Роковая что значит: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

это 📕 что такое РОКОВОЙ

-а́я, -о́е.

1.

Предопределенный, по суеверным представлениям, роком, неотвратимый, неизбежный.

Татьяна, милая Татьяна! — Тебя преследуют мечты: — Везде, везде перед тобой Твой искуситель роковой. Пушкин, Евгений Онегин.

В созидательном и верном чувстве Миколы нет ничего рокового. Он прекрасно понимает, кого и за что он любит. Каверин, Волшебная палочка.

||

Гибельный, смертельный.

— Я вам предлагаю испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнию, или каждому из нас заране назначена роковая минута. Лермонтов, Фаталист.

Прошел тревожный слух: Багрицкий серьезно заболел. Мысль о роковом исходе была еще далека от нас: Эдуард часто хворал. Инбер, Поэзия была для него всем.

В случае неудачи последствия могли оказаться роковыми: будучи обнаруженными, разведчики должны были плыть под неприятельским огнем.

Казакевич, Весна на Одере.

||

Заключающий в себе, несущий горе, несчастье, страдания.

И вскоре слуха Кочубея Коснулась роковая весть: Она забыла стыд и честь, Она в объятиях злодея! Пушкин, Полтава.

В этот ужасный роковой год несчастье за несчастьем настойчиво и безжалостно сыпались на Мерцалова и его семью. Куприн, Чудесный доктор.

Кое-кто из командиров открыто говорил о близости войны. Но из центра приходил неизменный приказ: «Сохранять спокойствие, усилить наблюдение» — Москва хотела всеми силами оттянуть роковой день, не дать повода к нападению. Песков, Путешествие с молодым месяцем.

||

Являющийся причиной несчастий, бедствий, гибели.

И он понял, что любви к ней у него не было, что соблазн его стать богатым был роковой ошибкой. Гладков, Вольница.

— Так почему же, несмотря на все принятые меры, немецкий удар все же застал нас врасплох? — Допустили ли мы какой-то роковой просчет? Чаковский, Блокада.

2.

Решающий, предопределяющий судьбу кого-, чего-л.

[Самозванец:] Так вымолви ж мне роковое слово; В твоих руках теперь моя судьба, Реши: я жду. Пушкин, Борис Годунов.

Наконец предположение сватовства обратилось в действительность, и надо было решить этот великий, роковой вопрос для всякой девушки.

С. Аксаков, Семейная хроника.

Тот визит, который он должен был сделать сейчас, имел для него роковое значение. Серафимович, Предложение.

роковым образом

неизбежно, неизменно.

Как-то так, роковым образом выходило,

что начинал он мягко, ласково, с добрыми намерениями, — но незаметно для самого себя мало-помалу переходил на брань и клевету. Чехов, В усадьбе.

Погода роковым образом зависит от интенсивности солнечных пятен и от других процессов, происходящих на Солнце. Строгова, Люди и звезды.


Синонимы:

верный, всесокрушающий, гибельный, губительный, мертвящий, неизбежный, неминуемый, неминучий, неотвратимый, неотвратный, непредотвратимый, пагубный, погибельный, предназначенный судьбою, провиденциальный, разрушительный, решающий, роковушный, смертельный, смерти подобный, смертоносный, страшный, тлетворный, фаталистический, фаталистичный, фатальный, феральный

Время роковых женщин: Кармен VS Эсмеральда

Весна в Музыкальном продолжается, а это значит, мы представляем вам сразу два мировых хита по произведениям великих французов.

В центре внимания судьбы двух, как говорят французы, «femme fatale» – роковых женщин – Кармен и Эсмеральды. Вы удивитесь тому, насколько похожи между собой эти, казалось бы, совершенно разные героини… Мы решили спросить, что думают о своих персонажах исполнительницы главных ролей – Наталья Емельянова (Кармен) и Екатерина Жигалова (Эсмеральда). Внимание, наш блиц-опрос!

– Какой вы видите свою героиню? Близка ли она Вам?

Наталья Емельянова – солистка Омского государственного музыкального театра (меццо-сопрано), лауреат и дипломант всероссийских и международных конкурсов:

– Для меня это совершенно гениальная, божественная женщина, которая сводит с ума всех мужчин. В ней есть что-то магическое, впрочем, как и в музыке Жоржа Бизе. А какая музыка, такая и героиня. Красивая, смелая, дерзкая и непосредственная эгоистка! Именно музыка помогает мне перевоплотиться и, как только я делаю свой первый шаг на сцену, я моментально включаюсь в роль.

Музыка направляет, заводит! И что удивительно, во мне напрочь отсутствуют противоречия с Кармен, я сливаюсь с ней. Более того, во время спектакля, чувствую, что моя героиня поступает правильно. В жизни, конечно же, все с точностью наоборот. Хотя, если задуматься, то в каждой женщине есть что-то близкое Кармен.

Екатерина Жигалова – с 2004 по 2014 годы танцевала сольные партии, а также во всех спектаклях текущего репертуара в Санкт-Петербургском Академическом театре балета Б. Эйфмана, в настоящее время там же является репетитором балетной труппы. Студентка Санкт-Петербургской Государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова, участница авторских проектов на сценах Санкт-Петербурга, Эстонии, Израиля:

– Для меня Эсмеральда – это воплощение целомудрия, доброты, чистоты. И в то же время, мне нравится многогранность ее образа. Она очаровывает изяществом и красотой, а вот отрицательных черт в героини романа я вообще не вижу. В целом, Эсмеральда мне близка, однако некоторые сцены все-таки требует особого подхода для перевоплощения.

– Кармен чаще всего ассоциируется с красным цветом – это цвет страсти, красоты, неиссякаемой энергии и войны. Имя Эсмеральда означает «зелёный драгоценный камень», а точнее «изумруд». Зеленый – цвет природы, естества, самой жизни и весны. Согласны ли вы с такими ассоциациями? Верите ли, что цвет может влиять на судьбу и характер?

Наталья Емельянова:

– Думаю, в этом что-то есть. Не зря же с цветом у нас много примет. Кармен точно ассоциируется с красным, да и Эсмеральда действительно «изумруд». Но все же я не придаю столько внимания цвету.

Екатерина Жигалова:

Абсолютно так, согласна! Влияние цвета на судьбу и характер – скорее нет, чем да.

– Как Вам кажется, в чем главная разница Кармен и Эсмеральды?

Наталья Емельянова:

– Кармен и Эсмеральда – это, пожалуй, два самых любимых народом женских образа. Они обе манящие, испанские цыганки… и все же есть разница. На мой взгляд, Кармен – дерзкая, более агрессивная, брутальная, а Эсмеральда – женственная, невинная и мягкая.

Екатерина Жигалова:

– Мне кажется, Эсмеральда, рожденная француженкой, но воспитанная в цыганском таборе, соединила в себе и французскую утонченность, и яркие цыганские качества. Она юная и по своей природе наивная, нежная и добрая. Кармен – истинная испанская цыганка, а это значит натура свободолюбивая с бунтарскими качествами. Кармен – это, прежде всего, страсть, независимость и яркая красота.

Есть ли у Вас роль-мечта?

Наталья Емельянова:

– Можно сказать, что роль Кармен и есть моя мечта, и она осуществилась. Я очень горжусь, что этот спектакль был поставлен на меня. После того как мы с Алексеем Милосердовым пару раз выступили в концертах с номером из этой оперы, художественное руководство серьезно задумалось о постановке, и вскоре состоялась премьера. Я рада, что в Омском музыкальном театре мне удается реализовывать свой певческий и актерский потенциал, и надеюсь, что в будущем будет еще много ярких ролей.

Екатерина Жигалова:

– Несомненно! И это Жизель, мне нравится разноплановость ее образа: в первом акте – это сочетание хореографической техники с возможностью проявления драматического актерского мастерства; во втором – погружение в романтический мир балета с его фантастическим образом.

 

Не пропустите спектакли мартовского репертуара, и Вы сможете составить свое мнение обо всех персонажах, а также насладиться мировой классикой. Мы всегда рады видеть Вас!

почему банки скупают внутренний госдолг — ECONS.ONLINE

Когда банки поддерживают в активах большую долю долговых бумаг своего государства, банковская система становится особенно уязвима к суверенным рискам, а риски банков переносятся на сектор государственных финансов. В случае реализации рисков банков государству приходится их спасать, государственная помощь увеличивает суверенный кредитный риск, что еще больше ослабляет финансовый сектор.

Это явление получило название doom loop («роковая петля») и ярко проявилось во время европейского долгового кризиса 2011–2012 гг., начавшегося с Греции и Ирландии. Причем в Греции кризис суверенного долга привел к коллапсу банковской системы, а в Ирландии «роковая петля» сработала в обратном направлении, кризис в банковском секторе значительно усугубил нагрузку на государственные финансы.

Хотя еще в 2012 г. саммит ЕС открылся с заявления о необходимости «разорвать порочный круг между банками и государствами», банковское регулирование до сих пор считает суверенный долг безрисковым, не предусматривает санкций за его концентрацию в банковских портфелях, и консенсуса о том, как это реформировать, нет, отмечали в прошлом году эксперты Европейского ЦБ. Нулевая оценка риска национального госдолга в активах приводит к недокапитализации банков, а кроме того – к распространению риска суверенного дефолта от одной страны к другим.

Коронакризис, для борьбы с которым во многих странах были смягчены пруденциальные требования к банкам, вызвал опасения, что проблема doom loop в еврозоне снова обострится: из-за высокой волатильности на рынках, включая рынок суверенного долга, банки получили временное послабление требований к капиталу в тот момент, когда ЕЦБ готовится влить огромную сумму в финансовую систему, часть которой может пойти на покупку банками долгов своих правительств.

Для этого у банков есть стимул, показало исследование лауреата Нобелевской премии по экономике, профессора Колумбийского университета Джозефа Стиглица и его соавторов – Агостино Каппони из Колумбийского университета и Феликса Корелла из European University Institute. Банки могут использовать свою позицию держателя внутренних гособлигаций как стратегический инструмент, повышающий вероятность того, что банк будет спасен государством в кризисной ситуации. В то же время и правительства в кризисной ситуации могут использовать национальные банки как источник дешевого и надежного финансирования.

«Слишком связаны, чтобы рухнуть»

Исследователи проанализировали, как распределение госдолга между банками и структура межбанковских обязательств влияют на решение государства о процедуре bailout (спасение за счет государственной помощи). Авторы построили модель банковской системы, участники которой держат на балансе внутренний суверенный долг. Модель описывает следующую последовательность событий: неблагоприятный шок делает ряд банков неплатежеспособными – из-за сильных межбанковских связей ухудшается состояние всей системы – без вмешательства государства может произойти каскадный дефолт, угрожая значительными потерями благосостояния общества, – государство вмешивается и спасает все или часть банков, финансируя bailout путем выпуска гособлигаций.

Анализ подтвердил, что в случае спасения всего банковского сектора эта помощь ожидаемо обходится государству – то есть по факту налогоплательщикам – дороже, если на балансах местных банков находятся большие объемы суверенного долга. Каждый доллар, привлеченный для bailout во время кризиса, снижает стоимость гособлигаций на балансе спасаемых банков и, таким образом, увеличивает необходимые расходы на их спасение еще на несколько центов. Поэтому предпочтительнее, если госдолг держат преимущественно хорошо капитализированные банки, у которых есть достаточные буферы для снижения рисков сопутствующих потерь, что оправдывает ужесточение требований к капиталу банков.

В случае частичного bailout решение, будет ли государство спасать тот или иной банк, зависит от двух факторов: от того, сколько на балансе банка внутреннего госдолга, а также от позиции, которую банк занимает в системе, то есть насколько сильны его взаимосвязи с другими игроками и насколько сильно другие могут пострадать в случае дефолта этого банка. Опять же, ожидаемо, при равномерном распределении госдолга среди банков государство предпочтет спасать те из них, которые «слишком взаимосвязаны, чтобы рухнуть» (too interconnected to fail).

«Покупатели последней инстанции»

Системно взаимосвязанные банки могут использовать суверенный долг в качестве стратегического инструмента, увеличивающего вероятность их спасения в случае проблем, заключают Стиглиц и его соавторы. Это объясняет, пишут они, почему в разгар европейского долгового кризиса банки в подверженных стрессу странах увеличивали долю гособлигаций в своих активах. В одном из возможных вариантов банковские проблемы могут вызвать распродажи суверенного долга, что приведет к росту спредов по госбумагам, и у правительства будет явный стимул спасать всех, независимо от значимости для системы. Модель, учитывающая долю госдолга в активах банков, могла бы быть полезной в стресс-тестах для разработки политики регулирующими и надзорными органами, надеются авторы.

В то же время, указывают они, у самих правительств может быть стимул поощрять национальные банки к покупке гособлигаций, используя их как дешевый и надежный источник финансирования. В таком случае долгосрочные цели государства – ограничение доли гособлигаций у банков для поддержки финансовой стабильности – вступают в противоречие с краткосрочными задачами финансовой политики, являясь более затратными в текущем моменте.

«Невидимой рукой государства» можно по крайней мере частично объяснить покупку европейскими банками гособлигаций в период долгового кризиса, пришли к выводу Стивен Онджина из Университета Цюриха, Александр Попов из ЕЦБ и Нелтье ван Хорен из Банка Англии. Их анализ показал, что в период кризиса национальные банки чаще, чем иностранные, увеличивали покупки гособлигаций, когда правительствам нужно было рефинансировать значительные объемы госдолга, – и это не объяснить ни изменением риска, ни керри-трейдом, ни регуляторными нормативами. Причем банки, получавшие господдержку, небольшие или с более слабыми балансами, были особенно подвержены подобному воздействию «невидимой руки».

Большее предпочтение национальными банками гособлигаций может быть связано с информационным преимуществом, которое они имеют на внутреннем рынке, отмечает Оркун Сака, доцент кафедры финансов Университета Сассекса и научный сотрудник Лондонской школы экономики. Во время кризисных ситуаций лучшее знание рынка может привести к тому, что местные банки будут выступать как «покупатели последней инстанции», в то время как зарубежные банки предпочтут не рисковать.

Предпочтение вложений во внутренний госдолг может быть как добровольным, так и недобровольным, указывают Балинт Хорват из Университета Бристоля, Гарри Хейзинга из Тилбургского университета и Вассо Иоанниду из Университета Ланкастера, научный сотрудник CEPR. Они выяснили, что относительно активно вкладывают средства в национальный госдолг слабые банки, а также государственные банки в слабых странах: в первом случае банки добровольно держат национальный долг в надежде переложить риск на кредиторов, во втором случае сказывается влияние государства. Более того, банки с большой долей суверенного внутреннего долга в портфеле более высоко оцениваются на фондовом рынке, даже если и банк, и государство слабы.

Политика «никаких bailout» могла бы повлиять на предпочтения банков в отношении госдолга и в конечном итоге способствовать увеличению общего благосостояния, но сложно себе представить такое обязательство, которое осталось бы не нарушенным даже в самых катастрофических обстоятельствах, признают Стиглиц и его соавторы: кризис, спровоцированный пандемией, продемонстрировал, как правительства практически повсеместно отказываются от подобных решений, принятых по итогам прошлого глобального кризиса.

Исход глобального сражения для России

Несостоявшиеся похороны капитализма

Россиян старшего и среднего поколения в свое время научили отождествлять слово «кризис» со всем, чем угодно, только не с тем, что происходит в их стране. И, кстати, до какого-то момента они это делали без всякого насилия над собой и здравым смыслом. Советским людям действительно было трудно примерить на себя это закордонное явление во всей его красе и со всеми его массово-психологическими (или психиатрическими) последствиями.

Нам внушали, что это — закономерность, но распространяющаяся только на «них». Для вящей убедительности придумали научное обоснование в виде идеи о «трех этапах общего кризиса капитализма». Благо, впечатляющих подтверждений хватало. Последние были явлены советскому народу в 70-е годы ХХ века, когда западную экономику потрясли два нефтяных шока, а западные политики, казалось, потеряли уверенность в себе.

О том, что это был кризис, спору нет. Большие сомнения вызывает другое: был ли это предсмертный кризис капиталистической системы? Что бы ни думало на сей счет тогдашнее кремлевское руководство с его аналитической обслугой, вело оно себя так, будто похороны конкурента (обещанные, между прочим, еще Н. С. Хрущевым) не за горами. Рассуждали, судя по всему, по-простецки: то, что у «них» катастрофически убывает или чего нет вовсе, мы имеем в изобилии: энергоресурсы, сырье, стабильная социально-политическая система, управляемое общество, уверенное в завтрашнем дне и защищенное от физического, морального и культурного уничтожения извне.

Когда на твоей стороне «законы и логика истории», слишком велик соблазн ничего не делать и спокойно ждать их решающего вмешательства в ход мировых событий. Перед таким соблазном не устоял ни Кремль, ни советский народ, которому передалось великодержавное чувство превосходства и неуязвимости.

Между тем, ожидание затягивалось, и пока мы топтались у края воображаемой могилы для Запада, он, туда и не собираясь, умно, изобретательно и энергично прокладывал пути к спасению. Подпоясался, сосредоточился, ужался в количестве, чтобы выиграть качество, самоограничился в своих сегодняшних аппетитах, чтобы дать волю завтрашним, смело пересмотрел свою прежнюю глобальную философию и честно признался самому себе, что какое-то время будет трудно, очень трудно. В результате произошла великая научно-технологическая, информационная и культурная революция, львиная доля плодов которой досталась несостоявшемуся покойнику. Запад не просто выжил, а выжил с триумфом, полностью перехватив у Востока стратегическую инициативу в вопросах мироустройства и цивилизационного проектирования будущего. Главной жертвой такого виртуозного способа выхода из штопора стал Советский Союз, прежде всего потому, что он недооценил чужой потенциал и переоценил свой. Мы были чересчур созерцательны в восприятии фундаментальных, общепланетарных процессов последней трети ХХ века, видя в них угрозы всем, кроме нас самих. Мы плохо рассчитали чужие ресурсы прочности, поскольку не сомневались в неисчерпаемости собственных. Все это развило атрофию инстинкта страха, политической воли, интеллекта, творчества.

А когда во второй половине 1980-х годов настал черед СССР испытать свой кризис, то оказалось, что ответить на него нечем и некем. Историческая детренированность власти и общества сделала свое дело: существование в закрытой, устойчивой и относительно благополучной системе, огражденной от невзгод внешнего мира, сформировало психологию благодушия и парализовало социально-политические механизмы защиты от аварийных ситуаций.

Но, похоже, самое удивительное в том, что во главе страны, давшей человечеству столько гениальных людей и открытий, не нашлось тех, кто сумел бы глубоко понять и прочувствовать экзистенциальную суть вызовов, брошенных Советскому Союзу, и всю необходимость адекватных ответов, найти которые под силу только интеллекту, воле, интуиции.

К сожалению, именно на поле, где соревнуются эти глубоко личностные качества, хотя на практике реализуемые через коллективное политическое творчество, нас постигло поражение. И на фоне его масштабов уже не знаешь, чему здесь огорчаться больше, тому, что у нас выиграли, или тому, что мы проиграли.

На циклы надейся, но сам не плошай

В истории нет дословных повторений. Каждая новая эпоха, при наличии преемственной связи с предыдущими, во многом уникальна. Весьма условна и степень типологической общности таких явлений, как кризисы, сопровождающие любой процесс развития. Они похожи друг на друга лишь в качестве гигантских ярлыков, с помощью которых мы определяем переходные, болезненные состояния больших социальных организмов. Во всем остальном уместнее говорить о мозаичной специфике кризиса, обусловленной бесчисленными обстоятельствами времени, места, образа действия. На все это накладываются культурно-исторические, национальные, цивилизационные особенности, плохо поддающиеся управлению и еще хуже — формализации, квантификации и «научному» прогнозу.

Управление будущим, обретение власти над ним на основе изучения метафизики неведомого — быть может, самый большой вызов для человеческого разума. Этот вызов принят давно — мыслящими людьми, обществами, народами, государствами, цивилизациями. Результаты ответов разные. В одних случаях увядание, гибель. В других — рывок к процветанию и господству. Как рождаются верные, спасительные решения в критические для нации моменты, объяснить очень трудно. Многие пытаются сделать это, и их интеллектуальная смелость достойна уважения. Не исключено, даже практического применения.

Вместе с тем стоит все же заметить, что дело не только в дерзновенной природе человеческого разума, но и в его ограниченных возможностях познания сути вещей, особенно когда он сталкивается с совершенно беспрецедентным, потаенным. А это зачастую обрекает на блуждание в потемках, мириться с которым наше сознание — так уж оно устроено — не хочет, и слава Богу! Но проблема в том, что в подобной ситуации возникает неотразимое искушение рассеять тьму знакомыми средствами — рациональным мышлением и верой в его всесилие.

Такой верой проникнуты научно-интеллектуальные технологии моделирования прошлого, настоящего и будущего, противопоставленные «вненаучным» религиозно-эсхатологическим предсказаниям. Среди этих моделей нынче популярны как оригинальная версия, так и различные осовремененные модификации циклической теории Николая Кондратьева, выдающегося русского и советского ученого. Он, безусловно, создал великий памятник историко-социологической и экономической мысли, который еще долго будет служить для думающей части человечества могучим источником вдохновения и надежды.

Если передавать суть его теории в максимально огрубленном виде, то она сводится к констатации принципиальной возможности научного предвидения будущего на основе вычленения из прошлого определенных, последовательно сменяющих друг друга циклов, образующихся в результате волнообразного развития общества. Также утверждается, что хронологическую протяженность, внутренние фазовые колебания и содержание этих циклов можно измерить с помощью математики, социологии, логики, исторических совпадений. Но самое дерзкое и захватывающее в кондратьевской теории заключается в том, к чему сам автор, в отличие от его сегодняшних последователей, судя по всему, относился скорее как к гипотезе: если повторяемость циклов указывает на наличие некой закономерности в прошлом, то почему бы не спроецировать ее на будущее, чтобы тем самым хотя бы приготовиться к нему.

Признаем без обиняков: теория эта настолько притягательна в, так сказать, интеллектуально-архитектурном, эстетическом плане, что задумываться над ее функциональностью не хочется порой так же, как хочется верить крылатой фразе авиаторов: «красивый самолет плохо летать просто не может».

Впрочем, в истории человечества все неизмеримо сложнее, чем в авиастроении. Чертежи и расчеты в ней, к несчастью, работают чаще всего не так, как замышляется. Иначе бы ничего не стоило предотвратить неисчислимое количество трагедий, катастроф, самоубийственных решений правителей и народов. А у Кондратьева фактически получилась «Книга большого чертежа» истории, в которой — хотел он того или нет — личность, общество, государство — не более, чем пассивные статисты исторического процесса, объекты диктатуры неодушевленных сил, управляющих эволюцией. Эдакая фаталистическая телеология с подведенной под нее рационалистической базой. В этой талантливой, блестящей редукции вызывает сомнение одно — целью ее является фантастически сложная субстанция, редуцировать которую до математической формулы невозможно, во всяком случае — без колоссальных потерь в решении задач миропознания.

Как ни парадоксально звучит, ограниченность циклической теории — в ее безграничной дерзости. От имени науки она претендует на право точного ответа на вечные вопросы, которыми задавалось и будет задаваться человеческое сознание, творчески реализующее себя, кстати говоря, не только в научных формах. Еще раз повторим: теоретические мега-конструкции, подобные кондратьевской, вызывают восхищение красотой полета мысли, и хотя бы поэтому заслуживают изучения. Но поэтому же они, особенно когда доведены до воинственных крайностей механистического толкования, чреваты и негативными последствиями. Самое опасное из них — это убежденность в том, что объяснить, рационализировать, просчитать можно все и вся путем искусственного и искусного сведения беспрецедентного к привычному, хаоса к гармонии, непостижимого к понятному, эфемерного к математически измеримому.

Такие игры разума очень популярны у тех представителей точных наук, которые увлекаются науками «неточными», стремясь применить к ним свою профессиональную методологию. Не случайно именно среди них встречается столько поклонников Кондратьева, призывающих к широкому практическому освоению его идей. Какое все это имеет отношение к текущему моменту? Самое прямое. Нынешний кризис поставил на повестку дня фундаментальные, судьбоносные проблемы для России. Решать их с помощью кондратьевской теории — значит отстраниться от решения и отдать будущее на волю неумолимых циклических законов, которые все сделают и за людей, и, если уж на то пошло, за Бога.

Позволить себе такой рискованный эксперимент Россия не может, даже если есть шансы на успех. Сейчас, как никогда, требуется напряженнейшая работа ума, воли, интуиции. Для того, чтобы самим творить будущее, а не передоверять его некоему часовому механизму истории, работающему независимо от наших желаний.

Сытый голодного не разумеет

Сегодня все чаще говорят о двуликой природе кризиса: с одной стороны, он приносит много бед, с другой — выполняет оздоровительно-санитарную функцию. Если так, то для России важно, как минимум, не стать жертвой такой санации, как максимум — обратить ее себе на долгую пользу. Тут между властью и обществом нет никаких разногласий — кто же не захочет выйти из кризиса победителем?! Однако на деле не все так просто, контролируемо и предсказуемо, как в теории.

Стремление правильно понять, что происходит и может произойти — это уже хорошо, но по нынешней жизни — очень мало. Дефицита понимания в России никогда не было. Был дефицит умения преобразовывать это в действие. Как с ним сейчас, пока сказать не беремся. Общие идеи, формулируемые политическим руководством страны, вроде бы верны. Есть, судя по всему, и представление о глубоко диалектической сути такого явления, как кризис, который бросает жестокий вызов и одновременно дает шанс. Однако порой возникает ощущение, что в ободряющих, остро востребованных нынче словах, произносимых властью, звучит скорее страх перед неведомым и неуверенность в себе, чем твердая решимость реально ответить на вопросы — что делать и как делать?

Впрочем, есть еще один вопрос, кое для кого самый неудобный: кто и сколько будет платить за преодоление кризиса? Что «низы» в первую очередь, ясно как божий день. А вот кто во вторую и в третью? Ответа как не было, так и нет. Нельзя же в самом деле расценивать как ответ транслируемые на всю страну (неизвестно зачем) телерепортажи о выставках-салонах, где продаются предметы немыслимой роскоши. Тут же идут сочувственные комментарии о сокращении объемов покупок личных самолетов, вертолетов, яхт, лимузинов, или детских игрушек по 5 млн. евро за штуку. Уж не таким ли образом хотят убедить нас в том, что бремя кризиса распределяется в обществе равномерно и справедливо? Или мы настолько наивны, чтобы поверить в байки о неусыпной заботе государства о народе, особенно когда мы видим, куда идут средства, формально предназначенные для поддержки банковской системы и производства?

Воистину, сытый голодного не разумеет. А чтобы разумел, не мешало бы им хотя бы в чем-то уравняться. В сытости — не получится. Покуда, по крайней мере. Так хотя бы — в ощущении опасности, исходящей от дамоклова меча, который висит над всеми нами. Никто ведь не знает, когда и на кого он опустится всей своей убийственной тяжестью. Не ровен час, вполне может достаться не только массам, давно привыкшим к роли пушечного мяса реформ и экспериментов, но и тем, кто до сих пор непоколебим в убеждении, что праздник жизни будет продолжаться вечно, ибо задуман Творцом именно для них.

Остается надеяться на пробуждение у сильных мира сего инстинкта самосохранения. Сработает он прежде всего тогда, когда у «верхов» появится понимание одной важной вещи: им не удастся ослабить нарастающее снизу давление недовольства, пока они не наберутся мужества, чтобы произвести внутри себя размежевание между властью и собственностью. Этот исторический союз, принесший России много бедствий в прошлом, особенно взрывоопасен в смутные времена.

Сегодня для нас не так страшен мировой кризис, как его российская версия — бессмысленная и беспощадная, призрак которой уже бродит по стране. Мало того, что нынешний экономический спад обещает сравняться с Великой депрессией или превзойти ее. В России он чреват соединением в критическую массу с другим «гремучим» обстоятельством — подспудно накапливающейся энергией социальной ненависти к корпорации властей предержащих и собственность имущих. Последние сращиваются в столь вопиющих, уродливых и оскорбительных для народа формах, что начинают угрожать самим основам государства Российского. Дело зашло достаточно далеко, чтобы не питать иллюзии о возможности разъединения этих сиамских близнецов иначе как хирургическим путем, который тоже таит риск. Однако ничего не делать еще хуже.

Российский политический (он — экономический) класс уже даже не утруждается тем, чтобы хотя бы как-то скрыть свою нравственно прогнившую среду обитания от чужих глаз. Напротив, она выставляется напоказ, подтверждая далеко не последнюю роль этих людей в постсоветской духовно-ценностной инволюции. Их образ жизни, мысли, действий — наряду с масс-медийной вакханалией разнузданности и безвкусицы — является мощным источником недвусмысленных сигналов обществу: дозволено все, что не угрожает состоянию чиновничьей власти и власти чиновничьих состояний.

Тяжесть мономахова венца

В общем пришло — теперь уже, видимо, по-настоящему — время исторического выбора для России. Один вариант: продолжить подражательную стратегию погони за Западом (в которой мы его пока догнали и перегнали в самом худшем), другой: самой стать хозяйкой собственной судьбы. Речь вовсе не о доморощенном изобретении того, что давно изобретено, а о творческом, смелом использовании всего этого для возвращения в сознание, в режим дееспособного, динамичного, смыслообразующего существования, без чего сегодня не выжить.

Запад генетически таков, что конструировать глобальное будущее он будет только под себя, свои нужды, вкусы, ценности. Материальный и духовный комфорт других, в частности России, его совершенно не интересует. За это нельзя ни осуждать, ни обижаться. Это просто следует принимать как факт.

Видят ли все эти сермяжные реалии нового ледникового периода у нас, «наверху»? Еще как видят! Тогда почему же бездействуют? Да вроде бы действуют. Проблема, однако, в том, что предпринимаемые меры являются в сущности энергичной имитацией решительности при фактическом отсутствии таковой. Но самая главная методологическая ошибка в другом: нельзя спастись от кризиса и осуществить инновационный прорыв в будущее, мысля привычными категориями «знакомого мира». Они — не для переломных исторических ситуаций. Сегодня жизненно необходимы дерзкие, неординарные, даже парадоксальные решения, которые, в то же время, должны быть тщательно взвешены и интеллектуально проработаны.

О том, что такая задача давно назрела, сегодня пишут многие эксперты. Гораздо меньше толковых практических рекомендаций, поскольку не все так просто, как иногда выглядит на бумаге. Впрочем, хватает и дельных советов. Один из них прямо обращен к высшей власти: либо она и впредь бережет, как зеницу ока, интересы крупного собственника или работодателя (который самоограничиться в своих хищнических аппетитах не способен по определению), либо реальными действиями, а не увещеваниями принуждает его к отказу от социально безответственной политики — опять-таки не на словах, а на деле. И то, и другое будет крайне непопулярно. Но тут уж надо определяться в том, чего ты боишься больше — народного бунта, сметающего все на своем пути, или тихого заговора, угрожающего «только» тебе лично. А это значит публично признаться — на какие жертвы ты готов ради России, а на какие нет.

Конечно, нельзя требовать от живых людей сверхчеловеческих усилий подвижнической, жертвенной высоты. Не будем, однако, забывать, что это больше относится к простым смертным. Между тем на заоблачных вершинах власти обитают те, кто не причисляет себя к данной категории. И правильно делает: власть — великое призвание, великая миссия и великая ответственность, требующая соответствующих масштабов личности. И эти масштабы измеряются не умением щеголять «мономаховым венцом» в безмятежные времена, а способностью вынести его безмерную тяжесть в критический час.

Принуждение крупного бизнеса к социально обязывающему поведению, при всей важности и благотворности такого курса, остается по большому счету тактической установкой. Стратегией в современных обстоятельствах может называться лишь нестандартный революционный мегапроект, нацеленный не на выживание и прозябание в спасательной шлюпке, а на неуклонное накопление материального и духовного потенциала для конечного выигрыша.

Дефицит действия при профиците ума

Помимо тревожных ожиданий худшего, сегодня в воздухе витает смутное предчувствие чего-то небывалого, открывающего перед Россией неожиданные, головокружительные перспективы занять совсем иное место в мире. Эти настроения все чаще находят выражение в аналитических прогнозах, смысл которых в том, что кризис дарит нам счастливый шанс, и его нельзя упустить.

Все здорово, но как именно «не упустить», когда кругом столько жаждущих взять и свое, и чужое. Политологи предлагают самые разные и самые радикальные рецепты, делая это тем смелее, что знают: ответственность за них все равно не нести. Власть же рискует головой, и поэтому в принципе можно понять, почему она не спешит следовать советам. Но время на раздумье стремительно сокращается.

Настораживает и другое. Пока еще не видно, чтобы в «верхах» проснулось чувство опасности, побуждающее к действию. До сих пор они не придумали ничего лучшего, как пообещать народу, что 2009 год будет хуже некуда. А средства массовой информации принялись тиражировать эту новость с таким воодушевлением, будто российское общество только и мечтало о том, чтобы поскорее ее услышать. Конечно, мы очень признательны министру финансов за «честное и мужественное» открытие секрета Полишинеля, но сегодня людям нужны не эти кликушеские откровения, а ясные, спокойные ответы на громоздящиеся проблемы. И еще от власти ждут реальных дел, убеждающих в том, что выкарабкиваться из кризиса можно не только за счет малоимущих. Азартная поспешность в решении стоящих сегодня перед Россией тяжелейших задач столь же опасна, как и панический страх перед необходимостью браться за них. Но рано или поздно пойти на осуществление «большого российского проекта» все равно придется, не одним, так другим. Иначе…

Общество не может и не должно безмолвствовать, глядя на то, что происходит. Снобы из кремлевского консультативного пула глубоко и опасно заблуждаются, полагая, будто внутри себя оно не способно генерировать ничего, кроме настроений недовольства, отрицания, протеста. Точнее говоря, они внушают эту мысль руководству страны лишь для того, чтобы монополизировать право давать ему советы.

Между тем достаточно пролистать пару-тройку взятых наугад политико-публицистических журналов России, чтобы убедиться в том, насколько богата страна блестящими умами, насколько высок уровень ее общественного (то есть массового) сознания, чутко улавливающего неуловимые нюансы нашего бытия.

Впрочем, для России это — в порядке вещей. Здесь всегда была, есть и будет духовная среда, откуда можно черпать сырье и энергию для интеллектуально-политического творчества. Так что дело не в поставщиках идей «снизу», а в нежелающих прислушиваться к ним «наверху».

В нынешних форс-мажорных обстоятельствах порочная практика раздельного бытования общественной мысли и кремлевских планов может обернуться ошибочным выбором с непредсказуемыми последствиями. В конце концов, если высшее руководство не хочет широкой, внекремлевской полемики на неприятные темы, которых становится все больше, так и не нужно. Главное, чтобы оно слушало и слышало людей, проникалось их заботами, чуяло под собой громадную, хворающую, но мечтающую выздороветь страну.

Там, в высших властных сферах «доступ к уху» и влияние на орган, расположенный за ним, имеют, иногда к счастью, иногда к сожалению, умные игроки (разной степени известности народу). Сегодня им надо бы мобилизовать свое собственное серое вещество, чтобы понять всю необходимость снятия мысленепроницаемых барьеров между властью и народом. Чем больше идей о том, куда и как идти, тем лучше. Разумеется, их количество — еще не гарантия правильного выбора. Но их искусственный дефицит умножает вероятность выбора неправильного.

Не расчетом единым жив человек

А еще нам всем — и особенно людям с технократическим складом мышления, переводящим метафизику мирового развития на, как им кажется, универсальный, всеобъясняющий язык экономических показателей и циклических закономерностей — придется заставить себя задуматься над тем, где заканчиваются границы эффективности такого прямолинейного, если не сказать примитивного, рационализма.

Расчет холодного ума без участия души, тем более в такой стране, как Россия, отнюдь не всегда обеспечивает перспективу успеха (в том числе модернизационного), и всегда оставляет шанс угодить в роковую ловушку. Замысловатая историческая игра между нашими рациональными планами и непредвиденными случайностями не закончится никогда. Поправки на это обстоятельство непременно нужно закладывать во все сметы строительства будущего.

Это только внешне кажется, будто глобальные сражения между пока еще протополюсами силы происходят лишь в области материального и исчисляемого — геополитики, энергетики, ресурсообеспечения и т.д. На самом же деле эта борьба за существование по сути уже переместилась в ноосферу, где конкурируют тончайшие, неосязаемые духовные материи. Именно там будет решаться судьба большого приза, имя которому «будущее планеты».

Конечно, основополагающая и бесценная функция человеческого ума — мыслить, в том числе упрямыми математическими категориями — сохранится всегда. Вместе с тем есть ощущение, что в России рано или поздно наступит эпоха нового, менее хищнического и более милосердного рационализма, который будет отличаться от своего бездушного и социально безжалостного предшественника 90-х годов XX века так же, как теория относительности отличается от ньютоновской физики.

Проблемы достойного существования в этом наилучшем из миров усложняются до такой невероятной степени, что их решение уже оказывается за пределами возможностей самого совершенного компьютерного интеллекта. Ибо он лишен человеческого несовершенства и человеческой души, без которых нет жизни на земле. Жесткий, математический прагматизм, конечно, тоже часть этой жизни, и весьма важная. Но и на такого мудреца довольно простоты: он становится наивным, смешным и небезопасным, когда им овладевает мания величия, выражающаяся в абсолютной уверенности в своей способности ответить на любой вопрос с помощью вычислений и железной логики. Иному талантливому ученому или конструктору мерещится, что если он сумел соорудить хитроумнейшую машину для избавления людей от многих проблем физического бытия, то построить для них райскую обитель бытия социального — вообще не вопрос.

Между прочим, как ни странно, такой гордыней страдают и «инженеры человеческих душ». Уж им-то, казалось бы, известны все темные и лукавые закоулки жизни, сознания, истории. Ан нет, туда же. Хороший драматург, став главой государства, отважно берется за инсценировку своих придуманных сюжетов на реальном политическом поприще. А всемирно известный писатель выступает с нагорными проповедями в надежде, что они будут услышаны властью и тут же воплощены в практическую политику на благо всем нам.

Никогда не получалось и не получится, как ни старайся, парализовать или довести до совершенства работу тех сил, о природе которых мы многого еще не знаем. Чтобы не слишком удаляться в провиденциализм, условно назовем их силами истории. Они составляют один из предметов вечного спора между «физиками» и «лириками», выясняющими, что именно движет миром — разум или душа. Это очень сложная дискуссия, где «технари» порой верят в интуицию, метафизику и красоту не меньше, чем поэты. Анри Пуанкаре, когда у него как-то спросили, куда подевался его талантливый и многообещающий ученик, ответил, что он подался в поэзию, поскольку для математики у него не хватило эстетического чувства и воображения. Мы уже не говорим о далеко не простых отношениях между великими естествоиспытателями и Всевышним, которому они бросали кощунственные, богоборческие вызовы и одновременно молили его об отпущении грехов.

Исторические закономерности существуют (если существуют) не для того, чтобы их обожествлять или игнорировать, а для того, чтобы их исследовать, опять-таки не мистифицируя, но и не превращая в периодическую систему элементов.

На длинной шкале истории накопилось достаточное количество крупных кризисов, позволяющих предположить не то чтобы неумолимое, фатально-предопределенное стечение порождающих их объективных факторов, но во всяком случае — какое-то общее сходство всех предкризисных ситуаций. По-видимому, когда люди окончательно запутываются в своих земных делах, откуда-то сверху на них ниспосылаются тяжкие испытания, призванные в конечном итоге произвести естественный отбор через страдания, катарсис, переоценку ценностей.

Стало быть, кризисы — это санитары природы, несущие тайные знаки судьбы, которые нужно уметь правильно читать и правильно использовать. Тут, чтобы выиграть, потребуется много ума. Но прежде надо выжить, для чего потребуется много сил.

И совсем не помешает вспомнить Шопенгауэра, определявшего разницу между талантом и гением: первый попадает в цель, в которую никто другой попасть не может, а второй поражает цель, которую еще никто не видит. На коварном оселке нынешнего российского кризиса будет проверено очень многое и очень многие, в том числе на предмет обладания куда менее редкими добродетелями, чем талант и гениальность.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Роковая любовь : evo_lutio — LiveJournal

Женщины очень часто становятся жертвами роковой любви. Причем нередко бывает, что мужчина не только не хищник, но и вообще никакими роковыми чертами и навыками не обладает, заурядный человек, иногда совсем несимпатичный, бедный, а женщина или даже много женщин все равно становятся его жертвами. Как такое возможно?

Что такое, вообще, — стать жертвой в любви? Это значит вырастить в своем поле персону огромной значимости, сделать человека приоритетным для себя, в то время как ты для него — ноль или близко к тому, то есть ему не нужна или нужна не очень.

При нормальном развитии отношений двух людей по схеме «знакомство-узнавание-сближение-привязанность» значимость персон растет синхронно, то есть взаимно. Сама динамика нормального сближения это все обеспечивает, не правда ли? Вы смотрите на человека, улыбаетесь ему, а он в ответ отводит взгляд. Улыбка слетает с вашего лица, вы говорите себе «он мне не рад» и мечты о том, как вы побежите, взявшись за руки, тают. Вы приходите домой, вспоминаете этого человека и думаете «нет, я ему совсем не нужна» и какие-то идеи, насчет того, а не позвонит ли он, не позовет ли куда-нибудь, кажутся настолько нереальными, что тратить на них время не хочется. Вам грустно, но се ля ви. Так чужой холод уравновешивает избыток собственного тепла.

Потом вы встречаетесь вновь, вы не ждете ничего особенного, хотя сердце может тоскливо сжаться от тех, прошлых, уже наполовину растаявших мечт, они вдруг оживут на мгновение, но холодный взгляд его глаз поможет растаять им окончательно. А вот приветливая улыбка, участливые вопросы и предложение пойти и попить кофе, то есть явно проявленный интерес с той стороны, могут не только возродить те мечты, но и укрепить их. Это пример банальной регулировки взаимности. Человек не хочет себе врать, ему неприятно растить иллюзии, ведь в будущем эти иллюзии дорого обойдутся, поэтому он внимательно следит за отношением той стороны. Все просто.

Но в эту простую ситуацию по саморегуляции баланса нередко вмешивается морок. Особенно часто такой морок возникает, когда сближение людей происходит не шаг за шагом, когда персона в поле растет не постепенно, а быстро, резко, сразу, до небес. В этом случае человек не успевает сопоставить свое отношение и чужое. Он чувствует себя сразу настолько влюбленным, что отдавать такое яркое чувство не хочет, испытывать боль потери не может и поэтому начинает создавать иллюзии. Он не видит холодного взгляда обычного человека, он видит сильный интерес немного холодного человека, а в ответе «нет» ему мерещится ревность, обида, вызов, недоверие, то есть он занимается тем, что выдумывает взаимность там, где ее нет.

Я сейчас расскажу об одном из самых мощных (для женщин) виде таких трюков, когда можно влюбиться быстро и вырастить значимую персону в поле настолько, что она захватит это поле, практически против воли.

Видов трюков много, разных, я расскажу про один (!). Хищники умеют это делать сознательно, но и обычные, нормальные люди очень часто оказываются в роли «хищников» поневоле. То есть морок в их сторону есть и еще какой, хотя они ничего специально не делали и ничего такого не хотели.

Речь идет о подстройке сверху. Чтобы подстроиться сверху специально, сознательно, нужно быть хищником типа волка-оборотня. То есть вот так вот сознательно выбрать нужную, но пока безразличную к тебе женщину, взломать ее границы и встроиться в ее поле в виде авторитетной и доминантной фигуры — это хищничество. Хищники таким образом, чаще всего, просто зарабатывают или получают политическое влияние. Пикаперы этому пытаются учиться (цели как неэтичные, так и относительно этичные — типа жениться на очень понравившейся женщине), но получается у большинства не очень. У самых талантливых получается, но талантливых как и везде мало.

А вот ситуации, когда мужчина, не будучи ни хищником, ни пикапером, ничего не делая сознательно, даже сопротивляясь этому, оказывается в том же самом положении:

1. Мужчина-врач

Стоматологи, гинекологи, пластические хирурги — категории врачей, в которых часто, неожиданно и с неистовой силой влюбляются пациентки.

Все дело в уязвимом состоянии психики, когда женщина испытывает страх (особенно у стоматолога или хирурга), стыд (особенно у гинеколога), открытость и беззащитность, а также вынужденное доверие.

Врачи не используют никаких специальных приемов, обычно у них наоборот непроницаемый грозный вид (натерпелись уже, бедняги), но это может лишь усиливать эффект. Фигура в поле может вырасти почти мгновенно. Я не могу описать, сколько я выслушивала женщин, страстно влюбленных в стоматологов, был у меня клиент — страдающий от маниакальной любви одной женщины стоматолог. Одна клиентка моя влюбилась в акушера-гинеколога в роддоме настолько сильно, что бросила мужа сразу (пришлось восстанавливать брак). Много знакомых и не очень знакомых женщин влюблялись в пластических хирургов.

На всякий случай, просто учтите. Возбуждение и странное волнение, которое вдруг возникает от мыслей о враче-мужчине после его посещения, это нормально. Не нужно делать вывод, что это — вот она, любовь (нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь). Нет, это очень ожидаемо, это очень типично. Это нужно просто пережить и немножко фрустрировать. Просто ваша придушенная спонтанность включилась, обойдя контроль сознания, и в голове вспыхнула фикс-идея. Если ее не подкармливать, она сдуется и уйдет. Это наркотический эффект, и он пройдет через короткую ломку. К реальному человеку, врачу, обремененному скорее всего семьей и другими проблемами, это не имеет отношения, учтите. К тому же у него, скорее всего, таких влюбленных как вы, много. Вы не поразите его своим признанием, а огорчите. Хотя если он бабник (то есть пока еще не замучен), а вы — красавица, он может и обрадоваться. Но это все равно не то, чего вы хотите.

2. Мужчина-учитель

В школе девочки влюбляются в мужчин-учителей не потому, что мужчин в школе мало, а потому, что это – учителя. Мальчики тоже влюбляются в молодых учительниц, но это жажда взрослой жизни скорее, а вот девочки влюбляются из-за того же гендерно-физиологического эффекта, который был уже частично описан.

Взрослые женщины влюбляются в преподавателей и особенно в гуру, поэтому в любых сектах и фанатичных общинах женщин всегда намного больше, чем мужчин. Их религиозная или какая-то иная «духовная» аддикция почти всегда подкрепляется любовной аддикцией по отношению к Учителю.

Из сект как раз труднее всего вытаскивать женщин, они умудряются влюбляться даже в священников, хотя и платонически, а вот гуру секты для них – это почти всегда безумная сексуальная страсть, согласие быть в его гареме, желание приносить хоть какую-то пользу, рожать ему детей, трудиться и молиться на него. Гитлера и других «мессий» любили и мужчины, но как их любили женщины и как рыдали от обожания, не описать (хотя видео посмотреть можно). Так происходит даже с божком очень мелкого масштаба, потому что это для вас его масштаб – мелкий, а для человека погруженного с головой секту, этот божок – божище, он занимает целый небосвод.

3. Тренер

Простой фитнес-тренер в клубе или тренер по йоге тоже обладает способностью срывать крыши тем женщинам, которые в обычной жизни на него бы не посмотрели. И дело не в красоте, не в пластике, не в мужественности. Все это рационализации, которыми женщина, когда влюбится, будет объяснять свою страсть. Ей вдруг станет казаться, что красота тела – главное, это самое важное, важнее интеллекта, она захочет бросить своего умного, но слегка пузатого мужа. Но это совсем не потому, что она вдруг «прозрела» и расставила приоритеты правильно. Нет, она влюбилась, раздула значимость фигуры тренера, а потом уже стала рационализировать и объяснять это тем, что «объективно» красота – это главное для любви. Вчера была не главным, а сегодня стала главным. Ну-ну.

На самом деле, это все тот же гендерно-физиологический эффект подстройки сверху. Как только в поле женщины появляется доминантная фигура мужчины (а тренер или учитель по умолчанию таким становятся, она ведь платит ему, чтобы он руководил ею и учил ее) она может быстро вырасти, как на дрожжах. Потом возникнет вот это вот странное сердечное возбуждение и эротическое волнение, женщина обрадуется, воспримет это как родство душ и влечение тел, а так же новый мотив к тренировкам и обучению, даст этому максимальный зеленый свет, и фигура в поле начнет расти еще быстрей. И вот уже она – с дом. Огромная, важная, сияющая как божество. Самая главная в жизни женщины.

Однажды я помогала женщине с очень сложной аддикцей, которая была успешной в бизнесе и замужней, но не умела плавать и решила научиться в 40 лет. Состояние беспомощного котенка, которого тренер в клубе стал довольно жестко, хоть и эффективно учить, буквально макая в воду, для этой успешной и властной женщины было слишком непривычным, но так как она сознательно на него согласилась, сломав свое сопротивление (решила же твердо учиться плавать) преодолев сильнейший страх, почти фобию перед водой, подействовало так, что она безумно влюбилась (полетели к черту все защитные механизмы, а с ними — границы). Тренер не был хищником, но едва не стал им в полной мере, потому что оказался в роли огромного плюса, которому женщина готова была отдать все, чтобы он был с ней. А человек – существо слабое и корыстное.

4. Мужчина-начальник

Да, в начальников тоже влюбляются и еще как. Это далеко не всегда харассмент, хотя и он бывает часто, в силу примерно тех же причин. А бывает смесь харассмента и влюбленности со стороны женщины, иногда фатальной.

Мужчина, который по праву имеет право требовать отчета, делать замечания, руководить, может восприниматься как неприятная фигура, и многие женщины имеют хорошую рефлексию на этот счет, к счастью, то есть границы осознают и разделяют. Однако, все зависит от случая. Все может так сложиться, что строгость или властность начальника (или наоборот его снисходительность, опека, нежность из позиции сверху) создадут эффект проникновения в границы, и женщина вдруг почувствует, что ее влечет к начальнику, что он ей «как родной».

Табу на связь начальника и подчиненной – потому и важно, что начальник изначально имеет больше влияния на разум женщины, чем она на его, они в очень неравных положениях, она уязвима. И это не только прямое влияние (возможность приказать ехать с ним в командировку, например), но и непрямое, куда более опасное. Женщина действительно может чувствовать, что ее сексуально волнует фигура начальника, при том что сам этот человек при других условиях был бы ей совсем не интересен.

Женщины часто с ужасом рассказывали мне о том, что внезапно обнаружили в себе мазохизм, поскольку обида и раздражение на жесткость начальника на работе вдруг вызвали в них эротические мысли, он показался сексуальным садистом и к нему возникло влечение. Мазохизм настолько пугал этих женщин, что они начинали осмыслять это, вновь и вновь обдумывать, зацикливались на этой идее и еще больше раздували в своем поле и значимость фигуры «доминанта» и этот самый пугающий мазохизм.

На самом деле – это все тот же физиологический эффект. Если мозг фиксирует подчинение, но принимает решение о том, что нужно принять ситуацию и подчиниться, у женщины может возникнуть сексуальная реакция, для компенсации диссонанса. У мужчины такое тоже бывает, однако, чаще всего мужской гендер табуирует эту реакцию. Сексуальность мужчины в гендерном поле противоположна подчинению, а вот женщина может найти образ собственной подчиненности достаточно эротичным и женственным.

Нужно хорошо понимать, что возникшая сексуальная реакция не имеет отношения к тому, что там за человек, это реакция на его роль, на его позицию, поэтому не стоит развивать это чувство по отношению к конкретной личности, думать, что именно личность начальника, его особенная индивидуальность произвела на вас такой волнующий и эротический эффект. Нет, всего лишь его ситуативная верхняя роль, благодаря которой случилась неожиданная подстройка, фигура попала в ваше поле. Как попала, так и исчезнет, если понимать, что она там — случайно, что ваше поле — для равных отношений, а не для чьего-то доминирования в нем.

5. Психотерапевт

Это отдельная тема. Но да, все предыдущее к этому тоже относится и даже более того, поскольку сама ситуация терапии — это законное проникновение в границы человека в одностороннем порядке и очень глубоко (иначе эффекта лечебного не будет). Правда, хороший терапевт сам должен справляться со всеми такими проекциями. Но иногда и очень хорошим терапевтам бывает сложно справиться. Поэтому просто учтите, это опять не имеет отношения к личности человека. Вы «влюбились» в авторитетную родительскую фигуру. Собственную проекцию.

Вообще суть всех роковых невзаимных любовей именно в том, что в силу каких-то причин была создана очень мощная проекция и перенос. А реальный человек остался совершенно не при чем, во всю эту вашу свистопляску даже не включенным и поэтому совершенно равнодушным к вам.

© Марина Комиссарова


Я в соцсетях:


«Роковая» недвижимость: низкие цены, отличное расположение и привидения в придачу?

«Несчастливая» недвижимость – это дома и квартиры, в которых произошло убийство, самоубийство или человек умер в одиночестве, а его тело обнаружили не сразу. Обычно их очень трудно сдать или продать, однако в последнее время отношение к таким квартирам начинает меняться.

Что такое

дзико буккэн?

В объявлениях об аренде квартир иногда встречается фраза «имеются подлежащие раскрытию сведения». Это означает, что квартира представляет собой дзико буккэн, то есть объект недвижимости, где произошёл несчастный случай – предыдущий жилец совершил самоубийство, был убит или умер в одиночестве, причём тело обнаружили не сразу. Такие квартиры очень трудно сдать – люди избегают их, считая, что они приносят несчастье или в них водятся привидения. Это серьёзная проблема для риелторов. Однако в последнее время данный сегмент рынка недвижимости часто освещается в СМИ и многие заметили, что аренда «несчастливых» квартир обходится намного дешевле.

Мы побеседовали с Ханахарой Кодзи, президентом компании «Никкэй Маркс», открывшей Интернет-сайт, специализирующийся на «роковой недвижимости», и Мацубарой Таниси, известным в качестве «комика, живущего в несчастливых квартирах».

Решение проблемы пустующих домов

Ханахара родился в префектуре Хёго. В 1995 году, когда произошло мощное землетрясение Хансин, он учился в университете в Кобэ. Землетрясение разрушило большую часть города, и Ханахара, осознав значимость прочных домов, способных уберечь людей во время землетрясения, после окончания университета устроился в компанию «Дайва Хаус». Он делал успехи и быстро стал одним из лучших менеджеров по продажам жилых домов.

«Японское общество стареет, и одна из сопутствующих этому проблем – пустующие дома. Постепенно мне стало казаться, что продавая новые дома, мы усугубляем проблему простаивающего жилого фонда».

В 2016 году Ханахара открывает агентство недвижимости «Никкэй Маркс», а ещё через три года запускает Интернет-сайт «Дзёбуцу» (восхождение души к Будде). Миссия сайта – стимулировать возвращение «несчастливых» квартир на рынок недвижимости.


Интернет-сайт «Дзёбуцу», посвящённый «роковой» недвижимости

«Я создавал сайт для людей, у которых «несчастливые» квартиры не вызывают негативных ассоциаций, чтобы хоть как-то вернуть их на рынок недвижимости. Сначала я не рассчитывал на большее». Однако эту инициативу приветствовали другие риелторы, для которых плохо продаваемые квартиры были источником проблем. Со временем мне стало поступать множество предложений об интервью от средств массовой информации.

Сила суеверий

Основное достоинство «несчастливых» квартир – низкая цена при аренде и покупке. Чем ниже цена при покупке, тем меньше риск потери стоимости недвижимости со временем. Через полтора года после открытия сайта Ханахара заметил, что на рынке «роковой» недвижимости имеется немало проблем.

«Статистика о продажной стоимости этих квартир практически отсутствует. Поэтому компаниям, работающим с «роковой» недвижимостью, очень трудно получить банковский кредит».


Ханахара Кодзи (© Сайто Хаято)

«Отрицательный имидж играет злую роль. Очень трудно оценить недвижимость, когда люди верят в появление привидений и прочие паранормальные явления.

На железнодорожных платформах случаются суициды, в домах престарелых умирает множество людей, поэтому все эти места тоже можно считать «несчастливыми». Однако никто не пытается их обесценить. На следующий день на станции опять полно народа, а в дома престарелых большие очереди. Я хочу, чтобы люди перестали воспринимать «несчастливые» квартиры как дом с привидениями и стали оценивать их по достоинству.

Одна из причин, по которой японцы избегают квартир, где случилось происшествие – это отношение к смерти как к чему-то грязному и нечистому. В нашей компании есть специальная выездная бригада «Дзёбуцу SOS», которая занимается клинингом этих квартир. После уборки мы организуем в квартире синтоистскую церемонию освящения и буддийскую церемонию поминовения усопших душ. После проведения всех церемоний мы выдаём картире «Сертификат Дзёбуцу», символизирующий мир, покой и отсутствие паранормальных явлений. Мы с максимальным почтением относимся к погибшему в квартире человеку и стараемся устранить психологический барьер у потенциальных жильцов».

Ханахара планирует запустить новый проект – реновацию «роковой» недвижимости с целью ребрендинга под лозунгом «квартира, где случилось происшествие – это красиво, дёшево, выгодно».


Клининговая бригада «Дзёбуцу SOS» (фотография с сайта «Дзёбуцу»)

Борьба за справедливую оценку

До интервью мне казалось, что книги и фильм Мацубары способствуют популяризации «несчастливых» квартир, однако, по мнению Ханахары, это не совсем так.

«Благодаря творчеству Мацубары «роковые» квартиры оказались в центре внимания. Если раньше их просто игнорировали, то теперь стало ясно, что существует два лагеря – сторонники и противники».

Ханахара считает, что обществу следует изменить своё отношение к «несчастливым» квартирам.

«В Японии люди предпочитают новостройку, а «несчастливые» квартиры пользуются спросом у тех, кто сталкивается с проблемами при аренде – иностранцы и пожилые люди. Не должно быть такой категории – «объект, где произошёл несчастный случай». Каждую квартиру следует оценивать по объективным критериям, например, удалённость от станции и количество туалетов».

Привидения? Это хорошо!

Далее приведу несколько эпизодов из интервью с Мацубарой Таниси, автором бестселлера «Страшилки о несчастливых квартирах» и «комиком, живущем в несчастливых квартирах».

Всё началось с работы в программе ужасов «Не ходи туда. Китано Макото», по условиям участия в которой Мацубаре нужно было поселиться в «несчастливой» квартире.

–– Водятся ли привидения в «несчастливых» квартирах?

–– Думаю, да, и мне очень хочется, чтобы они там были. В последнее время много плохих новостей, и мы имеем доступ к любой информации. В этом потоке данных нет никакого смысла. Иногда мне кажется, что из нашей жизни исчез элемент предвкушения и неожиданности.


Мацубара Таниси (© Сайто Хаято)

–– Современая наука пока не сумела раскрыть загадку привидений. Однако они намного ближе к нам, чем НЛО, и встреча с привидениями – это личный опыт. Возможно, это ложь или галлюцинация, но есть люди, видевшие привидения на самом деле. Необъяснимые явления действительно существуют. Есть вероятность, что существуют и привидения. Наличие необъяснимых явлений в наше банальное время воодушевляет, даёт надежду.

Правдивый рассказчик

Передача о «несчастливых» квартирах оказалось популярной, а после того, как Мацубара выпустил свою первую книгу о происшествиях, которые выпали на его долю во время проживания в этих квартирах, он обрёл ещё большую известность. Однако его отношение к «несчастливым» квартирам не изменилось.

«Я не намерен привлекать внимание к этим квартирам или добиваться повышения их стоимости. Я просто рассказываю о том, что происходит в «несчастливых» квартирах. При этом я не хочу причинять беспокойство владельцам этих квартир».

Некоторые считают, что налёт оккультизма, который прослеживается в творчестве Мацубары, отрицательно сказывается на имидже «роковой» недвижимости.

«Владельцы квартиры стремятся избавить свою собственность от несчастливого имиджа, родственники усопшего просят не говорить о том, что здесь умер человек, квартиросъёмщики не хотят жить в квартире с привидениями, любители оккультизма приветствуют паранормальные явления. Каждый воспринимает эти квартиры по-своему».

Мацубара сохраняет нейтральную позицию.

«Я не становлюсь на сторону любителей оккультизма. Они хотят, чтобы во всех «несчастливых» квартирах происходили паранормальные явления, но я всегда объясняю, что в некоторых квартирах появляются привидения, а в других – ничего не происходит. Я не принимаю ничью сторону. Я просто хочу узнать, есть ли привидения в «несчастливых» квартирах, и что это такое – «несчастливая» квартира».

Обычная категория недвижимости

Мацубара объясняет повышение интереса к квартирам, где произошёл несчастный случай, следующим образом.

«Во-первых, это влиние Интернет-сайта «Осималэнд», посвящённого «несчастливым» квартирам. Во-вторых, в результате старения общества и сокращения численности населения квартиросъёмщиков стало меньше, и сейчас намного легче требовать раскрытия информации о том, что произошло в квартире».

Мацубара продолжает жить в «несчастливых» квартирах, чтобы на своём примере показать, что это не приводит к несчастным случаям, смерти при ужасных обстоятельствах или неудачам. Он признаёт, что заручиться пониманием окружающих удаётся далеко не всегда.

«Заселившись в «несчастливую» квартиру, я на собственном опыте ощутил, что значит быть её жильцом. Некоторые избегают приближаться ко мне просто потому, что я – «человек, живущий в этой квартире». Поэтому перед тем, как переехать в подобную квартиру, рекомендую убедиться в том, что родственники и друзья разделяют ваши убеждения».

Задав последний вопрос – «Каким вы видите будущее «несчастливых» квартир?», я получил неожиданный ответ.

–– Я хочу, чтобы они стали элементом повседневной жизни. Сейчас они оказались в центре внимания, но я хочу, чтобы эти квартиры избавились от устрашающего флёра и превратились в разновидность обычного жилого фонда. Дом, где вы живёте, тоже внезапно может стать «несчастливым».


Мацубара Таниси и второй том книги «Ужасная планировка» (© Сайто Хаято)

Думаю, что табуирование смерти обусловлено стремлением избежать страха смерти. Мы все умрём, поэтому надо не бежать от мыслей о смерти, а искать способ сделать свои последние минуты счастливыми. Если изменится образ мысли, изменится и отношение к «несчастливым» квартирам.

Будущее «роковой» недвижимости

В заключение я хочу подвести итоги интервью и обобщить причины повышения интереса к «несчастливым» квартирам.

Во-первых, это существование Интернет-сайта «Осималэнд», о котором упоминал Мацубара. Если ввести в Гугл ключевое слово «дзико буккэн» (事故物件), то этот сайт окажется на первом месте среди результатов поиска. Это очень известный сайт, я сам им пользовался. Во-вторых, это такие социальные факторы, как старение населения, проблема пустых домов и необходимость раскрытия информации о недвижимости. Книги и фильм Мацубары тоже способствовали повышению интереса к этому сегменту рынка недвижимости.


Интернет-сайт «Осималэнд» (избражение с сайта)

Ханахара указывает, что «несчастливые» квартиры оказались в центре внимания, но не стали популярными. Мацубара тоже отмечает, что люди их избегают, поэтому потребуется немало времени, чтобы они стали популярными.

Мои собеседники находятся на противоположных полюсах – один представляет риелторское агентство, второй – квартиросъёмщик. Первый стремится к ребрендингу «несчастливых» квартир, второй рассказывает о них с позиции жильца, описывая паранормальные явления. И оба единодушно желают, чтобы «несчастливые» квартиры стали частью повседневной жизни.

Я решил написать статью о «роковых» квартирах именно потому, что это необычное явление. Когда они превратятся в обычную категорию квартирного фонда, они перестанут быть героями статей. Именно к этому следует стремиться.

Фотография к заголовку © Pixta

Терри Пратчетт «Роковая музыка»

Музыка… это слово объединяет в себе миллионы понятий и вещей. Это слово способно раскрывать сердца и душу. Музыка способна на все ,главное — чувствовать ее.

Я в первый раз видел, чтобы человек мог описать музыку словами, поместить это в сюжет, да еще и заставить проникнуться этим читателя. Это не просто слова о ритме. Это и есть сам ритм. Он несется к тебе со страниц книги — в самое сердце, и живет там. Живет там пока есть музыка, пока ее играют.

Есть книги которые остаются в памяти. А есть, которые остаются в сердце — и это, одна из таких книг. Казалось бы — музыка, что можно о ней такого сказать ? Ну играет и играет. Но Пратчетт ловко и незаметно открывает какую-то особую дверцу, и запускает в нее эту самую музыку. Да это отзыв, здесь будет и разбор сюжета, персонажи и прочие детали. Но наверно это тот редкий раз, когда лично для меня все это становится несущественно. Все это будет, но пока будут возникать эти строки, в сознании будет отбиваться ритм. И он будет действительно хорош.

Цикл о Смерти вообще выделяется из всех историй о Плоском Мире. Выделяется, но не сильно, так как все циклы по-своему оригинальны и хороши. В данном же случае, главным плюсом был и остается один единственный герой. Понятно, есть и множество других плюсов, этого нельзя отрицать, но мало у кого присутствует такая же харизма и исключительность, как у Смерти. И как в предыдущих случаях, приключения Смерти мало того что оригинальны, так в финале он извлекает из всего этого новый немаловажный урок.

Однако каждый раз принцип новых приключений мало отличается от предыдущего. В данном случае это пожалуй идет на пользу книге, нежели во вред. И каждый раз появляется некий новый герой, который отрабатывает за вышеупомянутого гражданина. Параллельно с этим всегда присутствует вторая линия, переплетения с которой будут очевидны лишь ближе к финалу. Просто ? Весьма. Стало ли от этого хуже ? Нет.

Правда в этот раз, причина по которой Смерть в очередной раз взял отгул получилась несколько не объясненной. Все дело в том, что сама причина есть, и событием, создавшим такую причину служит завязка романа. Но доподлинного ответа на этот вопрос нет. Впрочем это не так уж и важно.

Важнее другое — книга является фактическим продолжением первых историй. Нет, понятно что так или иначе все истории о Плоском Мире связаны между собой, но между одной и другой книгой могло произойти сколько угодно времени и событий. Здесь же, помимо конкретного срока, есть еще и мощнейшие отсылки в прошлое, местами объясняющие неразгаданные вопросы. Все это лишь увеличивает интерес читателя к происходящему.

Но что это будет за концерт, без представления главных звезд ? Софиты включены — поехали.

Сьюзен — дочка небеизвестных персонажей предыдущих книг. Унаследовала лучшие черты от мамы с папой, плюс приправила это суровой логичностью и высшим образованием. Замечательный и цельный образ. Постоянные попытки Сьюзен приплести логику в этом сумасшедшем мире заметно разбавляют обстановку. Причем здесь дело не только в юморе, но и в самих ситуациях. Вообще Сьюзен уделено немного неравномерно пространства — в том плане что повествование то акцентируется на ней, то переключается на кого-то другого. Все дело в объёмности романа, и от этого проистекают все проблемы с неравномерностью. Удовольствию от прочтения, впрочем, они не мешают .

Вторые участники концерта. Пааааапрашу любить и не жаловаться — Волшебники Незримого Университета, в лице всего преподавательского состава и небезызвестного преподавателя Думминга Тупса. Мало того что это сборище снова является одними из главных действующих лиц, так еще и большая часть шуток проистекает именно от них. Преподаватели снова сильнее всех отразят влияние некого явления на неокрепшие умы жителей. Кроме изменения стиля одежды и поведения, нам откроют еще принцип жизни некоторых студентов, раскроют позицию аркканцлера в области рок-музыки, и проведут по примеру общества, которое провозглашает рок-музыку своим кумиром.

И наконец узрите !!! Музыка !!!! Овации !!! Знаменитая «Рок-Группа» — великолепное трио разношерстых и разномастных (ладно, если так дело пошло — еще и разноростных) персонажей. Их типажи знакомы, но сами они снова оригинальны. Бард Дион (известен под именем «Бадди»), тролль Лава (известен под именем Клиффи), и наконец гном Золто (так же известен под именем «Золто»). Как впрочем повелось у Пратчетта, главную роль в данном трио играет именно Дион. Сам персонаж немного напоминает молодого Мора из первой книги цикла. Но в отличие от Мора, Дион не ищет ответов на вопросы, он полон надежд и жаждет зрительской славы. Ситуация с персонажем напоминает историю со Сьюзен — Диона то слишком много, то история вообще меняет направление. Но опять же — это не напрягает. Золто и Лава в основном отвечают за комическую сторону предприятия (в большей степени — Золто), и за оживление обстановки. И все в общем то неплохо справляются. Дион хоть и типичен, как персонаж, но на роль одного из главных героев вполне тянет.

Увидим мы и дикое множество старых знакомых — Патриций, члены Гильдии Убийц, Воры, Библиотекарь,Хризопаз, великолепный Смерть Крыс, Достабль и еще множество знакомых физиономий. Помимо эпизодических появлений, тут еще присутствуют и множественные упоминания о старых добрых персонажах. И это огроменный плюс. Не-фанату книг Пратчетта тяжело понять, почему при упоминании Капрала Моркоу ты растягиваешь губы в улыбке и думаешь — «А ведь я знаю этого парня». Почему при упоминании Детрита и известнейшей тактике сержанта Колона «об охране тяжелопереносимых зданий» ты думаешь — «О, а правильная ,черт возьми, позиция !»

Зато фанаты же оторвутся на полную катушку. И за это, огромнейшее фанатское «спасибо».

Сюжет движется как телега к обрыву — постепенно набирая скорость, чтобы в итоге нестись на всех парах к финалу. Несмотря на внушительный объём книги — действие не провисает и не надоедает . Прекрасно обстоят дела с юмором — «Роковая Музыка» стала одной из тех книг, которая заставила меня рассмеяться в полный голос. Количество качественных шуток приличное, и расположены эти шутки всегда к месту.

В целом книга получилась как минимум необычная. В основном потому, что как вы могли заметить, минусы у книги есть — но я, отметая все разумные доводы просто смотрел на них, и забывал в ту же секунду. Все это увлекает настолько, что на минусы просто на-пле-вать. Во-вторых в книге присутствует драйв, в третьих великое собрание знакомых лиц.

Вы могли заметить, что отзыв у меня в этот раз получился, мягко говоря, необычный. А все это по одной причине. Главное что есть в книге — это атмосфера музыки. Не важно какой. Здесь это «рок», но смысл не в этом. Как нам пытается сказать Пратчетт : «Музыка , она везде». И ты веришь в это. Потому что у музыки нет границ, нет времени. Потому что по окончанию прочтения тебе хочется еще, а в душе играет ритм. Но этот ритм — это не просто ритм. Это ритм сердца.

определение слова «фатальный» в The Free Dictionary

Это было зрелище, которое некоторые люди запомнили даже лучше, чем собственные печали, — зрелище того серого ясного утра, когда роковая повозка с двумя молодыми женщинами в ней была замечена ожидающей толпой, прокладывавшей себе путь к отвратительному символу. о преднамеренно нанесенной внезапной смерти. Земля вдруг ночью вырисовывается прямо над вашими носами, или, может быть, крик: «Впереди бурная вода!» какая-то давняя ошибка, какое-то сложное сооружение самообмана, самонадеянности и ложных рассуждений рухнет фатальным ударом, и душераздирающий опыт, когда киль вашего корабля царапает и хрустит, скажем, по кораллу риф.Перечисли, о Муза, имена павших в этот роковой день. Раздавались удары копьем, песок рассыпался по воздуху, и толчки часто казались неизбежными фатальными; но тем не менее каждая партия оставалась на своем месте, и каждая вожжа управлялась твердой рукой. был еще более фатальным; все его магнитные свойства были уничтожены, так что прежняя магнитная сталь была не более полезна, чем вязальная спица старой жены.Дни Сократа подходят к концу; роковой корабль видели у Суния, как ему сообщает его престарелый друг и современник Критон, который навещает его до рассвета; его самого предупредили во сне, что на третий день он должен уйти. Я сказал, что, по-моему, он хотел бы, чтобы я был его секундантом, и он сказал: «Конечно». Я сказал, что мне должно быть позволено действовать под французским именем, чтобы защитить меня от поношения в моей стране в случае фатальных последствий. — Доктор, — воскликнул Вильфор, — увы, доктор, как часто человеческое правосудие обманывалось! этими роковыми словами.Эти греческие капители, почерневшие от времени и довольно глубоко высеченные в камне, с не знаю какими знаками, характерными для готической каллиграфии, отпечатались на их формах и в их положениях, как будто с целью показать, что это была рука Средневековье, вписавшее их туда, и особенно заключенный в них роковой и меланхоличный смысл, глубоко поразили автора. не сверяться со своими часами и давать ответ после должного обдумывания и размышлений — фатально.Полученный ответ, — продолжал Могильный Человек, сверяясь со своими часами, — бесполезен, недействителен и абсурден. началось с возникновения роковой ссоры между Этеоклом и Полиником из-за проклятия, наложенного на них их отцом в его несчастье.

фатальный — определение и значение

  • Это то, что я называю фатальным недостатком для этого кандидата.

    Хиллари лжет, чтобы попасть в заголовки

  • кардинал, обвинил его в уклончивости и слабости и бросился к ногам Ее Величества, заклиная ее именем короля, ее сына, не санкционировать примером, который он назвал фатальным , дерзость подданного, который был за то, что вырвал благосклонность своего государя с мечом в руке.

    Серия «Придворные мемуары Франции» — Завершить

  • Прескотт сообщает о случае того, что он называет фатальными коликами из-за ложа шоколадного ореха в приложении; и Нойес описывает случай смерти мужчины тридцати одного года, связанный с наличием изюмного семени в червеобразном отростке.

    Аномалии и курьезы медицины

  • Prescott 12.195 сообщает о случае того, что он называет смертельными коликами из-за ложа шоколадного ореха в приложении; и Noyes 12.196 описывает случай смерти мужчины тридцати одного года, связанный с наличием изюмного семени в червеобразном отростке.

    Аномалии и курьезы медицины

  • стр. 340, сноска 3.idem etiam и т. д.: он говорит также, что Юпитер есть сила этого закона, вечная и неизменная, которая является, так сказать, руководителем нашей жизни и принципом наших обязанностей; закон, который он называет фатальной необходимостью, вечной истиной будущих вещей.

    Общественная жизнь в Риме в эпоху Цицерона

  • В интервью журналу People, данном вскоре после того, как ее муж прошел через свои знаменитые спорные слушания по утверждению, Джинни сказала: То, что [Анита Хилл] сделала, было настолько явно политическим… Ее утверждения… напоминают мне фильм «Роковое влечение» или, в ее случае, , то, что я называю фатальным помощником .

    Yahoo! Новости: Бизнес — Мнение

  • кардинал, обвинил его в уклончивости и слабости и бросился к ногам Ее Величества, заклиная ее именем короля, ее сына, не санкционировать примером, который он назвал фатальным , дерзость подданного, который был за то, что вырвал благосклонность своего государя с мечом в руке.

    Мемуары кардинала де Реца — Полное собрание [Исторические придворные мемуары]

  • кардинал, обвинил его в уклончивости и слабости и бросился к ногам Ее Величества, заклиная ее именем короля, ее сына, не санкционировать примером, который он назвал фатальным , дерзость подданного, который был за то, что вырвал благосклонность своего государя с мечом в руке.

    Мемуары кардинала де Реца — Том 3 [Исторические придворные мемуары]

  • Со временем развиваются рвота, диарея и сыпь, могут перестать функционировать почки и печень, а в летальных случаях начинается неудержимое внутреннее и наружное кровотечение, в результате чего возникает рвота кровью и кровотечение из глаз, ушей, носа и других органов. отверстия.

    Лечение лихорадки Эбола?

  • Со временем развиваются рвота, диарея и сыпь, могут перестать функционировать почки и печень, а в летальных случаях начинается неудержимое внутреннее и наружное кровотечение, в результате чего возникает рвота кровью и кровотечение из глаз, ушей, носа и других органов. отверстия.

    Лечение лихорадки Эбола?

  • фатальных — Викисловарь

    Английский

    Этимология

    От среднефранцузского fatal , от латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    Прилагательное

    фатальный ( несопоставимый )

    1. Происходит или предначертано судьбой или судьбой.
      • 1935 , Джордж Гудчайлд, глава 1, в Смерть на Центральном дворе :

        Она смешивала мебель с тем же фатальным расточительством, что и напитки, и этот возмутительный контакт между вещами, которые были задуманы Природой быть разделенными полюсами приводило ее в неописуемый трепет.

    2. Предчувствие смерти или большой беды.
      • 1892 , Уолтер Безант, «Пролог: кто такой Эдмунд Грей?», в Ворота из слоновой кости […] , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harper & Brothers, […], OCLC 16832619 :
        5 Такой скандал, как обвинение брата в подлоге — с обвинительным приговором, — дело поистине ужасное, прискорбное, фатальное . Это лишает семью респектабельности, возможно, в критический момент, когда семья только начинает облачаться в респектабельные одежды: […] это черное пятно, которое никакое мыло, когда-либо рекламируемое, никогда не сможет смыть.

    3. Причинение смерти или разрушения.

      смертельное ранение; болезнь со смертельным исходом ; тот фатальный день; фатальная ошибка

      • 2013 июль-август, Филип Дж. Бушнелл, «Растворители, этанол, автомобильные аварии и толерантность», в Американский ученый
        : воздействие паров растворителей в концентрациях ниже тех, которые связаны с долгосрочными последствиями, по-видимому, увеличивает риск автомобильной аварии со смертельным исходом .Кроме того, это увеличение риска сравнимо с риском смерти от лейкемии после длительного воздействия бензола, другого растворителя, который обладает хорошо известным свойством вызывать этот тип рака.

    4. (вычисления) Внезапное прекращение выполнения программы.
    Синонимы[править]
    Производные термины[править]
    Переводы[править]

    Существительное[править]

    со смертельным исходом ( во множественном числе со смертельным исходом )

    1. Смертельный исход; событие, ведущее к смерти.
      • 1969 , США. Конгресс. Жилой дом. Комитет по образованию, Слушания (стр. 90)
        За этот же период в газовых шахтах было четыре смертельных исхода и 44 несмертельных исхода.
      • 1999 , Летающий журнал (том 126, номер 4, апрель 1999 г., стр. 15)
        Наилучший уровень авиационных происшествий в авиации общего назначения – 0,17 на 100 000 часов для 90 006 смертельных исходов 90 007 и .50 за общее количество несчастных случаев.
    2. (вычисления) Фатальная ошибка; сбой, который приводит к завершению программы.

    Анаграммы[править]


    Каталонский[править]

    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    Прилагательное

    фатальные ( мужского и женского множественного числа фатальные )

    1. фатальный
    Производные термины[править]
    Связанные термины[править]

    Дальнейшее чтение[править]


    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    • МФА (ключ) : /fataːl/, [faˈtˢæːˀl]

    Прилагательное[править]

    фатальный

    1. фатальный
    Перегиб[править]
    Перегиб фатальный
    Положительный Сравнительный Превосходная степень
    Общее единственное число фатальный 2
    Средний род единственного числа фатальный 2
    Множественное число фатальный 2
    Определенный атрибут 1 фатальный
    1) Когда прилагательное применяется предикативно к чему-то определенному, используется соответствующая «неопределенная» форма.
    2) «Неопределенная» превосходная степень не может использоваться атрибутивно.
    Синонимы[править]
    Производные термины[править]

    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    Прилагательное

    фатальный ( женский род единственного числа фатальный , мужской род множественного числа фатальный , женский множественный род фатальный )

    1. фатальный (волею судьбы)
    2. смертельный исход (вызвавший смерть)
    Производные термины[править]
    Связанные термины[править]

    Дальнейшее чтение[править]


    Этимология

    17 век, от латинского fātālis , частично через французский фатальный .

    Произношение[править]

    Прилагательное

    фатальный ( сравнительный фатальный , превосходный am fatalsten )

    1. со смертельным исходом, с тяжелыми последствиями, тяжелым
      Синонимы: verhängnisvoll, folgenschwer, schwer, ernst, gravierend
    2. (датированный) смущающий, неловкий, вызывающий затруднения
      Синонимы: misslich, peinlich, unangenehm
    Замечания по использованию[править]
    • Немецкое прилагательное само по себе не означает смерть.Например, ein fataler Autounfall («автокатастрофа со смертельным исходом») может означать аварию со смертельным исходом, но с тем же успехом она может быть серьезной по другим причинам, например. потому что в нем участвовало несколько автомобилей.
    Склонение[править]

    Сравнительные формы фатальные

    Превосходные формы фатальны


    Индонезийский[править]

    Этимология

    От голландского fataal , от среднефранцузского fatal , от латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    • IPA (ключ) : [ˈfatal]
    • Дефис: fa‧tal

    Прилагательное[править]

    фатальный

    1. фатальный
      1. Причинение смерти или разрушения.
        Синоним: челака
      2. Происходит или предначертано судьбой или судьбой; неизбежный.

    Дополнительная литература[править]


    Среднефранцузский[править]

    Этимология

    Первая известная аттестация 1380 [1] , от латинского fātālis («фатальный»).

    Прилагательное

    фатальные   m ( женский род единственного числа фатальный , мужской род множественного числа фатальные , женский множественный род фатальные )

    1. фатальный (волею судьбы)

    Ссылки[править]


    Норвежский букмол[править]

    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Прилагательное

    фатальный ( средний род единственного числа фатальный , определенный единственного и множественного числа фатальный )

    1. фатальный

    Ссылки[править]


    Норвежский нюнорск[править]

    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Прилагательное

    фатальный ( средний род единственного числа фатальный , определенный единственного и множественного числа фатальный )

    1. фатальный

    Ссылки[править]


    Португальский[править]

    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    • IPA (ключ) : (Бразилия) /faˈtaw/, [faˈtaʊ̯]
    • IPA (ключ) : (Португалия) /fɐˈtal/, [fɐˈtaɫ]
    • Дефис: fa‧tal
    • Рифмы: -al, -aw

    Прилагательное[править]

    фатальный   m или f ( во множественном числе fatais , сопоставимый )

    1. фатальный
    2. ужасно, очень плохо
    Производные термины[править]
    Связанные термины[править]

    Дальнейшее чтение[править]

    • «фатальный» в Dicionário Priberam da Língua Portuguesa .

    Румынский[править]

    Этимология

    От французского fatal , от латинского fātālis («фатальный»).

    Прилагательное

    фатальный   m или n ( женский род единственного числа фатальныйă , мужской род множественного числа фатали , 903 903 фатали

    женский и средний род)

    1. фатальный
    Склонение[править]

    Испанский[править]

    Этимология

    От латинского fātālis («фатальный»).

    Произношение[править]

    Прилагательное

    фатальный ( множественное число фатальный )

    1. фатальный
    2. ужасно, очень плохо
    Производные термины[править]
    Связанные термины[править]

    Наречие[править]

    фатальный

    1. очень плохо, ужасно

      Me siento фатальный . ― Я чувствую себя ужасно .

      Манехас фатальный . ― Ты ужасно водишь .

    Дополнительная литература[править]

    Что означает FATAL? — FATAL Определения


    Вы ищете значения FATAL? На следующем изображении вы можете увидеть основные определения FATAL. При желании вы также можете загрузить файл изображения для печати или поделиться им со своим другом через Facebook, Twitter, Pinterest, Google и т. д. Чтобы увидеть все значения FATAL, прокрутите вниз. Полный список определений приведен в таблице ниже в алфавитном порядке.

    Основные значения FATAL

    На следующем изображении представлены наиболее часто используемые значения FATAL. Вы можете записать файл изображения в формате PNG для автономного использования или отправить его своим друзьям по электронной почте. Если вы являетесь веб-мастером некоммерческого веб-сайта, пожалуйста, не стесняйтесь публиковать изображение определений FATAL на вашем веб-сайте.

    Все определения FATAL

    Как упомянуто выше, вы увидите все значения FATAL в следующей таблице. Обратите внимание, что все определения перечислены в алфавитном порядке.Вы можете щелкнуть ссылки справа, чтобы увидеть подробную информацию о каждом определении, включая определения на английском и вашем местном языке.

    Что означает FATAL в тексте

    В общем, FATAL является аббревиатурой или аббревиатурой, которая определяется простым языком. На этой странице показано, как FATAL используется в форумах для обмена сообщениями и чатами, а также в социальных сетях, таких как VK, Instagram, Whatsapp и Snapchat. В приведенной выше таблице вы можете просмотреть все значения FATAL: некоторые из них являются образовательными терминами, другие — медицинскими терминами и даже компьютерными терминами.Если вы знаете другое определение FATAL, пожалуйста, свяжитесь с нами. Мы включим его во время следующего обновления нашей базы данных. Обратите внимание, что некоторые из наших аббревиатур и их определений созданы нашими посетителями. Поэтому ваше предложение новых аббревиатур приветствуется! В качестве возврата мы перевели аббревиатуру FATAL на испанский, французский, китайский, португальский, русский и т. д. Далее можно прокрутить вниз и щелкнуть в меню языка, чтобы найти значения FATAL на других 42 языках.

    фатальное прилагательное — определение, изображения, произношение и примечания к использованию

    1. вызывающие или заканчивающиеся смертью
      • несчастный случай со смертельным исходом/удар/болезнь
      • потенциально смертельная форма рака
      • Если она снова заболеет, это может оказаться смертельным.
      сравнить deathExtra Examples
      • Он не садился за руль после аварии, в которой чуть не погиб в начале этого года.
      • Ее игнорирование этого совета было в конечном итоге фатальным.
      • Заболевание потенциально смертельное.
      • Такого рода аварии почти всегда фатальны для пилота.
      • химикат, неизменно смертельный для мелких млекопитающих
      • Он получил смертельные травмы, когда его сбила машина.
      • Большинство фермеров осведомлены о потенциально фатальных последствиях опрокидывания трактора.
      • Они попали в аварию со смертельным исходом.
      Темы Проблемы со здоровьемc1Oxford Collocations Dictionaryverbsadverb
    2. авария или сбой
      • фатальная ошибка/ошибка
      • Любая задержка будет фатальной.
      • В плане был фатальный изъян.
      • Было бы фатально пытаться остановить их сейчас.
      Дополнительные примеры
      • возможный фатальный провал его планам
      • Повышение налогов оказалось фатальным для делового сообщества страны.
      Темы Трудности и неудачиc1Oxford Collocations DictionaryverbsadverbprepositionСм. полную статью от фари «говорить».

    См. Fatal в Оксфордском расширенном американском словаре См. Fatal в Оксфордском учебном словаре академического английского языка Проверьте произношение: фатальный

    Смертельный диагноз не означает, что жизнь кончена


    Отрывок из книги «Каково это умирать?»: Вдохновляющие новые взгляды на опыт умирания.

    Люди, у которых диагностирована смертельная болезнь, иногда не просто справляются. Они растут. Они восстанавливают или укрепляют отношения. Они находят более глубокую духовность или смысл в оставшейся для них жизни. Они создают наследие хороших воспоминаний для людей, которых они оставляют после себя. Когда что-либо из этого происходит, это, как правило, происходит из-за — а не вопреки — проблемам встречи со смертью и борьбы с болью и потерями.

    До того, как стать медсестрой в хосписе, Деб Каллахан работала медсестрой для новорожденных.Хотя ей нравилось работать с недоношенными детьми, наблюдение за их трудностями подчеркивало для нее важность пребывания в утробе матери. «Младенцам нужны эти сорок недель беременности, чтобы формироваться и развиваться», — говорит она. Каллахан, который сейчас работает волонтером в хосписе, считает, что нечто подобное происходит и на другом конце спектра, в последние несколько недель умирания от неизлечимой болезни. «В эти недели происходит много всего, особенно в отношениях», — говорит она. Она наблюдала у постели умирающих людей, как некоторые из них наладили семейные отношения или принесли чувство более глубокого смысла и радости окружающим.А когда у ее матери диагностировали смертельную болезнь, Каллахан наблюдал, как она росла и развивалась перед лицом смерти: «Моя мама была довольно пугливым человеком», — вспоминает Каллахан. «Для меня было просто удивительно, как она изменилась после того, как ей поставили неизлечимый диагноз».

    «Миссис. G», молодая мать, которую пионер хосписа Сисели Сондерс описывает как одну из своих самых запоминающихся пациенток, страдала не только слепотой и параличом, но и несколькими серьезными неудачами — ее ноги приходилось привязывать в течение дня, иначе они дергались, а во время ее последние два с половиной года эти мышечные спазмы стали очень болезненными.Но посреди своей затянувшейся смерти миссис Г. «торжествовала», пишет Сондерс. Она повлияла на сотни людей: медсестер, которые с ней работали, пациентов, членов семьи и друзей, которые приходили в гости. Что заинтриговало Сондерс, так это то, что большинство черт, делавших миссис Г. такой необычной, проявились после того, как она заболела: «Ее смерть стала средством ее роста, потому что мы узнали от ее мужа, что ее интенсивная живость, веселье и интерес к другим люди развились во время ее болезни». В то время как Сондерс ясно, что миссисХаризма Джи была исключительной, она также говорит, что нет ничего необычного в том, что пациенты, которым грозит смерть, развиваются и растут.

    «Большинство людей, которые умирают, все еще способны измениться важным для них образом», — пишет Айра Байок, бывший врач хосписа, которая пишет об умирании. «Их трансформация также может иметь огромное и долгосрочное значение для окружающих их людей».

    Психологи Ричард Тедески и Лоуренс Кэлхун пишут, что «идея о том, что великое благо может исходить из великих страданий, устарела».Темы о росте, который может быть вызван страданием, проходят через христианство, буддизм, ислам и индуизм. Относительно новым является систематическое исследование в области психологии, которое поддерживает эту идею. В 1996 году Тедески и Кэлхун ввели термин «посттравматический рост», который они определяют как «опыт позитивных изменений, происходящих в результате борьбы с очень сложными жизненными кризисами».

    Значительный процент людей, переживших травму, сообщают, по крайней мере, о некоторых положительных результатах их преодоления.В зависимости от критериев Тедески и Кэлхун подсчитали, что от 30 до 90 процентов людей, столкнувшихся с травмами, говорят, что испытывают некоторый рост. «Существуют неопровержимые доказательства того, что люди, сталкивающиеся с самыми разными очень трудными обстоятельствами, испытывают значительные изменения в своей жизни, которые они считают весьма позитивными», — пишут они.

    Исследователи определяют травму или жизненный кризис как обстоятельства, которые серьезно бросают вызов способности людей адаптироваться и встряхивают их понимание мира и их собственных ролей — «действительно травмирующие обстоятельства, а не повседневные стрессоры.Исследователи наблюдали положительные изменения у людей, переживших широкий спектр жизненных кризисов: беженцев и заложников; солдаты после боя; жертвы сексуального насилия или насилия; родители, потерявшие ребенка, или люди, чьи жены, мужья или партнеры умерли; и пациентов с диагнозом серьезных и опасных для жизни заболеваний.

    Но в то время как есть несколько исследований посттравматического роста в связи с серьезными заболеваниями, гораздо меньше исследований, посвященных конкретно росту и смерти.Таким образом, цитируемые исследования основаны в основном на группах выживших после травм, хотя специалисты по паллиативной помощи также сообщают истории о росте и развитии, которые они наблюдают у отдельных умирающих пациентов.

    Точно так же, как исследователи предостерегают пациентов от сверхчеловеческих переживаний, они также предостерегают, что вы не должны ожидать, что вы сами или другие люди вырастете после травмы. Было бы ужасным искажением всей идеи посттравматического роста, если бы пережившие травму люди чувствовали, что они каким-то образом потерпели неудачу, потому что не достигли этого, пишут Тедески и Кэлхун.Возможность худа без добра не делает травму менее ужасной, и люди не должны рассматривать тревожные события просто как возможность для роста.

    Даже когда люди растут и развиваются после травмы, их страдания могут не уменьшиться. На самом деле, у людей иногда наблюдается посттравматический рост и посттравматическое стрессовое расстройство одновременно. Не каждый находит этот вид личностного роста, или обязательно должен найти его. Исследования показывают, что в случае некоторых пострадавших от травмы личностное развитие может оказаться невозможным.И даже тем, кто растет, обычно требуется время.

    Когда известный невролог Оливер Сакс узнал, что у него неизлечимая форма рака, он написал в статье для New York Times, что не считает свою жизнь законченной: «Наоборот, я чувствую себя очень живым, и я хочу и надеюсь на время, которое осталось, чтобы углубить мою дружбу, попрощаться с теми, кого я люблю, написать больше, путешествовать, если у меня есть силы, чтобы достичь новых уровней понимания и понимания».

    Для людей с неизлечимой болезнью время останавливается в замедленном темпе, что дает им возможность расти и развиваться быстрее, чем когда-либо в их жизни.Сондерс говорит: «Мы видим, как люди проходят через жизненный опыт за несколько недель, долгое время выполняется за короткое время. Они, кажется, знают вневременное «Сейчас», когда все моменты времени удерживаются в неподвижности».

    Люди не должны ожидать, что жертвы травмы вырастут или станут героическими, но когда человеку грозит смерть, он должен знать, что такая возможность существует. И окружающие должны это учитывать.

    Как и другие умирающие пациенты и люди, которые о них заботятся, Сакс, которому был 81 год, когда ему поставили неизлечимый диагноз, знал, что ему предстоит решить большую задачу: «Это потребует смелости, ясности и откровенности; пытаясь свести счеты с миром», — пишет он.

    «Но будет время и на развлечения (и даже на глупости)».

    Дженни Дир — журналист и автор книги «Каково это — умирать?»: новые взгляды на опыт умирания. Взято с разрешения Kensington Books. Copyright 2019.

    Изображение предоставлено: Shutterstock.com

    Бесплатный онлайн-словарь юридических терминов и юридических определений

    Автор: Азиатское право
    Прочтите похожие записи о F, Synonyms, FA

    Синонимы и содержание определений

    Значение Fatal

    Причинение смерти; смертельный или смертельный.

    Синонимы слова Fatal

    прилагательное
    • уничтожающий
    • бедствие
    • катастрофический
    • причинение смерти
    • вызывает разрушение
    • чахоточный
    • смертельный
    • смерть
    • смертельно
    • вредный
    • снос
    • уничтожение
    • разрушительный
    • разрушительный
    • ужасный
    • катастрофический
    • искореняющий
    • Экзистенциалис
    • истребительный
    • экстирпативный
    • роковой
    • упал
    • дикий
    • фунестус
    • вредный
    • обидно
    • вредный
    • со смертью
    • с разорением
    • убийство
    • смертельный
    • смертоносный
    • злокачественный
    • смертоносный
    • убийственный
    • вонючий
    • вредоносная пемициосvs
    • пагубный
    • ядовитый
    • разрушение
    • разорительный
    • бойня
    • токсичный
    • трагический
    • ядовитый
    • вирулентный
    • истощение Associated Concepts: фатальные последствия
    • фатальный дефект
    • фатальные ошибки
    • смертельная травма
    • фатально для причины иска
    • фатальная дисперсия

    Связанные статьи Fatal в Юридической энциклопедии проекта

    Просмотрите или выполните поиск Fatal в Американской энциклопедии права, Азиатской энциклопедии права, Европейской энциклопедии права, Британской энциклопедии права или Латиноамериканской и испанской энциклопедии права.

    Фатальный в историческом праве

    Вас может заинтересовать историческое значение этого термина. Просмотрите или найдите Fatal in Historical Law в Юридической энциклопедии.

    Юридические сокращения и сокращения

    Поиск юридических сокращений и/или сокращений, содержащих Fatal, в Словаре юридических сокращений и сокращений.

    Связанные юридические термины

    Вас также могут заинтересовать следующие юридические термины:

    Упоминается в этих условиях

    Актуарий, Акт Кэмпбелла, Непосредственная причина, Яд.

    Обучение — наша страсть

    Эта запись о Fatal была опубликована в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution 3.0 (CC BY 3.0), которая разрешает неограниченное использование и воспроизведение при условии, что автор или авторы записи Fatal и платформы Lawi в каждом случае указаны как авторы. источник фатальной записи. Обратите внимание, что эта лицензия CC BY распространяется на некоторый текстовый контент Fatal, и что некоторые изображения и другие текстовые или нетекстовые элементы могут быть защищены специальными соглашениями об авторских правах.Руководство по цитированию Fatal (с указанием авторства в соответствии с требованиями лицензии CC BY) см. ниже нашу рекомендацию «Цитировать эту запись».

    Процитируйте эту запись

    Генератор юридических цитат

    (2013, 05). Fatal legaldictionary.lawin.org Получено 4 апреля 2022 г. с https://legaldictionary.lawin.org/fatal/

    05 2013. 04 2022

    «Роковой» legaldictionary.lawin.org . Legaldictionary.lawin.org, 05 2013 г. Интернет. 04 2022.

    «Роковой» юридический словарь.lawin.org. 05, 2013. По состоянию на 4 2022 г. https://legaldictionary.lawin.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.