Сложные отношения с матерью у взрослой дочери: 6 «типичных ран» дочерей от сложных отношений с матерью – The City, 10.06.2019

Содержание

6 «типичных ран» дочерей от сложных отношений с матерью – The City, 10.06.2019

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга Пег Стрип «Нелюбимая дочь. Как оставить в прошлом травматичные отношения с матерью и начать новую жизнь». Автор книг-бестселлеров об отношениях в семье подробно разбирает проблемы, которые возникают во взрослой жизни женщин из-за детских травм, причиненных матерью. Публикуем фрагмент «Типичные раны» из второй главы «Какую власть она имела над вами».

Неуверенность

Нелюбимая дочь не знает, что заслуживает любви и внимания; она выросла в среде, где ее игнорировали, не слышали или критиковали по малейшему поводу. В ее голове звучит голос матери, сообщающий, какой она не является – умной, красивой, доброй, любящей, дельной. Этот голос так и будет отравлять ей радость от достижений и мешать раскрываться талантам, если не заставить его умолкнуть. Некоторые нелюбимые дочери рассказывают, что у них присутствуют ощущение, будто они «дурят людей», и страх, что в момент триумфа «правда раскроется». Это мнимое мошенничество может прекрасно уживаться с впечатляющими успехами. Другие буквально раздавлены лавиной критики или постоянным ощущением заброшенности и отверженности, в результате чего становятся хроническими неудачницами. По злой иронии, добиваясь меньшего, чем могли бы, или, хуже того, занимаясь саморазрушением, они лишь убеждаются, что матери были правы на их счет.


Недоверчивость

Восприимчивая и любящая мать учит свое дитя, что мир безопасен, что это место, где его нужды удовлетворяются, вопросы не остаются без ответов, что кто-нибудь поддержит в случае неприятностей или трудностей. Дочери с надежной привязанностью нетрудно положиться на людей, она не чувствует себя уязвимой, доверяя другим в силу своего мировосприятия и уверенности в собственных суждениях. Перед нелюбимой дочерью мир предстает совершенно иным – полным угроз и населенным людьми, способными ранить или подвести. «Я всегда удивлялась, – признается одна женщина, – почему кто-то хочет со мной дружить. Я не могла избавиться от мысли, нет ли здесь подвоха, а во время психотерапии узнала, что все это идет из детства». Проблема с доверием проистекает из чувства фундаментальной ненадежности отношений с матерью и распространяется как на дружеские, так и на любовные связи.

Фото: Getty Images

Все дочери с ненадежным типом привязанности имеют проблемы с доверием, хотя и в разных проявлениях. Женщина с тревожным типом привязанности постоянно ждет, что ее предадут, замечая в любом слове, жесте и выражении лица собеседника признаки того, что нужно быть начеку. Она нуждается в постоянном подтверждении, что может доверять, и по иронии судьбы ее настороженность часто порождает отношения, характеризующиеся крайней эмоциональной нестабильностью, что, разумеется, лишь усиливает тревожность.

Женщина с избегающим типом привязанности исходит из того, что полное доверие, делающее ее уязвимой, это ужасная ошибка. При избегающе-отвергающей привязанности она делает своим жизненным принципом «никому не верю», чтобы никому не позволить перехватить инициативу, при тревожно-избегающей – в силу потребности защитить себя.


Сложности с установлением границ

Восприимчивые матери с младенчества учат детей здоровой мере зависимости и независимости, уважая их эмоциональное и физическое личное пространство, в которое не вторгаются. Это подкрепляет как самостоятельное «я» ребенка («ты – это ты, и это хорошо»), так и ощущение надежной связи («если ты упадешь, мамочка будет рядом и поможет тебе»). Напротив, нелюбимой дочери, которую игнорировали, сложно почувствовать себя независимой личностью, поскольку она слишком сосредоточена на том, чтобы добиться внимания матери. Ту же роль она зачастую играет во взрослой жизни, самозабвенно ублажая других и страдая от неспособности сказать «нет». Она буквально растворяется в отношениях, потому что не понимает, как функционируют границы между людьми, и это может привести к повторению ее худшего кошмара – игнорирования.

Дочери нетерпимых и беспардонных матерей, совершенно не уважающих личное пространство, могут путать защитную броню или крепостную стену с тем, что составляет здоровую психическую границу. Еще более серьезная проблема заключается в том, что неспособность правильно устанавливать границы личного пространства и непонимание их важности делает почти невозможными создание и поддержание нормальных отношений, пока женщина не переместит неосознанные уроки, усвоенные в детстве, в область осознаваемого и не изменит образ действий.


Неадекватная самооценка

Мы узнаем, кто мы, наблюдая, с каким выражением лица смотрят на нас другие люди, особенно матери, и как они реагируют на нас, наши слова и поступки. Один за другим эти сигналы с самого раннего детства формируют самовосприятие. Любящая и чуткая мать помогает ребенку не только составить позитивное представление о самом себе, но и принять себя. Принятие позволяет видеть себя как целостную личность со всеми достоинствами и недостатками. Главное, вы можете очень многого добиться, не будучи совершенством, потому что знаете, что вас в любом случае будут любить и принимать.
К сожалению, ничего этого не происходит, если мать не любит свою дочь.

Фото: Getty Images

Поскольку поведение матери непосредственно влияет на самовосприятие ребенка, всем нелюбимым дочерям сложно взглянуть на себя объективно. Многие впитали материнское пренебрежение и уничижение, став чрезмерно самокритичными – привыкнув объяснять любую неудачу или проблему не обстоятельствами, а особенностями своей личности и чертами характера, считая себя ничтожествами или неудачницами.


Гиперчувствительность

Для многих дочерей слова и жесты являются эмоциональными триггерами, заставляющими вспомнить, как с ними обращались в детстве. Груз неосознанного и непроанализированного прошлого мешает им идти по жизни в настоящем. Чувствительность к пренебрежительному отношению, реальному и воображаемому, и острая реакция на любую критику чрезвычайно непродуктивны и сильно осложняют жизнь. Женщина может воспринимать добродушное подшучивание как критику, одержимо прокручивать в уме случайно брошенную фразу. В силу своего детского опыта она склонна видеть тайный смысл в ничего не значащих ситуациях и ошибочно трактовать намерения и мотивы других людей.

Гиперчувствительность усугубляется неумением управлять эмоциями, что я называю «проблема Златовласки». Вскоре мы поговорим об этом подробнее.


Повторение связи с матерью во взрослых отношениях

Бессознательные паттерны – ментальные модели отношений – влекут нас к привычному. Это прекрасно для человека с надежной привязанностью: его привлекают друзья и возлюбленные, являющиеся надежными людьми, способные открыться перед другими, искренне нуждающиеся в тесных узах и наслаждающиеся ими. К сожалению, и люди с ненадежной привязанностью тянутся к тому, что им хорошо знакомо, и оказываются в отношениях, которые в конечном счете делают их несчастными, но тем не менее «комфортны», поскольку привычны.

Поиск зоны комфорта, в которой нет ничего комфортного, вынуждает нелюбимую дочь стремиться к связям, в которых она чувствует себя так же, как в детстве. «Честно говоря, я вышла замуж за свою мать, – говорит одна женщина. – Он казался полной противоположностью моей матери, но в конце концов стал обращаться со мной так же, с той же непоследовательностью, и снова я не знала, как со мной обойдутся.

Как и моя мать, он был то равнодушным, то чутким, беспощадно критичным или неопределенно-одобряющим». Многие из вас согласятся, что не только эта женщина выбрала партнера по образцу матери.

Почему у матерей и их дочерей часто бывают плохие отношения

Социолог Анна Шадрина с 2005 года изучает проблемы, с которыми сталкиваются современные женщины. Скоро в продаже появится ее новая книга «Дорогие дети: Сокращение рождаемости и рост «цены» материнства в XXI веке». «Афиша Daily» публикует фрагмент из книги об отношениях между мамами и их дочками.

Анна Шадрина

Социолог. С 2005 года изучает жизнь незамужних женщин в городах России и Белоруссии. Автор книги «Не замужем: Секс, любовь и семья за пределами брака».

Представляя свое исследование на лекциях и семинарах, я обнаружила, что тема «сложных отношений с мамой» является универсально острым предметом для дискуссий практически в любой аудитории. Рассказывая о своем семейном опыте в качестве введения в теорию материнства, я постоянно встречаю живой интерес и желание поддержать диалог. Как оказалось, мой случай весьма типичен и одновременно полезен для понимания того, как индивидуальные эмоции отражают общественную структуру.

В начале моего повествования я уже объясняла, что обратиться к изучению материнской теории меня, прежде всего, подтолкнуло намерение выяснить, почему мои отношения с мамой — самым близким и дорогим человеком — такие сложные и порой болезненные, одновременно и дающие прибежище, и ограничивающие выбор жизненных направлений. Здесь мне кажется важным сказать несколько слов о том контексте, в котором я выросла. Я была единственным ребенком в семье, мои родители прожили в браке более тридцати лет. Мой папа умер в 2005 году, мама сейчас на пенсии, живет одна. Если с мамой мы поддерживаем эмоционально тесную связь на протяжении всей моей жизни, то папа был «классическим» эмоционально отсутствующим отцом.

Быть «хорошими» друг для друга часто означает для нас предавать самих себя

С мамой мы хотя и довольно редко, но переживаем острые конфликтные ситуации. Наши разногласия, как правило, касаются разницы в представлениях о том, что «хорошо» для меня. Обычно речь идет об избыточной, с моей точки зрения, заботе, которой мама стремится меня окружить. В некоторых случаях мамины соображения, продиктованные стремлением быть «хорошей матерью», противоречат моим взглядам на личное благо. Порой из страха перед тенью «неблагодарной дочери» я уступаю ей — наперекор собственным интересам. Осознавая свою зависимость от образа «хорошей дочери», я не могу не сочувствовать желанию мамы соответствовать стандарту «хорошей матери».

Проблема осложняется тем, что и у меня, и у мамы помимо требований к себе есть определенные ожидания в отношении друг друга, связанные с нашими семейными ролями.

Эти требования с ожиданиями часто находятся в конфликте. Обижаясь на мамино желание видеть меня в ее терминах «безупречной», я не осознавала, что сама ожидала от нее отказа от собственного мировоззрения в пользу моего, только на том основании, что она — моя мать. Другими словами, для меня мама «хорошая», когда она попирает свои ценности, ориентируясь на мои интересы. Я «хорошая» для мамы, если разделяю ее мировоззрение. Таким образом «хорошая мама» моего воображения может не совпадать с «хорошей мамой» в воображении мамы. Иначе, быть «хорошими» друг для друга часто означает для нас предавать самих себя.

Подробности по теме

Русские дети не плюются кашей: что мир узнает из книги про русское материнство

Русские дети не плюются кашей: что мир узнает из книги про русское материнство

Собирая женские истории с 2005 года, я обнаружила, что мое беспокойство не уникально. Многие мои собеседницы упоминали чувства вины и обиды, сосуществующие в их дочерне-материнском опыте, вне зависимости от того, какую из семейных ролей они занимают. Ниже я приведу и проанализирую несколько цитат из интервью с участницами моего исследования.

Е., 40, журналистка, разведена, дочери 20 лет:

…когда несколько лет назад умерла моя мама, я ушла жить отдельно, оставив мужа и дочь вдвоем. Я всегда хотела жить одна, но не могла себе этого позволить, потому что должна была быть хорошей мамой и женой, и вообще хорошей. А после смерти мамы я поняла, что мне больше не для кого быть хорошей мамой. Мне вообще больше не надо быть мамой. Я знаю, что они оба справятся без меня. Дочка уже взрослая, и муж не ребенок…

Из многих интервью становится понятно, что эталон «хорошей дочери» определяет отношения женщины не только с матерью, но и с ее детьми. В данном фрагменте информантка говорит о том, что быть «хорошей дочерью» для нее означало выбирать стратегии, которые распознаются в ее семье как поведение «хорошей матери». Эта цитата представляется мне крайне важной с точки зрения работы социального механизма воспроизводства материнства, о котором писала Нэнси Чодороу («Воспроизводство материнства: психоанализ и социология пола».

— Прим. ред.). В перспективе Чодороу семейная социализация в гендерно-сегрегированном обществе с раннего детства навязывает устойчивые роли и идентичности, определяющие направление жизненных траекторий.

Когда мы развелись с мужем, я была в шоке. Оказалось, что он может выйти из обязанностей, а я нет

В., 42, доцент, разведена, сыну 16 лет:

…мама постоянно звонит мне и спрашивает, ела ли я, тепло ли одета. Ее контролирующая забота меня раздражает. Ужас в том, что я полностью воспроизвожу это со своим сыном. Я все время думаю о том, где он, ел ли. Он, как и я, реагирует: «Мама, отстань!»

…когда мы развелись с мужем, я была в шоке. Оказалось, что он может выйти из обязанностей, а я нет. Я должна отвечать буквально за все. Если я хочу, чтобы ребенок общался с отцом, я должна это организовать, проявить инициативу…

Он может легко не учитывать расходов на содержание ребенка.

Например, потратиться на отпуск, а на мою просьбу выделить деньги на одежду или учебу сыну сказать: «Денег нет». Мне так сказать некому. Мне просто нужно их иметь, иначе нам нечего будет есть. Я сначала планирую деньги «на ребенка», а потом, если останется, могу подумать про расходы на отпуск.

…инициатива рождения ребенка принадлежала бывшему мужу. Ужас в том, что мужчина может сказать: «Я хотел ребенка, но, когда он появился, я понял, что быть родителем — это «не мое». И такое «оправдание» сходит ему с рук! Я так сказать не могу. Я отвечаю за выживание, мне некуда деваться. Это чудовищно несправедливо. Сколько возможностей для саморазвития матери упускают, в то время как жизнь отцов может не меняться с появлением детей!

На мой взгляд, данный фрагмент весьма красноречиво отражает работу гендерного режима, создающего условия для возникновения драматической привязанности между матерью и «ее» ребенком. Гиперопеку, таким образом, можно понимать как аффект гиперответственности, которая общественным устройством возлагается на мать вне зависимости от ее желаний. Гиперопека и ее структурная причина — гиперответственность — также воспроизводятся из поколения в поколение. Интересно, что, переживая эксцесс материнской заботы как стратегию «плохой матери» в отношении себя, информантка повторяет ее со своим сыном в качестве стратегии «хорошей матери». Таким образом представления о приемлемых материнских практиках зависят от той семейной роли, с которой ее оценивают.

Подробности по теме

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

А., 40, социолог, замужем, сыну 4 года:

…я обвиняла маму за плохое ко мне отношение — и наказывала своего сына за это, как бы копируя ее. У нас с ней была долгая история любви и ненависти, поэтому я никогда не стремилась к собственному материнству. Но тут нежданно случилась семья — и в ней бабушка с дедушкой бредили внуком или внучкой, молча ждали с умоляющими глазами пару лет, а я их полюбила…

Парадоксальность ситуации, описанной участницей исследования, состоит в том, что быть «хорошей дочерью» «плохой» в ее воображении матери означает быть также «плохой матерью», то есть перенимать педагогические приемы, не соответствующие ее представлениям о приемлемых (из перспективы сегодняшнего дня) практиках заботы. Собеседница говорит о том, что к своему репродуктивному выбору она приходит через лояльность ценностям родителей мужа, в противовес тому мировоззрению, которое, как она считает, сложилось в результате ее взаимодействий с собственной матерью. Можно предположить, что материнство рассказчицы становится условием, при котором она может стать «хорошей приемной дочерью» своих «новых хороших родителей».

Рожать буду потом. Специально для мамы

Т., 32, проект-менеджер:

…раньше я хотела детей. А сейчас нет. Я иногда завидую женщинам, которые «отстрелялись» в юности. Чем старше ты, тем страшнее решиться изменить свою жизнь раз и навсегда. Ребенок — это не мужчина. Его не выставишь за дверь, если он тебя утомил. Я думаю, что если забеременею, то сделаю аборт. Рожать буду потом. Специально для мамы…

Репродуктивные и родительские стратегии в опыте моих информанток оказываются тесно спаянными с семейными функциями, которые натурализируются как женские, передаются из поколения в поколение и регулируются под воздействием культурных идеалов «хорошей матери» и «хорошей дочери». Стандарты «хорошей матери» и «хорошей дочери» одновременно выступают и политическими категориями, вызывая сложные эмоциональные переживания.

Классик социологии эмоций Арли Рассел Хохшильд объясняет, что в гендерно-сегрегированном обществе социализация, возложенная на мать, разворачивается в целом по двум возможным сценариям. Мать либо передает ценности того порядка, в котором была воспитана сама, либо мотивирует детей (чаще дочерей, в связи с тем, что сыновьям обычно прививаются отдельные ориентиры) этому порядку сопротивляться. Нередко транслируя несправедливые в отношении женщин нормы, матери вынуждены выбирать между тем, чтобы быть «хорошими матерями» или «добрыми», что в данной парадигме не является тождественными категориями. Хохшильд показывает, что в обществах, функционирующих в интересах отдельных групп, более высокий статус для угнетенного класса становится доступным посредством угнетения менее защищенных в интересах угнетателей.

«Неспокойная совесть» выступает здесь индикатором нарушения условий групповой принадлежности — «в нашей семье так не поступают»

Так, например, в Китае до XX века существовала традиция женского бинтования ног. Маленьким девочкам из обеспеченных семей калечили кости ступней, чтобы прекратить их рост. Представления о красоте формировались популярной легендой о том, что маленькая ножка определяет форму вагины, увеличивая наслаждение сексуального партнера. Женщины с травмированными ногами не могли свободно ходить и выполнять физическую работу, но высоко ценились на брачном рынке как усовершенствованные инструменты блаженства. Китайские матери веками ломали ноги своим дочерям, подчиняясь действовавшему порядку. В патриархатной системе, где правят мужские интересы и нет условий для женской солидарности, чтобы совместно противостоять несправедливости, старшие женщины зарабатывали привилегии, реализуя одобряемое поведение, прикрывая бесчинства риторикой традиций. В этой ситуации «хорошая мать» — та, которая калечит свою дочь, мать, щадящая свое дитя, считается «плохой».

Подробности по теме

Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил

Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил

В свою очередь, идентичность «хорошей» дочери всегда связана с интернализацией материнских установок. Но в наше время новый экономический порядок запрашивает формирование индивидуалистских ценностей. Идеология индивидуализации, ставшей результатом «второго модерна», часто конфликтует с коллективистской моралью, с точки зрения которой поиск способов частной реализации может пониматься как обесценивание предшествующего опыта или «неуважение» групповых интересов.

Эмоциональные переживания, сопровождающие ценностные конфликты, в этой перспективе служат механизмом регулирования лояльности семье или другому коллективу. Иначе говоря, «неспокойная совесть» выступает здесь индикатором нарушения условий групповой принадлежности — «в нашей семье так не поступают». С другой стороны, «следование традициям» может сопровождаться переживанием утраты верности себе. Таким образом, эмоции — в данном случае в отношениях с матерью как с агентом или контрагентом действующего порядка — отражают не только различные групповые ценности, но и борьбу за властную позицию, с которой провозглашаются мировоззренческие идеи.


«Новое литературное обозрение», Москва, 2017

Мать и ее взрослая дочь. Тупик в отношениях

   Назревшая тема, хотя совсем не просто обсуждать, может даже осуждать, наших мам и делать какие-то заключения. Но, слишком много женщин приходят на прием к психологу с этим вопросом – моя родная мама мне не дает жить, что делать?

    Сразу оговорюсь – не стоит читать эту статью женщинам, чьи отношения с матерью хороши и спокойны, вы не поймете боли и страданий множества женщин, не знающих подобных родительских отношений, не испытавшие материнской любви, заботы и понимания. Вам очень повезло – родиться в любящей и заботливой семье, впрочем, как и мне. Но есть и обратная сторона взаимоотношений – полнейшее не взаимопонимание, неуважение и даже равнодушие со стороны, казалось бы, самого близкого и родного человека – мамы.

    Ситуации бывают разными. В одной семье мать не разрешает своей молоденькой дочери встречаться с парнем. В другой – взрослая дочь, имея свою собственную семью, почему-то всегда должна советоваться с матерью и получать от нее положительную оценку. 

  Или, что еще хуже, когда мать в откровенных контрах с зятем, наговаривая про него нелицеприятные вещи, тем самым нервируя дочь. Постоянно просит ей помогать в чем угодно, хотя сама может легко справиться, лишь бы дочь о ней заботилась. Ну и так далее, случаев множество. 

   Но суть одна – мать не отпускает свою дочь от себя! И не важно, сколько лет дочери, может уже далеко за 40, она все равно контролирует ее, следя за каждым поступком, заставляя отчитываться о прошедших событиях. Ей обязательно надо высказаться по любому поводу, хотя ее мнения никто не спрашивает, и матери даже все равно, расстроилась ее дочь или нет. «А в чем дело? Я же твоя мама и желаю тебе только лучшего!» Совершенно не понимая, что это «лучшее» для нее, а не для ее дочери. Может устроить истерику, пустив слезы, если ей не понравится реакция и высказывания на ее замечания. И никакие просьбы и уговоры на нее не действуют, в ответ либо обида со словами «как ты можешь обижать мать?», либо ссора с криком и оскорблениями. Ну не понимает она, что дочь должна жить своей собственной жизнью, что у нее свой собственный характер, непохожий на мать, а может и похожий, но она не желает жить, как ей мама укажет! Не понимает, что дочь вполне самостоятельный человек, способный сам отвечать за свои поступки, желая прожить свою собственную жизнь, совершая свои собственные ошибки! Никак не хочет этого понимать, искренне веря, что любит свою дочь, и желает ей только добра.

  Что делать? Тяжелая, к сожалению, неразрешимая проблема. Невозможно перевоспитать свою мать, заставить пересмотреть ее взгляды, изменить позицию в отношении собственного ребенка. Такая уж мама! Самое простое – разъехаться. Стараться не разговаривать долго по телефону, поменьше давать информации, говорить только о самом важном. Не вступать в полемику или обсуждения каких- либо событий, неприятные для вас, не давать повода для нравоучений. Чем меньше информации у матери, тем меньше разговоров и наставлений. Но это не значит, категорически, что можно забыть про нее, ни в коем случае! Даже приехав к ней навестить или помочь, как только начнется «мораль», дайте маме знать, что это «сложная» для вас тема. Постарайтесь донести до неё все ваши мысли и соображения, по поводу которых у вас конфликт или спор. Искренне любящая мать вас всегда поймет, а вот если нет взаимопонимания, тогда принцип простой – меньше общения! Так будет лучше всем! Рано или поздно мама поймет как нужны вы ей, приняв ваше мнение и позицию. Не забывайте о своей матери, но и помните о себе и своей семье! И делайте выводы, чтобы уже ваша дочь от вас не страдала!

Когда отношения матери и дочери похожи на безумие

Вот это тот разумный подход, когда на ребенка смотрят как на отдельное существо со своими личностными особенностями. А сколько мы знаем матерей, которые вроде бы проявляют заботу: водят детей по кружкам, выставкам, концертам классической музыки, потому что по их глубокому ощущению именно это и нужно ребенку. А потом еще и шантажируют их фразами вроде: «Я на тебя всю жизнь положила», которые вызывают у взрослых детей колоссальное чувство вины. Повторюсь, это выглядит как психоз.

По сути, психоз – это и есть неразличение того, что происходит внутри тебя, и того, что вне. Мать находится вне дочери. И дочь находится вне ее. Но когда мать считает, что дочери нравится то же, что и ей, она начинает терять эту границу между внутренним и внешним миром. И у дочери происходит то же самое. Они одного пола, они и правда очень похожи. Вот тут возникает тема разделенного безумия, своего рода взаимный психоз, который распространяется только на их отношения. Если не наблюдать их вместе, можно вообще не заметить никаких нарушений. Их общение с другими людьми будет вполне нормальным. Хотя возможны отдельные искажения. Например, у этой дочери с женщинами материнского типа – с начальницами, преподавателями-женщинами.

К. К.: А что предрасполагает к возникновению такого разделенного безумия? Какой-то особый тип личности, какие-то условия воспитания?

М. Т.: Очень сложный вопрос. Здесь необходимо напомнить о фигуре отца. Одна из его функций в семье – в какой-то момент встать между матерью и дочерью. Так появляется треугольник, в котором есть отношения и у дочери с матерью, и у дочери с отцом, и у матери с отцом.

Но очень часто мать старается устроить так, чтобы общение дочери с отцом шло через нее. Треугольник разрушается. Я встречала семьи, где у нескольких поколений воспроизводится эта модель: есть только матери и дочери, а отцы удалены, или они в разводе, или их и не было, или они алкоголики и не имеют никакого веса в семье. Кто в этом случае их близость и слияние разрушит? Кто поможет им отделиться и смотреть куда-то еще, кроме как друг на друга, и «зеркалить» свое сумасшествие?

Кстати, вы знаете, что практически во всех случаях Альцгеймера или каких-то других видов старческого слабоумия матери называют дочерей «мамами»? На самом деле в таких симбиотических отношениях нет различения, кто кому кем приходится. Все сливается.

К. К.: По поводу важной роли отца в семье. Меня в какой-то момент удивило, что я про многих знакомых женщин могу понять: мамина она дочка или папина. Есть девочки, которые больше любят отца, больше ему подражают, следуют за ним, а есть, наоборот, мамины дочки. Можно это как-то объяснить?

М. Т.: Знаете, как в народе говорят? Для того чтобы ребенок был счастливым, девочка должна быть похожа на папу, а мальчик на маму. И еще есть поговорка, что отцы всегда хотят сыновей, а любят больше дочерей. Эта народная мудрость вполне соответствует предуготованным природой психическим отношениям. Я думаю, что девочке, которая растет «маминой дочкой», особенно тяжело от матери отделяться.

К. К.: Отношения матери и дочери в подростковом возрасте особенно сложны?

М. Т.: Да, это тяжелый период. Девочка вырастает, вступает в детородный возраст и оказывается как бы на поле взрослых женщин, тем самым выталкивая мать в поле старых женщин. Это не обязательно происходит в данный момент, но суть изменений в этом. И многие матери, не отдавая себе отчет, переживают это очень болезненно. Что, кстати, отражено в народных сказках про злую мачеху и юную падчерицу.

Действительно, трудно выносить, что девочка, дочка расцветает, а ты стареешь. У дочери-подростка свои задачи: ей нужно отделиться от родителей. По идее то либидо, которое пробуждается у нее после латентного периода в 12–13 лет, должно быть повернуто из семьи вовне, на сверстников. И ребенок в этот период должен из семьи выходить.

Если связь девочки с матерью очень тесная, ей трудно вырваться. И она остается «домашней девочкой», что воспринимается как хороший знак: вырос спокойный, послушный ребенок. Для того, чтобы отделиться, преодолеть притяжение в такой ситуации слияния, у девочки должно быть очень много протеста и агрессии, что воспринимается как бунт и испорченность.

К. К.: Но если мать осознает все опасности и подводные камни подобных отношений, им с дочерью будет легче разделиться?

М. Т.: Все осознавать невозможно, но, конечно, им будет легче. Вы как-то задали мне такой радикальный вопрос: «Обязана ли дочь любить свою мать?» На самом деле дочь не может не любить свою мать. Но в близких отношениях всегда есть и любовь, и агрессия, а в отношениях матери-дочери этой любви море и агрессии море. Вопрос лишь в том, что победит – любовь или ненависть?

Всегда хочется верить, что любовь. Всем нам известны такие семьи, где все относятся друг к другу с уважением, каждый видит в другом личность, отдельного человека, и при этом чувствует, насколько он родной и близкий.

как воспитать счастливую дочь? — психолог Мария Кравчук

Как воспитать счастливую дочь?

Мама — это слово должно вызывать в каждом человеке прилив тепла, нежности, чувство благодарности и безграничной любви. Но психологи знают, что такие эмоции испытывают не все. Для многих общение с мамой — это история боли, непонимания, взаимных обид и упреков. И чаще всего такие сложные отношения складываются между матерью и дочерью.

Из этой статьи ты узнаешь, какие ошибки в воспитании девочек совершают мамы и к чему они приводят, как понять и простить свою мать, наладить плохие отношения с дочерью. А еще, как вырастить свою дочь счастливой.

Как отношение матери влияет на судьбу дочери

Ненависть к матери и зависимость от матери — это две крайности разрушительных для ребенка родительско-детских отношений. Самое печальное, что в обоих случаях они лишают ребенка, и в первую очередь дочь, возможности вырасти счастливым человеком и полноценно реализоваться во взрослой жизни . Я выделяю четыре типа матерей, которые формируют такие отношения.

Мать равнодушная

Равнодушие само по себе страшное состояние. Но еще страшнее, когда ты видишь его в собственной маме. Как девочка может расти счастливой, уверенной в себе, стремящейся к успеху, если у нее не получается добиться самого необходимого — маминого внимания и любви? Дочь испытывает разные способы получить от нее хотя бы одобрение — капризы, болезни, хорошие и плохие поступки — но все безрезультатно. Взрослея, она осознает бесполезность своих стараний и выбирает один из трех вариантов:

  • Усиливает попытки завоевать любовь;
  • Прекращает их и становится такой же равнодушной;
  • Ищет понимание в других людях.

Первые два пути ведут в никуда. В первом случае девочка, а затем взрослая женщина, тратит всю жизнь на то, чтобы получить любовь и понимание матери, так и не осознав, что она просто не способна дать ей это. Во втором случае дочь повторяет сценарий мамы, точно также обделяя любовью уже собственных детей.
А вот с третьим вариантом все сложнее. Хорошо, если рядом с девочкой есть близкие люди, которые могут хотя бы частично компенсировать ей недостаток материнской любви — папа, бабушка, тетя. Или находит достойного наставника — учителя, тренера. Тогда у нее есть шанс вырасти счастливой и реализовать себя. Если такого человека рядом с ребенком не оказывается, поиски понимания могут закончиться в дурной компании, в секте, несчастливым ранним замужеством.

Мать обвиняющая

Чаще всего такие отношения между мамой и дочкой формируются, если

  1. беременность была незапланированной и нежеланной;
  2. женщина родила в слишком юном возрасте;
  3. мать воспитывает дочь в одиночку.


Во всех этих ситуациях ребенок воспринимается мамой как помеха, из-за которой у нее не складывается жизнь, она не может реализовать себя, исполнить свои мечты.
Постоянно повторяя — «все из-за тебя», «если бы не ты», «от тебя одни проблемы», она формирует в дочери чудовищный комплекс вины и неполноценности.
На консультациях мне очень часто приходится работать с женщинами, неспособными построить отношения и найти себе место в жизни из-за подобных установок. Избавиться от такого материнского «наследства» крайне сложно.

Мать самопожертвенная

Наверное, самый сложный сценарий отношений мамы и дочери. В них мать считает себя недостойной каких-либо радостей и удовольствий. Она не может купить себе красивую одежду, поехать на отдых к морю, пойти в ресторан. И все эти потребности (они ведь никуда не деваются) женщина реализует через ребенка. Она одевает дочь в самые роскошные платьица, оплачивает отдых в лучших летних лагерях или отправляет на учебу за границу, покупает дорогую технику. При этом сама по несколько лет носит одни туфли.
Когда дочь вырастет и понимает, что мама всю жизнь посвятила ей, полностью игнорируя свои потребности, она чувствует себя виноватой и обязанной. И это чувство, как заноза, не дает ей покоя. Она хочет отблагодарить мать, вернуть ей долг и тем самым освободиться от гнетущего состояния. И возможности у нее для этого есть — она успешная, хорошо зарабатывает (снова таки, благодаря образованию, которое обеспечила мама). Но мать отказывается принимать от нее что-либо. И этот коктейль из чувства обязанности и чувства вины отравляет дочери жизнь.
Почему я считаю этот сценарий сложным? Потому что очень тяжело понять причину негативного отношения к матери. Ведь она дала ребенку все — любовь, заботу, внимание, понимание. Обычно размотать этот клубок чувств удается только с помощью психолога.

Мать гиперопекающая

Гиперопека деструктивна в любом виде. Она не дает возможности ребенку научиться быть самостоятельным, иметь свое мнение, принимать решения, получать собственный опыт. В младшем школьном возрасте дочь гиперопекающей матери не может нормально общаться со сверстниками. Из-за того, что мама постоянно вмешивается, устраивает «разборки» с каждым обидчиком, одноклассники стараются держаться подальше от девочки.
Взрослея, дочь либо начинает бунтовать и в конце-концов отвоевывает свое право на свободу, либо становится полностью зависимой от матери. Если события развиваются по второму сценарию, во взрослом возрасте проблема отношения к матери — зависимость от нее, от ее мнения — отразится на всех сферах жизни дочери. Выбирая мужа, работу, даже имена для собственных детей, она будет согласовывать их с мамой.

Ошибки в воспитании девочек

Даже любящая и понимающая мама может усложнить жизнь дочери, несознательно навязывая ей комплексы и негативные установки. Приведу примеры самых частых ошибок в воспитании, результаты которых мне часто приходится прорабатывать на консультациях.

«Ты же девочка»

«Девочкам нельзя…», «Девочки должны…», «Девочке нужно…» — вместо многоточий в каждой фразе можно вставить десятки, если не сотни, установок, которые в наше время не то что не актуальны, а просто убийственны для психики будущих женщин. И все эти установки в детстве закладывают им родители, воспитатели, учителя.

  • Девочка не должна грубить и спорить;
  • Девочка должна быть скромной;
  • Девочке дружить с мальчиками нельзя;
  • Девочка должна уметь готовить/убирать/стирать;
  • Девочке нужно быть послушной.

Как думаешь, каким человеком вырастет дочь с такими установками? Не гадай, я отвечу тебе точно: это будет безынициативная, запуганная, покорная, не чувствующая себя и свои желания женщина. Хочешь такое будущее для своей дочери? Я уверена, что нет. Поэтому никогда не говори ей, что она что-то должна или не должна делать/уметь/хотеть только потому, что она девочка.


Хочешь привить ей какие-то навыки, научить быть хозяйкой, ухаживать за собой, адекватно относиться к мужчинам, тогда:

  1. Покажи на собственном примере. Объясни, почему ей выгодно уметь готовить. Не потому что это обязанность каждой хорошей жены, а потому что это искусство и способ выразить себя. Содержать дом в чистоте нужно, чтобы в любой момент можно было пригласить гостей и не краснеть из-за беспорядка. Следить за собой, хорошо выглядеть — не для мужа, а для себя.
  2. Предложи что-то сделать, не апеллируя к ее половой принадлежности. Неправильно: «Давай я научу тебя шить, это должна уметь каждая женщина».
    Правильно: «Как считаешь, здорово было бы уметь самой шить модную одежду, но не такую, как у всех ? Могут тебя научить, если хочешь».
  3. Дай ей возможность выбирать. Сегодня уже не осталось исключительно мужских или исключительно женских занятий. Если между танцами и вольной борьбой дочка выбирает второе, не нужно ее отговаривать. Поддержи, дай возможность попробовать себя в этом.
Непосильная ответственность

Не нужно превращать старшую дочь в няньку младших детей. Тем более наказывать или упрекать, что по ее недосмотру ребенок сделал что-то не то — испачкался, разбил посуду, разрисовал стены. До 10-12 лет дети физически и психологически не готовы нести ответственность за кого-то. Они и за себя-то толком отвечать еще не умеют, а такой груз им просто непосилен. Особенно девочкам.

Очень многие из моих собеседниц на консультациях вспоминали свои детские годы как «сплошной кошмар» именно по этой причине. И уже став взрослыми они не могли простить мамам за то, что они лишили их счастливого или просто нормального детства.

Очень запомнилась история Вероники, которая обратилась ко мне с необычной проблемой — она боялась стать матерью. Девушка уже восемь лет была замужем и все это время в тайне от мужа принимала контрацептивы. В последний год муж стал настаивать на обследовании, поскольку хотел ребенка.

Вероника боялась, что, узнав о приеме контрацептивов, он разведется с ней. Но еще больше она боялась родить. И это был страх не самих родов или что испортится фигура. Это был именно страх материнства. И она никак не могла его себе, и тем более мужу, объяснить. После нескольких сеансов мы нашли причину — она пряталась в детстве.

В шестилетнем возрасте Веронику часто оставляли присматривать за младшими братьями-близнецами. Один раз маленькие непоседы устроили на кухне пожар — плеснули подсолнечное масло на газовую плиту, где как раз грелся чайник. Плита стояла у окна и вспыхнул тюль. Огонь быстро потушили, но в этом происшествии обвинили девочку — «недосмотрела».

Мама с папой во всех деталях описали ей, что произошло бы, если бы они не зашли в комнату вовремя — как из-за нее горели бы малыши, как слазила их кожа, плавились волосы, как они задыхались в дыму. Впечатлительная шестилетняя девочка так ярко представляла эту картину, что страх быть ответственной за кого-то глубоко засел в ее подсознании.

Со временем сама ситуация почти стерлась из памяти, но эмоции и переживания никуда не делись. И даже став взрослой женщиной, она не могла побороть в себе страх ответственности. Кстати, по этой причине она никогда в жизни не заводила домашних животных. В ее доме даже не было комнатных растений.

Первое, что я посоветовала ей сделать, прежде, чем работать с этой проблемой на консультациях, объяснить ситуацию мужу. Его поддержка была очень важна для Вероники и для успешного разрешения ее внутреннего конфликта — желанием стать мамой и страхом ответственности за ребенка. У нас все получилось. Спустя полгода девушка забеременела и родила чудесную малышку.

«Все мужчины сво…»

Негативные установки в отношении мужчины девочкам навязывают мамы, которые сами не сумели выстроить здоровые отношения:

  • Матери-одиночки;
  • Жены абьюзеров;
  • Женщины, которые подвергались насилию.

В абсолютном большинстве случаев это женщины с психологией жертвы, воспитанные такими же мамами-жертвами. И если девочка, выросшая в такой семье, не увидит эту передающуюся по наследству закономерность, она повторит судьбу своей мамы, бабушки и передаст установку — «все мужики сволочи» — уже своей дочке.

Как наладить эмоциональную связь с ребенком и вырастить счастливую дочь

Только счастливая мать способна вырастить счастливых детей — это аксиома. Лишь собственным примером ты можешь показать дочери, как радоваться простым вещам, как находить преимущества даже в негативных ситуациях.

Какой должна быть мама для дочки, чтобы девочка росла счастливой? Требований не много:

  1. Любящей. Если ребенок чувствует, что его любят в любой ситуации, он не боится быть собой;
  2. Понимающей. Очень важно дать дочке понять, что ее проблемы волнуют маму, что в трудных ситуациях она может обратиться к ней за советом или помощью;
  3. Честной. Обман разрушает любые отношения, в том числе мамы и дочери. Доверительные разговоры, правдивые ответы на вопросы — вот что укрепляет связь с ребенком;

Это главное, что нужно ребенку от родителей. Все остальное второстепенно.

Что делать, если чувствуешь, что теряешь эмоциональную связь с дочерью? Советы психолога

Недопонимание и конфликты с ребенком обычно возникают в переходном возрасте. Бунтарство естественно для этого периода. Меняется психология отношений мамы и дочки. В норме из плоскости зависимы они переходят в формат партнерских. Но, к сожалению, родители не всегда готовы к таким переменам. И если в нужный момент они не перестраиваются, в отношениях появляется напряженность. Как правильно поступить в этом случае:

  1. Мысленно вернись в прошлое и постарайся понять, в какой момент появился холодок в ваших отношениях. Возможно, это случилось после ссоры или какого-то неприятного события. Этот момент нужно вспомнить, чтобы понять, что именно в твоем поведении оттолкнуло ребенка: грубый тон, какой-то запрет, сарказм в его адрес, обман и т.д.
  2. Не пытайся исправить ситуацию в одночасье и стать «идеальной мамой» за один вечер. Это будет выглядеть фальшиво.
  3. Не старайся стать другом своей дочери — оставайся для нее мамой, человеком, к которому можно прижаться, который защитит, поймет и всегда будет на ее стороне.
  4. Ищи точки соприкосновения. Это очень тяжело, поскольку ребенок-подросток стремится к противоположному — разорвать связь, стать самостоятельным. Главное — не сдаваться.
  5. Не будь навязчивой, не требуй раскрывать все секреты, делиться мыслями и проблемами, если дочь не хочет. Просто дай ей понять, что ты в любой момент готова выслушать и помочь. Этого достаточно.
  6. Жди. Переходный возраст пройдет, и твоя девочка вернется к тебе. Правда, уже совсем другой. И тогда тебе придется искать ответ на вопрос — как вести себя со взрослой дочерью?

Психология отношений между матерью и взрослой дочерью

На консультациях мне часто приходится слышать жалобы, что мама не понимает взрослую дочь, продолжает воспринимать ее как ребенка, воспитывать, навязывать свое мнения, учить как жить. И эти истории, конечно же, не про счастливые отношения. Чтобы такая ситуация не сложилась в твоей семье, соблюдай правила.

  • Обеспечь дочери личное пространство и не нарушай его. Ее комната теперь принадлежит только ей. Не входи в нее, когда дочки нет дома. Стучи, если она в комнате, и входи только с разрешения.
  • Если дочь арендует квартиру или уже обзавелась собственной, не нарушай правила ее дома. Приходи по приглашению или спрашивай разрешения прийти. И не забывай — в ее доме ты гость. Поэтому не пытайся установить свои порядки.
  • Обсуждай с ней только то, о чем она согласна говорить. Помни: мамины советы дочке нужны только по запросу.
  • Не вмешивайся в ее отношения с мужчинами. Она все равно вряд ли тебя послушает. А любую критику в адрес любимого человека примет на свой счет.
  • Не заставляй ее чувствовать себя виноватой, за то что она тебя оставила. Живи полноценной жизнью, покажи дочке, что ты счастлива. Тогда и она сможет спокойно строить свою жизнь.

Как наладить отношения с мамой

Натянутые отношения с самым родным человеком — это психологический стресс, тягостное чувство, которое не дает покоя. Недопонимания и сложности между мамой и взрослой дочерью обычно возникают, если мать не соблюдает правила, которые я перечислила выше. Чтобы исправить ситуацию и вернуть гармонию в ваши отношения, попробуй сделать следующее:

  • Поговори с матерью на чистоту и озвучь все, что не устраивает тебя в ее поведении. Постарайся это сделать максимально мягко, но четко.
  • Не поддавайся на манипуляции и объясняй, что ты понимаешь суть завуалированных высказываний.
  • Обозначь границы, если вы ссоритесь из-за ее постоянных вмешательств в твою жизнь. Скажи, когда она может тебе звонить или приходить в гости, а когда нет.
  • Если не можешь избавиться от детских обид на мать, даже став взрослой дочерью, обратись за советом к психологу. Он поможет посмотреть на ситуацию под другим углом и избавиться от негативных установок.

Помни, с возрастом все становятся эгоистичнее, и наши родители в том числе. Осознание этого дает возможность здраво оценивать их поведение и правильно на него реагировать.

Детско-родительские отношения — это очень глубокая связь, которая тянется через всю нашу жизнь и в огромной мере на нее влияет. Не всегда получается быстро и мирно решать конфликты с дочерью или мамой. Но делать это нужно обязательно. Если у тебя возникли подобные сложности и ты никак не можешь с ними справиться. Я помогу вернуть гармонию в твои мысли, чувства и в твою семью.

Просмотров: 👁 2443

Почему конфликтуют мать и взрослая дочь — Образ жизни — Новости Санкт-Петербурга

teamo.ruПоделиться

Взрослые дочери часто живут в конфликте с матерью. Кто-то из них этого не скрывает и говорит об этом прямо, жалуется подругам. А кто-то предпочитает умалчивать и делать вид, что в отношениях с мамой все нормально. Но факт остается фактом, и психологи об этом знают.

Письмо без конверта

Да, случается, что мама настолько раздражает дочку (как говорят сами дочери — «бесит»), что нервирует каждое ее слово, любое проявление. Мать как бы становится громоотводом, человеком, который виноват во всех неурядицах.

«Скорее всего, эта ситуация тянется из детства: замечания, советы, которых вы не просите, отсутствие точек соприкосновения, — объясняет психолог Ирина Ситникова. — Вы уже потеряли надежду что-то прояснить, изменить, достучаться, получить что-то кроме советов: поддержку, гордость матери, похвалу, сочувствие. Когда подобная ситуация не меняется годами, проще отстраниться, заменить раздражение на безразличие. И все бы ничего, но потребность любить своих родителей умирает только вместе с нами, даже если мы думаем, что эта потребность уже тщательно нами похоронена. Вам стоит написать письмо маме и сказать в нем, чем вы недовольны, что хотели бы изменить и чего вы ждете от мамы. Письмо не надо отдавать ей, оно нужно вам, а не ей. Мы не можем сделать что-то с другим человеком, но можем сделать что-то с собой, например признать свою потребность любить родителей.

А после попробуйте почувствовать к маме благодарность и сострадание — чтобы иметь возможность любить ее, но помнить, что она не без недостатков, но другой мамы у вас не будет. Чтобы иметь возможность злиться на нее, но помнить, что вы злитесь на любимого человека, который сделал и делает для вас все, что может. И если она делает что-то не так, то потому, что не умеет любить по-другому. Постарайтесь обращать внимание не на то, что мать говорит, а на то, что она для вас делает. Помните, что она делает для вас все, что может, она старается. Постарайтесь и вы почувствовать благодарность за то, что она для вас делает».

Есть такое выражение: недовольство другими — это проекция недовольства собой. У взрослой дочери, как у любого человека, могут быть разные причины для недовольства: неустроенность на работе, нехватка денег, нереализованность в профессии, неопределенность своего положения. Но главная из них — отношения с мужчиной.

Если у дочери нет мужчины, то она считает, что в этом косвенно виновата мама. Если он есть, но отношения с ним нестабильны и складываются не так, как хочется молодой женщине, то вина также перекладывается на мать. Если у дочери есть муж, то громоотводом все равно будет мама. Ведь мужу дочь не станет высказывать все, что она думает: она опасается конфликта, боится испортить с ним отношения. А негативные чувства копятся, поэтому свое недовольство и раздражение она выплескивает на мать. Чаще всего это получается бессознательно, без злого умысла. Просто мама есть мама, она должна понять, принять все на себя и простить. Так ей положено.

«Обидно, когда дети начинают претензии предъявлять, — продолжает психолог Ирина Ситникова. — Мы всегда делаем для них все, что можем. Поэтому выбросите свое чувство вины. Все дети мира недовольны своими родителями, у всех детей они всегда во всем виноваты. Кроме тех, кого родители оставили на попечение государству, эти дети любят своих родителей…

Все дети рано или поздно начинают выказывать признаки разочарования своими «предками». Это нормально, это взросление, идет процесс сепарации. Если дочь будет бесконечно восхищаться вами, она никогда не рискнет оторваться от вашей юбки. Теперь у нее должен появиться другой объект для идеализации — мужчина.

Поэтому просто будьте рядом с ней. Позвольте ей даже в вас разочароваться. В ответ на ее претензии скажите, что, возможно, вы и не самая лучшая мать (да идеальных матерей и не существует), но вы ее любите и делаете для нее все, что в ваших силах.

Каждая мать сомневается в том, что она — хорошая мать, и как раз это и позволяет ей быть хорошей матерью. И каждая мать переживает процесс сепарации так же тяжело, как ребенок, даже если обе стороны не показывают этого. Отпустите вашу дочь, она вернется к вам».

Не старейте вместе

Всегда ли мамы — ангелы? Далеко не всегда. Самая частая их ошибка — продолжать считать своих взрослых дочек маленькими девочками и в общении с ними продолжать играть роль опекуна-наставника: не то сказала, не так поступила, делай, как я говорю! Постоянные советы, наставления. Дочку это выводит из себя. Она взрослый человек, хочет все решать сама, ведь это ее жизнь. А тут идет постоянная «коррекция» со стороны матери. Мама как будто считает, что дочка все еще недостаточно умна, сообразительна, самостоятельна, поэтому ее нужно все время учить, направлять, подсказывать. Мама словно все время наблюдает за дочкой, контролирует ее. Поэтому нет ничего удивительного, что взрослые дочери стремятся оградить свою жизнь от маминого вторжения.

Но бывает и хуже. Если у матери сильный, властный характер, то иногда ей удается сломать дочкину волю, подчинить ее себе. Она манипулирует дочерью и шантажирует ее. Подтекст такой: мол, «если ты меня бросишь (поздно придешь домой, наденешь не ту юбку, свяжешься не с тем парнем), то я умру». Возможно, мать не осознает всей пагубности своих действий, но от этого не легче. И если матери удается сломить дочкину волю и она всецело подчинится матери, вплоть до того, что поставит крест на своей личной жизни и останется жить с мамочкой, то они будут стариться вместе. Вам приходилось наблюдать такое? Печальная картина…

Что делать матери? Внутренне отделить себя от дочери. Перестать ее поучать, прекратить давать ей советы и вмешиваться в ее жизнь. Дочь уже взрослая и теперь должна сама строить свою судьбу, пусть даже совершая ошибки. Ей необходимо набраться собственного житейского опыта, только так она сможет стать зрелой женщиной.

«Наверняка душевности в отношениях недостает и вашей дочери, — подсказывает мамам психолог Елена Кузнецова. — Вспомните себя дочерью: мамина любовь — очень важная потребность. Отказываясь дружить с мамой, человек многого лишается. Но подобные поступки не совершаются просто так. Обычно им предшествует какая-то обида, недоразумение, что-то травмировавшее. И вряд ли достаточно прямого вопроса: «На что ты обижаешься?» В своих обидах люди склонны замыкаться, отгораживаться. Выглядит это примерно так: «Ах, ты так со мной? Ну, и не нужна ты мне больше, обойдусь без тебя!» Именно подобные «основы айсбергов» чаще всего встречаются в конфликтах матери и дочери».

Все у нее получится

Не стоит бороться с дочерью за то, кто главнее и кто кому должен диктовать. Надо терпеть, ждать и желать ей счастья. Иногда надо уметь смолчать, принять на себя дочкину боль. Все излечивается и прощается любовью.

«Вы главный человек в жизни дочери, — напоминает психотерапевт Екатерина Красникова. — И она очень нуждается в вас. Обида не поможет восстановить доверие между вами. Постарайтесь справиться со своими эмоциями и сделайте первый шаг, начните разговор. Думаю, что ей первый шаг сделать труднее. Скажите, что вы считали, что у вас хорошие, доверительные отношения. Спросите, что она думает. Она вас любит, но протестует (сама до конца не понимая, против чего конкретно). Просто подойдите к ней и обнимите ее».

Иногда лучшим выходом является тайм-аут. Оставьте попытки что-то исправить. Лучше просто отстранитесь друг от друга и позвольте событиям идти своим чередом. Забудьте о разногласиях и спокойно принимайте все, как есть, ничего не ожидая и не предпринимая. Пусть дочь живет своей жизнью, проходит свои уроки, становится по-настоящему взрослой. У нее все получится, не сомневайтесь. Когда она станет зрелой, самостоятельной, уверенной в себе женщиной и будет наконец счастлива, то отношения с вами обязательно наладятся. Только надо спокойно этого дождаться, веря в то, что так и будет.

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

Дочки-матери. В чём причина ссор между ними | Психология жизни | Здоровье

Наш эксперт – семейный психолог, арт-терапевт, бизнес-тренер Ольга Заводилина.

Ошибки мамы

Восприятие взрослой дочери как маленького ребёнка

Часто мама неосознанно воспринимает свою взрослую дочь как маленькую девочку, которая ничего не понимает и нуждается в постоянной опеке.

 В чём причина 

У такого поведения есть несколько причин.

Страх, что дочь, почувствовав самостоятельность, уйдёт и мать останется одна. Поэтому мама неосознанно показывает дочери, что та ещё маленькая, ничего не умеет, а мать хорошо разбирается в жизни, поэтому нужно во всём прислушиваться к её советам. Но взрослой дочери хочется самостоятельности, и возникает конфликт.

Страх старости и смерти. У многих из нас есть неосознанное ощущение: чем младше дети, тем моложе родители. Как только дочь вырастает, мать начинает чувствовать себя старой. Это неприятно, поэтому мама продолжает считать дочь маленьким ребёнком.

Нежелание признавать взгляды дочери

Взгляды взрослой дочери на жизнь могут сильно отличаться от представлений матери. Например, дочь встретила мужчину, которого любит, и чувствует себя счастливой. Но у матери имеются свои представления о том, каким должен быть мужчина её дочери. И тогда мать начинает навязывать свои взгляды, не обращая внимания на то, что дочь вполне счастлива.

В чём причина 

Нереализованные мечты. Родители нередко пытаются реализовать свои мечты через детей. Именно поэтому ребёнка отводят в кружки и секции, которые нравятся родителям, а не ему. Это продолжается и во взрослом возрасте. Мать искренне пытается сделать дочь счастливой, такой, какой сама когда-то мечтала быть. Но дочери тяжело поступиться своими желаниями в угоду маме, и это приводит к частым ссорам.

Представление, будто правда может быть только одна. И матери, и дочери часто уверены, что если их взгляды отличаются, значит, кто-то неправ. И ни одна из женщин не может понять, что мнений может быть несколько и каждое из них имеет право на существование.

Соревнование с дочерью

Бывает, что мать неосознанно включается в соревновательный процесс с дочерью. Например, дочь звонит матери, хочет получить от неё поддержку в сложной ситуации. А мать начинает рассказывать о том, что ей самой тяжело живётся. У дочери появляется чув­ство вины за то, что она потревожила мать, у которой и так много проблем. Или другой пример: дочь рассказывает маме, что приготовила необычное блюдо. А та, вместо того чтобы просто порадоваться за дочь, говорит о том, что она этот рецепт давно знает и даже слегка его усовершенствовала, благодаря чему еда стала значительно вкуснее. И так каждый раз. В итоге дочери всё меньше хочется обращаться к матери.

В чём причина 

Привычка сравнивать себя с другими. Такое поведение матери часто говорит о том, что когда-то родители постоянно ставили ей в пример других детей. Теперь у женщины есть возможность это компенсировать, сравнивая себя с дочерью, но теперь уже в свою пользу.

Стремление доказать свою ценность. Нередко ребёнка хвалят, только если он смог чего-то добиться. Например, выиграл соревнования, получил грамоту. Став взрослым, человек неосознанно продолжает соревноваться с окружающими и доказывать своё превосходство.

Воспоминания о прошлых обидах

Часто общение матери и дочери сводится к выяснению отношений, припоминанию давних обид и претензий.

В чём причина 

Ожидания матери. В своё время мать во всём слушалась своих родителей, отказываясь от своих желаний. Теперь она ждёт такого же поведения от своей дочери.

Желание получить благодарность. Мать считает, что ради воспитания дочери она жертвовала своими интересами. И теперь она ждёт признательности за это. В результате мать предъявляет взрослой дочери претензии за то, что та, например, предпочитает пойти на свидание, а не остаться с матерью. Ведь мать в своё время столько сделала для своего ребёнка! И даже если дочь начинает жертвовать своей жизнью, мать не может почувствовать её любовь и признательность. Мешает этому обида на себя за то, что когда-то лишала себя радости жизни.

Ошибки дочери

  • Потакание сценариям матери. Часто дочь начинает либо подыгрывать матери, либо бороться за свои права, разрушая отношения. А между тем важно понять, что вы обе – взрослые, самостоятельные женщины и вам нечего делить.
  • Стремление изменить свою мать. Нередко взрослая дочь пытается учить свою мать, требуя, чтобы та изменилась. Но переделать взрослого человека невозможно. Так стоит ли начинать ссору из-за этого?
  • Наказание матери. Иногда дочь пытается наказывать мать, «восстанавливая справедливость». Например, постоянно припоминает свои детские обиды, неосознанно стараясь вызвать у матери чувство вины.

Как наладить отношения

Чтобы в семье воцарился мир, обеим женщинам придётся проделать довольно большую работу.

  • Матери необходимо помнить о том, что дочь уже выросла. Она сама несёт ответственность за свою жизнь и способна принимать любые решения. Дочери также следует понять, что она – взрослый самостоятельный человек и нет необходимости агрессивно доказывать этот факт.
  • Найти себе интересное занятие и жить своей, а не чужой жизнью.
  • Помнить, что у каждого может быть своё мнение, перестать оспаривать чужие взгляды. Вместо этого научитесь по-настоящему интересоваться друг другом. Спросите, почему у близкого человека возникло то или иное представление. Выслушайте его точку зрения.
  • И дочери, и матери нужно перестать сравнивать себя с другой. Учитесь радоваться и переживать друг за друга без попыток доказать своё превосходство.
  • Важно разобраться в себе и понять, какие обиды у вас накопились по отношению друг к другу. Обратиться к специалисту за помощью, чтобы учиться прощать и не использовать обиды в общении друг с другом.

Первый читатель

Ирина Климова, актриса

– Если мама продолжает относиться к взрослой дочери как к ребёнку, пытается контролировать и не считается с её мнением, то ссоры неизбежны и отношения хорошими не будут.  
Самый лучший вариант, когда мама, глядя на свою взрослеющую дочь, постепенно становится ей не просто подругой, а лучшей подругой.

Смотрите также:

Выявление первопричины конфликта матери и дочери

Один опытный консультант недавно признался мне, что она чувствовала себя не в своей тарелке, когда мать и взрослая дочь пришли к ней за помощью в их непрекращающихся спорах. Она сказала, что изо всех сил пыталась определить основные причины их аргументов, и она знала, что коммуникативные навыки и границы, которые она пыталась им привить, не устраняют основные причины их трудностей в отношениях.

К сожалению, этот советник не одинок.Коллеги часто говорят мне, что чувствуют себя неподготовленными, когда дело касается работы с матерями и дочерьми. Винят в отсутствии специальной подготовки. Отсутствие внимания к отношениям матери и дочери создает ненужную тревогу среди консультантов и психотерапевтов и разочарование у клиентов-женщин. Например, только в 2016 году была разработана анкета для взаимоотношений между взрослой дочерью и матерью (подробнее см. Статью Джули Цвикель в The Family Journal ). И в своем офисе я слишком часто слышу, как матери и дочери выражают разочарование по поводу отсутствия специализированной помощи.

В этой статье я делюсь двумя идеями, которые помогут консультантам понять динамику отношений между матерью и дочерью любого возраста. Эти идеи исходят из модели привязанности матери и дочери, которую я выработал за 20 с лишним лет, когда я слушал тысячи матерей и дочерей всех возрастов из разных стран и культур. Модель упрощает понимание сложной динамики отношений между матерями и дочерьми, объясняет, почему матери и дочери ссорятся, и учит, как матери и дочери могут строить прочные, эмоционально связанные отношения.

Я решил специализироваться на отношениях между матерью и дочерью еще в 1990-х, потому что эти отношения имеют центральное значение для понимания женщинами себя. Мои отношения с матерью сформировали меня, и когда 30 лет назад родилась моя дочь, я знал, что мне нужно изменить вредные темы, которые передавались из поколения в поколение. То, что начиналось как личные поиски, стало моей профессиональной миссией.

Матери и дочери часто говорят мне, что им стыдно из-за трудностей в отношениях.Они считают, что «должны» уметь ладить, потому что народная мудрость подсказывает им, что матери и дочери должны быть близки. Это общественное ожидание заставляет матерей и дочерей винить себя в том, что они создают трудности во взаимоотношениях. По правде говоря, если мой многолетний опыт оказания терапии является хоть одним показателем, многие женщины в настоящее время испытывают конфликт в отношениях матери и дочери.

На основании запросов, которые я получаю от матерей и взрослых дочерей из разных стран, я считаю, что более широкая общественная динамика вносит свой вклад в конфликт в их отношениях.Часто я слышу, как «гормоны» обвиняют в возникновении проблем в отношениях, будь то гормоны дочери-подростка или беременной дочери, или гормоны матери в период менопаузы. Еще одна распространенная причина, по которой матери и дочери объясняют, почему они не ладят, — это их разные или похожие черты характера. Однако я никогда не обнаруживал, что гормоны или особенности личности являются основными причинами конфликта в отношениях матери и дочери. Скорее, я пришел к выводу, что общество настраивает матерей и дочерей на конфликт .

В первом понимании я показываю, что отношения матери и дочери нетрудно понять, если мы осознаем, что матери и дочери не связаны в культурном вакууме. Признавая, что матери и дочери связаны в социокультурной среде, в которой участвуют представители нескольких поколений, становится легче уловить динамику между ними. Мы видим, как жизненные события, ограничивающие гендерные роли, нереализованные карьерные цели и ожидание того, что женщины должны пожертвовать своими потребностями в своей роли по уходу, формируют то, как матери и дочери видят себя и друг друга и как они общаются.Чтобы проиллюстрировать эту динамику, я делюсь историей своей работы с Сандипом, молодым студентом колледжа из Англии (имя и идентификационные данные были изменены).

Во втором понимании я объясняю, как патриархальный способ замалчивания и отрицания того, что нужно женщинам, является основной причиной большинства конфликтов в отношениях между матерью и дочерью в различных культурах по всему миру. В качестве иллюстрации я делюсь своей работой с Мириам, врачом из Швеции, которая происходит из феминистской семьи (имя и идентификационные данные были изменены).

Мириам и Сандип происходят из разных стран и культур, их семьи находятся на противоположных концах континуума прав женщин, но их основная проблема взаимоотношений остается той же. И Мириам, и Сандип происходят из семей, в которых женщины не научились просить то, что им нужно.

Понимание № 1: Матери и дочери связаны в социокультурной среде

Как и в случае с любой другой парой, матери и дочери редко ссорятся из-за того, о чем, по их словам, они спорят.Сандип и ее мать не были исключением из этого правила. Сандип был молодым студентом колледжа, который жил дома. Ее родители иммигрировали в Англию из Индии еще до рождения Сандипа. У Сандипа было три брата, но она была единственной дочерью в семье.

Сандип пришла ко мне, потому что была подавлена ​​тем, насколько критично ее мать. Она изо всех сил пыталась совмещать учебу в колледже с работой по дому, которую ее мать и семья ожидали от нее. Она сказала, что ее мать будет обвинять ее в том, что она недостаточно хорошая «домработница» и недостаточно заботится о своей матери, когда она болеет, что случается часто.

Сандип до меня консультировалась с консультантом, который предположил, что ее мать, возможно, страдает расстройством личности. Мне так и не удалось встретиться с матерью Сандипа и поработать с ней клинически, поэтому я не мог проверить, может ли это быть так. Тем не менее, даже если у матери Сандип был этот диагноз, он не предоставил Сандип ответы
, в которых она нуждалась.

Вместо этого Сандипу нужно было понять социокультурную среду, в которой живут представители разных поколений, в которой они с матерью жили.Ей также нужно было понять, что происходило в этой обстановке, которая, по-видимому, заставила ее мать так рассердиться и критиковать, и что заставило Сандип и ее мать поверить в то, что Сандип обязан выполнять всю домашнюю работу.

Когда я начинаю работать с новыми клиентами, я составляю карту их истории матери и дочери. Это основное упражнение в модели привязанности матери и дочери. Это адаптация упражнения по генограмме, которое используют семейные терапевты. Карты сосредоточены на трех основных женщинах в семье, состоящей из нескольких поколений, которыми в случае Сандипа была дочь Сандип, ее мать и бабушка.Я отображаю жизненный опыт трех женщин, включая гендерные роли, которые определили их жизнь и ограничили их выбор и власть. Я также составляю карту того, как мужчины в семье относятся к своим женам и дочерям. Карты истории матери и дочери обеспечивают углубленный анализ многопоколенческой социокультурной среды, в которой живут женщины в семье, и того, что происходит в этой среде, заставляя матерей и дочерей ссориться, недопонимать друг друга и эмоционально разобщаться.(Подробные инструкции по выполнению этого упражнения с клиентами доступны в моей книге The Mother-Daughter Puzzle .)

Сандип рассказала о жизни своей бабушки и матери, устроила свадьбу и поделилась тем, насколько оскорбительными и властными были ее отец и дедушка. Она сказала, что мужчин в семье поощряли поступать в колледж и строить карьеру, в то время как женщины должны были оставаться дома, чтобы помогать своим матерям. Когда Сандип предоставила эти подробности, патриархальная структура ее семьи стала очевидной.Сандип представляла первую женщину в семье своего поколения, закончившую школу и поступившую в колледж.

Семья Сандипа верила в то, что я называю «культурой женского служения», глобальной патриархальной системой верований, которая рассматривает женщин как попечителей, а не как попечителей. Семьи, которые придерживаются культуры женского служения, ожидают, что матери и дочери будут самоотверженными, жертвенными и пренебрежительными опекунами. Эта система убеждений не признает женщин как людей с собственными потребностями.

Хотя я никогда не встречал мать Сандипа, мне было очевидно (исходя из описаний Сандипа), что она усвоила эту семейную веру и не знала другого образа жизни.Это означало, что она не понимала желания Сандипа поступить в колледж или ее борьбы за свою независимость. Я подозревал, что независимость Сандип казалась ее матери угрозой. Несколько причин объясняют, почему мать Сандипа так критически относилась к своей дочери и почему она вела себя эмоционально манипулируя — например, заболела как раз тогда, когда Сандип был занят заданием или экзаменом.

Во-первых, Сандип хотела жить другой жизнью, чем ее мать и бабушка, и это, вероятно, заставляло мать Сандипа чувствовать себя одинокой и брошенной.Единственное, что она понимала под женщиной, — это женщины, которые ухаживают за ними, и «хорошие дочери», которые встают на место своих матерей и повторяют жизнь своих матерей. Это сделала мать Сандипа, это сделала ее мать, и она ожидала, что Сандип последует за ней в этой роли. Я подозреваю, что желание Сандип другой жизни и других отношений было для нее неприятием. Это заставило ее почувствовать, что ее дочь критикует жизнь и ценности, в которые она верила как мать.

Во-вторых, мать Сандипа могла завидовать свободе и возможностям дочери, хотя она, вероятно, не знала, что ее критика и гнев коренятся в ревности.Свобода и возможности Сандипа могли быть неудобным зеркалом для матери Сандипа, напоминая ей о свободе, которой у нее никогда не было, и о мечтах, от которых она должна отказаться.

В-третьих, попытки матери удержать Сандип от учебы и ухода из дома могли быть связаны с ее собственной борьбой за эмоциональное выживание. Сандип сообщил мне, что она была единственным человеком, который дарил своей матери любовь и заботу, поэтому мысль о том, что Сандип уезжает из дома, должно быть, пугала ее мать.

Для того, чтобы матери и дочери строили прочные, эмоционально связанные отношения, оптимально, чтобы обе стороны участвовали в парной терапии. Однако, если один человек не может или не хочет участвовать, исцеление все еще возможно. В случае с Сандип, ее мать не хотела участвовать в терапии. Однако это не помешало Сандипу работать над пониманием и улучшением своих отношений с матерью. Когда один человек меняет свое поведение, отношения меняются, чтобы включить новое поведение.Конечно, мы с Сандипом не могли контролировать, как ее мать отреагирует на изменения, которые потребовались Сандипу в их отношениях.

Моя работа с Сандип заключалась в том, чтобы научить ее слушать собственный голос. Сандип стала экспертом в том, как реагировать на то, в чем нуждается ее мать, и быть «послушной дочерью», но она мало понимала, чего хочет для себя, кроме получения степени. Сандип не знала, как спросить себя, что она думала, чувствовала или в чем нуждалась эмоционально, потому что об этом разговоре не говорили в ее семье.Моя роль как терапевта матери и дочери заключалась в том, чтобы помочь Сандип раскрыть сексизм, унаследованный ею от матери и бабушки, который заставил ее замолчать. Я помог ей понять гендерное неравенство, которое нормализовалось в ее семье и культуре, и научил ее, как отстаивать свои собственные представления о том, кем она хочет быть и что ей нужно в ее отношениях с матерью — и во всех ее отношениях.

Я также помог Сандип справиться с сопротивлением, которое она получила от отца и матери, когда она перестала подчиняться их требованиям быть неоплачиваемой домработницей в семье.Я помог ей понять точки зрения ее матери и отца, чтобы она сочувствовала им, и побудила ее признать, что их гнев и критика не были такими личными, как они чувствовали, а происходили вместо этого из их культурных убеждений. Наряду с более глубоким пониманием Сандип социокультурной среды ее семьи, я помог ей расширить ее право высказывать свое мнение, отвергать необоснованные требования и проложить собственный жизненный путь.

К сожалению, родители Сандипа плохо отреагировали на ее поведение, отличное от того, что они ожидали от «послушной дочери».После того, как Сандип уехала из дома, гнев ее семьи и обвинения в том, что она опозорила семью, стали вызывать тревогу, что привело к тому, что она получила запретительный судебный приказ против своих родителей, братьев и сестер. Благодаря своей терапии Сандип узнала, в какой степени члены ее семьи не терпят, чтобы женщины бросали вызов их давним убеждениям о том, что женщины могут и не могут делать, могут и не могут носить. Я должен был помочь Сандип оставаться в безопасности и оплакивать потерю ее семьи, даже когда она обрела собственный голос и жизнь.

Понимание № 2: Матери и дочери борются за свои отрицаемые потребности

Мои клиенты научили меня, что отрицание того, в чем женщины нуждаются, особенно когда речь идет об их эмоциональных потребностях, отражается на большинстве конфликтов в отношениях между матерью и дочерью. Как я пишу в The Mother-Daughter Puzzle , когда семья не говорит на языке, который задает вопросы о том, что женщины чувствуют и в чем нуждаются, матери и дочери настраиваются на конфликт. Это создает динамику «либо-либо», в которой мать и дочь борются за то, чтобы их услышали и эмоционально поддержали в их отношениях, потому что они не знают, как создать нормальное состояние, в котором оба будут услышаны и поддержаны.

На каждой карте истории матери и дочери, которую я рисую, я вижу, как замалчивание женских потребностей вредит эмоциональному благополучию женщин, ограничивает их способность защищать себя в своих отношениях и на работе и увековечивает гендерное неравенство. Я вижу, как эта динамика делает женщин невидимыми и как невидимость заставляет женщин жаждать внимания. Неспособность открыто и честно спросить о том, что им нужно, создает эмоционально манипулятивное поведение между матерями и дочерьми и заставляет дочерей вспоминать о невысказанных и непризнанных потребностях своих матерей.

Мириам, клиент из Швеции, обратилась ко мне за помощью с ее дочерью-подростком. Мириам и ее мать извлекли выгоду из борьбы женского движения за права женщин. Мириам и ее мать были врачами, а муж и отец Мириам очень поддерживали их карьеру. Но так же, как Сандип и ее мать, Мириам и ее мать усвоили и нормализовали культуру женского служения, и дочь Мириам злилась на самоотверженность своей матери.

Дочь Мириам почувствовала, что ей нужно прочитать, что на самом деле чувствовала и чего хотела ее мать, и она устала от этого.Она хотела эмоционально честных отношений со своей мамой. Она хотела свободно говорить то, что она чувствовала и в чем нуждалась, и чтобы ее мать высказала свое мнение и прекратила игры в угадайку. Дочь Мириам не хотела чувствовать себя ответственной за то, чтобы удовлетворять невысказанные и непризнанные потребности матери.

Умаление женских потребностей — это динамика, передаваемая из поколения в поколение, которая передается от матери к дочери, потому что мать не может научить свою дочь открыто и честно озвучивать свои потребности.Когда от дочери ожидается, часто неосознанно, что она будет прислушиваться к негласным и неподтвержденным потребностям матери и удовлетворять их, дочь учится становиться экспертом в понимании того, что нужно ее матери, а не в том, что ей нужно самой. Это означает, что дочь вырастет такой же эмоционально немой, как и ее мать, таким образом настраивая свою будущую дочь на попытки научиться интерпретировать и удовлетворять свои негласные потребности.

Из поколения в поколение женщины эмоционально замалчиваются и эмоционально игнорируются — общая тема для матерей и дочерей.К счастью, я наблюдаю огромный сдвиг со стороны взрослых дочерей в возрасте 20, 30 и 40 лет, которые осознают эту патриархальную тему и хотят перемен. Эти дочери признают, что они научились — у своих матерей и в обществе в целом — быть слишком терпимыми к молчанию и пренебрежению собой. Все больше дочерей просят своих матерей присоединиться к ним в терапии, чтобы вместе они могли изменить эти унаследованные модели поведения. Матери и дочери объединяются и создают новую норму в своих семьях — нормальное явление, когда женщины высказываются и требуют, чтобы их услышали.И они передают эту новую норму следующему поколению сыновей и дочерей.

Матери и дочери всегда выступали за права женщин. Когда мы понимаем, что нарушение привязанности матери и дочери или конфликт рассказывает о том, как сексистские убеждения и стереотипы гендерных ролей наносят ущерб голосам и правам женщин, отношения между матерью и дочерью становятся непреодолимой силой для перемен на мировом и семейном уровнях.

К сожалению, мать Сандипа не смогла присоединиться к Сандипу в ее борьбе против сексистских культурных убеждений своей семьи.Я пришел к выводу, что слишком большое пренебрежение сделало мать Сандипа эмоционально неспособной найти выход из своего бессилия. Мириам, воспитанная в гораздо более благоприятных и вдохновляющих условиях, смогла присоединиться к своей дочери, чтобы найти новую норму для женщин в своей семье. Эта команда матери и дочери тренировала друг друга, когда они избавлялись от своего внутреннего сексизма и привычек замалчивания.

Отношения матери и дочери имеют огромное влияние на жизнь женщин во всем мире.Когда матери и дочери объединяются, они создают непреодолимую стену сопротивления членам семьи, которым угрожают женщины, заявляющие о своих правах. Мне выпала честь работать со многими первопроходцами, матерями и дочерьми, которые осмелились мечтать о реальности, в которой матери и дочери больше не жаждут внимания и не борются за крохи любви. Эти храбрые матери и дочери осознают вред, который патриархат, сексизм и гендерное неравенство наносят женщинам, и решили, что этого достаточно.По сути, они говорят: «С нами это должно закончиться».

****

Росайке Хасселдин — терапевт по вопросам взаимоотношений матери и дочери, автор The Silent Female Scream и The Mother-Daughter Puzzle, и основательница Mother-Daughter Coaching International LLC ( motherdaughtercoach.com ), обучающей организации. . Она ведет блог для Американской консультативной ассоциации и представляла свою модель привязанности матери и дочери на профессиональных конференциях, на канадском телевидении и в Комиссии Организации Объединенных Наций по положению женщин.Свяжитесь с ней по адресу [email protected] или через ее веб-сайт по адресу rosjke.com .

Письма в редакцию: [email protected]

Консультации Сегодня рассматривает незапрошенные статьи, написанные членами Американской ассоциации консультантов. Чтобы получить доступ к руководствам по написанию и советам по принятию статьи к публикации, перейдите по адресу ct.counseling.org/feedback .

****

Мнения и утверждения, сделанные в статьях, опубликованных на CT Online, не должны рассматриваться как отражающие мнение редакторов или политику Американской ассоциации консультантов.

8 советов, как ладить со взрослой дочерью

Любите или ненавидите День матери?

Если вы мать, которая регулярно пытается ладить со своей взрослой дочерью, каникулы могут стать временем ужаса.

Как посредник, я слышал много официальных (и неофициальных) разглагольствований о трудностях, с которыми сталкиваются матери и дочери. Недавно знакомая (назовем ее Глория) обрисовала длинный список инцидентов, когда ее дочь оставила чувство пренебрежения и неуважения.Детали казались незначительными. Ее гнев, который, как я полагал, был прикрытием обиды, пересилил все. Когда ее диатриба подошла к концу, я наклонился и спросил: «Вы когда-нибудь извинялись перед ней за ошибки, которые вы сделали?» Она посмотрела на меня, как будто у меня две головы. «Что?» она сказала. «Ошибки? Я не делал ошибок. Мне не за что извиняться ». Она была непреклонна, и я решил сберечь дыхание.

Если, как и Глория, вы испытываете трудности с отношениями, которые вы разделяете со своей дочерью, вы можете сделать несколько вещей, чтобы начать исцеление.Сначала несколько раз произнесите молитву о безмятежности. А затем начните практиковать эти восемь советов по созданию более позитивных отношений между матерью и дочерью:

1. Не критикуй. Это основная жалоба взрослых дочерей на своих матерей. К сожалению, попытки матери мотивировать себя к самосовершенствованию часто заставляют дочь чувствовать себя обиженной и неадекватной. Дочери нуждаются в том, чтобы их матери считали их компетентными взрослыми и красивыми женщинами. Все, что вам нужно сказать дочери, — это «вы прекрасны.«Практикуйте это. А потом держи рот на замке.

2. Позвольте дочери увидеть в вас человека, которым вы являетесь на самом деле. Расскажите ей о своем детстве и отношениях с собственной матерью. Поделитесь своими разочарованиями и радостями.

3. Установите положительное соединение. Используйте электронную почту, текстовые сообщения и другие технологии, чтобы сломать старые шаблоны общения. Предложите вам обоим прочитать книгу или посмотреть фильм на тему матери и дочери, а затем обсудить это. Создайте традицию матери и дочери или возьмите свою дочь на ретрит матери и дочери.

4. Поддерживайте. Слушать. Сочувствуйте. И избегайте давать советы, которые отражают ваши ценности или желания, а не ее. Задавайте вопросы, чтобы помочь ей понять, чем она хочет заниматься. Примите жизненные решения дочери, даже если вы с ними не согласны. Позвольте ей делать свои собственные ошибки и находить собственный путь в трудных ситуациях.

5. Расчетный счет. Прежде чем что-то делать для дочери или вмешиваться, посоветуйтесь с ней и посмотрите, действительно ли она этого хочет.Помните Золотое правило — поступайте с другими так, как вы хотите, чтобы поступали с ними, НЕ применимо. Вместо этого поступайте со своей дочерью так, как она хочет. Единственный способ узнать это — спросить ее, чего она хочет.

6. Будьте готовы извиниться. Каждая мать совершает ошибки. (Да, даже Глория.) Сообщите своей дочери, что вы знаете, что ваши родительские ошибки, совершенные без злых умыслов, могли вызвать у нее страдания. И это то горе, за которое вы извиняетесь.

7. Примите тот факт, что ваша дочь стала взрослой, чтобы вы могли выйти за пределы ее подросткового возраста. Для пятилетнего ребенка мама — богиня. Но десять лет спустя 15-летние подростки регулярно видят в своих матерях злых тупиц. По мере того, как отношения матери и дочери продолжают развиваться, зависимости должны измениться. В конце концов, мама должна стать надежным союзником. Однако эти ранние модели часто продолжают влиять на нас. А некоторые отношения между матерью и дочерью застряли в подростковом возрасте — они чреваты обидой, разочарованием, разобщенностью, конфликтами и старым контролем и бунтарством.

8. Будьте готовы делать работу. Матери косвенно учат своих дочерей обращаться с ними. И матери также показывают пример того, как дочери позволят себе относиться к себе. Итак, чтобы улучшить связь между матерью и дочерью, мать должна выполнять больше работы. К сожалению, некоторые матери, такие как Глория, не хотят соглашаться с этой задачей.

Как женщина и как посредник, я заинтригована тем, как связь матери и дочери может принести как конфликт, так и удовлетворение. Многие из нас борются с отношениями, которые мы разделяем с нашими матерями, и многие из нас борются с отношениями, которые мы разделяем с нашими дочерьми.Для многих женщин отношения матери и дочери — самые деморализующие отношения в жизни. Однако наши сильные и первобытные отношения матери и дочери могут принести нам уникальное понимание и понимание. Матери и дочери часто служат друг для друга зеркалами. Мы учим своих дочерей быть женщинами и формируем их жизнь, давая им свои представления о любви, семье, работе и отношениях. В конце концов, то, что мы хотели бы изменить в наших дочерях, часто оказывается тем, что нам не нравится в себе больше всего.Итак, внимательно посмотрите в зеркало, прежде чем что-то рассказывать дочери. А праздники (И День матери!) — это время, которого вы с нетерпением ждете.

8 советов по общению со взрослой дочерью последнее изменение: 10 ноября 2019 г., автор — Элинор Робин. .

. Руководство по разделению, освобождению и вдохновению. Автор: Карен К.Л. Андерсон

# 1 Новый релиз Amazon ─ измените отношения с матерью

Если вам понравился фильм Codependent No More Мелоди Битти или Boundaries Генри Клауда, вам понравится Трудные матери, взрослые дочери

Трудная мама? Лучшая новость на планете заключается в том, что вашей матери не нужно меняться, чтобы вы были счастливы.Фактически, автор Карен С.Л. Андерсон поедет по улице

# 1 Новый релиз Amazon ─ измените отношения с матерью

Если вам понравился фильм Codependent No More Мелоди Битти или Boundaries Генри Клауда, вам понравится Трудные матери, взрослые дочери

Трудная мама? Лучшая новость на планете заключается в том, что вашей матери не нужно меняться, чтобы вы были счастливы. Фактически, автор Карен С.Л. Андерсон сделает еще один шаг и скажет, что ваша трудная мать не должна меняться, чтобы вы были свободными, умиротворенными, довольными и радостными.

Самовлюбленная мать? Вы можете эмоционально разделиться без чувства вины. Вдохновленная ее собственным путешествием, картина Андерсон «Трудные матери, взрослые дочери» показывает женщинам, как эмоционально отделиться от трудных матерей без чувства вины и беспокойства, чтобы они наконец смогли создать жизнь, основанную на своих собственных ценностях, желаниях, потребностях и предпочтениях.

Учитесь на опыте других: Книга наполнена личными историями и опытом, практическими инструментами и подсказками журнала, которые можно использовать сейчас, чтобы почувствовать себя лучше. Андерсон с состраданием ведет женщин, которые борются с трудностями в отношениях со своими трудными матерями, через процесс самосознания и понимания. Опыт Карен с сотнями женщин привел к глубокому росту и трансформации.

Забавно и сочувственно: Эта книга о Карен, открывшей и принявшей всю свою сущность (отдельно от своей матери), и сделав свои открытия доступными для женщин, пытающихся изменить свои сложные отношения с матерями.Ее текст отзывчивый, настоящий, забавный и сострадательный.

Что вы узнаете из этой книги:

Почему у матери и дочери могут быть сложные отношения Как залечить и трансформировать «раны» матери Как рассказывать свои истории так, чтобы Как справиться с неприятными эмоциями, которые кажутся неизбежными Искусство создавать, формулировать и поддерживать безупречные границы Как перестать «плевать» Как «восстановить мать» и признать, почтить и удовлетворить свои потребности

Матери и взрослые дочери: построение здоровых отношений

«У моей взрослой дочери серьезные отношения.Я думаю, что это хороший вариант для нее, и я не хочу, чтобы она все испортила, как в последний раз, — сказала Марго *, бизнесвумен лет 50.

«Моя мама — мой лучший друг. Я ей все рассказываю. Что-то не так? » — сказала Элейн *, мама, решившая остаться дома, чтобы воспитывать детей.

«Моя дочь никогда не приводит в гости моих внуков. Мне всегда приходится выступать с ними инициатором », — сказала мне Жанетт, школьная учительница.

«Моя мама никогда не просит видеться с внуками.Я всегда чувствую себя импозантным, когда прошу ее в гости. Разве ей не следует проводить время с моими детьми? » — спросила Лиз, мать-одиночка.

Источник: стоковое фото 123RF # 55747314 Ван Том

Хотя отношения матери и дочери часто идеализируются в нашем сознании, на самом деле они часто бывают сложными и удивительно сложными. Они также очень разнообразны. Существуют культурные различия в том, как матери и дочери относятся друг к другу с возрастом.Любые отношения между мамой и дочерью со временем меняются, но они также принимают разные формы, даже в рамках одной культуры или одной семьи.

Все мы знаем, что существуют токсичные отношения матери и дочери, которые невозможно исправить, что бы вы ни делали. Однако есть и другие отношения, которые кажутся проблемными, и с помощью некоторых изменений могут стать здоровыми, позитивными связями между взрослыми дочерьми и матерями.

Хотя у нас есть много представлений об этих важнейших отношениях, большинство наших убеждений основано на личном опыте и широко распространенных мнениях.Однако в ходе серьезного углубленного исследования по этой теме д-р Дайан К. Шрайер и ее коллеги обнаружили, что очень мало научных исследований посвящено отношениям матери и дочери между концом подросткового возраста и старостью.

Как и многие психотерапевты, за эти годы я собрал много анекдотической информации об отношениях матери и дочери. Мои собственные наблюдения хорошо согласуются с выводами группы психоаналитических теоретиков, которые отметили, что, хотя традиционные западные теории сосредоточены на важности увеличения разделения и независимости по мере того, как мы становимся старше, у многих женщин здоровое чувство себя у взрослых возникает из растущих способностей. для еще более сложных отношений.Сочувствие и взаимная поддержка — два ключевых компонента этих связей.

Следующие предложения основаны на моей убежденности в том, что отношения играют чрезвычайно важную роль в нашей самооценке, понимании того, кто мы есть, и нашей способности справляться со своими чувствами. Отношения между матерью и дочерью часто имеют разное значение и могут иметь разную силу в жизни человека; но одна из важных вещей, которую следует помнить, заключается в том, что по мере того, как дочери становятся взрослыми, эти связи должны в некотором роде рассматриваться как любые другие отношения между двумя взрослыми.Поэтому многие из приведенных ниже предложений также применимы к другим важным связям взрослых.

Источник: 123 RF stock photo 42119301 Кэти Йеулет

1. Ожидания

В современных культурах существует ряд противоречивых ожиданий в отношении матерей и дочерей. В одних странах ожидается, что дочери будут покорными и всегда уважать желания своих матерей, в то время как в других ожидается, что молодые женщины уйдут из-под влияния матери и разработают собственные независимые цели и интересы.Часто эти взаимоисключающие ожидания вступают в противоречие. Например, одна женщина, гражданка Соединенных Штатов в первом поколении, считала, что ее всегда поощряли к независимости и успеху, в отличие от женщин культуры ее матери. Однако, когда она влюбилась в мужчину из совершенно другой культуры, ее родители пришли в ярость из-за того, что она не следовала тем самым традициям, от которых они всегда побуждали ее отделиться. Когда она вышла замуж за этого человека, мать перестала с ней разговаривать.

Иногда противоречивые ожидания возникают из-за того, что мать пережила свою собственную мать. «Моя мама всегда заботилась о своей матери», — сказала одна женщина, разочарованная тем, что ее дочь уехала далеко, и ее совсем не интересовала ее жизнь. «Они разговаривали по телефону или виделись каждый божий день жизни моей бабушки».

Иногда эти ожидания возникают из-за убеждений дочери в том, чем должна заниматься ее мать. Так было с Лиз *, которая хотела, чтобы ее мать уделяла внимание ее внукам.«Она никогда не интересовалась детьми», — сказала мне Лиз. «Я всегда надеялся, что она отдаст моим детям то, что не могла дать мне».

Важные сведения о взаимоотношениях

Одна из движущих сил, которую я неоднократно слышу в своей работе, заключается в том, что матери и взрослые дочери испытывают трудности с признанием того, что они не оправдывают — и не могут — оправдать ожидания друг друга. Я часто предлагаю в зрелом возрасте думать о своей матери или дочери не как о ком-то, кто должен что-то делать, а как о друге, ограничения которого вы принимаете как часть ее личности.Друг может разочаровать вас по любой из множества причин, но вы, скорее всего, позволите ей немного расслабиться, если вы думаете, что это потому, что у нее проблемы в собственной жизни, или потому, что она очень занята другими вещами, кроме вас, или потому что она просто не может делать что-то так, как вам хотелось бы. Думая о своей матери или дочери таким образом, легче не принимать ее поведение на свой счет — иными словами, не думать о вас — и может повысить шансы на то, что отношения будут по-прежнему значимыми для вас обоих.

2. Взаимное уважение

Если следовать ожиданиям, взаимное уважение означает признание того, что в вашей матери или дочери есть то, что вы цените. Попытка запомнить эти качества даже в разгар спора или разногласий может иметь очень большое значение для защиты ваших отношений.

3. Уважение к различиям

Матери и дочери часто попадают в ловушку мысли, что они должны думать и чувствовать одинаково — почти обо всем! Тем не менее, во взрослых отношениях, хотя сходство может дать клей, различия часто вызывают интерес.Постарайтесь выяснить, почему и как ваша мама или взрослая дочь думают о чем-то, и постарайтесь не попасться в ловушку мышления, которое вам уже известно. Потому что, хотя у вас долгая совместная история, вы, конечно, не знаете всего о том, как каждый из вас думает, чувствует или понимает мир.

4. Границы

Одна из областей, с которой часто сталкиваются матери и взрослые дочери, связана с осознанием того, что во взрослом возрасте у нас нет тех же прав, которые у нас были, когда один из нас был ребенком.Изабель Альенде написала о своей борьбе за поиск границ с семьей дочери в своих мемуарах Сумма наших дней , где она описывает, что ей нужно зайти в дом своего зятя, чтобы все переставить. Для нее связь была с дочерью, которой уже нет в живых, но мягкий выговор от зятя был всем, что ей нужно, чтобы напомнить себе, что все еще существуют важные границы, которые ей нужно уважать. Хотя соединение имеет первостепенное значение, разделение имеет решающее значение для защиты ссылок.

Источник: Марина Андрейченко / Shutterstock

Разные ожидания со стороны матери и дочери, конечно же, оставляют много места для обиды за границы. Матери могут ожидать, что их дочери будут делать определенные вещи (например, приводить внуков), не спрашивая, но дочери могут чувствовать, что им нужно знать, что они не навязывают. Именно это произошло и с Жанеттой, и с Лиз, но ни один из них не обнаружил этого до тех пор, пока обида и возникший в результате гнев не привели к серьезному разрыву в их отношениях.

Даже в ситуациях, когда матери и дочери являются близкими друзьями, границы имеют решающее значение. Элейн, мать которой была ее лучшей подругой, сказала мне, что они очень тщательно защищали пространство друг друга. «Моя мама уважает мои потребности и мое личное время с мужем и детьми», — сказала она. «Наоборот. Я всегда стараюсь, чтобы у нее было время заниматься своими делами ».

5. Поддержка других взаимоотношений

Тесно связан с вопросом границ вопрос уважения и поддержки отношений вне связи между матерью и дочерью.Из-за того, что мы чувствуем себя очень близкими, иногда трудно принять тот факт, что мать или дочь могут иметь другие важные связи; но эти связи на самом деле помогают обогатить ваши отношения. Отдельные отношения могут стать натянутыми из-за возлагаемых на них ожиданий. Но другие приспособления могут обеспечить баланс. Одна женщина рассказала мне, что уважение ее матери к ее отношениям позволило ей иметь друзей и сделать успешную карьеру, что, в свою очередь, укрепило ее связь с матерью.

6. Связь

Говорить о своих чувствах и прояснять ситуации помогает поддерживать все вышеперечисленное. Но то, как вы общаетесь, чрезвычайно важно. Обвинение, нападение и простое выражение разочарования, скорее всего, заставят вас увязнуть в тупике в отношениях. Выражение своих чувств и предоставление матери или дочери возможности поговорить о своих собственных чувствах может укрепить связь. Когда Лиз наконец заговорила с матерью о чувстве боли, которое она, казалось, никогда не хотела навещать со своими внуками, ее мать была в ужасе.«У меня все время возникало ощущение, что ты хочешь, чтобы я оттолкнулась», — сказала ее мать. «Вы, кажется, никогда не стремились найти для нас время, чтобы собраться вместе, поэтому я просто отступил и ждал, пока вы дадите мне знать, что сработает». Они согласились, что постараются разъяснить друг другу свои желания, а не пытаться читать мысли друг друга в будущем. «Проблема в том, — сказала Лиз, — что мы всегда думаем, что знаем друг друга так хорошо. Полагаю, это часть обратной стороны связей между матерью и дочерью, не так ли? »

Ощущение, что мы знаем друг друга, действительно является одной из проблем, поскольку иногда мы не общаемся или не выражаем словами то, что, по нашему мнению, уже известно.

Разговор об этих вещах помогает. Но иногда мы думаем, что не должны говорить что-то, потому что это не получится так, как мы хотим. Это было частью проблемы для Элейн. Ее дочь была связана с другой женщиной, и она не хотела казаться критичной или контролирующей. Она хотела поддержать, но не чувствовала, что произносит правильные слова, поэтому промолчала.

Наконец, она решила, что лучший способ подойти к проблеме — прямо заявить о своих конфликтах: «Я сказал ей, что мне очень нравится ее новый партнер, и я не хотел говорить ничего, что могло бы вызвать проблемы; но я также хотел, чтобы она знала, что я был рядом, чтобы поддержать ее, если она когда-нибудь захочет поговорить об этом.Ее дочь сначала отреагировала раздраженно, сказав, что обязательно спросит, нужен ли ей какой-либо совет по отношениям. Но Элейн ответила: «Я не даю вам совета. Я чувствую, что ты меня отталкиваешь, и если я выхожу за твои границы, просто скажи об этом. Вы взрослая женщина с большим умом. Я просто даю вам понять, что я здесь и что я люблю вас ». Ее дочь сразу же извинилась, объяснив, что она не уверена в своих отношениях и что ей как бы нужно держаться за стены.Но она ценила выражение любви и поддержки своей матери и обязательно поговорит с ней, когда она будет готова.

Одна из самых важных вещей, которые Шрайер и ее коллеги обнаружили в своем исследовании, заключалась в том, что конфликт является частью всех отношений. На самом деле, считают они, конфликт помогает обоим участникам отношений расти. Таким образом, отношения матери и взрослой дочери не должны быть безоблачными и нежными; в действительности они не должны быть такими радужными; им просто нужно быть взрослыми.

авторское право @ fdbarth3019

Три женщины описывают свои сложные отношения матери и дочери

Подобно птице-матери, которая выталкивает своего крикливого птенца-подростка из гнезда, чтобы она могла научиться летать, я рискну здесь и скажу, что в каком-то смысле все отношения между матерью и дочерью сложный…

«Сложный» по своей сути не означает «плохо».Просто одновременно есть два разных человека (независимо от того, насколько они похожи), у которых есть пожизненная ценность между ними, и оба пытаются существовать в разнообразных слоях своей уникальной связи.

Я разговаривал с тремя разными женщинами, которые считают свои отношения с матерями сложными. Ниже представлены их истории.


Женевьева, 39, Калифорния

Я бы охарактеризовал свои отношения с мамой как более дружеские, нежели сердечные.Мы тусуемся, прекрасно проводим время вместе, но она не была бы первым или, может быть, даже пятым человеком, которому я бы позвонил, если бы мне было трудно.

У меня было прекрасное детство. Моя мама была дома со всеми пятерыми детьми, и она возила нас на тренировки по футболу и уроки танцев. Я помню, как сидел на переднем сиденье, и она играла на старой радиостанции.

Но, став взрослым, я оставил религию, в которой мы выросли. Для моей мамы религия — один из главных приоритетов в ее жизни, помимо семьи.Оставление религии и окружающего ее сообщества было не просто болезненным для моей мамы — она ​​действительно этого не понимала: «Это такая невероятная вещь. Это принесло мне столько счастья ».

В целом, она обезумела. Я чувствую, что это разбило сердце моей мамы, и это… я даже не знаю. Это так грустно. Но я никогда не делал этого, чтобы причинить ей боль. Я подумал: «Это не мое».

Было пару лет, когда мы даже не могли об этом говорить. Это была такая горячая тема.Однако я хотел наладить с ней отношения, поэтому на ее день рождения я купил нам подходящие наборы канцелярских принадлежностей. Я подумал: «Напиши мне письмо, я напишу тебе письмо». В итоге мы поговорили обо всем — как о повседневных вещах, так и о более глубоких проблемах, о которых было бы трудно сказать лично. Мы очень хорошо писали эти письма около года.

Наконец, у нас с мамой был большой разговор, похожий на один из тех моментов, когда вы собираетесь определить отношения со своим парнем или расстаться.Она была у нас в гостях; мы были в машине, и она остановилась. Она посмотрела на меня, и тишина была такой тяжелой. Все частицы в воздухе сошлись. Это было хорошо. Это было необходимо. Мы так долго избегали этого.

Конечный результат был примерно таким: «Просто мы смотрим на вещи по-другому, и это нормально». Но мне это действительно грустно. Это заставляет меня чувствовать, что ее любовь условна. Если бы я сказал: «Забудь об этом. Я возвращаюсь », это было бы похоже на« О, черт возьми. Наконец, наши отношения могут быть 100%.”

Она также упомянула об этом выступлении пару раз, и это дает понять, что у нас такое плохое общение. Когда она такая: «Ой, помнишь, что ты сказал во время этого разговора?» Я скажу: «Я вовсе не это пытался сказать». Я чувствую, что мы говорим … не на разных языках, а, возможно, на разных диалектах этого языка. Она говорит на британском английском, а я на американском, и есть только слова, которые не совпадают.

Вот уже пару лет у нас больше отношения типа «давай просто дружим».Мы избегаем глубоких вещей, потому что они еще сырые. Ни один из нас не желает уступить свои позиции, поэтому мы оба стараемся поддерживать легкий разговор: «Вот что мы делаем, вот что делают дети».

Теперь, когда у меня трое детей, я хочу, чтобы они чувствовали, что моя любовь не обусловлена, что я всегда буду любить их, несмотря ни на что. Я считаю своим долгом воспитывать их на основе каких-то моральных принципов, но я не ожидал, что они сделают именно то, что сделал я. Кроме того, хотя я по-другому отношусь к религии, чем моя мама, теперь я вижу пользу от того, что есть за что цепляться, что помогает учить своих детей.Я действительно чувствую, что немного плаваю в этом аспекте, как будто я должен все это придумывать самостоятельно.

Когда моя мама говорит что-то, с чем я не согласен, я говорю ей: «Я полностью понимаю, что это так важно для тебя; Я просто не чувствую того же ». На передовой стараюсь сохранять благодарность. Я чувствую, что это был дар — расти с любовью и поддержкой, и все еще иметь этого человека, который хочет отношений, и что я хочу отношений с ней.


Фрэнсис, 32, Мэриленд

Моя мать — алкоголичка.

Когда я рос, мы с мамой были близки. Она была веселой и доброй. Мы так много делали вместе. Она была генеральным директором и основателем своего бизнеса. Мои друзья тоже любили мою маму. Не то чтобы она позволяла нам делать дикие вещи — она ​​была просто умным и веселым человеком. Друзья даже звонили ей, чтобы посоветоваться с трудными ситуациями.

Но поведение моей мамы начало менять мой первый год обучения в колледже. Она казалась усталой и подавленной. Она ругала меня. «Сука» стало обычным словом в наших отношениях.Она говорила мне и моей сестре, что мы неблагодарные суки.

Моя мама трижды проходила курс реабилитации в течение примерно четырех лет, начиная с 2009 года. Однажды проходила реабилитацию после травмы головного мозга после серьезного падения (она пила), которое послужило реабилитацией, потому что она не была разрешено пить там. Два других раза основное внимание уделялось ее алкоголизму. В последний раз, когда она вышла из реабилитационного центра, она начала пить через две недели. Она пропадет на работе; она ехала домой пьяная с работы; она могла быть беспорядочной и жестокой.Я так отчаянно хотела вернуть наши «нормальные» отношения.

Когда я встретила своего мужа и мы обручились, первое, что я сказала, было: «Как это повлияет на мою мать?» Она никогда не признавала, что была алкоголичкой. В тот год планирования она все еще пила, и 80% времени она была непредсказуемым, жестким алкоголиком. Но в 20% случаев — что было намного больше, чем раньше — она ​​была на самом деле прежней: поддерживающей, полезной.

После того, как мы поженились, мы стали проводить больше времени вместе на праздниках или семейных обедах по воскресеньям.И у нее все было хорошо. Она все еще пила, но это все относительно. Она не падала пьяной и не теряла сознание на софе.

Затем, девять месяцев спустя, я забеременела. Мы с мужем снова посмотрели друг на друга и спросили: «Сойдет ли моя мать с рельсов?» Меня всегда тошнило за нее.

Мы с мужем работаем полный рабочий день, и обе бабушки — моя мама и мама моего мужа — сказали, что хотят наблюдать за нашей дочерью один или два дня в неделю, и можем ли мы совместить детский сад и их? У нас было много семейных встреч по этому поводу.Мы знали, что это будет огромная экономия, но мы с мужем были честны: «Можем ли мы доверить вам ее?» Мы говорили об этом без перерыва все девять месяцев, что я была беременна. Наконец, мы все согласились попробовать.

Забегая вперед: нашей младшей дочери только что исполнилось два года, а нашей второй дочери скоро исполнится год, и они все еще ходят к моим родителям раз в неделю. Все идет хорошо. Моя мама, наверное, самый любимый человек в мире моих детей, и я думаю, что они действительно спасли ее, дав ей то, ради чего нужно жить.Она все еще пьет, но не пьет, когда смотрит на них. И мой папа тоже все время там.

Наши отношения никогда не будут такими, какими они были до того, как я поступил в колледж. Она все еще тот, к кому я обращаюсь за определенными советами, например, с периферийным родителем, но в основном наши отношения являются транзакционными; мы говорим о моих детях. Она очень быстро щелкает. У нее много проблем с гневом. И я бы никогда не позвонил маме после 17:00. потому что я знаю, что она будет пить.

Благодаря всему этому я понял, что мамы тоже люди.То, что вы стали мамой, не означает, что вы изменились как личность. Просто у вас внезапно стало намного больше ответственности.

Я люблю свою маму и хочу для нее самого лучшего. Но я бы больше не называл ее подругой . У нас с моей старой мамой еженедельно был постоянный ужин, и мы вместе ездили в девчачьи поездки. Теперь мы никогда бы этого не сделали. Я всегда говорю мужу: «Хотел бы я, чтобы у тебя был шанс узнать мою маму». Она была действительно крутой леди.

Если у вас есть член семьи, который борется с зависимостью, знайте, что дело не в вас.Если член вашей семьи отказывается от помощи, или ему не становится лучше, или он падает с повозки, это не из-за вас, это не ваша вина. Это не отражение их любви к вам.

И всем, у кого сложные отношения с мамой: вы не одиноки. Есть так много людей, которые это делают. Вы не одиноки и сильнее, чем думаете.

Если вы или кто-то из ваших знакомых боретесь с зависимостью, щелкните здесь, здесь и здесь, чтобы получить дополнительные ресурсы.


Матильда, 34, Нью-Йорк

Мы с мамой очень близки, и у нее большое сердце, но мы спорили обо всем.Мы спорили из-за моей прически или выбора квартиры — однажды мы сильно поспорили из-за елочных украшений. В основном наши аргументы вращаются вокруг моего жизненного выбора и того, что я живу не так, как она хотела бы, чтобы я жил.

Моя карьера аморфна. Я пишу о стиле, еде, путешествиях; Я занимаюсь постановкой модных съемок; У меня есть телевизионные цели. Эта карьерная неясность тревожит мою маму. Она хотела, чтобы я пошел в медицинский институт или стал врачом, и не понимает, что я делаю со своей жизнью.Это постоянная точка напряжения.

Еще одна вещь, о которой мы с мамой спорим, — это то, как я одеваюсь. Каждый раз, когда я иду домой, чтобы навестить ее в Гане, особенно на свадьбу или чей-то день рождения, она говорит: «Ты не можешь носить это. Люди будут говорить о тебе ». Я никогда не понимал, что она озабочена суждениями других людей обо мне (и, соответственно, о ней) на основании моей одежды. Я просто ношу то, что приносит мне радость.

Мои родители никогда не были женаты, и я думаю, что отчасти наши отношения так сложны, потому что каждый раз, когда она смотрит на меня, это напоминает ей о моем отце и их очень болезненной истории.(Я не знаю подробностей того, что произошло между моими родителями; она говорит, что это не мое дело.) Я думаю, что она смещает это разочарование со мной, даже не осознавая этого. Когда я был маленьким и навещал своего отца, она говорила что-то вроде: «Ты можешь просто остаться там. Не возвращайся «. И я подумал: Какая мать говорит это своему ребенку?

Что-то, что вызвало у меня много споров, это то, что я никогда не знал, действительно ли она неспособна понять мою точку зрения, или же она не хотела понимать.

Цитата Райнера Марии Рильке из «Письма молодому поэту» помогла мне разобраться в этом отрывке: «Избегайте предоставления материала для драмы, которая всегда напряжена между родителями и детьми; он расходует большую часть силы детей и растрачивает любовь старших, которая действует и согревает, даже если она не понимает. Не просите у них совета и не ждите понимания; но верьте в любовь, которая накапливается для вас как наследство, и верьте, что в этой любви есть сила и благословение, настолько большие, что вы можете путешествовать так далеко, как пожелаете, не выходя за ее пределы.”

Мне всегда очень хотелось, чтобы моя мама поняла, кто я есть. Как только я согласился с тем, что ей не нужно понимать меня, чтобы она любила меня, я начал находить немного покоя.

Когда мы ссоримся, я напоминаю себе обо всем, что мама для меня сделала. Через долю секунды нужно пройти через многое, но я думаю, что чем больше вы это практикуете, тем больше это становится сознательным бессознательным. Я научился просто говорить: «Спорить по этому поводу бессмысленно.(И если мне придется потом выговориться перед кем-то, чтобы снять это с моей груди, то я смогу.) Самое важное, о чем я напоминаю себе: спорить с ней непродуктивно. Мне потребовалось 34 года, чтобы понять, как применять дипломатию к нашим отношениям: дело не только в том, что сказать, но и в том, когда нужно отпустить точку. Как бы смешно это ни звучало, я думаю, что я был одарен более интроспективным чутьем, чем моя мать, поэтому я также признал, что мир не всегда приходит от встречи посередине; иногда ответственность принять или отпустить будет больше на мне, чем на ней.

Отношения матери и дочери определенно сложные. Я имею ввиду, я люблю свою мать до смерти. Она самый важный человек в моей жизни и моя самая глубокая система поддержки, но, боже мой: эта женщина заставила меня прорваться сквозь стену и вернуться назад.


Большое спасибо за то, что поделились своими историями!

П.С. Как быть лучшим слушателем и счастье против целостности.

(Иллюстрация Алессандры Оланов для Cup of Jo.)

511 Комментарии

Что такое токсичная мать и как ее поведение влияет на здоровые отношения?

Автор: Сара Фейдер

Обновлено 16 июля 2021 г.

Медицинское заключение: Лорен Гильбо

Вы боитесь семейных посиделок.Телефонный звонок от мамы обычно является эмоциональным минным полем, и вы сознательно отказываетесь от собственных детей, потому что отцовство для нее — отстой. Если вы найдете какое-либо из этих утверждений относящимся к делу, читайте дальше. У вас может быть токсичная мать. Это не твоя вина, что она так к тебе относится. Вы можете узнать, из-за чего это происходит, и как двигаться вперед продуктивным и здоровым образом.

Навигация в токсичных отношениях может быть сложной — BetterHelp может предоставить поддержку

Не ждите — свяжитесь с лицензированным терапевтом сегодня Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все сборы, связанные с платформой.

Источник: unsplash.com

Что делает токсичную мать?

Во-первых, важно отметить, что вы не виноваты в том, что у вас токсичная мать. Многие люди борются со сложной семейной динамикой. Ниже мы перечислим некоторые характеристики токсичных матерей. Здесь также важно помнить, что большинство родителей виновны в некоторых, а то и во всех перечисленных ниже чертах, по крайней мере, время от времени. Это нормально и чаще всего не вредно. Однако токсичная мать будет постоянно или регулярно проявлять две или более из следующих характеристик.И если у вас все еще есть отношения с ней сегодня, поймите, что вы не заставляете ее вести себя оскорбительно по отношению к вам. Она делает выбор, чтобы действовать определенным образом.

Токсичное поведение

• Постоянная критика
• Контролирующее поведение
• Подергивание вины и манипуляция
• Унижение
• Недооценка ваших эмоций
• Пассивная агрессия
• Неуважение личных границ
• Односторонние отношения

Мы исследуем эти черты подробнее подробно позже в статье.

Как я могу двигаться вперед?

Что ты умеешь? Вы не можете изменить свою мать, но вы можете работать над своими отношениями с собой. Один из способов сделать это — установить границы с людьми, которые заставляют вас чувствовать себя плохо. Если вы обнаружите, что общение с матерью заставляет вас чувствовать себя хуже, возможно, пришло время установить с ней серьезные границы. Если это кажется слишком сложным, один из способов получить помощь в установлении этих границ — это обратиться к индивидуальному терапевту, который поможет вам развить необходимое чувство силы и независимости.Независимо от того, работаете ли вы с онлайн-консультантом или терапевтом в вашем районе, вы заслуживаете того, чтобы иметь возможность обрабатывать свои сложные отношения с профессионалом, имеющим соответствующий опыт.

Характеристики токсичной матери

Это не попытка демонизировать матерей и не разжигать ненависть к вам. Однако будет контрпродуктивно и даже вредно оправдываться за ее поведение и недооценивать степень воздействия их потенциально токсичного поведения на вас.Также обратите внимание, что этот список черт характера не является исчерпывающим. Ядовитая мать — это мать, которая постоянно игнорирует установленные вами границы, отказывается от любви или каким-либо образом обесценивает ваши чувства, проявляет токсичные черты, и они могут проявляться в большем количестве способов, чем указано здесь.

Источник: rawpixel.com

1. Постоянно критичный — добавление стресса и токсичности к вашей жизни

Звучит ли для вас «Ничего не бывает достаточно хорошего»? Это часто касается не только вас, но и большинства людей и вещей в ее жизни.Она постоянно осуждает и перфекционистка, поскольку вещи, кажется, редко соответствуют ее строгим стандартам. Ваш внутренний критик, вероятно, похож на нее!

В детстве вас часто и жестко критиковали. Более тонкие формы критики могут включать явно любящие поддразнивания или навешивания ярлыков, такие как: «Это наш ленивый ребенок», «Она умна, но не успевает» или «Он упрямый / непослушный педераст». Эта ядовитая мать также может заметить пятнышко в идеальном подношении, и ее перфекционизм заставит вас никогда не чувствовать себя достаточно хорошо, что бы вы ни делали.

2. Урод к контролю — мама контролирует ваше поведение

Тенденции к контролю иногда сопровождают поведение постоянно критичной мамы. У нее часто есть сильная, даже подавляющая личность с лидерскими качествами. Тем не менее, она, вероятно, все еще дает вам инструкции о том, как себя вести, что надевать и что делать, даже если это совершенно не соответствует возрасту. Она также высказывает свое мнение по многим аспектам вашей жизни и считает себя экспертом в них, несмотря на очевидные протесты.Ее тон голоса — это все, что нужно, чтобы парализовать вас или побудить к автоматическим действиям при каждом посещении! Эта ядовитая мать, вероятно, привыкла ладить с людьми, так что в большинстве отношений она может демонстрировать токсичное контролирующее поведение.

3. Мастер-исполнитель чувства вины и манипулятор токсичных веществ

Все эти поведенческие черты по своей природе манипулятивны, но некоторые токсичные матери демонстрируют тревожные навыки в темном искусстве негативных манипуляций. Ваша мать активно старается заставить вас чувствовать себя виноватым или ответственным за ее плохое поведение, часто когда она не может добиться своего.Она, вероятно, будет экспертом в оттачивании ваших эмоциональных слабых мест или «кнопок», таких как ракета с тепловым наведением, и может мастерски играть с вашими эмоциями. В конце концов, она очень хорошо вас знает.

Вы, например, обнаруживаете, что, несмотря на ваши самые лучшие намерения, вы иногда просто реагируете на то, что она говорит или делает? Очень вероятно, что Манипулятор дергает вас за ниточки. Она также может прямо или косвенно обвинить вас в своих проблемах или привлечь к ответственности за свои жизненные неудачи.

4. Унижатель и саботажник — не думая о своих эмоциях и психическом здоровье

Это может быть неуловимым или довольно жестким. Эта ядовитая мать будет регулярно делать негативные комментарии или шутить о вас перед семьей и друзьями, не обращая внимания на то, как ее слова могут повлиять на вас. Если вы противостоите ей, то реакция токсичной матери обычно состоит в том, чтобы упрекнуть вас в том, что вы чрезмерно чувствительны или не можете принять шутку / критику и т. Д.

5. Признает отрицательные эмоции недействительными или запрещает их

Эта черта связана с описанными выше, когда вас унижают или критикуют за то, что вы выражаете недовольство тем, как с вами обращаются, или за выражение каких-либо негативных эмоций по отношению к ней.В частности, выражение гнева по отношению к ней не допускается и карается серьезной пассивной агрессией. Вас могут даже критиковать за плохое самочувствие, независимо от причины. Все это может привести к тому, что вы почувствуете, что вам лучше не делиться с ней какими-либо негативными чувствами.

Навигация в токсичных отношениях может быть сложной — BetterHelp может оказать поддержку

Не ждите — обратитесь к лицензированному терапевту сегодня

Источник: rawpixel.com

6.Пассивно-агрессивный — сбивает вас с толку

Пассивную агрессию можно определить как «невербальную агрессию, которая проявляется в негативном поведении». Эта ядовитая мать не будет внешне выражать свой гнев или негодование по отношению к вам, но может, например, намеренно отложить мероприятие, опоздать на важную встречу или вести себя угрюмо и угрюмо по отношению к вам без видимой причины. Ядовитая мать плохо реагирует на конфронтацию и стремится любой ценой избегать эмоциональной близости.Она часто также «помешана на контроле».

7. Неуважение к личным границам — отсутствие здоровых границ

Вы в гостях у своей матери. Вы принимаете душ, когда ваша токсичная мать заходит в ванную и предлагает вымыть вам спину. Это может показаться невинным, но это не так, если вы, например, здоровый взрослый. В этом случае ее поведение крайне неуместно. Другие проявления этой черты могут включать в себя открытие и чтение вашей личной почты без разрешения, взлом вашего компьютера или телефона для чтения ваших сообщений, обращение к вашим друзьям или начальнику, чтобы обсудить вас ненадлежащим образом, или появление у вас дома в любое время и без предупреждения.Такая ядовитая мать, которая игнорирует ваши просьбы о границах или уединении, является токсичной матерью с проблемами привязанности и неуважением.

8. Ты ее лучший друг и ближайший наперсник

Это не всегда характеристика токсичной матери, поскольку между родителями и детьми существуют близкие и хорошие отношения. Однако, если она также демонстрирует контролирующие, манипулятивные и пассивно-агрессивные черты характера, то быть ее лучшим другом может стать для вас огромным бременем. Некоторые токсичные матери не поощряют взаимность и настаивают на том, чтобы вы сосредоточились исключительно на ее чувствах.Это нарциссическая черта. С другой стороны, когда вы разделяете эмоциональную близость, как она, токсичная мать без колебаний предает вашу уверенность или манипулирует вами, когда она не может контролировать вас иначе.

Как токсичная мать влияет на отношения?

Само собой разумеется, что отношения между вами и токсичной матерью вряд ли будут здоровыми или плодотворными. В частности, очень распространены токсичные отношения между матерью и дочерью, а токсичные отношения между матерью и сыном — немного реже.Дисфункция в этой первичной связи влияет на все аспекты психики и жизни человека, и осознание этого, особенно среди женщин, кажется, растет.

Бетани Вебстер, опытный психолог и личный тренер, придумала фразу «Материнская рана», определив ее как «… боль оттого, что женщина передается из поколения в поколение в патриархальных культурах». По сути, она утверждает, что перечисленные выше и другие черты токсичной матери являются результатом «дисфункциональных механизмов выживания» в патриархальных культурах.Это трезвое напоминание о том, что токсичная мать сама является продуктом не только ее неблагополучного воспитания, но и общества, в котором преобладают мужчины. Тем не менее, мужчины не освобождаются от этих проблем. Развивая определение, можно сказать, что Материнская Рана может быть применена для объяснения жизненного опыта многих мужчин.

Источник: rawpixel.com

Необработанная Материнская Рана вызывает чувство (адаптировано из Womb of Light.com):

  • Недостаточно хорошо
  • Стыд или постоянное ощущение, что с вами что-то не так
  • Ослабление или ощущение, что вы должны оставаться маленьким / бессильным, чтобы быть любимым
  • Постоянное чувство вины за то, что вы хотите большего, чем имеете сейчас

Эти чувства и внутреннее чувство беспомощности и никчемности в конечном итоге определяют все отношения в жизни человека.Не требуется большого воображения, чтобы увидеть, что это влияние не является положительным и требует срочного решения. Вебстер описывает следующие последствия отношений:

  • Не быть самим собой, потому что не хочешь угрожать другим
  • Имея высокую терпимость к плохому обращению со стороны окружающих
  • Эмоциональная забота
  • Чувство соперничества с другими женщинами
  • Самостоятельная диверсия
  • Быть чрезмерно жестким и доминирующим
  • Такие состояния, как расстройства пищевого поведения, депрессия и зависимости

Обращение за помощью

Осознание того, что вам нужна помощь в решении проблемы, чаще всего является первым важным шагом на любом пути исцеления.Если чтение этой статьи является триггером, это может быть признаком того, что в вашей психике есть что-то активное, требующее вашего внимания. Однако было бы нецелесообразно решать эту проблему в одиночку.

Вы можете не знать, являются ли отношения с вашей матерью оскорбительными или токсичными. Вам не нужно использовать ярлык, если вы не уверены. Цель работы с онлайн-консультантом — найти время, чтобы понять свои чувства, обработать их и найти способы справиться с ними. Семейная динамика сложна и сложна.Если у вас токсичная мать, вы можете бояться признать, что испытываете к ней сложные эмоции. Это то, над чем вы можете работать с онлайн-консультантом, непредвзятым слушателем, который заботится о вашем благополучии. Прорабатывая свои отношения, вы можете научиться здоровым способам справляться и двигаться вперед. Возможно, вас не удивит, что дети токсичных родителей, как правило, испытывают больше проблем с психическим здоровьем (по сравнению с детьми здоровых родителей). Однако надежда есть. Исследования показывают, что онлайн-терапия может быть мощным инструментом в уменьшении конфликтов между родителями и детьми, тем самым уменьшая проблемы психического здоровья, с которыми сталкиваются дети токсичных родителей.

Многие клиенты BetterHelp преодолели семейные проблемы со своими онлайн-терапевтами. Люди обсуждают свои эмоциональные проблемы со своими семьями, чтобы они могли исцелить и иметь полноценные отношения с другими людьми в своей жизни. Ниже приведены некоторые обзоры консультантов BetterHelp от людей, испытывающих аналогичные проблемы.

Обзоры консультанта

«У меня было три встречи с консультантами в моей жизни, включая личные встречи, и я могу с уверенностью рекомендовать доктора Хана как отличного консультанта.Он слушает вас, понимает ваши опасения и не преуменьшает их значение. Вас воспринимают всерьез. Я не думал, что онлайн-терапия может быть такой же глубокой, как личное консультирование, но благодаря его встречам я понял, что опыт создает психолог, а не форма встречи. Я буду продолжать работать с доктором Ханом, и я верю в его подходы и вмешательства ».

«Эрин невероятно помогла мне, когда я справляюсь с трудной ситуацией с моей семьей. Она понимающая, сострадательная и не осуждающая.«

Зачем нужна помощь терапевта?

Это почти само собой разумеющееся, что у вас будут значительные слепые пятна в отношении поведения вашей матери по отношению к вам, даже если вы сознательно идентифицируете ее как серьезного саботажника в своей жизни. В конце концов, она ваша мама, и по крайней мере часть вас любит ее; критическое отношение к ней может показаться предательством, и вы почувствуете себя небезопасно и расстроитесь. Эти чувства могут затруднить или даже остановить любое усилие по самоисцелению.Только обученный терапевт будет знать, как ориентироваться в этих трудных водах.

Еще один важный момент, о котором следует помнить, — это то, что вы, возможно, усвоили токсичное поведение своей матери, что означает, что вы бессознательно приняли по крайней мере некоторые его аспекты как «нормальные». Вы должны были это сделать для эмоционального выживания. Чаще всего потребуется опытный, проницательный терапевт или консультант, который мягко укажет, что является хорошим, а что нет, и проведет вас через процессы, чтобы понять, как это влияет на вас.

Часто задаваемые вопросы (FAQ)
Как поступать с критичной матерью?

У любого родителя будут разногласия по поводу того, как вы ведете свою жизнь, даже если вы двое совершенно одинаковые.Однако есть предел, и многие критически настроенные и потенциально опасные родители переходят его. Если вы задаетесь вопросом: «Как я могу справиться с отношениями с моей токсичной матерью, когда она так критична?» вот несколько ответов.

  • Установить границы. Если есть тема, которая всегда вызывает ядовитую критику, вы должны дать понять, что вы не собираетесь ее принимать. Вместо этого соглашайтесь менять тему всякий раз, когда это поднимается.
  • Помните, ваш токсичный родитель небезупречен.Если вы не согласны с критикой токсичной матери, не принимайте ее. Вместо этого живите своей жизнью и говорите ей, что любите ее и хотите быть рядом, но вы живете своей жизнью так, как считаете нужным.
  • С учетом сказанного, сочувствуйте. Иногда критичная и потенциально токсичная мать исходит из хорошего места, но, возможно, она просто заходит слишком далеко в своей критике. Слушайте и попытайтесь понять, откуда она взялась, но также будьте тверды и скажите ей, что это ваше решение.
Какая властная мать?

Властная мать — это мать, которая крайне критично относится ко всему, что вы делаете.Она всегда будет наблюдать за вами из-за тени, только чтобы выскочить, когда вы сделали что-то не так. Властные матери могут постоянно парить над вами, и их иногда называют родителями-вертолетчиками. Это еще один пример токсичного воспитания, и те, у кого властные матери, могут столкнуться с множеством проблем из-за своего токсичного поведения.

Как поступить с сумасшедшей матерью?

Токсичные матери могут быть проблемой. Вы любите свою мать, но есть предел тому, что вы можете вынести.Если вы ребенок токсичной матери, вот несколько способов, которыми вы можете справиться с отношениями:

  • Во-первых, не считайте ее просто «сумасшедшей». Иногда у нее есть проблемы и она может быть рассудительной, но не знает, как выразить свое мнение, чтобы не показаться сложной или властной.
  • Спокойно расскажите о своих чувствах и установите некоторые границы. Если ваша токсичная мать пересекает их, напомните ей об обещании.
  • Маленькие дозы могут быть вашим решением. Иногда прием токсичной матери в крошечных дозах может помочь сохранить отношения крепкими, но не слишком.
  • Если ничего не помогает, попробуйте обратиться за помощью к семейному терапевту. Возможно, вы не способны справиться с токсическим мышлением своей матери, но терапевт сможет.
Что делать, если ваша мать токсична?

Установка границ — это самое важное здесь. Если вы взрослый человек, вам не нужно постоянно контактировать с токсичной матерью. Важно помнить, что вы отделены от нее и вам не нужно сообщать об этом своей маме.Самое важное, что нужно сделать, — это позаботиться о себе и поработать над установлением границ, установлением собственного чувства собственного достоинства и научиться использовать сочувствие к себе при консультировании. Иногда, когда ваши родители токсичны, вас оставляет много переполняющих чувств. С этими эмоциями трудно справиться, и тем, кто находится в такой ситуации, могут быть полезны психотерапия или консультирование.

Что такое токсичные отношения матери и дочери?

Токсичные отношения между матерью и дочерью — это отношения, предполагающие нездоровый баланс ролей между матерью и дочерью.Дисфункция, возникающая в этих потенциально токсичных отношениях, имеет тенденцию отрицательно влиять на многие другие аспекты их жизни.

Иногда токсичные отношения матери и дочери могут остаться незамеченными, если обе стороны не осознают этого, а токсичные отношения матери и дочери заставляют и мать, и дочь осознавать, что они могут исцелить отношения. Токсичные отношения между матерью и дочерью на самом деле более распространены, чем можно подумать, и обычно формируются из моделей отношений и поведения.Важно напоминать себе, что в этом никто не виноват. Никто не намеревается создавать токсичные отношения, и могут быть более глубокие причины, лежащие в основе формирования токсичных отношений. Осознание токсичных отношений — это первый шаг, но вам не нужно ждать, пока ваша мать узнает о токсичных отношениях, чтобы начать лечение для вас самих.

Если вы не знаете, как вести себя в токсичных отношениях между матерью и дочерью, и нуждаетесь в чём-то руководстве, обратитесь к лицензированному семейному психотерапевту.Они являются экспертами во всех отношениях и могут помочь вам почувствовать поддержку на вашем пути к исцелению.

Как узнать, что у вас токсичная мать?

Самый распространенный признак токсичных отношений между людьми — это наличие контролирующего поведения. Токсичные матери, как правило, хотят контролировать каждый аспект жизни своих детей. Дети могут в конечном итоге чувствовать себя эмоционально незрелыми или зависимыми от своих токсичных матерей, что может приводить к чувству незащищенности по мере того, как они стареют и заводят собственных детей.

Другие признаки токсичных отношений с матерью могут включать:
  • Твоя токсичная мать эмоционально недоступна для тебя. Ваша токсичная мать может отказывать вам в любви или привязанности, отдавая их другим, в результате чего вы чувствуете себя нежеланным или нелюбимым.
  • Она пренебрегает вашими чувствами. Дети, воспитываемые токсичными матерями, которые игнорируют их мысли и чувства или не проявляют уважения к достижениям своего ребенка, часто чувствуют себя недостойными внимания других.Это может привести к неуверенности в себе.
  • Ваша мать ненадежна. Токсичные матери, как правило, эгоцентричны и поэтому не заинтересованы в том, чтобы быть надежными родителями, если, конечно, их доступность не может служить их целям.

Токсичная мать может оказать негативное влияние на ребенка, особенно в первые годы его развития. Хотя не каждая токсичная мать захочет обратиться за помощью, есть источники помощи. Разговор с консультантом или терапевтом или присоединение к группе поддержки — отличный способ открыть общение и начать учиться развивать здоровые отношения между матерью и ребенком.

Что вызывает ядовитую мать?

Отсутствие хороших материнских ролей или здоровых отношений с собственными матерями может привести к тому, что некоторые женщины станут токсичными матерями. Женщина с детскими наклонностями может проявлять токсичное поведение, такое как собственническое или властное поведение.

Если вы замечаете признаки того, что ваша мать токсична, или если вы проявляете симптомы токсической матери, обратитесь за помощью. Для многих изучение того, как эффективно общаться и устанавливать здоровые границы, может положительно повлиять на ваши отношения с матерью или дочерью, а также может помочь улучшить то, как вы общаетесь в других отношениях.

Почему матери и дочери конфликтуют?

Отношения между матерью и дочерью часто бывают сложными. Споры и борьба воли — нормальное явление, когда дочери растут, а матери учатся позволять им это. Причина конфликтов в отношениях между матерью и дочерью может варьироваться от различных личных мнений о правилах в доме или о том, с кем дочь должна дружить, до ощущения матери, которую не ценят или недооценивают. И матери, и дочери испытывают эмоциональные взлеты и падения.По мере того как дочери превращаются в подростков и начинают испытывать гормональные изменения, эмоции могут заставить их почувствовать себя на эмоциональных американских горках, которые никогда не перестают двигаться.

Понимание того, что различия во взглядах и изменения в отношении матери и дочери к личным вопросам очень важны. Хотя матери и дочери не должны во всем соглашаться, поиск компромисса и обучение эффективному общению могут помочь вам построить здоровые отношения.Когда вы чувствуете, что различия слишком велики, чтобы их можно было преодолеть в одиночку, может оказаться полезным обращение за помощью к психологу или терапевту.

Почему моя мама всегда злится и кричит?

Люди нередко повышают голос или время от времени кричат. Маме может казаться, что вы не обращаете внимания на то, что она говорит, или намеренно игнорируете ее. В этом случае важно понимать, что она говорит. Даже если у вас нет времени что-то делать сразу, вы можете ответить ей и сказать, что вы ее слушаете.Однако, когда гнев и крик идут рука об руку или возникают часто, могут возникнуть более глубокие проблемы. Люди, которым трудно справиться с гневом, могут с большей вероятностью повысить голос или кричать, пытаясь общаться. Хотя обычно это не способствует здоровому общению, тем не менее, это случается.

Кроме того, некоторые расстройства психического здоровья, такие как биполярное расстройство или пограничное расстройство личности, заставляют людей вести себя гневно или иррационально, часто крича.Если вы обеспокоены тем, что ваша мать страдает психическим заболеванием, может быть хорошей идеей поговорить со своим лечащим врачом или специалистом в области психического здоровья для получения информации и совета о том, какие шаги следует предпринять.

Может ли мать ревновать к дочери?

Да, к сожалению, мать может ревновать дочь. Есть много причин, по которым мать может испытывать чувство ревности к дочери, и хотя каждая из них может вызвать дискомфорт и у матери, и у дочери, это не означает, что нельзя установить здоровые отношения.Первый шаг — понять причину ревности матери к дочери.

Например, когда женщина среднего возраста переживает менопаузу, нередко меняется настроение и поведение из-за гормональных изменений. Они могут казаться непривлекательными или незначительными. Эти чувства могут вызвать эмоции ревности. На самом деле, доктор Чарльз Софи говорит, что некоторые женщины испытывают то, что он называет «воспринимаемой передачей сексуальности (ПИН)». Он объясняет, что ПИН является результатом того, что мать чувствует угрозу, когда сексуальность дочери достигает пика, а ее сексуальность падает.

Если мать чувствовала, что была вынуждена отказаться от своих надежд или мечтаний о карьере или путешествии, она может испытывать зависть к своей дочери за то, что она смогла осуществить эти мечты. Кроме того, матери, которые эмоционально не привязаны к своим дочерям, могут испытывать чувство ревности по отношению к своим дочерям, когда их дочери начинают развивать здоровую эмоциональную привязанность к другим.

Важно понимать, что токсичные матери могут научиться развивать здоровые отношения со своими дочерьми.Научиться формировать привычки личностного роста может сильно повлиять на отношения между матерью и дочерью.

Как вы справляетесь с трудными родителями?

Обычно сложным считается ребенок, но правда в том, что родители могут быть такими же плохими. Когда есть расхождения во мнениях или жизненном пути, родителям может быть трудно с этим смириться. Очевидно, вам не нужно менять мнение друг друга, но цель — согласиться не соглашаться и все равно любить друг друга.

Это еще один случай, когда терапевт может быть вашим лучшим вариантом. Когда кому-то сложно, трудно быть вежливым, особенно если это не так. Психотерапевт может помочь вашим родителям понять вашу точку зрения, одновременно обучая вас лучшим способам общения.

Каковы признаки отравления родителей? Поведение, мысли, чувства, цели токсичных родителей?

Токсичное поведение родителей варьируется от человека к человеку. Некоторые из наиболее распространенных признаков токсичного родителя включают:

  1. Контроллинг: они хотят сказать вам, что делать, когда это делать и как это делать.
  2. Неуважительно: ядовитые родители часто не рассматривают вас как отдельную личность, отдельную от них, и часто проявляют к вам мало уважения, если вообще проявляют его.
  3. Эгоцентричный: они обычно ставят свои желания в потребности выше ваших и редко задумываются о том, как их поведение влияет на вас или кого-либо еще.
  4. Критично: Токсичным родителям часто трудно делать комплименты, но обычно они находят способ критиковать даже самые ваши усилия
  5. Манипулятивное: они часто искажают правду, чтобы она выглядела хорошо для себя.Они могут использовать отрицание или чувство вины, чтобы заставить вас уступить их желаниям и потребностям.
Как определить токсическое поведение человека?

Термин «токсичный» очень часто используется в последнее время, и это один из тех терминов, который немного субъективен. Токсичные люди и токсичные отношения бывают самых разных форм и размеров, и то, что токсично для одного человека, может не быть для другого. С учетом сказанного есть некоторые признаки, которые большинство согласятся с тем, что он токсичен. Вот несколько из них.

  • Токсичные люди склонны испытывать чувство вины. Это означает, что они заставят вас расстроиться, если они не добьются своего. Разочарование — это одно, но человек, испытывающий чувство вины, будет продолжать и продолжать, пока вы не почувствуете, что у вас нет другого выбора, кроме как подчиняться.
  • Токсичные люди не уважают границы. В дружбе, отношениях или в чем-то еще есть границы, и токсичный человек будет пытаться пересечь эти границы или, по крайней мере, опереться на них довольно много раз.
  • Токсичные люди, как правило, те, кто никогда не может быть милым или похвалить вас, если это не прозвучит как комплимент. Откровенный комплимент — это то, что сначала звучит приятно, но потом, если подумать, это оскорбление. Например, если у вас избыточный вес и вы носите одежду, которая немного обнажает кожу, кто-то может сказать, что вы смелы и уверены в этом. Это звучит хорошо, но также выводит на первый план вашу неуверенность и действует так, будто ношение одежды — это своего рода невероятная концепция.Настоящим комплиментом будет просто: «Ты отлично выглядишь».
  • Расширяя предыдущее замечание, ядовитый человек — это тот, кто, кажется, разговаривает с вами только тогда, когда они не согласны. Вы, наверное, видели этот феномен на Facebook, где кому-то никогда не нравятся ваши сообщения или не поддерживают, но если у вас есть мнение, они первыми в очереди скажут, насколько вы ошибаетесь.

Есть много других признаков того, что человек токсичен, но это хорошая отправная точка.

Что делает родителя токсичным? Могут ли взрослые быть токсичными со своими детьми?

Токсичная среда и токсичные отношения — это плохо, но самая большая проблема, с которой столкнутся многие, — это токсичный родитель.В большинстве случаев токсичного друга можно легко отрезать, но токсичные родители подвергаются большему стигматизации, особенно если вам приходится жить с ними. Вот некоторые признаки токсичного родителя.

  • Они всегда слишком критично относятся к вам. Каждое ваше решение неверно, и здесь нет места разногласиям или дискуссиям.
  • Они всегда хотят знать, где вы находитесь. Они переходят грань между заботой и наблюдением за вами, как ястреб, нависая над вами всякий раз, когда могут.
  • Они не будут слушать вас, потому что у них есть чувство превосходства из-за того, что они являются родителями, даже если вы образованный взрослый.
  • Токсичный родитель просто создает токсичную среду. Вы чувствуете себя некомфортно, когда находитесь рядом с ними.
Как поступать с эгоистичными родителями?

С эгоизмом трудно справиться. Некоторые люди заботятся только о себе и не думают о собственных чувствах. У родителей может возникнуть эгоизм.

Обычно эгоистом называют ребенка, но родители тоже могут быть эгоистами. Все мы знаем родителей, которые обманули своего ребенка, потому что их ребенок не принимал всех решений, которые они хотели от них.

Справиться с эгоистичным родителем сложно, но возможно. Вот несколько шагов:

  • Сделайте свою точку зрения совершенно ясной и установите некоторые границы. Если ваш родитель пересекает их, напомните им о границах.

  • Постарайтесь честно поговорить о том, почему ваш родитель ведет себя эгоистично. Пытаясь понять точку зрения друг друга, возможно, вы двое сможете прийти к общему мнению.

  • Помните, вы должны делать то, что подходит вам. Иногда быть немного эгоистичным — это нормально, особенно в ответ своим родителям. Забота о себе — это хорошо, но она выходит за рамки, когда вы не проявляете уважения к другим и не сочувствуете им.

Что является важным воспитанием?

Критическое воспитание — это когда родители чрезмерно критичны по отношению к своим детям. Конструктивная критика — это одно, но критичный родитель — это тот, кто никогда не доволен тем, что делает его ребенок. Критически настроенный родитель может игнорировать своего ребенка, когда ребенок действительно что-то делает, но затем уходит с одной маленькой ошибки.

Дети критически настроенных родителей могут столкнуться с трудностями в распознавании эмоций, и они могут прожить жизнь, в которой они беспокоятся, что им придется ходить по яичной скорлупе.Как родитель важно, чтобы вы не слишком критично относились к своему ребенку.

Что определяет токсичного родителя?

Термин «токсичный» немного субъективен. Чье-то поведение может вызывать споры о том, токсично оно или нет. С учетом сказанного, у токсичных родителей есть некоторые плохие черты, с которыми большинство людей может согласиться. Вот несколько общих токсичных родительских черт.

  • Они используют чувство вины, чтобы контролировать вас. Вы не можете выбрать свой собственный карьерный путь, потому что родители хотели, чтобы вы были кем-то другим, и это их расстраивает.Любая разница в жизни встречает вас тревогой по вине, а не гражданским расхождением во мнениях.
  • Говоря о желании, родители могут вести себя так, будто их счастье зависит от того, что вы делаете. Люди должны быть счастливы сами по себе, а не полагаться на своего взрослого ребенка.
  • Ядовитый родитель — это тот, у кого нет границ. В большинстве отношений есть границы. Может быть, у вас двоих есть такая тема, как разница в вере, которую вы соглашаетесь не обсуждать, но потом ее поднимает токсичный родитель.В любых отношениях важно иметь границы, но ядовитые родители склонны игнорировать это.
  • Они слишком критично относятся ко всему, что вы делаете. Есть разница между конструктивной критикой или несогласием с жизненным решением и постоянным ругательством. Хорошим родителем должен быть тот, кто понимает, что вы не собираетесь делать все по своей книге.
  • Ядовитый родитель — это тот, кто откажется от любви, пока вы не выполните все их критерии.Родительская любовь — это то, что должно происходить безусловно, по крайней мере, теоретически, но токсичные родители этого не делают. Вместо этого токсичные родители будут вести себя так, как будто они не любят вас, пока вы не будете готовы подчиниться их воле.
  • Ядовитый родитель заставляет вас бояться находиться рядом с ними. Даже если вы взрослый, вы все равно боитесь своего токсичного родителя, и боль не проходит.

Есть и другие черты, которые определяют токсичных родителей или токсичных родителей, и это лишь некоторые из них.

Общаться с токсичным родителем или токсичными родителями и справляться с ними никогда не бывает весело, но научиться контролировать свою жизнь невероятно важно, и это стоит делать для вашего собственного психического здоровья и благополучия.

Почему взрослые дети до сих пор живут со своей токсичной семьей?

Если вы знаете кого-то, кто является взрослым, зарабатывает деньги и живет со своими токсичными родителями, вы можете задаться вопросом, зачем они это делают. Для этого есть много причин, и вот несколько причин, по которым взрослые дети продолжают жить со своими родителями.

  • Отключение по вине. Один из признаков токсичного родителя — заставить своих взрослых детей чувствовать себя виноватыми, если они пытаются обрести независимость. Токсичный родитель может сказать, что взрослые дети их больше не любят, если они переедут. Родитель может использовать имеющуюся у него проблему со здоровьем или заявлять о ней как козырный козырь, чтобы заставить ребенка остаться. Этот метод может сработать для человека, который легко может чувствовать себя виноватым.
  • Угрожает отрезать их. Хотя у взрослых детей может быть достаточно денег, чтобы жить, родители могут сказать, что, если они переедут, они никогда больше не смогут разговаривать с родителями.
  • Родитель может похищать ребенка. Иногда такое случается, особенно когда родитель не работает. Их взрослые дети могут оплачивать все счета или ссужать родительские деньги, которые они не собираются возвращать, что может вызвать у ребенка финансовые проблемы.
  • Ребенок или взрослые дети могут бояться своих родителей, если они попытаются переехать. Довольно часто отношения с токсичной матерью, отцом или родителями в целом могут ощущаться как жестокий брак, где страх контролирует всех.

Если вы или кто-то из ваших знакомых состоите в таких отношениях, им важно обратиться за помощью. Хотя они могут любить своих родителей, их психическое здоровье гораздо важнее.

Может ли токсический родитель вызывать расстройства пищевого поведения?

Да, токсичный член семьи может вызвать у ребенка расстройство пищевого поведения. Некоторые родители могут хулиганить, говоря своим детям, что у них избыточный вес или им нужно похудеть. Это может привести к занижению самооценки, а со временем у ребенка может развиться расстройство пищевого поведения.По возможности важно обращаться за помощью.

Как установить границы с токсичным родителем?

Вы можете любить своих родителей или родителей, но вы знаете, что они токсичны. В таком случае важно установить границы и придерживаться их.

Если токсичные отношения связаны с вашими убеждениями, вашей карьерой или чем-то еще, что ваши родители не одобряют, четко дайте понять, что вы не хотите обсуждать это. Устанавливая такую ​​границу, ваш родитель или родитель может попытаться раздвинуть ее.Например, они могут делать недобросовестные комментарии по этому поводу. Не позволяйте этим комментариям скользить. Если эти границы будут нарушены, опустите ногу или прекратите разговор. В такие моменты важно четко и твердо придерживаться своих границ. Это может занять несколько попыток, но в конечном итоге это может сработать для вас.

Однако в некоторых случаях, хотя человек может захотеть и попытаться установить границы с токсичным родителем или токсичным родителем, может быть очень трудно поддерживать эти границы из-за того, что их родитель или родитель нарушают эти границы.Например, вам кажется, что когда один или оба родителя врываются в вашу комнату, не постучав, это является нарушением вашей конфиденциальности, неуважением и признаком токсичного поведения. Поэтому вы пытаетесь установить границу со своими ядовитыми родителями или родителями, говоря им: «Когда вы заходите в мою комнату без стука, это кажется нарушением конфиденциальности и является неуважением». Однако реакция, которую вы получаете, будет пренебрежительной, гневной или полностью игнорируемой, даже при неоднократных попытках обозначить вашу границу.В этих случаях, даже если вы пытались установить очень четкие границы со своим токсичным родителем или токсичным родителем, поддерживать их может быть трудно. Если этот сценарий связан с вашим собственным опытом, важно напомнить себе, что вы не виноваты. Иногда лучшее, что вы можете сделать, — это четко и последовательно обозначить свои границы с родителями, но будьте осторожны, чтобы не брать на себя ответственность за то, как один или оба из ваших родителей могут отреагировать.

Как мне найти терапевта, который работает с токсичными членами семьи?

Если у вас токсичные члены семьи или родители, одно из решений — найти психотерапевта.Терапевт может помочь разными способами, в том числе:

  • Помощь вам с любыми проблемами психического здоровья, с которыми вы сталкиваетесь из-за токсичных людей в вашей жизни. Улучшая ваше психическое здоровье, это может позволить вам быть твердыми в общении.

  • Быть посредником в семейной вражде. Важно, чтобы вы нашли терапевта, который может помочь каждому найти общий язык и научить людей, у которых могут быть проблемы с общением, говорить продуктивно и нетоксично.

  • Также важно найти терапевта, который сможет работать как индивидуально, так и вместе с семьей. Иногда вам может быть неудобно говорить с семьей обо всем, и если вы найдете терапевта, который сделает и то, и другое, это может быть полезно.

Лицензированные консультанты и терапевты доступны на BetterHelp.com, онлайн-платформе, где вы можете связаться с кем-то, кто был обучен помочь вам справиться с токсичной матерью или с любой другой проблемой психического здоровья, с которой вы можете столкнуться.

Если вас интересует индивидуальная терапия, напишите нам по адресу [email protected], а чтобы узнать больше о BetterHelp как компании, найдите нас в Instagram.

Могу ли я найти терапевта, который восстановит мою связь с членом семьи?

Взрослые дети и члены их семей, будь то токсичные родители или другие родственники, могут отчуждаться на протяжении всей своей жизни по той или иной причине. Иногда это может произойти в результате важного жизненного решения, с которым не согласна одна из сторон, или, возможно, член семьи проявлял токсичное поведение, и в то время вы считали, что в ваших интересах разорвать контакт с токсичным членом семьи.Или, возможно, член семьи, с которым вы хотите восстановить связь, — это один или оба ваших родителя, и вы не знаете, как сделать первый шаг.

Лицензированный терапевт может помочь вам установить контакт или стать посредником между вами и членом семьи, будь то ваш родитель или другие родственники. Хотя многие терапевты могут помочь вам начать разговор, чтобы восстановить связь с родителями или членами семьи, терапевты, специализирующиеся на отношениях, такие как лицензированный семейный терапевт (LMFT), могут стать отличным местом для начала поиска.

Если вас интересует индивидуальная терапия, которая поможет вам решить семейные проблемы с родителями или родственниками, или вы заинтересованы в семейной терапии для вас и ваших родителей или членов семьи, обратитесь по адресу [email protected] и узнайте больше о BetterHelp как о компании, пожалуйста, найдите нас в Instagram.

Если я найду терапевта, есть ли красные флажки, на которые следует обратить внимание?

Если у вас проблемы с семьей, важно как можно скорее обратиться за помощью к терапевту, но вам также понадобится терапевт, который вам поможет.Вот пара тревожных сигналов терапевта.

  • Терапевт должен быть как можно более нейтральным. Во время семейного сеанса ваш терапевт не должен быть вашим лучшим другом, который нападает на ваших родителей, и они не должны ругать вас и поддерживать ваших родителей. Им необходимо преодолеть разрыв между взрослыми детьми и членами их семей.
  • Во время индивидуальной терапии все, что вы говорите, является конфиденциальным. Ваш терапевт не должен рассказывать членам вашей семьи то, что вы говорите.Фактически, из-за этого у них могут быть проблемы.
  • Важно, чтобы вы нашли терапевта, который использует проверенные методы, чтобы помочь наладить отношения. Когда найдете терапевта, проведите небольшое исследование. Прочтите несколько обзоров, если необходимо.

Общаться с токсичными родителями никогда не бывает весело, но научиться контролировать свою жизнь невероятно важно, и это стоит делать для вашего собственного психического здоровья и благополучия.

Моя мама нарцисса?

Что такое синдром нарциссической матери?

Нарциссическое расстройство личности — одно из нескольких расстройств личности, которое характеризуется завышенным чувством собственного достоинства, эгоцентричным поведением и отсутствием уважения к другим.Синдром нарциссической матери — это термин, используемый, когда мать или материнская фигура страдает нарциссизмом. Для него характерна неспособность распознавать чувства и потребности других, что считается качеством большинства матерей. Женщины с материнским нарциссизмом требуют постоянного восхищения и могут завидовать любому вниманию, которое уделяется другим, если это не имеет положительного отношения к ним лично. Их поведение может существенно негативно повлиять на жизнь их ребенка.

Как ведет себя нарциссическая мать?

Если вам интересно, является ли ваша мать нарциссической или кто-то другой — нарциссической матерью, следующие признаки могут указывать на высокую вероятность.

  • Она нарушает ваши границы: Нарциссические матери редко позволяют вам уединение. Она может подглядывать за вашими личными вещами, например обыскивать ваш комод, шкаф или дневник. Нарциссическая мать, кажется, неспособна различить, где она кончается и где вы начинаете, скорее рассматривая вас как продолжение себя.
  • Она унижает вас или делает негативные замечания по отношению к вам: Нарциссическая мать может оскорбить вас в присутствии других или заставить вас чувствовать, что она думает о вас меньше, чем о других.Она может отрицательно отзываться о вашей внешности или ваших способностях, вызывая у вас смущение.
  • Она пытается заставить вас выглядеть сумасшедшим. Нарциссические матери могут действовать жестоко или делать вещи, которые оскорбляют вас или других. Затем, столкнувшись с ее поведением, она может делать такие утверждения, как «где вы это придумали?» Или «у вас буйное воображение».
  • Она эгоцентрична. Ее чувства, потребности и желания для нее важнее ваших.Она заставляет вас чувствовать себя незначительным и неуместным.
  • Вы ее боитесь. Нарциссические матери могут заставить вас чувствовать себя терроризированным. Они заставляют вас бояться их гнева, из-за чего вы обычно чувствуете необходимость уступить ее желаниям и потребностям, чтобы не испытать ее гнев или наказание.
Каковы 9 черт нарцисса?

Среди 9 общих черт нарцисса:

  1. Преувеличенное чувство собственного достоинства

  2. Чувство права

  3. Использует других для личной выгоды

  4. Отсутствие сочувствия к другим

  5. Демонстрирует высокомерное и высокомерное поведение и отношение

  6. Считает себя уникальным и понимать их могут только люди, которые не менее важны.

  7. Озабочены фантазиями о власти или успехе

  8. Завидует другим или думает, что другие завидуют им

  9. Требует чрезмерного восхищения

Плачут ли нарциссы?

Нарциссы плачут. Однако часто обсуждается вопрос, действительно ли нарциссист чувствует эмоции, связанные с плачем.Многие специалисты в области психического здоровья считают, что нарциссы «плачут», когда им это приносит пользу. Например, они могут плакать, если считают, что проявление эмоций по отношению к другим или в поддержку других заставит их получить то, чего они хотят. С другой стороны, многие считают, что нарциссы действительно испытывают эмоциональные реакции, заставляющие их плакать, даже если они не на таком глубоком эмоциональном уровне, как другие.

Личная терапия

Терапия — это личный опыт, и не все пойдут на нее в поисках одного и того же.Но если помнить об этих девяти вещах, вы сможете получить максимальную отдачу от онлайн-терапии, независимо от ваших конкретных целей.

Если вам все еще интересно, подходит ли вам терапия и сколько стоит терапия, свяжитесь с нами по адресу [email protected] BetterHelp специализируется на онлайн-терапии, чтобы помочь решить все типы проблем с психическим здоровьем. Если вас интересует индивидуальная терапия, напишите нам по адресу [email protected] и загляните в наш Instagram. Для получения дополнительной информации о BetterHelp как компании, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефону

.

Если вам нужна горячая линия в кризисных ситуациях или вы хотите узнать больше о терапии, см. Ниже:

Дополнительную информацию о психическом здоровье см .:

  • SAMHSA (Управление служб охраны психического здоровья и наркозависимости) SAMHSA Facebook, SAMHSA Twitter, SAMHSA LinkedIn, SAMHSA Youtube
  • Mental Health America, MHA Twitter, MHA Facebook, MHA Instagram, MHA Pinterest
  • WebMD, WebMD Facebook, WebMD Twitter, WebMD Instagram, WebMD Pinterest
  • NIMH (Национальный институт психического здоровья), NIMH Instagram, NIMH Facebook, NIMH Twitter, NIMH YouTube
  • APA (Американская психиатрическая ассоциация), APA Twitter, APA Facebook, APA LinkedIN, APA Instagram

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение.Авторская рукопись; доступно в PMC 1 июня 2010 г.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Томпсон St., Ann Arbor, MI., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителями и взрослыми детьми на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за расхождений в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшей напряженности в отношении фундаментальных проблем диадического взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей по установлению более тесных отношений.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильном индивидуальном напряжении, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, включая больше близости и конфликтов (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в развитии, напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Под аффективной солидарностью понимаются положительные отношения между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую двойственность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя изолированными от своих дочерей, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести свой вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. Столичная зона. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

151130
0 9119 Повторный брак
Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
104 = 15173 n
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
149119
149119
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 32 0,32 0,32
Европейский американец 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а оставшаяся часть — европейские американцы.61% взрослых детей состояли в браке, а 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, незапрашиваемые советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо, ) до 5 ( очень хорошо, ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, касающейся амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых ребенка, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых ребенка, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) ) и 4 ( отца, сообщившего о совершеннолетнем ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослого ребенка на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое, ) до 5 (, отличное, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы изучить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов в одной семье (т. Е. Взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили об обоих родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в которых существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений в одной семье) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальная напряженность и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряженность в отношениях была немного более интенсивной ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальная напряженность согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46 , p <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили, по крайней мере, о небольшом напряжении по крайней мере в отношении одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

9119 9

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряженности
Аффективные
солидарности
Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −,22 **
Амбивалентность ,44 ** ,33 ** −,52 **
SE B 9119 9119 1 1,009
Отношения Физическое лицо
B F B SE B F
Поколение / пол родителя 21129 280 * 6,00 **
Запланированные контрасты
2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Младенец о матери против отца 1 971 * 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) -0,17 0,08 5,00 * -0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 1,009 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Различия между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 2 0,29
0,01 2 логарифмическая вероятность 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщало о более интенсивных отношениях с матерями ( M = 1,92, SE, = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с более молодыми взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения взаимосвязи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальным напряжением и напряжением во взаимоотношениях мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность в зависимости от интенсивности напряжения

5 Модель 5 91 104 11930 3 3 2 1 0 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 35 Модель 2 5 91
B SE B F B SE B B F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
9 Разница между членами семьи
0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 **
Различия между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,70 1,70 9108 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17 9 110 12,15 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637,30 ** 1692,10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации Как предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 для двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу раскола в развитии и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от тематики напряженности, при этом некоторые темы напряженности более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для личных противоречий, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке в развитии или концепцию раскола в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, которые обычно обнаруживаются в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более интенсивными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой разногласий в развитии родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети молодого возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти выводы еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность, по-видимому, менее пагубна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее вредны для отношений в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Для исследователей и практиков важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и Обществе Встреча по изучению человеческого развития, Государственный колледж, Пенсильвания, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Акияма Х., Антонуччи Т., Такахаши К., Лангфал Э.С. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс Э. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Развивающая психология. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверштейн М. Солидарность, конфликты и двойственность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В.Л., Робертс РЭЛ. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В.Л., Шредер С.С. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая перспектива. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фингерман К.Л.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фингерман К.Л. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; New York: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Краутер А.С., Уайтман С.Д. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предпосылки оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений диад родитель / взрослый-ребенок. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Уменьшают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Стейнберг Л. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и в перспективе. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *