ плохо походит интровертам. То, что для экстраверта после долгих аналитических сессий становится откровением, для интроверта может быть обычной повседневной правдой жизни безо всякого психоанализа. Интроверту классический психоанализ помогает только в том, чтобы дать название и разложить по полочкам свои переживания. А сам Фрейд вообще считал интроверсию формой невроза.

Юнг о бессознательном

Будучи учеником Фрейда, его последователем и чуть ли не наследником в передаче психоаналитического учения, Юнг достаточно долго разделял фрейдовские взгляды на устройство человеческой психики. Но со временем между ними наметился раскол, когда Юнг со своим аналитическим аппаратом перестал умещаться в рамках психоаналитической теории.

В какой-то момент Фрейд стал заложником своего учения и превратил психоанализ чуть ли не в секту, где от каждого адепта-аналитика требовалась вера в ортодоксальное учение, а не научное рвение и поиск истины. Фрейд сделал первый шаг, но отказался делать второй даже тогда, когда изначальная теория начала трещать по швам. Второй шаг за него сделал Юнг. Третьего шага после Юнга не сделал никто — возможно, дальше шагать уже некуда.

Был там еще и Адлер, который тоже не смог примириться с ортодоксальным психоанализом. Он привнес много чего интересного в изучение психологии, но как и Фрейд попался в ловушку собственной личности и собственного невроза.

Как Фрейд срисовал свою теорию сексуальности с себя самого, так и Адлер в своей индивидуальной психологии описал теорию СВОЕЙ борьбы за власть и свой собственный «комплекс неполноценности» — кстати, именно Адлер ввел в обращение этот термин. Адлер был интровертом, и его теория стала чем-то вроде интровертского психоанализа, такого же однобокого, как экстравертский психоанализ Фрейда.

Юнг не спорил с Фрейдом относительного того, что бессознательное содержит вытесненные из сознания переживания, он считал, что помимо этого в нем содержится что-то еще, что попало туда не в процессе индивидуальной жизнедеятельности, а по наследству от всего человечества. Что-то такое, что объединяет всех людей на земле, совершенно независимо от их места рождения, языка и воспитания.

Юнг привел множество примеров тому, как в некоторых случаях люди из совершенно разных культур демонстрируют совершенно одинаковые психические реакции. Он объехал весь мир и нашел массу подтверждений тому, что всех людей на психическом уровне объединяет какая-то психическая наследственность, и назвал ее коллективным бессознательным — в отличие от личного бессознательного, которое полностью тождественно фрейдовскому пониманию этого термина.

Так же как физический организм и его генетическая наследственность содержат в себе опыт многих тысяч лет выживания, коллективное бессознательное содержит в себе опыт выживания психологического за те же тысячи лет. Менялись условия обитания, менялись культуры, менялся уровень сознания, но проблемы, стоящие перед человеком разумным во все века оставались теми же, что и сейчас — отношения с людьми, отношения с окружающим миром, отношения с собой.

Все это неизбежно отложило отпечаток на устройство психики. Ребенок, рождаясь на свет, начинает жизнь не с чистого листа — он содержит в себе мудрость всего человечества, как биологического вида. От правильного и эффективного функционирования психического аппарата выживание человека зависит ничуть не меньше, чем от эффективности его физиологического устройства.

При такой точке зрения на природу психики не остается места суждениям о добре и зле, о сражении сознания против бессознательного. Никакой конфронтации между ними нет. Задача бессознательного не в том, чтобы вредить сознанию или служить отстойником для всего грязного и недостойного, бессознательное — это механизм выживания и саморегуляции психики, без которого не было бы и сознания. Бессознательное никогда не действует во вред сознанию, оно лишь стремится к балансу психического метаболизма.

Коллективное бессознательное содержит в себе изначальные матрицы, пустые поведенческие шаблоны, которые человек в течение своей жизни наполняет своим личным опытом выживания. Этой темы мы уже касались в статье про архетипы — они и есть эти самые незаполненные матрицы.

Пару архетипов мы рассматривали подробно — это Тень и Персона. Сейчас о них интересно вспомнить потому, что эти архетипы и выраженное в них свойство человеческой психики вытеснять неугодные свои качества и выставлять на показ самые выгодные из них — это и есть сфера личного бессознательного. Весь фрейдовский психоанализ — это юнговская работа с Тенью и Персоной, а у Юнга это только начало пути, самый простой и очевидный его этап.

Личное бессознательное содержит в себе только локальные проблемы, конфликты, порожденные в течение одной отдельной жизни. Рождение, воспитание, выживание… круговорот жизни и проблемы одного человека в масштабах всего человечества — это ничто.

Коллективное бессознательное ставит перед человеком проблемы иного — экзистенциального — уровня, решение которых даже в индивидуальном порядке важно для выживания и эволюции всего вида. Единичные случаи преодоления экзистенциальных конфликтов откладываются в коллективном бессознательном так же, как удачные комбинации генов постепенно закрепляются в генетическом коде всего человечества.

И точно так же, как генетическая программа требует от человека выживания и продолжения рода, так и коллективное бессознательное требует от человека выполнения программы психического развития. В человеке самой природой заложена потребность в достижении более высоких уровней сознания, в обретении «коллективного» счастья, и бессознательное, играя роль то ангела, то демона, постоянно человека к этому подталкивает.

Коллективное бессознательное — не друг и не враг. Это безликая сила, которая в одно мгновение может разбить в щепки утлое суденышко человеческого сознания. Ей нет дела до личных проблем и амбиций, так же как нет дела до выживания индивидуальной личности. Стоять у нее на пути — себе дороже, однако можно прислушаться к ее требованиям, поймать волну, и она сама принесет человека на порог величайших открытий.

p. s.

Продолжение в следующих сериях…

p. p. s.

Всех, кто ныл в комментариях к фотографиям, я запомнил в лицо…

границ | От редакции: Переходы между сознанием и бессознательным

За последние годы было получено большое количество экспериментальных данных в попытке понять сознание и его нейронные основы. В этом отношении особый интерес представляет попытка провести различие между сознательным опытом и бессознательными состояниями, которые, тем не менее, все еще могут рассматриваться как ментальные состояния (например, в силу их репрезентативной природы). Это, конечно, неспроста.Глубокое понимание того, что специфически характеризует состояния сознания, включая нейронные корреляты и когнитивные функции, может иметь решающее значение для понимания связи между опытом и физическим миром. Тем не менее, этот вопрос исторически оспаривался тем фактом, что сознание доступно только от первого лица, а не другим людям, включая ученых. Различные методологические традиции и выборы привели к совершенно различному пониманию того, как соотносятся сознательные и бессознательные состояния (т.g., Rothkirch and Hesselmann, эта тема исследования), а разнообразная эмпирическая работа вдохновлялась и направлялась различными когнитивными и нейробиологическими теориями сознания. К самым разнообразным точкам зрения относятся такие разные позиции, как представление о том, что бессознательные состояния связаны с теми же функциональными характеристиками, что и сознательные состояния (например, Hassin, 2013), и представление о том, что никакое информационное состояние, доступное для действия, не может быть полностью бессознательным. Overgaard and Mogensen, 2014, 2015).

Тема исследования «Переходы между сознанием и бессознательным», таким образом, посвящена этому конкретному вопросу, как понять отношение и переход между сознанием и бессознательным. Он включает в себя 18 статей различного происхождения, в том числе оригинальные исследования, а также обзоры и комментарии, что говорит о многогранности исследований в этой области. Далее мы дадим краткий обзор каждого вклада.

Один из наиболее привлекательных вопросов в области исследования сознания заключается в том, могут ли стимулы, которые наблюдатель не может сознательно воспринять, тем не менее влиять на поведение наблюдателя, и если да, то в какой степени.Четыре представления по теме исследования подошли к этому увлекательному вопросу, сосредоточив внимание на различных процессах и поведенческих результатах. Одним из плодотворных подходов к изучению вышеупомянутых бессознательных влияний является замаскированный прайминг. Прайминг относится к наблюдению, что на реакцию на целевой стимул может повлиять представление нерелевантного основного стимула до целевого. В частности, при маскированном прайминге первичный стимул не воспринимается сознательно. На основе этой парадигмы Goller et al.исследовал аффективное прайминг, указав, что несоответствие между начальным и целевым значением влечет за собой отрицательную оценку нейтрального символа, следующего за целевым. Авторы заметили, что такие аффективные прайминг-эффекты были сильнее для бессознательных, чем для сознательных праймов, что они интерпретировали как неправильное приписывание неконгруэнтности первичной цели несвязанному нейтральному символу. В том же духе Халид и Ансорж использовали замаскированный прайминг для изучения подсознательной обработки лиц, выражающих отвращение.Используя лица с фильтрами нижних и верхних частот в качестве первичных стимулов, авторы намеревались определить потенциальное подкорковое происхождение эффекта прайминга. Удивительно, однако, они обнаружили обратный эффект запуска, так что конгруэнтность основной цели приводила к более медленному времени реакции. Этот эффект был дополнительно ограничен условиями, в которых внимание было отвлечено от главного. Это указывает на уникальный бессознательный эффект отвратительных лиц, который, по-видимому, не зависит от подкорковых путей. Изучая также влияние подсознательных выражений лица, Винкельман и Гоголушко сосредоточились на другом поведенческом результате «более высокого уровня», а именно на потреблении напитка.При положительном выражении лица участники, как правило, потребляли больше, чем при отрицательном выражении лица. Этот эффект наблюдался для над- и подсознательных простых чисел и ограничивался графическими простыми числами (по сравнению со словами). Наконец, Рух и соавт. может показать, что подсознательно представленная информация также может влиять на принятие решений. На первом этапе лица подсознательно представлялись вместе с написанными высоко- или низкооплачиваемыми профессиями. Эти лица были снова представлены во второй фазе, на этот раз сверхлиминально и либо с конгруэнтными, либо с неконгруэнтными занятиями по сравнению с первой презентацией.Более поздняя фаза припоминания показала, что как предыдущая суб-, так и надпороговая информация повлияла на решение участников о доходах изображенного человека.

Еще один актуальный вопрос в области исследования сознания заключается в том, как стимулы получают доступ к осознанию и, в частности, как определенные атрибуты стимула облегчают этот процесс. Основываясь на предыдущих выводах, указывающих на специфичную для полушария обработку пространственных частот, Пьяцца и Сильвер решили проверить, различается ли понимание информации о пространственных частотах между двумя полушариями.Используя бинокулярное соперничество, чтобы подойти к этому вопросу, авторы демонстрируют, что классификация зрительной системой высоких и низких пространственных частот и, следовательно, полушарие, предпочтительно обрабатывающее данную частоту, зависит от других, одновременно представленных пространственных частот. Это указывает на то, что относительная, а не абсолютная обработка пространственных частот способствует полушарным различиям в перцептивном отборе. Еще один популярный метод изучения доступа к осознанию — нарушение непрерывного подавления вспышек.Ноэль и др. применил этот метод для исследования предпочтительной обработки релевантных для себя стимулов. Хотя они не наблюдали такого предпочтения слов «я» или «не-я», они обнаружили, что критерий ответа участников для классификации этих слов (т. е. «я» или «не-я») зависел от подаваемого акустического сигнала. внутри или вне периперсонального пространства. Однако общим наблюдением в исследованиях с прерыванием непрерывного подавления вспышек является высокая вариабельность между участниками.Более того, как продемонстрировали Гайе и Штейн, величина различий во времени реакции между условиями сильно коррелирует с общим временем подавления каждого человека. В качестве средства защиты авторы рекомендуют использовать простой метод нормализации задержки, который также дает распределения времени реакции, которые лучше подходят для параметрического тестирования.

Помимо сосредоточения внимания на конкретных атрибутах стимула, которые способствуют осознанию, можно также задаться вопросом в более широком смысле, как сознание развивается с течением времени.Является ли переход между бессознательным и сознательным состояниями постепенным или дихотомическим явлением? Это один из давних вопросов, вызывающих жаркие дебаты в исследованиях сознания. Используя обратную маскировку со словесными целями, Кифер и Каммер варьировали контекст модуляцией задачи и типом маски. Из своих результатов авторы пришли к выводу, что появление осознания не является ни чисто постепенным, ни дихотомическим, а скорее зависит от конкретных параметров задачи и типа маски.В контексте социальных взаимодействий Kojima et al. особенно интересовались тем, как люди узнают о присутствии других. Показатели очередности и синхронности движений, которые оценивались во время парадигмы социального взаимодействия, показали, что осознание присутствия другого взаимно регулировалось обоими агентами. На нейронном уровне идентификация мозговых процессов, которые связаны или даже причинно определяют сознательные переживания, привлекла внимание под термином «нейронные корреляты сознания».«Измерение потенциала, связанного с событием (ERP) во время парадигмы обратной маскировки, Fu et al. обратился к вопросу, связано ли визуальное осознание с негативностью визуального осознания (VAN). Авторы обнаружили, что компоненты ERP связаны со зрительным восприятием цветных фотографий, но не штриховых рисунков. Кроме того, VAN менялся в зависимости от визуального восприятия линейным образом, в то время как положительные поздние потенциалы изменялись нелинейным образом, что указывает на то, что разные компоненты ERP связаны с разными типами зрительного восприятия.В своем обзорном документе Gallotto et al. предоставить базовый обзор нейронных колебаний и способов их измерения. Они также подчеркивают, что различие между нейронными предпосылками, субстратами и последствиями сознательного опыта остается серьезной проблемой для будущих исследований. Кроме того, в отношении общего хода сознания во времени многие аспекты до сих пор остаются неясными, как указывали Ару и Бахманн. Эти открытые вопросы особенно связаны с формой функций, которые описывают, как предсознательное содержание получает доступ к сознанию, а также то, как сознательное представление может снова распасться.Авторы особо отмечают важность контекста, что согласуется с вышеупомянутыми выводами Кифера и Каммера.

Мы получили два исследования, посвященных вопросу о том, в какой степени правила и закономерности могут быть усвоены бессознательно. Хуанг и др. использовали ERP для изучения влияния интервала отклика-стимула (RSI) на передачу знаний об абстрактных неявных правилах. Только на более длинном из двух RSI участники смогли получить абстрактные неявные знания.Кроме того, результаты показывают, что вариации амплитуд компонентов N200 и P300 ERP могут быть полезны для обнаружения эффектов, связанных с переносом. Эссер и Хайдер исследовали, как бессознательное знание становится сознательным знанием в последовательной задаче времени реакции (SRTT). Обычные (т. е. соответствующие правилу) и девиантные испытания (т. е. нарушающие правило) либо представлялись в виде мини-блоков, либо случайным образом смешивались. В то время как степень неявных знаний, оцениваемая на основе задания на ставки, не зависела от порядка презентации, субъективно воспринимаемая беглость была выше при презентации в мини-блоках.Более подробные сведения были собраны для более длинных мини-блоков. Авторы интерпретируют свои выводы в свете гипотезы неожиданного события, согласно которой явное знание возникает в результате наблюдения за собственными изменениями в поведении, которые, в свою очередь, основаны на имплицитном обучении.

В своем исследовании пупиллометрии Chen at al. спросили, как сознательное представление визуального ввода может быть отделено от его последствий. Они представляли на экране вырисовывающиеся сферы так, что они либо сталкивались с наблюдателем, либо с небольшим отрывом не попадали в голову наблюдателя.Перед участниками стояла задача либо оценить размер стимула, либо решить, столкнется ли стимул с ними. Во всех экспериментах (за исключением первого) участники не могли отличить столкновения от промахов. Результаты показали, что участники оценили размер сталкивающихся стимулов как больший, чем стимулы, близкие к промахам, и сужение зрачков оказалось сильнее для сталкивающихся стимулов. Авторы приходят к выводу, что угрожающие стимулы могут влиять на зрительное восприятие, не обязательно вызывая сознательное представление об угрозе.

Кроме того, один общий комментарий и одна оригинальная исследовательская статья касались объема бессознательных когнитивных функций высокого уровня. В своем комментарии Гольдштейн и Хассин развивают дебаты о принципе «Да, это возможно» (YIC) (Hassin, 2013; Hesselmann and Moors, 2015). Согласно YIC, бессознательные процессы могут выполнять все фундаментальные функции высокого уровня, которые могут выполнять сознательные процессы. Как отмечают авторы, одно из следствий YIC заключается в том, что поиск «святого Грааля» — т.е.т. е. функция, которую может выполнять только сознание, — это неверный путь. Вместо этого лучше понять, что значит быть человеком, если понять, как бессознательные процессы выполняют функции, которые могут выполнять только они. В своем исследовании Гаррисон и Хэндли проверили гипотезу о том, что «бессознательное мышление» (Dijksterhuis and Nordgren, 2006) отличается от интуитивных процессов и, следовательно, может быть рациональным. Авторы манипулировали зависимостью участников от эмпирической и рациональной систем (Epstein, 1994) и обнаружили, что период отвлечения внимания способствовал получению результатов независимо от этих двух режимов обработки.Они также манипулировали бессознательным мышлением (во время фазы отвлечения) для решения проблемы логического мышления и заметили, что бессознательное мышление превосходит эту аналитическую задачу, предполагая, что бессознательное мышление может быть рациональным. Однако, как отмечают авторы, сама концепция «бессознательного мышления» остается спорной (Nieuwenstein et al., 2015).

Основная цель темы исследования «Переходы между сознанием и бессознательным» состояла в том, чтобы дать представление о текущем состоянии дел в этой области исследований.Окончательный сборник из 18 статей делает именно это и дает обзор текущих тенденций и мнений, а также точки зрения на теоретические и методологические вопросы. Как указывалось двумя из нас в обзорной статье, исследования сознательных и бессознательных процессов характеризуются большим разнообразием методов, показателей, статистического анализа и концепций. То же самое относится и к этой коллекции. Мы надеемся, что читатель найдет сборник статей как информативным, так и заставляющим задуматься, и что эта тема исследования будет стимулировать научную дискуссию.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

MR и GH были поддержаны Немецким исследовательским фондом (гранты: RO 4836/2-1 и HE 6244/1-2).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Каталожные номера

Хессельманн, Г., и Мурс, П. (2015). Определенно может быть: могут ли бессознательные процессы выполнять те же функции, что и сознательные? Перед. Психол. 6:584. doi: 10.3389/fpsyg.2015.00584

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Nieuwenstein, M.R., Wierenga, T., Morey, R.D., Wicherts, J.M., Blom, T.N., Wagenmakers, E.-J., et al. (2015). О правильном выборе: метаанализ и крупномасштабная попытка воспроизведения преимущества бессознательного мышления. Суд. Реш. Мак. 10, 1–17.

Академия Google

Овергаард, М., и Могенсен, Дж. (2014). Сознательное восприятие: репрезентативный, нередукционистский, зависящий от уровня подход. Филос. Транс. Р. Соц. Лонд. Сер Б Биол. науч. 369:20130209. doi: 10.1098/rstb.2013.0209

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Бессознательный разум — PMC

Abstract

Многие ученые-психологи все еще рассматривают бессознательный разум как тень «реального» сознательного разума, хотя в настоящее время существуют убедительные доказательства того, что бессознательное не является менее гибким, сложным, контролирующим , совещательный или ориентированный на действие, чем его аналог.Это «сознательно-центричное» предубеждение отчасти связано с операциональным определением в когнитивной психологии, которое приравнивает бессознательное к подсознательному. Мы рассматриваем доказательства, бросающие вызов этому ограниченному взгляду на бессознательное, появившиеся в результате современных исследований социального познания, которые традиционно определяют бессознательное с точки зрения его непреднамеренной природы; это исследование продемонстрировало существование нескольких независимых бессознательных систем управления поведением: перцептивной, оценочной и мотивационной.С этой точки зрения делается вывод, что как в филогенезе, так и в онтогенезе действия бессознательного предшествуют приходу сознательного — что действие предшествует отражению.

Современные взгляды на бессознательное чрезвычайно разнообразны. В когнитивной психологии бессознательная обработка информации приравнивается к подсознательной обработке информации, в связи с чем возникает вопрос: «Насколько хорошо разум извлекает смысл из стимулов, о которых человек не знает?» (т.е.г., Гринвальд, Клингер и Шух, 1995). Поскольку стимулы подсознательной силы по определению относительно слабы и малоинтенсивны, психические процессы, которыми они управляют, обязательно минимальны и просты, и поэтому эти исследования привели к выводу, что возможности бессознательного разума ограничены и что бессознательное скорее ограничено. «тупой» (Лофтус и Клингер, 1992).

Социальная психология подошла к бессознательному с другой стороны. Там традиционно основное внимание уделялось психическим процессам, о которых человек не подозревает, а не стимулам, о которых он не подозревает (например,г., Нисбетт и Уилсон, 1977). За последние 30 лет было проведено много исследований того, в какой степени люди осознают важные факторы, влияющие на их суждения и решения, а также причины их поведения. Это исследование, в отличие от традиции когнитивной психологии, привело к мнению, что бессознательное оказывает всепроникающее и мощное влияние на такие высшие психические процессы (см. обзор в Bargh, 2006).

И, конечно же, фрейдистская модель бессознательного все еще с нами и продолжает оказывать влияние на то, как много людей думают о «бессознательном», особенно за пределами психологической науки.Фрейдовская модель бессознательного как основного направляющего фактора повседневной жизни даже сегодня является более конкретной и детальной, чем любая другая, которую можно найти в современной когнитивной или социальной психологии. Однако данные, на основе которых Фрейд развил модель, представляли собой отдельные тематические исследования, связанные с ненормальным мышлением и поведением (Freud, 1925/1961, стр. 31), а не строгие научные эксперименты над общеприменимыми принципами человеческого поведения, которые легли в основу психологических моделей. На протяжении многих лет эмпирические тесты не учитывали специфику фрейдистской модели, хотя в общих чертах когнитивные и социально-психологические данные действительно поддерживают Фрейда в отношении существования бессознательного мышления и его способности влиять на суждения и поведение (см. Вестен, 1999).Независимо от судьбы его конкретной модели, историческое значение Фрейда в защите сил бессознательного не вызывает сомнений.

То, как человек рассматривает силу и влияние бессознательного по отношению к сознательным способам обработки информации, во многом зависит от того, как человек определяет бессознательное. До недавнего времени в истории науки и философии ментальная жизнь считалась полностью или в основном сознательной по своей природе (например, cogito Декарта и космология «разум прежде всего» Джона Локка).Приоритет сознательного мышления для того, как люди исторически думали о разуме, иллюстрируется сегодня словами, которые мы используем для описания других видов процессов — все они являются модификациями или уточнениями слова сознательный (т. е. бессознательное, предсознательное, подсознательное, бессознательное). ). Более того, существует высокий консенсус в отношении качеств сознательных мыслительных процессов: они преднамеренны, контролируемы, последовательны по своей природе (требуют ограниченных ресурсов обработки) и доступны для осознания (т.д., устно сообщается).

Однако для бессознательного такого консенсуса пока не существует. Из-за монолитности определения сознательного процесса — если процесс не обладает всеми качествами сознательного процесса, значит, он не является сознательным, — в ходе исследования изучались по крайней мере два различных «бессознательных» процесса. 20-го века в рамках в значительной степени независимых исследовательских традиций, которые, казалось, едва замечали существование друг друга: исследования «Нового взгляда» в восприятии, включающие предсознательный анализ стимулов до того, как продукты анализа будут предоставлены сознательному осознанию, и исследования по приобретению навыков, включающие увеличение эффективность процессов с практикой с течением времени, пока они не станут бессознательными (см. обзор в Bargh & Chartrand, 2000).

Обратите внимание, как различаются качества двух бессознательных процессов: в исследовании New Look человек не собирался участвовать в процессе и не осознавал его; в исследовании приобретения навыков человек действительно намеревался участвовать в процессе, который, однажды начавшись, мог протекать без необходимости сознательного руководства. Набор текста и вождение автомобиля (соответственно для опытной машинистки и водителя) — классические примеры последнего: и то, и другое — эффективные процедуры, которые могут протекать вне сознания, но, тем не менее, оба являются интенциональными процессами.(Никто не садится печатать без намерения в первую очередь, и то же самое относится и к вождению автомобиля.) Эти и другие трудности с монолитным делением психических процессов на сознательные и бессознательные по принципу «все или ничего» привели сегодня к разным «ароматам» бессознательного — к разным операциональным определениям, которые ведут к совершенно разным выводам о силе и масштабах бессознательного.

Таким образом, мы противопоставляем отождествление бессознательного в когнитивной психологии с подсознательной обработкой информации по нескольким причинам.Во-первых, это операциональное определение одновременно и неестественно, и излишне ограничительно. Подсознательные стимулы не возникают естественным образом — они по определению слишком слабы или кратки, чтобы войти в сознание. Таким образом, несправедливо измерять способность бессознательного с точки зрения того, насколько хорошо оно обрабатывает подсознательные стимулы, потому что бессознательные (как и сознательные) процессы эволюционировали, чтобы иметь дело с естественными стимулами (обычной силы) и реагировать на них; оценка бессознательного с точки зрения обработки подсознательных стимулов аналогична оценке интеллекта рыбы на основе ее поведения вне воды.И, как и следовало ожидать, операциональное определение бессознательного в терминах подсознательной обработки информации на самом деле привело ученых к заключению, что бессознательное, ну, довольно немое.

В статье в специальном выпуске American Psychologist (Loftus & Klinger, 1992) однажды был задан вопрос: «Бессознательное умно или глупо?» Поскольку бессознательное трактовалось как подсознательное — или насколько умны люди, когда реагируют на стимулы, о которых они не подозревают (т.g., Greenwald, 1992) — участники и редакторы выпуска пришли к единому мнению, что бессознательное на самом деле довольно тупое, поскольку оно способно только к крайне рутинным действиям и мало что воспринимает без помощи сознания (Loftus & Klinger, 1992). . (Обратите внимание, что хотя бессознательное может быть «немым» в отношении подсознательных стимулов, оно все же умнее сознания, которое даже не может сказать, что такие стимулы были предъявлены!) Авторы выпуска по большей части пришли к выводу, что хотя концепция активация и примитивное ассоциативное обучение могли происходить бессознательно, чего-либо сложного, требующего гибкого реагирования, интеграции стимулов или высших психических процессов, быть не могло.

Однако термин без сознания изначально имел другое значение. Самое раннее использование этого термина в начале 1800-х годов относилось к гипнотически индуцированному поведению, при котором загипнотизированный субъект не знал о причинах и причинах своего поведения (Goldsmith, 1934). В работе «О происхождении видов » Дарвин (1859) использовал этот термин для обозначения процессов «бессознательного отбора» в природе и противопоставил их преднамеренному и преднамеренному отбору, которым долгое время занимались фермеры и животноводы для выведения лучших сортов кукурузы. более толстые коровы и более шерстяные овцы.Фрейд, приписавший ранним исследованиям гипноза первоначальное открытие бессознательного (см. Brill, 1938), также использовал этот термин для обозначения поведения и мыслей, которые не были сознательно преднамеренными или вызванными, например, «оговорки по Фрейду» и почти все примеры, приведенные в Психопатология повседневной жизни , связаны с непреднамеренным поведением, источник или причина которого были неизвестны человеку. Во всех этих случаях термин бессознательное относился к непреднамеренному характеру поведения или процесса, и сопутствующее отсутствие осознания относилось не к стимулам, спровоцировавшим поведение, а к влиянию или последствиям этих стимулов.

Таким образом, использование термина без сознания изначально было основано на непреднамеренных действиях человека, а не на его способности обрабатывать подсознательную информацию (поскольку технологии, необходимой для представления такой информации, еще не существовало). И это приравнивание бессознательных к непреднамеренным — это то, как феномены бессознательного осмыслялись и изучались в рамках социальной психологии в течение последней четверти века или около того. Основополагающая статья Нисбетта и Уилсона (1977) поставила вопрос: «В какой степени люди знают и могут сообщить об истинных причинах своего поведения?» Ответ был «не очень хорошо» (см. также Wilson & Brekke, 1994), что было неожиданным и спорным в то время, учитывая общее предположение многих, что суждения и поведение (высшие психические процессы), как правило, сознательно преднамерены и, следовательно, доступны для понимания. осознанная осведомленность.Если эти процессы не были доступны осознанию, то, возможно, они не были преднамерены сознательно, а если они не были преднамерены сознательно, то как, собственно, они осуществлялись?

Этот последний вопрос побудил к исследованию в социальной психологии эффектов прайминга и автоматизма, в ходе которого изучались способы, которыми высшие психические процессы, такие как суждения и социальное поведение, могут запускаться и затем действовать в отсутствие сознательного намерения и руководства. Следовательно, это исследование операционально определило бессознательные влияния с точки зрения отсутствия осознания влияний или эффектов пускового стимула, а не самого пускового стимула (Bargh, 1992).И какое значение имеет это изменение в операциональном определении! Если сместить операциональное определение бессознательного с обработки неосознаваемых стимулов на неосознаваемые влияния или эффекты обработки стимулов, внезапно станут очевидными истинная сила и возможности бессознательного в повседневной жизни. Определение бессознательного в терминах первого приводит непосредственно к заключению, что оно тупое, как грязь (Loftus & Klinger, 1992), тогда как определение его в терминах второго дает мнение, что оно высоко разумно и адаптивно.

Этот расширенный и расширенный взгляд на бессознательное также более совместим с теорией и данными в области эволюционной биологии, чем «только подсознательный» взгляд когнитивной психологии. Как и Дарвин и Фрейд, биологи-эволюционисты также рассматривают бессознательное в гораздо большей степени как непреднамеренные действия, а не как неосознавание стимулов. В своей основополагающей работе «Эгоистичный ген » Докинз (1976) отметил внушающие благоговейный трепет и разумные замыслы природы, возникшие просто в результате слепых процессов естественного отбора.Он назвал природу «слепым часовщиком, бессознательным часовщиком», потому что в создании этих разумных замыслов не было сознательной преднамеренной руководящей руки (Dennett, 1991, 1995).

ЕСТЕСТВЕННОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ В ЭВОЛЮЦИОННОЙ БИОЛОГИИ

В соответствии с этими основными допущениями естественных наук исследования социального познания за последние 25 лет привели к потоку удивительных открытий, касающихся сложных суждений и поведенческих феноменов, которые действуют вне сознания.Поскольку результаты не имели смысла с точки зрения «глупого бессознательного» господствующей психологической науки (а именно, как могла такая тупая система обработки информации так многого добиться на пути адаптивной саморегуляции?), нам пришлось смотреть за пределы психология, чтобы понять их и их значение для человеческого разума. К счастью, в более широком контексте естественных наук, особенно эволюционной биологии, широко распространенные открытия сложных бессознательных систем управления поведением не только имеют смысл, но и оказываются предсказанными на априорных основаниях (Dawkins, 1976; Dennett, 1991). , 1995).

Гены, культура и раннее обучение

Учитывая неопределенность будущего и низкую скорость генетических изменений, наши гены дали нам не фиксированные реакции на определенные события (поскольку их нельзя предвидеть с какой-либо степенью точности), но с общими тенденциями, которые адаптируются к местным вариациям (Dawkins, 1976). Именно по этой причине эволюция сделала нас открытыми системами (Mayr, 1976). Это неограниченное качество дает возможность «тонкой настройки» новорожденного к местным условиям.Многое из этого дается нам человеческой культурой, локальными условиями (преимущественно социальными) мира, в котором нам довелось родиться. Докинз (1976) отмечал, что фенотипическая пластичность позволяет младенцу полностью автоматически усваивать «уже изобретенную и в значительной степени отлаженную систему привычек частично неструктурированного мозга» (стр. 193).

Сбор знаний о культуре — огромный шаг к адаптации к текущей местной среде. Любой человеческий младенец, родившийся сегодня, может быть немедленно переселен в любое место и в любую культуру мира, и тогда он будет адаптироваться и говорить на языке этой культуры так же хорошо, как и любой родившийся там ребенок (Dennett, 1991).Культурные ориентиры надлежащего поведения (включая язык, нормы и ценности) «загружаются» во время развития в раннем детстве, тем самым значительно снижая непредсказуемость мира ребенка и его или ее неуверенность в том, как действовать и вести себя в нем.

И не только общие культурные нормы и ценности так легко усваиваются в этот ранний период жизни; мы также усваиваем особенности поведения и ценности самых близких нам людей, способствуя еще более тонкой настройке склонностей к соответствующему поведению.В обзоре 25-летних исследований подражания младенцам Мельцофф (2002) пришел к выводу, что маленькие дети многое узнают о том, как себя вести, просто пассивно подражая другим детям, а также их взрослым опекунам. Младенцы, в частности, широко открыты для таких склонностей к подражанию, поскольку у них еще не развиты структуры когнитивного контроля для их подавления или подавления.

Бессознательное стремление к цели как открытая система

Гены в первую очередь определяют наше поведение посредством мотивации (Tomasello et al., 2005). Активная цель или мотив — это локальный агент, посредством которого находит выражение генетическое влияние далекого прошлого. Эволюция работает через мотивы и стратегии — желаемые конечные состояния, к которым мы стремимся, независимо от отправной точки в истории и географического положения, которые нам раздали карты судьбы (Tomasello et al., 2005).

Многие недавние исследования показали, что бессознательное стремление к цели приводит к тем же результатам, что и сознательное (обзоры Dijksterhuis, Chartrand, & Aarts, 2007; Fitzsimons & Bargh, 2004).Концепция цели, однажды активированная без ведома участника, действует в течение длительных периодов времени (без сознательного намерения или мониторинга человека), чтобы направлять мысли или поведение к цели (например, Bargh, Gollwitzer, Lee-Chai, & Troetschel, 2001). Например, ненавязчивый прайминг цели сотрудничества заставляет участников, играющих роль рыболовной компании, добровольно сбрасывать в озеро больше рыбы для восполнения рыбной популяции (тем самым уменьшая собственную прибыль), чем это делали участники в контрольном условии (Bargh et al. др., 2001).

Более того, качества лежащего в основе процесса, по-видимому, те же, поскольку участники с прерванными бессознательными целями, как правило, хотят возобновить и завершить скучную задачу, даже если у них есть более привлекательные альтернативы, и они будут проявлять большую настойчивость в выполнении задачи перед лицом препятствий, чем участники контрольных условий (Bargh et al., 2001). Эти черты долгое время характеризовали сознательное стремление к цели (Lewin, 1935). Что объясняет сходство между бессознательным и сознательным стремлением к цели? Учитывая позднее эволюционное появление сознательных способов мышления и поведения (т.g., Donald, 1991), вполне вероятно, что сознательное стремление к цели использовало или использовало уже существующие бессознательные мотивационные структуры (Campbell, 1974; Dennett, 1995).

Открытый характер такого бессознательного достижения цели раскрывается тем фактом, что цель действует на любую релевантную для цели информацию, которая появляется следующей в экспериментальной ситуации (запредельной, конечно), которая не может быть известна человеку заранее — точно так же, как наши гены запрограммировали нас на способность адаптироваться и процветать в местных условиях далеко в будущем, которое нельзя было предвидеть ни в каких деталях.То, что бессознательно действующая цель способна адаптироваться ко всему, что происходит дальше, и использовать эту информацию для продвижения к цели, ясно демонстрирует уровень гибкости, который противоречит карикатуре на «тупое бессознательное», в которой бессознательное, как говорят, способно только на ригидные и фиксированные реакции (Loftus & Klinger, 1992). Понятие негибкого бессознательного также несовместимо с базовыми наблюдениями в изучении двигательного контроля, поскольку высокогибкие онлайн-корректировки осуществляются бессознательно во время двигательного акта, такого как захват чашки или блокирование футбольного мяча (Rosenbaum, 2002).

Социальное поведение как неосознанное руководство текущим контекстом

Открытый характер нашего развитого дизайна также сделал нас очень чувствительными и реактивными к текущему, местному контексту. Точно так же, как эволюция дала нам общие «хорошие приемы» (Dennett, 1995) для выживания и размножения, а культура и раннее обучение точно настроили наши адаптивные бессознательные процессы на более специфические местные условия, в которых мы родились, контекстуальное прайминг — это механизм, обеспечивающий еще более точную настройку на события и людей в настоящем времени (Higgins & Bargh, 1987).При контекстуальном прайминге простое присутствие определенных событий и людей автоматически активирует наши представления о них и, соответственно, всю внутреннюю информацию (цели, знания, аффекты), хранящуюся в этих представлениях, которая имеет отношение к ответному реагированию.

Развившаяся врожденная основа этих вездесущих эффектов прайминга раскрывается тем фактом, что они присутствуют вскоре после рождения, поддерживая подражательные способности младенца (см. Meltzoff, 2002). Такие предварительные эффекты, при которых то, что человек воспринимает, напрямую влияет на то, что он делает, зависят от наличия тесной автоматической связи между восприятием и поведением.Действительно, эта тесная связь была обнаружена в когнитивной нейробиологии с открытием зеркальных нейронов в премоторной коре, которые становятся активными как тогда, когда человек воспринимает данный тип действия другого человека, так и когда он сам участвует в этом действии (Frith & Вольперт, 2004).

Автоматическая связь между восприятием и поведением приводит к по умолчанию склонности действовать так же, как и окружающие (Dijksterhuis & Bargh, 2001). Таким образом, как вариант по умолчанию или отправная точка для вашего собственного поведения, слепое или бессознательное принятие того, что делают другие вокруг вас, имеет хороший адаптивный смысл, особенно в новых ситуациях и с незнакомцами.Эти тенденции по умолчанию и их бессознательный и непреднамеренный характер несколько раз демонстрировались у взрослых людей в исследованиях Чартранда и его коллег (см. Chartrand, Maddux, & Lakin, 2005). Мало того, что люди склонны перенимать физическое поведение (позу, мимику, движения рук и кистей) незнакомцев, с которыми они взаимодействуют, не намереваясь и не осознавая, что они это делают, но это бессознательное подражание также имеет тенденцию усиливать симпатию и привязанность. между индивидуумами, выступая своего рода естественным «социальным клеем».

Дальнейшее подтверждение этого понятия о естественной контекстуальной настройке своего поведения на окружающую среду, когнитивные исследования показывают, что объекты, связанные с действием, активируют несколько планов действий параллельно и что производство действия управляется некоторой формой избирательного растормаживания. Например, результаты показывают, что окружающие стимулы (например, молотки) автоматически заставляют нас физически взаимодействовать с миром (например, выполнять силовой захват, Tucker & Ellis, 2001). Одновременная активация нескольких планов действий очевидна в промахах действий (Heckhausen & Beckmann, 1990) и в нейропсихологическом синдроме поведения использования, при котором пациенты неспособны подавлять действия, вызванные объектами окружающей среды, связанными с действием (Lhermitte, 1983). ).

Предпочтения и чувства как бессознательные проводники к настоящему

Эволюция (а также раннее обучение и культура) влияет на наши предпочтения и, через них, на наши тенденции приближаться или избегать аспектов нашего окружения. Мы предрасположены отдавать предпочтение определенным объектам и аспектам нашего окружения другим. Мы часто руководствуемся нашими чувствами, интуицией и интуитивными реакциями, которые отдают приоритет тому, что важно сделать или на что обратить внимание (Damasio, 1996; Schwarz & Clore, 1996).

Однако эти руководства не возникают из воздуха. Наши нынешние предпочтения являются производными от тех, которые служили адаптивным целям в прошлом. Принцип эволюционной теории состоит в том, что эволюция постепенно строится на том, с чем ей приходится работать в данный момент; изменения медленные и постепенные (Allman, 2000). Знания, полученные на более низком уровне слепого отбора — короткие пути и другие «хорошие уловки» (Dennett, 1995), которые постоянно работали в нашем долгосрочном эволюционном прошлом, — передаются вверх в качестве отправной точки и появляются как априорные знания. источник которых нам неизвестен.Кэмпбелл (1974) назвал эти процессы «кратчайшими процессами», потому что они избавляют нас (индивидуально) от необходимости выяснять с нуля, какие процессы полезны, а какие опасны.

Согласно нынешнему аргументу, что бессознательное развилось как система управления поведением и как источник адаптивных и соответствующих импульсов действия, следует признать, что эти бессознательно активированные предпочтения напрямую связаны с поведенческими механизмами. Несколько исследований установили эту связь: немедленные и непреднамеренные процессы оценки напрямую связаны с поведенческими предрасположенностями приближения и избегания.Чен и Барг (1999; см. также Neumann, Förster, & Strack, 2003) показали, что участники быстрее совершают приближающиеся движения руки (потянув рычаг на себя), реагируя на позитивные объекты установки, и быстрее совершают движения избегания (см. отталкивание рычага) при реагировании на объекты отрицательного отношения. Это было верно даже при том, что сознательной задачей в эксперименте было вовсе не оценивать объекты, а просто «сбивать с экрана» названия этих объектов, как только они появляются.

Эта тесная связь между непосредственной, бессознательной оценкой и соответствующими тенденциями действия (приближение против избегания) обнаруживается во всем животном мире; они есть даже у одноклеточных парамеций. То, что автоматическая активация установок напрямую ведет к соответствующей мышечной готовности у взрослых людей, таким образом, удивительно только с той точки зрения, что действия и поведение всегда являются функцией сознательного намерения и руководства (например, Bandura, 1986; Locke & Latham, 2002).Более того, когда кто-то занимается этим поведением приближения и избегания, они «отражаются» на наших сознательных суждениях и чувствах (так что тонкое побуждение человека к мышечным действиям, подобным приближению или избеганию, производит положительный или отрицательный эффект соответственно). ; Neumann et al., 2003), что еще раз подтверждает идею о том, что действие предшествует размышлению.

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ КАК ИСТОЧНИК ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ИМПУЛЬСОВ

Идея о том, что действие предшествует отражению, не нова.Несколько теоретиков постулировали, что сознательный разум не является источником или источником нашего поведения; вместо этого они теоретизируют, что импульсы к действию активируются бессознательно и что роль сознания состоит в том, чтобы быть привратником и создавать смысл постфактум (Gazzaniga, 1985; James, 1890; Libet, 1986; Wegner, 2002). В этой модели сознательные процессы включаются после возникновения в мозгу поведенческого импульса, то есть импульс сначала генерируется бессознательно, а затем сознание заявляет о нем (и переживает) как о своем собственном.Тем не менее, на сегодняшний день мало что сказано о том, откуда именно берутся эти импульсы.

Однако, учитывая доказательства, рассмотренные выше, теперь, кажется, есть ответ на этот вопрос. Существует множество поведенческих импульсов, генерируемых в любой момент времени на основе наших эволюционировавших мотивов и предпочтений, культурных норм и ценностей, прошлого опыта в подобных ситуациях и того, что другие люди в настоящее время делают в той же ситуации. Эти импульсы предоставили нам бессознательно действующие мотивы, предпочтения и связанные с ними поведенческие тенденции приближения и избегания, а также мимикрию и другие эффекты запуска поведения, вызванные простым восприятием поведения других.Наше бессознательное определенно не испытывает недостатка в предложениях относительно того, что делать в той или иной ситуации.

Конфликт и сознание

Учитывая множественность источников бессознательных поведенческих импульсов, возникающих параллельно, конфликты между ними неизбежны, поскольку поведенческая деятельность (в отличие от бессознательной психической деятельности) протекает в последовательном мире, в котором мы можем делать только одно действие одновременно. время. Как отмечалось выше, в начале онтогенеза действия, как правило, отражают действия «неподавленного» разума.Нет никаких сомнений в том, что младенец не смог бы терпеть боль или подавлять поведение исключения в обмен на какое-то вознаграждение в будущем. Однако в процессе развития оперантное научение приобретает большее влияние на поведение, и действия начинают отражать подавление. Это приводит к подавлению программы действия, нейронного события, обладающего интересными свойствами. Это часто связано с противоречивыми намерениями. При задержке удовлетворения конфликт может состоять из наклонностей как есть, так и не есть. Противоречивые намерения имеют негативную субъективную цену (Lewin, 1935; Morsella, 2005).

Независимо от адаптивности плана (например, бежать по горячему песку пустыни, чтобы добраться до воды), раздоры, сопряженные с конфликтом, не могут быть отключены добровольно (Morsella, 2005). Склонности можно подавлять поведенчески, но не ментально. Бессознательные агенты больше не влияют на поведение напрямую, но теперь они влияют на природу сознания. Склонности продолжают ощущаться сознательно, даже если они не выражаются в поведении. Таким образом, они функционируют как «интернализированные рефлексы» (Выготский, 1962), которые могут использоваться для того, чтобы играть существенную роль в мысленном моделировании.Как известно инженерам, лучший способ узнать последствия действия (если не считать фактического его выполнения) — это смоделировать его. Одна ценность моделирования заключается в том, что знания о результатах изучаются без риска выполнения действий. Действительно, некоторые теоретики в настоящее время предполагают, что функция явной сознательной памяти заключается в моделировании будущих потенциальных действий (Schacter & Addis, 2007).

Бессознательное руководство будущим поведением

Такие симулякры (т.е., продукты симуляции) бесполезны без какой-либо возможности их оценки. Если бы генерал не имел представления о том, что представляет собой благоприятный исход битвы, не было бы никакой пользы в моделировании боевых порядков. Моделирование может создавать симулякры, но само по себе не может их оценивать. Оценка потенциальных действий является сложной задачей, поскольку она зависит от учета различных соображений (например, физических или социальных последствий). Большая часть знаний о том, что является благоприятным, уже воплощена в тех самых агентных системах, которые до появления подавления непосредственно контролировали поведение.Эти теперь подавленные агенты реагируют на симулякры, как если бы они реагировали на реальные внешние раздражители. Эти интернализированные рефлексы обеспечивают оценочное суждение или интуицию, которые требуются для моделирования.

Таким образом, бессознательные процессы разрешения конфликтов предоставляют ценную информацию для сознательных процессов планирования будущего. При достаточно сильной мотивации и приверженности намеченному курсу действий конкретные планы, такие как «когда произойдет X , я сделаю Y », сами по себе срабатывают автоматически, когда появляется возможность в будущем, как в исследовании намерения реализации Голлвитцера и его коллег. (т.е.г., Голлвитцер, 1999). Таким образом, бессознательные процессы не только адаптируют нас к текущей ситуации, но и влияют на те пути, которые мы прокладываем, чтобы направлять наше поведение в будущем.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении большей части истории человечества существовали только концепции сознательного мышления и преднамеренного поведения. В 1800-х годах два очень разных явления — гипноз и эволюционная теория — оба указывали на возможность бессознательных, непреднамеренных причин человеческого поведения. Но почти два столетия спустя современная психологическая наука остается приверженной сознательно-центрической модели высших психических процессов; не помогло и то, что наше представление о возможностях бессознательного во многом основано на исследованиях подсознательной обработки информации.Это исследование с его операциональным определением бессознательного как системы, которая обрабатывает подсознательную стимуляцию из окружающей среды, помогло увековечить представление о том, что сознательные процессы являются первичными и что они являются причинной силой большинства, если не всех, человеческих суждений. и поведение (например, Locke & Latham, 2002).

Мы предлагаем альтернативную точку зрения, в которой бессознательные процессы определяются с точки зрения их непреднамеренной природы, а врожденное отсутствие осознания связано с влиянием и эффектом триггерных стимулов, а не триггерных стимулов (поскольку почти все естественные стимулы являются супралиминальный).Согласно этому определению бессознательного, которое является оригинальным и историческим, современные исследования социального познания в отношении эффектов прайминга и автоматизма показали существование сложных, гибких и адаптивных бессознательных систем управления поведением. Они, по-видимому, имеют высокую функциональную ценность, особенно в качестве поведенческих тенденций по умолчанию, когда сознательный разум по своему обыкновению перемещается из настоящего окружения в прошлое или будущее. Приятно осознавать, что бессознательное следит за магазином, когда хозяин отсутствует.

В остальных естественных науках, особенно в нейробиологии, предположение о примате сознания далеко не так распространено, как в психологии. Предполагается, что сложный и разумный замысел живых существ управляется не сознательными процессами со стороны растений или животных, а слепыми адаптивными процессами, возникшими в результате естественного отбора (Dennett, 1995). Это не означает, что человеческое сознание не играет никакой роли или что оно не обладает особыми способностями преобразовывать, манипулировать и передавать информацию по сравнению с умственными способностями других животных, но что это сознание не является необходимым для достижения сложных адаптивных способностей. и интеллектуальное руководство по поведению, продемонстрированное в новой литературе по праймингу.Как утверждал Докинз (1976), бессознательные процессы умны и адаптивны во всем живом мире, и данные психологических исследований, появившиеся после его написания, подтвердили, что этот принцип распространяется и на людей. В природе «бессознательный разум» является правилом, а не исключением.

Различия между вашим сознанием и подсознанием

Знаете ли вы о различиях между вашим сознанием и подсознанием? В этой статье исследуются теории как сознания, так и подсознания.Он также исследует другие варианты, в том числе предсознательный и бессознательный разум. Он раскрывает битвы, через которые проходит ваш разум, и то, как достичь своих целей, подключившись к нужной сущности.

Сознание против Подсознания. Узнайте, за что отвечают эти части разума, изучив теории Зигмунда Фрейда, Марисы Пир и других.

В этой статье вы узнаете:

  • Теория разума Зигмунда Фрейда.
  • Битва сознания против подсознания.
  • Сила подсознания.
  • Правила разума Марисы Пир.
  • и Гипноз и Подсознание.

Начнем с теории разума Зигмунда Фрейда.

Зигмунд Фрейд Теория разума

Зигмунд Фрейд отстаивал аналогию с айсбергом в море. Он процитировал: «Разум подобен айсбергу; одна седьмая его массы плавает над водой». Его теория заключалась в том, что разум состоит из трех частей: сознательной (над водой), предсознательной (чуть ниже ватерлинии) и бессознательной (намного ниже ватерлинии).

Автор психологии,

Кендра Черри, рассматривает модель сознания Фрейда:

«Знаменитый психоаналитик считал, что поведение и личность возникли в результате постоянного и уникального взаимодействия противоречивых психологических сил, действующих на трех различных уровнях сознания: предсознательном, сознательном и бессознательном. Он считал, что каждая из этих частей разума играет важную роль во влиянии на поведение.

Чтобы понять все тонкости теории Фрейда, важно сначала понять, что, по его мнению, делает каждая часть личности.Это включает в себя то, как он работал, и как эти три элемента взаимодействуют, внося свой вклад в человеческий опыт. Узнайте больше о каждом из этих уровней осознания и роли, которую они играют в формировании человеческого поведения и мышления.

Три уровня осознания

  • Сознание: Содержит все мысли, воспоминания, чувства и желания, о которых мы знаем в любой момент. Это аспект нашей умственной обработки, о котором мы можем думать и говорить рационально.Это также включает в себя нашу память, которая не всегда является частью сознания, но может быть легко восстановлена ​​и доведена до сознания.
  • Предсознательное: Состоит из всего, что потенциально может быть перенесено в сознательный разум.
  • Бессознательный (или подсознательный) разум:  Это резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, которые находятся за пределами нашего сознательного понимания. Большая часть содержимого бессознательного неприемлема или неприятна, например, чувство боли, тревоги или конфликта.

Репетитор по психологии, Сол Маклеод, исследует три уровня психики Фрейда .

Сол Маклеод:

«Фрейд описал сознательный разум как состоящий из всех известных нам психических процессов, и это рассматривается как верхушка айсберга. Например, вы можете почувствовать жажду и решить выпить.

Предсознание содержит мысли и чувства, которые человек в данный момент не осознает, но которые легко могут быть доведены до сознания.Он существует чуть ниже уровня сознания, перед бессознательным умом. Предсознание похоже на умственную комнату ожидания. Мысли остаются до тех пор, пока им не удастся привлечь взор сознательного.

Это часто называют доступной памятью. Например, сейчас вы не думаете о своем номере мобильного телефона, но теперь он упоминается, и вы можете легко его вспомнить. Слабые эмоциональные переживания могут быть в подсознании, но иногда травмирующие и сильные отрицательные эмоции вытесняются и, следовательно, не доступны в подсознании.

Согласно Фрейду, бессознательное является основным источником человеческого поведения. Подобно айсбергу, самая важная часть ума — это та часть, которую вы не можете видеть. Наши чувства, мотивы и решения на самом деле сильно зависят от нашего прошлого опыта и хранятся в бессознательном».

Заключение Маклеода

Объяснение Маклеода разъясняет, что подсознание содержит не только негативные мысли из прошлого опыта, но и ваши самые сокровенные желания.

Как вы описываете свое подсознание?

Теория Фрейда не принимает во внимание сущность подсознания.Эта часть разума регулярно упоминается в терапии.

Что является примером подсознания?

Примеры вашего подсознания включают страхи, убеждения, желания и воспоминания, о которых вы можете не знать. Но к некоторым из них можно получить доступ с помощью некоторой работы, например терапии.

Автор книги по саморазвитию, Брайан Трейси , резюмирует важность подсознания:

‘Давайте сначала рассмотрим тот факт, что ваше подсознание похоже на огромный банк памяти.Его емкость практически не ограничена, и он постоянно хранит все, что с вами происходит. К тому времени, когда вам исполнится 21 год, вы уже постоянно храните более чем в сто раз больше содержимого всей Британской энциклопедии.

Под гипнозом пожилые люди часто могут с полной ясностью вспомнить события пятидесятилетней давности. Ваша бессознательная память практически идеальна. Это ваше сознательное воспоминание вызывает подозрение.

Функция вашего подсознания заключается в хранении и извлечении данных.Его работа заключается в том, чтобы вы реагировали точно так, как вы запрограммированы. Ваше подсознание делает так, чтобы все, что вы говорите и делаете, соответствовало шаблону

.

С вашей я-концепцией, вашей «основной программой». Вот почему повторение позитивных утверждений так эффективно — вы действительно можете перепрограммировать свои собственные модели мышления, добавляя позитивные и ориентированные на успех звуковые фрагменты».

Подсознание и подсознание взаимозаменяемы. Майкл Крейг Миллер, доктор медицинских наук, в статье для Harvard Health объясняет, почему.

Майкл Крейг Миллер:

«Термин «бессознательный разум» наиболее тесно связан с Фрейдом и психоанализом. Для Фрейда это был ключевой элемент теории, которую он разрабатывал для объяснения причин психических расстройств и способов их лечения. Проще говоря, Фрейд предположил, что скрытые ментальные содержания делают людей «больными». Насколько он понял, эти ментальные содержания были «подавлены» и стали бессознательными.

Что касается термина «подсознание», то Фрейд с самого начала использовал его взаимозаменяемо с «бессознательным».Но в конце концов он остановился на последнем термине, чтобы избежать путаницы. Он не мог предсказать, что путаница все еще будет существовать после более чем 100 лет обсуждения.

Как правило, в большей части профессиональной литературы, где речь идет о психическом функционировании (включая не только психоанализ, но и психиатрию, психологию и неврологию, среди прочего), писатели, такие как Фрейд, склонны использовать слово «бессознательное», а не чем «подсознание». Однако из-за буквального определения бессознательного существования, когда человек теряет сознание, термин подсознание часто используется вместо этого в качестве предпочтения.

Битва сознания против подсознания

Как вы используете свое сознание и подсознание вместе?

Довольно часто ваш разум может разрываться между убеждениями вашего сознания и вашего подсознания. В этой статье инвестиционного менеджера Рэя Далио о Linkedin рассказывается, почему это происходит.

Рэй Далио:

‘Как и в случае с животными, многие из наших факторов, влияющих на принятие решений, скрыты под поверхностью. Животное не «решает» летать, или охотиться, или спать, или драться, как это делаем мы сами, выбирая, что делать, — оно просто следует инструкциям, исходящим из подсознательных частей его мозга.Такие же инструкции приходят к нам из одних и тех же частей нашего мозга, иногда по хорошим эволюционным причинам, а иногда и во вред нам. Наши подсознательные страхи и желания управляют нашими мотивами и действиями посредством таких эмоций, как любовь, страх и вдохновение. Это физиологично. Любовь, например, представляет собой коктейль из химических веществ (например, окситоцина), выделяемых гипофизом.

…Я также пришел к пониманию того, что, хотя некоторые подсознательные части нашего мозга опасны для животных, другие умнее и быстрее, чем наш сознательный разум.Наши величайшие моменты вдохновения часто «выскакивают» из нашего подсознания. Мы испытываем эти творческие прорывы, когда мы расслаблены и не пытаемся получить доступ к той части мозга, в которой они находятся, которая обычно является неокортексом. Когда вы говорите: «Я только что кое о чем подумал», вы замечаете, что ваше подсознание что-то говорит вашему сознанию. С помощью обучения можно открыть этот поток общения.

Многие люди видят только сознательный разум и не знают о преимуществах соединения его с подсознанием.Они считают, что способ добиться большего — втиснуть больше в сознательный разум и заставить его работать усерднее, но это часто приводит к обратным результатам. Хотя это может показаться нелогичным, очистка головы может быть лучшим способом добиться прогресса».

Заключение теории Далио

Теория Далио придает значение чувству прокрастинации. Иногда, когда вы расслабляетесь и откладываете дела на некоторое время, вы иногда получаете момент «лампочки» из ниоткуда. На самом деле, ваше подсознание спасает положение.

Сила подсознания

Неважно, бодрствуете вы или спите, ваше подсознание все записывает и сохраняет. Благодаря вашим сохраненным воспоминаниям, чувствам и желаниям ваше подсознание играет огромную роль в создании ваших снов. В этой статье о The Wisdom Post объясняется, как это работает.

Сообщение мудрости:

‘Когда вы засыпаете, спит ваше сознание. Однако ваше подсознание никогда не уснет.Он работает 24 часа в сутки, даже когда вы спите. Ваше подсознание контролирует ваше тело, ваше дыхание, работу ваших органов, рост ваших клеток и все остальное. Вот почему, когда вы спите, ваше подсознание все еще бодрствует. И это просто означает, что только ваше бессознательное несет ответственность за ваши сны.

Это точка, где ваше подсознание соединяется с вашими ментальными образами, которые производят то, что мы называем снами. И поскольку наше подсознание мыслит в форме символов, метафор и визуальных форм, наши сны также имеют тенденцию проецироваться таким же образом.Вот почему большинство снов являются косвенными и трудными для понимания, но они часто связаны с нашим опытом и событиями в нашей повседневной жизни».

Правила разума Марисы Пир

В этой статье «Правила разума» эксперт по психологии Мариса Пир объясняет, что первая простая задача вашего разума — поддерживать вашу жизнь как можно дольше. Для этого ваше подсознание будет уводить вас от боли к удовольствию. На него сильно влияют слова, которые вы говорите, и картинки, которые вы себе представляете.Ваш ум любит то, что знакомо, и предпочитает избегать всего незнакомого.

Гипноз и подсознание

Гипнотерапия обращается к подсознанию, часто для того, чтобы выявить глубоко укоренившиеся детские травмы или прошлые события, которые оставили после себя негативные чувства. Подсознание считается биологическим жестким диском. Или как записанная база данных для всего, что касается вас. Ваш сознательный разум может знать, что вам следует бросить эту нездоровую привычку или чаще заниматься спортом.Но эта сознательная сила воли может вести вас только до сих пор. Это подсознание нуждается в перенастройке для достижения ваших целей. Почему? Потому что ваши подсознательные убеждения могут саботировать ваши сознательные усилия. Чем лучше вы осознаете свои подсознательные убеждения, тем лучше вы сможете получить к ним доступ.

Вы часто можете подключиться к подсознанию в тех случаях, когда вы чувствуете «внутренний инстинкт» или интуицию. Чем больше вы обращаете на это внимание, тем лучше вы будете тренировать свое подсознание.

Мариса Пир помогла многим клиентам добиться успеха в жизни благодаря своей уникальной технике перепрограммирования подсознания, которая называется Rapid Transformational Therapy™ (RTT). Основываясь на науке о нейропластичности, RTT сочетает в себе наиболее полезные принципы гипнотерапии, психотерапии, НЛП, когнитивно-поведенческой терапии и неврологии.

Заинтересованы в изучении собственного подсознания?

Если вам понравилась эта статья и вы хотите еще глубже изучить подсознание, вы можете заглянуть в аудиомагазин Marisa Peer, где вы найдете огромный выбор аудио и наборов аудио для изучения.Мариса Пир — всемирно известный терапевт с более чем 30-летним опытом, она обучила более 6000 человек своей новаторской технике RTT. Она разработала эти аудиозаписи благодаря своим обширным знаниям — читайте дальше, чтобы узнать больше.

Мариса Пир Гипноз Аудио Скачать

Вы можете слушать аудиозаписи Марисы Пир, не выходя из собственного дома. Ассортимент включает мощные слова Марисы, которые напрямую обращаются к вашему подсознанию, чтобы помочь вам преодолеть зависимости, достичь своих целей, улучшить свои личные качества или привлечь отношения.Мариса рекомендует слушать их каждый день в течение как минимум трех недель. Нажмите на изображение ниже, чтобы просмотреть аудиомагазин.

Если вам понравилась эта статья, поделитесь ею в своих социальных сетях. Мы также хотели бы, чтобы вы подписались на наш бесплатный дайджест Wellness Weekly, заполнив форму внизу этой страницы. Еженедельник «Здоровье» наполнен информативными статьями, полезными ресурсами, бесплатными подарками, вдохновляющими цитатами и историями из реальной жизни.Его прочитали более 10 000 читателей, и он станет идеальным подспорьем для выходных.

Сознание бессознательного | Психология сегодня

«Сознание определяет действия, бессознательное определяет реакции, а реакции так же важны, как и действия». Э. Стэнли Джонс

В прошлом месяце я рассказывал о точке зрения Huna на бессознательное ( unihipili ) и о том, как древние гавайцы работали с ней, чтобы высвобождать негативные эмоции для поддержания своего физического и эмоционального здоровья.Статья подняла ряд вопросов о бессознательном, на которые я хотел бы ответить.

Теории о бессознательном широко варьируются в психологических кругах: от фрейдистской точки зрения, что это хранилище социально неприемлемых желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, до точки зрения когнитивной психологии, согласно которой бессознательный разум представляет собой просто набор когнитивных процессов, которыми мы не владеем. осознающий, а не сущность сама по себе.

Правда в том, что доказать любую из этих теорий сложно.Точно так же, как мы знаем, что Вселенная огромна, мы знаем, что бессознательный разум могущественен. И, как и наши исследования космоса, наши знания о бессознательном ограничены имеющимся у нас научным оборудованием для его наблюдения. Таким образом, мы заканчиваем тем, что подписываемся на теории, которые считаем наиболее полезными. Для меня это означает перспективы Huna , нейролингвистического программирования (НЛП) и Юнга.

Для мирян в западных культурах бессознательный разум рассматривался как враг, темная сила, налетевшая, чтобы саботировать наши сознательные желания.Он стал козлом отпущения за каждую неудачу, ошибку или нежелательную реакцию. Совсем недавно люди стали думать о бессознательном как об инструменте, который они могут сознательно использовать, чтобы достичь того, чего они хотят. Они дубасят разум утверждениями, а потом удивляются, почему они не работают.

Но Хуна , НЛП и Юнг относятся к бессознательному с гораздо большим уважением. Они считают, что бессознательное играет определенные важные роли и обязанности. Они считают бессознательный разум обладающим собственной мудростью, которую следует уважать.И они делают акцент на работе с бессознательным, а не на попытках запугать его и заставить подчиниться или игнорировать.

Вам не нужна докторская степень. в психологии, чтобы эффективно работать со своим бессознательным, но вам нужно понять несколько основ. Вот несколько аспектов бессознательного, которым я обучаю своих студентов в Хуна и НЛП, и как они применимы к вам.

Бессознательное:

Сохраняет тело: Одной из его основных целей является выживание вашего физического тела.Он будет бороться со всем, что кажется угрозой его выживанию. Поэтому, если вы хотите легче изменить поведение, покажите своему бессознательному, как это поведение вредит вашему телу.

Управляет телом: Бессознательное управляет всеми вашими основными физическими функциями (дыхание, частота сердечных сокращений, иммунная система и т. д.). Хуна считает, что бессознательное хранит план вашего тела в его нынешнем виде, а также план вашего идеального здоровья. Вместо того, чтобы рассказывать бессознательному, как выглядит идеальное здоровье, попробуйте спросить его, что оно знает и что вам нужно для улучшения здоровья.

Подобно 7-летнему ребенку : Подобно маленькому ребенку, бессознательное любит служить, нуждается в очень четких указаниях и воспринимает ваши инструкции очень буквально. Поэтому, если вы скажете: «Эта работа — головная боль», ваше бессознательное найдет способ убедиться, что у вас болит шея на работе! Бессознательное также очень «морально» в том смысле, в каком моральен маленький ребенок, что означает, что оно основано на морали, которой учат и принимают ваши родители или окружение. Поэтому, если вас учили, что «секс — это отвратительно», ваше бессознательное все равно будет реагировать на это учение даже после того, как ваше сознание отвергло его.

Общается посредством эмоций и символов: Чтобы привлечь ваше внимание, бессознательное использует эмоции. Например, если вы вдруг почувствовали страх, ваше бессознательное определило (правильно или ошибочно), что ваше выживание находится под угрозой.

Хранит и упорядочивает воспоминания: Подсознание решает, где и как хранить ваши воспоминания. Он может скрывать определенные воспоминания (например, травмы), связанные с сильными негативными эмоциями, пока вы не станете достаточно зрелыми, чтобы сознательно обрабатывать их.Когда он почувствует, что вы готовы (независимо от того, думаете вы сознательно или нет!), он вызовет их, чтобы вы могли с ними справиться.

Бессознательные основные чтения

Не обрабатывает негативы: Бессознательное поглощает картинки, а не слова. Так что, если вы говорите: «Я не хочу откладывать дела на потом», бессознательное создает картину того, что вы прокрастинируете. Переключение этого изображения с негатива на позитив требует дополнительного шага. Лучше сказать своему бессознательному: «Давай за работу!»

Создает ассоциации и быстро учится: Чтобы защитить вас, подсознание остается начеку и пытается извлечь уроки из каждого опыта.Например, если у вас был плохой опыт в школе, ваше бессознательное может решить свалить весь ваш учебный опыт в категорию «это не будет весело». Он будет сигнализировать вам потными ладонями и беспокойством всякий раз, когда вы пытаетесь сделать что-то новое. Но если вы преуспеваете в спорте, ваше бессознательное будет помнить, что «спорт равен успеху», и вы будете чувствовать себя позитивно и энергично всякий раз, когда возникает физическая активность.

Бессознательное — это нечто большее. На самом деле моя последняя книга посвящена бессознательному, тому, как оно работает и как с ним работать.Но даже простое понимание приведенных выше основ поможет вам использовать его силу.

Махало!
Доктор Мэтт

——

Об авторе: Мэтью Б. Джеймс, магистр искусств, доктор философии, президент организации Empowerment Partnership, где студенты изучают нейролингвистическое программирование (НЛП), хуна и гипноз. Чтобы узнать больше о НЛП и о том, как сразу же применить его в своей жизни, начните с прослушивания бесплатного вебинара доктора Мэтта « НЛП и привязка: изучение основ эмоционального мастерства».

Модель человеческого разума Фрейда

Понимание человеческого разума лежит в основе психоаналитической теории. С момента введения теории Зигмунда Фрейда в начале 1900-х годов и, несмотря на многие успехи в изучении психоаналитической теории, основные мысли Фрейда сохраняют сильное влияние на формирование взглядов на теорию человеческого разума.

В центре теории Фрейда находятся психопатологии, которые приводят к психическим заболеваниям у субъекта.Это предположение Фрейда о том, что в человеческом разуме содержится три уровня осознания или сознания. Именно введение этих психопатологий влияет на людей, поэтому требуется больше, чем просто говорить о них. Эффективным лечением этих глубоко укоренившихся психопатологий является психоанализ.

На приведенной ниже иллюстрации показано деление Фрейдом этих трех уровней и предполагаемое использование каждого уровня. Это сознательное, подсознательное и бессознательное .Работая вместе, они создают нашу реальность.

Хотя признание психоаналитической теории Фрейда со временем то уменьшалось, то мало кто из профессионалов предложил бы отвергнуть ее. Внутри него находится модель или концепция, выдержавшая множество испытаний временем.

Этимология

Происхождение значения ума имеет долгую и богатую историю. В отличие от многих других слов и фраз, для его использования не дается четкой эволюции. Его значение больше зависело от контекста его использования, чем от какого-либо отдельного значения.

Если говорить о разуме со стороны философа, разум вполне может означать чью-либо личность, идентичность и их воспоминания. Для религиозного разум вмещает дух, осознание Бога, или для ученого разум является генератором идей и мыслей. Разум нес с собой множество разнообразных ярлыков. В его младенчестве ссылки на разум действительно были метафорическими.

Только в 14 -м и 15-м -м веках постепенно развивалось обобщение ума , включающее все умственные способности, мышление, волю, чувство и память.

В конце 19-го и начале 20-го века психология выдвинулась на первый план как уважаемая наука. В немалой степени благодаря работам Фрейда и других укрепилось популярное внимание к человеческому разуму, его роли в науках о поведении и вопросу о разуме и теле. Сегодня понятие разума и его функций почти всегда обсуждается с научной точки зрения.

Сознание Фрейда

Поскольку под сознанием лучше всего понимается осознание чего-либо, способность вызывать это в уме, было бы достаточно просто квалифицировать только те события, которые мы можем вспомнить, как деятельность человеческого разума.

У этой точки зрения есть две проблемы. Во-первых, есть оценка, что только около 10% работы ума состоит из сознательных мыслей, а во-вторых, эта точка зрения не объясняет те случайные события, которые возникают в уме.

Способности сознательного разума могут выполнять две функции:

  1. Его способность направлять ваше внимание.
  2. Его способность представлять то, что не является реальным

Будучи важным партнером в триаде человеческого разума, сознательный разум служит для нас сканером.Он воспринимает событие, вызывает потребность отреагировать, а затем, в зависимости от важности события, сохраняет его либо в бессознательной, либо в подсознательной области человеческого разума, где оно остается доступным для нас.

Подсознание Фрейда

Ваше подсознание является хранилищем любых недавних воспоминаний, необходимых для быстрого вызова , таких как номер вашего телефона или имя человека, которого вы только что встретили. Он также содержит текущую информацию, которую вы используете каждый день, например, ваши текущие повторяющиеся мысли, модели поведения, привычки и чувства.

Рабочая лошадка опыта разума/тела Подсознание Фрейда служит памятью с произвольным доступом (ОЗУ). «Таким образом, бессознательный разум можно рассматривать как источник снов и автоматических мыслей (тех, которые появляются без какой-либо видимой причины), хранилище забытых воспоминаний (которые могут быть доступны сознанию в какой-то более поздний момент) и местонахождение имплицитных мыслей. знание (вещи, которые мы изучили так хорошо, что делаем их, не задумываясь)».

Подсознание Фрейда

Подсознание — это место, где находятся все наши воспоминания и прошлый опыт .Это те воспоминания, которые были подавлены травмой, и те, которые просто были сознательно забыты и больше не важны для нас (автоматические мысли). Именно из этих воспоминаний и переживаний формируются наши убеждения, привычки и поведение.

Обзор предыдущей иллюстрации показывает бессознательное, расположенное глубже в уме под подсознанием. Хотя подсознание и бессознательное имеют прямые связи друг с другом и имеют дело с похожими вещами, бессознательный разум на самом деле является подвалом, если хотите, подземной библиотекой всех ваших воспоминаний, привычек и поведения.Это хранилище всех ваших глубоко укоренившихся эмоций, которые были запрограммированы с рождения.

Психоаналитическая теория Фрейда учит, что именно здесь, в бессознательном уме, с помощью психоанализа могут произойти необходимые изменения.

Комментарий

Как уже упоминалось, психоаналитическая теория Фрейда и связанные с ней вмешательства в отношении тех, у кого проявляются симптомы психического заболевания, не статичны. Использование сегодняшней современной психологии в области теории и практики открыло теорию Фрейда для множества новых идей.

Несмотря на широкую поддержку и критику психоанализа, был достигнут значительный прогресс в его использовании в качестве действенного подхода к лечению. Психоаналитическая теория Фрейда заслуживает изучения хотя бы по какой-либо другой причине, кроме как для того, чтобы получить важную историческую перспективу лечения психического здоровья.

 

Глава 13: Сознательная мысль, Бессознательная мысль

Резюме обзора главы

Огромное количество когнитивных процессов происходит «за кулисами», в когнитивном бессознательном.Во многих случаях вы осознаете только продукты, являющиеся результатом ваших ментальных процессов; сами процессы бессознательны. Это отражается в том факте, что вы не осознаете поиска в памяти; вам известны только результаты этого поиска. Точно так же вы не можете сказать, когда вы действительно восприняли слово, а когда просто предположили его присутствие.

Бессознательная обработка может быть довольно сложной. Например, имплицитная память влияет на вас, хотя вы вообще не осознаете, что помните, и это влияние обычно опосредовано сложным процессом, посредством которого вы приписываете ощущение знакомого определенной причине.Бессознательные атрибуции также могут формировать то, как вы интерпретируете и реагируете на свои телесные состояния.

Даже когда ваше мышление является сознательным, вы все равно находитесь под влиянием бессознательных проводников, которые формируют и направляют ваши мысли. Это проявляется в влиянии фреймов на принятие решений и влиянии наборов на направление ваших усилий по решению проблем.

Еще одним доказательством бессознательных достижений является изучение слепого зрения и амнезии; в обоих случаях пациенты, по-видимому, обладают знаниями (полученными из восприятия или из памяти), но не осознают эти знания.

Когнитивное бессознательное обеспечивает огромную эффективность, но за счет гибкости или контроля. Точно так же когнитивное бессознательное не дает вам отвлекаться на детали ваших ментальных процессов, но в некоторых случаях ваше неведение о том, как развивались ваши ментальные процессы и как вы пришли к определенному воспоминанию или конкретному восприятию, дорого обходится вам. Эти компромиссы указывают путь к функции сознания: сознательное мышление менее эффективно, но более контролируемо, а также лучше информировано информацией о процессе.

Гипотеза нейронного рабочего пространства начинается с того факта, что большая часть обработки в мозгу осуществляется отдельными специализированными модулями. Однако когда вы обращаете внимание на стимул, нейроны в различных модулях связаны посредством нейронов рабочего пространства. Эта связь усиливает и поддерживает обработку в отдельных модулях, а также позволяет интегрировать и сравнивать различные модули. Предполагается, что эта интеграция делает возможным сознание. Интеграция обеспечивает основу для единства вашего опыта; это также обеспечивает гибкость и обнаружение конфликтов.

Сознание также может дать вам ощущение, что у вас есть адекватное оправдание для совершения действия. Возможно, именно поэтому пациенты с амнезией кажутся неспособными действовать на основе того, что они (бессознательно) вспоминают, и почему слеповидящие пациенты кажутся неспособными реагировать на то, что они (бессознательно) видят.

Несколько теоретиков утверждали, что мы должны различать типы сознательного опыта. Соображения в этой главе имеют непосредственное отношение к «сознанию доступа», которое представляет собой вопрос о том, как осуществляется доступ к информации и как она используется в уме.В этой главе меньше говорится о «феноменальном сознании», которое связано с субъективным опытом сознания. Тем не менее, исследования беглости ума дают интригующий намек как на то, как вы руководствуетесь квалиа, так и на то, как мы можем исследовать эффекты квалиа.

состояний сознания | Noba

Случалось ли вам когда-нибудь, чтобы ваш коллега-автомобилист останавливался рядом с вами на красный свет, распевал свои мозги, ковырялся в носу или вел себя иначе, чем обычно на публике? Есть что-то в одиночестве в машине, что побуждает людей отключаться и забывать, что другие могут их видеть.Хотя эти небольшие потери внимания забавны для остальных из нас, они также поучительны, когда речь идет о теме сознания.

Этот парень поет от души в своей передвижной музыкальной студии. Вы когда-нибудь делали это? [Изображение: Джошуа Оммен, https://goo.gl/Za97c3, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Сознание — это термин, обозначающий осведомленность. Он включает в себя осознание себя, телесных ощущений, мыслей и окружающей среды. В английском языке мы используем противоположное слово «бессознательный», чтобы указать на бесчувственность или барьер на пути к осознанию, как в случае «Тереза ​​упала с лестницы и ударилась головой, потеряв сознание.И все же психологическая теория и исследования предполагают, что сознание и бессознательное сложнее, чем падение с лестницы. То есть сознание — это больше, чем просто «включено» или «выключено». Например, Зигмунд Фрейд (1856–1939) — психолог-теоретик — понимал, что даже когда мы бодрствуем, многие вещи остаются за пределами сферы нашего сознательного восприятия (например, когда вы находитесь в машине и забываете, что остальной мир может видеть в вас). окна). В ответ на это понятие Фрейд ввел понятие «подсознания» (Freud, 2001) и предположил, что некоторые из наших воспоминаний и даже наши основные мотивы не всегда доступны нашему сознанию.

Поразмыслив, легко увидеть, насколько скользко тематическое сознание. Например, находятся ли люди в сознании, когда мечтают? А когда они пьяны? В этом модуле мы опишем несколько уровней сознания, а затем обсудим измененные состояния сознания, такие как гипноз и сон.

В 1957 году маркетолог вставил слова «Ешьте попкорн» в кадр фильма, который показывали по всей территории Соединенных Штатов. И хотя этот кадр проецировался на киноэкран всего на 1/24 секунды — скорость слишком высокая, чтобы ее можно было воспринять сознательным сознанием, — исследователь сообщил об увеличении продаж попкорна почти на 60%.Практически сразу все формы «подсознательного обмена сообщениями» были отрегулированы в США и запрещены в таких странах, как Австралия и Великобритания. Несмотря на то, что позже было показано, что исследователь выдумал данные (он даже не вставил слова в фильм), этот страх перед влиянием на наше подсознание сохраняется. По сути, этот вопрос противопоставляет друг другу различные уровни осознания. С одной стороны, у нас есть «низкое осознание» тонких, даже подсознательных влияний. С другой стороны, есть вы — сознательное мышление, чувство вас, которое включает в себя все, что вы в данный момент осознаете, даже читая это предложение.Однако, если мы рассмотрим эти различные уровни осознания по отдельности, мы сможем лучше понять, как они работают.

Низкая осведомленность

Вы постоянно получаете и оцениваете сенсорную информацию. Хотя в каждом моменте слишком много образов, запахов и звуков, чтобы их все можно было сознательно учесть, наш мозг, тем не менее, обрабатывает всю эту информацию. Например, вы когда-нибудь были на вечеринке, ошеломленные всеми людьми и разговорами, когда из ниоткуда вы слышите, как зовут вас по имени? Даже если вы понятия не имеете, что еще говорит этот человек, вы каким-то образом осознаете свое имя (подробнее об «эффекте вечеринки с коктейлем» см. модуль Noba о внимании).Таким образом, даже если вы не осознаете различных раздражителей в вашем окружении, ваш мозг уделяет им больше внимания, чем вы думаете.

Подобно рефлексу (например, подпрыгивание при испуге), некоторые сигналы или важная сенсорная информация автоматически вызывают у нас реакцию, даже если мы никогда не воспринимаем ее сознательно. Например, Öhman и Soares (1994) измерили незначительные изменения потоотделения у участников, боящихся змей. Исследователям мелькали изображения разных объектов (например,г., грибы, цветы и, самое главное, змеи) на экране перед ними, но делал это на такой скорости, что участник понятия не имел, что он или она на самом деле видел. Однако, когда показывались изображения змей, эти участники начинали больше потеть (т. е. признак страха), хотя понятия не имели, что только что видели!

Хотя наш мозг воспринимает некоторые стимулы без нашего сознательного осознания, действительно ли они влияют на наши последующие мысли и поведение? В знаменательном исследовании Барг, Чен и Берроуз (1996) предложили участникам решить головоломку по поиску слов, где ответы относились к словам о пожилых людях (например, о пожилых людях).например, «старый», «бабушка») или что-то случайное (например, «ноутбук», «помидор»). После этого исследователи тайно измерили, как быстро участники шли по коридору, выходя из эксперимента. И хотя никто из участников не знал темы ответов, те, кто решил головоломку со старыми словами (по сравнению с теми, кто использовал другие типы слов), шли по коридору медленнее!

Этот эффект, называемый праймингом (т. е. легкое «активирование» определенных понятий и ассоциаций из памяти), был обнаружен в ряде других исследований.Например, подталкивание людей к питью из теплого стакана (а не из холодного) приводило к более «теплому» поведению по отношению к другим (Williams & Bargh, 2008). Хотя все эти влияния происходят за рамками нашего сознательного осознания, они все же оказывают значительное влияние на последующие мысли и поведение.

За последние два десятилетия исследователи добились успехов в изучении аспектов психологии, которые существуют за пределами сознательного понимания. Как вы понимаете, трудно использовать самоотчеты и опросы, чтобы спрашивать людей о мотивах или убеждениях, о которых они сами могут даже не подозревать! Один из способов обойти эту трудность можно найти в тесте имплицитных ассоциаций, или IAT (Greenwald, McGhee & Schwartz, 1998).Этот метод исследования использует компьютеры для оценки времени реакции людей на различные раздражители, и его очень сложно подделать, поскольку он записывает автоматические реакции, которые происходят в миллисекундах. Например, чтобы пролить свет на глубоко укоренившиеся предубеждения, IAT может представить фотографии лиц европейцев, американцев и азиатов, попросив участников исследования как можно быстрее нажимать кнопки, обозначающие «хорошо» или «плохо». Даже если участник нажимает «хорошо» для каждого отображаемого лица, IAT все равно может обнаруживать небольшие задержки в ответе.Задержки связаны с большими умственными усилиями, необходимыми для обработки информации. Когда информация обрабатывается быстро — как в примере с белыми лицами, оцениваемыми как «хорошие», — ее можно противопоставить более медленной обработке — как в примере с азиатскими лицами, оцениваемыми как «хорошие», — и разница в скорости обработки является отражающей. предвзятости. В связи с этим IAT использовался для исследования стереотипов (Nosek, Banaji & Greenwald, 2002), а также самооценки (Greenwald & Farnam, 2000). Этот метод может помочь выявить бессознательные предубеждения, а также те, которые мы мотивированы подавлять.

Фактический снимок экрана из IAT (теста на неявные ассоциации), который человек может использовать для проверки своих собственных мысленных представлений о различных когнитивных конструкциях. В данном конкретном случае это тест бессознательной реакции человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

Высокое осознание

То, что на нас могут влиять эти «невидимые» факторы, не означает, что они беспомощно контролируют нас.Другая сторона континуума осознания известна как «высокое осознавание». Это включает в себя усиленное внимание и тщательное принятие решений. Например, когда вы слушаете забавную историю на свидании, или думаете, какое расписание занятий было бы предпочтительнее, или решаете сложную математическую задачу, вы входите в состояние сознания, которое позволяет вам хорошо осознавать и фокусироваться на конкретных деталях. в вашей среде.

Медитация веками практиковалась в религиозном контексте. В последние 50 лет это становится все более популярным как светская практика.Научные исследования связывают медитацию со снижением стресса и улучшением самочувствия. [Изображение: Индрек Торило, https://goo.gl/Bc5Iwm, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Осознанность — это состояние высшего сознания, которое включает в себя осознание мыслей, проходящих через голова. Например, вы когда-нибудь огрызались на кого-то в отчаянии только для того, чтобы воспользоваться моментом и подумать, почему вы так агрессивно отреагировали? Это более напряженное рассмотрение ваших мыслей можно описать как расширение вашего сознательного понимания, когда вы уделяете время рассмотрению возможных влияний на ваши мысли.Исследования показали, что, когда вы уделяете этому более обдуманное внимание, вас меньше убеждают неуместные, но искажающие влияния, такие как присутствие знаменитости в рекламе (Petty & Cacioppo, 1986). Более высокая осведомленность также связана с распознаванием того, что вы используете стереотип, а не с справедливой оценкой другого человека (Gilbert & Hixon, 1991).

Люди чередуют низкие и высокие состояния мышления. То есть мы переключаемся между сфокусированным вниманием и менее внимательным состоянием по умолчанию, и у нас есть нейронные сети для обоих (Raichle, 2015).Интересно, что чем меньше мы обращаем внимания, тем больше вероятность того, что на нас будут влиять бессознательные стимулы (Chaiken, 1980). Хотя эти тонкие влияния могут воздействовать на нас, мы можем использовать наше высшее сознание для защиты от внешних воздействий. В так называемой модели гибкой коррекции (Wegener & Petty, 1997) люди, которые осознают, что на их мысли или поведение влияет неправомерный внешний источник, могут исправить свое отношение вопреки предвзятости. Например, вы можете знать, что на вас влияет упоминание определенных политических партий.Если вы были мотивированы рассмотреть политику правительства, вы можете принять во внимание свои собственные предубеждения, чтобы попытаться рассмотреть политику справедливым образом (по ее собственным достоинствам, а не привязываться к определенной стороне).

Чтобы помочь прояснить взаимосвязь между низшим и высшим сознанием, представьте, что мозг похож на путешествие по реке. В низком осознании вы просто плывете на маленьком резиновом плоту и позволяете течениям толкать вас. Просто плыть по течению не очень сложно, но у вас также нет полного контроля.Более высокие состояния сознания больше похожи на путешествие в каноэ. В этом сценарии у вас есть весло, и вы можете управлять им, но для этого требуется больше усилий. Эта аналогия применима ко многим состояниям сознания, но не ко всем. А как насчет других состояний, таких как сон, мечтание или гипноз? Как они связаны с нашим сознанием?

Таблица 1: Состояния сознания

Гипноз

Если вы когда-либо наблюдали за выступлением сценического гипнотизера, возможно, вы нарисовали вводящий в заблуждение портрет этого состояния сознания.Например, загипнотизированные люди на сцене находятся в состоянии, похожем на сон. Однако по мере того, как гипнотизер продолжает свое шоу, вы обнаружите некоторые глубокие различия между сном и гипнозом. А именно, когда вы спите, услышав слово «клубника», вы не будете махать руками, как цыпленок. В сценических представлениях загипнотизированные участники кажутся очень внушаемыми, до такой степени, что они, по-видимому, находятся под контролем гипнотизера. Такие выступления развлекательны, но имеют способ сделать сенсацией истинную природу гипнотических состояний.

Людей гипнотизируют на сцене. [Изображение: New Media Expo, https://goo.gl/FWgBqs, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Гипноз — это реальное, задокументированное явление, которое было изучено и обсуждаются более 200 лет (Pekala et al., 2010). Франц Месмер (1734–1815) часто считается одним из первых людей, «открывших» гипноз, который он использовал для лечения членов элитного общества, испытывавших психологические расстройства. Именно от имени Месмера мы получили английское слово «загипнотизировать», означающее «завораживать или приковывать внимание человека».Месмер приписывал эффект гипноза «животному магнетизму», предполагаемой универсальной силе (подобной гравитации), которая действует через все человеческие тела. Даже в то время такое объяснение гипноза не имело научного подтверждения, и сам Месмер часто становился центром споров.

На протяжении многих лет исследователи предположили, что гипноз — это психическое состояние, характеризующееся снижением периферийного сознания и повышенным вниманием к одному стимулу, что приводит к повышенной восприимчивости к внушению (Kihlstrom, 2003).Например, гипнотизер обычно вызывает гипноз, заставляя человека обращать внимание только на голос гипнотизера. По мере того, как человек все больше и больше сосредотачивается на этом, он начинает забывать контекст обстановки и реагирует на внушения гипнотизера, как если бы они были его собственными. Некоторые люди от природы более внушаемы и, следовательно, более «гипнабельны», чем другие, и это особенно верно для тех, у кого высокий уровень эмпатии (Wickramasekera II & Szlyk, 2003). Один из распространенных «трюков» сценических гипнотизеров состоит в том, чтобы отбрасывать добровольцев, которые менее внушаемы, чем другие.

Диссоциация — это отделение сознания от всего, кроме того, на чем сосредоточено основное внимание. Например, если вы когда-либо мечтали в классе, вы, вероятно, были настолько поглощены фантазией, что не слышали ни слова, которое сказал учитель. Во время гипноза эта диссоциация становится еще более выраженной. То есть человек настолько концентрируется на словах гипнотизера, что теряет перспективу остального окружающего мира. Вследствие диссоциации человек менее усерден и менее застенчив в отношении своих собственных мыслей и поведения.Подобно состояниям низкой осознанности, когда человек часто действует в соответствии с первой мыслью, пришедшей в голову, так и в гипнозе человек просто следует первой мысли, которая приходит в голову, т. е. внушению гипнотизера. Тем не менее, только потому, что человек более восприимчив к внушению под гипнозом, это не значит, что он/она будет делать все, что ему прикажут. Чтобы быть загипнотизированным, вы должны сначала захотеть, чтобы были загипнотизированы (т. е. вы не можете быть загипнотизированы против своей воли; Lynn & Kirsh, 2006), и как только вы загипнотизированы, вы не будете делать ничего, что вы бы также не сделали. делать в более естественном состоянии сознания (Lynn, Rhue, & Weekes, 1990).

Сегодня гипнотерапия по-прежнему используется в различных форматах, и она развилась из ранних экспериментов Месмера с этой концепцией. Современная гипнотерапия часто использует комбинацию релаксации, внушения, мотивации и ожидания для создания желаемого психического или поведенческого состояния. Хотя существуют смешанные данные о том, может ли гипнотерапия помочь в снижении зависимости (например, отказ от курения; Abbot et al., 1998), есть некоторые свидетельства того, что она может быть успешной при лечении людей, страдающих острой и хронической болью (Ewin, 1978; Syrjala et al. др., 1992). Например, в одном исследовании изучалось лечение ожоговых больных гипнотерапией, псевдогипнозом (т. е. состояние плацебо) или отсутствием лечения вообще. После этого, хотя у людей в состоянии плацебо боль уменьшилась на 16%, у тех, кто находился в реальном состоянии гипноза, боль уменьшилась почти на 50% (Patterson et al., 1996). Таким образом, даже несмотря на то, что гипноз может стать сенсацией для телевидения и кино, его способность отделять человека от его окружения (или его боли) в сочетании с повышенной внушаемостью рекомендаций врача (т.г., «вы будете меньше беспокоиться о своей хронической боли») — это задокументированная практика, имеющая реальную пользу для здоровья.

Так же, как и гипнотические состояния, состояния транса также включают в себя диссоциацию себя; однако говорят, что люди в состоянии транса имеют меньше добровольного контроля над своим поведением и действиями. Трансовые состояния часто возникают во время религиозных церемоний, когда человек считает, что он или она «одержимы» потусторонним существом или силой. Находясь в трансе, люди сообщают анекдотические рассказы о «высшем сознании» или общении с большей силой.Однако основная часть исследований, изучающих этот феномен, склонна отвергать утверждение о том, что эти переживания представляют собой «измененное состояние сознания».

Большинство современных исследователей описывают как гипноз, так и состояния транса как «субъективные» изменения сознания, а не как отдельные или развитые формы (Kirsch & Lynn, 1995). Точно так же, как вы чувствуете себя по-другому, когда находитесь в состоянии глубокого расслабления, гипнотические и трансовые состояния просто отличаются от стандартного сознательного опыта.Исследователи утверждают, что, несмотря на то, что как гипнотические, так и трансовые состояния появляются и ощущаются совершенно иначе, чем нормальный человеческий опыт, их можно объяснить стандартными социально-когнитивными факторами, такими как воображение, ожидание и интерпретация ситуации.

Сон Сон необходим людям для нормального функционирования. [Изображение: jaci XIII, https://goo.gl/pog6Fr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Возможно, вы испытали ощущение — когда засыпаете — падения. а затем обнаружили, что физически дергаетесь вперед и хватаетесь, как будто вы действительно падаете.Сон — это уникальное состояние сознания; ему не хватает полного осознания, но мозг все еще активен. Люди обычно следуют «биологическим часам», которые влияют на то, когда они естественным образом становятся сонливыми, когда они засыпают и когда они естественным образом просыпаются. Гормон мелатонин повышается ночью и связан с сонливостью. На ваш естественный дневной ритм или циркадный ритм может влиять количество дневного света, которому вы подвергаетесь, а также график вашей работы и активности. Изменение вашего местоположения, например перелет из Канады в Англию, может нарушить ваши естественные ритмы сна, и мы называем это сменой часовых поясов.Вы можете преодолеть смену часовых поясов, синхронизируя себя с местным расписанием, подвергая себя воздействию дневного света и заставляя себя бодрствовать, даже если вы, естественно, хотите спать.

Интересно, что сон сам по себе больше, чем отключение на ночь (или вздремнуть). Вместо того, чтобы выключаться, как свет, одним щелчком выключателя, сдвиг вашего сознания отражается в электрической активности вашего мозга. Пока вы бодрствуете и бодрствуете, активность вашего мозга отмечается бета-волнами .Бета-волны характеризуются высокой частотой, но низкой интенсивностью. Кроме того, они представляют собой наиболее непостоянную мозговую волну, и это отражает широкое разнообразие сенсорной информации, которую человек обрабатывает в течение дня. Когда вы начнете расслабляться, эти волны изменятся на альфа-волн . Эти волны отражают активность мозга, которая менее частая, более постоянная и более интенсивная. Погружаясь в настоящий сон, вы проходите через множество стадий. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как они характеризуют стадии сна, при этом некоторые эксперты утверждают, что существует четыре различных стадии (Manoach et al., 2010), в то время как другие различают пять (Šušmáková, & Krakovská, 2008), но все они различают те, которые включают быстрое движение глаз (REM), и те, которые не являются быстрыми движениями глаз (NREM). Кроме того, каждая стадия обычно характеризуется собственным уникальным паттерном мозговой активности:

  • Стадия 1 (называемая NREM 1 или N1) — это стадия «засыпания», отмеченная тета-волнами.
  • Стадия 2 (называемая NREM 2 или N2) считается легким сном. Здесь иногда возникают «сонные веретена» или мозговые волны очень высокой интенсивности.Считается, что они связаны с обработкой воспоминаний. NREM 2 составляет около 55% всего сна.
  • Стадия 3 (называемая NREM 3 или N3) составляет от 20 до 25 % всего сна и отмечается большей мышечной релаксацией и появлением дельта-волн.
  • Наконец, быстрый сон характеризуется быстрыми движениями глаз (БДГ). Интересно, что эта стадия — с точки зрения активности мозга — похожа на бодрствование. То есть мозговые волны возникают менее интенсивно, чем в другие стадии сна. Быстрый сон составляет около 20% всего сна и связан со сновидениями.
Рисунок 1. Изменения мозговой активности или мозговых волн на разных стадиях сознания — от бодрствования до разных стадий сна. [Изображение: Noba]

Сны, пожалуй, самый интересный аспект сна. На протяжении всей истории снам придавалось особое значение из-за их уникальной, почти мистической природы. Считалось, что они предсказания будущего, намеки на скрытые аспекты личности, важные уроки о том, как жить, или возможности заниматься невозможными делами, такими как полет.Существует несколько конкурирующих теорий о том, почему люди видят сны. Во-первых, это наша бессознательная попытка осмыслить наш повседневный опыт и знания. Другой, популяризированный Фрейдом, состоит в том, что сны представляют собой запретные или неприятные желания или желания. Независимо от конкретной причины, мы знаем несколько фактов о снах: все люди видят сны, мы видим сны на каждой стадии сна, но сны во время быстрого сна особенно ярки. Одной из недостаточно изученных областей исследования сновидений являются возможные социальные функции снов: мы часто делимся своими снами с другими и используем их в развлекательных целях.

Сон выполняет множество функций, одна из которых — дать нам период умственного и физического восстановления. Детям обычно требуется больше сна, чем взрослым, поскольку они развиваются. На самом деле это настолько важно, что недостаток сна связан с широким спектром проблем. Люди, которые не высыпаются, более раздражительны, у них замедленная реакция, им труднее удерживать внимание и они принимают более неверные решения. Интересно, что это вопрос, относящийся к жизни студентов колледжей.В одном часто цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что каждому пятому учащемуся требуется более 30 минут, чтобы заснуть ночью, каждый десятый время от времени принимает снотворное, и более половины сообщают, что по утрам чувствуют себя «в основном уставшими» (Buboltz, et al, 2001).

Психоактивные препараты

16 апреля 1943 года Альберт Хоффман, швейцарский химик, работавший в фармацевтической компании, случайно проглотил недавно синтезированное лекарство. Наркотик — диэтилимид лизергиновой кислоты (ЛСД) — оказался сильным галлюциногеном.Хоффман вернулся домой и позже сообщил об эффектах препарата, описав их как видение мира через «кривое зеркало» и переживание «необычных форм с интенсивной калейдоскопической игрой цветов». Хоффман открыл то, что уже знали представители многих традиционных культур по всему миру: существуют вещества, которые при попадании в организм могут оказывать сильное влияние на восприятие и сознание.

Лекарства по-разному воздействуют на физиологию человека, и исследователи и врачи склонны классифицировать лекарства в соответствии с их эффектами.Здесь мы кратко рассмотрим 3 категории наркотиков: галлюциногены, депрессанты и стимуляторы.

Галлюциногены

Возможно, галлюциногены являются веществами, которые исторически использовались наиболее широко. Традиционные общества использовали растительные галлюциногены, такие как пейот, эбене и псилоцибиновые грибы, в самых разных религиозных церемониях. Галлюциногены — это вещества, которые изменяют восприятие человека, часто создавая видения или галлюцинации, которые не являются реальными.Существует широкий спектр галлюциногенов, и многие из них используются в качестве рекреационных веществ в промышленно развитых обществах. Общие примеры включают марихуану, ЛСД и МДМА (также известный как «экстази»). Марихуана — это высушенные цветы растения конопли, которые часто курят, чтобы вызвать эйфорию. Активный ингредиент марихуаны называется ТГК и может вызывать искажения в восприятии времени, может создавать ощущение бессвязных, не связанных между собой мыслей и иногда вызывает повышенный голод или чрезмерный смех.Употребление и хранение марихуаны незаконны в большинстве мест, но, похоже, эта тенденция меняется. Уругвай, Бангладеш и некоторые страны США недавно легализовали марихуану. Частично это может быть связано с изменением общественного мнения или с тем фактом, что марихуана все чаще используется в медицинских целях, например, для лечения тошноты или лечения глаукомы.

Депрессанты

Депрессанты — это вещества, которые, как следует из их названия, замедляют физиологические и психические процессы организма.Алкоголь является наиболее широко используемым депрессантом. Эффекты алкоголя включают снижение торможения, а это означает, что пьяные люди с большей вероятностью будут действовать так, как в противном случае они не хотели бы. Психологические эффекты алкоголя являются результатом того, что он увеличивает уровень нейротрансмиттера ГАМК. Существуют также физические эффекты, такие как потеря равновесия и координации, и они связаны с тем, что алкоголь мешает координации зрительной и двигательной систем мозга. Несмотря на то, что алкоголь так широко распространен во многих культурах, он также связан с множеством опасностей.Во-первых, алкоголь токсичен, а это означает, что он действует как яд, потому что можно выпить больше алкоголя, чем организм может эффективно удалить из кровотока. Когда содержание алкоголя в крови человека (BAC) достигает от 0,3 до 0,4%, существует серьезный риск смерти. Во-вторых, отсутствие суждения и физического контроля, связанное с алкоголем, связано с более рискованным поведением или опасным поведением, таким как вождение в нетрезвом виде. Наконец, алкоголь вызывает привыкание, и люди, злоупотребляющие алкоголем, часто испытывают значительные трудности в своей способности эффективно работать или в своих близких отношениях.

Другие распространенные депрессанты включают опиаты (также называемые «наркотиками»), которые представляют собой вещества, синтезируемые из цветов мака. Опиаты стимулируют выработку эндорфинов в мозге, поэтому медицинские работники часто используют их в качестве болеутоляющих средств. К сожалению, поскольку такие опиаты, как оксиконтин, так надежно вызывают эйфорию, их все чаще используют — нелегально — в качестве рекреационных веществ. Опиаты вызывают сильное привыкание.

Стимуляторы


Кофеин является наиболее широко потребляемым стимулятором в мире.Скажите честно, сколько чашек кофе, чая или энергетических напитков вы выпили сегодня? [Изображение: Personeelsnet, https://goo.gl/h0GQ3R, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/iZlxAE]

Стимуляторы — это вещества, которые «ускоряют» физиологические и психические процессы в организме. Двумя широко используемыми стимуляторами являются кофеин, содержащийся в кофе и чае, и никотин, активное вещество, содержащееся в сигаретах и ​​других табачных изделиях. Эти вещества легальны и относительно недороги, что привело к их широкому использованию. Многих людей привлекают стимуляторы, потому что они чувствуют себя более бдительными, когда находятся под влиянием этих наркотиков.Как и в случае с любым наркотиком, существуют риски для здоровья, связанные с потреблением. Например, чрезмерное потребление этих типов стимуляторов может привести к беспокойству, головным болям и бессоннице. Точно так же курение сигарет — наиболее распространенный способ употребления никотина — связано с более высоким риском развития рака. Например, среди заядлых курильщиков 90% случаев рака легких напрямую связаны с курением (Stewart & Kleihues, 2003).

Существуют и другие стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин (также известный как «кристаллический метамфетамин» или «лед»), которые являются широко используемыми запрещенными веществами.Эти вещества действуют, блокируя «повторное поглощение» дофамина в головном мозге. Это означает, что мозг естественным образом не выводит дофамин, а накапливается в синапсах, вызывая эйфорию и бдительность. По мере того, как эффекты стираются, это стимулирует сильную тягу к большему количеству наркотика. Из-за этого эти мощные стимуляторы вызывают сильное привыкание.

Когда вы думаете о своей повседневной жизни, легко впасть в заблуждение, полагая, что существует одна «установка» для вашего сознательного мышления. То есть вы, вероятно, считаете, что придерживаетесь одних и тех же мнений, ценностей и воспоминаний в течение дня и недели.Но «вы» подобны диммеру света, который можно включать от полной темноты до полной яркости. Этот переключатель — сознание. При максимальной яркости вы полностью бдительны и осознаете; при более тусклых настройках вы мечтаете наяву; а сон или потеря сознания представляют собой еще более тусклые настройки. Степень, в которой вы находитесь в высоком, среднем или низком состоянии сознательного осознания, влияет на то, насколько вы восприимчивы к убеждению, насколько ясны ваши суждения и сколько деталей вы можете вспомнить.Таким образом, понимание уровней осознания лежит в основе понимания того, как мы учимся, принимаем решения, запоминаем и многих других жизненно важных психологических процессов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.