Тест с коровой на шизофрению: Тест! | Блогер _stirlitz_ на сайте SPLETNIK.RU 3 марта 2018

Содержание

Тест! | Блогер _stirlitz_ на сайте SPLETNIK.RU 3 марта 2018

Сплетницы, предлагаю протестировать себя на шизофрению.
Опишите, что вы видите на этой картинке?

Вы думайте, а я пока подготовлю обновление с расшифровкой.
Кому знаком этот тест, молчите!

 

А вы увидели корову?

 

Когнитивные (или психические) функции считаются высшими функциональными способностями мозга. Они дарят человеку способность быть человеком. К когнитивным возможностям относятся:

мышление;

понимание;

умение вычислять;

речевые возможности;

способность к обучению;

возможность рассуждать;

ориентация в пространстве.

Здоровый человек, обладающий достаточно накопленными знаниями, при рассмотрении новой какой-либо ситуации, практически не обрабатывает ее. Адекватный мозг предложит альтернативу – воспользоваться уже имеющимся опытом.

В восприятии новой информации у здоровой личности главенствующую роль играет уже накопленный опыт.

У человека, страдающего от шизофренического расстройства, мозг не пользуется имеющимся опытом.

У шизофреника вследствие стойких нарушений когнитивных функций мозг не воспринимает оптические иллюзии. Именно на этой особенности и работают тесты со зрительными иллюзиями. Различные тесты помогают определить, насколько адекватно личность воспринимает реальность и окружающий его мир.

Тест на шизофрению с коровой

Тест представляет собой непонятную на первый взгляд картинку. Смысл теста – использование скрытых образов. Здоровый человек, рассматривая картинку, видит набор неких размытостей: пятна, дым, силуэты животных, людей, некую топографическую карту.

 

Люди, страдающие от шизофренического расстройства, говорят сразу – там изображение коровы. Их мозг, страдающий от расстройства когнитивных функций, не способен накладывать на изображение отпечаток жизненного опыта и различные дополнительные образы.

У шизофреников нет фантазии, они видят конкретные предметы, именно те, что изображены на рисунках. Поэтому личности больные шизофренией либо те, кто имеет склонность к такому заболеванию, сразу видят корову.

 

 

Главная особенность теста – понять, умеет ли человек воспринимать формы, оптические иллюзии, создавать логические цепочки.

 

 

Тест на шизофрению: корова

Автор Ирина Кирьянова На чтение 3 мин. Просмотров 4.6k.

Шизофрения – тяжелейшее психическое расстройство полиморфного типа. У человека, страдающего шизофренией, начинается необратимый распад личности. Нарушаются эмоциональные реакции и мыслительные способности. При шизофрении сильно страдают когнитивные способности человека.

Используя эту особенность у больных людей для определения шизофрении на ранних стадиях (или выявления предрасположенности личности к расстройству) психологами было создано множество любопытных тестов. Один из них – тест на шизофрению корова.

Один из любопытных тесто на определение шизофрении — картинка с коровой

Как действует тест

Когнитивные (или психические) функции считаются высшими функциональными способностями мозга. Они дарят человеку способность быть человеком. К когнитивным возможностям относятся:

  • мышление;
  • понимание;
  • умение вычислять;
  • речевые возможности;
  • способность к обучению;
  • возможность рассуждать;
  • ориентация в пространстве.

Здоровый человек, обладающий достаточно накопленными знаниями, при рассмотрении новой какой-либо ситуации, практически не обрабатывает ее. Адекватный мозг предложит альтернативу – воспользоваться уже имеющимся опытом.

В восприятии новой информации у здоровой личности главенствующую роль играет уже накопленный опыт. У человека, страдающего от шизофренического расстройства, мозг не пользуется имеющимся опытом.

У шизофреника вследствие стойких нарушений когнитивных функций мозг не воспринимает оптические иллюзии. Именно на этой особенности и работают тесты со зрительными иллюзиями. Различные тесты помогают определить, насколько адекватно личность воспринимает реальность и окружающий его мир

.

Тест на шизофрению с коровой

Тест представляет собой непонятную на первый взгляд картинку. Смысл теста – использование скрытых образов. Здоровый человек, рассматривая картинку, видит набор неких размытостей: пятна, дым, силуэты животных, людей, некую топографическую карту. А что видите вы? Рассмотрите знаменитый тест:

Оптический тест на выявление шизофрении «Корова»

Люди, страдающие от шизофренического расстройства, говорят сразу – там изображение коровы. Их мозг, страдающий от расстройства когнитивных функций, не способен накладывать на изображение отпечаток жизненного опыта и различные дополнительные образы.

У шизофреников нет фантазии, они видят конкретные предметы, именно те, что изображены на рисунках. Поэтому личности больные шизофренией либо те, кто имеет склонность к такому заболеванию, сразу видят корову.

А вы увидели корову?

Достоверны ли результаты

Действительно ли тест на шизофрению картинка корова со стопроцентной гарантией показывает, что у человека шизофрения? Важно понимать, что шизофрения – крайне сложное заболевание. Оценить человека только с помощью визуального тестирования можно лишь с большой натяжкой.

Для грамотной диагностики заболевания необходимо всестороннее терапевтические и неврологическое обследование личности.

Такую диагностику проводят высококвалифицированные специалисты в условиях стационара. Наличие какого-либо одного признака не свидетельствует о наличии тяжелого расстройства.

Чем полезен тест

Различные тесты (вопросники, оптические) лишь дают повод задуматься о собственном здоровье, образе жизни, лучше узнать собственное подсознание. Результаты тестирования на шизофрению нельзя рассматривать с точки зрения диагностического мероприятия.

Тест помогает заранее распознать врожденные отклонения, которые могут быть в человеческой психике. По его результатам можно лишь оценочно получить некую информационную картину о состоянии здоровья психики человека

.

Многие совершенно здоровые люди обладают некими нарушениями в психическом складе. На состояние психического здоровья влияет стресс, хроническая усталость, переживания, волнения и иные проблемы.

Главная особенность теста – понять, умеет ли человек воспринимать формы, оптические иллюзии, создавать логические цепочки.

Результаты тестирования помогают вскрыть дремлющую предрасположенность к заболеванию либо успокоить личность и подтвердить, что человек здоров и способен адекватно оценивать происходящее.

Если результаты теста вызывают опасение, лучше обратиться за консультацией к хорошему специалисту. Когда дело касается здоровья, лучше перестраховаться, а не мучиться от мрачных предположений.

Как выявить шизофрению. Рассказал бывший психолог СИЗО

Специалист по психологии, работавший в бутырском СИЗО, поделился парой тестов, которые помогают выявить у человека шизофрению, и люди решили их пройти, а зря.

Кажется, после этого в психиатрических больницах будет пополнение.

Пользователь сайта «Пикабу» под ником esche1psyholog приобрёл славу благодаря тому, что рассказывает истории из своей практики клинического психолога. Особый интерес его рассказы вызывают тем, что парень раньше работал в Бутырском следственном изоляторе с заключёнными, а это значит, что он успел многое повидать за свою жизнь.

В одном из своих постов, опубликованных в конце июля, психолог решил рассказать, с помощью каких методов и тестов врачи могут выявить у человека шизофрению. Возможно, потом результаты можно будет сравнить с персонажами из Винни-Пуха или героями вселенной о Гарри Поттере.

Для начала пользователь решил прояснить: шизофрения не ограничивается бредом и галлюцинациями, она представляет собой состояние, когда у человека сильно изменено восприятие и мышление.

Кадр из фильма «Сплит».

Далее esche1psyholog перешёл к самим методикам, первая из которых называется «Исключение предметов». Во время этого теста человеку предлагается взглянуть на четыре картинки и только одну из них выбрать лишней. Другими словами, нужно найти, что общего есть у трёх изображений в каждом блоке.

Главная задача заключается не в выборе правильного ответа, а в том, чтобы объяснить, почему человек выбрал именно эту составляющую лишней. К примеру, в ситуации с цветами и кошкой, правильным ответом будет кошка, вот только больной пациент может это объяснить не тем, что пушистая — животное, а цветы — растения, а тем, что кошка будет вкусной, как это сделал один из пациентов парня.

Шизофреники не смотрят на общую картину, у них в принципе проблемы с обобщением, так как сознание разорвано. Они больше внимания уделяют деталям и мелочам, игнорируя что-то общее, — пояснил пикабушник. — Например, правильный ответ [в коллаже с весами, очками, градусником и часами] тут очки, так как они ничего не измеряют, а человек с шизофренией может сказать, что лишние весы, потому что у них нет стекла.

Другой тест — объяснение самых обычных поговорок. Психолог уверяет, что у людей с шизофренией очень искажено понимание смысла народных фраз. Пример — поговорка: «Один в поле не воин». Её значение пациенты с патологией могут объяснить, как «одному в поле скучно», рассказал esche1psyholog. Такие ответы тоже можно отнести к тревожным звоночкам.

Кадр из фильма «Прерванная жизнь»

Следующая методика — выявление резонёрства, при котором у людей возникает постоянное желание что-то объяснить и чему-то научить. Делают они это максимально пафосно, выбирая сложную лексику и необычную позицию во время дискуссии. Выяснить, страдает ли этим пациент, можно во время обычной беседы с врачом, даже при попытке объяснить те же поговорки.

Пример: объяснение пословицы «Не всё то золото, что блестит».

Больная: «Это значит, что надо обращать внимание не на внешность, а на внутреннее содержание», — и тут же добавляет: «Но всё же я должна сказать, что с точки зрения диалектики, это не совсем правильно, ведь существует же единство формы и содержания, а значит, надо обратить внимание и на внешность», — привёл пример психолог.

Последний тест, который упомянул пикабушник, также включает в себя картинки и работу с обобщением увиденного, только на этот раз изображения не объединены в коллаж, а представляются отдельно. Задача человека во время его прохождения — собрать картинки в группы по общему признаку.

При этом сам процесс может состоять из нескольких этапов, когда человек, к примеру, сначала объединяет всех птиц, затем всех домашних животных и других представителей фауны и только потом собирает их в одну большую группу «Животные».

Кадр из сериала «Мистер Робот»

На патологию может указывать то, по каким признакам пациент будет сортировать карточки. Например, не по общему признаку живое-неживое, а по цветам или другим неочевидным мелочам. В таком случае врач понимает, что с мышлением и обобщением у человека не всё в порядке. На этом небольшой пост-ликбез от esche1psyholog закончился.

Опубликованная 27 июля, публикация за один день собрала более двух с половиной тысяч «плюсов» и тысячу комментариев. Пикабушники решили не упускать шанс и проверить, есть ли у них намёки на шизофрению. Судя по комментариям, они уже знают, где будет их следующая остановка.

Ой, [блин], всё ясно. Я в психушку, всего хорошего.

Хьюстон, у меня проблемы. Я за вами в очереди. Затупила над листьями (ну, мол, у книги же страницы, а листы — в альбоме) и на карточке с ножницами. Что там правильного должно быть? Кроме того, что ножницы, лошадь и телега могут быть полезны человеку, а стрижи гадят на подоконник?

Тоже долго корпела над этой картинкой [с розой, шубой, книгой и яблоками]. В итоге — роза, так как она не принесёт практической пользы человеку (книгу можно прочитать — получить информацию, пальто можно надеть — спастись от холода, а яблоко можно съесть).
А в больничку тапочки свои надо брать или на месте выдадут? 🙂

Я выбрала пальто, потому что пояс брюк опоясывает талию, пояс платья тоже, часы опоясывают руку.
И выбрала термометр, потому что часы, очки и весы — во множественном числе.
Если что, я буду в соседней палате.

Возможно, причин для паники нет, ведь не зря автор поста добавил, что информацию о тестах частично взял из книг 1986 года, а как известно, наука и медицина не стоят на месте, поэтому, вполне возможно, что методы сейчас изменились. Ну а если нет, то, по-видимому, скоро психбольницы будут забиты под завязку.

Если судить по рассказу бывшей постоялицы такого заведения, это опыт, который не хочется ни проживать, ни повторять. Её словам противоречит только история стендаперши, которая по себе знает, каково лечиться в психбольнице, и её повествование — крах всех стереотипов.

4 простых теста на шизофрению

Полезная ссылка: «ТОП-7 лучших кредитных карт-2021!

Как врачи понимают, что перед ними — больной шизофренией? По внешним признакам определить «шизу» можно далеко не всегда, так что специалисты применяют целый ряд тестов. Наиболее популярные из них представлены ниже.

Интересная статья: Как дыхание по системе «Пранаяма» помогло советским космонавтам

1. Тесты с маской

Инструкция (важно!): При ответе на вопрос руководствуйтесь ощущениями, а не логикой.

Итак, вопрос:

«Маска выпуклая с одной стороны или с двух?»

Правильный ответ:

Представленная на изображении маска является выпуклой только с одной стороны

Поехали дальше:

«Маска вращается в одну сторону или в обе?»

Правильный ответ:

Маска вращается только в правую сторону.

Анализ результатов

Если вы ответили на оба вопроса неправильно — ура, вы абсолютно здоровы! Искусственные формы и тени на картинке вводят мозг в заблуждение, и он проявляет здоровую реакцию — «достраивает» реальность и, следовательно, ошибается. В нашу пользу :).

Если же верные ответы были даны на оба вопроса… Мозг шизофреника не может проанализировать всю картинку и достроить реальность. В результате человек видит маску только такой, какой она является на самом деле. Такой человек, конечно, нездоров.

Но не спешите с выводами! Давайте разберемся. Вы действительно не видели НИЧЕГО, кроме выпуклой и вращающейся в одну сторону маски? Вполне возможно, что вы просто ответили наобум или видели иллюзию, но все-таки решили докопаться до правильного ответа, долго смотрели и сделали вывод. Кроме того, оптический обман не сработает, если вы выпили или находитесь под воздействием наркотических средств.

Есть и третий вывод — вы… гений! Гениальный человек обладает мышлением как здорового, так и больного шизофренией, и умеет мгновенно переключаться между ними. В нашем случае гений увидит иллюзию (здоровая реакция), но сможет разобраться, в чем дело и куда вращается маска (реакция шизофреника). Более того — если он захочет, он просто перестанет воспринимать обман раз и навсегда!

Важное замечание: результаты всех тестов на этой странице не ставят Вам диагноз со 100% точностью, это может делать только квалифицированный специалист или врачебный консилиум. Пожалуйста, относитесь к результатам как к информации для размышления, а не как к диагнозу!

… Не так давно в Великобритании был разработан новый тест на шизофрению — «Маска Чаплина». Посмотрите на изображение ниже и скажите — маска с обратной стороны выпуклая или вогнутая?

Правильный ответ:

Здоровый человек увидит, что маска с обратной стороны — розовая и выпуклая. Как и в прошлом примере, здесь имеет место оптический обман (мозг вводят в заблуждение округлые формы и тени).

2. Тест Люшера

Метод разработан в 1940-е гг. швейцарским психологом Максом Люшером. Ученый заметил, что в зависимости от психоэмоционального состояния человек по-разному воспринимает цвета.

Тест Люшера существует в двух вариантах: коротком и полном.

Короткий вариант: пациент приходит к врачу днем (т.к. требуется естественное освещение). Врач обеспечивает равномерность освещения и отсутствие солнечных бликов. Пациенту предлагаются пронумерованные карточки восьми цветов — черная, коричневая, красная, желтая, зеленая, серая, синяя и пурпурная. Его задача — распределить карточки в соответствии с личными предпочтениями в текущий момент, и никак иначе.

Полный вариант включает в себя 73 цвета (различные оттенки серого, восемь названных выше цветов и микс из четырех основных цветов — красного, зеленого, синего и желтого). Они сгруппированы в таблицы, которые одна за другой передаются пациенту. Его задача — выбрать из каждой таблицы один цвет, который нравится ему больше всего. Через несколько минут тест повторяют ещё раз. Так врач поймет, в каком состоянии пациент находится на самом деле, т.к. в первый раз человек выбрал цвета для того состояния, в котором он хотел бы находиться.

Видео с тестом Люшера:

Какие цвета выбирают шизофреники?

Чаще всего они отдают предпочтение цветам желтого цвета. Больные шизофренией в вялотекущей форме безразлично относятся к цветам и путают оттенки, в прогрессирующей — негативно воспринимают черное и красное.

Кроме того, хороший врач во время тестирования посмотрит и на цвета одежды пациента. Насторожиться следует при наблюдении крайностей: невыразительных и скучных либо ярких и не сочетаемых друг с другом оттенков.

3. Тест Роршаха

Ещё один очень хороший тест от швейцарского психолога (знают они там у себя в Швейцарии толк в «шизе»!). Пациенту показывается 10 карточек с картинками в виде черно-белых и цветных клякс, они предъявляются в строгой очередности. Врач ставит задачу — внимательно, не спеша рассмотреть на карточку и ответить на вопрос «На что это похоже?». Методика очень ценится специалистами — по ней они не только видят всю картину психопатологий конкретного человека, но и получают ответы на многие вопросы личного характера.

Вот тест на примере одной картинки:

А вот полная версия с комментариями:

4. Тест-рисунок

Очень показательный тест. Шизофреники, как уже отмечалось выше, путают цвета и оттенки: солнце у них может быть черным (признак страха и депрессии), деревья — фиолетовыми, а трава — красной.

Рисунок может быть выполнен в приглушенных, блеклых цветах, но будет на нем и яркая вспышка. Блеклые краски — признак бесцветного восприятия мира, неожиданный цветовой всплеск — о приступе. Эмоциональный всплеск переносится на бумагу как небольшие вкрапления различных оттенков. Если на картине много красного цвета — это маниакальное состояние; так больные рисуют образы из галлюцинаций. Белый цвет «отвечает» за бред и «глюки» религиозного характера.

 

Автопортрет художницы-шизофреника КейтКейт видит на стенах вот такие глаза

Ну, хватит. Почитайте лучше про медитацию — давно же хотели научиться, правда? Или про пранаяму — это древнее искусство изменения сознания за 15 минут, которым пользовались даже советские космонавты:

Статьи на тему:

Про 5 выгодных условий по кредитке «100 дней без процентов» от «Альфа-Банка»

Больше полезных новостей — на главной странице блога!

HTTP 404: Nicht gefunden — Not found

Запрошенная Вами страница не найдена.

Die gewünschte Seite ist nicht gefunden

Возможно запрошенная Вами страница удалена, переименована или временно недоступна. Пожалуйста сообщите вебмастеру, если Вы считаете что это ошибка и сообщите по какой ссылке вы попали на эту страницу. Die gewünschte Seite wurde möglicherweise entfernt oder umbenannt, oder sie ist vorübergehend nicht erreichbar. Wenn Sie der Meinung sind, daß es um ein Fehler handelt, benachrichtigen Sie bitte Webmaster
Попытайтесь выполнить следующее:
  • Если вы ввели адрес в адресной строке броузера от руки, проверьте правильность его написания
  • Зайдите на титульную страницу Germany.ru и попробуйте поискать ссылку на документ, который вам необходим
  • Нажмите назад, чтобы посмотреть другой линк
  • Попробуйте поиск по ключевому слову по всему серверу
Versuchen Sie folgendes:
  • Falls Sie die Adresse der Seite manuell in der Adressleiste eingegeben haben, stellen Sie sicher, daß die Adresse keine Tippfehler enthält.
  • Öffnen Sie die Startseite und suchen Sie dann nach Links, die die gewünschten Informationen haben.
  • Klicken Sie auf Zurück, um einen anderen Link zu versuchen.
  • Klicken Sie auf Suchen, um nach Informationen auf dem Server zu suchen.
Возможно вы сможете найти желаемую информацию посетив следующие проекты: Möglicherweise finden Sie die gewünschte Informationen wenn Sie die folgende Projekte besuchen:

На картинке есть корова, но психически здоровые люди её не видят

donpress.com

Перед вами картинка, на которой изображены тёмные абстрактные пятна, но в них можно увидеть и конкретные вещи. А что смогли распознать вы?

ktovdepressii.ru

Если спросить у людей, что они видят на этой картинке, то кто-то отвечает, что здесь ничего нет, кроме непонятных пятен. Кто-то говорит, что видит слона, облака в виде животных или дым. Ну, а есть люди, которые чётко видят изображение головы коровы и эта корова действительно есть на изображении, вот только видят её обычно люди, которые склонны к шизофрении.

newsone.ua

Если вы не увидели изображение коровы, то будьте спокойны. Значит, вы у вас нет психических отклонений и вы здоровы. Так как же получается так, что корову не видят здоровые люди? Дело в том, что мозг здорового человека опирается на прошлый опыт и умеет фантазировать. Когда здоровый человек видит непонятную картинку, мозг рассматривает различные детали и пытается соотнести непонятное пятно с тем, на что оно похоже и додумывает, что это может быть.

А голова человека с психическим отклонением устроена так, что он не может или разучился включать фантазию. Он видит конкретные вещи, смотря на картину в целом, а, не разбирая её на детали. Вот так психиатры и определяют, есть ли у кого-то заболевание или нет.

Но, наверное, вы до сих пор не понимаете, где же на рисунке это животное? Посмотрите ниже, где красным контуром обведена голова травоядного.

ktovdepressii.ru

Стоит отметить, что с помощью только одного такого теста, никто не поставит конкретный диагноз. Шизофрения – это серьёзный диагноз, который требует тщательного обследования и консультации специалистом. Ещё один момент: стоит вам однажды раз рассмотреть корову, то это изображение вы никогда не сможете забыть, когда будете смотреть на этот тест.

Будьте здоровы!

Тест на шизофрению — результат положительный

Нашла у kathleenru тест на предрасположенность к шизофрении.

Ну как на такое не откликнуться? Тем более что я хорошо знаю все свои диагнозы… Однако лишний раз не мешает убедиться — ведь нужны же контрольные обследования и диспансерное наблюдение?

Уверенная в конечном положительном результате, я всё же начала отвечать на вопросы.

1. Я разговариваю сам с собой…
а) Никогда.
б) Иногда, если мне одиноко.
в) Только спьяну.
г) Постоянно и очень себе помогаю.

Конечно, «г»!
Я постоянно разговариваю сама с собой и очень себе помогаю…

И даже могу сказать, какие я чаще всего употребляю слова и выражения, обращаясь к себе (а я порой и отвечаю себе):
– балда! (возможный ответ крайне редко: а, нет, не балда)
– ага, щас!
– нет, ну это уже диагноз! (при каких-то оплошных действиях или забывании чего-то важного)
– вот же дура! ну и дура! (вариант старая дура! чёртова дура!) (см. выше)
– кретинка! (см. выше)
– нда, маразм крепчал… (см. выше)
– э, нет, такого нам не надо (при виде нежелательных посетителей)
– корова!!! (вариант: чёртова корова — при разлитии, ронянии, «не вписывании в повороты» в процессе хозяйственной деятельности)
– так, всё! надо прекращать это дело!. . (чаще всего о писанине в ЖЖ или запойном чтении чего-то  вместо того чтобы работать)
– получай, фашист, гранату, от советского солдата! (когда наступает событие, которое прогнозировалось, но не предотвратилось из-за авося да небося)
(Варианты верхнего: «Ты этого хотел, Жорж Данден!» — и: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним — ходить!» — когда «вылезает» побочное следствие)
– (крайне редко) ай да Пушкин, ай да сукин сын!.. (обычно при удачных «инженерно-технических решениях» бытовых вопросов)
– (постоянно) так, а сейчас мы пойдём и сварим себе кофейку в награду за труды…
(В последнем случае наблюдаются не только разговоры с собой, но и раздвоение личности, точнее, её «умножение», и налицо признаки мании величия: «мы, Николай Вторый»…)

2. Я верю, что нас окружают иные миры и существа.
а) Я не читаю газет и не смотрю телевизор.
б) Это так, и я неоднократно их видел.
в) В этом утверждении есть две логических ошибки.
г) Я не верю в эти сказки.

Здесь сразу два ответа: а и в. Возможен и третий – б (это так, и я неоднократно их видел). Но однозначно не г.

3. Мне бывает трудно сосредоточиться на работе, потому что…
а) Я плохо высыпаюсь за ночь.
б) За мной всё время следят коллеги и начальство.
в) Меня раздражает работа, она для идиотов.
г) Я люблю свою работу и горжусь ею.

Однозначно г — и только г!
Ибо при сильной любви к слову происходит рассредоточение внимания (нормальные редакторы — это правильные зануды, никакими «отвлечениями» не страдающие; когда мне приходилось звать себе подмогу, я всегда приглашала только одну редакторшу: она вцеплялась в текст, как Тузик в тряпку, и никаких «тонкостев» и «авторской лексики» с «авторской пунктуацией» не признавала… И разжать её челюсти, зажавшие текст, не представлялось возможным до тех пор, пока он не превращался в ту самую «порванную Тузиком» «тряпку»).

А я вечно отвлекаюсь на побочные мысли, связанные с этимологией слов, лезу в разные словари, «вмысливаюсь» в корни, отыскиваю внутренние формы…

4. Если бесконечность возвести в квадрат, получится…
а) Бесконечность в квадрате.
б) Бесконечность в квадрате плюс константа.
в) Синус альфа вечности.
д) Перевёрнутая цифра восемь и маленькая циферка два в правом верхнем углу.

Все ответы сразу. Люди, это же бесконечность! Следовательно, ничем не может быть ограничена! Она включает в себя и эти, и все прочие варианты толкования… Тем более что это бесконечность в квадрате.

Ключ к тесту
Ответы здорового человека:
1 — в; 2 — б, г; 3 — в; 4 — д.
Ответы человека с предрасположенностью к шизофрении:
1 — а; 2 — а, в; 3 — г; 4 — б.

…Так когда, говорите, мне приходить на следующий диспансерный осмотр? Спасибо, доктор! Обязательно приду!

UPD № 1. В то время как я помещала этот текст, написанный с утреца, непосредственно на страничку в ЖЖ, Мишка каким-то образом выскочил из загородной резиденции (хотя я же прошила эту специальную кошачью загородку со всех сторон, в том числе и сверху, и закрепила наглухо ещё осенью!!!) и куда-то удрал.

Пока я металась по участку, заламывая руки и взбираясь на все возвышенные места, чтобы осмотреть окрестные дворы и огороды, и причитала: «Дурак! Дурак! Идиот! Украдут, погибнет, машина задавит!» (по порядку следования причитаний: 1) он самый красивый из всех котов, Машин первенец и наш общий глава прайда; 2) есть соседи — дальние, которым убить кошку — несказанное удовольствие; 3) дом стоит на трассе), — он вернулся, имея довольно «задумчивый» вид.

Вот скажите мне, люди, где можно побывать и что сделать, чтобы из такого вот кота:



через двадцать минут стать таким:


И обо что там можно было натираться?

А? Какие у кого версии? Победителя ждут призы…

UPD № 2. Стала я Мишу мыть (мама мыла раму, а Тамара — Мишу). Мишка орёт в ванне, прибежала «группа поддержки», тоже стала орать, Дуся сорвалась с края ванны и упала в тазик с питьевой кошачьей водой…

Все орут, Осип лает, я истерически хохочу — добро пожаловать в дурдом «Солнышко»!

И всё это на фоне того, что я вникаю в новую работу, требующую большого сосредоточения. ..

А вы полагали, что я юморила в этом посте?


Один из «группы поддержки» — Пусик


Другая из
«группы поддержки» — Маша

А Дусенька после падения пошла «изживать» собственную «травму» (лучший способ снять стресс — чего-нибудь подъесть)…


«Я верю, что нас окружают иные миры и существа…».
Случайно «располовиненная» я (ноябрь 2007 г.).
Очевидно, результат попытки врачей убрать симптомы раздвоения личности

© Тамара Борисова
Если вы видите эту запись не на страницах моего журнала http://tamara-borisova.livejournal.com и без указания моего авторства — значит, текст уворован ботами или плагиаторами (что, в принципе, одно и то же).

Шизофренический мозг, не обманутый оптической иллюзией

Больных шизофренией не обманывает оптическая иллюзия, известная как «полая маска», в которую все мы попадаем, потому что связи между сенсорной и концептуальной областями их мозга могут быть налажены. фриц.

В иллюзии полой маски зрители воспринимают вогнутое лицо (как задняя сторона полой маски) как нормальное выпуклое лицо. Иллюзия использует стратегию нашего мозга для осмысления визуального мира: объединение того, что он на самом деле видит (известная как восходящая обработка), с тем, что он ожидает увидеть на основе предыдущего опыта, известной как нисходящая обработка.

«Наша нисходящая обработка хранит воспоминания, как стандартные модели», — объясняет Данаи Дима из Ганноверского медицинского университета в Германии, соавтор исследования NeuroImage . «Все модели в нашей голове имеют лицо, выходящее наружу, поэтому всякий раз, когда мы видим лицо, конечно, оно должно выходить наружу».

Это мощное ожидание отменяет визуальные подсказки, такие как тени и информация о глубине, которые указывают на обратное.

Но пациентов с шизофренией не пугает неправдоподобие: они видят пустое лицо таким, какое оно есть.Около семи из 1000 американцев страдают от этого заболевания, которое характеризуется галлюцинациями, заблуждениями и плохим планированием. Некоторые психологи полагают, что это отрыв от реальности может быть результатом дисбаланса между восходящей и нисходящей обработкой — гипотеза, созревшая для проверки с использованием иллюзии полой маски.

У здоровых зрителей иллюзия настолько сильна, что даже когда они осознают иллюзию (см. Видео ниже), они не могут видеть вогнутое лицо — разум просто переворачивает его.Хотя иллюзия сильна для лиц, она не работает с другими объектами или даже с перевернутыми лицами. Это предубеждение, вероятно, связано с особыми отношениями людей с лицами. Многие нейробиологи считают, что у нас есть области мозга, предназначенные для обработки лиц, и некоторые травмы мозга могут привести к тому, что пациенты не смогут узнавать лица, даже если их зрение и другие воспоминания остаются нетронутыми.

Дима и Джонатан Ройзеры из Университетского колледжа Лондона хотели понять, почему людей с шизофренией не обмануть.Они поместили 13 пациентов с шизофренией и 16 здоровых людей из контрольной группы в сканер fMRI, который измеряет активность мозга, и показали им трехмерные изображения вогнутых или выпуклых лиц. Как и ожидалось, все пациенты с шизофренией сообщили, что видели вогнутые лица, в то время как никто из контрольных субъектов этого не сделал.

Дима и Ройзер проанализировали данные фМРТ, используя относительно новый метод, называемый динамическим каузальным моделированием, который позволил им измерить, как различные области мозга взаимодействуют во время выполнения задачи.Когда здоровые испытуемые смотрели на вогнутые лица, связи между лобно-теменной сетью, участвующей в нисходящей обработке, и визуальными областями мозга, получающими информацию от глаз, укреплялись. У больных шизофренией такого усиления не наблюдалось.

Дима думает, что когда здоровые люди видят иллюзию, что несколько двусмысленно, их мозг усиливает эту связь, так что то, что они ожидают — нормальное лицо — становится более влиятельным, подавляя реальную, хотя и маловероятную визуальную информацию.Между тем, пациенты с шизофренией могут быть не в состоянии модулировать этот путь, принимая вогнутое лицо как реальность.

Не только шизофреники видят вогнутое лицо — пьяные или под кайфом люди также могут «победить» иллюзию. Подобное несоответствие между тем, что видит мозг, и тем, что он ожидает увидеть, может иметь место во время этих состояний, вызванных приемом лекарств.

Образец цитирования: «Понимание того, почему пациенты с шизофренией не воспринимают иллюзию полой маски с использованием динамического причинно-следственного моделирования» Данаи Дима, Джонатан П.Ройзер, Детлеф Э. Дитрих, Катарина Боннеманн, Генрих Ланферманн, Хиндерк М. Эмрих, Вольфганг Дилло, NeuroImage, In Press, доступно онлайн 24 марта 2009 г.

См. Также: — Значение мыши-шизофреника

Изображение: Flickr / atöm

Почему животные не болеют шизофренией (и как мы это делаем)?

Многие из нас знали собаку на прозаке. Мы также были свидетелями того, как в собачьей психиатрии закатываются глаза. Заботливые владельцы домашних животных — в том числе и я — приписывают нашим лапачим товарищам всевозможные сомнительные психологические недуги. Но наука предполагает, что многие виды, не относящиеся к человеческому роду, страдают психиатрическими симптомами. Птицы одержимы; лошади иногда становятся патологически компульсивными; дельфины и киты, особенно находящиеся в неволе, наносят себе увечья. И то, что ваша собака с горечью наблюдает, как вы выходите из подъездной дорожки из окна, — это может быть сертифицированная DSM тревога разлуки. «Каждое животное с разумом имеет способность время от времени терять его», — писала историк науки и писатель доктор Лорел Брайтман в книге «Безумие животных».«

Но есть, по крайней мере, одно психическое заболевание, которое, хотя и часто встречается у людей, похоже, спасло всех остальных животных: шизофрения. Хотя психотические животные могут существовать, психоз никогда не наблюдался за пределами нашего собственного вида; в то время как депрессия, ОКР и тревожность были зарегистрированы у многих нечеловеческих видов. Возникает вопрос, почему такое потенциально разрушительное, часто смертельное заболевание, которое, как мы теперь знаем, является в значительной степени генетическим, благодаря некоторым геномно гомогенным исландцам и множеству других недавних исследований, все еще существует, когда кажется, что гены, предрасполагающие к психозу, могут были сильно отобраны против. Новое исследование дает ключ к разгадке того, как потенциальная возможность шизофрении могла возникнуть в мозгу человека, и тем самым предлагает возможные цели лечения. Оказывается, психоз может быть печальной ценой нашего большого мозга — более высокого и сложного познания.

Исследование, проведенное доктором Джоэлем Дадли, исследователем горы Синай, показало, что, поскольку шизофрения относительно распространена среди людей, несмотря на то, что она настолько пагубна (заболевание затрагивает более 1% взрослых), у него, возможно, есть сложная эволюционная предыстория, которая могла бы объяснить его стойкость. и исключительность для людей.В частности, их интересовали сегменты нашего генома, называемые ускоренными областями человека или HAR. HAR — это короткие участки ДНК, которые, хотя и сохраняются у других видов, претерпели быструю эволюцию у людей после нашего раскола с шимпанзе, предположительно потому, что они принесли некоторую пользу, специфичную для нашего вида. Вместо того, чтобы кодировать сами белки, HAR часто помогают регулировать соседние гены. Поскольку и шизофрения, и HAR, по-видимому, по большей части специфичны для человека, исследователи задались вопросом, может ли существовать связь между ними.

Чтобы выяснить это, Дадли и его коллеги использовали данные, полученные из Консорциума психиатрической геномики, масштабного исследования по выявлению генетических вариантов, связанных с шизофренией. Сначала они оценили, находятся ли гены, связанные с шизофренией, близко к HAR вдоль генома человека — ближе, чем можно было бы ожидать случайно. Оказывается, да, что позволяет предположить, что HAR играют роль в регуляции генов, способствующих шизофрении. Кроме того, было обнаружено, что HAR-ассоциированные гены шизофрении находятся под более сильным эволюционным селективным давлением по сравнению с другими генами шизофрении, что означает, что человеческие варианты этих генов в некотором роде полезны для нас, несмотря на то, что у них есть риск шизофрении.

Чтобы понять, в чем могут заключаться эти преимущества, группа Дадли обратилась к профилям экспрессии генов. В то время как секвенирование генов обеспечивает последовательность генома организма, профили экспрессии генов показывают, где и когда в организме действительно активны определенные гены. Группа Дадли обнаружила, что гены шизофрении, связанные с HAR, обнаруживаются в областях генома, которые влияют на другие гены, экспрессируемые в префронтальной коре, области мозга сразу за лбом, участвующей в мышлении более высокого порядка — считается, что нарушение функции ПФК способствует психозу.

Они также обнаружили, что эти гены-виновники вовлечены в различные важные неврологические функции человека в пределах ПФК, включая синаптическую передачу нейромедиатора ГАМК. ГАМК служит ингибитором или регулятором нейронной активности, частично подавляя дофамин в определенных частях мозга, и считается, что нарушение ее передачи связано с шизофренией. Если ГАМК не работает, дофамин разрастается, вызывая галлюцинации, бред и неорганизованное мышление, характерное для психоза.Другими словами, мозгу шизофреника не хватает сдержанности.

«Конечной целью исследования было выяснить, может ли эволюция помочь в получении дополнительных сведений о генетической архитектуре шизофрении, чтобы мы могли лучше понять и диагностировать болезнь», — говорит Дадли. Определение того, какие гены наиболее вовлечены в шизофрению и как они выражаются, может привести к более эффективным методам лечения, например, влияющим на функцию ГАМК.

Но результаты также предлагают возможное объяснение того, почему шизофрения возникла в первую очередь у людей, и почему она, похоже, не встречается у других животных.«Было высказано предположение, — объясняет Дадли, — что появление человеческой речи и языка связано с генетикой шизофрении и, кстати, с аутизмом. Действительно, языковая дисфункция является признаком шизофрении, а ГАМК имеет решающее значение для речи, языка и многих других аспектов познания более высокого порядка. Тот факт, что наш эволюционный анализ сконцентрировался на функции ГАМК в префронтальной коре, кажется, говорит об эволюционной истории, связывающей риск шизофрении с интеллектом ».

Другими словами, со сложной, в высшей степени социальной человеческой мыслью — и сложной генетикой, лежащей в основе высшего познания, — возможно, есть еще кое-что, что может пойти не так: сложная функция порождает сложные неисправности.

Дадли старается не преувеличивать эволюционные последствия своей работы. «Важно отметить, что наше исследование не было специально разработано для оценки« эволюционного компромисса », — говорит он, -« но наши результаты подтверждают гипотезу о том, что эволюция наших передовых когнитивных способностей могла быть платной — предрасположенностью к шизофрения.» Он также признает, что новая работа не выявила никаких «генов дымящегося пистолета» и что генетика шизофрении чрезвычайно сложна. Тем не менее он считает, что эволюционный генетический анализ может помочь выявить наиболее важные гены и патологические механизмы, влияющие на шизофрению, и, возможно, другие психические заболевания, которые также преимущественно влияют на людей, — в частности, расстройства нервного развития, связанные с высшими когнитивными функциями и активностью ГАМК, включая аутизм и СДВГ.

Фактически, новое исследование, опубликованное в Molecular Psychiatry , сообщает о связи между вариантами генов, связанных с расстройством аутистического спектра, и лучшей когнитивной функцией у людей без этого расстройства. Полученные данные могут помочь объяснить, почему люди с аутизмом иногда проявляют необычайные навыки в определенных когнитивных способностях. Они также поддерживают предположение Дадли о том, что за более высокое познание можно было заплатить. По мере того, как мы отделялись от наших кузенов-приматов, наши геномы — особенно HAR — в спешке эволюционировали, предоставляя нам все больше возможностей, которых не хватает другим видам.Поступая так, они, возможно, сделали наш мозг предрасположенным к периодическим сложным дисфункциям, но также и в состоянии провести биомедицинские исследования, направленные на то, чтобы однажды, надеюсь, вылечить больной мозг. Пока Дадли и другие распутывают генетические основы шизофрении и других психических заболеваний в поисках улучшенной диагностики и лечения, по крайней мере, наши мопсы, пудели и пузатые свиньи кажутся свободными от психоза.

Брет Стетка — редакторский директор в Medscape (дочерняя компания WebMD) и внештатный писатель, пишущий о здоровье, науке и кулинарии.Он получил степень доктора медицины в 2005 году в Университете Вирджинии и писал для WIRED, Slate и Popular Mechanics о мозге, геномике, а иногда и о том и другом. Следите за сообщениями Брета в Twitter @BretStetka.

Вы ученый, специализирующийся на нейробиологии, когнитивной науке или психологии? А вы читали недавнюю рецензируемую статью, о которой хотели бы написать? Пожалуйста, присылайте предложения редактору Mind Matters Гарету Куку, лауреату Пулитцеровской премии журналисту Boston Globe.С ним можно связаться по адресу garethideas AT gmail.com или Twitter @garethideas.

Поведенческое тестирование, связанное с шизофренией, на моделях грызунов: уникальное человеческое заболевание?

Biol Psychiatry. Авторская рукопись; доступно в PMC 2014 18 февраля.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3928106

NIHMSID: NIHMS64516

Департаменты неврологии и психиатрии (CMP), Юго-западный медицинский центр Техасского университета, Даллас ; Организация горизонтальных медицинских исследований (TM), Медицинский факультет Киотского университета, Киото, Япония; BIRD (TM), Японское агентство по науке и технологиям, Сайтама, Япония

Запросы на перепечатку направляйте Крейгу М. Пауэлл, Юго-западный медицинский центр Техасского университета, 5323 Harry Hines Blvd., Dallas, TX 75390-8813; [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Biol Psychiatry. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Модели на животных — чрезвычайно полезные инструменты для определения патогенеза и лечения заболеваний человека. Создание адекватных животных моделей сложных психоневрологических расстройств, таких как шизофрения, представляет собой особенно сложную задачу.В случае шизофрении мало что известно об этиологии или патофизиологии человеческого заболевания. Кроме того, многие симптомы заболевания трудно измерить непосредственно у грызунов. Эти проблемы не испугали нейробиологов, которые извлекают выгоду из даже тонких совпадений между этим уникальным человеческим заболеванием и поведением грызунов. С этой точки зрения мы подробно описываем особенности идеальных моделей шизофрении на животных, потенциальную полезность таких моделей и поведение грызунов, используемых для моделирования определенных аспектов шизофрении. Разработка таких моделей предоставит важные инструменты для понимания патогенеза шизофрении и новое понимание терапевтических подходов к этому сложному расстройству.

Ключевые слова: Шизофрения, модель на животных, психоз, поведение, нокаут, генетический

Взгляд на характерные симптомы шизофрении, кажется, делает любую попытку смоделировать шизофрению на грызунах, просто глупо (American Psychiatric Association 2000). Действительно, некоторые охарактеризовали бы шизофрению как типичное человеческое заболевание, не поддающееся моделированию на грызунах.Конечно, основная трудность моделирования шизофрении у грызунов состоит в том, что они не могут самостоятельно сообщать о галлюцинациях, рассеянном мышлении и других особенностях болезни. Это не смутило нейробиологов, стремящихся извлечь выгоду из даже тонких совпадений между этим уникальным человеческим заболеванием и поведением грызунов и использовать многие преимущества изучения даже сложных психоневрологических расстройств на животных моделях.

В этой краткой перспективе мы не перечисляем подробно существующие модели шизофрении на животных, поскольку таких обзоров предостаточно (Гайнетдинов и др., 2001b; Липска и Вайнбергер, 2000).Скорее, мы предоставляем план для моделей шизофрении на животных, от идеальных черт до полезности и поведенческой методологии. Мы обсуждаем потенциальный вклад моделей шизофрении на животных, а также желаемые особенности и полезность «идеальной» модели на животных. Затем мы детализируем поведенческие тесты, которые прямо или косвенно отображают определенные признаки и симптомы шизофрении. Наконец, мы обсуждаем проблемы будущего моделей шизофрении на грызунах.

Что представляет собой «идеальную» модель животного?

«Идеальная» животная модель шизофрении начинается с известного патогенеза человеческого заболевания.К сожалению, на данный момент мы далеки от понимания точной этиологии шизофрении человека, хотя мы знаем, что взаимодействие между генетической предрасположенностью (Cardno and Gottesman 2000; Sullivan et al 2003) и окружающей средой (Hoek et al 1998; Jablensky and Kalaydjieva 2003; Кениг и др. 2005; Селтен и др. 1999; Сассер и Лин 1992; Сассер и др. 1996; Такеи и др. 1995, 1996; Томас и др. 2001). На сегодняшний день генетические исследования человека выявили несколько генов-кандидатов предрасположенности; однако они обычно представляют собой только повышенную или пониженную статистическую частоту однонуклеотидных полиморфизмов (SNP), связанных с шизофренией (Harrison and Owen 2003; Harrison and Weinberger 2005; Owen et al 2005), за некоторыми исключениями.Более того, в большинстве случаев мы не понимаем функционального значения этих аллелей риска. Как нам перейти от ассоциации к причинно-следственной связи в гетерогенном полигенетическом расстройстве с такими факторами окружающей среды, как шизофрения? Воспроизведение этих генетических изменений вместе с предполагаемыми факторами окружающей среды (Hornig and Lipkin 2001; Lavin et al 2005; Rubinstein 1993; Van den Buuse et al 2003) у грызунов и измерение поведенческих аномалий, связанных с шизофренией, предоставит один из способов понять взаимосвязь ген / поведение. и изучить лежащую в основе патофизиологию.

Так же, как пациенты с шизофренией не проявляют всех возможных симптомов болезни, «идеальная» животная модель шизофрении не обязательно будет демонстрировать отклонения во всех типах поведения, связанных с шизофренией. Мы ожидаем, что модель на животных воспроизведет некоторые особенности расстройства, и действительно, некоторые гены восприимчивости или взаимодействия с окружающей средой могут определять подмножество симптомов или определенный «эндофенотип» шизофрении у людей и грызунов. Было бы полезно создать дерево решений для оценки актуальности моделей на животных.Например, можно предположить, что по крайней мере три отдельных вида поведения, относящихся к шизофрении, должны быть ненормальными, чтобы данная модель имела отношение к шизофрении. К сожалению, еще слишком рано характеризовать животные модели шизофрении для таких жестких конструкций.

Прогностическая достоверность для текущих и будущих методов лечения — одна из наиболее желательных характеристик идеальной модели шизофрении на животных. Однако некоторые современные «прогностические модели» лечения шизофрении измеряют только одно измерение эффектов антипсихотических препаратов, часто проверяя влияние острого введения антипсихотических препаратов на поведение, опосредованное рецепторами дофамина или глутамата (Lipska and Weinberger 2000).Улучшенные модели шизофрении, вероятно, приведут к уникальным достижениям в лечении шизофрении.

Поскольку шизофрения является гетерогенным заболеванием, ни одна «идеальная» модель на животных не может представить всю популяцию больных шизофренией. Вполне вероятно, что с появлением дополнительных моделей каждая новая модель может представлять субпопуляцию шизофрении или даже конкретный аспект или эндофенотип шизофрении.

Почему модельная шизофрения у животных?

Модель на животных дает возможность понять, как генетические, молекулярные или экологические ассоциации могут привести к шизофрении.Чтобы выйти за рамки статистических генетических ассоциаций с человеческими заболеваниями или измеренными молекулярными изменениями в человеческом мозге, полезно управлять этими молекулами перспективным образом. С помощью моделей на животных мы можем изучить причинно-следственную связь между генетическими и средовыми изменениями и поведенческими аномалиями, но только у суррогатных грызунов.

Улучшенные модели шизофрении на животных станут отличным инструментом для проверки методов лечения. Современные прогностические модели, основанные на острой реакции на существующие лекарства, не помогли найти новые методы лечения.Таким образом, тест, предназначенный для измерения воздействия препарата на регулируемое дофамином поведение, такое как апоморфин-индуцированное лазание по клетке (Lordi et al 1997; Riffee et al 1979; Wilcox et al 1979), может не адекватно измерить эффективность препарата, не влияющего на дофаминергическая система.

Наконец, модели шизофрении на животных позволят лучше понять патогенез. Изучение патогенеза на модели на животных требует значительной веры в то, что модель представляет фактическую этиологию расстройства.Модели на животных, которые точно воспроизводят конкретную этиологию или фактор риска шизофрении, позволят изучить молекулярные и клеточные изменения у мышей, которые могут присутствовать при шизофрении у человека. В случае гетерозиготных мышей по нейрегулину 1 (NRG1), например, было продемонстрировано значительное снижение количества рецепторов N-метил-d-аспартата (NMDA), связывая манипуляции с NRG1 со снижением функциональных рецепторов NMDA. Подобное снижение функциональных рецепторов NMDA наблюдалось в определенных областях мозга шизофреников (Stefansson et al 2002).Способность идентифицировать молекулярные изменения, расположенные ниже по течению, также откроет новые возможности для таргетной терапии шизофрении.

Даже если исследование генетической связи не может доказать значительную связь генетической изменчивости с шизофренией, не исключено потенциальное значение этого гена для патогенеза. Например, неизученная мутация в этом гене может быть связана с шизофренией. Вариация гена может объяснять симптомы в другой выборке или подгруппе. Регулирование интересующего гена путем мутации в другом неизученном гене может быть связано с шизофренией.Наконец, ген может быть частью более широкого сигнального пути, который важен для патогенеза шизофрении.

Поведение грызунов, имеющее отношение к шизофрении человека

Поведение отдельных грызунов не является моделями шизофрении на животных. Скорее, они представляют собой важные экспериментальные протоколы при разработке и тестировании моделей на животных. К сожалению, мы еще не разработали строгих правил для оценки соответствия той или иной поведенческой парадигмы шизофрении.

Для оценки значимости поведения грызунов для шизофрении используются несколько перекрывающихся критериев.Во-первых, некоторые измеримые поведенческие аномалии при шизофрении можно измерить непосредственно у грызунов. Эти измерения выходят за рамки внешнего сходства с шизофренией, потому что поведенческие измерения почти одинаковы у грызунов и людей. Такое сходство поведения грызунов и людей, вероятно, справедливо только из-за сохранения нейронных схем, лежащих в основе поведения разных видов. Таким образом, многие утверждали, что поведение имеет отношение к шизофрении, если оно зависит от областей мозга, связанных с шизофренией человека, таких как префронтальная кора, поясная извилина, гиппокамп и другие области.К сожалению, даже поведение, почти идентичное у людей и грызунов, такое как предымпульсное подавление испуга (PPI, описанное в следующих параграфах), может модулироваться широким спектром областей мозга, включая гиппокамп, префронтальную кору, базолатеральную миндалину, прилежащее ядро, полосатое тело. , вентральная тегментальная область, вентральный паллидум, бледный шар, сетчатая субстанция, таламус, педункулопонтинное ядро, верхний бугристый бугорок и нижний бугристый бугорок (Swerdlow et al 2001). Модуляция многими различными областями мозга не делает ИПП менее значимыми для шизофрении, хотя подчеркивает сложность использования вовлечения областей мозга в качестве единственной меры, имеющей отношение к шизофрении.Если бы это был единственный критерий, наш список видов поведения, относящихся к шизофрении, мог бы быть чрезмерно исчерпывающим. Косвенные меры имеют отношение к шизофрении в том смысле, что они напоминают признаки расстройства. Также принимаются во внимание отклонения в поведенческой парадигме в существующих моделях шизофрении на животных. Например, изменение поведения психотомиметическими препаратами, неонатальное поражение гиппокампа и генетические манипуляции с генами предрасположенности к шизофрении более вероятно связаны с заболеванием, чем поведение, на которое не повлияла ни одна из этих манипуляций.Таким образом, идентификация соответствующего поведения, к сожалению, была циклическим процессом, в котором более правдоподобные модели определяют поведение, а эти поведения определяют модели и так далее. Со временем конвергенция нескольких моделей на животных с лучшей идентификацией молекулярных и патологических аномалий при шизофрении человека, вероятно, обеспечит более жесткие рамки. Некоторые модели поведения грызунов в настоящее время используются для моделирования различных аспектов шизофрении ().

Таблица 1

Поведение мыши, потенциально имеющее отношение к признакам и симптомам шизофрении

  1. Положительные признаки / симптомы:

    1. Психомоторное возбуждение

      1. Двигательная активность

      2. Двигательная активность в ответ на новизну

    2. Чувствительность к психотомиметическим препаратам

      1. Усиленный локомоторный ответ на неконкурентные антагонисты рецепторов NMDA (MK-801, PCP, кетамин)

      2. Усиленный локомоторный ответ на амфетамин

      3. Повышенная чувствительность других тестов к психотомиметическим препаратам (например,g., усиленное влияние МК-801, ПХФ или кетамина на тест ИПП)

  2. Отрицательные признаки / симптомы:

    1. Социальная изоляция

      1. Снижение взаимодействия с молодым сородичем

      2. Снижение предпочтения места для сородичей в клетке

      3. Снижение предпочтения социальной новизны

      4. Изменение социального доминирования в тесте на резидентную агрессию

      5. анализ вторжений

      6. Снижение гнездового поведения

      7. Социальное взаимодействие дома и клетки

  3. Когнитивные признаки / симптомы:

    1. Уменьшение рабочей памяти

      1. Нарушение чередования в задаче рабочей памяти Т-образного лабиринта

      2. Нарушение работы в задаче рабочей памяти радиального лабиринта с 8 ответвлениями

    2. Дефицит внимания / сенсомоторной стробирующей функции / исполнительной функции

      1. Снижение сенсомоторного стробирования (дефицит ИПП)

      2. Снижение латентного торможения

      3. Тест на время последовательной реакции с 5 вариантами выбора (5-CSRTT)

      4. Снижение способности переключения набора когнитивные нарушения

        1. Снижение пространственного обучения в водном лабиринте Морриса

        2. Снижение пространственного обучения в 8-лучевом лабиринте

Гиперактивность, либо при исходном стрессе, либо в ответ на новая среда была продемонстрирована на многих различных предполагаемых моделях шизофрении на животных (Lipska and Weinberger 2000).Подгруппа больных шизофренией демонстрирует «психомоторное возбуждение», которое включает гиперактивность или усиление стереотипных движений. В модели развития нервной системы при шизофрении, включающей ранние постнатальные поражения вентрального гиппокампа, крысы гиперактивны в ответ на новую среду (Sams-Dodd et al 1997). Так называемые «психотомиметические» препараты, такие как кетамин, PCP (фенциклидин) и амфетамин, повышают двигательную активность, и этот эффект можно уменьшить путем лечения грызунов антипсихотическими препаратами (Freed et al 1984; O’Neill and Shaw 1999).Среди предполагаемых генетических моделей шизофрении, мышей с нокаутом переносчика дофамина (Gainetdinov et al 1999) или нокдауном мышей (Zhuang et al 2001), мышей с нокдауном субъединицы рецептора NMDA NR1 (Mohn et al 1999), мутантных участков связывания глицина рецептора NMDA (Ballard et al 2002 ), мыши с нокаутом нейрегулина (Stefansson et al 2002), мутанты кальциневрина (CN) (Miyakawa et al 2003), мыши с двойным нокаутом NPAS1 / 3 (Erbel-Sieler et al 2004) и другие проявляли гиперактивность на исходном уровне или в ответ на новизну.Таким образом, простая мера, такая как двигательная активность или локомоторная реакция на новую среду, может имитировать психомоторное возбуждение, наблюдаемое при шизофрении. Конечно, повышенная двигательная активность может быть признаком нескольких психоневрологических расстройств, таких как синдром дефицита внимания / гиперактивности или биполярное расстройство.

Другой способ охарактеризовать двигательную активность — это реакция на психотомиметические препараты, такие как MK-801, кетамин, PCP (фенциклидин) и амфетамин, которые вызывают психоз у контрольных людей (Tamminga et al 2003) и усугубляют психотические симптомы у людей. шизофрения (Lahti et al 1995, 2001).Точно так же у грызунов гиперактивность и усиление стереотипного поведения могут быть вызваны допамиметическими препаратами, амфетамином или кокаином, а также неконкурентными антагонистами рецепторов NMDA MK801, PCP и кетамином (Gainetdinov et al 2001b). Повышенная чувствительность к локомоторно-активирующим эффектам этих агентов у грызунов примерно соответствует повышенной чувствительности больных шизофренией к этим психотомиметическим препаратам. Таким образом, чувствительность к психотомиметическим препаратам — еще один коррелят положительных симптомов.Многие из связанных с шизофренией поведенческих тестов, упомянутых в следующих разделах, могут быть изменены психотомиметическими препаратами, вводимыми для борьбы с грызунами, а измененная реакция на психотомиметики может быть проверена с помощью множества различных поведенческих парадигм.

Меры социального взаимодействия у грызунов прямо аналогичны мерам социального взаимодействия у людей. Тесты социального взаимодействия для грызунов часто проводятся на арене, похожей на открытое поле, где грызун-испытатель сталкивается с незнакомым грызуном.Этот тест первоначально использовался для оценки тревожного поведения (File and Hyde, 1978), а затем использовался для оценки социального поведения в потенциальных моделях шизофрении на животных (Miyakawa et al 2003; Sams-Dodd 1995). Есть много вариантов. Например, «чужой» грызун может свободно перемещаться (Миякава и др., 2003) или заключен в небольшую проволочную клетку (Мой и др., 2004; Надлер и др., 2004). Кроме того, две соединенные камеры могут быть использованы для определения предпочтений животного к социальной новизне по сравнению со знакомым сородичем (Crawley 2004).Другие социальные тесты труднее напрямую связать с шизофренией, но они позволяют измерить аспекты социального доминирования, такие как «трубочный тест» (Lijam et al 1997). Как и в случае с любым поведенческим аспектом, предпочтительно использовать несколько методов, чтобы показать снижение социального взаимодействия.

Многие задачи социального взаимодействия выполняются в новой среде, которая вызывает исследовательское и тревожное поведение в дополнение к социальному поведению, искажая результат реакцией на новую среду. Такие проблемы решают тесты, проводимые в домашней клетке.Один из авторов (TM) разработал автоматизированную систему наблюдения, которая может отслеживать социальное поведение в течение нескольких дней в домашних клетках (Miyakawa et al 2003). Мыши-мутанты CN, специфичные для переднего мозга, демонстрировали глубокие аномалии в социальном поведении, что оценивалось с помощью этой автоматизированной системы домашней клетки и более традиционного 10-минутного теста на социальное взаимодействие в новой среде (Miyakawa et al 2003). Lijam et al (1997) обнаружили, что у мышей, лишенных растрепанного гомолога 1 (Dvl1), снижается социальное взаимодействие в своей домашней клетке, включая уменьшение стрижки усов и меньшее скопление контактов.Кроме того, для оценки агрессии можно использовать тест «резидент-злоумышленник», проводимый в домашней клетке. С помощью этого теста Mohn et al (1999) обнаружили, что мыши с нокдауном NR1 проявляют социальную изоляцию, когда злоумышленник вводится в их домашнюю клетку, и что этот фенотип был спасен лечением клозапином. Таким образом, несколько тестов социального взаимодействия используются для моделирования негативных симптомов шизофрении у грызунов.

Нарушение гнездового поведения у грызунов — еще один распространенный показатель социального поведения.Когда лист хлопка помещается в домашнюю клетку для грызунов, они обычно строят гнездо, измельчая материал и складывая его вместе, чтобы сформировать единое целое (Schneider and Chenoweth 1970). Известно, что психотомиметические агенты, такие как амфетамин, мескалин и диэтиламид лизергиновой кислоты, нарушают это гнездовое поведение у грызунов (Schneider and Chenoweth 1970). Кроме того, строительство гнезд — это совместная или «социальная» деятельность грызунов и показатель социальной активности (Crawley 2004). Как упоминалось ранее, социальная изоляция или отстранение — один из наиболее заметных негативных симптомов шизофрении.Предполагаемые генетические модели шизофрении, такие как мыши с нокаутом Dvl1, мыши с мутантным сайтом связывания глицина рецептора NMDA и мутанты CN, как сообщается, демонстрируют драматический дефицит гнездового поведения (Ballard et al 2002; Lijam et al 1997; Miyakawa et al 2003).

В последнее время когнитивные нарушения при шизофрении привлекают внимание как особенно важные для заболеваемости шизофренией (Elvevag and Goldberg 2000; Green 1993). Когнитивные нарушения включают обработку информации, абстрактную категоризацию, исполнительную функцию, когнитивную гибкость, внимание, память и визуальную обработку (Services 1999).Это контрастирует с традиционной конструкцией «когнитивных симптомов» при шизофрении, которая относится к дезорганизации мышления и поведения (Андреасен и Олсен, 1982; Андреасен и др., 1990), категории симптомов, которая может быть смоделирована комбинированным дефицитом в нескольких случаях, связанных с шизофренией. поведение.

Одним из наиболее изученных и воспроизводимых когнитивных нарушений при шизофрении является нарушение рабочей памяти (Elvevag and Goldberg 2000; Goldman-Rakic ​​and Selemon 1997). У грызунов рабочую память можно измерить в парадигмах рабочей памяти в восьмилучевом радиальном лабиринте (Olton and Papas 1979), задаче отложенного чередования или спонтанного чередования в Т-лабиринте или Y-лабиринте (Moghaddam and Adams 1998) и отложенном сопоставлении разместить задание в водном лабиринте Морриса (Стил и Моррис, 1999).Продолжительность, в течение которой грызуны могут сохранять временно достоверную информацию, варьируется от секунд до часов среди этих задач, в зависимости от используемого протокола. Рабочая память требует способности быстро формировать в памяти следы уникальных событий (однократное испытание или однократное обучение) и способность отличать актуальную информацию от более старой и уже недействительной информации (подавление помех) (Zeng et al 2001) . Ухудшение некоторых задач с рабочей памятью также может быть связано с уменьшением поведенческой гибкости или усилением персеверации (невозможность переключиться с ранее изученного решения на новое решение).При выполнении этих задач часто бывает трудно установить точный характер ухудшения рабочей памяти. В 8-лучевом лабиринте, например, очевидный дефицит рабочей памяти можно также приписать снижению поведенческой гибкости или повышенной персеверации. Однако снижение поведенческой гибкости и усиленная персеверация (Crider 1997) также являются одними из особенностей когнитивных нарушений у больных шизофренией, поэтому эти задачи «рабочей памяти» у грызунов весьма полезны при оценке когнитивных нарушений, связанных с шизофренией.

Еще одним аспектом когнитивных нарушений при шизофрении является нарушение долговременной явной или декларативной памяти (Heinrichs and Zakzanis 1998; Saykin et al 1991, 1994). Этот тип памяти был предметом многочисленных поведенческих исследований у грызунов в последние десятилетия (Kandel 2001; Powell et al 2004; Silva 2003; Squire 2004; Sweatt 2003; Tonegawa et al 2003). В результате существует несколько отличных поведенческих тестов на грызунах для измерения долгосрочной явной / декларативной памяти, включая водный лабиринт Морриса (Morris 1984), радиальный лабиринт с восемью рукавами (Markowska et al 1983; Pick and Yanai 1983) и лабиринт Барнса. (Barnes 1979), и это лишь некоторые из них.Разрабатываются новые тесты, которые, возможно, более актуальны с этической точки зрения и более прямо аналогичны задачам в нейропсихиатрических батареях у людей. К ним относятся задания на основе одорантов, когда животных просят узнать значение различных отношений между запахами, чтобы получить некоторую награду (Alvarez et al 2001, 2002; Eichenbaum 1998; Fortin et al 2004). Учитывая большой объем знаний о молекулярных основах обучения и памяти, будет интересно изучить пересечение между манипуляциями, влияющими на память, и манипуляциями, влияющими на другое поведение, связанное с шизофренией.

Измерения сенсомоторного стробирования моделируют дефицит пре-внимательной обработки, наблюдаемый при шизофрении. Больные шизофренией сообщают о повышенной чувствительности к сенсорной стимуляции, которая теоретически коррелирует с перегрузкой стимулом и приводит к когнитивной фрагментации (Braff and Geyer 1990). Предимпульсное торможение — обычная мера сенсомоторного стробирования и снижается у больных шизофренией (Braff and Geyer 1990). Для измерения PPI необходимо сначала записать базовую реакцию на громкий, короткий импульс белого шума.Животное демонстрирует поддающуюся количественной оценке реакцию испуга на этот пульс. Затем тот же отклик измеряется при наличии или отсутствии меньшего, не вызывающего взрыва предымпульса, который предшествует импульсу вздрагивания с короткой задержкой (100 мс). Этот поведенческий показатель может быть непосредственно измерен как у людей, так и у грызунов, по существу, одинаковым образом, а измерения ИПП являются одними из наиболее часто используемых парадигм в моделях шизофрении на животных (Брафф и Гейер, 1990; Гейер и др., 2002; Пейлор и Кроули, 1997). .Однако следует отметить, что дефицит ИПП не уникален для шизофрении (Braff et al 2001).

P50 gating — это электрофизиологическая мера пре-внимательной обработки, которая может выполняться как у людей, так и у грызунов (Swerdlow et al 2006). Стробирование P50 относится к снижению амплитуды слухового вызванного потенциала, измеренного с помощью электроэнцефалографии (ЭЭГ), предварительным стимулом, который идентичен тестируемому стимулу (Nagamoto et al 1991). Как и дефицит ИПП, дефицит стробирования P50 неспецифичен для шизофрении, потому что оба уменьшаются при множественных психических расстройствах (Ambrosini et al 2001; Baker et al 1987; Clementz et al 1998a, 1998b; Freedman et al 1987; Gillette et al 1997; Jessen et al 2001; Neylan et al 1999; Siegel et al 1984).Таким образом, стробирование P50 и PPI являются поведенческими особенностями, используемыми для моделирования одного аспекта шизофрении, который присущ множеству дополнительных расстройств.

Скрытое торможение относится к способности животного игнорировать или подавлять биологически нерелевантные стимулы. Животные живут в среде, полной разнообразных раздражителей, большинство из которых не имеют отношения к их жизни. Способность игнорировать нерелевантные стимулы имеет решающее значение для сосредоточения внимания на биологически важных вещах и эффективного использования умственных ресурсов.Известно, что пациенты с шизофренией демонстрируют аномалии латентного торможения, особенно когда они имеют острую симптоматику (Lubow 2005; Weiner 2003). У грызунов латентное торможение может быть продемонстрировано с помощью множества классических и инструментальных процедур кондиционирования (Weiner 2003), в том числе с использованием модифицированной парадигмы условного рефлекса страха (Caldarone et al 2000). В этой парадигме животные, предварительно подвергнувшиеся условному сигналу, впоследствии не могут научиться ассоциации этого сигнала с отталкивающим безусловным стимулом (удар ногой).По сути, животное «игнорирует» соотношение тон / шок, потому что оно узнало, что тон «безопасен». Скрытое торможение аналогичным образом осуществляется у людей и нарушается при шизофрении. Латентное ингибирование еще не широко использовалось в моделях на животных, но, как сообщается, мыши с мутантным CN демонстрируют дефицит латентного торможения (Miyakawa et al, 2003), тогда как у них не обнаруживается каких-либо значительных отклонений в аверсивном кондиционировании с обычными контекстными и управляемыми задачами по кондиционированию страха. (Цзэн и др., 2001).Мыши с мутантом Neuregulin-1 также обнаруживают дефицит латентного ингибирования (Rimer et al 2005).

Другая многообещающая когнитивная задача, имеющая отношение к шизофрении, связана с парадигмами смены установок внимания. Висконсинский тест сортировки карточек (WCST) широко используется для проверки способности пациентов переключать установки внимания (Donohoe and Robertson 2003; Goldberg and Weinberger 1994; Morice 1990; Nieuwenstein et al 2001). В WCST испытуемые должны сортировать карточки по трем параметрам восприятия (цвет, форма и число), и пациенты с шизофренией показывают плохие результаты в этом тесте (Owen et al 1993).У грызунов используется аналогичная задача по смене установки внимания (Birrell, Brown, 2000; Colacicco et al, 2002). В этом задании испытуемых учат копаться в мисках в поисках еды. Миски представлены парами, наживка из которых только одна. Субъект должен выбрать чашу, в которой будет копать, либо по запаху, либо по текстуре, покрывающей ее поверхность. За один сеанс субъекты проводят серию различений, включая инверсии, внутрипространственный сдвиг и экстра-пространственный сдвиг.У крыс выполнение этой задачи улучшается фармакологическим ингибированием катехол-O-метилтрансферазы, продукта гена восприимчивости к шизофрении (Tunbridge et al 2004), и ухудшается антагонистами рецептора NMDA (Egerton et al 2005; Stefani и Могхаддам 2005). Эта задача была представлена ​​мышам только недавно, и потребуется дополнительная работа, чтобы подтвердить эту многообещающую задачу с помощью существующих фармакологических или генетических моделей шизофрении на грызунах (Colacicco et al 2002).

Изящным средством измерения внимания и некоторых аспектов управляющей функции является задача на время последовательной реакции с пятью вариантами ответов (5-CSRTT), разработанная Тревором Роббинсом и др. (Чудасама и Роббинс 2004; Роббинс 2002).Эта задача частично основана на популярном методе измерения постоянного внимания, используемом у людей (Росволд и др., 1956). 5-CSRTT требует, чтобы субъект контролировал пять точек оперантной реакции на краткий визуальный стимул. Затем животное сообщает о местонахождении этого стимула оперантной реакцией, которая вызывает пищевое вознаграждение. Точность ответов — это мера устойчивого пространственного внимания. Варианты решения этой задачи включают меры избирательного или целенаправленного внимания. Задача может также изучить особенности исполнительного функционирования, такие как импульсивность и персеверативное поведение (Чудасама и Роббинс 2004; Роббинс 2002).Первоначально эта задача была разработана для крыс, но ее можно изменить и для мышей (Humby et al 1999; Marston et al 2001). 5-CSRTT уже начал освещать основные нейронные схемы и нейромодуляцию префронтальных исполнительных и когнитивных функций (Dalley et al 2004) и имеет особое отношение к дефициту внимания, измеренному при шизофрении (Chudasama and Robbins 2004).

Ни одна поведенческая задача грызунов не может адекватно охватить весь спектр шизофрении, и ни одна поведенческая задача не имеет однозначного отношения к шизофрении.Точно так же ни один отдельный симптом не является диагностическим доказательством шизофрении у людей. Поэтому мы отдаем предпочтение широкому поведенческому скринингу или «батарейному» подходу к оценке значимости экспериментальных манипуляций для шизофрении. Количество поведенческих аномалий, позволяющих считать конкретную экспериментальную манипуляцию имеющей отношение к шизофрении, остается нерешенным. Однако сосредоточение внимания на одной поведенческой парадигме для проверки модели на животных нецелесообразно. Каждая индивидуальная поведенческая задача имеет важные ограничения, которые требуют дальнейшей доработки и использования важных дополнительных управляющих форм поведения (Dalley et al 2004; Dudchenko 2004; Sarter 2004).Таким образом, мы не можем переоценить важность продолжения детального изучения молекулярных и клеточных основ каждого индивидуального поведения как такового. По мере того, как мы разовьем лучшее понимание каждой поведенческой парадигмы и лежащих в ее основе схем и фармакологии, мы сможем лучше связать генетические и экологические манипуляции с изменениями в поведении.

Генетические подходы к животным моделям шизофрении

Последние достижения в области геномики человека и манипуляции с геномом мыши позволяют добиться беспрецедентного прогресса в моделировании шизофрении.Около 99% генов мыши имеют гомологи в геноме человека (Austin et al 2004). Хотя человеческий мозг, несомненно, обладает огромными возможностями, которые уникальны для человека, эти уникальные особенности основаны на очень тонких эволюционных изменениях, которые основываются на остальной части генома. Таким образом, вполне вероятно, что аномальное поведение при шизофрении может быть основано на генах, которые выполняют перекрывающиеся функции у мышей. С помощью генетических моделей мышей можно определить, приводит ли изменение известных кандидатов генов восприимчивости к шизофрении к связанным с шизофренией поведенческим аномалиям у мышей.Этот подход был предложен в качестве средства для определения «биологической правдоподобности» гена-кандидата как причины сложного психоневрологического расстройства (Glazier et al 2002; Mackay 2001). Кроме того, можно проводить скрининг потенциальных генов-мишеней, и, если манипулирование этими генами вызывает отклонения в поведении, относящиеся к шизофрении, можно проверить актуальность этих генов-мишеней для людей.

Концепция проверки причинной связи между предполагаемым геном предрасположенности и шизофренией с помощью генетических моделей является современной.Гетерозиготный удар мыши, в котором ген мыши заменен геном человека, содержащим соответствующие генетические вариации, обеспечит наиболее точную модель.

По большей части генетические модели шизофрении были ограничены конститутивными нокаутами интересующего гена, гетерозиготами или условными нокаутами. Теоретически трансгенная сверхэкспрессия — еще один жизнеспособный подход, особенно для генов, которые могут быть активированы в посмертном мозге больных шизофренией. Функциональные эффекты большинства генетических вариантов, связанных с шизофренией, неизвестны (Harrison and Owen 2003), и эффекты генетических вариантов не обязательно эквивалентны генетическому нокдауну или нокауту.Тем не менее, важно начать понимать потенциальную значимость генетической ассоциации человека для поведенческих аномалий в моделях животных.

Одним из недавних примеров является кандидатный ген предрасположенности к шизофрении NRG1 (Stefansson et al 2002). Первоначальный отчет об ассоциации NRG1 с шизофренией включал поведенческие исследования NRG1 и рецептора NRG1, ErbB4, гетерозиготных мышей, демонстрирующих связанные с шизофренией поведенческие аномалии, которые были частично обратимы антипсихотическим препаратом клозапином (Stefansson et al 2002).В частности, эти мыши проявляли гиперактивность в новой среде, которую «лечили» клозапином. Гетерозиготы NRG1 также показали значительное снижение ИПП. Дефицит ИПП клозапином не лечился. Таким образом, модель на животных использовалась в качестве частичной «проверки» связи между NRG1 и шизофренией. Последующая характеристика поведения родственных мутантных мышей дала дополнительную поддержку роли NRG1 в связанных с шизофренией поведенческих аномалиях у мышей (Rimer et al 2005).

Исследование NRG1 довольно хорошо иллюстрирует некоторые из вышеупомянутых проблем при моделировании шизофрении у мышей. Во-первых, гетерозиготные, гаплонедостаточные мыши NRG1 вряд ли эквивалентны ассоциации кластера SNP в гене NRG1 у людей. Во-вторых, этих мышей тестировали только в отношении сенсомоторного стробирования и двигательной активности, тогда как другие потенциальные поведенческие тесты, относящиеся к шизофрении, не измеряли. Эти проблемы не служат для уменьшения потенциального значения NRG1 для восприимчивости к шизофрении или даже для качества опубликованного исследования, а скорее для того, чтобы подчеркнуть сложность моделирования даже воспроизводимых генетических ассоциаций у мышей.

В других исследованиях с использованием генетических моделей мышей предпринимались попытки связать белки и гены-кандидаты с поведенческими аномалиями и патологиями, связанными с шизофренией. Исследования гена восприимчивости, нарушенного при шизофрении (DISC1-1), указывают на его участие в миграции нейронов и развитии коры головного мозга. В частности, сверхэкспрессия мутанта DISC1 человека на 14,5-й день эмбриона привела к отсроченной миграции нейронов, анализируемой на 2-й постнатальный день, и значительному сокращению вертикально ориентированных пирамидных нейронов, анализируемых на 14-й постнатальный день (Kamiya et al 2005; Ozeki et al 2003).Хотя эти исследования были ограничены нейроанатомическими, а не поведенческими корреляциями, результаты показывают, что корковая невропатология при шизофрении действительно может быть связана с мутантным DISC1. Нейрональный белок-3 домена PAS (NPAS3) является кандидатом в ген восприимчивости, идентифицированный в семье, несущей транслокацию между хромосомами 9 и 14 (Kamnasaran et al 2003). Erbel-Sieler et al (2004) выявили аномальные ИПП, социальные взаимодействия и двигательную активность у мышей с нокаутом NPAS3. Дополнительные гены-кандидаты предрасположенности еще предстоит изучить, или они не показали достаточных поведенческих аномалий, связанных с шизофренией.

Первоначальная стратегия генетических моделей заключалась в имитации фармакологических моделей поведенческих аномалий, связанных с шизофренией. Эти исследования привели к исследованиям, основанным на гипотезах о допамине и глутамате. Мыши с нокаутом переносчика дофамина проявляют локомоторную гиперактивность к новизне, нарушение ИПП, повторяющиеся движения и дефицит пространственного обучения (Barr et al 2004; Gainetdinov and Caron 2003; Gainetdinov et al 2001a; Jamain et al 2003; Ralph et al 2001; Zhuang et al. 2001). Интересно, что амфетамины имеют тенденцию уменьшать фенотип гиперактивности у мышей с нокаутом переносчика дофамина, делая их похожими на животную модель дефицита внимания / гиперактивности, а не шизофрении, несмотря на другие поведенческие дефициты (Gainetdinov and Caron 2000).Мыши с нокаутом рецептора NMDA 1 проявляют гиперактивность, дефицит социального взаимодействия и реакцию гиперактивности на антипсихотические препараты, тогда как мыши с нокаутом рецептора NMDA 2 проявляют гиперактивность, чувствительную к антипсихотикам (Kishimoto et al 2001; Miyamoto et al 2001; Mohn et al 1999). Эти недостатки в генетических моделях по большей части имитируют их фармакологические аналоги.

Другой подход заключается в идентификации генов, участвующих в связанных с шизофренией поведенческих аномалиях у мышей, а затем в проспективном поиске генетической связи с шизофренией.В стремлении понять поведенческие и клеточные функции генома создаются и описываются сотни мышей с нокаутом. В то же время наша способность проверять поведенческую значимость этих нокаутов с высокой пропускной способностью улучшается (Tecott and Nestler 2004). Данные, полученные в результате таких исследований, уже начали проводить исследования ассоциации определенных генов.

Пример этого подхода включает характеристику поведения мышей с нокаутом CN.Первоначально не существовало никакой предварительной гипотезы относительно связи между ХН и психическим заболеванием. Мыши с нокаутом CN, специфичные для переднего мозга, были созданы с помощью системы cre-loxP для проверки роли CN в обучении и памяти. Первоначальная поведенческая характеристика выявила серьезный дефицит рабочей / эпизодической памяти, но полностью нормальную справочную память (Zeng et al 2001). Мыши с нокаутом CN проявляли повышенную активность в ответ на новые стимулы, такие как обращение с экспериментатором или смена клетки.Более полная батарея поведенческих тестов выявила множественные поведенческие аномалии, относящиеся к шизофрении, включая повышенную двигательную активность, снижение социального взаимодействия, повышенное тревожное поведение и нарушения ИПП. Дальнейшее тестирование выявило нарушение латентного торможения, аномальное поведение гнездования и повышенную чувствительность к антагонисту рецепторов NMDA MK-801. Таким образом, у мышей с мутантами CN нарушалось несколько видов поведения, связанных с шизофренией (Miyakawa et al 2003).

Эти данные послужили стимулом для изучения литературы, которая показала, что аномалии пути передачи сигналов CN имеют отношение к традиционным теориям патогенеза шизофрении.Кальциневрин является основным модулятором дофаминергической передачи сигналов, и его активность регулируется активацией рецепторов NMDA (Nishi et al 1997). На основе этих связей с шизофренией были проведены исследования генетики человека в большой выборке затронутых семей, и была обнаружена скромная, но значимая связь гена PPP3CC. PPP3CC кодирует каталитическую субъединицу CN-γ (Gerber et al 2003). Впоследствии пониженная экспрессия в гиппокампе гена восприимчивости PPP3CC и других субъединиц CN была обнаружена в посмертном мозге пациентов с шизофренией (Eastwood et al 2005).Более того, субхроническое введение галоперидола и рисперидона увеличивает активность CN (Rushlow et al 2005), что повышает вероятность того, что некоторая часть их клинической эффективности может быть связана с модуляцией CN. Таким образом, потенциальная значимость генов, связанных с CN, при шизофрении была проспективно идентифицирована с использованием релевантного для шизофрении поведенческого скрининга в существующей модели мутантных мышей. Вероятно, что дополнительные гены восприимчивости могут быть обнаружены проспективно с использованием связанных с шизофренией моделей поведения у генетически модифицированных мышей.

Другие подходы к моделям шизофрении на животных проложили путь к генетическим моделям. Ранние исследования были сосредоточены на фармакологических подходах. Прямые или непрямые агонисты дофаминовых рецепторов и блокада подтипа глутаматных рецепторов NMDA могут вызывать симптомы, относящиеся к шизофрении, которые частично лечатся антипсихотиками (Gainetdinov et al 2001b). Были созданы генетические корреляты этих фармакологических данных (Gainetdinov et al 2001a; Mohn et al 1999; Zhuang et al 2001).Следуя «гипотезе развития нервной системы» шизофрении, изменение раннего развития мозга и нейрогенеза привело к поведенческим изменениям, связанным с шизофренией (Fiore et al 1999; Jongen-Relo et al 2004; Lipska and Weinberger 2000; Talamini et al 1998, 1999). Стрессорные факторы окружающей среды, такие как гестационное недоедание, вирусная инфекция и разлучение с матерью, также были предложены в качестве моделей шизофрении на животных (Hoek et al 1998; Jablensky and Kalaydjieva 2003; Koenig et al 2005; Selten et al 1999; Susser and Lin 1992; Susser et al. al 1996; Takei et al 1995, 1996; Thomas et al 2001).Хотя детали этих моделей выходят за рамки этой перспективы, следует иметь в виду потенциальный вклад негенетических компонентов и компонентов развития в шизофрению.

Резюме и направления на будущее

Моделирование признаков и симптомов шизофрении у грызунов — трудная, но необходимая задача. Появление более точных генетических моделей мышей в сочетании с факторами окружающей среды позволит проводить хорошо контролируемые исследования для сравнения патогенеза на молекулярном, клеточном и цепном уровнях у животных с более сложными исследованиями на людях.

Для создания точных моделей решающее значение будут иметь дополнительные достижения в области генетических исследований человека. Модели на животных необходимы для понимания функциональной значимости мутаций или SNP в некодирующих областях генома, связанных с шизофренией. В самом деле, может быть даже трудно понять, как мутации с очевидными функциональными эффектами приводят к симптомам болезни, не воспроизводя такую ​​генетическую патологию у животных.

Как мы можем расставить приоритеты в генетических моделях при шизофрении? Первый приоритет следует отдавать моделям на животных, начиная с известных или подозреваемых генов восприимчивости.Акцент должен сместиться с традиционных моделей нокаута на подходы с нокаутом, в которых аналогичные генетические вариации моделируются более точно. Практически любое связанное с шизофренией поведенческое отклонение в такой модели, вероятно, будет важным. Эти животные модели должны быть дополнительно изучены для понимания последующих молекулярных мишеней, имеющих отношение к фенотипу, которые станут важными мишенями для фармакологической терапии и для будущих моделей. Мы могли бы также исследовать мутантных мышей с изменениями в молекулярных путях ниже рецепторов нейротрансмиттеров, предположительно вовлеченных в шизофрению.Другой важный подход будет заключаться в объединении известной генетической восприимчивости с соответствующими факторами окружающей среды. Одним из примеров такого взаимодействия ген / среда является замедление прогрессирования психоза у субъектов с полиморфизмом катехол-O-метилтрансферазы при употреблении подростками каннабиса (Caspi et al 2005). Главное предостережение заключается в том, что незначительные мутации гена восприимчивости могут не приводить к отклонениям в поведении. Таким образом, все еще существует роль гетерозиготных или гомозиготных мышей с нокаутом в понимании функции генов потенциальной восприимчивости.

По мере того, как характеристика генома грызунов с помощью нокаутов продвигается вместе с высокопроизводительным поведенческим скринингом, мы могли бы идентифицировать дополнительные гены восприимчивости «перспективным» способом, переходя от грызунов к человеческому заболеванию. Один из подходов заключался бы в нацеливании на молекулы, идентифицированные в исследованиях посмертного мозга человека. Изменения в уровнях экспрессии информационной РНК или белка при шизофрении человека могут приводить к поведенческим аномалиям, быть следствием лечения или быть параллельным феноменом расстройства.Модели на животных могут помочь оценить потенциальную значимость таких результатов.

Существующие мыши с нокаутом, которые, как известно, имеют отклонения от нормы в некоторых из перечисленных типов поведения, должны иметь расширенную характеристику поведения, чтобы включить дополнительные задачи, относящиеся к шизофрении. Таким образом, мы могли бы использовать генетику мышей для сбора информации о многих потенциальных молекулярных механизмах поведенческих аномалий, связанных с шизофренией. Эта информация, в свою очередь, может дать дополнительные ключи к разгадке патогенетических механизмов.

Моделирование шизофрении у животных постоянно развивается. Нам необходимо расширить и усовершенствовать наш репертуар поведения, имеющего отношение к шизофрении. Мы должны продолжать разрабатывать воспроизводимые когнитивные задачи у людей, которые имеют точные параллели у грызунов, чтобы больше тестов были напрямую сопоставимы и включали аналогичные нейронные схемы. Особое значение имеют области внимания, импульсивности, рабочей памяти и исполнительной функции. Параллельно нам необходимо лучше понять области мозга, вовлеченные в шизофрению, потому что генетические манипуляции с региональной направленностью помогут нам проанализировать изменения на уровне контуров, которые приводят к поведенческим аномалиям, связанным с шизофренией.Наконец, при создании моделей на животных важно протестировать как можно больше аспектов поведения, относящихся к шизофрении. Если мы хотим понять молекулярную и клеточную основу поведенческих аномалий, относящихся к шизофрении, мы должны получить более широкое понимание поведенческих последствий данной манипуляции.

Чтобы преодолеть разрыв между грызунами и пациентами, будет полезно иметь промежуточные фенотипы между поведением и молекулами. Одна из областей, заслуживающих дальнейшего изучения, — это функциональная нейровизуализация in vivo.Достижения в области визуализации людей, а в последнее время и грызунов потенциально могут довольно легко восполнить этот пробел. Поскольку изменения в активности различных областей мозга связаны с визуализацией человека, мы можем найти корреляты в визуализации моделей на животных, поскольку аналогичная нейровизуализация на грызунах становится возможной (Tamminga and Holcomb 2005; Tamminga et al 2003). Также используются невропатологические корреляты заболевания, но трудности с посмертной тканью человека делают нейровизуализацию in vivo еще более привлекательной.

По мере того, как генетика и эпидемиология шизофрении развиваются, а тестирование поведения на грызунах становится более сложным и интегрируется с поведенческими задачами человека, будущее будет открывать большие перспективы для животных моделей шизофрении. Эти новые модели позволят нам не только подтвердить или идентифицировать генетические ассоциации, но также изучить патофизиологию и варианты лечения с уровнем экспериментального контроля, который еще не возможен для людей.

Благодарности

Эта работа была поддержана грантами Национального института психического здоровья MH065975-01A1 (CMP), Национальным альянсом по исследованию шизофрении и депрессии (NARSAD). Молодые ученые (A) (# 16680015, TM), грант на исследовательские исследования (# 16653065, TM), грант на научные исследования в приоритетных областях (# 17017021 и # 17025023, TM) от Министерства Образование, культура, спорт, наука и технологии в Японии (TM), NARSAD (TM) и грант на помощь от BIRD Японского агентства науки и технологий (TM).

Мы благодарим Нобуюки Ямасаки и Кэрол Таммингу за комментарии к рукописи.

Ссылки

  • Альварес П., Липтон П.А., Мелроуз Р., Эйхенбаум Х. Дифференциальные эффекты повреждения в области гиппокампа на память для естественной непространственной ассоциации запах-запах. Learn Mem. 2001; 8: 79–86. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Альварес П., Венделькен Л., Эйхенбаум Х. Повреждения, связанные с образованием гиппокампа, ухудшают выполнение задачи ассоциации запах-запах независимо от пространственного контекста.Neurobiol Learn Mem. 2002. 78: 470–476. [PubMed] [Google Scholar]
  • Амброзини А., Де Паскуа В., Афра Дж., Сандор П.С., Шенен Дж. Снижение стробирования средне-латентных слуховых вызванных потенциалов (P50) у пациентов с мигренью: еще один признак нарушения сенсорной обработки? Neurosci Lett. 2001. 306: 132–134. [PubMed] [Google Scholar]
  • Американская психиатрическая ассоциация. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-IV-TR.[Google Scholar]
  • Андреасен NC, Flaum M, Swayze VW, 2nd, Tyrrell G, Arndt S. Положительные и отрицательные симптомы шизофрении. Критическая переоценка. Arch Gen Psychiatry. 1990; 47: 615–621. [PubMed] [Google Scholar]
  • Андреасен NC, Олсен С. Отрицательная и положительная шизофрения. Определение и проверка. Arch Gen Psychiatry. 1982; 39: 789–794. [PubMed] [Google Scholar]
  • Остин С. П., Бэтти Дж. Ф., Брэдли А., Букан М., Капеччи М., Коллинз Ф. С. и др. Проект мыши с нокаутом.Нат Жене. 2004; 36: 921–924. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бейкер Н., Адлер Л.Э., Фрэнкс Р.Д., Уолдо М., Берри С., Нагамото Х. и др. Нейрофизиологическая оценка сенсорного стробирования в психиатрических стационарах: сравнение шизофрении и других диагнозов. Биол Психиатрия. 1987. 22: 603–617. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ballard TM, Pauly-Evers M, Higgins GA, Ouagazzal AM, Mutel V, Borroni E, et al. Тяжелое нарушение функции рецептора NMDA у мышей, несущих нацеленные точечные мутации в сайте связывания глицина, приводит к лекарственно-устойчивой негабитирующей гиперактивности.J Neurosci. 2002; 22: 6713–6723. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Barnes CA. Дефицит памяти, связанный со старением: нейрофизиологическое и поведенческое исследование на крысах. J Comp Physiol Psychol. 1979; 93: 74–104. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барр А.М., Леманн-Мастен В., Паулюс М., Гайнетдинов Р.Р., Карон М.Г., Гейер М.А. Селективный антагонист рецептора серотонина-2A M100907 устраняет поведенческий дефицит у мышей с нокаутом переносчика дофамина. Нейропсихофармакология. 2004. 29: 221–228.[PubMed] [Google Scholar]
  • Биррелл Дж. М., Браун В. Дж. Медиальная лобная кора опосредует смещение перцептивного набора внимания у крысы. J Neurosci. 2000. 20: 4320–4324. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Брафф Д.Л., Гейер Массачусетс. Сенсомоторное стробирование и шизофрения. Исследования на моделях человека и животных. Arch Gen Psychiatry. 1990; 47: 181–188. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брафф Д.Л., Гейер М.А., Свердлов Н.Р. Исследования на людях предымпульсного подавления испуга: нормальные субъекты, группы пациентов и фармакологические исследования.Психофармакология (Берл) 2001; 156: 234–258. [PubMed] [Google Scholar]
  • Калдароне Б.Дж., Думан С.Х., Пиччиотто М.Р. Боязнь кондиционирования и скрытое торможение у мышей, лишенных подкласса с высоким сродством никотиновых ацетилхолиновых рецепторов в головном мозге. Нейрофармакология. 2000; 39: 2779–2784. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cardno AG, Gottesman II. Двойные исследования шизофрении: от согласований лука и стрел до звездных войн Mx и функциональной геномики. Am J Med Genet. 2000; 97: 12–17. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каспи А., Моффитт Т.Э., Кэннон М., Макклей Дж., Мюррей Р., Харрингтон Х. и др.Умеренность воздействия употребления каннабиса в подростковом возрасте на психоз взрослых за счет функционального полиморфизма гена катехол-О-метилтрансферазы: продольные доказательства взаимодействия гена X с окружающей средой. Биол Психиатрия. 2005; 57: 1117–1127. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чудасама Ю., Роббинс Т.В. Психофармакологические подходы к модуляции внимания в задаче на время последовательной реакции с пятью вариантами: последствия для шизофрении. Психофармакология (Берл) 2004; 174: 86–98. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клементц Б.А., Гейер М.А., Брафф Д.Л.Множественная оценка подавления P50 среди пациентов с шизофренией и нормальных субъектов сравнения. Schizophr Res. 1998a; 30: 71–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клементц Б.А., Гейер М.А., Брафф Д.Л. Слабое подавление P50 у больных шизофренией и их биологических родственников первой степени родства. Am J Psychiatry. 1998b; 155: 1691–1694. [PubMed] [Google Scholar]
  • Colacicco G, Welzl H, Lipp HP, Wurbel H. Преднамеренное смещение установки у мышей: изменение парадигмы крысы и доказательства вариабельности, зависящей от вида.Behav Brain Res. 2002. 132: 95–102. [PubMed] [Google Scholar]
  • Crawley JN. Разработка поведенческих задач мыши, связанных с аутичным поведением. Ment Retard Dev Disabil Res Rev.2004; 10: 248–258. [PubMed] [Google Scholar]
  • Крайдер А. Персеверация при шизофрении. Шизофр Бык. 1997; 23: 63–74. [PubMed] [Google Scholar]
  • Далли Дж. У., кардинал Р. Н., Роббинс Т. В.. Префронтальные исполнительные и когнитивные функции у грызунов: нейронные и нейрохимические субстраты. Neurosci Biobehav Rev.2004. 28: 771–784. [PubMed] [Google Scholar]
  • Donohoe G, Robertson IH. Могут ли конкретные нарушения исполнительной функции объяснить негативные симптомы шизофрении? Обзор. Нейроказ. 2003. 9: 97–108. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дудченко П.А. Обзор задач, используемых для проверки рабочей памяти на грызунах. Neurosci Biobehav Rev.2004; 28: 699–709. [PubMed] [Google Scholar]
  • Eastwood SL, Burnet PW, Harrison PJ. Снижение экспрессии в гиппокампе гена восприимчивости PPP3CC и других субъединиц кальциневрина при шизофрении.Биол Психиатрия. 2005; 57: 702–710. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эгертон А., Рид Л., МакКерчар С.Е., Моррис Б.Дж., Пратт Дж. Нарушение перцептивной смены установки внимания после введения PCP: модель дефицита смены установки на грызунах при шизофрении. Психофармакология (Берл) 2005; 179: 77–84. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эйхенбаум Х. Использование обоняния для изучения памяти. Ann N Y Acad Sci. 1998; 855: 657–669. [PubMed] [Google Scholar]
  • Elvevag B, Goldberg TE. Когнитивные нарушения при шизофрении — это суть расстройства.Crit Rev Neurobiol. 2000; 14: 1–21. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эрбель-Зилер С., Дадли С., Чжоу Ю., Ву Х, Эстилл С.Дж., Хан Т. и др. Поведенческие и регуляторные нарушения у мышей, дефицитных по факторам транскрипции NPAS1 и NPAS3. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2004; 101: 13648–13653. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • File SE, Hyde JR. Можно ли использовать социальное взаимодействие для измерения тревожности? Br J Pharmacol. 1978; 62: 19–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Fiore M, Talamini L, Angelucci F, Koch T., Aloe L, Korf J.Пренатальный прием метилазоксиметанола ацетата изменяет поведение и уровни NGF в мозге у молодых крыс: возможная корреляция с развитием дефицита, подобного шизофрении. Нейрофармакология. 1999. 38: 857–869. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фортин Н.Дж., Райт С.П., Эйхенбаум Х. Воспроизведение воспоминаний в памяти у крыс зависит от гиппокампа. Природа. 2004. 431: 188–191. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фрид В.Дж., Бинг Л.А., Вятт Р.Дж. Влияние нейролептиков на локомоторную стимуляцию, вызванную фенциклидином (PCP), у мышей.Нейрофармакология. 1984. 23: 175–181. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фридман Р., Адлер Л. Е., Герхардт Г. А., Уолдо М., Бейкер Н., Роуз Г. М. и др. Нейробиологические исследования сенсорного стробирования при шизофрении. Шизофр Бык. 1987. 13: 669–678. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайнетдинов Р.Р., Карон М.Г. Животная модель синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. Мол Мед сегодня. 2000; 6: 43–44. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайнетдинов Р.Р., Карон М.Г. Переносчики моноаминов: от генов к поведению.Annu Rev Pharmacol Toxicol. 2003. 43: 261–284. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайнетдинов Р.Р., Мон А.Р., Бон Л.М., Карон М.Г. Глутаматергическая модуляция гиперактивности у мышей, лишенных переносчика дофамина. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2001a; 98: 11047–11054. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайнетдинов Р.Р., Мон А.Р., Карон М.Г. Генетические модели на животных: внимание к шизофрении. Trends Neurosci. 2001b; 24: 527–533. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайнетдинов Р.Р., Ветсел В.К., Джонс С.Р., Левин Э.Д., Джабер М., Карон М.Г.Роль серотонина в парадоксальном успокаивающем действии психостимуляторов на гиперактивность. Наука. 1999; 283: 397–401. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gerber DJ, Hall D, Miyakawa T., Demars S, Gogos JA, Karayiorgou M, Tonegawa S. Доказательства связи шизофрении с генетической изменчивостью в гене 8p21.3, PPP3CC, кодирующем кальциневрин гамма-субъединица. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2003; 100: 8993–8998. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Geyer MA, McIlwain KL, Paylor R.Генетические модели мыши для предымпульсного торможения: ранний обзор. Мол Психиатрия. 2002; 7: 1039–1053. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gillette GM, Skinner RD, Rasco LM, Fielstein EM, Davis DH, Pawelak JE, et al. У ветеранов боевых действий с посттравматическим стрессовым расстройством наблюдается снижение привыкания к слуховым вызванным потенциалам средней задержки P1. Life Sci. 1997; 61: 1421–1434. [PubMed] [Google Scholar]
  • Glazier AM, Nadeau JH, Aitman TJ. Поиск генов, лежащих в основе сложных черт. Наука. 2002; 298: 2345–2349.[PubMed] [Google Scholar]
  • Голдберг Т.Э., Вайнбергер Д.Р. Шизофрения, тренировочные парадигмы и Висконсинский тест сортировки карт. Schizophr Res. 1994; 11: 291–296. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гольдман-Ракич П.С., Селемон Л.Д. Функционально-анатомические аспекты префронтальной патологии при шизофрении. Шизофр Бык. 1997. 23: 437–458. [PubMed] [Google Scholar]
  • Green MF. Когнитивное лечение при шизофрении: время еще? Am J Psychiatry. 1993; 150: 178–187. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харрисон П.Дж., Оуэн М.Дж.Гены шизофрении? Недавние открытия и их патофизиологические последствия. Ланцет. 2003; 361: 417–419. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харрисон П.Дж., Вайнбергер Д.Р. Гены шизофрении, экспрессия генов и невропатология: вопрос их конвергенции. Мол Психиатрия. 2005; 10: 40–68. изображение 45. [PubMed] [Google Scholar]
  • Heinrichs RW, Zakzanis KK. Нейрокогнитивный дефицит при шизофрении: количественный обзор доказательств. Нейропсихология. 1998. 12: 426–445. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hoek HW, Brown AS, Susser E.Голландский голод и расстройства шизофренического спектра. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 1998. 33: 373–379. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хорниг М., Липкин В.И. Инфекционные и иммунные факторы в патогенезе нарушений развития нервной системы: эпидемиология, гипотезы и модели на животных. Ment Retard Dev Disabil Res Rev.2001; 7: 200–210. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хамби Т., Лэрд Ф.М., Дэвис В., Уилкинсон Л.С. Функционирование зрительно-пространственного внимания у мышей: взаимодействие между холинергическими манипуляциями и генотипом.Eur J Neurosci. 1999; 11: 2813–2823. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джабленский А.В., Калайджиева Л.В. Генетическая эпидемиология шизофрении: фенотипы, факторы риска и репродуктивное поведение. Am J Psychiatry. 2003. 160: 425–429. [PubMed] [Google Scholar]
  • Jamain S, Quach H, Betancur C, Rastam M, Colineaux C, Gillberg IC, et al. Мутации X-сцепленных генов, кодирующих нейролигины NLGN3 и NLGN4, связаны с аутизмом. Нат Жене. 2003; 34: 27–29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Jessen F, Kucharski C, Fries T, Papassotiropoulos A, Hoenig K, Maier W, Heun R.Дефицит сенсорного стробирования выражается в нарушенном подавлении потенциала, связанного с событием P50, у пациентов с болезнью Альцгеймера. Am J Psychiatry. 2001; 158: 1319–1321. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джонген-Рело А.Л., Ленг А., Любер М., Потуйзен Х.Х., Вебер Л., Фелдон Дж. Пренатальное лечение метилазоксиметанола ацетатом: модель нервного развития на животных для шизофрении? Behav Brain Res. 2004. 149: 159–181. [PubMed] [Google Scholar]
  • Камия А., Кубо К.И., Томода Т., Такаки М., Юн Р., Озэки Ю. и др.Мутация DISC1, связанная с шизофренией, нарушает развитие коры головного мозга. Nat Cell Biol. 2005; 7: 1067–1078. [PubMed] [Google Scholar]
  • Камнасаран Д., Мьюр В.Дж., Фергюсон-Смит М.А., Кокс Д.В. Нарушение нейронального гена PAS3 в семье, страдающей шизофренией. J Med Genet. 2003. 40: 325–332. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kandel ER. Молекулярная биология хранения памяти: диалог между генами и синапсами. Наука. 2001; 294: 1030–1038. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кишимото Ю., Кавахара С., Мори Х., Мишина М., Кирино Ю.У мутантных мышей, лишенных субъединицы рецептора NMDA, эпсилон 1. Eur J Neurosci. 2001; 13: 1221–1227. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кениг Дж. И., Элмер Дж. И., Шепард П. Д., Ли П. Р., Мэйо С., Джой Б. и др. Пренатальное воздействие повторяющейся парадигмы переменного стресса вызывает поведенческие и нейроэндокринологические изменения у взрослого потомства: потенциальное отношение к шизофрении. Behav Brain Res. 2005; 156: 251–261. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lahti AC, Koffel B, LaPorte D, Tamminga CA.Субанестетические дозы кетамина стимулируют психоз при шизофрении. Нейропсихофармакология. 1995; 13: 9–19. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lahti AC, Weiler MA, Tamara Michaelidis BA, Parwani A, Tamminga CA. Эффекты кетамина у здоровых добровольцев и добровольцев с шизофренией. Нейропсихофармакология. 2001; 25: 455–467. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лавин А., Мур Х.М., Грейс А.А. Пренатальное нарушение развития неокортекса изменяет ответы нейронов префронтальной коры на дофамин у взрослых крыс.Нейропсихофармакология. 2005; 30: 1426–1435. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lijam N, Paylor R, McDonald MP, Crawley JN, Deng CX, Herrup K, et al. Социальное взаимодействие и сенсомоторные нарушения гейтинга у мышей, лишенных Dvl1. Клетка. 1997; 90: 895–905. [PubMed] [Google Scholar]
  • Липска Б.К., Вайнбергер Д.Р. Чтобы смоделировать психическое расстройство у животных: шизофрения как тест на реальность. Нейропсихофармакология. 2000; 23: 223–239. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lordi B, Protais P, Mellier D, Caston J.Острый стресс у беременных крыс: влияние на скорость роста, обучение и память потомства. Physiol Behav. 1997; 62: 1087–1092. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lubow RE. Построить валидность модели латентного торможения у животных селективного дефицита внимания при шизофрении. Шизофр Бык. 2005. 31: 139–153. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккей Т.Ф. Генетическая архитектура количественных признаков. Анну Рев Жене. 2001; 35: 303–339. [PubMed] [Google Scholar]
  • Марковска А., Буресова О., Бурес Дж.Попытка объяснить противоречивые оценки персистентности рабочей памяти в радиальном лабиринте. Behav Neural Biol. 1983; 38: 97–112. [PubMed] [Google Scholar]
  • Марстон Х.М., Спратт К., Келли Дж. С.. Фенотипирование сложного поведения: оценка циркадного контроля и обучение серийным реакциям с 5 вариантами выбора у мышей. Behav Brain Res. 2001; 125: 189–193. [PubMed] [Google Scholar]
  • Миякава Т., Лейтер Л.М., Гербер Д.Д., Гайнетдинов Р.Р., Сотникова Т.Д., Зенг Х. и др. Мыши с условным нокаутом кальциневрина демонстрируют множественное ненормальное поведение, связанное с шизофренией.Proc Natl Acad Sci U S. A. 2003; 100: 8987–8992. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Миямото Ю., Ямада К., Нода Ю., Мори Х., Мишина М., Набешима Т. Гиперфункция дофаминергической и серотонинергической нейронных систем у мышей, лишенных субъединицы рецептора NMDA epsilon1. J Neurosci. 2001. 21: 750–757. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Moghaddam B, Adams BW. Обращение эффектов фенциклидина агонистом метаботропных рецепторов глутамата группы II у крыс. Наука. 1998. 281: 1349–1352.[PubMed] [Google Scholar]
  • Mohn AR, Gainetdinov RR, Caron MG, Koller BH. Мыши со сниженной экспрессией рецептора NMDA демонстрируют поведение, связанное с шизофренией. Клетка. 1999. 98: 427–436. [PubMed] [Google Scholar]
  • Морис Р. Когнитивная негибкость и префронтальная дисфункция при шизофрении и мании. Br J Psychiatry. 1990; 157: 50–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моррис Р. Разработка процедуры водного лабиринта для изучения пространственного обучения у крыс. J Neurosci Methods.1984; 11: 47–60. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мой С.С., Надлер Дж. Дж., Перес А., Барбаро Р. П., Джонс Дж. М., Магнусон Т. Р. и др. Коммуникабельность и предпочтение социальной новизны в пяти инбредных линиях: подход к оценке аутичного поведения у мышей. Гены поведения мозга. 2004; 3: 287–302. [PubMed] [Google Scholar]
  • Надлер Дж., Мой С.С., Долд Дж., Транг Д., Симмонс Н., Перес А. и др. Автоматизированный аппарат для количественной оценки поведения мышей при социальном подходе. Гены поведения мозга. 2004; 3: 303–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nagamoto HT, Adler LE, Waldo MC, Griffith J, Freedman R.Стробирование слуховой реакции у шизофреников и нормального контроля. Влияние места регистрации и интервала стимуляции на волну P50. Schizophr Res. 1991; 4: 31–40. [PubMed] [Google Scholar]
  • Neylan TC, Fletcher DJ, Lenoci M, McCallin K, Weiss DS, Schoenfeld FB, et al. Сенсорное управление при хроническом посттравматическом стрессовом расстройстве: снижение слухового подавления P50 у ветеранов боевых действий. Биол Психиатрия. 1999; 46: 1656–1664. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nieuwenstein MR, Aleman A, de Haan EH.Связь между размерами симптомов и нейрокогнитивным функционированием при шизофрении: метаанализ исследований WCST и CPT. Тест сортировки карт штата Висконсин. Непрерывный тест производительности. J Psychiatr Res. 2001. 35: 119–125. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ниши А., Снайдер Г.Л., Грингард П. Двунаправленная регуляция фосфорилирования DARPP-32 дофамином. J Neurosci. 1997; 17: 8147–8155. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Олтон Д.С., Папас BC. Пространственная память и функция гиппокампа.Нейропсихология. 1979; 17: 669–682. [PubMed] [Google Scholar]
  • O’Neill MF, Shaw G. Сравнение антагонистов дофаминовых рецепторов на гиперлокомоцию, вызванную кокаином, амфетамином, MK-801 и агонистом дофамина D1 C-APB у мышей. Психофармакология (Берл) 1999; 145: 237–250. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оуэн А.М., Робертс А.С., Ходжес Дж. Р., Саммерс Б.А., Полки К.Э., Роббинс Т.В. Контрастные механизмы нарушения переключения установки внимания у пациентов с повреждением лобной доли или болезнью Паркинсона.Головной мозг. 1993; 116 (Pt 5): 1159–1175. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оуэн MJ, O’Donovan MC, Harrison PJ. Шизофрения: генетическое заболевание синапсов? BMJ. 2005. 330: 158–159. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Озэки Ю., Томода Т., Клейдерлейн Дж., Камия А., Борд Л., Фуджи К. и др. Нарушение в шизофрении-1 (DISC-1): усечение мутанта предотвращает связывание с NudE-подобным (NUDEL) и подавляет рост нейритов. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2003; 100: 289–294. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Paylor R, Crawley JN.Различия инбредных штаммов в предымпульсном подавлении реакции вздрагивания мышей. Психофармакология (Berl) 1997; 132: 169–180. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pick CG, Янаи Дж. Восьмирукий лабиринт для мышей. Int J Neurosci. 1983; 21: 63–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пауэлл С.М., Шох С., Монтеджиа Л., Барро М., Матос М.Ф., Фельдманн Н. и др. Белок пресинаптической активной зоны RIM1alpha имеет решающее значение для нормального обучения и памяти. Нейрон. 2004. 42: 143–153. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ralph RJ, Paulus MP, Fumagalli F, Caron MG, Geyer MA.Дефицит предимпульсного ингибирования и персеверативные двигательные паттерны у мышей с нокаутом переносчика дофамина: Дифференциальные эффекты антагонистов рецепторов D1 и D2. J Neurosci. 2001; 21: 305–313. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Riffee WH, Wilcox RE, Smith RV. Стереотипные и гипотермические эффекты апоморфина и N-n-пропилнорапоморфина у мышей. Eur J Pharmacol. 1979; 54: 273–277. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rimer M, Barrett DW, Maldonado MA, Vock VM, Gonzalez-Lima F. Мыши с мутантным иммуноглобулиноподобным доменом нейрегулина-1: чувствительность к клозапину и нарушение латентного ингибирования.Нейроотчет. 2005; 16: 271–275. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роббинс Т.В. Задача на время последовательной реакции из 5 вариантов: поведенческая фармакология и функциональная нейрохимия. Психофармакология (Берл) 2002; 163: 362–380. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росволд Х. Э., Мирский А. Ф., Сарасон И., Брансом Э. Б., Бек Л. Х. Непрерывный тест на повреждение головного мозга. J Consult Psychol. 1956; 20: 343–350. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рубинштейн Г. Шизофрения, инфекции и температура. Модель на животных для исследования их взаимоотношений.Schizophr Res. 1993; 10: 95–102. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rushlow WJ, Seah YH, Belliveau DJ, Rajakumar N. Изменения в экспрессии кальциневрина, вызванные в мозге крыс введением антипсихотических средств. J Neurochem. 2005. 94: 587–596. [PubMed] [Google Scholar]
  • Самс-Додд Ф. Автоматизация теста социального взаимодействия с помощью системы видеонаблюдения: Поведенческие эффекты повторного лечения фенциклидином. J Neurosci Methods. 1995; 59: 157–167. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sams-Dodd F, Lipska BK, Weinberger DR.Неонатальные поражения вентрального гиппокампа крыс приводят к гиперлокомоции и дефициту социального поведения во взрослом возрасте. Психофармакология (Берл) 1997; 132: 303–310. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сартер М. Познание животных: определение проблем. Neurosci Biobehav Rev.2004; 28: 645–650. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сайкин А.Дж., Гур Р.К., Гур Р.Э., Мозли П.Д., Мозли Л.Х., Резник С.М. и др. Нейропсихологическая функция при шизофрении. Избирательное нарушение памяти и обучения. Arch Gen Psychiatry.1991; 48: 618–624. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сайкин А.Дж., Штасель Д.Л., Гур Р.Э., Кестер Д.Б., Мозли Л.Х., Стафиняк П., Гур Р.С. Нейропсихологический дефицит у пациентов с первым эпизодом шизофрении, ранее не получавших нейролептики. Arch Gen Psychiatry. 1994; 51: 124–131. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдер К.В., Ченовет МБ. Влияние галлюциногенов и других препаратов на поведение мышей при строительстве гнезд. Природа. 1970; 225: 1262–1263. [PubMed] [Google Scholar]
  • Селтен Дж. П., Браун А. С., Мунс К. Г., Слаетс Дж. П., Сассер Е. С., Кан Р. С..Пренатальный контакт с пандемией гриппа 1957 года и неаффективным психозом в Нидерландах. Schizophr Res. 1999; 38: 85–91. [PubMed] [Google Scholar]
  • Услуги USDoHaH. Психическое здоровье: отчет главного хирурга. Роквилл, Мэриленд: США: Департамент здравоохранения и социальных служб, Управление наркологической и психиатрической помощи, Центр психиатрических услуг, Национальные институты здоровья, Национальный институт психического здоровья; 1999. [Google Scholar]
  • Siegel C, Waldo M, Mizner G, Adler LE, Freedman R.Дефицит сенсорного гейтинга у больных шизофренией и их родственников. Доказательства, полученные с помощью слуховых вызванных ответов. Arch Gen Psychiatry. 1984. 41: 607–612. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silva AJ. Молекулярные и клеточные когнитивные исследования роли синаптической пластичности в памяти. J Neurobiol. 2003. 54: 224–237. [PubMed] [Google Scholar]
  • Squire LR. Системы памяти мозга: краткая история и текущая перспектива. Neurobiol Learn Mem. 2004. 82: 171–177. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стил Р.Дж., Моррис Р.Г.Зависимое от задержки нарушение задачи сопоставления с местом при хронической и внутригиппокампальной инфузии антагониста NMDA D-AP5. Гиппокамп. 1999. 9: 118–136. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стефани М.Р., Могхаддам Б. Системная и префронтальная блокада рецепторов NMDA коры головного мозга по-разному влияет на обучение распознаванию и способность к смене установок у крыс. Behav Neurosci. 2005. 119: 420–428. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стефанссон Х., Сигурдссон Э., Стейнторсдоттир В., Бьорнсдоттир С., Зигмундссон Т., Гош С. и др.Нейрегулин 1 и предрасположенность к шизофрении. Am J Hum Genet. 2002; 71: 877–892. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Салливан П.Ф., Кендлер К.С., Нил М.К. Шизофрения как сложная черта: данные метаанализа исследований близнецов. Arch Gen Psychiatry. 2003; 60: 1187–1192. [PubMed] [Google Scholar]
  • Susser E, Neugebauer R, Hoek HW, Brown AS, Lin S, Labovitz D, Gorman JM. Шизофрения после дородового голода. Дополнительные доказательства. Arch Gen Psychiatry. 1996. 53: 25–31.[PubMed] [Google Scholar]
  • Susser ES, Lin SP. Шизофрения после дородового воздействия голландской голодной зимы 1944–1945 гг. Arch Gen Psychiatry. 1992; 49: 983–988. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sweatt JD. Механизмы памяти. Сан-Диего, Калифорния: AcademicPress; 2003. [Google Scholar]
  • Swerdlow NR, Geyer MA, Braff DL. Регулирование нервной схемы предимпульсного подавления вздрагивания у крысы: текущие знания и будущие проблемы. Психофармакология (Берл) 2001; 156: 194–215.[PubMed] [Google Scholar]
  • Swerdlow NR, Geyer MA, Shoemaker JM, Light GA, Braff DL, Stevens KE, et al. Конвергенция и расхождение в нейрохимической регуляции предымпульсного подавления вздрагивания и подавления N40 у крыс. Нейропсихофармакология. 2006; 31: 506–515. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Takei N, Mortensen PB, Klaening U, Murray RM, Sham PC, O’Callaghan E, Munk-Jorgensen P. Взаимосвязь между внутриутробным воздействием эпидемий гриппа и риском заражения шизофрения в Дании.Биол Психиатрия. 1996; 40: 817–824. [PubMed] [Google Scholar]
  • Takei N, Murray RM, Sham P, O’Callaghan E. Риск шизофрении для женщин от внутриутробного заражения гриппом. Am J Psychiatry. 1995. 152: 150–151. [PubMed] [Google Scholar]
  • Talamini LM, Koch T., Luiten PG, Koolhaas JM, Korf J. Нарушения раннего коркового развития влияют на области лимбических ассоциаций и социальное поведение у крыс; возможное значение для нарушений развития нервной системы. Brain Res. 1999; 847: 105–120. [PubMed] [Google Scholar]
  • Talamini LM, Koch T., Ter Horst GJ, Korf J.Аномалии энторинальной коры головного мозга крысы, вызванные метилазоксиметанолацетатом; параллели с морфологическими находками при шизофрении. Brain Res. 1998. 789: 293–306. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tamminga CA, Holcomb HH. Фенотип шизофрении: обзор и постановка. Мол Психиатрия. 2005; 10: 27–39. [PubMed] [Google Scholar]
  • Tamminga CA, Lahti AC, Medoff DR, Gao XM, Holcomb HH. Оценка глутаматергической передачи при шизофрении. Ann N Y Acad Sci. 2003; 1003: 113–118.[PubMed] [Google Scholar]
  • Tecott LH, Nestler EJ. Нейроповеденческая оценка в информационную эпоху. Nat Neurosci. 2004. 7: 462–466. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thomas HV, Dalman C, David AS, Gentz ​​J, Lewis G, Allebeck P. Акушерские осложнения и риск шизофрении. Влияние пола, возраста на момент постановки диагноза и материнского анамнеза психоза. Br J Psychiatry. 2001; 179: 409–414. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тонегава С., Накадзава К., Уилсон М.А. Генетическая нейробиология обучения и памяти млекопитающих.Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2003; 358: 787–795. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Tunbridge EM, Bannerman DM, Sharp T., Harrison PJ. Ингибирование катехол-о-метилтрансферазы улучшает способность к смене установок и увеличивает стимулированное высвобождение дофамина в префронтальной коре головного мозга крыс. J Neurosci. 2004. 24: 5331–5335. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ван ден Бузе М., Гарнер Б., Кох М. Модели шизофрении на животных, связанные с нервным развитием: влияние на предымпульсное торможение.Curr Mol Med. 2003; 3: 459–471. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вайнер И. «Двуглавая» модель латентного торможения шизофрении: моделирование положительных и отрицательных симптомов и их лечение. Психофармакология (Берл) 2003; 169: 257–297. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wilcox RE, Riffee WH, Smith RV. Фармакологическая основа N-n-пропилнорапоморфина, индуцированного стереотипным лазанием по клетке и поведенческим возбуждением у мышей. Pharmacol Biochem Behav. 1979; 11: 653–659. [PubMed] [Google Scholar]
  • Цзэн Х., Чаттарджи С., Барбарози М., Ронди-Рейг Л., Филпот Б.Д., Миякава Т. и др.Нокаут кальциневрина, специфичный для переднего мозга, выборочно ухудшает двунаправленную синаптическую пластичность и рабочую / эпизодическую память. Клетка. 2001; 107: 617–629. [PubMed] [Google Scholar]
  • Zhuang X, Oosting RS, Jones SR, Gainetdinov RR, Miller GW, Caron MG, Hen R. Гиперактивность и нарушение привыкания к ответам у гипердофаминергических мышей. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2001; 98: 1982–1987. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Литий для лечения шизофрении: подтверждающие данные из 12-летней общенациональной базы данных медицинского страхования, а также из моделей мышей и клеток с дефицитом Akt1

  • 1.

    Инсель, Т. Р. Переосмысление шизофрении. Nature 468 , 187–193, https://doi.org/10.1038/nature09552 (2010).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 2.

    Алеман, А., Кан, Р. С. и Селтен, Дж. П. Половые различия в риске шизофрении: данные метаанализа. Arch. Общая психиатрия 60 , 565–571, ​​https://doi.org/10.1001/archpsyc.60.6.565 (2003).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Mendrek, A. & Mancini-Marïe, A. Половые / гендерные различия в мозге и познании при шизофрении. Neurosci. Biobehav. Ред. 67 , 57–78, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2015.10.013 (2016).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 4.

    Szymanski, S. et al .Гендерные различия в начале заболевания, ответе на лечение, течении и биологических показателях у пациентов с первым эпизодом шизофрении. Am. J. Psychiatry 152 , 698–703 (1995).

    CAS Статья Google Scholar

  • 5.

    Нортон, Н., Уильямс, Х. Дж. И Оуэн, М. Дж. Обновленная информация о генетике шизофрении. Curr. Opin. Психиатрия 19 , 158–164, https://doi.org/10.1097/01.yco.0000214341.52249.59 (2006).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 6.

    Шваб С.Г. и Вильденауэр Д. Б. Обновленная информация о ключевых ранее предложенных генах-кандидатах для лечения шизофрении. Curr. Opin. Психиатрия 22 , 147–153, https://doi.org/10.1097/YCO.0b013e328325a598 (2009).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 7.

    Emamian, E.С., Холл, Д., Бирнбаум, М. Дж., Карайоргу, М. и Гогос, Дж. А. Конвергентные доказательства нарушения передачи сигналов AKT1-GSK3beta при шизофрении. Нат. Genet. 36 , 131–137, https://doi.org/10.1038/ng1296 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 8.

    Bajestan, S. N. et al . Связь гаплотипа AKT1 с риском шизофрении у иранского населения. Am. J. Med.Genet. Б. Нейропсихиатр. Genet. 141B , 383–386, https://doi.org/10.1002/ajmg.b.30291 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 9.

    Икеда, М. и др. . Связь AKT1 с шизофренией подтверждена в популяции Японии. Biol. Психиатрия 56 , 698–700, https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2004.07.023 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 10.

    Schwab, S. G. и др. . Дополнительные доказательства ассоциации вариантов гена AKT1 с шизофренией в выборке европейских семейных пар. Biol. Психиатрия 58 , 446–450, https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2005.05.005 (2005).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 11.

    Тизелтон Д. Л. и др. . AKT1 связан с шизофренией по множеству симптомов в ирландском исследовании семей с высокой плотностью шизофрении. Biol. Психиатрия 63 , 449–457, https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2007.06.005 (2008).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 12.

    Сюй М.К. и др. . Связь полиморфизмов гена AKT1 с риском шизофрении и ответом на антипсихотические препараты в популяции Китая. J. Clin. Психиатрия 68 , 1358–1367 (2007).

    CAS Статья Google Scholar

  • 13.

    Zhao, Z., Ksiezak-Reding, H., Riggio, S., Haroutunian, V. & Pasinetti, G.M. Дефицит рецепторов инсулина при шизофрении и на клеточных и животных моделях дисфункции рецепторов инсулина. Schizophr. Res. 84 , 1–14, https://doi.org/10.1016/j.schres.2006.02.009 (2006).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 14.

    Chang, C. Y., Chen, Y. W., Wang, T. W. и Lai, W. S. Акты ГАМК-гипотезы шизофрении: дефицит Akt1 модулирует ГАМКергические функции и функции, зависимые от гиппокампа. Sci. Отчет 6 , 33095, https://doi.org/10.1038/srep33095 (2016).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 15.

    Чен, Ю. К. и др. . Дефицит Akt1 модулирует ошибку обучения и предсказания вознаграждения у мышей. Genes Brain Behav. 11 , 157–169, https://doi.org/10.1111/j.1601-183X.2011.00759.x (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 16.

    Chen, Y. & Lai, W. S. Поведенческое фенотипирование мышей с дефицитом гомолога 1 вирусного онкогена тимомы мыши v-akt выявляет у самок дефицит предымпульсного ингибирования, специфичный для пола, который может быть частично устранен ингибиторами киназы-3 гликогенсинтазы, но не антипсихотиками. Neuroscience 174 , 178–189, https://doi.org/10.1016/j.neuroscience.2010.09.056 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 17.

    Chen, Y. W., Kao, H. Y., Min, M. Y. & Lai, W. S. Зависимая от пола и региона роль akt1 в модуляции индуцированной метамфетамином гиперлокомоции и активности нейронов полосатого тела: значение при шизофрении и психозе, вызванном метамфетамином. Schizophr. Бык. 40 , 388–398, https://doi.org/10.1093/schbul/sbt031 (2014).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 18.

    Хуанг, К. Х. и др. .Исследование эффектов генов и эпистатических взаимодействий между Akt1 и нейрегулином 1 в регуляции поведенческих фенотипов и социальных функций в генетических моделях шизофрении у мышей. Фронт. Behav. Neurosci. 8 , 455, https://doi.org/10.3389/fnbeh.2014.00455 (2014).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 19.

    Lai, W. S. и др. . Дефицит Akt1 влияет на морфологию нейронов и предрасполагает к нарушениям в функционировании префронтальной коры. Proc. Natl. Акад. Sci. США 103 , 16906–16911, https://doi.org/10.1073/pnas.0604994103 (2006).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 20.

    Тан, Х. Ю. и др. . Генетическая изменчивость AKT1 связана с дофамин-ассоциированной префронтальной кортикальной структурой и функцией у людей. J. Clin. Расследование. 118 , 2200–2208, https://doi.org/10.1172/JCI34725 (2008).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 21.

    Siegfried, E., Chou, T. B. и Perrimon, N. wingless передача сигналов действует через zeste-white 3, дрозофилы, гомолог гликогенсинтазы киназы-3, для регулирования ингрализированной и установления судьбы клеток. Cell 71 , 1167–1179 (1992).

    CAS Статья Google Scholar

  • 22.

    Beaulieu, J.М. и др. . Литий противодействует допамин-зависимому поведению, опосредованному сигнальным каскадом AKT / гликоген-синтазы киназы 3. Proc. Natl. Акад. Sci. США 101 , 5099–5104, https://doi.org/10.1073/pnas.0307921101 (2004).

    ADS CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 23.

    Chalecka-Franaszek, E. & Chuang, D. M. Литий активирует серин / треонинкиназу Akt-1 и подавляет индуцированное глутаматом ингибирование активности Akt-1 в нейронах. Proc. Natl. Акад. Sci. США 96 , 8745–8750 (1999).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 24.

    Freland, L. & Beaulieu, J.M. Ингибирование GSK3 литием от отдельных молекул до сигнальных сетей. Фронт. Мол. Neurosci. 5 , 1–7, https://doi.org/10.3389/fnmol.2012.00014 (2012).

    CAS Статья Google Scholar

  • 25.

    Коул, А. Р. Субстраты киназы гликоген-синтазы 3 при расстройствах настроения и шизофрении. FEBS J. 280 , 5213–5227, https://doi.org/10.1111/febs.12407 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 26.

    Li, M. et al. . Генетическая ассоциация и идентификация функционального SNP на GSK3beta для восприимчивости к шизофрении. Schizophr. Res. 133 , 165–171, https: // doi.org / 10.1016 / j.schres.2011.09.013 (2011).

    ADS Статья PubMed Google Scholar

  • 27.

    Тан, Х. и др. . Полиморфизм GSK-3beta различает биполярное расстройство и шизофрению: систематический метаанализ. Мол. Neurobiol. 48 , 404–411, https://doi.org/10.1007/s12035-013-8414-x (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 28.

    Тан, Х. Ю. и др. . Эпистатические взаимодействия AKT1 на биологии медиальной височной доли человека и фармакогенетические последствия. Мол. Психиатрия 17 , 1007–1016, https://doi.org/10.1038/mp.2011.91 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 29.

    Кейд, Дж. Ф. Соли лития в лечении психотического возбуждения. Med. J. Aust. 2 , 349–352 (1949).

    CAS Статья Google Scholar

  • 30.

    Мачадо-Виейра, Р., Манджи, Х. К. и Зарате, С. А. младший. Роль лития в лечении биполярного расстройства: конвергентные доказательства нейротрофических эффектов как объединяющая гипотеза. Биполярные расстройства 11 (Приложение 2), 92–109, https://doi.org/10.1111/j.1399-5618.2009.00714.x (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Leucht, S., Helfer, B., Dold, M., Kissling, W. & McGrath, J. J. Литий для лечения шизофрении. Кокрановская база данных Syst. Ред., CD003834, https://doi.org/10.1002/14651858.CD003834.pub3 (2015).

  • 32.

    Del ’Guidice, T. & Beaulieu, J.M. Селективное нарушение передачи сигналов дофаминовых D2-рецепторов / бета-аррестина2 стабилизаторами настроения. J. Recept. Сигнал Transduct. 35 , 224–232, https://doi.org/10.3109/10799893.2015.1072976 (2015).

    CAS Статья Google Scholar

  • 33.

    Флорес, Р. 3-й, Хирота, Ю., Армстронг, Б., Сава, А., Томода, Т. DISC1 регулирует транспорт синаптических везикул через литий-чувствительный путь. Neurosci. Res. 71 , 71–77, https://doi.org/10.1016/j.neures.2011.05.014 (2011).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Ван, Дж. Р., Сан, П. Х., Рен, З. X., Мельцер, Х. Й. и Жен, X. C. GSK-3beta взаимодействует с дофаминовым рецептором D1 для регулирования функции рецептора: влияние на дисфункцию префронтального кортикального рецептора D1 при шизофрении. CNS Neurosci. Ther. 23 , 174–187, https://doi.org/10.1111/cns.12664 (2017).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 35.

    Болье, Дж. М., Гайнетдинов, Р. Р., Карон, М. Г. Сигнальный каскад Akt-GSK-3 в действиях дофамина. Trends Pharmacol. Sci. 28 , 166–172, https://doi.org/10.1016/j.tips.2007.02.006 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 36.

    Болье, Дж. М. и др. . Сигнальный комплекс Akt / бета-аррестин 2 / PP2A опосредует дофаминергическую нейротрансмиссию и поведение. Cell 122 , 261–273, https://doi.org/10.1016/j.cell.2005.05.012 (2005).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 37.

    Ago, Y. et al . Литий ослабляет гиперлокомоцию, вызванную метамфетамином, и поведенческую сенсибилизацию за счет модуляции префронтального высвобождения моноамина. Нейрофармакология 62 , 1634–1639, https://doi.org/10.1016/j.neuropharm.2011.10.004 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 38.

    Карман, Дж. С., Бигелоу, Л. Б. и Вятт, Р. Дж. Литий в сочетании с нейролептиками у пациентов с хронической шизофренией и шизоаффективностью. J. Clin. Психиатрия 42 , 124–128 (1981).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 39.

    Цинк, М., Английский, С. и Мейер-Линденберг, А. Полифармация при шизофрении. Curr. Opin. Психиатрия 23 , 103–111, https://doi.org/10.1097/YCO.0b013e3283366427 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 40.

    Бендер С. и др. . Безопасность и эффективность комбинированной фармакотерапии клозапином-литием. Внутр. J. Neuropsychopharmacol. 7 , 59–63, https: // doi.org / 10.1017 / S1461145703003870 (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 41.

    Карпентер, В. Т. младший и Бьюкенен, Р. В. Шизофрения. N. Engl. J. Med. 330 , 681–690, https://doi.org/10.1056/nejm199403103301006 (1994).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 42.

    Цитром, L. Дополнительный литий и противосудорожные препараты для лечения шизофрении: какие доказательства? Эксперт Ред.Neurother. 9 , 55–71, https://doi.org/10.1586/14737175.9.1.55 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Siskind, D. J. et al. . Стратегии усиления при резистентной к клозапину шизофрении: систематический обзор и метаанализ. Aust. Н. З. Дж. Психиатрия 52 , 751–767, https://doi.org/10.1177/0004867418772351 (2018).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 44.

    Schulz, S.C. et al., . Увеличение количества лития не помогает уменьшить симптомы у амбулаторных больных шизофренией с плохой реакцией. J. Clin. Психиатрия 60 , 366–372 (1999).

    CAS Статья Google Scholar

  • 45.

    Смолл, Дж. Г., Клаппер, М. Х., Маллой, Ф. В. и Стедман, Т. М. Переносимость и эффективность клозапина в сочетании с литием при шизофрении и шизоаффективном расстройстве. Дж.Clin. Психиатрия 23 , 223–228, https://doi.org/10.1097/01.jcp.0000084026.22282.5f (2003).

    CAS Статья Google Scholar

  • 46.

    Toto, S. et al. . Психофармакологическое лечение шизофрении с течением времени у 30 908 стационарных пациентов: данные исследования AMSP. Внутр. J. Neuropsychopharmacol. 22 , 560–573, https://doi.org/10.1093/ijnp/pyz037 (2019).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Строуп, Т. С. и др. . Сравнительная эффективность дополнительных психотропных препаратов у пациентов с шизофренией. JAMA Psychiatry 76 , 508–515, https://doi.org/10.1001/jamapsychiatry.2018.4489 (2019).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 48.

    Lai, W. S. et al. . Оценка когнитивных и социальных дефицитов, связанных с шизофренией, у мышей: выбор поведенческих задач мыши и потенциальных терапевтических соединений. Curr. Pharm. Des (2014).

  • 49.

    Пратт, Дж. А., Моррис, Б. и Доусон, Н. Деконструкция шизофрении: достижения доклинических моделей для идентификации биомаркеров. Curr. Вершина. Behav. Neurosci. 40 , 295–323, https://doi.org/10.1007/7854_2018_48 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Болье, Дж. М. Роль Akt и киназы-3 гликогенсинтазы как интеграторов нейротрансмиссии допамина и серотонина в психическом здоровье. J. Psychiatry Neurosci. 37 , 7–16, https://doi.org/10.1503/jpn.110011 (2012).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51.

    Де Сарно, П., Ли, X. и Джоп, Р.С. Регулирование Akt и фосфорилирования киназы-3β гликогенсинтазы с помощью вальпроата натрия и лития. Нейрофармакология 43 , 1158–1164, https://doi.org/10.1016/s0028-3908(02)00215-0 (2002).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 52.

    Дуда, П. и др. . Нацеливание на передачу сигналов GSK3 как потенциальную терапию нейродегенеративных заболеваний и старения. Мнение эксперта. Ther. Цели 22 , 833–848, https://doi.org/10.1080/14728222.2018.1526925 (2018).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 53.

    Джоп, Р. С. и Рох, М. С. Гликоген-синтаза-киназа-3 (GSK3) в психиатрических заболеваниях и терапевтических вмешательствах. Curr.Цели по наркотикам 7 , 1421–1434 (2006).

    CAS Статья Google Scholar

  • 54.

    Li, Y. C. & Gao, W. J. Активность GSK-3beta и гипердофамин-зависимое поведение. Neurosci. Biobehav. Ред. 35 , 645–654, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2010.08.001 (2011).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 55.

    Чжан, К. и др. . Непрерывная сверхэкспрессия GSK-3beta в зубчатой ​​извилине гиппокампа вызывает эффекты, подобные продепрессанту, и увеличивает чувствительность к хроническому легкому стрессу у мышей. J. Affect. Disord 146 , 45–52, https://doi.org/10.1016/j.jad.2012.08.033 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 56.

    Свердлоу, Н. Р., Гейер, М. А. и Брафф, Д. Л. Регулирование нервной системой предымпульсного подавления испуга у крысы: текущие знания и будущие проблемы. Психофармакология 156 , 194–215, https://doi.org/10.1007/s002130100799 (2001).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 57.

    Amar, S. et al. . Генетический корреляционный анализ киназы-3 бета гликогенсинтазы и предымпульсного ингибирования у инбредных мышей. Genes Brain Behav. 3 , 178–180, https://doi.org/10.1111/j.1601-183X.2004.00065.x (2004).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 58.

    O’Brien, W. T. et al. . Гаплонедостаточность киназы-3бета гликогенсинтазы имитирует поведенческие и молекулярные эффекты лития. J. Neurosci. 24 , 6791–6798, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.4753-03.2004 (2004).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59.

    Болье, Дж. М. и др. . Сигнальный комплекс бета-аррестин 2 опосредует действие лития на поведение. Cell 132 , 125–136, https://doi.org/10.1016/j.cell.2007.11.041 (2008).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 60.

    Deslauriers, J., Belleville, K., Beaudet, N., Sarret, P. & Grignon, S. Модель поведения, связанного с суицидными чертами, с двумя ударами в контексте шизофренического состояния. фенотип: отчетливые эффекты хлорида лития и клозапина. Physiol. Behav. 156 , 48–58, https: // doi.org / 10.1016 / j.physbeh.2016.01.002 (2016).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 61.

    О’Доннелл, К. и Гоулд, Т. Д. Поведенческие действия лития на моделях грызунов: ведет к разработке новых терапевтических средств. Neurosci. Biobehav. Ред. 31 , 932–962, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2007.04.002 (2007).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62.

    Zheng, W., Zeng, Z., Bhardwaj, S.K., Jamali, S. & Srivastava, L.K. Литий нормализует вызванные амфетамином изменения в фосфорилировании и поведении FoxO1 полосатого тела у крыс. Neuroreport 24 , 560–565, https://doi.org/10.1097/WNR.0b013e3283623725 (2013).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 63.

    Hur, E. M. и Zhou, F. Q. Передача сигналов GSK3 в нервном развитии. Нат. Ред.Neurosci. 11 , 539–551, https://doi.org/10.1038/nrn2870 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64.

    Рид Д. Э. и Горман А. М. Участие Akt в росте нейритов. Cell. Мол. Life Sci. 66 , 2975–2984, https://doi.org/10.1007/s00018-009-0057-8 (2009).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 65.

    Оиши, К. и др. . Селективная индукция неокортикальных ГАМКергических нейронов путем PDK1-Akt путем активации Mash2. Proc. Natl. Акад. Sci. США 106 , 13064–13069, https://doi.org/10.1073/pnas.0808400106 (2009).

    ADS Статья PubMed Google Scholar

  • 66.

    Дилл, Дж., Ван, Х., Чжоу, Ф. и Ли, С. Инактивация киназы гликогенсинтазы 3 способствует росту аксонов и восстановлению в ЦНС. J. Neurosci. 28 , 8914–8928, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.1178-08.2008 (2008).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 67.

    Лян, М. Х. и Чуанг, Д. М. Регулирование и функция изоформ киназы-3 гликогенсинтазы в выживании нейронов. J. Biol. Chem. 282 , 3904–3917, https://doi.org/10.1074/jbc.M605178200 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 68.

    Garrido, J. J., Simon, D., Varea, O. & Wandosell, F. GSK3 alpha и GSK3 beta необходимы для образования аксонов. FEBS Lett. 581 , 1579–1586, https://doi.org/10.1016/j.febslet.2007.03.018 (2007).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 69.

    Leibinger, M. et al. . Повышение регенерации аксонов ЦНС за счет использования антагонистических эффектов активности GSK3. Proc. Natl. Акад.Sci. США 114 , E5454 – E5463, https://doi.org/10.1073/pnas.1621225114 (2017).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 70.

    Бэрд-Ганнинг, Дж., Ли-Генри, Т., Хегберг, Л. К. Г., Госселин, С. и Робертс, Д. М. Отравление литием. J. Intensive. Care Med. 32 , 249–263, https://doi.org/10.1177/0885066616651582 (2017).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 71.

    Армани, Ф. и др. . Успешная комбинированная терапия тамоксифеном и литием на модели парадоксальной мании, вызванной депривацией сна. CNS Neurosci. Ther. 18 , 119–125, https://doi.org/10.1111/j.1755-5949.2010.00224.x (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 72.

    Фрей Б. Н. и др. . Влияние стабилизаторов настроения на уровни BDNF в гиппокампе на животной модели мании. Life Sci. 79 , 281–286, https://doi.org/10.1016/j.lfs.2006.01.002 (2006).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 73.

    Кумари В., Сони В., Мэтью В. М. и Шарма Т. Предимпульсное подавление реакции испуга у мужчин с шизофренией: влияние возраста начала болезни, симптомов и лекарств. Arch. Общая психиатрия 57 , 609–614 (2000).

    CAS Статья Google Scholar

  • 74.

    Пауэлл, С. Б., Чжоу, X. и Гейер, М. А. Предимпульсное торможение и генетические мышиные модели шизофрении. Behav. Brain Res. 204 , 282–294, https://doi.org/10.1016/j.bbr.2009.04.021 (2009).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 75.

    Чаттерджи, М., Джайсвал, М. и Палит, Г. Сравнительная оценка теста принудительного плавания и теста подвешивания за хвост как моделей негативного симптома шизофрении у грызунов. ISRN Psychiatry 2012 , 595141, https://doi.org/10.5402/2012/595141 (2012).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 76.

    Элленбрук, Б. А. и Коулс, А. Р. Животные модели негативных симптомов шизофрении. Behav. Pharmacol. 11 , 223–233 (2000).

    CAS Статья Google Scholar

  • 77.

    Китанака, Дж. и др. . Предварительная обработка номифенсином или аналогом номифензина 4-фенил-1,2,3,4-тетрагидроизохинолином усиливает индуцированное метамфетамином стереотипное поведение у мышей. Brain Res. 1439 , 15–26, https://doi.org/10.1016/j.brainres.2011.12.043 (2012).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 78.

    Китанака Дж. и др. . Предварительная обработка l-гистидином вызывает у мышей переход от стереотипного укуса, вызванного метамфетамином, к постоянному движению. Pharmacol. Biochem. Behav. 94 , 464–470, https://doi.org/10.1016/j.pbb.2009.10.009 (2010).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 79.

    Фарах, М. Х. и др. . Генерация нейронов путем временной экспрессии нейронных белков bHLH в клетках млекопитающих. Development (Кембридж, Англия) 127 , 693–702 (2000).

    CAS Google Scholar

  • Schizophrenia News — ScienceDaily

    Доказательства устойчивой пользы пимавансерина при психозах, связанных с деменцией

    21 июля 2021 г. — Исследователи опубликовали доказательства устойчивых преимуществ экспериментального лечения антипсихотиками для людей, страдающих деменцией…


    Нарушения, обнаруженные в нейронах людей с шизофренией и генетической мутацией

    13 июля 2021 г. — Группа ученых показала, что высвобождение нейротрансмиттеров в головном мозге нарушено у пациентов с шизофренией, у которых есть редкая мутация одного гена, которая, как известно, предрасполагает людей к …


    Структуры мозговых капилляров коррелируют с нейронными структурами

    14 июня 2021 г. — Исследователи провели эксперименты по микротомографии на линии пучка BL20XU установки синхротронного излучения SPring-8 и обнаружили, что капиллярные структуры мозга коррелируют с нейроном…


    Новые данные, связывающие иммунную систему мозга с психозом

    11 мая 2021 г. — Новое исследование предполагает связь между психозом и генетическим изменением, влияющим на иммунную систему мозга. Исследование может повлиять на разработку современных лекарств от биполярного расстройства или …


    Генетическая предрасположенность к шизофрении может увеличить риск психоза от употребления каннабиса

    13 апреля 2021 г. — Новое исследование показывает, что, хотя у потребителей каннабиса был более высокий уровень психотических переживаний, чем у тех, кто его не употреблял, по всем направлениям, разница была особенно заметна среди людей с высоким уровнем генетики…


    Крупномасштабный анализ генома выявляет различия по полу при основных психических расстройствах

    23 марта 2021 г. — Психиатрические исследователи определили взаимодействия между генами и полом, которые могут частично объяснить, как серьезные психические расстройства влияют на мужчин и женщин …


    AI Используется для прогнозирования ранних симптомов шизофрении у родственников пациентов

    26 января 2021 г. — Исследователи сделали шаг вперед в разработке инструмента искусственного интеллекта для прогнозирования шизофрении с помощью сканирования мозга.Инструмент был использован для анализа функционального магнитного резонанса …


    Новый способ доставки обещает избавление от побочных эффектов антипсихотических препаратов

    15 января 2021 г. — Группа нейробиологов и инженеров создала назальный спрей для доставки антипсихотического лекарства непосредственно в мозг, а не через …


    Повышенный риск болезни Паркинсона у пациентов с шизофренией

    Янв.15, 2021 — Новое исследование показывает, что пациенты с расстройством шизофренического спектра имеют повышенный риск болезни Паркинсона в более позднем возрасте. Повышенный риск может быть связан с изменением …


    Путь гена, связанный с шизофренией, идентифицированный с помощью инженерии стволовых клеток

    21 декабря 2020 г. — Используя индуцированные человеком плюрипотентные стволовые клетки, созданные из образцов крови одной семьи, был обнаружен сигнальный путь генов, связанный с более высоким риском развития шизофрении…


    Упражнения низкой интенсивности в подростковом возрасте могут снизить риск шизофрении

    16 декабря 2020 г. — Исследователи обнаружили, что упражнения низкой интенсивности, связанные с улучшением умственной функции, обладают защитным эффектом от симптомов шизофрении у мышей-подростков. Эти данные могут …


    Антипсихотическая терапия длительного действия плюс когнитивная тренировка — обещание от шизофрении

    19 ноября 2020 г. — Ученые обнаружили, что использование антипсихотических препаратов длительного действия в сочетании с использованием когнитивных тренировок в групповых условиях привело к улучшению когнитивных функций…


    Снижение количества рецептов на антипсихотические препараты для детей раннего возраста

    10 ноября 2020 г. — Использование нейролептиков у маленьких детей сокращается, но врачи продолжают прописывать эти лекарства не по назначению при состояниях, не одобренных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов и без …


    Нейролептики для лечения депрессии у взрослых, связанной с более высокой смертностью

    30 сентября 2020 г. — Исследователи сообщили о повышенном риске смерти у взрослых с депрессией, которые начали аугментацию с помощью новых антипсихотических препаратов, по сравнению с контрольной группой, которая инициировала аугментацию…


    Компьютерная модель объясняет изменение процесса принятия решений при шизофрении

    29 сентября 2020 г. — Ученые создали компьютерную «мозговую цепь» или искусственную нейронную сеть, которая отражает процессы принятия решений человеком и проливает свет на то, как цепи могут быть изменены в психиатрической практике …


    Ученые используют анализ крови, чтобы предсказать, у кого могут развиться психотические расстройства

    27 августа 2020 г. — Ученые обнаружили, что тестирование уровней определенных белков в образцах крови может предсказать, может ли человек с риском психоза разовьется в течение многих лет психотическим расстройством…


    На один шаг ближе к более ранней диагностике биполярного расстройства и психоза

    25 августа 2020 г. — Исследователи определили генетические факторы риска развития биполярного расстройства и психозов у ​​людей, страдающих депрессией. В более долгосрочной перспективе результаты могут способствовать обеспечению правильного …


    Целенаправленное лечение депрессии может принести пользу пациентам с психозом

    17 августа 2020 г. — Пациентам с ранним началом психоза может быть полезно лечение депрессии, в том числе антидепрессантами наряду с другими лекарствами, новое исследование…


    Психиатрическая помощь в будущем может включать диагностику с помощью сканирования мозга и компьютерного алгоритма

    17 августа 2020 г. — В большей части современной медицины есть физические тесты или объективные методы, позволяющие определить многое из того, что нас беспокоит. Тем не менее, в настоящее время не существует анализа крови, генетического анализа или беспристрастной процедуры, которая могла бы окончательно …


    Ключевая роль иммунных клеток в развитии мозга

    9 июля 2020 г. — Исследователи определили, как конкретные клетки мозга, взаимодействующие во время развития, могут быть связаны с неврологическими и психоневрологическими заболеваниями, в том числе с некоторыми, которые возникают позже…


    Среда, 21 июля 2021 г.

    13 июля 2021 г., вторник

    Понедельник, 14 июня 2021 г.

    11 мая 2021 г., вторник

    13 апреля 2021 г., вторник

    23 марта 2021 г., вторник

    26 января 2021 г., вторник

    Пятница, 15 января 2021 г.

    понедельник, 21 декабря 2020 г.

    среда, 16 декабря 2020 г.

    Четверг, 19 ноября 2020 г.

    10 ноября 2020 г., вторник

    среда, 30 сентября 2020 г.

    29 сентября 2020 г., вторник

    Четверг, 27 августа 2020 г.

    25 августа 2020 г., вторник

    понедельник, 17 августа 2020 г.

    Четверг, 9 июля 2020 г.

    среда, 17 июня 2020 г.

    вторник, 28 апреля 2020 г.

    Четверг, 26 марта 2020 г.

    Четверг, 19 марта 2020 г.

    среда, 18 марта 2020 г.

    26 февраля 2020 г., среда

    24 февраля 2020 г., понедельник

    14 февраля 2020 г., пятница

    Четверг, 30 января 2020 г.

    среда, 29 января 2020 г.

    вторник, 28 января 2020 г.

    среда, 22 января 2020 г.

    14 января 2020 г., вторник

    пятница, 10 января 2020 г.

    7 января 2020 г., вторник

    Четверг, 19 декабря 2019 г.

    понедельник, 16 декабря 2019 г.

    Четверг, 5 декабря 2019 г.

    13 ноября 2019 г., среда

    11 ноября 2019 г., понедельник

    понедельник, 28 октября 2019 г.

    Четверг, 24 октября 2019 г.

    15 октября 2019 г., вторник

    9 октября 2019 г., среда

    2 октября 2019 г., среда

    среда, 11 сентября 2019 г.

    9 сентября 2019 г., Понедельник

    пятница, 6 сентября 2019 г.

    3 сентября 2019 г., вторник

    27 августа 2019 г., вторник

    20 августа 2019 г., вторник

    13 августа 2019 г., вторник

    пятница, 9 августа 2019 г.

    7 августа 2019 г., среда

    Четверг, 11 июля 2019 г.

    3 июля 2019 г., среда

    26 июня 2019 г., среда

    24 июня 2019 г., понедельник

    понедельник, 17 июня 2019 г.

    13 июня 2019 г., четверг

    4 июня 2019 г., вторник

    Четверг, 16 мая 2019 г.

    13 мая 2019 г., понедельник

    8 мая 2019 г., среда

    пятница, 3 мая 2019 г.

    Четверг, 2 мая 2019 г.

    1 мая 2019 г., среда

    24 апреля 2019 г., среда

    23 апреля 2019 г., вторник

    22 апреля 2019 г., понедельник

    2 апреля 2019 г., вторник

    29 марта 2019 г., пятница

    Четверг, 28 марта 2019 г.

    26 марта 2019 г., вторник

    Четверг, 21 марта 2019 г.

    20 марта 2019 г., среда

    18 марта 2019 г., Понедельник

    26 февраля 2019 г., Вторник

    18 февраля 2019 г., Понедельник

    пятница, 15 февраля 2019 г.

    Четверг, 14 февраля 2019 г.

    Четверг, 7 февраля 2019 г.

    4 февраля 2019 г., Понедельник

    30 января 2019 г., среда

    Четверг, 24 января 2019 г.

    23 января 2019 г., среда

    вторник, 22 января 2019 г.

    суббота, 19 января 2019 г.

    18 января 2019 г., пятница

    16 января 2019 г., среда

    15 января 2019 г., вторник

    9 января 2019 г., среда

    Диагностические тесты для шизофрении

    Простой укол пальца или мазок из щеки не может показать, есть ли у вас или у кого-то из ваших знакомых шизофрения.Вместо этого ваш врач, скорее всего, расскажет вам о ваших симптомах и исключит другие расстройства, прежде чем поставит диагноз. Но есть также тесты, которые помогают выяснить, насколько серьезны ваши симптомы, и указать путь к правильному лечению.

    Ваш врач может направить вас к лицензированному специалисту в области психического здоровья (часто к психиатру) для психологической оценки. Во-первых, они удостоверится, что у вас нет проблем со здоровьем.

    Ваш врач также спросит вас, вашу семью или их обоих о ваших симптомах и психиатрическом анамнезе.

    Члены вашей семьи или друзья могут помочь, предоставив врачу подробный анамнез и информацию о таких вещах, как:

    • Изменения в поведении
    • Предыдущий уровень социального функционирования
    • История психических заболеваний в семье
    • Прошлое медицинское и психиатрическое лечение проблемы
    • Лекарства
    • Аллергия (на продукты питания и лекарства)
    • Предыдущие психиатры и другие врачи.

    Также полезно иметь историю госпитализаций.Ваш врач может получить записи в этих учреждениях и просмотреть их.

    Исключение других проблем

    Определенные неврологические расстройства могут иногда вызывать симптомы, похожие на шизофрению, например:

    Ваш врач проведет медицинский осмотр. Вам также могут потребоваться тесты, иногда с использованием методов визуализации мозга, таких как компьютерная томография или МРТ головного мозга.

    Обычно результаты лабораторных и визуализационных исследований у людей с шизофренией являются нормальными. Если у вас есть определенное поведение как часть психического расстройства, например, вы пьете слишком много воды, это может указывать на нарушение обмена веществ в результатах ваших лабораторных исследований.

    Ваш врач рассмотрит, вызваны ли ваши симптомы шизофренией или они могут быть вызваны лекарствами, которые вы принимаете.

    Многие наркотики могут вызывать психотические симптомы, в том числе

    Токсикологический анализ может помочь вашему врачу определить, могли ли какие-либо вещества в вашем организме привести к вашим психотическим симптомам. Симптомы могут возникнуть в состоянии алкогольного опьянения, а иногда и во время отмены. Если вы имеете дело со злоупотреблением психоактивными веществами, ваш врач может помочь выяснить, является ли употребление наркотиков причиной ваших психотических симптомов или просто еще одним фактором.

    Некоторые лекарства могут вызывать ослабленный иммунный ответ, который проявляется в низком количестве лейкоцитов.

    Ваш врач также может использовать психологическое тестирование для дальнейшего изучения симптомов шизофрении. Эти тесты могут включать:

    • Когнитивное тестирование
    • Тестирование личности
    • Открытое или проективное тестирование, такое как тест Роршаха (чернильное пятно)

    Ваш врач может предпочесть один конкретный тест или использовать их комбинацию. Есть некоторое совпадение в том, что измеряет каждый тест.

    В целом тесты пытаются определить, насколько сильно на вашу жизнь влияют три типа симптомов шизофрении:

    • Отрицательный
    • Положительный
    • Когнитивный

    Отрицательные симптомы — это потеря нормальной функции, которая вызывает такие проблемы, как плоские эмоции. или выражения. Позитивные симптомы — это чувства или поведение, которые обычно отсутствуют, например психотические симптомы, свидетельствующие о разрыве с реальностью. Когнитивные симптомы включают влияние на вашу память и внимание.

    По поводу некоторых тестов ваш врач может поговорить с вами в течение часа и задать вам конкретные вопросы о ваших симптомах. Другие тесты включают несколько коротких вопросов, и вы можете даже не знать, что тест продолжается.

    Ваш врач может использовать результаты, чтобы решить, может ли лечение помочь, нужно ли изменить терапию, которую вы сейчас получаете, и улучшается ли ваше заболевание или ухудшается.

    Шкала положительных и отрицательных синдромов (PANSS)

    Этот тест имеет репутацию «золотого стандарта» для измерения эффективности вашего лечения.Ваш врач может использовать тест PANSS более одного раза в течение определенного периода времени, чтобы проверить, действительно ли лекарство или терапия улучшили ваши симптомы.

    При прохождении теста PANSS ваш врач собеседует с вами примерно 30-40 минут. Они также спросят членов вашей семьи или опекунов о вашем поведении.

    В первом разделе теста ваш врач спросит о вашей истории болезни и симптомах. Во второй части вы можете получить вопросы, которые попытаются выяснить, насколько серьезны ваши симптомы.Например, ваш врач может спросить что-то вроде: «Как вы по сравнению со средним человеком?» и «Есть ли у вас особые или необычные способности?»

    В третьем разделе интервью были сфокусированы на вопросы типа «Чем поезд и автобус похожи?» проверьте, насколько хорошо вы умеете рассуждать. Вы также можете получить другие вопросы о настроении.

    Основываясь на ваших ответах и ​​наблюдениях врача за вашим поведением, они выставят вам оценку по 30 пунктам шкалы PANSS. Каждый предмет оценивается от 1 (отсутствует) до 7 (крайний), давая оценку от 30 до 210.

    Тесты SANS и SAPS

    Эти два теста анализируют влияние положительных и отрицательных симптомов.

    SANS расшифровывается как «Шкала оценки негативных симптомов». Он измеряет 25 негативных симптомов шизофрении, в том числе:

    • Отсутствие мимики
    • Социальная невнимательность
    • Отсутствие интересов и отношений

    Полное название теста SAPS — Шкала оценки положительных симптомов. Он проверяет 34 положительных симптома, в том числе:

    По обеим шкалам каждый симптом оценивается от 1 (нет) до 5 (тяжелый).

    Краткая шкала психиатрической оценки (BPRS)

    Это один из наиболее распространенных тестов, которые психиатры используют, когда хотят проверить степень тяжести шизофрении.

    Тест рассматривает 18 симптомов или форм поведения, таких как враждебность, дезориентация и галлюцинации. Каждый из них оценивается по шкале от 1 (нет) до 7 (крайне серьезный).

    Баллы основаны на 20–30-минутном разговоре вашего врача с вами, членами вашей семьи или другими опекунами.

    Clinical Global Impression-Schizophrenia (CGI-SCH)

    Врачи адаптировали этот тест для людей с шизофренией из более общей шкалы Clinical Global Impression, которая используется для диагностики других психических заболеваний.

    Как и тест PANSS, врачи в основном используют CGI-SCH, когда хотят увидеть, насколько эффективно лечение шизофрении для одного человека или группы людей, участвующих в клинических испытаниях.

    CGI-SCH измеряет две вещи:

    • Насколько серьезна ваша шизофрения
    • Насколько изменились симптомы с момента вашего последнего осмотра

    Каждый результат измеряется по шкале от 1 до 7, где 7 — больше. тяжелая форма шизофрении или наибольшее усиление симптомов шизофрении.

    В то время как другие тесты включают длинное интервью с заданными вопросами, CGI-SCH может быть рассчитан психиатром всего за несколько минут. Запись включает вопросы о ваших симптомах за предыдущие 7 дней.

    Калгари Шкала депрессии для шизофрении

    Врачи используют этот тест, чтобы проверить вас на наличие симптомов депрессии, которые могут повлиять на вашу повседневную жизнь или даже вызвать мысли о самоубийстве.

    Шкала основана на ответах всего на девять вопросов, включая «Как бы вы описали свое настроение за последние 2 недели?» и «Вы чувствовали, что жизнь не стоит того, чтобы жить?»

    Шизофрения: симптомы, причины, лечение

    Обзор

    Что такое шизофрения?

    Шизофрения — это психическое заболевание, известное как «психоз».»Психоз — это психическое заболевание, при котором человек не может отличить реальность от воображаемой. Иногда люди с психотическими заболеваниями теряют связь с реальностью. Мир может казаться беспорядочной смесью сбивающих с толку мыслей, образов и звуков.

    Насколько распространена шизофрения?

    Шизофрения встречается чаще, чем думает большинство людей. Примерно у 1 из 200 людей в США в течение жизни разовьется шизофрения. Также важно знать, что шизофрения имеет много разных симптомов и может проявляться по-разному.

    Шизофрения — это не то же самое, что «раздвоение личности». Расщепление личности — это еще один тип психического заболевания. Расщепление личности встречается гораздо реже, чем шизофрения.

    Кто болеет шизофренией?

    Каждый может заболеть шизофренией. У мужчин психотические симптомы часто начинаются в подростковом возрасте или в возрасте 20 лет. У женщин психотические симптомы часто начинаются в возрасте от 20 до 30 лет. Считается, что человек болен шизофренией, если симптомы не длятся не менее шести месяцев.

    Что такое «параноидальная шизофрения»?

    Параноидальная шизофрения — это один из видов шизофрении.В этом типе ложные убеждения человека в основном связаны с преследованием или наказанием со стороны кого-либо. Человек может слышать голос того, кто, по его мнению, наказывает его. Человек может полагать, что он был специально выбран для выполнения секретной миссии. Это всего лишь несколько примеров любого количества ложных убеждений, которые может иметь человек с этим расстройством.

    Другие типы шизофрении включают «кататоническую» шизофрению и «дезорганизованную» шизофрению. У разных типов шизофрении могут быть одни и те же симптомы.

    Симптомы и причины

    Что вызывает шизофрению?

    Нет единственной причины для шизофрении. Это не , а не из-за плохого воспитания или плохого воспитания. Хотя стресс может вызвать или усугубить симптомы, стресс не вызывает шизофрению. Шизофрения — это заболевание головного мозга. Скорее всего, он возникает из-за сочетания факторов, которые могут включать:

    • Дефект некоторых химических веществ в мозге, контролирующих мышление и понимание.
    • Генетический состав человека (Вероятность заболевания шизофренией может передаваться детям от родителей.)
    • Дефект в том, как мозг формирует личность человека.

    Какие симптомы могут быть у людей с шизофренией?

    Люди с шизофренией могут иметь ряд психотических симптомов. Эти симптомы могут появляться и исчезать поэтапно, или они могут возникать только один или два раза в жизни. Когда болезнь начинается, психотические симптомы обычно внезапны и серьезны.

    Во время психотических фаз человек все еще может понимать части реальности. Он или она может вести отчасти нормальный образ жизни, выполняя основные действия, такие как еда, работа и передвижение. В других случаях человек может не работать. Симптомы во время психотических фаз включают:

    • Видеть, слышать, ощущать или нюхать вещи, которые не являются реальными (так называемые галлюцинации).
    • Наличие странных убеждений, не основанных на фактах (так называемых ложных убеждений или заблуждений).Например, человек может верить, что люди могут слышать его или ее мысли, что он или она — Бог или дьявол, или что люди вкладывают мысли в его или ее голову.
    • Беспорядочное мышление, неспособность навести порядок в мире, быстрое переключение от одной мысли к другой.
    • Наличие эмоций, мыслей и настроения, не соответствующих событиям.

    Люди с шизофренией также могут:

    • Иметь много энергии, или быть чрезмерно активным, или стать «кататоническим», состояние, в котором тело становится неподвижным и не может двигаться.
    • Говорите бессмысленными предложениями.
    • Не мыть и не ухаживать.
    • Отрезать себя от семьи, друзей и внешнего мира.
    • Не иметь возможности учиться, работать или заниматься другими делами.
    • Терять интерес к жизни.
    • Веди себя странно.
    • Быть очень грустным (подавленным) или иметь перепады настроения.
    • Притупили эмоции.
    • Будь неактивным.

    Диагностика и тесты

    Как диагностируется шизофрения?

    Если симптомы присутствуют, ваш врач проведет полную историю болезни и проведет физическое обследование.Хотя лабораторных тестов для диагностики шизофрении нет, врач может использовать различные диагностические тесты, такие как МРТ или компьютерная томография или анализы крови, чтобы исключить физическое заболевание как причину ваших симптомов.

    Если врач не обнаружит физической причины появления симптомов, он или она может направить человека к психиатру или психологу, медицинским работникам, специально обученным диагностировать и лечить психические заболевания. Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на предмет шизофрении.Врач или терапевт основывает свой диагноз на том, что человек сообщает о симптомах, а также на своих наблюдениях за его отношением и поведением.

    Затем врач или терапевт определяет, указывают ли симптомы человека на конкретное расстройство, как указано в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), которое публикуется Американской психиатрической ассоциацией и является стандартным справочником для признанных психических расстройств. болезни. Согласно DSM-5, диагноз шизофрении ставится, если у человека есть два или более основных симптома, одним из которых должны быть галлюцинации, бред или неорганизованная речь в течение как минимум одного месяца.Другие основные симптомы — грубая дезорганизация и снижение эмоционального самовыражения. Другие критерии DSM-5 для диагностики шизофрении включают:

    • Уровень работы, межличностных отношений или самообслуживания значительно ниже того, который был до появления симптомов.
    • Признаки беспокойства, длящиеся не менее 6 месяцев.
    • Шизоаффективное расстройство и депрессивное или биполярное расстройство с психотическими симптомами исключены.
    • Нарушение не вызвано злоупотреблением психоактивными веществами или другим заболеванием.

    Ведение и лечение

    Можно ли вылечить шизофрению?

    Да. Основные виды лечения — это консультирование и лекарства для уменьшения или купирования психотических симптомов. У большинства людей лекарства снимают психотические симптомы. В более легких случаях шизофрении лекарства могут не потребоваться. Банки с лекарствами:

    • Уменьшить или прекратить галлюцинации
    • Помогите человеку отличить галлюцинации от реального мира
    • Уменьшить или прекратить ложные убеждения
    • Уменьшить чувство замешательства
    • Помогите человеку мыслить яснее

    Уменьшение этих симптомов может помочь человеку вернуться к нормальному образу жизни и занятиям.Лекарства от шизофрении нужно принимать регулярно, даже после исчезновения симптомов. Некоторые люди с шизофренией прекращают принимать лекарство, потому что считают, что лекарство больше не нужно, или им не нравятся побочные эффекты лекарства. Психотические симптомы часто возвращаются после прекращения приема лекарств. Не прекращайте принимать лекарство без консультации с лечащим врачом.

    Обсудите любые опасения по поводу побочных эффектов со своим лечащим врачом.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.