Тесты на шизофрению в картинках: Тест: сможете ли вы отличить картины обычных людей от рисунков больного шизофренией?

Содержание

Первое, что вы увидите на этих 5 картинках, расскажет, что сейчас происходит в вашей жизни

То, что мы склонны замечать в первую очередь, может быть отражением нашего текущего состояния. Двойственные изображения, на которых одновременно присутствует несколько объектов, помогают лучше понять себя и свое отношение к жизни.

AdMe.ru предлагает тест, пройдя который вы сможете определить, какие сигналы в настоящий момент посылает вам подсознание. Просто обратите внимание, что именно на каждой из следующих картинок вы увидите первым.

Лицо или рыбы?

  • Лицо. Вы социально ориентированная личность, интересуетесь людьми и любите общаться. Кроме того, вам свойственно делать ставку на интеллектуальные способности в решении повседневных задач.
  • Рыбы. Вы довольны жизнью, а также склонны верить в удачу в предстоящих делах. Даже если вдруг что-то пойдет не по плану, у вас есть уверенность, что удастся легко приспособиться к новым условиям.

Замочная скважина или фигура плачущего?

  • Замочная скважина. Вы смотрите на происходящее в своей жизни с любопытством. Возможно, у вас есть чувство, что скоро придется столкнуться с чем-то неизвестным, и вам это нравится.
  • Фигура плачущего. Сейчас вы переживаете эмоциональное состояние, которое можете до конца не осознавать. Например, это может быть грусть, разочарование, одиночество. Кроме того, следует начать уделять больше внимания своим чувствам.

Приоткрытая дверь или нота?

  • Приоткрытая дверь. Вы готовы к переменам и уже начали делать первые шаги в этом направлении. У вас есть представление, что именно будет происходить в ближайшем будущем.
  • Нота. Для вас сейчас очень важно творческое самовыражение. Вам определенно есть что сказать миру. Ваш потенциал может быть успешно реализован, если приложить все необходимые усилия.

Колонны или люди?

  • Колонны. Вам бывает нелегко выходить из зоны комфорта и достигать того, чего вы по-настоящему хотите. Стоит попробовать взглянуть на мир по-другому, чтобы перед вами открылись совершенно новые перспективы. Кроме того, колонны могут означать, что вы мечтательная и романтичная натура.
  • Люди. Вы не чувствуете серьезных ограничений в жизни. У вас многое получается без особых усилий. Вы чувствительный, добрый человек и любите помогать другим.

Мужчина или женщина?

  • Мужчина. Для девушек это может означать, что вы хотите романтических отношений и, возможно, уже находитесь в поиске подходящего партнера. В том случае, если у вас уже есть любимый человек, это может быть символом того, что вы чувствуете с ним особую связь. Если вы мужчина, скорее всего, вас беспокоит какая-то проблемная ситуация с участием другого представителя сильного пола.
  • Женщина. Для девушек это может означать, что вы относитесь к жизни позитивно, чувствуете себя гармонично и уверенно. Если вы мужчина, это может говорить о том, что вы являетесь большим ценителем представительниц прекрасного пола. Возможно, вы питаете симпатию к конкретной девушке и ждете от нее ответных чувств.

Иллюстратор Alena Sofronova специально для AdMe.ru

Как проверяют на шизофрению

Татьяна Ефимова предлагает статью на тему: «как проверяют на шизофрению» с детальным описанием.

Тест на шизофрению: картинка с коровой

Шизофрения – тяжелейшее психическое расстройство полиморфного типа. У человека, страдающего шизофренией, начинается необратимый распад личности. Нарушаются эмоциональные реакции и мыслительные способности. При шизофрении сильно страдают когнитивные способности человека.

Используя эту особенность у больных людей для определения шизофрении на ранних стадиях (или выявления предрасположенности личности к расстройству) психологами было создано множество любопытных тестов. Один из них – тест на шизофрению корова.

Один из любопытных тесто на определение шизофрении — картинка с коровой

Как действует тест

Когнитивные (или психические) функции считаются высшими функциональными способностями мозга. Они дарят человеку способность быть человеком. К когнитивным возможностям относятся:

  • мышление;
  • понимание;
  • умение вычислять;
  • речевые возможности;
  • способность к обучению;
  • возможность рассуждать;
  • ориентация в пространстве.

Здоровый человек, обладающий достаточно накопленными знаниями, при рассмотрении новой какой-либо ситуации, практически не обрабатывает ее. Адекватный мозг предложит альтернативу – воспользоваться уже имеющимся опытом.

В восприятии новой информации у здоровой личности главенствующую роль играет уже накопленный опыт. У человека, страдающего от шизофренического расстройства, мозг не пользуется имеющимся опытом.

У шизофреника вследствие стойких нарушений когнитивных функций мозг не воспринимает оптические иллюзии. Именно на этой особенности и работают тесты со зрительными иллюзиями.

Различные тесты помогают определить, насколько адекватно личность воспринимает реальность и окружающий его мир.

Тест на шизофрению с коровой

Тест представляет собой непонятную на первый взгляд картинку. Смысл теста – использование скрытых образов. Здоровый человек, рассматривая картинку, видит набор неких размытостей: пятна, дым, силуэты животных, людей, некую топографическую карту. А что видите вы? Рассмотрите знаменитый тест:

Оптический тест на выявление шизофрении «Корова»

Люди, страдающие от шизофренического расстройства, говорят сразу – там изображение коровы. Их мозг, страдающий от расстройства когнитивных функций, не способен накладывать на изображение отпечаток жизненного опыта и различные дополнительные образы.

У шизофреников нет фантазии, они видят конкретные предметы, именно те, что изображены на рисунках. Поэтому личности больные шизофренией либо те, кто имеет склонность к такому заболеванию, сразу видят корову.

А вы увидели корову?
Достоверны ли результаты

Действительно ли тест на шизофрению картинка корова со стопроцентной гарантией показывает, что у человека шизофрения? Важно понимать, что шизофрения – крайне сложное заболевание. Оценить человека только с помощью визуального тестирования можно лишь с большой натяжкой.

Для грамотной диагностики заболевания необходимо всестороннее терапевтические и неврологическое обследование личности.

Такую диагностику проводят высококвалифицированные специалисты в условиях стационара. Наличие какого-либо одного признака не свидетельствует о наличии тяжелого расстройства.

Чем полезен тест

Различные тесты (вопросники, оптические) лишь дают повод задуматься о собственном здоровье, образе жизни, лучше узнать собственное подсознание. Результаты тестирования на шизофрению нельзя рассматривать с точки зрения диагностического мероприятия.

Тест помогает заранее распознать врожденные отклонения, которые могут быть в человеческой психике. По его результатам можно лишь оценочно получить некую информационную картину о состоянии здоровья психики человека

.

Многие совершенно здоровые люди обладают некими нарушениями в психическом складе. На состояние психического здоровья влияет стресс, хроническая усталость, переживания, волнения и иные проблемы.

Главная особенность теста – понять, умеет ли человек воспринимать формы, оптические иллюзии, создавать логические цепочки.

Результаты тестирования помогают вскрыть дремлющую предрасположенность к заболеванию либо успокоить личность и подтвердить, что человек здоров и способен адекватно оценивать происходящее.

Если результаты теста вызывают опасение, лучше обратиться за консультацией к хорошему специалисту. Когда дело касается здоровья, лучше перестраховаться, а не мучиться от мрачных предположений.

Тест на шизофрению по картинкам

Он также проверяет любую историю наркотического опьянения, как законного, так и незаконного, через образец мочи. Как только психоз ограничивается психическим состоянием, существуют четко определенные критерии, которые должны быть соблюдены до подтверждения диагноза.

  • Сканирование мозга
  • ЭЭГ-тестирование (электроэнцефалография) регистрирует электрическую активность мозга и может помочь устранить бред, травму головы или эпилепсию в качестве возможных причин психотических симптомов.

Точные причины психоза еще недостаточно понятны, но они могут включать:

  1. Генетика – Исследования показывают, что шизофрения и биполярное расстройство могут разделить общую генетическую причину.
  2. Изменения в мозге – Изменения в некоторых химических веществах обнаруживаются у людей, страдающих психозом . Различные исследования выявили меньшее количество серого вещества в мозге людей с историей психотических расстройств, объясняя эффекты обработки мысли.
  3. Гормоны – послеродовой психоз возникает очень скоро после рождения. Точных причин неизвестно, но может быть так, что это может быть вызвано изменениями уровня гормонов, а также нарушениями сна.

Лечение антипсихотическими препаратами является наиболее распространенной терапией для людей с психотическим расстройством. Антипсихотики эффективны в уменьшении симптомов психоза при психических расстройствах, таких как шизофрения, но они не лечат и не излечивают основные психотические заболевания.

Острые и поддерживающие фазы шизофрении

Антипсихотическое лечение шизофрении имеет две фазы – острую фазу для лечения начальных психотических эпизодов и фазу поддерживающей терапии для контроля симптомов.
Острая госпитализация необходима во время острой фазы. Иногда используются некоторые успокаивающие вещества, которые расслабляют пациента, чтобы он не мог навредить себе.
В фазе обслуживания антипсихотики помогают предотвратить другие психотические эпизоды. Лечение пожизненной шизофрении может включать другие вмешательства и поддержку, и роль семьи в уходе очень важна.
Кроме того, психотерапия может быть очень полезна при лечении когнитивных и остаточных симптомов шизофрении и других психотических расстройств..

Бесплатный тест на предрасположенность к шизофрении

Прочтите перед началом теста

Тест предназначен для определения предрасположенности к шизофрении, но не ставит точный медицинский диагноз.

Для оценки вашему вниманию предлагается 20 вопросов, на которые необходимо дать однотипные ответы (выбрав их из списка предложенных вариантов).

Тест разработан Тюменским Институтом социальной психологии и предоставляется бесплатно.

Schizophrenia Test Schizophrenie Test Test de la schizophrenie
Комментарии пользователей.
© 2010 Институт социальной психологии (г. Тюмень).
✉ [email protected]

Тест на предрасположенность к шизофрении

Шизофрения – один из опасных и ужасающих диагнозов, с которым может столкнуться человек. В своей практике для выявления диагностики и рассмотрения болезни психиатры успешно используют специальные тесты. Определенные виды тестирования разработаны для выявления ранних признаков расстройства. Есть и такие, которые позволяют установить уровень развития патологии.

Тест на предрасположенность к шизофрении специалисты предлагают провести в анонимных условиях. Этим увеличивается количество правдивых ответов и качество итоговых результатов – ведь над личностью не маячит мрачных возможный итог и ужасающий диагноз.

Тесты на шизофрению помогают выявить болезнь на ранних стадиях

В чем помогает тестирование

Чтобы врачам выявить и поставить человеку диагноз шизофренического расстройства, одних тестирований недостаточно. Приговор звучит только после полного комплексного обследования человека, куда входит оценка клинической симптоматики и нормального функционирования отделов головного мозга.

Тест на склонность к шизофрении в первую очередь советуется проводить лицам, родители которых отличаются склонностью к различным формам неврозов и психозов. В первую очередь тесты позволяют выявить уровень предрасположенности к расстройству.

Если тестируемый получает положительные результаты – ему необходимо обратиться к высококвалифицированному психиатру. Шизофрения, выявленная на раннем этапе, помогает принять своевременные меры, чтобы купировать проявления расстройства и обезопасить больного от прогрессирования опасного заболевания

.

Решая протестироваться, человеку следует знать, что даже положительная самодиагностика не дает точно ответа. Хоть шизофрения уже достаточно хорошо изучена, но ведущие специалисты до сих пор испытывают трудности с постановкой точного диагноза. Это происходит по следующим причинам:

  1. У шизофрении очень много разнообразных проявлений – видов и форм.
  2. Симптоматика этого душевного расстройства часто напоминает проявления иных психических расстройств.
  3. Для постановки точного диагноза необходимо, чтобы симптоматика шизофренического расстройства проявлялась у данного человека в течение долгого времени (от полугода).

Тест на определение шизофрении лишь метод лучше разобраться в себе и обратить внимание на состояние собственного здоровья. Диагноз шизофрения врач никогда не поставит, опираясь на положительные результаты даже самого высокоточного и апробированного клинического теста.

Тесты Роршаха

Герман Роршах – именитый психотерапевт, работающий в Швейцарии. Он вошел в историю психиатрии благодаря индивидуально разработанному тестированию личности на наличие психических отклонений. Позднее созданные им тесты стали успешно применять для определения психических нарушений сознания человека. Самый знаменитый тест носит название «Пятна Роршаха».

Тест Роршаха: набор из клякс-картинок
Как пользоваться тестом

Пятна Роршаха представляют собой коллекцию карточек. Чаще всего он включает десять картинок в виде чернильных клякс. Определенное кляксовое пятно при рассмотрении и анализе ее пациентом, вызывает индивидуальные ассоциации. Медик, анализируя пройденный человеком тест на шизофрению по картинкам, выявляет уровень нарушения сознания и психики.

Врач, анализируя тест, опирается на те ассоциации (с предметами, объектами, процессами), которые вызывают у тестируемого кляксы. Например, при рассмотрении картинки испытуемый видит:

  1. Веселого человека, который прыгает и пляшет.
  2. Летучая мышь или дракон, который приветливо виляет хвостом.
  3. Злые существа, которые сейчас на меня нападут и съедят, они опасны для всех окружающих (опасны только для меня).
  4. Чудовищные инопланетяне, в планах которых захватить всю землю. А пока они сидят в своем доме и обдумывают план нападения.

Тестируемому следует как можно подробнее описывать свои ощущения к каждой картинке. Всего клякс десять. Уникальность теста Роршаха в том, что эти кляксы черно-белые и не похожи ни на один узнаваемый образ. Поэтому этот тест позволяет судить о существующих патологических образах.

Тест Люшера

Пройти психологический тест на шизофрению можно и с помощью оригинального цветового восприятия. Этот метод разработан в середине прошлого столетия швейцарским психотерапевтом Максом Люшером. Более чем столетнее его использование показало и доказало четко отслеживаемую связь между имеющимся психоэмоциональным фоном личности и цветовосприятием.

Основоположник теста Макс Люшер создал его для оценки и выявления уровня коммуникативных способностей, предрасположения к стрессу и наличие депрессии у испытуемой личности.

Для анализа психического состояния испытуемого Люшер использовал цветовосприятие. Тест состоит из нескольких карточек, каждая из которых окрашена в определенный цвет. При проведении теста личности предлагается каждый раз выбирать наиболее привлекательную цветную карточку.

Тестирование методом Люшера

В процессе своей многолетней практики и деятельность Макс Люшер сделал важный вывод: у каждой личности цветовосприятие является универсальным, а эмоциональное восприятие – дело сугубо индивидуальное. То есть цветовосприятие может изменяться под воздействием каких-либо факторов.

Разновидности теста

За многолетнее успешное применение теста Люшера врачи-психотерапевты разработали на его основе две разновидности теста, позволяющие точнее определить степень психоэмоционального расстройства:

  1. Полный вариант теста. Пациенту предлагается проанализировать семь цветовых таблиц с более 70-ю цветовыми оттенками.
  2. Укороченный тест. Человеку предлагается проанализировать только восемь цветов.

Но сомнительного анализа и даже положительного недостаточно для постановки диагноза шизофрения. Чтобы убедиться, что человек страдает от душевного расстройства, после проведенных тестов ему назначается ряд глубоких медицинских исследований.

Тест «маска Чаплина»

В медицинских кругах широко известен и еще один любопытный тест для шизофреников – тест Чаплина. Этот тест впервые ввел в обиход медиков-психиатров Ричард Грегори – знаменитый ученый, профессор-нейропсихолог. Ученый, изучая разницу между существующей реальностью у здоровых и больных личностей, пришел к выводу, что восприятие человека зависит от мышления, которое основывается на имеющемся опыте.

Чем большими знаниями о какой-либо ситуации обладает определенная личность, тем реже ее самосознание требует обработку и принятие свежей информации.

Тестирование базируется на оптической иллюзии. Испытуемому предлагается в течение 2-3 минут смотреть на вращающееся лицо легендарного комика. А потом рассказать, есть ли нечто странное в двигающемся облике Чаплина. Посмотрите:

Если человек здоров. Психически адекватная личность, сталкиваясь с некой новой информацией, для ее обработки задействует уже имеющийся опыт. У здорового человека появляются оптические иллюзии, когда его уже укоренившееся знание и опыт об определенном предмете не соответствует ситуации.

Людям, не страдающим шизофреническим расстройством, лицо покажется выпуклым и с изнаночной стороны.

Изначально человек воспринимает обычную трехмерную чаплиновскую маску. Когда лицо вращается, зрительная система здоровой личности не может воспринимать внутреннюю часть маски пустой. Адекватные люди видят там еще одно трехмерное лицо. Это происходит из-за следующих нюансов:

  1. Мозг здорового человека не совсем адекватно воспринимает игру света/тени на внутренней стороне маски.
  2. Человеческий опыт диктует мозгу знание о том, каким обликом обладает лицо. Это «нисходящее» знание.
  3. В мозгу происходит диссонанс с сенсорным сигналом.
  4. Но у здорового человека нисходящее знание всегда обладает явным преимуществом.
  5. Вогнутое лицо на изнаночной стороне маски здоровой личности кажется объемным.

Если человек болен. Один из главных симптомов шизофрении – сбой всех когнитивных функций. Шизофреники не могут воспринимать любые оптические иллюзии. Человек, страдающий от шизофрении, не найдет во вращающейся маске ничего странного. Для больного человека облик Чаплина останется вогнутым.

Причины, по которым личности с шизофреническим расстройством не способны воспринимать оптические иллюзии, до конца еще не выяснены. Существует теория, что такое не восприятие зависит от особенной манеры обработки у больных людей визуальной информации.

Сравнение работы мозга здорового человека и больного шизофренией

Если вам не удается разглядеть трехмерное розоватое лицо на обратной стороне маски, поспешите к медикам. Но не отчаивайтесь! Оптические иллюзии также не воспринимаются людьми, находящимися под действием наркотиков, алкоголя и сильного стресса.

Тест по движению глаз

Особенностью этого теста является его высокая точность при определении возможной шизофрении. Ведущие мировые психиатры давно изучали реакцию движения глазных яблок у людей, страдающих различными психическими расстройствами.

Итогом многолетних исследований стал глазной метод верификации шизофрении. Создали тест ученые из Шотландии Филипп Бенсон и Дэвид Клер, долгое время наблюдавшие за поведением больных. При шизофреническом синдроме для больного характерно:

  1. Неспособность больного сфокусировать взгляд на неподвижном объекте.
  2. Шизофренику также сложно удерживать взгляд и на объектах, которые движутся с медленной скоростью.
Как проходит тестирование

Итоговое заключение на наличии у человека шизофренического расстройства дается на основании итогов комбинации следующих этапов:

  1. Плавное слежение.
  2. Свободное движение.
  3. Фиксация взгляда.

Глазные тесты с достоверностью 97-98% позволяют выявить наличие шизофрении на ранних стадиях. Достоверность метода подтвердили научные изыскания ученых Абердинского университета.

Перед испытуемым поочередно ставятся различные картинки и предметы (движущиеся и неподвижные). Задача пациента – неотрывно следить за предметами.

В силу своих особенностей и специфических нарушений, происходящих в головном мозге, больному шизофренией сложно концентрировать взгляд и правильно его сосредотачивать.

В основе нарушения нормальной подвижности глазных яблок у шизофреника лежит сбой в проводимости нейронов, идущих по центрам мозговых половинок. Также при болезни нарушается адекватное взаимодействие между периферическими рецепторами (включая зрительный нерв) и мозговой подкоркой.

Как развивается шизофрения

Настораживающими симптомами являются:

  • неспособность человека длительно отслеживать двигающиеся предметы;
  • при продвижении за предметом глазные яблоки больного как бы отстают от предмета.

Глазной метод выявления шизофрении на данный момент считается только способом ранней диагностики патологии. Но в планах ученых разработать и усовершенствовать тестирование, которое позволяет определить не только наличие болезни, но и каким путем будет идти развитие недуга.

Нюансы теста

У шизофреников сложности с адекватной зрительной фиксацией выражаются по-разному. Чтобы более точно оценивать результаты теста, специалистами было разработано отдельных таблиц сочетаемости между движениями глаз и установленными нормами нозологии.

К улучшению и совершенствованию глазного теста причастны многие ведущие специалисты:

  1. Психиатр Доктор Бенсон, изучая неадекватную глазную реакцию у шизофреников, придумал специальную шкалу. Шкала облегчает итоговое определение проведенного теста.
  2. Психотерапевтр Сейнт-Клейр. Ведущий ученый, психотерапевт заострил свое внимание на длительности времени, затрачиваемого при проведении теста. Больным людям невозможно долгое время сидеть в одной позе при проведении теста. Профессор разработал оригинальную методику, сокращающую время, отведенное на тестовую диагностику.

Тест на определение шизофрении, основанный на наблюдении за движениями глазных зрачков, сейчас применяется только в нескольких ведущих психиатрических клиниках Европы. Этот метод находится пока на стадии тестирования. Только после того, как тест будет тщательно отработан, оценен в практических условиях, его можно рекомендовать для использования в массовой практики.

Тест на шизофрению: Если вы видите эти оптические иллюзии, вам пора к психиатру

С этим тестом не могут справиться здоровые люди, а шизофреники его с легкостью проходят.

Несколько лет назад ученые из Лондонского университета обнаружили, что шизофреников сложно обмануть оптическими иллюзиями, несмотря на то, что из-за болезни они могут не отличить факт от вымысла.

Этот тест на шизофрению поможет выявить один из признаков возможного психического заболевания.

Известно, что люди с шизофренией смотрят на мир не так, как другие, хотя их зрение может быть более острым, чем у многих обычных людей.

Для этого теста, вам нужно ответить на простой вопрос.

Можете ли вы найти кружок, который по цвету подходит тому, что находится в центре круга?

Внимательно посмотрите на изображение и выберите кружок, который лучше всего подходит.

В исследовании добровольцам показывали черно-белые изображения с узорами. Участникам нужно было найти кружок, который лучше всего подходит диску в центре, из предложенных вариантов.

Для людей, страдающих от шизофрении, этот тест был достаточно легким, так как их мозг не замечает окружающую информацию, когда оценивает уровень контраста в измененной ячейке. У обычного человека при взгляде на изображение возникает иллюзия, так как контрастный фон уменьшает контраст небольших деталей на маленьком кружке.

Результаты были поразительными. 12 из 15 шизофреников воспринимали контраст между фоном и маленьким кружком наиболее точно.

Большинство людей выбирает вариант 3, но правильный ответ (свойственный шизофреникам) находится внизу – вариант 6.

Почему же так происходит?

Восприятие человека было проверено исследователями, которые показали серию дисков с повышенной серостью. Наблюдателю нужно было ответить на вопрос, была ли фигура светлее или темнее оригинала.

Дело в том, что человеческому глазу из-за фона центральный диск кажется более серым, чем он есть на самом деле.

Обычно, мозг помогает нам фокусироваться на самых значимых деталях, чтобы не перегружаться информацией. Этот процесс менее эффективен у шизофреников. Также это является причиной, по которой шизофреники всегда неверно интерпретируют действия людей.

Признаки шизофрении

Шизофрения – это серьёзное психическое заболевание, характеризующееся рядом необычных симптомов, которые могут существенно повлиять на жизнь человека.

Не у всех шизофреников будут проявляться все признаки. Тяжесть симптомов также может варьировать у разных людей и меняться со временем.

Бредовые представления (вера в то, что не существует)

Галлюцинации (человек слышит или видит то, чего нет)

Беспорядочные мысли (не может упорядочить мысли)

Хаотичная речь (частое соскальзывание разговора, свободные ассоциации, бессвязные разговоры)

Неорганизованное поведение (детская “дурашливость”, сопротивление простым инструкциям, странные позы и повторяющиеся бессмысленные движения)

Эмоциональная невосприимчивость или отсутствие эмоциональных проявлений

Одно из важных нарушений, которые происходят при шизофрении, связано с мыслительным процессом. Из-за галлюцинаций и бредовых идей человек может потерять способность рационально воспринимать реальность и мир вокруг нее, а также взаимодействовать с другими людьми.

Поведение шизофреника будет казаться странным стороннему наблюдателю, однако для человека, страдающего от шизофрении, оно является последовательным и понятным.

Кроме того, при шизофрении могут появиться следующие симптомы:

Неуместное проявление эмоций (смех без причины)

Как и где можно провериться на шизофрению?

Наверное старею, в маразм впадаю – меня стало это интересовать ))

Лучше всего обратиться к хорошему психиатру частным порядком, для хорошего специалиста будет достаточно просто побеседовать, чтобы понять, нужно ли проводить дальнейшее исследование и лечение. Если обратиться официально, то можно попасть на учет в психдиспансере, даже если диагноз не подтвердится. В дальнейшем это может помешать получить водительские права или кредит.

Вялотекущая шизофрения распознается проблематично, ее легко можно перепутать с состоянием общей раздражительности, усталости, стресса.

Если у кого-то из родственников был такой диагноз, вероятность заболеть шизофренией возрастает.

Как говорят психиатры, практически любому человеку можно поставить подобный диагноз. Они и сами признаются, что не совсем понимают его) ну, а одним из главных условий психического здоровья считается то, что человек сам задумывается о том, здоров ли он? поэтому, наверное, волноваться не о чем)

Почему Вы сразу решили что это шизофрения. Диагноз надо установить еще, а не придугадывать. Обратите на характер Вашей симптоматике, опишите поведение, работоспособность, технику мышления. Как правило, люди больные шизофренией перво наперво отдаляются от общества и ищут уединение, могут долгое время смотреть в одну точку и не общаться. Я очень хорошо знаком с этим заболеванием так как в нашем общежитии есть такой больной человек. Из специальной методики диагностики шизофрении является ЭЭГ и множество психотесты Аетерна и многие многие другие. Но, основные данные получают при помощи ЭЭГ (электро-энцефалограмма) и МРТ (магнитно-резонансная томография) мозга. Я не психиатр по специфике, но как врач советею обратиться к врачу-психиатору, если у Вас есть подозрения. Разберитесь в симптоматике и не лезьте в интернет за информацией, возьмите лучше учебник по психиатрии или попросите рассказать о болезни Вам вашего врача.

Как вычислить шизофреника? Как определить, что человек болен шизофренией?

Как вычислить шизофреника? Как определить, что человек болен шизофренией?

Такой диагноз врач- психиатр может не сразу поставить, особенно, если пациент в ремиссии, особых симптомов не выявляет.

Обычного человека должна смутить любая неадекватность, “неправильность” поведения, какая то странность.

Допустим, если человек видит, и сообщает вам о том, что идущий мимо трамвай ему улыбается (описываю реальную ситуацию), то нужно задуматься. Или, например, у него голоса в голове, очень частое явление.

Только вот одного определения мало. Рядом с нами проживает не мало психически больных людей. Если они не представляют для общества угрозу, в данный, конкретный момент, то его на принудительное лечение не отправишь. Пока он тебя по голове не стукнет.

Иногда вообще невозможно определить на глаз, что у человека:

  • шизотипическое расстройство (болезненная черта характера) или же
  • шизоидное расстройство личности, а возможно именно
  • шизофрения (психическое заболевание).

Как видите, есть много разновидностей в отклонениях от нормы и поставить верный диагноз доступно только специалисту, а иногда нужен и консилиум.

Что должно насторожить:

  • зацикленность на определенных темах (к месту и не очень)
  • избегание эмоциональных нагрузок (нет друзей/приятелей/товарищей/любимых в полном понимании этого слова)
  • уход в фантазии
  • социальные нормы не принимаются во внимание
  • склонность к самоубийству
  • частая депрессия
  • слуховые галлюцинации
  • самонаблюдение (исследует свои психические проявления по собственному методу)
  • неспособность сопереживать чужому горю/боли/потери
  • не отвечает или слабо реагирует на похвалу/критику в свой адрес
  • деспотизм
  • повышенная чувствительность – “мимозоподобность” (боязнь новых людей, новых ощущений и т.д)

Уверена, что почти все читающие мой ответ нашли у себя парочку из этих симптомов, но хочу вас предупредить, что у нездорового человека они будут в наличии все + еще сотня других.

Тест «маска Чаплина»

Если вы ищете тест, который мог бы мгновенно определить шизофрению, обратите внимание на эту поразительную оптическую иллюзию. Тест «Маска Чаплина» была впервые предложен и описан британским психологом и профессором нейропсихологии Ричардом Грегори в научной работе «Значение и иллюзии восприятия». Исследуя разницу между восприятием шизофреников и здоровых людей, этот нейропсихолог пришёл к выводу, что человеческое восприятие напрямую зависит от процессов мышления, основывающихся на прошлом опыте.

Чем большими знаниями о воспринимаемой ситуации обладает человек, тем реже у него возникает необходимость в обработке новой информации. Если человек психически здоров, ведущую роль в восприятии начинает играть его прошлый опыт. Оптические иллюзии у здорового человека возникают тогда, когда его знание о свойствах воспринимаемого предмета не соответствует конкретной ситуации.

Как известно, шизофрения сопровождается нарушением когнитивных процессов, вследствие чего пациенты, страдающие шизофренией, не восприимчивы к различным зрительным иллюзиям. Поэтому наблюдение оптических иллюзий помогает выяснить, насколько адекватно человек воспринимает окружающий мир. Исходя из понимания механизмов нормального восприятия. Ричард Грегори разработал достаточно эффективный визуальный тест на шизофрению под названием «Маска Чаплина».

Инструкция

Внимательно посмотрите на эту вращающуюся маску. Какой вы её видите? Не замечаете ли каких-либо странностей? Запомните свои ощущения от просмотра.

Интерпретация

Итак, поздравляем, вы только что прошли тест на шизофрению! Этот тест интересен тем, что в данном случае искажение реальности и самообман являются признаками здоровой психики. Если маска Чаплина показалась вам странной (выпуклой с двух сторон), то можете быть совершенно спокойны, вы — абсолютно психически здоровый человек! Первоначально мы видим лицо Чарли Чаплина на внешней стороне маски. Однако когда маска начинает вращаться, наша зрительная система не хочет воспринимать внутреннюю часть маски, как «полое» лицо, поскольку мозг нормального человека неправильно воспринимает тени и свет на вогнутой стороне маски. Нисходящий поток информации (наше представление о том, какая форма должна быть у лица) входит в диссонанс с восходящим (сенсорным сигналом). Нисходящее знание у психически здорового человека всегда имеет преимущество, поэтому выпуклое в действительности лицо кажется нам вогнутым, и наоборот. Так и получается, что здоровый человек, проходя этот тест, видит странное лицо, выпуклое с обеих сторон.

Мозг шизофреника обмануть оптической иллюзией не удаётся — для него маска всегда остаётся вогнутой. Причина, по которой шизофреники не воспринимают оптические иллюзии, пока до конца не выяснена. Есть гипотеза, что это связано с особым способом обработки визуальной информации и распознавания зрительных образов. Поэтому если вы никак не можете разглядеть розовую выпуклую маску, вращающуюся в обратную сторону, обращайтесь за консультацией к специалисту. В любом случае, не стоит впадать в панику – доказано, что эта оптическая иллюзия также не действует на людей, находящихся под воздействием алкоголя и наркотиков, а также на лиц в состоянии сильного стресса.

У обычных людей такой тест на шизофрению пользуется заслуженной популярностью. Однако не стоит забывать, что диагностика этого серьёзного психического заболевания не должна ограничиваться лишь одной маской. Для постановки точного диагноза человеку, подозревающему у себя шизофрению, нужно как можно скорее обратиться к психиатру.

Онлайн-тест на шизофрению

Насколько вы склонны к шизофрении? Точный ответ можно получить только на консультации психиатра — запишитесь на прием к врачу, чтобы наверняка разобраться в своем психическом состоянии.

Если вы не уверены, что пора обратиться за медицинской помощью, пройдите наш тест.

Результаты теста — примерные, ориентировочные. Опытный врач может как подтвердить их, так и опровергнуть. Если вас беспокоит ваше психическое состояние, не откладывайте визит к психотерапевту или психиатру.

Вопрос Да Нет
1 У меня всегда есть, с кем встретиться и провести время Да Нет
2 Я считаю, что жизнь бессмысленна Да Нет
3 Обычно я не прошу помощи, когда выполняю какую-либо работу Да Нет
4 Я часто говорю друзьям: «Я просто замечательно провел (провела) это время» Да Нет
5 У меня убогая или неудовлетворительная сексуальная жизнь Да Нет
6 Некоторые считают меня странным или ненормальным Да Нет
7 Когда другие плачут или смеются, я остаюсь спокойным Да Нет
8 Где бы я ни находился (дома, на улице или в обществе), я всегда глубоко погружен в свои мысли Да Нет
9 Я безразличен к похвалам Да Нет
10 Я никогда не бываю любящим, ласковым или нежным Да Нет
11 Я не люблю работать в команде и не подхожу для такой работы Да Нет
12 Я люблю жизнь и получаю от нее удовольствие Да Нет
13 Мне трудно поздравлять людей с днем рождения, с праздником или особой датой Да Нет
14 Если меня кто-то ругает, унижает или недостаточно ценит, обычно я это игнорирую Да Нет
15 Если кто-то меня обидит или оскорбит, я знаю, как защитить себя Да Нет
16 Я не имею особого успеха у противоположного пола Да Нет
17 Мне нравится проводить отпуск в сельской местности Да Нет
18 Я предпочитаю потерпеть неудачу, чем бороться с трудностями Да Нет
19 Я в достаточной степени сосредоточен на самом себе Да Нет
20 Меня не интересует дружба и новые знакомства Да Нет
21 Мне нелегко смеяться или улыбаться Да Нет
22 Мне не нравится быть частью моей семьи, и я бываю несдержанным Да Нет
23 Посещение похорон людей, которых я знал, не отражается на моем эмоциональном состоянии Да Нет
24 Я чувствую сильную привязанность к некоторым людям Да Нет
25 Я знаю, как живут мои друзья, но они мало знают обо мне и о том, как я живу Да Нет
26 Я предпочитаю делать то, что могу делать в одиночку, а не работать в группе Да Нет
27 У меня мало друзей — меньше, чем пальцев на одной руке (или совсем нет) Да Нет
28 Иногда мне просто лень выполнять ежедневные обязанности Да Нет
29 Большинство разговоров меня утомляют или кажутся скучными Да Нет
30 Мне совершенно не хочется увлекаться кем-то или чем-то Да Нет
31 Мне трудно смотреть в глаза другим Да Нет
32 Мне стоит больших усилий выполнять обычные повседневные дела Да Нет
33 Я полон энергии и жизненных сил Да Нет
34 Я предпочитаю всегда оставаться незамеченным Да Нет
35 Я остаюсь безучастным как к хорошим, так и к плохим новостям Да Нет
36 Иногда я чувствую апатию Да Нет

Ваш результат — (0–20 баллов):

Сейчас шизофрения вам не грозит, поэтому можно повременить с консультацией психиатра или психотерапевта. Наслаждайтесь жизнью и общением с близкими, получайте удовольствие от работы и радуйтесь встречам с новыми друзьями, ведь жизнь так прекрасна!

Ваш результат — (21–25 баллов):

В данный момент у вас наблюдаются слабые признаки шизофрении. Лечение, скорее всего, не понадобится, но для полного спокойствия консультация психиатра не помешает. Постарайтесь больше верить в себя и относиться к жизни более позитивно, ведь вокруг так много хороших людей и столько всего интересного!

Ваш результат — (26–31 балл):

У вас несколько признаков шизофрении, не откладывайте посещение психиатра или психотерапевта — консультация специалиста и своевременная медицинская помощь позволит справиться с болезнью и начать жить и работать в полную силу.

Ваш результат — (32–36 баллов):

Вероятность диагноза «шизофрения» очень высока. Если вы не были на консультации психиатра, самое время записаться к специалисту. Не пугайтесь, по одному тесту невозможно поставить диагноз, а шизофрения — это еще не приговор. Своевременная психиатрическая помощь позволит справиться с болезнью и начать жить и работать в полную силу.

Нейротест показывает шизофрению уже при первых признаках

Современная диагностика эндогенных расстройств

Пройдите современную диагностику эндогенных психических расстройств* в Центре ментального здоровья «Альянс»:

  1. Нейротест
    Анализ крови, который показывает, болен ли человек шизофренией (или схожим заболеванием) и как сильно страдает нервная система (внешне человек может выглядеть здоровым).
  2. Нейрофизиологическая тест-система (НТС)
    Прибор записывает движения глаз и реакции на акустические стимулы — при шизофрении и схожих заболеваниях есть характерные отличия.
  3. Патопсихологическое исследование
    Опытный клинический психолог обследует человека и формулирует возможные причины психического расстройства (стрессовая ситуация, врожденная или наследственная предрасположенность, инфекция, опухоль или травма мозга).
  4. Заключение психиатра
    Врач суммирует результаты обследования и рассказывает, нужно ли лечиться и какие методы лечения выбрать.

*Под эндогенными расстройствами здесь имеются в виду: шизофрения, шизотипическое расстройство, шизоидное расстройство личности, биполярное аффективное расстройство, эндогенная депрессия.

Преимущества современной диагностики:

  1. Ранняя диагностика
    Нейротест позволяет заподозрить психическое расстройство на ранней стадии , что не может сделать врач, потому что симптомы в начале часто противоречивые, и требуется длительное наблюдение (минимум год).
  2. Высокая точность
    Врач оценивает человека субъективно, исходя из своего опыта и знаний. Современные методы измеряют объективные показатели (биологические маркеры, функциональные нарушения — количество вещества в крови, скорость реакции человека), а значит — более точные.
  3. Упрощается лечение
    По анализу крови врач быстрее видит изменения — ему проще подобрать эффективные лекарства, пациент в среднем выходит в ремиссию на 2 месяца раньше .

Мы подготовили подробную информацию по каждой методике — с научным обоснованием, описанием исследований и стоимостью (есть специальные предложения).

Данный текст содержит обобщения и упрощает информацию, чтобы его лучше понимали люди без медицинского образования. За точной и подробной информацией обратитесь к врачу.

Автор статьи: Татьяна Ефимова

Позвольте представиться. Меня зовут Татьяна. Я уже более 8 лет занимаюсь психологией. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

✔ Обо мне ✉ Обратная связь Оценка 5 проголосовавших: 3

Как возникает шизофрения?

Происхождение шизофрении некоторые ученые связывают с развитием у человека когнитивных и речевых способностей, притом что сама болезнь их скорее подавляет. Причины ее возникновения, развитие, симптомы до сих пор вызывают множество споров: кто-то считает, что шизофрения передается через определенный набор генов, а кто-то находит связь с вирусными заболеваниями. Зато в одном врачи сходятся: неизлечимость шизофрении — миф. Разбираемся, почему шизофрения — это болезнь речи, что все-таки скрывают ДНК и по каким симптомам можно определить наступление болезни.

Побочный эффект речи

Неизвестно, кем был наш далекий предок, первым заболевший шизофрений. Но есть основания полагать, что он неплохо владел орудиями из камня, кутался в шкуру, сидя у костра холодными вечерами, и только-только осваивал изобразительные искусства. На это указывает гипотеза происхождения заболевания, выдвинутая английским психиатром Тимоти Кроу. Он предположил, что появление шизофрении напрямую связано c возникновением языка.

Появление речи у человека антропологи называют генетическим «событием», его значение и правда трудно переоценить — язык отделил нас от всех других видов животных. Хромосомные изменения, ставшие причиной его появления, вызвали асимметрию в развитии полушарий — левое стало отвечать за анализ и «сборку» речи, за синтаксис и морфологию, а правое — преимущественно за смысловое наполнение. Идея Кроу сводится к тому, что асимметрия полушарий и стала причиной появления шизофрении. Гипотеза, разумеется, имеет свои доказательства — у пациентов с этим диагнозом асимметрия полушарий в самом деле выражена слабее, что вызывает и речевые расстройства.

«Независимая жизнь» полушарий началась примерно 100-250 тысяч лет назад, в разгар эпохи палеолита, когда наши предки учились рисовать на стенах своих пещер первые орнаменты, и, если верить Кроу, первые больные шизофренией появились в те далекие-далекие времена.

Впрочем, гипотеза Кроу является не единственной. Один из наиболее азартных его оппонентов — Джонатан Кеннет Бернс, автор эволюционной теории шизофрении. Согласно ей, заболевание связано вовсе не с языком, а с развитием у человека когнитивных способностей и социальных навыков. Впрочем, «дата рождения» болезни в этом случае принципиально не поменяется.

Надо сказать, рассуждения выше не более, чем домыслы — родезийский человек, герой среднего палеолита, увы, не оставил после себя списка своих болезней. Зато уже древние египтяне вполне упоминали в своих документах симптомы, напоминающие шизофрению.

Впрочем, само название у этой очень старой болезни появилось сравнительно недавно — в 1908 году, благодаря швейцарскому врачу Эйгену Блейлеру. Главным симптомом шизофрении он считал амбивалентность — двойственность переживаний и отношения к чему-либо. Раскол, разделение на древнегреческом называется схизис, отсюда и появился термин — схизофрения (на английском он звучит ближе к оригиналу).

Хотите жить в согласии со своим организмом и не чувствовать себя совой в мире жаворонков? Рассказываем, как это сделать, на практическом курсе по биохакингу.

Гены, инфекции и психотравмы

Гипотез о том, почему люди заболевают шизофренией, еще больше, чем тех, в которых объясняется, откуда она вообще взялась. Согласно самой популярной на сегодня модели в этой области, биопсихосоциальной, в развитии шизофрении значение имеют и биологические, и социально-психологические факторы.

К биологическим причинам относятся, например, генетические аномалии, то есть наследственность. Шизофрения не возникает в результате поломки какого-то одного гена, но существует целый ряд генетических нарушений, чаще всего сопровождающих это заболевание. Более того, «гены-кандидаты» уже хорошо известны ученым. Вот только никакой однозначной и последовательной взаимосвязи «есть поломка — есть болезнь» не существует. С одной стороны, существуют пациенты, у которых нет ни одного больного родственника. С другой, даже если оба родителя страдают от шизофрении, риск, что она будет и у ребенка, составляет всего 40%. В случае же, если болен всего один из родителей, он и того меньше — 6-10%. Это, конечно, гораздо выше, чем в среднем по популяции (вообще заболеваемость составляет 0,7-0,8%, то есть 7-8 человек из тысячи), но все же слишком мало, чтобы говорить о прямой взаимосвязи.

Помимо наследственности, к биологическим факторам относят последствия употребления наркотиков, в том числе и легких, осложнения беременности и родов, инфекции, перенесенные в раннем детстве. Некоторые ученые к упоминают также о влиянии перенесенных инфекций, например, вирусного энцефалита. Но кроме биологических факторов, влияние могут оказывать и социально-психологические. Один из наиболее значимых — отношения в семье. Американский антрополог Грегори Бейтсон пришел к выводу, что значимой предпосылкой развития шизофрении становится «двойная коммуникация» в семье, такую ситуацию называют еще «двойным зажимом». Известно, что слова — далеко не единственный способ донести информацию. Некоторые родители, по тем или иным причинам передают ребенку разноуровневые сообщения. Например, вербально отец хвалит сына за успехи в шахматном клубе, но невербально демонстрирует презрение и разочарование из-за того, что мальчик не пошел в футбольную секцию. В таких случаях дети, как правило, не переспрашивают и остаются наедине с этой противоречивой информацией. Именно такие ситуации могут стать одной из причин развития шизофрении.

Интересно, что критическими для людей с повышенным риском развития болезни может стать пустяк — перевод в другой класс, переезд, ссора с родственниками. Такое событие называют «пусковым». Перечисленные факторы — далеко не все из упоминаемых в академической литературе. Но и полный список все равно нельзя назвать исчерпывающим — ведь никто так до сих пор и не знает, как определить риск наверняка.

Симптоматика

Шизофрения стабильно занимает второе после «белой горячки» место среди народных психиатрических пугалок. Что же она из себя представляет? Все симптомы шизофрении можно условно разделить на 9 групп:

Мысли перестают, по ощущениям, быть собственностью больного — их могут забрать, доложить, прослушать и даже что-то так же мысленно ответить;

  • Украденное тело

Мысли, ощущения, части тела или все сразу украдено кем-то чужим и враждебным, и он, враждебный и чужой, теперь управляет всем этим по своему усмотрению.

  • Радио в голове

Один из самых «популярных» симптомов — голоса в голове, комментирующие, приказывающие, осуждающие.

  • Бредовые идеи

Пациент начинает считать себя, а возможно и окружающих, эльфами из Чернолесья, масонами, чекистами, инопланетянами или другими персонажами. Как правило, сюжеты берутся из новостей, книг и фильмов.

В них бредовые идеи обретают более четкие очертания. Они могут быть зрительными, слуховыми, обонятельными и осязательными и порой длятся месяцами. Сюда же относятся и навязчивые «голоса в голове».

  • Разорванные мысли

Мышление стопорится, обрывается, новая мысль начинается не с того места и просто путается. Человек теряет логическую нить и не может вспомнить свое предшествующее рассуждение.

Так называется полная обездвиженность, ступор. Пациента в этом состоянии можно положить, посадить или поставить в любую причудливую позу — он так в ней и останется.

  • Негативные симптомы

Если вся остальная названная симптоматика, продуктивная, что-то добавляет к общему состоянию, то негативная, наоборот, отнимает — работоспособность, эмоции, чувства.

Пациент сильно замыкается в себе, перестает реагировать на окружающих, теряет все прошлые интересы и увлечения и перестает строить планы на будущее.

У шизофрении есть множество форм и типов течения, но одно верно всегда: диагноз ставится только тогда, когда есть как минимум один однозначный или два «смазанных» симптома из пунктов 1-4, либо как минимум два симптома из пуктов 5-9. При этом, что важно, симптомы должны проявляться не меньше месяца. Правда, всю жизнь, как это часто подается в мифах о болезни, они тоже проявляться вовсе не обязаны. 14% больных выздоравливают в первые пять лет, около 20% переносят только один приступ заболевания за всю жизнь, и еще столько же достигают разной степени выздоровления.

Специфика проявлений болезни, видимо, в чем-то зависит и от эпохи — в последние годы симптоматика у больных шизофренией стала «мягче», значительно реже встречаются тяжелые формы заболевания, требующие обязательной госпитализации. Существует миф о чрезвычайной опасности больных шизофренией для общества — но, как правило, это не так. Удельный вес правонарушений, совершаемых этими людьми, ниже, чем количество преступлений, совершенных теми, кто не страдает этим заболеванием.

За помощь в подготовке статьи благодарим доктора медицинских наук, профессора, научного сотрудника московского НИИ психиатрии Александра Шмуклера.

Где можно учиться по теме #биохакинг

Есть ли у нас какие-либо убедительные доказательства клинической полезности патофизиологии шизофрении?

Всемирная психиатрия. 2011 февраль; 10(1): 19–31.

Стивен М. Lawrie

1

1 Отдел психиатрии, Школа молекулярной и клинической медицины, Королевский Эдинбургской больницы, Утроина, Утроина, Эдинбург Эй20 5HF, Великобритания

Bayanne Olabi

1 Отдел психиатрии, Школа молекулярных и Клиническая медицина, Королевская больница Эдинбурга, Морнингсайд, Эдинбург Eh20 5HF, Великобритания

JEREMY HALL

1 Отделение психиатрии, Школа молекулярной и клинической медицины, Королевская больница Эдинбурга, Морнингсайд, Эдинбург Eh20 5HF, Великобритания

REW M.004 ИMcINTOSH

1 Отделение психиатрии, Школа молекулярной и клинической медицины, Королевская больница Эдинбурга, Морнингсайд, Эдинбург Eh20 5HF, UK

1 Отделение психиатрии, Школа молекулярной и клинической медицины, Королевская больница Эдинбурга, Морнингсайд, Edinburgh Eh20 5HF, UK

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Диагноз шизофрении, как и в большей части психиатрической практики, ставится в основном путем выявления симптомов со ссылкой на субъективные, хотя и операциональные критерии.Затем этот диагноз дает некоторое обоснование для лечения. Объективные диагностические и терапевтические тесты гораздо более желательны при условии, что они надежно измерены и интерпретированы. За последние десятилетия в нашем понимании шизофрении был достигнут определенный прогресс, но мало внимания уделялось тому, как эта информация может быть использована в клинической практике. Мы рассматриваем здесь потенциальную полезность самых сильных и наиболее воспроизводимых факторов риска и проявлений шизофрении в клинической, эпидемиологической, когнитивной областях, биомаркерах крови и нейровизуализации.Мы уделяем особое внимание чувствительности, специфичности и прогностической способности патофизиологических показателей для постановки диагноза, установления раннего диагноза или прогнозирования ответа на лечение при шизофрении. Мы пришли к выводу, что ряд доступных в настоящее время мер может повысить точность клинической оценки шизофрении. Мы предполагаем, что пришло время более полно оценить эти и другие хорошо воспроизводимые аномалии как объективные потенциальные диагностические и прогностические ориентиры и направить будущие клинические, терапевтические и нозологические исследования в этом направлении.

Ключевые слова: Шизофрения, этиология, патофизиология, диагностика, ранняя диагностика, ответ на лечение, прогностическая сила, отношение правдоподобия и практически ни одного из расследований. Это ставит психиатрию в необычное, но не уникальное положение по сравнению с другими медицинскими дисциплинами 1,2. Диагностическая точность, прогнозирование, планы ведения и оценка лечения зависят от относительно субъективных оценок клиницистов и, таким образом, подвержены чрезмерному культурному влиянию и оценочным суждениям 3,4.Существует острая необходимость в объективных тестах для улучшения классификации психических расстройств, разделения пациентов на более однородные группы и соответствующего планирования их лечения. Текущий фокус исследований на генетических, белковых и связанных с визуализацией «биомаркерах» может помочь перейти от синдромальных диагнозов к этиологической и/или патофизиологической классификации, а также помочь в исследованиях по выявлению терапевтических целей.

Примерно через 100 лет после того, как шизофрения была впервые описана 5 и названа 6, диагностические критерии, возможно, были уточнены, но процесс в повседневной практике остался практически таким же.Психиатры полагаются на описание симптомов пациента, результаты обследований психического состояния и наблюдения за поведением в соответствии с категориями, перечисленными в DSM-IV и МКБ-10. В обоих руководствах наличие одного из симптомов первого ранга Шнайдера (FRS) обычно достаточно для постановки диагноза шизофрении. Эти диагностические критерии облегчили исследование причин шизофрении, и были достигнуты определенные успехи в нашем понимании ее происхождения и развития. Несколько факторов риска последующего развития шизофрении установлены без разумных сомнений 7,8, и впечатляющий набор генетических, анатомических, функциональных, нейрофизиологических и нейропсихологических данных, касающихся патофизиологии шизофрении, в настоящее время хорошо воспроизведен 9,10.Однако ключевой клинический вопрос заключается в том, узнали ли мы что-нибудь о природе шизофрении, что могло бы быть полезным в лечении наших пациентов.

В этом обзоре мы рассматриваем этот вопрос с точки зрения постановки диагноза или раннего диагноза и прогнозирования терапевтического ответа. Мы делаем это, определяя наиболее надежные результаты и обсуждая их потенциальное применение в клинической практике, в сферах клинических признаков, исторической информации, когнитивного тестирования, биомаркеров сыворотки, структурной и функциональной визуализации и электрофизиологических показателей.

МЕТОДЫ ОБЗОРА

Поскольку здесь нас интересует клиническая полезность сверх статистической значимости, мы сосредоточимся на исследованиях, которые предоставляют данные с точки зрения чувствительности и специфичности переменных в качестве диагностической помощи, прогностической способности теста результат и/или вероятность того, что результат теста у отдельного пациента свидетельствует о шизофрении. Стоит отметить, что чувствительность и специфичность, как правило, являются постоянными свойствами теста, которые полезны при планировании услуг, но не при работе с отдельными пациентами.Положительная прогностическая ценность (PPV) или отрицательная прогностическая ценность (NPV) результата теста дает уровень риска для конкретного пациента, что полезно с клинической точки зрения, но PPV и NPV являются мерами, зависящими от распространенности, и поэтому эффективность может заметно различаться у разных пациентов. настройки 11. Отношения правдоподобия — это средство использования данных о чувствительности и специфичности для расчета значения результатов теста для конкретного пациента 12,13,14. Согласно грубому эмпирическому правилу, отношение правдоподобия положительного результата теста (LR+) более 5, а предпочтительно более 10, увеличивает риск расстройства примерно на 30% или 45% соответственно.Последнее, например, указывало бы на явное изменение вероятности до тестирования, скажем, 50% (максимальная неопределенность), до вероятности после тестирования, равной 95% (высокая вероятность). На первый взгляд может показаться, что это чуждая практика, но именно она лежит в основе использования опросника CAGE для выявления проблем с алкоголем и краткого исследования психического состояния при диагностике деменции 15,16.

Тип исследования, который нам нужен для диагностического теста, представляет собой кросс-секционное исследование, сравнивающее репрезентативную популяцию пациентов и пациентов, не являющихся пациентами (контрольная группа для диагностики, другие диагнозы для дифференциальной диагностики), которые были оценены в соответствии с золотым стандартом и оценены вслепую. с тестом.Для ранней диагностики и тестов ответа на лечение нам необходимо лонгитюдное и предпочтительно проспективное исследование когорты пациентов, обследованных до или после начала их состояния и наблюдаемых до тех пор, пока результат не станет ясным, с предпочтительно менее чем 20% потерей для последующего наблюдения.

В этом обзоре мы стремились выявить повторяющиеся доказательства из систематических обзоров по диагностике, ранней диагностике и ответу на лечение шизофрении с точки зрения надежности обследования, размера разницы между шизофренией и контрольной группой, а также способности дискриминация против биполярного расстройства.В каждой из указанных нами областей мы особенно искали обзоры с некоторым учетом надежности измерений, неоднородности и предвзятости публикаций. Мы отдавали предпочтение обзорам, сообщающим о величине эффекта, такой как d Коэна, равной 1 или более, так как это примерно и в целом соответствует 70%-ному неперекрытию распределений данных и отношению шансов (OR) примерно 5 17.

ДИАГНОСТИКА

In повседневная врачебная практика, сбор анамнеза выявляет диагностические «гипотезы». Доказательства за и против этого ищутся при физическом осмотре и (в идеале) подтверждающем диагностическом тестировании.В психиатрии аналогичный первоначальный подход применяется при обследовании психического состояния, которое включает более подробную оценку внешности, поведения и речи, чем в остальной медицине, а также несколько вопросов, которые представляют собой просто дальнейший сбор анамнеза и некоторые когнитивные тесты, часто сомнительные. период действия. Мы, психиатры, как ни странно, не склонны к физическому обследованию наших пациентов и на удивление готовы принять в медицинских записях «абсолютно нормальную ЦНС», хотя это, вероятно, означает, что никаких попыток неврологического обследования не проводилось.Мы могли бы рассмотреть возможные «органические» объяснения «вторичной шизофрении» и подумать о направлении на визуализацию мозга в необычных случаях, но это примерно то, на чем обычно проводится исследование.

Чтобы получить некоторые клинические данные и в качестве сравнения для лабораторных тестов, мы сначала рассмотрим доказательную базу ключевых аспектов клинического обследования при постановке диагноза шизофрении.

Клинический анамнез и обследование

Психотические симптомы

Несмотря на то, что это парадоксально и несмотря на потенциальную тавтологию, определенные типы психотических симптомов сами по себе не являются сильными спутниками шизофрении.Странные бредовые идеи, например, менее надежно выявляются (средняя каппа в исследованиях 0,5 или «умеренная»), чем бред в целом (0,7 или «существенное согласие») 18, и имеют низкую специфичность, несмотря на то, что PPV достигает 0,82 в 214 последовательные госпитализации 19. Точно так же ФРС Шнайдера преувеличивали как патогномоничные, поскольку оба они слишком редки, чтобы быть полезным диагностическим средством, особенно если они строго определены, и слишком часто встречаются при других психотических расстройствах 20. Peralta и Cuesta 21 набрали 660 стационарных пациентов с «полным спектром» психотических расстройств и обнаружили, что любой отдельный FRS обычно имел LR+ 1-2 для шизофрении, в зависимости от конкретного симптома и исследованных диагностических критериев, и ни один FRS не имел LR+ более 4.

Факторы риска как диагностические средства

Имеются четкие доказательства того, что несколько переменных увеличивают риск шизофрении до статистически значимой степени 7,8,22. В таблице перечислены некоторые из них. Действительно, многие из этих факторов риска, и особенно семейный анамнез и история развития, иногда используются в качестве подтверждающих доказательств для постановки диагноза шизофрении, но неформально и по-разному. Эти факторы редко повышают риск более чем в 5 раз по сравнению с исходным популяционным риском, составляющим примерно 1%.Даже повышение этого риска примерно до 10% при наличии положительного семейного анамнеза у родственника первой степени родства 10 явно не очень полезно, и для надежного получения информации может потребоваться структурированная оценка 23. Исторические факторы риска для шизофрении (адаптированы от 7,22)

Уровень риска Уровень риска Ключ поддержки
Семейная история RR до 50 GOTTESMAN 10
Статус иммигрантов или = 5 или = 5 Cantor-Graae и Selten 27
Детские социальные трудности или до 5 Tarbox и Pogue-Geile 110
акушерные осложнения или = 2-3 Cannon et al 26
Употребление каннабиса OR = 2-3 Moore et al 29
R R — коэффициент риска; ИЛИ — отношение шансов

Наличие таких факторов риска может быть полезным при дифференциальной диагностике, возможно, особенно в больничных условиях, где психозы гораздо более распространены, поскольку основные психозы могут размножаться частично истинными 24, а также городские роды и нарушение развития может быть более сильным риском шизофрении, чем биполярное расстройство 22.

С другой стороны, хотя риск шизофрении явно повышается при акушерских осложнениях (ОК), дополнительный риск любого осложнения намного меньше, а ОК, вероятно, увеличивают вероятность ряда неблагоприятных исходов развития нервной системы 25 , 26. Если бы кто-то клинически использовал связь между иммиграцией и шизофренией, несмотря на гетерогенность 27 , можно было бы быстро столкнуться с обвинениями в расизме. Регулярное употребление каннабиса является фактором риска шизофрении 28,29, но иногда без особых доказательств утверждают, что это не может быть причинно-следственной связью, т.е.е. что люди с предшизофренией начинают употреблять каннабис, возможно, в попытке заняться самолечением 30. Тем не менее, из рандомизированных контролируемых исследований ясно, что каннабиноиды, назначаемые, например, в качестве противорвотных средств для людей с раком, увеличивают риск галлюцинаций о в шесть раз, а бред — более чем в восемь раз 31. Таким образом, каннабис может вызывать только психотические симптомы, и может потребоваться какой-либо дополнительный фактор или, по крайней мере, хроническое, частое употребление, прежде чем разовьется шизофрения. Таким образом, стандартная клиническая практика постановки диагноза психоза, вызванного наркотиками или каннабисом, у постоянных потребителей наркотиков и выжидательного наблюдения за развитием шизофрении, вероятно, является рациональной.Однако нам неизвестны какие-либо исследования, изучающие эту практику, или даже относительные достоинства субъективных и объективных оценок употребления каннабиса при этом.

Надеюсь, должно быть ясно, что мы действительно используем факторы риска при постановке диагноза шизофрении, но в настоящее время это делается бессистемно.

Физические признаки

Несмотря на наше нежелание проводить физический осмотр наших пациентов, ясно, что существуют некоторые физические признаки, которые являются факторами риска шизофрении и имеют потенциальное патофизиологическое значение.Незначительные физические «аномалии», такие как аномальная окружность головы, гипертелоризм и неправорукость, однако, слишком неспецифичны и лишь немного повышают риск шизофрении 32,33, в то время как дерматоглифические паттерны трудно различить 34. Неврологический «мягкий» признаки (NSS) являются более многообещающими, так как сообщалось, что 50-60% пациентов с шизофренией имеют заметные нарушения сенсорной интеграции и координации движений по сравнению с примерно 5% здоровых людей из контрольной группы 35. В тщательном недавнем систематическом обзоре и мета-анализ, Чан и др. 36 обнаружили, что общая величина эффекта равна 1.08, что соответствует 73%-ному разделению 17 между популяциями, хотя этот размер эффекта, вероятно, завышен из-за трудностей, связанных с ослеплением таких оценок по отношению к статусу пациента и контроля. Однако имелась в значительной степени необъяснимая статистическая неоднородность и свидетельство предвзятости публикации, потенциально связанная с трудностями в надежном выявлении этих правильно названных явлений.

Строгая оценка NSS может быть особенно сложной у пациентов с наиболее острыми психозами.Кроме того, хотя ясно, что эти признаки не просто связаны с антипсихотическим лечением, неясно, в какой степени они отражают природу лежащих в основе патофизиологических процессов шизофрении, поскольку специфичность заболевания изучалась очень редко 35. Учитывая, однако, что некоторые NSS могут быть более генетически опосредованными 37, и что NSS были предложены в качестве предикторов клинического и функционального исхода 35, область действительно выглядит многообещающей для дальнейших клинически ориентированных исследований (см. Таблицу).Может быть полезно рассмотреть надежность и диагностическую специфичность отдельных признаков в основных доменах NSS и их вероятных анатомических основ — двигательной ловкости (мозжечок), примитивных рефлексов (лобная доля), двигательной последовательности (префронтальная кора, префронтальная кора) и сенсорной чувствительности. интеграция (теменная доля) — более подробно, чем просто глобальная оценка NSS.

Таблица 2

Таблица 2 Большие последовательные эффекты мета-анализов исследований физического и когнитивного обследования пациентов с шизофренией по сравнению с контрольной группой

1

Размер эффекта по сравнению сКонтроль отличается от родственников Очевидно, что на первый Episode специфичность против биполярного расстройства Другие вопросы
NSS 1.08, но с неоднородностью (Chan et al, 36) Да Да Требует дополнительного изучения Ослепляющая надежность и практичность; определенные домены и элементы могут иметь более сильные диагностические свойства
IQ 1,10, но с неоднородностью (Heinrichs and Zakzanis, 38) Да Да, по крайней мере частично, но возможна некоторая прогрессия дефицита IQ Преморбид дифференцировать Различные методы
NSS – неврологические «мягкие» признаки
Когнитивное тестирование

Изучение когнитивного статуса в повседневной психиатрической практике обычно проводится с помощью нескольких быстрых тестов, надежность и валидность которых в значительной степени не доказаны.Строгая оценка когнитивных функций не является рутинной вне исследовательской среды, но пациенты с шизофренией, безусловно, имеют ряд интеллектуальных нарушений 38, большинство из которых очевидны при первом эпизоде ​​39. Мета-анализ выявил значительный (d>1) дефицит общего интеллекта. 38, 39, 40, скорость обработки информации 41, различные аспекты памяти 38, 39, 42, 43, беглость речи 44, социальное познание 45 и теория мышления 46. Однако остается трудным установить, существуют ли специфические дефициты над и выше общего снижения производительности.Существует также заметная неоднородность между исследованиями, которая может быть связана с влиянием психического состояния на производительность и сотрудничество, тем фактом, что многие пациенты могут время от времени приближаться к нормальным показателям, а также различиями в исследуемых популяциях и в том, как проводятся оценки и оцениваются.

С патофизиологической точки зрения также существует проблема, заключающаяся в том, что многие из этих когнитивных нарушений в значительной степени присутствуют до начала психоза с некоторым дальнейшим ухудшением, по крайней мере в некоторых случаях, после начала психоза; все они, вероятно, смешаны с другими факторами риска, эффектами лечения и другими аспектами расстройства 40,47.Очень немногие исследования в этой обширной литературе рассматривали потенциальную диагностическую полезность дефицита, хотя есть повторные демонстрации того, что около 80% пациентов оценивают память ниже нормального порога 48,49.

С клинической точки зрения, большая часть дефицита задач также проявляется у пациентов с биполярным расстройством и психотической депрессией, хотя и в несколько меньшей степени 50,51,52. Однако общие интеллектуальные нарушения чаще встречаются при шизофрении, чем при биполярном расстройстве, особенно до постановки диагноза 38,51.Возможно, уровень IQ и, возможно, особенно ухудшения состояния до и после болезни, могли бы предоставить полезную информацию для постановки диагноза53,54 или, возможно, для выявления подгруппы с риском неблагоприятного прогноза и/или нуждающейся в агрессивном лечении. Учитывая неоднородность оценок IQ при шизофрении, может также иметь смысл оценивать отдельные аспекты, такие как скорость обработки информации или беглость речи, возможно, в рамках кратких оценок с хорошо оцененными психометрическими свойствами, таких как Краткая оценка познания при шизофрении 55.

Анализы крови на «биомаркеры»

Геномика

Хорошо известно, что шизофрения имеет большой наследственный компонент. Генетические факторы и взаимодействия генов с окружающей средой составляют до 80% предрасположенности к заболеванию 10,56. Поскольку клинический фенотип сложен, а патофизиология, вероятно, полигенна, трудно найти вовлеченные гены. В последние годы ряд конвергентных данных о сцеплении 57, ассоциациях и исследованиях на животных неизменно указывают на вовлеченность нескольких генов, для которых, возможно, наиболее последовательным доказательством является «исландский гаплотип» в гене нейрегулина-1 58, хотя общее ОШ около 2 и сохраняющаяся неопределенность в отношении того, какой конкретный генотип имеет место, означают, что это остается чисто исследовательским интересом.Недавнее полное картирование генома человека позволило провести несколько полногеномных ассоциативных исследований шизофрении, которые были подвергнуты метаанализу для выявления множественных небольших эффектов в геноме, при этом самый сильный общий эффект (ОШ ~ 1,09) приходится на ген ZNF804A, кодирующий предполагаемый белок цинковых пальцев 59.

Также были идентифицированы редкие варианты, связанные с риском развития шизофрении. Возможно, наиболее ярким примером является ген DISC1 (Disrupted in Schizophrenia 1), идентифицированный в большой шотландской семье, в которой хромосомная транслокация связана с высокой частотой шизофрении 60, хотя эта транслокация, возможно, уникальна для этой семьи и повышает риск для биполярного расстройства и депрессии, а также.Меньшие хромосомные аномалии, известные как варианты числа копий (CNV), также чаще встречаются у пациентов с шизофренией, чем у контрольной группы. Одним из относительно распространенных примеров является делеция 22q11, которая, как известно, встречается при велокардиофациальном синдроме, который связан со значительно повышенным риском (RR ~ 30x). Примечательно, что эта геномная область включает ген катехол-О-метилтрансферазы (COMT), участвующий в метаболизме дофамина, который также может быть геном риска шизофрении, возможно, особенно в семьях с множественным поражением.Первоначальные полногеномные исследования CNV выявили повторяющиеся ассоциации шизофрении с редкими делециями 1q21.1, 15q11.2 и 15q13.3. В совокупности несколько редких CNV могут повышать риск шизофрении, возможно, особенно более развитых форм расстройства, но большие CNV, по-видимому, не связаны с биполярным расстройством. Включая делеции 22q11.2, CNV, по-видимому, составляют до 2% случаев шизофрении 61. Однако было бы преждевременно проводить рутинный скрининг пациентов на CNV, поскольку причинно-следственная связь еще не установлена, а полученная информация может не повлиять на тактику лечения.

Протеомика

Количественные и качественные белковые структуры в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) и сыворотке потенциально могут использоваться в качестве диагностических и прогностических биомаркеров при шизофрении и других психических расстройствах 62,63,64. Был большой интерес к уровням сывороточного нейротрофического фактора головного мозга (BDNF) у пациентов с шизофренией, поскольку BDNF играет роль в пролиферации нейронов, дифференцировке и нейротрансмиссии дофамина, но были получены крайне неоднозначные результаты по сравнению с контрольной группой.Также сообщалось о неубедительных результатах для уровней эпидермального фактора роста в сыворотке. Есть более последовательные результаты нескольких исследований, подтверждающих связь между шизофренией и S100B, кальций-связывающим белком, продуцируемым в основном астроцитами, где повышенные концентрации, вероятно, являются результатом разрушения астроцитов. В большинстве исследований сообщается об увеличении концентрации S100B в сыворотке и спинномозговой жидкости при шизофрении 65,66,67,68.

Потенциальное значение иммунитета в патогенезе шизофрении подтверждается данными об изменении концентрации в сыворотке нескольких провоспалительных цитокинов.Potvin и соавт. 69 изучили данные 62 исследований, в которых приняли участие в общей сложности 2298 больных шизофренией и 1858 здоровых добровольцев, и обнаружили последовательное повышение уровня интерлейкина 6 (ИЛ-6), растворимого рецептора ИЛ-2 и антагониста рецептора ИЛ-1, а также снижение in vitro ИЛ-2 при шизофрении. Однако уровень интерлейкина-6 также снижается при депрессии, а стресс и увеличение массы тела являются потенциальными помехами 70. Это подчеркивает необходимость осторожности при интерпретации этих исследований, особенно с учетом печально известного «розового пятна» в моче пациентов с шизофренией в 1960-х годах. и последовательно сниженные уровни моноаминоксидазы тромбоцитов (МАО) в 1980-х годах, которые в конечном итоге были связаны со статусом курения 71.

Визуализирующие исследования головного мозга

Имеются неопровержимые данные о различных устойчивых нарушениях структуры и функции мозга, а также электрофизиологии у пациентов с шизофренией по сравнению со здоровым контролем 72,73 (примеры см. в таблице). Есть те же опасения, что и в исследованиях когнитивных функций, когда развиваются эти аномалии. Однако литература по визуализации показывает меньше доказательств гетерогенности между исследованиями и несколько больше доказательств специфичности по сравнению с биполярным расстройством.Таблица 3 Управление отличается от родственников Очевидно, что на первый эпизод специфичность против аффективного расстройства Другие проблемы Региональные объемы мозга мозга до 0,86, некоторые с неоднородностью (Wright et al, 76) Да , по крайней мере гиппокамп и желудочки Да, по крайней мере гиппокамп и желудочки Объем миндалевидного тела может различаться, но может зависеть от возраста и лечения Методы распознавания образов могут быть более мощными Гипофронтальность 0,007764 в покое; Да Да DLPFC активность Производительность уровня 1,13, когда активные , возможно, должно быть (Zakzanis и Хайнрикс, 85) разрешено для Рассогласуйте 0,99 Возможное возможно, но некоторые Возможное негативность (Umbricht и возможно Krljes, 98) прогрессирование СМРТ – структурная магнитно-резонансная томография; ДЛПФК – дорсолатеральная префронтальная кора

Структурная томография головного мозга

Структурная магнитно-резонансная томография (СМРТ) является относительно простой, дешевой и доступной методикой, которая в настоящее время является, возможно, наиболее многообещающей в качестве объективного диагностического теста на шизофрению.Величина эффекта невелика, но измерения по своей сути количественные. Возможно, самой яркой демонстрацией силы этого подхода является знаменательное открытие, что монозиготных близнецов с шизофренией и без нее можно различить, просто взглянув на их sMRI-сканы, и в частности желудочки и медиальные височные доли, в 80% или более случаев. 15 пар 74. Конечно, близнецов в клинической практике не хватает. Более реалистичным является использование данных из того, что в настоящее время является большим объемом литературы по sMRI по шизофрении, о том, что имеется последовательное, хотя и относительно небольшое уменьшение объема всего мозга, префронтальной коры и височной доли (d = 0.2-0,4) и устойчиво уменьшенные объемы миндалины (d ~ 0,7) при шизофрении 75,76,77. Кроме того, изменения на МРТ при шизофрении менее выражены у родственников и других лиц с высоким риском, демонстрируют признаки изменений во время начала и в значительной степени очевидны при первом эпизоде ​​78. Величина эффекта больше при шизофрении, чем при биполярном расстройстве 79,80, и миндалевидное тело может быть большим или нормальным при биполярном расстройстве 79, возможно, особенно у молодых пациентов. Это заслуживает интенсивного изучения в качестве возможного дискриминатора, хотя существуют технические трудности с надежным выделением объемов в такой небольшой структуре.

Несколько автоматических анализов методом опорных векторов (SVM) недавно были применены к данным sMRI при шизофрении 81. Как правило, 80-90% пациентов можно идентифицировать по их сходству с групповым паттерном шизофрении 82,83,84, хотя эти исследования, как правило, довольно циклично используют групповые различия для информирования групповой классификации и не дают убедительного согласия в отношении анатомических моделей дифференциации. Задачи таких исследований заключаются в том, чтобы отличить шизофрению от биполярного расстройства, получить отдельные показания сканирования, перекрестно протестировать различные модели в различных программных программах и сравнить их с другими диагностическими методами, включая другие подходы к визуализации мозга.

Функциональная визуализация мозга и электрофизиология

Гипофронтальность

Относительная недостаточная активация префронтальной коры является одним из наиболее последовательных результатов исследований шизофрении. Zakzanis и Heinrichs 85 обнаружили общий размер эффекта от 21 исследования позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) в покое, равный -0,64, 60% перекрытия в распределениях данных, и еще больший эффект от 9 активированных исследований ПЭТ, равный -1,13, 40% перекрытия. хотя они не проверяли неоднородность или предвзятость публикации.Как сообщалось в настоящее время, исследования функциональной МРТ (fMRI) не поддаются расчету общей величины эффекта, но гипофронтальность явно очевидна в дорсолатеральной префронтальной коре при исследованиях рабочей памяти 86, как и в (левой) нижней префронтальной коре при задачах на вербальную память 87. Функциональные визуализирующие исследования и особенно фМРТ также, как правило, анализируются в относительных, а не в абсолютных единицах, что предпочтительнее для диагностических оценок. Тем не менее, несколько классификационных исследований показали, что дорсолатеральная активация префронтальной коры при различных задачах может отличить шизофрению от биполярного расстройства 88, 89, и такая же высокая диагностическая точность (> 80%) была отмечена при сетевой активности в режиме по умолчанию 90 и при фМРТ в покое. 91.Тем не менее, недавнее исследование выявило меньшую дискриминацию, возможно, потому, что различия в выполнении задач затуманивали картину 92. Остается посмотреть, как такой подход справится с наиболее трудной разницей, т. е. когда люди с биполярным расстройством в выборке испытывают активные психотические симптомы.

Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ)

ПЭТ также используется для анализа рецепторов нейротрансмиттеров in vivo и, в частности, дофаминовых D2-рецепторов. Это была спорная область, но рецепторы D2 в целом увеличиваются с величиной эффекта 1.47 из 17 патологоанатомических и ПЭТ-исследований 93, включая некоторых субъектов, ранее не принимавших лекарства. Кроме того, имеется очень последовательная литература, демонстрирующая повышенную пресинаптическую активность в стриатуме, что выражается в большем высвобождении дофамина, стимулируемом амфетамином, и большем поглощении F-DOPA при шизофрении 94. Предварительное классификационное исследование также обнадеживает 95, хотя и различие между шизофренией и биполярным расстройством с психотическими симптомами, возможно, маловероятно.

Электрофизиология

В небольшом количестве исследований были получены данные о чувствительности и специфичности результатов ЭЭГ при дифференциальной диагностике шизофрении с весьма неоднозначными результатами 96.Некоторые показатели реакции нейронов на стимулы, особенно Р300 и Р50, показывают большую величину эффекта по сравнению с контрольной группой, но большую степень необъяснимой гетерогенности между исследованиями 97. чем эффекты состояния, и, возможно, менее полезны для диагностики. Тем не менее, отрицательное несоответствие обнадеживает в этом отношении (см. Таблицу 3) и обладает возможной специфичностью 98. Наконец, в отдельном, но впечатляющем исследовании изучались исследовательские движения глаз у 145 пациентов с шизофренией из семи центров сотрудничества Всемирной организации здравоохранения, и было обнаружено более Чувствительность и специфичность 85% в отношении депрессии и здорового контроля 99, хотя недавнее многоцентровое исследование в Японии было менее успешным 100.

РАННЯЯ ДИАГНОСТИКА

Диагностика имеет значение для коммуникации и прогнозирования, но особенно для планирования действий. Ранняя диагностика на самом деле сродни точному прогнозированию внутри группы относительно того, у кого разовьется интересующее расстройство, а у кого нет. Поэтому исследования ранней диагностики требуют длительного наблюдения, и любые предикторы в идеале должны быть однозначно определены и измерены, а также улучшать то, что может быть достигнуто в текущей практике. Поэтому снова мы сначала рассмотрим потенциальную роль психотических симптомов в ранней диагностике.

Клинические признаки

Психотические симптомы как предикторы

Было показано, что ряд детских психопатологий предсказывает шизофрению. Самые сильные из них включали: психотические симптомы, о которых сообщали сами пациенты в возрасте 11 лет, которые в 16 раз повышали риск шизофрениформных расстройств в возрасте 26 101 лет; расстройство личности (РЛ) шизофренического спектра в подростковом возрасте у призывников израильской армии мужского пола, повышающее риск шизофрении в 21,5 раза 102; и диагнозы злоупотребления алкоголем, любой болезни Паркинсона или злоупотребления психоактивными веществами у призывников шведской армии в возрасте 18 или 19 лет, увеличивающие риск последующей шизофрении (OR 5.5, 8 и 14 соответственно) 103. Эти статистические эффекты, однако, недостаточно воспроизведены и слишком подвержены высокому уровню ложноположительных результатов для клинического использования.

Ранняя диагностика становится более простой с практической и этической точки зрения, когда люди обращаются с продромальными симптомами. Klosterkotter и соавт. 104 наблюдали за 160 продромальными пациентами в течение десяти лет и обнаружили, что десять «основных симптомов», включая малозаметные нарушения психической жизни, такие как чувствительность к стрессу, имели PPV более 70%.Однако это еще предстоит повторить. Наиболее распространенным подходом было использование критериев сверхвысокого риска (UHR), разработанных в качестве средства прогнозирования перехода к психозу у посетителей клиник в Мельбурне 105. Частота перехода в психоз (не только шизофрения) достигала 54% в течение 12 лет. месяцев в начале, с PPV/NPV более 80% 106, но эти цифры неуклонно снижаются со временем и применением в различных условиях, так что коэффициенты перехода теперь могут составлять всего 14% через 12 месяцев и 19% через 18 месяцев. 107.

Несколько проспективных когортных исследований наблюдали за детьми или подростками с высоким генетическим риском, поскольку они являются потомками или иным образом связаны с пациентами с шизофренией. Расстройство мышления и негативные симптомы, поведенческая или нейромоторная дисфункция, а также нарушение внимания и памяти являются достаточно постоянными предикторами в этих исследованиях 108, но только в двух исследованиях были представлены данные с точки зрения клинического прогноза. В Нью-Йоркском проекте высокого риска (NYHRP) прогностическая сила симптомов шизофрениформного психоза у взрослых была не такой высокой 107.В Эдинбургском исследовании высокого риска (EHRS), в котором исходный риск перехода в шизофрению составлял 21/162 (13%), психотические симптомы во время интервью имели только PPV 25%, шизотипическое PD во время интервью имело PPV только 25%. 29%, а самым сильным поведенческим предиктором любого рода был заполняемый самостоятельно опросник для выявления шизотипических черт (опросник Rust о шизотипических познаниях, RISC, PPV 50%). Однако все вышеперечисленное имело NPV более 90%, а цифры RISC соответствуют LR+ >5·109.

Прогноз факторов риска

Эти проспективные когортные исследования молодых людей с высоким генетическим риском также выявили ряд поведенческих аномалий в детстве и подростковом возрасте, которые предсказывают последующий психоз, обычно с большей силой, чем семейный анамнез, миграция, ОК или регулярное употребление каннабиса 108. В EHRS ни один из этих факторов риска не был статистически значимым предиктором шизофрении, но некоторые аспекты детского поведения, полученные от матерей по шкале Ахенбаха, составили 109.Tarbox и Pogue-Geile 110 недавно обобщили эту литературу и пришли к выводу, что «плохое недифференцированное социальное функционирование» является умеренно чувствительным предиктором шизофрении среди детей в возрасте 7–8 лет в общей популяции; тогда как среди детей с высоким риском плохое социальное функционирование может быть весьма чувствительным к шизофрении уже в возрасте 5-6 лет. Однако, учитывая расчетную величину эффекта (d) около 1 и ОШ около 5-6, было бы ошибкой пытаться предсказать психоз на этой основе. Даже при повышенном исходном риске в 13% по шкале EHRS чувствительность и специфичность такого поведения были слишком низкими 109.

Физикальное обследование и прогноз нейропсихологических тестов

В рамках NYHRP потомство тестировали с помощью нейроповеденческих показателей в возрасте 7–12 лет и оценивали в середине взрослой жизни на наличие связанных с шизофренией диагнозов. Дефицит внимания, вербальной памяти и крупной моторики в детстве был выявлен у 83%, 75% и 58% пациентов с психозами соответственно; 50% были идентифицированы всеми тремя переменными вместе взятыми. Обнадеживает тот факт, что эти три переменные имели низкий уровень дефицита у потомства двух других родительских групп и не были связаны с другими психическими расстройствами ни в одной из групп, но частота ложноположительных результатов составила 18-28%, что авторы справедливо расценили как недостаточное доказательство эффективности антипсихотических препаратов. предписание 111.Мичи и др. 112, аналогичным образом, сообщили о частоте ложноположительных результатов в 21% как о неприемлемо высоком уровне у детей с устойчивым дефицитом внимания. Хуже того, NSS не были предикторами симптомов или шизофрении в EHRS 113, а когнитивные тесты были в лучшем случае слабыми предикторами 114.

Действительно, Pukrop et al. образцы несовместимы с точки зрения обнаруженных дефицитов. Лонгитюдные исследования, как правило, отдают предпочтение измерениям скорости обработки данных, вербальной памяти и обучения как предикторов психоза, но слабые прогностические эффекты, отрицательные результаты исследований и нестабильная работа свидетельствуют против полезности когнитивных тестов в ранней диагностике, по крайней мере, изолированно.

Многофакторный прогноз

Несколько исследований по всему миру изучали прогностическую эффективность комбинаций симптомов и других переменных со смешанными результатами. Несмотря на то, что такие особенности, как причудливое мышление и шизотипия, обычно воспроизводятся, они, как правило, делают это как часть многовариантных моделей, которые отличаются друг от друга 104,105,107. Североамериканское лонгитюдное исследование продромального синдрома (NAPLS) наблюдало за 291 проспективно выявленным пациентом, обратившимся за лечением, с критериями продромального синдрома, у 35% из которых развилась шизофрения.Из 77 переменных пять исходных признаков внесли уникальный вклад в прогнозирование психоза: генетический риск шизофрении с недавним ухудшением функционирования (один из критериев УВР), более высокие уровни необычного содержания мыслей и подозрительности/паранойи, более выраженные социальные нарушения и злоупотребление психоактивными веществами в анамнезе 116. Алгоритмы прогнозирования, сочетающие 2 или 3 из этих переменных, привели к значительному увеличению положительной прогностической способности (до 80%) по сравнению с одними продромальными критериями УВР.Столь же впечатляющее исследование European Prediction Of Psychosis (EPOS) установило высокую межэкспертную надежность для более чем 60 исследованных элементов и оптимальный прогноз с шестью переменными (положительные симптомы, странное мышление, нарушения сна, шизотипическое расстройство личности, наивысшее функционирование за последний год, и годы обучения). Эта комбинация дает положительное отношение правдоподобия выше 10 107. Однако она ожидает репликации и не воспроизвела прогностическую силу ни Боннского 104, ни критерия NAPLS 116.

Анализы крови

Теоретически описанные выше геномные биомаркеры потенциально могут предсказать шизофрению на ранней стадии развития, за много лет до ее начала. Однако есть только два исследования, в которых кровь брали до постановки диагноза, и оба они проводились у взрослых, а не у детей, возможно, по практическим и этическим соображениям. В EHRS статус NRG1 был связан с появлением психотических симптомов 117, в то время как полиморфизм аллеля COMT Val/Met был единственным анализом крови, предсказывающим шизофрению (аллель Val присутствует в PPV 39%, NPV 93%; 118).Этот результат частично подтверждается повторной работой, показывающей взаимодействие COMT и каннабиса 119, хотя в EHRS такого взаимодействия не было. Очевидно, что эти результаты требуют уточнения, прежде чем генотипирование можно будет использовать в качестве диагностического маркера в группах высокого риска.

Нейровизуализация

В настоящее время проводится ряд исследований людей с высоким генетическим риском или с продромальными симптомами, которые были визуализированы на исходном уровне и впоследствии исследованы на переходный статус, некоторые с последующей визуализацией.Уменьшение плотности серого вещества (GM) в орбито-фронтальной коре 120,121,122 и медиальной височной доле 120,122 в настоящее время четко воспроизводится в продромальном периоде к шизофрении, хотя цифры невелики. Три исследования углубили этот анализ в клиническую область. Schobel и соавт. 124 обнаружили, что увеличение объема церебральной крови в гиппокампе CA1 при усилении контраста предсказывало последующий психоз с PPV 71% и NPV 82%. Koutsouleris et al. 125 обнаружили, что общая точность классификации SVM составляет около 90% при различении групп риска и здоровых людей.Анализ характеристической кривой оператора приемника изменения GM в нижних височных долях в EHRS показал, что они были более сильным прогностическим фактором шизофрении, чем любая другая переменная в этом исследовании, с отношением правдоподобия более 10 (126; PPV 60%, NPV 92%).

Конечно, было бы гораздо проще и дешевле использовать одно базовое сканирование для прогнозирования шизофрении, и несколько групп предоставили доказательства концептуальных исследований, хотя результаты сбивают с толку. Как Smieskova et al. 127 показали в недавнем систематическом обзоре литературы, поперечные исследования морфометрии на основе вокселей показали уменьшение GM в лобной и поясной коре в предпсихотическом состоянии, однако объемы всего мозга и/или глобальные объемы GM были постоянно повысился.Действительно, в EHRS повышенное свертывание префронтальной коры на первом сканировании имело PPV 67%, наш самый сильный базовый предиктор 128. Это указывает на резкое снижение объемов в начале, что может быть предметом будущих исследований, и предполагает, что методы анализа которые могут допускать увеличение и уменьшение исходного уровня, а также изменение могут иметь наилучшие диагностические характеристики.

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ОТВЕТА НА АНТИПСИХОТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Ответ на лечение относится к клинически значимой патофизиологии в той мере, в какой доступные методы лечения направлены на основной процесс или процессы заболевания, а не просто улучшают состояние каким-либо образом.Мы можем быть уверены, что антипсихотические препараты лечат гипердофаминергию, связанную с положительными психотическими симптомами, и хотя неясно, является ли это первичным болезненным процессом при шизофрении, имеются убедительные доказательства того, что это представляет собой общий путь к острым бредам и галлюцинациям.

Клинические предикторы

Несколько исторических переменных неоднократно ассоциировались с хорошим ответом на антипсихотические препараты (включая тяжесть симптомов, ранний субъективный и объективно оцененный ответ на препарат и продолжительность нелеченного психоза), но очень немногие исследователи изучали их диагностические свойства в предсказании 129,130.Недавние примеры включают попытку использовать исходные баллы по шкале положительных и отрицательных синдромов (PANSS) для прогнозирования ответа на 2-й неделе, но прогностические значения были низкими 131. BPRS) через 4 недели с PPV >80% было возможно только в том случае, если в первые две недели не было абсолютно никакого улучшения. Прогнозирование ремиссии может быть улучшено за счет включения 4- и 6-недельных оценок, но повышение точности прогнозирования в лучшем случае скромное и вряд ли будет клинически полезным 133.

Перечень отношения к наркотикам представляет собой перечень из 30 пунктов самоотчета, который обладает хорошими психометрическими свойствами и диагностической эффективностью, возможно, потому, что он фиксирует элементы как ранней субъективной реакции, так и положительного отношения к лекарству 134, которые связаны с соблюдением режима лечения. Это, а также стандартизированные оценки тяжести симптомов и исходов можно было бы с пользой включить в рутинную клиническую практику, по крайней мере, чтобы помочь достоверно определить отношение людей к лечению и достаточно ли они выиграли, чтобы продолжать лечение.

Биологические предикторы

Биомаркеры ответа на лечение не имеют жесткой конкуренции, но им еще предстоит пройти долгий путь. Более высокие уровни антипсихотических препаратов в плазме и повышенный уровень гомованилиновой кислоты (ГВК) и других периферических маркеров в плазме (и ЦСЖ) неоднократно связывали с реакцией, но воспроизводимость, диагностическая эффективность и практичность этого неясны 135. часто в лучшем случае являются косвенной мерой активности коры головного мозга. Большинство потенциальных фармакогенетических предикторов ответа на антипсихотические препараты также находятся на стадии воспроизводимости.Интригующие данные о том, что аллель COMT Val может предсказывать ответ на оланзапин 136, что ген рецептора 102-T/C 5-HT2A связан с ответом на клозапин 137 и что аллель DRD3 Ser связан со слабым ответом на клозапин 138, все ожидают внешней репликации. Только аллель Del в полиморфизме -141C Ins/Del DRD2 постоянно ассоциируется с (более слабым) ответом на антипсихотические препараты по сравнению с генотипом Ins/Ins, но даже этот эффект слишком мал для клинического использования 139. Генетика ответа на антипсихотические препараты может поэтому может быть столь же сложной, как генетика шизофрении, а фармакогенетика психоза также может потребовать тестирования множественных генов.

Визуальные предикторы ответа

В отличие от литературы по диагностике и ранней диагностике, рассмотренной выше, структурные визуализационные измерения явно не связаны с ответом на лечение или резистентностью 140,141. Однако существует довольно много исследований, показывающих, что более аномальные результаты компьютерной томографии/МРТ связаны с неблагоприятным прогнозом и неблагоприятным исходом. Функциональные визуализационные измерения показывают гораздо большие перспективы, поскольку как снижение метаболизма базальных ганглиев, так и увеличение занятости D2-рецепторов полосатого тела постоянно связаны с реакцией на лечение антипсихотическими препаратами 135,142.

Существует также поразительно последовательная литература по ЭЭГ и ответу на лечение при шизофрении, в которой повышенная активность альфа-волн ЭЭГ до и/или после лечения предсказывает ответ на нейролептики в пяти из шести исследований, о которых нам известно 143,144,145,146,147,148 . Здесь достаточно повторений, чтобы оправдать дальнейшие исследования ПЭТ и ЭЭГ ответа на антипсихотические препараты и начать оценивать их с точки зрения их потенциальной клинической значимости. Где ПЭТ-прогнозирование ответа может быть действительно полезным, так это в прогнозировании резистентности к лечению антипсихотическими препаратами первого или второго поколения и, что еще лучше, ответа на клозапин, а также, возможно, при измерении ответа на однократную тестируемую дозу в качестве средства определения препарата и выбора дозы. для данного пациента.Однако эти вопросы требуют детального рассмотрения в дополнительных исследованиях. Большая доступность и меньшая стоимость ЭЭГ делают его наиболее многообещающим потенциальным прогностическим биомаркером ответа на антипсихотические препараты при психозах для рутинного клинического использования.

ВЫВОДЫ И НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ

Мы рассмотрели способность симптомов и признаков, а также ряд потенциальных биомаркеров, как методы объективной диагностики шизофрении в установленных случаях, в прогнозировании перехода в психоз у людей с высоким риском по клиническим или генетическим причинам и в прогнозировании ответа на антипсихотические препараты.Мы определили то, что, по нашему мнению, является лучшим выбором для оценки будущих исследований, и предоставили несколько советов о том, как следует проводить эти исследования и сообщать о них (таблица). Некоторые скажут, что все это преждевременно. Конечно, было бы глупо думать, что мы готовы применять эти меры в клинической практике, но мы считаем, что уже давно пора начать рассматривать переменные и методы, которые могут привести нас к объективному диагностическому тестированию в психиатрии, и сообщать данные в с точки зрения прогностических значений и отношений правдоподобия, или, по крайней мере, таким образом, чтобы их можно было рассчитать.

Таблица 4

Таблица 4 Резюме результатов исследований

— Отдельные психотические симптомы сами по себе не являются сильными помощниками или предикторами шизофрении из-за их относительной редкости, трудностей их надежного выявления и отсутствия специфичности.
— Аномалии развития (социальные, сенсомоторные, интеллектуальные), выявленные в анамнезе или при обследовании, заслуживают формальной оценки в качестве потенциальных диагностических средств, но они могут быть просто маркерами черт.
— Определен ряд генетических маркеров шизофрении, но необходимо установить влияние такого тестирования на клиническую практику.
— Из доступных в настоящее время технологических подходов структурная визуализация мозга выглядит наиболее многообещающей в качестве диагностической помощи и раннего выявления психоза (по крайней мере, в группах высокого риска).
— Функциональная визуализация должна быть более чувствительной, но более дорогой и сложной с технической точки зрения, и может иметь особое значение в дифференциальной диагностике и прогнозировании ответа.
Визуализация и другие подходы должны быть улучшены за счет генотипирования и/или других биомаркеров по мере их появления, хотя с каждым дополнительным тестом ложноотрицательные результаты становятся все более серьезной проблемой.
— В идеале, клинически значимые результаты испытаний должны быть изучены в клинических испытаниях, чтобы установить, влияют ли время и расходы на результат пациента.

Текущий «золотой стандарт» диагностики шизофрении позволяет ставить и сообщать достоверные диагнозы, а также имеет некоторую прогностическую достоверность с точки зрения обозначения неблагоприятного прогноза у большинства пациентов.Часто утверждается, что эти критерии лишены биологической обоснованности, однако нет сомнений в том, что они позволили прояснить аспекты патофизиологии шизофрении и других психозов. Симптоматические и биологические границы между шизофренией и биполярным расстройством могут быть не дискретными 149,150, но там, где проводились прямые сравнения, мы смогли выделить некоторые многообещающие выводы. Мы полностью признаем, и это действительно является ключевым мотивом для написания этой статьи, что наш диагностический золотой стандарт потускнел и может применяться по-разному.Однако замена этого другим набором субъективных критериев была бы сравнима с перестановкой шезлонгов на Титанике. Мы должны стремиться к более высокому профессиональному уровню – к объективным, этиологическим и/или патофизиологическим мерам. Мы проявляли чрезмерную осторожность в реализации этой программы в психиатрии как медицинской дисциплине, возможно, отчасти из-за ажиотажа, а затем провала теста подавления дексаметазоном при депрессии 151.

Мы рассматриваем раздел диагностики в этой статье как наиболее важную часть. , поскольку подходящая популяция пациентов доступна для всех клиницистов, диагноз обычно уже поставлен, и поэтому объективный подход может оказать наибольшее влияние.Эпидемиологические факторы риска должны быть официально оценены с точки зрения того, насколько они должны правомерно увеличивать диагностическую подозрительность (или вероятность), особенно при рассмотрении с другими факторами, а также в качестве потенциальных причинных спецификаторов психоза. Нам также необходимо определить, существуют ли какие-либо объективные, надежные «мягкие признаки» и как эти и краткие когнитивные тесты умственного снижения от преморбидной функции могут работать в клинической практике с точки зрения их практичности и полезности у пациентов с острым психозом.Тем временем генетикам необходимо установить, как мы узнаем причинный ген, когда видим его, и как мы будем вести пациентов, несущих его. «Биомаркеры» визуализации, возможно, имеют наибольшие перспективы для диагностики, но сообществу визуализаторов необходимо разработать количественные методы, которые можно было бы применять к отдельным пациентам и применять их для критического различия между шизофренией и биполярным расстройством с психотическими симптомами. Объемы миндалевидного тела могут потребовать стандартизации по возрасту и учета приема лекарств, если они должны быть отличительной чертой, в то время как паттерны активации дорсолатеральной префронтальной коры потребуют стандартизации по производительности и, возможно, IQ, хотя исследования функциональной визуализации в состоянии покоя могут обойти это.

Постановка диагноза на ранних стадиях болезни и прогнозирование терапевтического ответа не менее приоритетны, но и кажутся менее практичными предложениями. Факторы риска являются слишком редкими и недостаточно мощными предикторами психоза, чтобы иметь большое диагностическое значение для практически здоровых людей, совершенно независимо от этических проблем, присущих прогностическому генетическому тестированию и возможному назначению недоказанных методов лечения большому количеству людей за годы до того, как немногие станут больными. больной. Ранняя диагностика становится более практичной и этически простой ближе к моменту начала заболевания, когда тяжесть симптомов, нарушение мышления, шизотипия, употребление каннабиса и визуализация мозга снова выглядят многообещающими.Тем не менее, по меньшей мере спорно, в какой степени можно было бы использовать прогностический тест на шизофрению или ответ на антипсихотические препараты, даже если бы предикторы были сильными, учитывая ограниченные ресурсы для служб раннего вмешательства, ограниченный выбор доступных в настоящее время методов лечения. , а также отсутствие визуализации и генетических технологий в большинстве клинических условий даже в так называемых развитых странах.

Общий подход на данном этапе еще более важен, чем конкретика.Одним из критических аспектов диагностических исследований, о котором часто забывают, является необходимость надежного тестирования предлагаемого диагностического средства на второй независимой и желательно такой же большой когорте, также проводимой вслепую по поводу диагноза. Поскольку подогнанные модели с несколькими переменными всегда работают «оптимистично» или «переопределены» на данных разработки модели, для контроля индивидуального моделирования необходима перекрестная проверка в независимой выборке. Нам неизвестно о каких-либо примерах того, чтобы это было сделано в действительно независимой когорте для каких-либо из описанных нами результатов.Это требует крупномасштабных клинических исследований, которые могут потребовать поддержки различных подходов к информатике, включая вычислительные модели мозга/разума, нормативные базы данных и базы данных болезней для сравнений, алгоритмы многомерного прогнозирования и т. д. 152,153. Многоуровневые модели, включающие нейробиологические, социобиографические и средовые переменные, могут повысить точность прогноза, но каждый дополнительный домен также вносит потенциальные вариации в зависимости от условий исследования, уровней воздействия и межэкспертной надежности, а также увеличивает риск ложноотрицательных результатов.

Самым большим камнем преткновения, с которым могут столкнуться исследователи-клиницисты, пытаясь организовать такие исследования и изменить диагностическую практику в психиатрии, является беспокойство о том, насколько необходимо быть уверенным в этиологическом факторе риска или патофизиологическом механизме и его специфичности, прежде чем его можно будет использовать. в качестве диагностического средства или теста. Это, конечно, законный вопрос, но он упускает из виду ключевой момент — по крайней мере, с клинической точки зрения — выводит ли присутствие маркера у индивидуума за порог, за которым следует диагноз или какая-либо стратегия ведения. скорее всего это пойдет на пользу.Установление необходимых мер и пороговых значений само по себе потребует официальных исследований. Клиницисты должны будут участвовать в крупных простых исследованиях, чтобы определить наиболее клинически полезные симптомы и признаки и тесты. Так работает медицина и при дополнительном изучении продвигается вперед. Именно по этому пути должна двигаться психиатрия, если мы хотим начать использовать объективные показатели для информирования психиатрической классификации и практики. От этого может зависеть будущее психиатрии как медицинской дисциплины.

Каталожные номера

1.Кенделл Р.Э. Роль диагностики в психиатрии. Оксфорд: Блэквелл; 1975. [Google Scholar]2. Кенделл Р.Э., Ябленски А. Различие между обоснованностью и полезностью психиатрических диагнозов. Am J Психиатрия. 2003; 160:4–12. [PubMed] [Google Scholar]4. Фулфорд К.В., Брум М., Стангеллини Г. Взгляд с открытыми глазами: факт и ценность в психиатрической диагностике? Мировая психиатрия. 2005; 4: 78–86. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Крепелин Э. Lehrbuch der Psychiatrie. Лейпциг: Барт; 1896 г.[Google Академия]6. Bleuler E. Раннее слабоумие, или группа шизофрений. Нью-Йорк: Издательство Международного университета; 1911. [Google Scholar]8. Мюррей Р.М., Джонс П.Б., Сассер Э., редакторы. Эпидемиология шизофрении. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. [Google Scholar]9. Лори С.М., Джонстон Э.К., Вайнбергер Д.Р. Шизофрения: от нейровизуализации к нейробиологии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar]10. Готесман II. Генез шизофрении: истоки сумасшествия.Нью-Йорк: Фриман Пресс; 1991. [Google Scholar]11. Хеннекенс Ч., Беринг Дж. Э. Эпидемиология в медицине. Нью-Йорк: Литтл Браун; 1987. [Google Scholar]12. Сакетт Д.Л., Хейнс Р.Б., Гайятт Г.Х. Клиническая эпидемиология: основы клинической медицины, 2-е изд. Бостон: Литтл Браун; 1991. [Google Scholar]13. Сакетт Д.Л., Штраус С.Е., Ричардсон В.С. Доказательная медицина: как практиковать и преподавать ДМ. Эдинбург: Черчилль Ливингстон; 2000. [Google Scholar] 14. Лори С.М., Макинтош А.М., Рао С. Критическая оценка психиатрии.Эдинбург: Черчилль Ливингстон; 2000. [Google Scholar] 15. Кухни JM. Есть ли у этого пациента проблемы с алкоголем? ДЖАМА. 1994; 272:1782–1787. [PubMed] [Google Scholar] 16. Холсингер Т., Дево Дж., Бустани М. Есть ли у этого пациента деменция? ДЖАМА. 2007; 297:2391–2404. [PubMed] [Google Scholar] 17. Коэн Дж. Анализ статистической мощности для поведенческих наук, 2-е изд. Нью-Йорк: Академическая пресса; 1988. [Google Академия] 18. Белл В., Халлиган П.В., Эллис Х.Д. Диагностика бреда: обзор межоценочной надежности.Шизофр Рез. 2006; 86: 76–79. [PubMed] [Google Scholar] 19. Гольдман Д., Хиен Д.А., Хаас Г.Л. Причудливые бредовые идеи и шизофрения DSM-III-R. Am J Психиатрия. 1992; 149: 494–499. [PubMed] [Google Scholar] 20. Крайтон П. Симптомы первого ранга или рядовые симптомы? Бр Дж. Психиатрия. 1996; 169: 537–540. [PubMed] [Google Scholar] 21. Перальта В., Куэста М.Дж. Диагностическое значение симптомов первого ранга Шнайдера при шизофрении. Сравнительное исследование шизофренических и нешизофренических психотических расстройств.Бр Дж. Психиатрия. 1999; 174: 243–248. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тандон Р., Кешаван М.С., Насралла Х.А. Шизофрения: «только факты». Что известно в 2008 г. 2. Эпидемиология и этиология. Шизофр Рез. 2008; 102:1–18. [PubMed] [Google Scholar] 23. Фогельсон Д.Л., Нюхтерляйн К.Х., Асарнов Р.Ф. Валидность метода семейного анамнеза для диагностики шизофрении, психозов, связанных с шизофренией, и расстройств личности шизофренического спектра у родственников первой степени родства больных шизофренией. Шизофр Рез.2004; 68: 309–317. [PubMed] [Google Scholar] 24. Гольдштейн Дж.М., Бука С.Л., Сейдман Л.Дж. Специфика семейной передачи спектра шизофренических психозов и аффективных психозов в семейном исследовании Новой Англии с высоким риском. Арх генерал психиатрия. 2010; 67: 458–467. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]25. Геддес Дж. Р., Лори С. М. Акушерские осложнения и шизофрения: метаанализ. Бр Дж. Психиатрия. 1995; 167: 786–793. [PubMed] [Google Scholar] 26. Кэннон М., Джонс П.Б., Мюррей Р.М. Акушерские осложнения и шизофрения: исторический и метааналитический обзор.Am J Психиатрия. 2002; 159:1080–1092. [PubMed] [Google Scholar] 27. Кантор-Граэ Э., Селтен Дж.П. Шизофрения и миграция: метаанализ и обзор. Am J Психиатрия. 2005; 162:12–24. [PubMed] [Google Scholar] 28. Семпл Д.М., Макинтош А.М., Лори С.М. Каннабис как фактор риска развития психоза: систематический обзор. Дж Психофармакол. 2005; 19: 187–194. [PubMed] [Google Scholar] 29. Мур Т.Х., Заммит С., Лингфорд-Хьюз А. Употребление каннабиса и риск психотических или аффективных последствий для психического здоровья: систематический обзор.Ланцет. 2007; 370:319–328. [PubMed] [Google Scholar] 31. Трамер М.Р., Кэрролл Д., Кэмпбелл Ф.А. Каннабиноиды для контроля тошноты и рвоты, вызванных химиотерапией: количественный систематический обзор. БМЖ. 2001; 323:16–21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]32. Вайнберг С.М., Дженкинс Э.А., Маразита М.Л. Незначительные физические аномалии при шизофрении: метаанализ. Schizophr Res. 2007; 89: 72–85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]33. Соммер И., Рэмси Н., Кан Р. Ручность, языковая латерализация и анатомическая асимметрия при шизофрении: метаанализ.Бр Дж. Психиатрия. 2001; 178: 344–351. [PubMed] [Google Scholar] 34. Брамон Э., Уолш М., Макдональд С. Дерматоглифика и шизофрения: метаанализ и исследование влияния акушерских осложнений на количество гребней ab. Шизофр Рез. 2005; 75: 399–404. [PubMed] [Google Scholar] 35. Бомбин И., Аранго С., Бьюкенен Р.В. Значение и значение неврологических симптомов при шизофрении: два десятилетия спустя. Шизофр Булл. 2005; 31: 962–977. [PubMed] [Google Scholar] 37. Чан Р.К., Сюй Т., Хайнрихс Р.В. Мягкие неврологические признаки у непсихотических родственников первой степени больных шизофренией: систематический обзор и метаанализ.Neurosci Biobehav Rev. 2010; 34:889–896. [PubMed] [Google Scholar] 38. Генрихс Р.В., Закзанис К.К. Нейрокогнитивный дефицит при шизофрении: количественный обзор доказательств. Нейропсихология. 1998; 12: 426–445. [PubMed] [Google Scholar] 39. Мешолам-Гейтели Р.И., Джулиано А.Дж., Гофф К.П. Нейропознание при первом эпизоде ​​шизофрении: метааналитический обзор. Нейропсихология. 2009; 23:315–336. [PubMed] [Google Scholar]40. Вудберри К.А., Джулиано А.Дж., Сейдман Л.Дж. Преморбидный IQ при шизофрении: метааналитический обзор.Am J Психиатрия. 2008; 165: 579–587. [PubMed] [Google Scholar]41. Дикинсон Д., Рэмси М.Е., Голд Дж.М. Упуская из виду очевидное: метааналитическое сравнение задач кодирования цифровых символов и других когнитивных показателей при шизофрении. Арх генерал психиатрия. 2007; 64: 532–542. [PubMed] [Google Scholar]42. Алеман А., Хиджман Р., де Хаан Э.Х. Нарушение памяти при шизофрении: метаанализ. Am J Психиатрия. 1999; 156:1358–1366. [PubMed] [Google Scholar]43. Forbes NF, Каррик Л.А., Макинтош А.М. Рабочая память при шизофрении: метаанализ.Психомед. 2009; 39: 889–905. [PubMed] [Google Scholar]44. Генри Дж.Д., Кроуфорд Дж.Р. Метааналитический обзор дефицита беглости речи при шизофрении по сравнению с другими нейрокогнитивными дефицитами. Познание нейропсихиатрии. 2005; 10:1–33. [PubMed] [Google Scholar]45. Хукерт М., Кан Р.С., Пийненборг М. Нарушение распознавания и выражения эмоциональной просодии при шизофрении: обзор и метаанализ. Шизофр Рез. 2007; 96: 135–145. [PubMed] [Google Scholar]46. Бора Э., Юсел М., Пантелис С. Теория нарушения психики при шизофрении: метаанализ.Шизофр Рез. 2009; 109:1–9. [PubMed] [Google Scholar]47. Райхенберг А., Вайзер М., Рапп М.А. Разработка преморбидных интеллектуальных способностей при шизофрении: снижение интеллекта и риск шизофрении. Арх генерал психиатрия. 2005; 62: 1297–1304. [PubMed] [Google Scholar]48. Келли С., Шарки В., Моррисон Г. Нитсдейл. Обзоры шизофрении. 20. Когнитивные функции в территориальной популяции больных шизофренией. Бр Дж. Психиатрия. 2000; 177: 348–353. [PubMed] [Google Scholar]49. Аль-Узри М.М., Ревели М.А., Оуэн Л.Измерение нарушений памяти у пациентов с шизофренией, находящихся в сообществе. Исследование случай-контроль. Бр Дж. Психиатрия. 2006; 189: 132–136. [PubMed] [Google Scholar]50. Bora E, Yücel M, Pantelis C. Когнитивные нарушения при шизофрении и аффективных психозах: значение для критериев DSM-V и не только. Шизофр Булл. 2010; 36:36–42. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]51. Стефанопулу Э., Манохаран А., Ландау С. Когнитивное функционирование у пациентов с аффективными расстройствами и шизофренией: метаанализ.Int Rev психиатрия. 2009; 21: 336–356. [PubMed] [Google Scholar]52. Бора Э., Юсел М., Пантелис С. Когнитивное функционирование при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и аффективных психозах: метааналитическое исследование. Бр Дж. Психиатрия. 2009; 195: 475–482. [PubMed] [Google Scholar]53. Keefe RSE, Eesley CE, Poe MP. Как определить декремент когнитивной функции при шизофрении? Биол психиатрия. 2005; 57: 688–691. [PubMed] [Google Scholar]55. Киф Р.С., Голдберг Т.Э., Харви П.Д. Краткая оценка познания при шизофрении: надежность, чувствительность и сравнение со стандартной нейрокогнитивной батареей.Шизофр Рез. 2004; 68: 283–297. [PubMed] [Google Scholar]56. Салливан П.Ф., Кендлер К.С., Нил М.С. Шизофрения как сложный признак: данные метаанализа исследований близнецов. Арх генерал психиатрия. 2003;60:1187–1192. [PubMed] [Google Scholar]57. Нг М.Ю., Левинсон Д.Ф., Фараоне С.В. Метаанализ 32 полногеномных исследований шизофрении. Мол Психиатрия. 2009; 14: 774–785. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]59. О’Донован М.С., Крэддок Н., Нортон Н. Идентификация локусов, связанных с шизофренией, путем полногеномной ассоциации и последующего наблюдения.Бр Дж. Психиатрия. 2004;40:1053–1055. [PubMed] [Google Scholar] 60. Сент-Клер Д., Блэквуд Д., Мьюир В. Ассоциация в семье сбалансированной аутосомной транслокации с серьезным психическим заболеванием. Ланцет. 1990; 336:13–19. [PubMed] [Google Scholar]61. Бассет А.С., Шерер С.В., Бжустович Л.М. Вариации количества копий при шизофрении: критический обзор и новые взгляды на концепции генетики и болезней. Am J Психиатрия. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]62. Лахан С.Е., Крамер А. Геномика и протеомика шизофрении: приблизились ли мы к открытию биомаркеров? Поведение Мозг Функц.2009; 5: 2–2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]63. Стобер Г., Бен-Шахар Д., Кардон М. Шизофрения: от головного мозга к периферическим маркерам. Консенсусный документ рабочей группы WFSBP по биологическим маркерам. Всемирная биологическая психиатрия. 2009; 10: 127–155. [PubMed] [Google Scholar]64. Таурин Р., Дадли Э., Грассл Дж. Протеомные исследования в психиатрии. Дж Психофармакол. в прессе. [PubMed] [Google Scholar]65. Wiesmann M, Wandinger KP, Missler U. Повышенные уровни белка S-100b в плазме у пациентов с шизофренией.Биол психиатрия. 1999;45:1508–1511. [PubMed] [Google Scholar]66. Ротермундт М., Мисслер У., Арольт В. Повышенные уровни S100B в крови у нелекарственных и леченных пациентов с шизофренией коррелируют с негативной симптоматикой. Мол Психиатрия. 2001; 6: 445–449. [PubMed] [Google Scholar]67. Rothermundt M, Falkai P, Ponath G. Дисфункция глиальных клеток при шизофрении, на которую указывает увеличение S100B в спинномозговой жидкости. Мол Психиатрия. 2004; 9: 897–899. [PubMed] [Google Scholar]68. Tan Y, Luo X, Yang F. Повышенный уровень белка S100B в сыворотке у китайских пациентов с шизофренией, ранее не получавших лекарств.Шизофр Рез. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]69. Потвин С., Стип Э., Сепери А.А. Воспалительные изменения цитокинов при шизофрении: систематический количественный обзор. Биол психиатрия. 2008; 63: 801–808. [PubMed] [Google Scholar]70. Dowlati Y, Herrmann N, Swardfager W. Метаанализ цитокинов при большой депрессии. Биол Психиатрия. 2010;67:446–457. [PubMed] [Google Scholar]71. Zureick JL, Meltzer HY. Активность МАО тромбоцитов у галлюцинирующих и параноидальных шизофреников: обзор и метаанализ.Биол Психиатрия. 1988; 24: 63–78. [PubMed] [Google Scholar]72. Генрихс РВ. Метаанализ и наука о шизофрении: свидетельства вариантов или свидетельства вариантов? Neurosci Biobehav Rev. 2004; 28: 379–394. [PubMed] [Google Scholar]73. Кешаван М.С., Тандон Р., Бутрос Н.Н. Шизофрения, «только факты»: что мы знаем в 2008 году. Часть 3: нейробиология. Шизофр Рез. 2008; 106: 89–107. [PubMed] [Google Scholar]74. Суддат Р.Л., Кристисон Г.В., Торри Э.Ф. Анатомические аномалии в головном мозге монозиготных близнецов, дискордантных по шизофрении.N Engl J Med . 1990; 322: 789–794. [PubMed] [Google Scholar]75. Лори С.М., Абукмейл С.С. Аномалии головного мозга при шизофрении. Систематический и количественный обзор исследований объемной магнитно-резонансной томографии. Бр Дж. Психиатрия. 1998; 172:110–120. [PubMed] [Google Scholar]76. Райт И.С., Рабе-Хескет С., Вудрафф П.В. Метаанализ региональных объемов мозга при шизофрении. Ам Дж. Психиатрия. 2000; 157:16–25. [PubMed] [Google Scholar]77. Дэвидсон Л., Хайнрихс Р.В. Количественная оценка результатов визуализации головного мозга в лобных и височных долях при шизофрении: метаанализ.Психиатрия Рез. 2003; 122: 69–87. [PubMed] [Google Scholar]78. Лори С.М., Макинтош А.М., Холл Дж. Изменения структуры и функции мозга при развитии шизофрении: данные исследований субъектов с повышенным генетическим риском. Шизофр Булл. 2008; 34: 330–340. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]79. Arnone D, Cavanagh J, Gerber D. Исследования магнитно-резонансной томографии при биполярном расстройстве и шизофрении: метаанализ. Бр Дж. Психиатрия. 2009; 195:194–201. [PubMed] [Google Scholar]80.Эллисон-Райт I, Буллмор Э. Анатомия биполярного расстройства и шизофрении: метаанализ. Шизофр Рез. 2010; 117:1–12. [PubMed] [Google Scholar]81. Давацикос С., Шен Д., Гур Р.С. Морфометрическое исследование всего мозга при шизофрении, выявляющее пространственно сложный набор очаговых аномалий. Арх генерал психиатрия. 2005; 62: 1218–1227. [PubMed] [Google Scholar]82. Kawasaki Y, Suzuki M, Kherif F. Многомерная морфометрия на основе вокселей успешно отличает пациентов с шизофренией от здоровых людей.Нейроимидж. 2007; 34: 235–242. [PubMed] [Google Scholar]83. Такаянаги Ю., Кавасаки Ю., Накамура К. Дифференциация пациентов с шизофренией с первым эпизодом от здорового контроля с использованием множественных структурных переменных мозга на основе ROI. Прог Нейропсихофармакол Биол Психиатрия. 2010; 34:10–17. [PubMed] [Google Scholar]85. Закзанис К.К., Хайнрихс Р.В. Шизофрения и лобный мозг: количественный обзор. J Int Neuropsychol Soc. 1999; 5: 556–566. [PubMed] [Google Scholar]86. Глан Д.С., Рэгланд Д.Д., Абрамофф А.Помимо гипофронтальности: количественный метаанализ функциональных нейровизуализационных исследований рабочей памяти при шизофрении. Hum Brain Map. 2005; 25: 60–69. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]87. Ахим А.М., Лепаж М. Активация, связанная с эпизодической памятью, при шизофрении: метаанализ. Бр Дж. Психиатрия. 2005; 187: 500–509. [PubMed] [Google Scholar]88. Макинтош А.М., Уолли Х.К., МакКирди Дж. Префронтальная функция и активация при биполярном расстройстве и шизофрении. Ам Дж. Психиатрия. 2008; 165: 378–384.[PubMed] [Google Scholar]89. Холл Дж., Уолли Х.К., Марвик К. Функция гиппокампа при шизофрении и биполярном расстройстве. Психомед. 2010;40:761–770. [PubMed] [Google Scholar]90. Калхун В., Мацеевски П., Перлсон Г. Височная доля и гемодинамические режимы мозга «по умолчанию» различают шизофрению и биполярное расстройство. Карта человеческого мозга. 2008;29:1265–1275. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]91. Shen H, Wang L, Liu Y. Дискриминационный анализ моделей функциональной связи шизофрении в состоянии покоя с использованием низкоразмерного встраивания фМРТ.Нейроимидж. 2010;49:3110–3121. [PubMed] [Google Scholar]92. Юн Дж. Х., Тамир Д., Минценберг М. Дж. Многомерный паттерн-анализ данных функциональной магнитно-резонансной томографии выявляет дефицит распределенных представлений при шизофрении. Биол Психиатрия. 2008;64:1035–1041. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]93. Закзанис К.К., Хансен К.Т. Плотность дофамина D2 и шизофренический мозг. Шизофр Рез. 1998; 32: 201–206. [PubMed] [Google Scholar]94. Хоус О.Д., Капур С. Дофаминовая гипотеза шизофрении: Версия III – окончательный общий путь.Шизофр Булл. 2009; 35: 549–562. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]95. Bose SK, Turkheimer FE, Howes OD. Классификация пациентов с шизофренией и здоровых людей с использованием [18F] ПЭТ с фтордопой. Шизофр Рез. 2008; 106: 148–155. [PubMed] [Google Scholar]96. Boutros NN, Arfken C, Galderisi S. Статус спектральной аномалии ЭЭГ как диагностический тест на шизофрению. Шизофр Рез. 2008; 99: 225–237. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]97. Брамон Э., Рабе-Хескет С., Шам П.Метаанализ сигналов Р300 и Р50 при шизофрении. Шизофр Рез. 2004; 70: 315–329. [PubMed] [Google Scholar]98. Умбрихт Д., Крльес С. Несоответствие негативности при шизофрении: метаанализ. Шизофр Рез. 2005; 76:1–23. [PubMed] [Google Scholar]99. Кодзима Т., Мацусима Э., Охта К. Стабильность исследовательских движений глаз как маркер шизофрении: многоцентровое исследование ВОЗ. Шизофр Рез. 2001; 52: 203–213. [PubMed] [Google Scholar] 100. Suzuki M, Takahashi S, Matsushima E. Исследовательская дисфункция движения глаз как дискриминатор шизофрении: исследование большой выборки с использованием недавно разработанной цифровой компьютеризированной системы.Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2009; 259:186–194. [PubMed] [Google Scholar] 101. Поултон Р., Каспи А., Моффит Т.Е. Психотические симптомы, о которых сообщают дети, и шизофрениформное расстройство у взрослых: 15-летнее продольное исследование. Арх генерал психиатрия. 2000;57:1053–1058. [PubMed] [Google Scholar] 102. Вайзер М., Райхенберг А., Рабиновиц Дж. Связь между непсихотическими психическими диагнозами у мужчин-подростков и последующим началом шизофрении. Арх генерал психиатрия. 2001; 58: 959–954. [PubMed] [Google Scholar] 103.Льюис Г., Дэвид А.С., Мальмберг А. Непсихотическое психическое расстройство и последующий риск шизофрении. Когортное исследование. Бр Дж. Психиатрия. 2000;177:416–420. [PubMed] [Google Scholar] 104. Клостеркоттер Дж., Хельмих М., Штайнмейер Э.М. Диагностика шизофрении в начальной продромальной фазе. Арх генерал психиатрия. 2001; 58: 158–164. [PubMed] [Google Scholar] 105. Юнг А.Р., Филлипс Л.Дж., Юэнь Х.П. Факторы риска развития психозов в группе сверхвысокого риска: психопатология и особенности клиники. Шизофр Рез.2004; 67: 131–142. [PubMed] [Google Scholar] 106. Отт С.Л., Аллен Дж., Эрленмейер-Кимлинг Л. Нью-Йоркский проект высокого риска: наблюдения по оценке ранних проявлений шизофрении. Am J Med Genet. 2001; 105: 25–27. [PubMed] [Google Scholar] 107. Рурманн С., Шульце-Люттер Ф., Салокангас Р.К. Прогнозирование психоза у подростков и молодых людей с высоким риском: результаты проспективного европейского исследования «Предсказание психоза». Арх генерал психиатрия. 2010;67:241–251. [PubMed] [Google Scholar] 108.Ниеми Л.Т., Сувисаари Дж.М., Туулио-Хенрикссон А. Аномалии развития у детей при шизофрении: данные исследований высокого риска. Шизофр Рез. 2003; 60: 239–258. [PubMed] [Google Scholar] 109. Johnstone EC, Ebmeier KP, Miller P. Прогнозирование шизофрении: результаты Эдинбургского исследования высокого риска. Бр Дж. Психиатрия. 2005; 186:18–25. [PubMed] [Google Scholar] 110. Тарбокс С.И., Пог-Гейле М.Ф. Развитие социального функционирования у детей и подростков с прешизофренией: систематический обзор.Психологический бык. 2008; 134: 561–583. [PubMed] [Google Scholar] 111. Эрленмейер-Кимлинг Л., Рок Д., Робертс С.А. Внимание, память и двигательные навыки как предикторы связанных с шизофренией психозов в детстве: Нью-Йоркский проект высокого риска. Ам Дж. Психиатрия. 2000; 157:1416–1422. [PubMed] [Google Scholar] 112. Мичи П.Т., Кент А., Стиенстра Р. Фенотипические маркеры как факторы риска шизофрении: нейрокогнитивные функции. Aust NZJ Психиатрия. 2000; 34 (Прил.): S74–S85. [PubMed] [Google Scholar] 113. Лори С.М., Бирн М., Миллер П.Показатели развития нервной системы и развитие психотических симптомов у лиц с высоким риском развития шизофрении. Бр Дж. Психиатрия. 2001; 178: 524–530. [PubMed] [Google Scholar] 114. Уайт М.С., Бретт С., Харрисон Л.К. Нейропсихологические показатели с течением времени у людей с высоким риском развития шизофрении и контрольной группы. Биол Психиатрия. 2006; 59: 730–739. [PubMed] [Google Scholar] 115. Пукроп Р., Клостеркоттер Дж. Нейрокогнитивные индикаторы клинических состояний высокого риска психоза: критический обзор доказательств.Нейротокс Рез. в прессе. [PubMed] [Google Scholar] 116. Кэннон Т.Д., Каденхед К., Корнблатт Б. Прогноз психоза у молодежи с высоким клиническим риском: многоцентровое лонгитюдное исследование в Северной Америке. Арх генерал психиатрия. 2008; 65: 28–37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]117. Холл Дж., Уолли Х.К., Джоб Д.Э. Вариант нейрегулина 1, связанный с аномальной функцией коры головного мозга и психотическими симптомами. Нат Нейроски. 2006; 9: 1477–1478. [PubMed] [Google Scholar] 118. Макинтош А.М., Бэйг Б.Дж., Холл Дж.Связь вариантов катехол-О-метилтрансферазы со структурой и функцией мозга у населения с высоким риском развития психоза. Биол Психиатрия. 2007;61:1127–1134. [PubMed] [Google Scholar] 119. Caspi A, Moffitt TE, Cannon M. Умерение влияния употребления каннабиса в подростковом возрасте на взрослый психоз за счет функционального полиморфизма в гене катехол-O-метилтрансферазы: продольные доказательства взаимодействия гена X с окружающей средой. Биол Психиатрия. 2005;57:1117–1127. [PubMed] [Google Scholar] 120.Пантелис С., Велакулис Д., Макгорри П.Д. Нейроанатомические аномалии до и после начала психоза: сравнение поперечного и продольного МРТ. Ланцет. 2003; 361: 281–288. [PubMed] [Google Scholar] 121. Боргвардт С.Дж., Макгуайр П.К., Астон Дж. Уменьшение лобного, височного и теменного объема, связанное с началом психоза. Шизофр Рез. 2008; 106: 108–114. [PubMed] [Google Scholar] 122. Сан Д., Филлипс Л., Велакулис Д. Прогрессирующие структурные изменения мозга, отображаемые по мере развития психоза у лиц «в группе риска».Шизофр Рез. 2009; 108:85–92. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]123. Джоб Д.Э., Уолли Х.К., Джонстон Э.К. Серое вещество со временем изменяется у лиц с высоким риском развития шизофрении. НейроИзображение. 2005; 25:1023–1030. [PubMed] [Google Scholar] 124. Шобель С.А., Левандовски Н.М., Коркоран СМ. Дифференциальное нацеливание на субполе СА1 гиппокампа при шизофрении и родственных психотических расстройствах. Арх генерал психиатрия. 2009; 66: 938–946. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]125.Koutsouleris N, Meisenzahl EM, Davatzikos C. Использование классификации нейроанатомических паттернов для выявления субъектов с психическими состояниями, подверженными риску психоза, и прогнозирования перехода заболевания. Арх генерал психиатрия. 2009; 66: 700–712. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]126. Джоб Д.Э., Уолли Х.К., Макинтош А.М. Изменения серого вещества могут улучшить прогнозирование шизофрении у лиц с высоким риском. БМК Медицина. 2006; 4: 29–29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]127. Смескова Р., Фузар-Поли П., Аллен П.Предикторы нейровизуализации перехода к психозу — систематический обзор и метаанализ. Neurosci Biobehav Rev. в прессе. [PubMed] [Google Scholar] 128. Харрис Дж. М., Мурхед Т. В., Миллер П. Повышенная префронтальная извилина в большой когорте высокого риска характеризует тех, у кого развивается шизофрения, и отражает аномальное префронтальное развитие. Биол Психиатрия. 2007; 62: 722–729. [PubMed] [Google Scholar] 129. Робинсон Д.Г., Вернер М.Г., Алвир Дж.М. Предикторы ответа на лечение при первом эпизоде ​​шизофрении или шизоаффективного расстройства.Ам Дж. Психиатрия. 1999; 156: 544–549. [PubMed] [Google Scholar] 130. Перкинс Д.О., Гу Х., Ботева К. Взаимосвязь между продолжительностью нелеченого психоза и исходом шизофрении первого эпизода: критический обзор и метаанализ. Ам Дж. Психиатрия. 2005; 162:1785–1804. [PubMed] [Google Scholar] 131. Шеннах-Вольф Р., Зеемюллер Ф.Х., Майр А. Порог раннего улучшения для прогнозирования ответа и ремиссии при шизофрении первого эпизода. Бр Дж. Психиатрия. 2010;196:460–466. [PubMed] [Google Scholar] 132.Лейхт С., Буш Р., Кисслинг В. Раннее прогнозирование неэффективности антипсихотических препаратов среди пациентов с шизофренией. Дж. Клин Психиатрия. 2007; 68: 352–360. [PubMed] [Google Scholar] 133. Деркс Э.М., Флейшхакер В.В., Ботер Х. Лечение антипсихотическими препаратами при первом эпизоде ​​психоза: следует ли переводить пациентов на другой антипсихотический препарат после 2, 4 или 6 недель отсутствия ответа? Дж. Клин Психофармакол. 2010;30:176–180. [PubMed] [Google Scholar] 134. Gaebel W, Riesbeck M, von Wilmsdorff M. Отношение к наркотикам как предиктор эффективности при первом эпизоде ​​шизофрении: результаты открытого рандомизированного исследования (EUFEST) Eur Neuropsychopharmacol.2010;20:310–316. [PubMed] [Google Scholar] 135. Стоун Дж. М., Раффин М., Моррисон П. Биологическая основа антипсихотического ответа при шизофрении. Дж Психофармакол. 2010; 24:953–964. [PubMed] [Google Scholar] 136. Бертолино А., Кафорио Г., Блази Г. Взаимодействие генотипа COMT (Val(108/158)Met) и лечения оланзапином на функции префронтальной коры у пациентов с шизофренией. Ам Дж. Психиатрия. 2004; 161:1798–1805. [PubMed] [Google Scholar] 137. Arranz MJ, Munro J, Sham P. Метаанализ исследований генетической изменчивости рецепторов 5-HT2A и реакции на клозапин.Шизофр Рез. 1998; 32:93–99. [PubMed] [Google Scholar] 138. Хван Р., Зай С., Тивари А. Влияние полиморфизмов гена рецептора допамина D3 и ответ на лечение клозапином: исследовательский анализ девяти полиморфизмов и метаанализ варианта Ser9Gly. Pharmacogenomics J. 2010;10:200–218. [PubMed] [Google Scholar] 139. Чжан Дж.П., Ленц Т., Малхотра А.К. Генетическая изменчивость рецептора D2 и клинический ответ на лечение антипсихотическими препаратами: метаанализ. Ам Дж. Психиатрия. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]140.Фридман Л., Лис С., Шульц С.К. Взаимосвязь структурных параметров визуализации головного мозга с реакцией на антипсихотическое лечение: обзор. J Психиатрия Neurosci. 1992; 17:42–54. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]141. Лори С.М., Ингл Г.Т., Сантош К.Г. Магнитно-резонансная томография и однофотонная эмиссионная томография при шизофрении, реагирующей на лечение и резистентной к лечению. Бр Дж. Психиатрия. 1995; 167: 202–210. [PubMed] [Google Scholar] 142. Капур С., Зипурски Р., Джонс С. Взаимосвязь между занятостью дофамина D (2), клиническим ответом и побочными эффектами: двойное слепое ПЭТ-исследование первого эпизода шизофрении.Ам Дж. Психиатрия. 2000; 157: 514–520. [PubMed] [Google Scholar] 143. Итиль ТМ, Шапиро Д, Шнайдер СДж. Компьютеризированная ЭЭГ как предиктор ответа на лекарство у резистентных к лечению шизофреников. J Нерв Мент Дис. 1981; 169: 629–637. [PubMed] [Google Scholar] 144. Гальдериси С., Муччи А., Миньоне М.Л. Картирование CEEG у больных шизофренией, не принимающих наркотики. Отличия от здоровых субъектов и изменения, вызванные лечением галоперидолом. Шизофр Рез. 1991; 6: 15–23. [PubMed] [Google Scholar] 145. Чобор П., Волавка Дж. ЭЭГ до лечения предсказывает краткосрочный ответ на лечение галоперидолом.Биол Психиатрия. 1991; 30: 927–942. [PubMed] [Google Scholar] 146. Чобор П., Волавка Дж. Уровень галоперидола в плазме связан с данными электроэнцефалографии у пациентов с улучшением. Психиатрия Рез. 1992; 42: 129–144. [PubMed] [Google Scholar] 147. Galderisi S, Maj M, Mucci A. QEEG альфа 1 изменяется после однократной дозы сильнодействующих нейролептиков как предиктор краткосрочного ответа на лечение у пациентов с шизофренией. Биол Психиатрия. 1994; 35: 367–374. [PubMed] [Google Scholar] 148. Мур Н.К., Такер К.А., Брин Ф.Б.Положительные симптомы шизофрении: ответ на галоперидол и ремоксиприд связан с усилением альфа-активности ЭЭГ. Хум Психофармакол. 1997; 12:75–80. [Google Академия] 149. Кенделл Р.Е., Брокингтон И.Ф. Идентификация нозологических форм и взаимосвязь между шизофреническими и аффективными психозами. Бр Дж. Психиатрия. 1980; 137: 324–331. [PubMed] [Google Scholar] 150. Кенделл Р.Э. Диагностика и классификация функциональных психозов. Бр Мед Булл. 1987; 43: 499–513. [PubMed] [Google Scholar] 151.Ниренберг АА, Файнштейн АР. Как оценить диагностический маркерный тест. Уроки взлета и падения теста подавления дексаметазона. ДЖАМА. 1988; 259:1699–1702. [PubMed] [Google Scholar] 152. Guo Y, DuBois Bowman F, Kilts C. Прогнозирование реакции мозга на лечение с использованием байесовской иерархической модели с применением к изучению шизофрении. Hum Brain Map. 2008;29:1092–1109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]153. Линь С.С., Ван Ю.С., Чен Ю.Ю. Прогнозирование ответа на клозапин с помощью искусственной нейронной сети на основе комбинированных фармакологических и клинических данных.Вычислительные методы Программы Биомед. 2008;91:91–99. [PubMed] [Google Scholar]

Глаза намекают на скрытые психические расстройства

Кредит: Тадж Фрэнсис

Шизофрения — тяжелое психическое заболевание, часто сопровождающееся психозом, — долгое время оставалось загадкой. До начала двадцатого века психиатры считали, что это включает в себя несколько расстройств, которым были даны такие ярлыки, как «кататонический синдром» или «подростковое безумие». И на протяжении большей части прошлого века исследователи считали шизофрению болезнью только ума, а иногда даже приписывали ее плохому воспитанию.Хотя с тех пор было установлено, что симптомы шизофрении имеют биологическое происхождение, и были выявлены некоторые факторы риска, ее точные причины остаются неясными, а ее диагностика сложна и может быть субъективной.

Чтобы улучшить диагностику и отслеживание шизофрении, исследователи искали биомаркеры — измеримые физиологические сигналы, которые могут указывать на начало и прогрессирование состояния. И в последнее десятилетие исследования начали указывать на многообещающий источник таких сигналов: глаза.Например, толщина сетчатки человека — слоя светочувствительной ткани в задней части глаза — или реакция сетчатки на свет могут указывать на ранние признаки того, что человек страдает шизофренией или находится в группе риска. «Сетчатка — это, по сути, показатель того, что происходит в мозгу», — говорит Стивен Сильверштейн, клинический психиатр из Университета Рутгерса в Пискатауэй, штат Нью-Джерси.

Потенциал использования глаза как окна в мозг выходит за рамки обычной шизофрении.По мере того, как углубляется понимание связи между здоровьем глаз и мозга, накапливаются данные о том, что изменения в состоянии или функции глаза могут указывать на наличие и прогрессирование неврологических расстройств, а также травм головного мозга, таких как сотрясение мозга. Имея это в виду, исследователи теперь используют преимущества усовершенствованной технологии визуализации для разработки простых, минимально инвазивных инструментов для исследования глаз и зрения, которые помогают выявлять, диагностировать и контролировать неврологические и психические состояния.

Изменения зрения

Считается, что зрение требует использования примерно половины нервных путей мозга, говорит Лаура Балсер, нейроофтальмолог из Нью-Йоркского университета Langone Health в Нью-Йорке. Все, что влияет на мозг человека — будь то болезнь или удар по голове — имеет большой шанс повлиять на его зрение. Действительно, исследователям уже несколько десятилетий известно, что определенные неврологические расстройства могут приводить к изменениям зрения и движения глаз.

Большая часть работы по оценке неврологических состояний с помощью глаза была проделана в контексте рассеянного склероза.При этом расстройстве иммунная система нарушает связь в центральной нервной системе, атакуя миелин, жировое вещество, образующее защитный слой вокруг нервных волокон. Этот процесс повреждает несколько частей мозга, в том числе те, которые участвуют в проводящих путях, отвечающих за зрение, и зрительный нерв, который передает импульсы между глазом и мозгом.

Хотя люди с рассеянным склерозом часто сообщают о проблемах со зрением, стандартные проверки зрения, при которых человек читает буквы, напечатанные черным цветом на диаграмме с белым фоном, обычно не выявляют никаких проблем.Так, в начале 2000-х Бальсер и ее соавтор Стивен Галетта, также нейроофтальмолог из Langone Health, помогли разработать альтернативный тест, использующий низкоконтрастную диаграмму Слоана для определения остроты букв, в которой человек должен идентифицировать серые буквы. на белом фоне — задача, которая сложнее для людей с рассеянным склерозом, потому что им требуется более высокий уровень контраста, чем людям без этого заболевания. С тех пор тест стал ведущим инструментом для мониторинга и изучения проблем со зрением, связанных с этим заболеванием.

Исследователи также разрабатывают тесты, которые используют другие зрительные пути для диагностики рассеянного склероза. Тест Кинга-Девика, разработанный King-Devick Technologies в Окбрук-Террас, штат Иллинойс, оценивает пути мозга, которые контролируют движение глаз, требуя от человека быстрого чтения со страницы, состоящей из однозначных чисел. А тест, известный как Мобильная универсальная система оценки лексики (MULES), просит участников как можно быстрее назвать изображения объектов, чтобы проверить пути восприятия цвета, памяти и распознавания объектов.

Эти новые тесты также могут помочь диагностировать сотрясение мозга, полученное во время занятий спортом. В настоящее время медицинскому работнику или спортивному тренеру приходится оценивать человека по ряду симптомов, включая головокружение, тошноту и спутанность сознания, — задача, которая часто носит субъективный характер. Однако простые тесты зрительных путей могут обеспечить объективную и стандартизированную процедуру оценки сотрясения мозга, которую можно проводить где угодно, в том числе на спортивных мероприятиях. В мае 2018 года американская гоночная компания NASCAR объявила, что начнет использовать тест Кинга-Девика для оценки водителей, попавших в аварии.

Картирование глаза

Неврологические травмы и расстройства также могут вызывать физические повреждения сетчатки и зрительного нерва, что может дать исследователям представление об основном состоянии. Это потому, что мозг и глаз физически связаны зрительным нервом. На самом деле некоторые части глаза, включая сетчатку, по существу являются продолжением мозга, развившимся из той же эмбриональной ткани.

Исследование сетчатки стало намного проще после появления около 30 лет назад неинвазивного метода визуализации, называемого оптической когерентной томографией (ОКТ).При ОКТ глаз сканируется лучом света. Свет, отраженный назад, анализируется для создания трехмерного изображения сетчатки. Используемая в основном для мониторинга и диагностики заболеваний глаз, таких как глаукома или возрастная дегенерация желтого пятна, ОКТ в настоящее время стала инструментом для изучения, мониторинга и потенциальной диагностики неврологических расстройств.

Метод подробно показал, как рассеянный склероз истончает сетчатку и повреждает зрительный нерв, что приводит к воспалению — состоянию, называемому невритом зрительного нерва.А объединив ОКТ с тестами на низкоконтрастное зрение, исследователи обнаружили корреляцию между истончением сетчатки и проблемами со зрением при рассеянном склерозе 1 .

Галетта и Бальсер говорят, что наблюдения зрительного нерва на основе ОКТ должны быть включены в стандартные критерии диагностики состояния. В настоящее время такая диагностика требует выявления очагов поражения центральной нервной системы с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ). Хотя поражения зрительного нерва часто присутствуют до появления симптомов, они редко используются в диагностике.Зрительный нерв трудно визуализировать с помощью МРТ, потому что он маленький и глаз постоянно движется. Однако разрешение ОКТ в 1000 раз выше, чем у МРТ, и поэтому этот метод более чувствителен к поражениям зрительного нерва.

ОКТ также обещает выявить ранние признаки неврологических состояний, таких как болезнь Паркинсона и болезнь Альцгеймера, что может позволить лечить людей до появления симптомов. В сентябре группа исследователей из Сеульского национального университета использовала ОКТ, чтобы показать, что истончение сетчатки коррелирует как с увеличением тяжести болезни Паркинсона, так и с гибелью нейронов, вырабатывающих нейромедиатор дофамин 2 , потеря которого вызывает болезнь Паркинсона. болезнь.

В ноябре исследователи в США объединили ОКТ с ангиографией, методом визуализации кровеносных сосудов, в рамках усилий по поиску ранних биомаркеров болезни Альцгеймера. Команда сравнила сетчатку здоровых людей с сетчаткой людей с повышенным уровнем бета-амилоида — пептида, связанного с болезнью Альцгеймера, — но у которых еще не было симптомов заболевания. Они обнаружили, что фовеальная аваскулярная зона, область сетчатки, в которой отсутствуют кровеносные сосуды, была в среднем примерно на одну треть больше у людей с повышенным уровнем бета-амилоида 3 .

Данные ограничены, но многообещающи, говорит Грегори Ван Ставерн, нейроофтальмолог из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, штат Миссури, один из руководителей исследования. «Мы очень рады увидеть, сможем ли мы воспроизвести это, и посмотреть, сможем ли мы показать, что это может быть действительно полезным инструментом для скрининга в будущем», — говорит он.

От глаза к уму

Исследователи также ищут в глазах ранние биомаркеры нервно-психических заболеваний, которые могут позволить клиницистам вмешаться до их появления или предотвратить их прогрессирование.Например, есть данные о том, что у больных шизофренией мелкие вены или венулы сетчатки шире, а сетчатка тоньше 4 .

Электроретинография, которая измеряет реакцию сетчатки на свет, тестируется как возможный инструмент для выявления людей с риском развития шизофрении. Предоставлено: LKC Technologies

Возможно, наиболее многообещающим в краткосрочной перспективе инструментом для выявления людей с риском развития шизофрении является электроретинография, простой и минимально инвазивный тест, который измеряет электрическую реакцию сетчатки на свет.Этот сигнал улавливается с помощью небольшого электрода, который прикрепляют к щеке под глазом или помещают под верхнее или нижнее веко. «Кажется, что около минуты у вас в глазу лезут волосы, а потом вы их больше не замечаете», — говорит Сильверштейн.

Группа исследователей под руководством клинического психиатра Мишеля Мазиаде из Университета Лаваля в Квебеке, Канада, использовала электроретинографию, чтобы определить, как реакция светочувствительных клеток сетчатки, называемых палочками и колбочками, изменяется у людей с риском или с диагнозом психоневрологические состояния, такие как шизофрения и большое депрессивное расстройство 5 .В 2010 году исследователи обнаружили, что палочки молодых людей с высоким генетическим риском развития шизофрении слабее реагируют на свет, чем у молодых людей без такого риска 6 . У лиц, считающихся подверженными риску, один из родителей был диагностирован с биполярным расстройством или шизофренией, но у них не было никаких симптомов, что говорит о том, что электроретинография может помочь выявить людей, которым может помочь медицинское вмешательство, до появления симптомов. Исследование 2015 года с большим числом участников выявило схожие реакции фоторецепторов на свет у 100 взрослых с шизофренией 7 .

Данные впечатляют, говорит Энн Гирш, нейробиолог из Страсбургского университета во Франции. Но их необходимо воспроизвести, говорит она, и потребуются дальнейшие исследования, чтобы установить взаимосвязь между сетчаткой и симптомами шизофрении, прежде чем этот метод можно будет использовать для определения необходимости лечения.

Тем не менее, Мазиаде уверен, что электроретинография скоро войдет в клинику. В 2015 году он стал соучредителем diaMentis, компании персонализированной медицины в Квебеке, которая разрабатывает программное обеспечение для анализа сигналов электроретинографии.По словам Мазиаде, в течение трех лет программное обеспечение компании должно быть достаточно совершенным, чтобы помочь клиницистам ставить точные диагнозы шизофрении. В дальнейшем клиницисты, возможно, даже смогут использовать эту технику для различения нервно-психических расстройств. По словам Мазиаде, в неопубликованной работе его команда показала, что сигналы электроретинографии для шизофрении и биполярного расстройства различны.

Этические соображения

Как и в случае с любым инструментом скрининга, при использовании новых методов необходимо соблюдать осторожность, чтобы свести к минимуму вероятность гипердиагностики или ошибочного диагноза.По словам Мазиаде, ни один тест, такой как электроретинография, не может точно предсказать наличие неврологических и психических заболеваний; людей все равно придется оценивать в контексте их симптомов, генетики и воздействия факторов окружающей среды, чтобы клиницисты могли поставить надежно точный диагноз. Например, если бы было доказано, что ОКТ эффективна для выявления болезни Альцгеймера, такой скрининг, вероятно, был бы нацелен на группы риска, такие как пожилые люди или люди с семейным анамнезом этого заболевания.«Вы должны решить, какую группу населения вы собираетесь проверять и что вы собираетесь делать с этим инструментом», — говорит Ван Ставерн.

Но, несмотря на эти опасения, офтальмологические тесты могут изменить подход к диагностике неврологических и психических заболеваний, и Сильверстайн взволнован тем, что эта необычная идея продвигается вперед. «Я изучаю зрение и шизофрению уже 30 лет, — говорит он. «Никто никогда не думал смотреть в глаза».

Результаты теста на шизофрению с использованием оптических иллюзий и их значение

Несколько лет назад исследователи из Лондонского университета обнаружили, что шизофреников не так легко обмануть зрительными иллюзиями.Хотя из-за болезни им может быть трудно отличить правду от вымысла. Этот тест на шизофрению показал, что они могут видеть сквозь некоторые оптические иллюзии. Следовательно, интересный вывод заключается в том, что это помогает поддержать одну интерпретацию этого психического заболевания — это может быть связано с общей неспособностью интерпретировать сенсорную информацию в ее правильном контексте.

Мы часто думаем, что люди с шизофренией не видят мир таким, какой он есть на самом деле.Например, при галлюцинациях — но мы показали, что иногда их зрение может быть более точным, чем у не страдающих. – Д-р Стивен Дакин, Институт офтальмологии UCL

Как проводился тест на шизофрению

Добровольцам показывали высококонтрастные черно-белые узорчатые изображения, причем некоторые участки контрастировали на более низких уровнях. Затем они должны сопоставить контраст измененного участка с его дублером в ряду других идентичных фигур.

Шизофреники находят эту задачу относительно легкой, потому что их мозг не обращает внимания на окружающую информацию при оценке уровня контраста в измененном участке.Для здоровых людей высококонтрастный фон уменьшает видимый контраст мелких деталей переднего плана.

Эти результаты удивят вас: 12 из 15 добровольцев-шизофреников были наиболее точными в восприятии контраста между фоном и передним планом.

Авторы надеются, что их исследование может иметь некоторую диагностическую ценность. Существующие критерии диагностики шизофрении, как правило, субъективны и основаны на опросах. Это исследование может стать хорошим шагом к более объективной диагностике.

Объяснение

Для обычного глаза фон делает центральный диск немного серее, чем он есть на самом деле. Затем исследователи оценили восприятие испытуемых, показав им серию дисков увеличивающегося серого цвета. Наблюдатели должны были угадать, было ли пятно светлее или темнее по контрасту, чем исходное изображение.

Доктор Стивен Дакин объяснил: «Обычно контекстуальные процессы в мозгу помогают нам сосредоточиться на том, что важно. Это может остановить наш мозг, перегруженный информацией.Этот процесс кажется менее эффективным в шизофреническом мозгу. Возможно, из-за недостаточного торможения — то есть процесса, при котором клетки мозга выключают друг друга».

Таким образом, теория, почему многие шизофреники неверно истолковывают действия людей и могут чувствовать себя преследуемыми, зависит от контекста.

Если вам понравилась эта статья, вам может понравиться и эта, в которой объясняется, почему дети и взрослые по-разному оценивают объекты.

Диагноз — шизофрения — NHS

Единого теста на шизофрению не существует, и это состояние обычно диагностируется после осмотра специалистом по психическому здоровью.

Если вы обеспокоены тем, что у вас могут развиться симптомы шизофрении, как можно скорее обратитесь к врачу общей практики. Чем раньше лечить шизофрению, тем лучше.

Врач общей практики спросит о ваших симптомах и проверит, не являются ли они результатом других причин, таких как употребление наркотиков для развлечения.

Общинная бригада психиатрической помощи

При подозрении на шизофрению врач общей практики должен направить вас в местную общинную психиатрическую бригаду (CMHT).

CMHT состоят из различных специалистов в области психического здоровья, которые оказывают помощь людям со сложными психическими расстройствами.

Член группы CMHT, обычно психиатр или специализированная медсестра, проведет более подробную оценку ваших симптомов. Они также захотят узнать вашу личную историю и текущие обстоятельства.

Для постановки диагноза большинство специалистов в области психического здоровья используют диагностический контрольный список.

Диагноз шизофрении обычно может быть поставлен, если:

  • большую часть времени в течение месяца вы испытывали один или несколько из следующих симптомов: бред, галлюцинации, слышание голосов, бессвязную речь или негативные симптомы, такие как уплощение эмоции
  • ваши симптомы оказали значительное влияние на вашу способность работать, учиться или выполнять повседневные задачи
  • все другие возможные причины, такие как рекреационное употребление наркотиков или биполярное расстройство, были исключены

Сопутствующие заболевания

Иногда это может быть не ясно, есть ли у кого-то шизофрения.Если у вас одновременно есть другие симптомы, у психиатра могут быть основания полагать, что у вас есть родственное психическое заболевание, например:

  • биполярное расстройство  – люди с биполярным расстройством переходят от периодов повышенного настроения и чрезвычайно активной, возбужденной поведение (мания) до периодов глубокой депрессии; некоторые люди также слышат голоса или испытывают другие виды галлюцинаций или могут иметь бред
  • шизоаффективное расстройство — это часто описывается как форма шизофрении, поскольку ее симптомы похожи на шизофрению и биполярное расстройство, но шизоаффективное расстройство является психическим заболеванием согласно своему праву; это может произойти только один раз в жизни человека или приходить и уходить и быть вызвано стрессом

. Вы также можете пройти обследование на посттравматическое стрессовое расстройство, депрессию, тревожность и злоупотребление психоактивными веществами.

Получение помощи для кого-то еще

Из-за своих бредовых моделей мышления люди с шизофренией могут неохотно посещать своего врача общей практики, если считают, что с ними все в порядке.

Скорее всего, кому-то, у кого в прошлом были острые приступы шизофрении, будет назначен координатор по уходу. Если это так, свяжитесь с координатором по уходу, чтобы выразить свою озабоченность.

Если у кого-то впервые развился острый приступ шизофрении, может потребоваться, чтобы друг, родственник или другой любимый человек убедил его посетить своего врача общей практики.

В случае быстро прогрессирующего шизофренического приступа вам может потребоваться обратиться в отделение неотложной и неотложной помощи (A&E), где будет дежурный психиатр.

Если человек, страдающий острым приступом шизофрении, отказывается от помощи, его ближайший родственник может потребовать проведения оценки психического здоровья. Отдел социальных служб вашего местного органа власти может посоветовать , как это сделать. Найдите местную администрацию.

В тяжелых случаях люди могут быть принудительно помещены в больницу для обследования и лечения в соответствии с Законом о психическом здоровье (2007 г.).

После постановки диагноза

Если у вас, вашего друга или родственника диагностирована шизофрения, вы можете беспокоиться о том, что произойдет. Вы можете быть обеспокоены стигмой, связанной с этим заболеванием, или чувствовать себя напуганными и замкнутыми.

Важно помнить, что постановка диагноза может стать положительным шагом на пути к получению достоверной и прямой информации о болезни и доступных видах лечения и услуг.

Диагностика детей и молодых людей

Детей и молодых людей с первым эпизодом шизофрении следует срочно направить в специализированную службу психического здоровья.

Это должна быть либо служба охраны психического здоровья детей и молодежи (CYPMHHS) для лиц в возрасте до 17 лет, либо служба раннего вмешательства для лиц в возрасте 14 лет и старше, которая включает психиатра-консультанта, прошедшего подготовку в области психического здоровья детей и молодежи. .

Для получения дополнительной информации см. рекомендации Национального института здравоохранения и повышения квалификации (NICE) по психозам и шизофрении у детей и молодых людей.

Семейные кластеры результатов когнитивных тестов при семейной шизофрении | BMC Psychiatry

Субъекты и сбор данных

Из общей группы людей, родившихся между 1940 и 1976 годами включительно в Финляндии, североевропейской стране с населением около 5 миллионов человек, мы выявили 33 731 человека с диагнозом шизофрении, шизоаффективного расстройства или шизофреноформного расстройства. расстройство.Данные о диагнозе были получены из трех общенациональных компьютеризированных регистров здравоохранения за период с 1969 по 1998 год: регистра выписки из больниц, регистра бесплатных лекарств и пенсионного регистра. Привязка личных идентификационных номеров пострадавших субъектов к базе данных Национального регистра населения позволила нам идентифицировать членов их семей и составить родословные.

Информация о семьях, в которых есть не менее двух членов с шизофренией, шизоаффективным расстройством или шизофреноформным расстройством, и не менее двух членов без диагноза психического расстройства была получена из вышеупомянутых регистров для 895 семей со всей Финляндии.Образец крови для последующего генетического анализа был взят у 2295 человек из 643 семей. Все доступные истории болезни были собраны для лиц с диагнозом шизофрении, шизоаффективного расстройства или шизофреноформного расстройства в любом из трех регистров. Два психиатра независимо оценивали пожизненные диагнозы для каждого случая в соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам (DSM-IV) [14]. Один из оценщиков также заполнил Контрольный список оперативных критериев психотического заболевания (OPCRIT) [15].Сбор образцов крови соответствовал Хельсинкской декларации и ее поправкам. Протокол был принят Этическим комитетом Национального института общественного здравоохранения, а исследование одобрено Министерством социальных дел и здравоохранения.

Из тех семей с множественным поражением, которые уже сдавали образцы крови, была выбрана подпроба для сбора более подробной фенотипической информации. Эта выборка была выбрана случайным образом на основе данных из регистров и процесса OPCRIT.Все субъекты из семей дали письменное информированное согласие на протокол исследования, включающий диагностическое исследовательское интервью и нейропсихологическое тестирование. Как пациенты, так и члены их семей были опрошены с использованием структурированного клинического интервью для DSM-IV (SCID-I для расстройств оси I и SCID-II для расстройств оси II) [16]. Все интервьюеры были одинаково обучены использованию этих инструментов. Окончательные согласованные диагнозы были основаны на данных, собранных из записей, процесса OPCRIT и интервью SCID.В общей сложности 281 субъект из 54 семей соответствовали критериям включения и, таким образом, включали по крайней мере двух братьев и сестер с шизофренией, шизоаффективным расстройством или шизофреноформным расстройством и по крайней мере двух братьев и сестер без этих расстройств. В общей сложности 16 пациентов были исключены из-за слишком психотического состояния (90 648 n = 90 649 6), наличия текущего диагноза употребления психоактивных веществ (90 648 n 90 649 = 6) или умственной отсталости (90 648 n 90 649 = 4). Из членов семьи, которым при жизни не был поставлен психиатрический диагноз, 6 были исключены из-за преклонного возраста или дефектов зрения или слуха.Таким образом, окончательная выборка включала 165 человек с психиатрическим диагнозом и 94 здоровых члена семьи из 54 семей. Из 165 субъектов с диагнозом у 82 человек была шизофрения, в то время как 13 человек страдали шизоаффективным расстройством, 10 — шизофреноформным расстройством и 12 — биполярным расстройством. Непсихотическое расстройство было установлено у 48 человек. 94 незатронутым субъектам не был поставлен ни текущий, ни прижизненный психиатрический диагноз. В 51 семье хотя бы один из больных, включенных в анализ, страдал чистой шизофренией.В оставшиеся три семьи был включен как минимум один субъект с шизоаффективным или шизофреноподобным расстройством. Все семьи, из которых были отобраны испытуемые для настоящего исследования, представляют собой семейную шизофрению, так как в каждой из них был по крайней мере один брат или сестра с диагнозом чистой шизофрении, а также по крайней мере еще один брат с шизофренией, шизоаффективным расстройством или шизофреноформным расстройством.

Процедуры тестирования

Батарея нейропсихологических тестов проводилась всем испытуемым в установленном порядке хорошо обученными экспертами либо после интервью в тот же день, либо на следующий день.Все экзаменаторы были психологами или опытными психиатрическими медсестрами, прошедшими обширную подготовку и работавшими под наблюдением при проведении серии тестов. Опытные психологи забили все тесты.

Слуховое внимание оценивали с помощью задания Digit Span Forward, а вербальную рабочую память — с помощью задания Digit Span Backward по шкале Wechsler Memory Scale-Revised (WMS-R) [17]. Согласно финским нормативным данным, ретестовые коэффициенты достоверности субтестов Span варьируют с возрастом от 0,74 до 0,82 [18].

Для оценки зрительного внимания использовали прямой субтест Visual Span WMS-R [17].Для измерения зрительной рабочей памяти использовалось обратное условие задания на промежутки. Согласно финским нормативным данным, ретестовые коэффициенты достоверности субтестов Visual Span варьируют с возрастом от 0,72 до 0,80 [18]. История логической памяти A из WMS-R [17], немедленная и отсроченная, использовалась для оценки припоминания и удержания в формате истории. Зрительную память измеряли с помощью подтеста Visual Reproduction WMS-R [17], немедленной и отсроченной. Согласно финским нормативным данным, достоверность повторных тестов этих подтестов варьировалась с возрастом от 0.с 84 до 0,91 и с 0,31 до 0,34 соответственно.

Вербальное обучение и память оценивались с помощью Калифорнийского теста вербального обучения (CVLT) [19], который исследует запоминание и распознавание списков слов в ходе ряда испытаний. В настоящем исследовании сообщается о следующих переменных, полученных из теста: вербальное обучение (общее запоминание за 5 испытаний), семантическая кластеризация и память узнавания (различаемость). Данных о надежности для финских испытуемых не существует, но половинная надежность CVLT равна 0.77 до 0,86, согласно руководству по испытаниям [19].

Тест Controlled Oral Word Association (COWA) [20] применялся для оценки беглости речи. Оценивалось количество слов, произносимых испытуемым за одну минуту, как со словами, начинающимися с обозначенной буквы (С, К), так и внутри категории (животные). Данные о надежности для финских субъектов отсутствуют.

Использовались четыре субтеста теста интеллекта взрослых Векслера – пересмотренного (WAIS-R) [21]. Вербальные способности измерялись с помощью подтестов «Словарный запас» и «Сходства».Словарный запас считается лучшим показателем общих способностей [22]. Субтест Сходства представляет собой задание на абстрагирование и формирование понятий. Подтесты «Блочный дизайн» и «Цифровой символ» имеют двигательный компонент, поскольку испытания рассчитаны на время. Первый является мерой визуально-пространственного мышления и абстракции. Последний субтест измеряет психомоторную работоспособность. Согласно финским нормативным данным, достоверность повторного тестирования для словарного запаса, подобия, дизайна блока и цифрового символа составляет 0,89–0,95, 0.69–0,88, 0,78–0,83 и 0,82–0,86 соответственно в зависимости от возраста [23].

Кластеризация и статистический анализ

Обозначение и вменение отсутствующих значений

Переменные, использованные в кластерном анализе, включали 17 переменных нейропсихологического теста вместе с возрастом и полом субъектов. При общем количестве 90 648 M 90 649 = 19 переменных и 90 648 N 90 649 = 259 субъектов данные сформировали матрицу 90 648 M 90 649 × 90 648 N 90 649 90 648 x 90 649 = (90 648 x 90 649). ик ), где х ик — значение переменной i th для субъекта k th.Однако было пропущено 85 (1,7 %) значений, так как не все результаты теста были получены для всех испытуемых. Отсутствующие значения были обработаны с помощью следующей процедуры, которая заменяет отсутствующее значение отдельного лица оценкой, полученной в результате линейной подгонки между тестом с отсутствующим значением и тестом, который коррелирует с ним в наибольшей степени, а также имеет доступный результат индивидуального теста.

1. Парные корреляции были рассчитаны между всеми переменными теста с использованием только испытуемых с результатами, доступными для обоих тестов.Обозначим такое соотношение между тестами i и j как c ij .

2. Учитывая пропущенное значение в тесте i для испытуемого k , мы нашли тест j = j 0 с наибольшим значением |c ij | среди тестов со значением x джк в наличии и набор

где коэффициенты a и b были найдены путем вычисления линейной регрессии теста j 0 в тесте i с использованием только испытуемых с результатами, доступными для обоих тестов.

Кластерный анализ

Семейства были сгруппированы с использованием алгоритма кластеризации полной связи. Каждая переменная была нормализована путем вычитания среднего значения и деления на стандартное отклонение. Нормализация была сделана для того, чтобы каждая переменная вносила одинаковый вклад в процедуру кластеризации. Обозначим x к = ( х 1 к ,…, х Мк ) нормированные данные для субъекта k и определить расстояние между двумя кластерами C р и С с по

д руб = макс{|| х к х л || : x к С р и х л С с },

то есть, д руб — максимальное попарное расстояние между членами двух кластеров.Здесь ||·|| обозначает евклидово расстояние, . В смысле этой меры расстояния два кластера близки, когда все субъекты в обоих кластерах близки.

Кластеризация проводилась по следующему алгоритму.

1. Начальные кластеры определяются семействами.

2. Два кластера с наименьшим расстоянием между кластерами d руб объединены в один больший кластер.

3. Шаги 2 и 3 повторяются до тех пор, пока не останется желаемое количество кластеров.

На рис. 1 показаны два шага описанной выше процедуры. Три кластера показаны зелеными сплошными линиями. Два ближайших кластера объединены (зеленая пунктирная линия). Их межкластерное расстояние d руб показан сплошной красной линией. Межкластерное расстояние между двумя оставшимися кластерами показано пунктирной красной линией. Обратите внимание, что при использовании другой меры межкластерного расстояния, такой как минимальное попарное расстояние, получится другой порядок слияния (см. Обсуждение).

Рисунок 1

Визуализация кластеризации. Два шага слияния алгоритма кластеризации (см. текст).

Визуализация кластеров

Мы представляем технику визуализации, которая помогает идентифицировать кластеры-кандидаты, а также дает общую картину основных различий между созданными кластерами, измеряемыми всеми переменными одновременно. Метод дает информацию о динамике процесса кластеризации и характеристиках кластеров-кандидатов.В верхней части рисунка 2 матрица данных представлена ​​в виде так называемой «цветовой гистограммы» [24] или «изображения данных» [25]. Строки соответствуют переменным, а столбцы — субъектам. Значения нейропсихологических тестов и других переменных визуализируются с помощью цветового кодирования. Цвет переменной меняется с синего на красный по мере увеличения ее значения. Чтобы лучше использовать динамический диапазон окраски, 5 % самых высоких значений и 5 % самых низких значений были установлены на 95-й процентиль и 5-й процентиль результатов теста соответственно.Затем переменные были сдвинуты и масштабированы до интервала [0,1] и кодированы цветом (0 = синий, 1 = красный). На последней строке цветовой гистограммы кластеры изображены разными цветами.

Рисунок 2

Визуализация результата кластеризации. Визуализация данных и кластерного решения с использованием изображения данных и дендрограммы. В последней строке данных изображения кластеры 1, 2 и 3 изображены разными цветами. Как испытуемые, так и нейропсихологические тесты были упорядочены по полному алгоритму кластеризации связей (см. текст).

Чтобы еще больше улучшить визуальное впечатление от кластеров, переменные нейропсихологического теста (строки изображения данных) были упорядочены с использованием по существу той же процедуры, которая использовалась при кластеризации семей. Первоначальные кластеры теперь представляли собой отдельные переменные векторы x . я = ( х я 1 ,…, х ИН ) и попарное расстояние между двумя кластерами C р и С с был определен как

д руб = макс{1/| в и | : i С р , j С с },

, где c и обозначает корреляцию между переменными i и j .Таким образом, на каждом шаге алгоритм объединял кластеры с наиболее коррелирующими переменными.

Нижняя часть рисунка 2 визуализирует фактический процесс кластеризации с использованием дендрограммы. История (вертикальное направление) слияний показана от начала (одна семья в каждом кластере) до конца (все семьи в одном кластере). Одновременно исследуя два изображения, можно найти разумное значение для количества кластеров и представить характеристики кластерного решения удобным способом.Также полезно отслеживать меру расстояния между кластерами на предмет возможных больших скачков, которые указывают на слияние двух удаленных кластеров (рис. 3).

Рисунок 3

Слияние расстояний. Расстояние между кластерами (расстояния слияния) как функция количества кластеров. Вертикальная линия указывает на предполагаемый результат трех кластеров, после чего наблюдается явный скачок в расстояниях слияния.

Проверка результатов кластера

Кластеры были получены путем рассмотрения семей как отдельных объектов, непохожесть которых измерялась различиями в производительности парных тестов между членами семьи.Поэтому можно спросить, кажутся ли найденные кластеры отдельными группами, если рассматривать их просто как наборы отдельных субъектов. Мы рассмотрели этот вопрос, многократно разделив 54 семейства на три случайных кластера с тем же числом семейств, что и в предложенном трехкластерном решении, и вычислив для каждой из трех пар сгенерированных кластеров отношение BW р , с = Б р , с /( Вт с + Вт р ), где Б р , с — среднее расстояние между субъектами из кластеров r и s (в 19-мерном пространстве) и W р — среднее расстояние между субъектами в кластере r .Статистика BW р , с принимает большое значение, если расстояние между субъектами из разных кластеров велико по сравнению с расстоянием между субъектами внутри самих кластеров, что указывает на то, что два кластера разделены в 19-мерном пространстве, определяемом используемыми переменными. Если значения BW р , с для предложенных трех кластеров значительно выше, чем для случайного разбиения, мы принимаем это как свидетельство того, что найденные кластеры действительно составляют значимые группы и на уровне отдельных испытуемых.

Далее, после кластерного анализа, предложенные семейные кластеры были исследованы на наличие различий по демографическим и нейропсихологическим показателям. Кроме того, пациенты, включенные в кластеры, были исследованы на предмет различий в клинических переменных, оцененных по шкале OPCRIT (преморбидная социальная адаптация, ответ на нейролептическое лечение, хроническое течение, возраст дебюта) расстройства. При сравнении демографических и клинических переменных применялся критерий хи-квадрат или t-критерий, оба двусторонние.Различия количественных нейропсихологических показателей анализировались с помощью модели линейных смешанных эффектов (ЛМЭ), учитывающей зависимость между испытуемыми, которых априори, происходили из одних и тех же семей. Таким образом, семья была включена во все модели как случайный эффект, а возраст и пол — как фиксированные эффекты. Кроме того, были проведены апостериорные модели с годами обучения в качестве дополнительного фиксированного эффекта, известного вмешивающегося фактора когнитивных функций. Во всех этих анализах уровень вероятности <0.05 указывает на статистическую значимость. Анализы проводились с использованием статистического программного обеспечения S-Plus, версия 3.4 [26].

2 вопроса, на которые может ответить только шизофреник или гений / AdMe.ru

По внешнему виду отличить нормального человека от шизофреника практически невозможно. Многие психиатрические тесты и методы используются для того, чтобы выяснить, что происходит в голове пациента, и определить, нуждается ли он или она в помощи.

AdMe.ru приготовил для вас 2 простых вопроса, на которые может ответить только шизофреник или незаурядная гениальная личность.

Важно: Чтобы получить точные результаты, отвечайте на вопросы в соответствии со своими ощущениями. Постарайтесь сконцентрироваться на том, что вы видите, а не на том, как это должно выглядеть. Теперь внимательно посмотрите на изображения и ответьте на вопросы.

1. Маска выпуклая с одной или с двух сторон?

2. Вращается ли маска в одну или в две стороны?

Ответы

1. Маска выпуклая только с одной стороны.

2. Маска вращается в правильном направлении.

Кто ты? Сумасшедший или гений?

Если вы ответили неправильно на оба вопроса, не волнуйтесь: вы совершенно здоровый человек. Если один из ответов был для вас очевиден, пора завести друга-психиатра.

Правда в том, что мозг здорового человека склонен к самообману . Учитывает искусственные формы и лишние тени, «подправляя» картинку.Мы проглатываем крючок иллюзии, независимо от того, хотим мы этого или нет.

У шизофреников нет такого воображения. Их мозг не может установить связь между деталями. Они видят маску такой, какая она есть на самом деле. Для них маска вогнута и вращается в одном направлении.

Какое значение имеет гений? Шизофрения и гениальность не так уж отличаются. Но все же различить их можно. Гениальные личности обладают обоими типами мышления: как здорового человека, так и шизофренического, и способны переключаться между типами мышления.Они видят иллюзию так, как ее видит нормальный человек, но они также сразу видят подвох. Если они захотят, их мозг может перестать воспринимать обман.

западных тестов на шизофрению диагностируют иммигрантов | Умные новости

Фотография Джо Скиннера

По статистике иммигранты чаще болеют шизофренией. В Дании показатели шизофрении от 5 до 12 раз выше среди иммигрантов-инуитов из Гренландии. Марокканские мужчины, переезжающие в Нидерланды, в семь раз более подвержены риску шизофрении, чем коренные голландцы.Афро-карибцы в Англии в девять раз чаще болеют шизофренией. Статистика продолжается. Но новые исследования показывают, что дело не в том, что у этих людей более высокий уровень шизофрении, а в том, что наши тесты на шизофрению смещены, чтобы чрезмерно диагностировать иммигрантов.

По словам Евы де Лозанн из United Academics, «стандартизированный тест может привести к гипердиагностике иммигрантов из-за неверной интерпретации культурных особенностей». Мало того, что большинство врачей не знают культурных норм пациентов, которых они тестируют, они часто пытаются сохранить их такими, чтобы предотвратить предположения.Но это может иметь неприятные последствия, если культурное понимание повлияет на то, как люди проходят такие тесты. Де Лозанн объясняет:

Исследователь Теклех Занди подозревал, что у иммигрантов может быть гипердиагностирована шизофрения из-за различных интерпретаций симптомов болезни. В частности, слышание голосов, а также переживание диссоциации могут быть более восприимчивы к культурной интерпретации, чем может показаться на первый взгляд.

Ученые попытались выяснить, насколько плохо тесты на шизофрению объясняют культурные различия.В одном исследовании они дали 26 марокканцам и 26 голландцам два теста — нормальный и культурно-чувствительный. Тридцать месяцев спустя они вызвали тех же испытуемых и дали им те же два теста. Голландские испытуемые оба раза отвечали на тесты одинаково. Но диагностическая стабильность между первым и вторым тестами у марокканских испытуемых составила всего 27 процентов. «То, что марокканские пациенты часто «излечивались» через 30 месяцев, странно, учитывая обычно хронический характер шизофрении.С другой стороны, культурно-чувствительный тест показал одинаковую диагностическую последовательность как для голландских, так и для марокканских испытуемых.

Другие исследования также предполагают, что культурно-чувствительные тесты могут сократить разрыв между диагнозами коренных жителей и иммигрантов, когда речь идет о шизофрении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.