Болезненная привязанность к телефону: Мир захлестнула эпидемия новой болезни, называемой «номофобией» — Российская газета

Содержание

Мир захлестнула эпидемия новой болезни, называемой «номофобией» — Российская газета

Психиатры считают, что в мире началась эпидемия новой болезни. Она получила название «номофобия» (от английского no-mobile-phone phobia, то есть «страх отсутствия мобильного телефона»). Ее жертв, не отрывающих глаз от маленького электронного друга, можно встретить всюду: в метро, кафе, торговом центре, на улице. Они, как зомби, зачарованно гоняют цветные шарики в телефонных «игрушках», стремительно набирают sms-сообщения, часами увлеченно болтают во весь голос.

Врачи относятся к номофобии настолько серьезно, что даже провели в этом феврале всемирную акцию «Дни без мобильного телефона». Всем пользователям сотовой связи предлагалось выключить на день свой мобильник или хотя бы уменьшить количество разговоров.

Акцию предложил французский писатель Фил Марсо, который написал первый роман в sms, ставший бестселлером в Европе. Его поддержали психологи, обеспокоенные новой зависимостью, которая все больше распространяется по миру.

Врачи считают, что номофобия по своей природе сродни другим зависимостям вроде алкоголизма, наркомании, игромании или шопоголизма. Каждая из них служит компенсацией каких-то проблем личности — комплексов, неудовлетворенных потребностей, иллюзий и т. п. В случае с телефоном человек, не мыслящий ни часа жизни без него, также компенсирует личные проблемы, к примеру, неумение вступать в контакты с другими людьми или страх одиночества.

Признаки номофобии резко обостряются, когда человек вдруг обнаруживает, что не может найти свой телефон. Они заключаются в том, что больной приходит в возбужденное состояние, становится раздражен, суетлив. У него может появиться головокружение, учащенный пульс, повышенное отделение пота, дрожь в руках и ногах.

66 процентов владельцев мобильных телефонов страдают номофобией

На какое-то время номофоб перестает контролировать свои поступки. Он может нервно разбрасывать вещи, переворачивать все в доме в поисках своего телефона. Ощущение крайнего дискомфорта не покинет больного, пока он не выяснит, куда же запропастился его телефон.

Беда еще и в том, что сами пострадавшие вообще не считают номофобию заболеванием. Они уверены, что это лишь безобидная привычка, хотя ее влияние на повседневную жизнь номофоба довольно значительно. Человек практически перестает общаться с окружающими и все свободное время занят лишь тем, что прослушивает мелодии, меняет настройки на телефоне, скачивает для него различные картинки и программы, новые игры и прочее.

Ужасное благо

Спорить не приходится, мобильная связь революционно изменила человечество. Уменьшила расстояния между людьми, ускорила принятие решений, упростила получение информации, облегчила контроль за любой ситуацией. Но она же одновременно заменила истинное общение суррогатным, повысила нашу зависимость от других людей, возвела невидимые перегородки даже между близкими…

Постепенно многие становятся одним целым со своим мобильником, ощущая его отсутствие как дискомфорт. В Великобритании провели опрос среди пользователей мобильников. Выяснилось, что больше половины из них (53%) начинают нервничать, если теряют телефон, садится его батарейка, на балансе заканчиваются средства или пропадает сотовый сигнал. Другие исследования называют еще большее число таких людей (до 66%).

Ушли в Сеть

Больше всего страдают от номофобии подростки и молодые люди (77%). Иной раз родители испытывают шок, узнав, в какие суммы обходится им эксплуатация новенького айфона чада, подаренного из самых лучших побуждений. А ребенок не только часами зависает в Интернете, скачивает гигабайты музыки или анекдотов или шлет сотни эсэмэсок в день. Он уже и жить не может без этого виртуального общения.

— И дело тут даже не в самом телефоне, — говорит заведующая отделом неотложной психиатрии при чрезвычайных ситуациях ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского, доктор медицинских наук Анна Портнова. — Правильнее говорить о зависимости от интернет-общения — чатов, обмена sms, скайпа и т. д. У молодых людей и особенно подростков сотни, а то и тысячи «друзей» в социальных сетях. Создается иллюзия очень широкого круга общения, которого у прежних поколений не было. Но на самом деле это общение суррогатное — формальное, неэмоциональное, несмотря на смайлики и прочие значки, не межличностное. В нем нет барьеров, которые в личном общении обычно сдерживают проявление негативных черт человека.

Можно ли победить всесильную Сеть? Можно, если вместо суррогатного общения предложить ребенку настоящее — привести его в спортивную секцию, группу сверстников с общими интересами, увлечениями. И самим родителям больше общаться с ним, быть в курсе его дел и проблем. Ну а если вы заметили у чада болезненное пристрастие к суррогатному общению, которое не можете побороть, стоит обратиться к врачам.

Что делать

Номофобия лечится с помощью так называемой «терапии подвергания». То есть для начала пациента приучают мысленно представлять, что он обходится вообще без телефона. Потом человек от «мысленных тренировок» должен перейти к практике.

Впрочем, есть врачи, которые не верят в номофобию. Они говорят, что «зависимость» от мобильника вовсе не болезнь, а скорее социальный феномен. Ведь телефон дает ощущение постоянной связи с другими людьми. И похожее «тревожное состояние» испытывают все, кто вынезапно оказался оторванным от людей, без связи с близкими — например, очутился на необитаемом острове.

Вы можете сами проверить, страдаете ли вы или ваши близкие номофобией. Попробуйте прямо сейчас ненадолго отключить свой мобильник. Если сама эта мысль вызывает у вас чувство внутреннего протеста, если находятся тысячи причин, почему этого не стоит делать, то стоит внимательно присмотреться к вашим отношениям с «мобилой».

Компетентно

— Родители должны представлять возможный вред от современных гаджетов, — советует заведующая отделом неотложной психиатрии при чрезвычайных ситуациях ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского, доктор медицинских наук Анна Портнова. — Конечно, когда ребенок тихо сидит в уголке и занимается телефоном или компьютером, не пристает с вопросами, не требует внимания, это очень удобно. Но тем самым он обкрадывает себя, у него не формируются навыки настоящего социального общения, умение слышать и понимать других людей. Не стоит покупать гаджеты, не соответствующие возрасту ребенка. А купив ему телефон, надо сразу же договориться о том, как он будет использоваться — только в школе и только по делу, а также и о той сумме, которую вы можете выделять на определенный срок для этих целей.

Кстати

Признаки номофобии

Специалисты считают, что можно говорить о болезненной зависимости от сотового телефона, если:

  • ребенок не может хотя бы на короткое время отключить его или расстаться с ним даже на минуту;
  • проявляет постоянное беспокойство по поводу того, что батарейка может разрядиться;
  • непрестанно проверяет sms-сообщения, электронную почту и т. п.;
  • часто просит пополнить счет своего мобильника.

По выяснениям организаторов опроса, компаниями OnePoll и SecurEnvoy, число страдавших номофобией постоянно растет. Двое из троих человек признавали, что ужасно боятся потерять телефон. Четыре года назад эту боязнь испытала только половина опрошенных. Особенно нервно воспринимают утерю телефона те, кому от 18 до 24 лет.

47% родителей обеспокоены, что у их ребёнка болезненная привязанность к смартфону

У подростка начинается «ломка», если интернет недоступен? Он не может выйти из дому без любимого гаджета? Даже на ходу в толпе людей водит пальцем по экрану и нажимает на «сердечки»? Такое часто можно увидеть в больших городах. Кто-то говорит, что выросло новое цифровое поколение, а кто-то бьёт тревогу — мол, у детей формируется нездоровая зависимость, в нашем детстве такого не было, мы спокойно гуляли целыми днями по улице и где угодно без связи с домом/друзьями/родителями, не проверяя новые сообщения в чате. И никто даже не думал, что можно обидеть друга, если не поставить лайк его последней фотографии.

В наше время многие взрослые не расстаются со смартфонами, что уж говорить про подростков, которые там живут. Результаты опроса Common Sense Media и SurveyMonkey показали, что 47% американских родителей обеспокоены, что у детей развилась болезненная привязанность (аддикция) к смартфону. Для сравнения, только 32% опрошенных сказали, что такая зависимость есть у них самих.


Насколько сильно смартфон — с постоянным онлайном, социальными сетями, чатами, музыкой, развлечениями — влияет на душевное здоровье подростков? Примерно половина родителей признались, что они в какой-то степени озабочены этим. Каждый пятый сказал, что «чрезвычайно» или «очень» озабочен. Всего в опросе с 25 по 29 января 2018 года приняли участие 4201 человек, среди них 1024 родителей, у которых есть дети до 18-ти лет. Результаты нормализованы по демографическому составу взрослого населения США в соответствии с данными переписи.

Опрос приурочен к общественной кампании «Правда о технологиях» против зависимости детей от технологий, которую развернула некоммерческая организация Common Sense Media. Туда входят бывшие сотрудники Google, Facebook, инвесторы в IT-индустрию и другие. На проведение кампании уже собрано $7 млн у спонсоров.

Исследователи, которые проводили опрос, обращают внимание, что родители гораздо сильнее озабочены зависимостью детей от смартфонов и планшетов, а не собственной зависимостью. Некоторые думают, что неокрепшие умы тинейджеров подвержены вредному влиянию, а их взрослая сформировавшаяся психика — нет.

Абсолютное большинство (89%) родителей уверены, что на них лежит обязанность ограничивать использование смартфонов своими детьми. Организаторы движения «Правда о технологиях» считают, что ответственность с родителями должны разделить и крупные технологические фирмы, ведь непосредственно на них лежит ответственность за распространение IT-технологий, ставших сейчас такими популярными. Например, недавно два крупных инвестора, владеющих акциями Apple на $2 млрд, призвали «яблочную» компанию принять меры к борьбе с технологической зависимостью у детей. Apple ответила, что планирует добавить «ещё более сильные» инструменты родительского контроля в смартфоны, хотя такие инструменты в iOS уж есть.

Организация Common Sense Media с особенной критикой обращается в адрес социальной сети Facebook, которая недавно запустила приложение Messenger Kids, нацеленное на аудиторию до 13-ти лет. Представители Facebook ответили, что приложение разработано с учётом рекомендаций экспертов в этой области. Но недавнее расследование Wired обнаружило, что работа экспертов финансировалась Facebook.

Оказалось, что многие родители не знают о средствах родительского контроля, которые присутствуют во многих смартфонах и на многих сайтах. Например, 22% родителей не знают о наличии системы родительского контроля на YouTube, а 37% его никогда не использовали.

Специалисты дают советы для родителей, чьи дети слишком много времени проводят в смартфонах:

  • Установить лимиты времени и соблюдать их. Выделить время в течение дня, когда детям разрешено использовать смартфон или планшет. И не поддаваться на уговоры дать гаджет «на одну минутку».
  • Изучить инструменты родительского контроля.
  • Попробовать установить зоны, где запрещено использовать технологии. Например, за ужином или перед сном в постели. Но родители тоже должны соблюдать эти правила наравне с детьми.
Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

За последние пять лет вы добровольно прожили хотя бы неделю без мобильной связи и интернета?

46.57% А зачем? 326

Проголосовали 700 пользователей. Воздержались 46 пользователей.

Смартфоны вызывают новую психическую зависимость — номофобию

Фото pixabay.com

Люди, которые тревожатся и нервничают без смартфонов, могут чувствовать не только душевную, но и физическую боль при разлуке с гаджетом.

Господин смартфон и его рабы — это не заголовок желтого романа. Доктор Ким Ки Джун, возглавивший группу ученых из Городского университета Гонконга и южнокорейского Университета Сонгюнгван, рассказал, что новое серьезное душевное расстройство называется номофобией. Номофобия — это болезненная привязанность к своему смартфону. Психическая зависимость развивается стремительно.

Ученый отметил, что в первую очередь номофобов волнует потеря личной информации, накопленной в телефоне. Также они сильно переживают, если не могут быстро получить данные из интернета.

Группа исследователей провела эксперимент, чтобы подтвердить массовость нового типа зависимости. В нем приняли участие 300 студентов, из которых треть, согласно результатам, оказались номофобами.

Ким Ки Джун рассказал, что зависимых от смартфонов ученые вычисляли по избыточному употреблению местоимений «я», «мне», «меня» в речи, а также слов, которые ассоциируются с воспоминаниями.

Согласно исследованиям, разлука с гаджетом у номофобов может вызывать боль в суставах и усиленное сердцебиение, которые обычно являются симптомами синдрома посттравматического нервного расстройства. При этом три четверти людей, которых поразила номофобия, без телефона активно ерзают и чешутся.

В настоящее время врачи не придумали лекарства от номофобии. Поэтому, чтобы избавиться от «смартфонной» зависимости, психологи рекомендуют чаще бывать на свежем воздухе, а также заняться чем-то, для чего может потребоваться сразу две руки, например, вязать или мыть посуду. Также специалисты советуют отключать устройство в течение суток, каждый день увеличивая время без смартфона, пишет «Комсомольская правда».

Читайте также: ученые доказали, что смартфон повышает риск развития рака.

Болезненная привязанность ребенка к матери: возможные сложности

Дети приходят в этот мир очень уязвимыми. Ребенок связан с матерью с момента внутриутробного развития не только физически (посредством плаценты), но и психологически — знает ее голос. Мамин голос для него означает безопасность и спокойствие — он не один в этом мире, она защищает его. Появляясь на свет, ребенок начинает формировать привязанность к матери. О том, почему она возникает и какие последствия за собой несет, рассказывает психолог семейного центра «Измайлово» Наталия Плотникова.

С первых мгновений жизни

После рождения привязанность у ребенка формируется к тому, кто за ним ухаживает — успокаивает, укладывает спать, кормит, купает. Это защитное поведение, которое дает младенцу шанс на выживание.

Надежная (безопасная) привязанность формируется у ребенка, когда взрослый — внимательный, отзывчивый — откликается на потребности и помогает справиться со страхом, голодом, холодом, тревогой и дискомфортом.

Травма привязанности

Если взрослый неспособен проявить чуткость, у ребенка формируется нарушенная, болезненная привязанность. Ее еще принято называть травмой привязанности. Выявляют несколько видов таких травм:

  1. Тревожная (амбивалентная, токсичная) привязанность.
  2. Избегающая привязанность.
  3. Многократная утрата.
  4. Конфликт лояльности.

Тревожная (амбивалентная, токсичная) привязанность проявляется в том, что ребенок одновременно не отпускает маму и в то же время боится ее, проявляет агрессию по отношению к ней. Любое расставание — это сильный стресс, ребенок долго не может успокоиться, а его внимание практически невозможно переключить на что-то другое. Мать всегда должна быть в поле зрения.

Но при ее возращении ребенок может продолжать плакать или проявлять агрессию по отношению к ней (плюнуть, замахнуться, ударить). Расставание для такого малыша — большой стресс, и он показывает это всем своим видом, своим поведением.

«Такая привязанность формируется, когда мать дает малышу противоречивые реакции на одну и ту же ситуацию. Например, берет на ручки, чтобы успокоить, и укачивает, но раздражается и начинает кричать на ребенка, так как он долго не успокаивается. С одной стороны, мать демонстрирует ситуацию безопасности, ребенок расслабляется, а с другой — пугает его. Ребенок теряется и не понимает реакции матери», — говорит психолог.

Возможные сложности в будущем:

  • складывается установка: «Мир опасен!», «Никому нельзя доверять!»;
  • возникает страх потери близкого, что ведет к риску построения зависимых и созависимых отношений во взрослой жизни, часто с патологической ревностью и преследованиями объекта любви;
  • формируется заниженная самооценка, неуверенность в себе, комплекс неполноценности;
  • проявляется отсутствие любопытства, стремления познавать мир, радости от открытий нового.

Избегающая привязанность проявляется в том, что ребенок не протестует, когда мама покидает его. Он может этого даже не заметить, занимаясь своими делами. При возвращении матери он отворачивается, не смотрит на нее и уходит.

«Такая привязанность формируется, когда мама слишком рано провоцирует сепарацию ребенка — дает ему понять, что со своими проблемами, страхами и дискомфортом он должен справляться самостоятельно. Ребенок быстро учится подавлять свои чувства, что часто приводит к психосоматическим проявлениям: тошноте, головокружениям, болям в животе, плохому сну», — комментирует психолог.

Возможные сложности в будущем:

  • «отказ от себя», «нелюбовь к себе», игнорирование своих потребностей, желаний и чувств;
  • страх быть отверженным и поэтому избегание близких отношений;
  • формирование зависимостей всех видов;
  • появление склонности к психосоматическим заболеваниям.

Многократная утрата: «мама есть, но мамы нет». То есть физически мама существует, но по каким-либо причинам не уделяет времени ребенку. Малыш каждый раз теряет маму, когда она оставляет его. Он формирует привязанность к другому человеку (бабушке, няне) и снова теряет ее, когда мама возвращается.

«Многократная утрата формируется, когда у ребенка есть привязанность к взрослому, но она постоянно прерывается. Например, мама часто лежит в больнице, или ребенка рано отдали в детский сад или наняли няню, которая большую часть времени проводит с ним, а мама хочет, чтобы ребенок любил только ее. Тогда мама начинает часто меняет нянь, так как ребенок привязывается к ним. Малышу приходится каждый раз формировать новую привязанность к новой няне», — говорит Наталия.

Возможные сложности в будущем:

  • формируется мировоззрение «незаменимых людей нет», «нет человека — есть функция, а функцию может выполнить любой обученный»;
  • природное обаяние направлено на использование других людей: «с паршивой овцы — хоть шерсти клок», «с миру по нитке — голому рубаха»;
  • возникает боязнь близких отношений: «мне не нужны отношения, я — независимая личность».

Конфликт лояльности проявляется в том, что ребенок не знает, как реагировать и чьи требования поддерживать — мамы или папы (бабушки). Ребенок теряется, старается угодить обоим родителям, но часто испытывает стресс и проявляет бурные эмоциональные реакции.

«Такая болезненная привязанность возникает тогда, когда воспитательные позиции, требования и санкции родителей расходятся. При этом не обязательно мама и папа в разводе. Часто в полных семьях встречаются подобные ситуации. Разность требований, санкций и взглядов на одну и ту же ситуацию приводит ребенка в замешательство», — продолжает Наталия.

Возможные сложности в будущем:

  • недоверие к миру: «мир так жесток и непостоянен»;
  • боязнь принятия решений и оценки ситуаций: «само рассосется»;
  • протестное поведение: «Я не знаю, как надо, но я не согласен!»;
  • зависимость от группы: «Кто не с нами, тот против нас!».

Тип привязанности формируется в раннем детстве и передается «по наследству»: мы повторяем в своем отношении к ребенку то поведение, которое было у наших родителей к нам, а у наших детей — то отношение, которое было у нас к ним. Считается невозможным изменить свой тип привязанности, но можно скорректировать свое отношение и построить гармоничную взаимосвязь со своими детьми.

Из любой, даже самой сложной ситуации можно найти выход. Не бойтесь обращаться за помощью в семейные центры. Здесь вам помогут, поддержат в трудную минуту. Контакты столичных семейных центров можно найти на портале мойсемейныйцентр.москва.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Группы для родственников зависимых в течение всего курса реабилитации

Созависимые – так называют людей, которые на протяжении долгого времени живут с зависимыми людьми. Болезненная привязанность к родному человеку мешает им строить здоровые и гармоничные отношения. Удовлетворение и радость в такой семье недостижимы, ведь эмоциональное и физическое состояние созависимого человека полностью подчинено поведению зависимого. Между тем, отношение родных и близких для большинства зависимых является очень важным стимулом к выздоровлению.

Опыт показывает, что зависимый человек пребывает в ремиссии дольше, если в процессе реабилитации принимает участие его семья.

С чего действительно может начаться выздоровление?

Работа с родственниками зависимых людей – это большой отдельный блок, которому необходимо уделять не меньшее внимания, чем самой реабилитации наркомана или алкоголика. Индивидуальные и групповые занятия с участием квалифицированных специалистов и психологов позволят родственникам получить психологическую поддержку, научиться воспринимать и поддерживать зависимого человека в его новом качестве, а также поделиться своими проблемами и обменяться опытом с теми, кто уже работает над собой. 

Родственникам необходимо принимать участие в группах, организованных специально для созависимых, присоединиться к которым можно в течение всего курса реабилитации. По субботам, кроме лекции у родственников есть возможность пообщаться с консультантами, которые работают с ребятами непосредственно в реабилитационных центрах. Такие встречи вносят дополнительную положительную динамику в процесс выздоровления, стабилизируют психологическое состояние родственников, устраняют излишнее беспокойство и волнение. 

Записаться на занятия и уточнить информацию о расписании групп в Екатеринбурге можно по адресу: ул. Саввы Белых, д. 1 и пр. Ленина, д. 7 или по телефону: (343) 358-11-91
 
Такие группы проходят в Нижнем Тагиле по адресу: ул. Октябрьской революции, д. 33 и Верхней Салде по адресу: ул. Воронова, д. 9. Запись по телефону: 8 (922) 183-16-92  

Кроме того, родственники могут в любое время позвонить по телефону: 8 (922) 101-11 -12 или непосредственно консультанту РЦ и получить интересующую их информацию.

Зависимость от смартфонов и аутизм: есть ли связь — Караван

И распространенность этого заболевания растет. О чем стоит задуматься гражданам и государству, рассказывает алматинский реабилитолог, тренер ЛФК Олег ЖДАНОВ.

– Как вы думаете, почему сейчас так много женщин рожает детей с аутизмом и ментальными нарушениями? Что нас ждет в будущем?

– Причины возникновения аутизма пока достоверно не определены. Но я работаю с такими детьми больше 20 лет и могу предположить, что способность думать у них, как и у взрослых, может “выключать” слишком большой поток информации. Раньше, когда женщина вынашивала беременность, ей рекомендовали слушать хорошую музыку, читать классику и думать о приятном. Это то, что ребенок впитывал с молоком матери. А сейчас люди окружены всевозможными гаджетами, смартфонами, из которых узнают много негативных новостей.

И недавно появилась информация, что у человека, который не расстается с электроникой, мозг уменьшается в размерах. Вернее, сокращается объем его серого вещества, отвечающего за основные функции, связанные с движением, ориентацией в пространстве и умственной деятельностью.

Такие исследования осуществили итальянские, германские и швейцарские ученые, проведя МРТ (магнитно-резонансная томография) головного мозга у людей из группы добровольцев, – продолжает рассказ реабилитолог. – Половина из них испытывала сильную зависимость от смартфонов, а другая нет. И обнаружилось, что объем серого вещества у зависимых от гаджетов заметно меньше. А ведь именно оно содержит тела нейронов, их безмиелиновых отростков и глиальных клеток, которые контролируют мышечную активность, сенсорное восприятие: зрение, слух, память, эмоции и речь.

Оказывается, нечто подобное медики раньше уже наблюдали у наркоманов и заядлых курильщиков. Это подтверждает мысль, что наркотики, гаджеты, Интернет, азартные игры и алкоголь действуют на мозг схожим образом. Еще с особенностями распределения серого вещества в мозге могут быть связаны нарушения психики. А пониженное его содержание в префронтальной коре головного мозга наблюдается у подростков, подвергавшихся в детстве насилию.

Так что, исследование зависимости от смартфонов вынуждает усомниться в том, что современные гаджеты безвредны. Воздействовать может как излучение от них, так и постоянная психологическая зависимость от бесконечного тревожного состояния, которое сопровождает людей, испытывающих “smartphone addiction” (SPA). Это состояние зависимости от телефонов, смартфонов и Интернета называют номофобией, от английского “no mobile-phone phobia”. Термин появился около 15 лет назад, когда врачи впервые заговорили о том, что компьютерная и телефонная зависимость сродни наркотической. Тогда по всему миру появились люди, которые испытывают настоящую панику и страх остаться без смартфона и компьютера.

А южнокорейские исследователи уверяют, что источником современной номофобии становятся не сами гаджеты, а болезненная привязанность к той информации, которая в них аккумулирована. По их наблюдениям, из 300 студентов-добровольцев, принявших участие в исследованиях, номофобами оказалась примерно треть. А по данным венгерских ученых, которые изучили сотни номофобов в возрасте от 18 до 26 лет, разлука со смартфоном вызывала у них даже физическую боль в суставах и усиленное сердцебиение, характерное для синдрома посттравматического нервного расстройства. Три четверти номофобов при этом ерзают и почесываются. И лекарств от этой напасти нет.

Как вернуть ребенка из виртуального пространства?

– А еще представьте, раньше у нас телевещание шло по 5–6 телеканалам. И каждый, посмотрев программу, мог выбрать интересное для себя или включить пару мультиков своему малышу. А сейчас антенны ловят до 150 каналов! Дети листают их и беспрерывно смотрят все подряд. Но наш мозг, во избежание перегрузок, в состоянии освоить лишь небольшой объем из полученной информации. Между тем дети и молодые люди впитывают в себя всё, что видят и слышат вокруг. Ну и куда дальше в них запихивать математику, физику, прочие науки? Поэтому, когда они сидят в школе на уроках, то просто выключаются. Как мобильные телефоны делают казахстанцев инвалидами

– То есть из-за технического прогресса мы теряем способность мыслить, обучаться? И нежелательно маленькому ребенку играть со смартфоном?

– Но мамы все равно дают их детям, потому что с ребенком-то надо заниматься. А телефон дала – он успокоился, и сам сидит там, общается.

– В результате они постоянно пребывают в виртуальном пространстве и реальность уже ощущают с трудом?

– Да. Однажды я наблюдал, как два ребенка играли на улице с палочками. Вдруг один этой палочкой ударил другого. Второй вскрикнул от боли, а первый замер. Я остановил их и спрашиваю: “Ты зачем его ударил?”. – Отвечает: “Я думал, я в игре”. То есть его мозг в момент этой потасовки находился как бы в виртуальном пространстве. И только громкий крик напарника вернул его в реальность. Он извинился: “Прости, я думал, что играю там, в своем телефоне”.

– Неужели так они потом и автомобилями управляют, когда подрастут и получат права, будто бы в компьютерной игре?

– При получении прав каждый, во-первых, должен предъявить справку, что не состоит на учете в центре психического здоровья. Но туда никто никого силком не ведет и на учет не ставит. А сейчас еще стало модным, например, передвигаться по городу на велосипеде или электросамокате. При этом никаких требований к здоровью и психическому состоянию таких участников движения никто не предъявляет. Но если ребенок с расстройством аутистического спектра выйдет на дорогу, то это уже большой риск. А поскольку их число неуклонно растет, то надо срочно профессионально адаптировать таких детей к жизни в современном обществе.

Явление аутизма условно подразделяют на подвиды. При глубокой степени поражения дети могут быть агрессивными. При средней – всё понимают, но не разговаривают. При легкой – всё понимают, разговаривают, но, попав в обычную школу, могут вести себя необычно, поскольку у них свое представление о мире.

С ними всё ладится, если их понимают. Такие дети хорошо адаптируются. Но, если родители хотят сделать из своего сына или дочери как бы обычного ребенка, у них это чаще всего не получается. А когда возникает непонимание, мама и папа начинают предъявлять к нему завышенные требования, между ними возникает конфликтная ситуация. Тогда ребенок отдаляется от них и делает всё наоборот. А в случае, если над ним еще и смеются, что не такой, как все, он может и в драку полезть.

Какой выход?

– Нужны индивидуальные занятия с тренером и обучение на дому. В целом многие из таких детей очень умны, хорошо учатся, оканчивают колледжи и вузы, если их адаптировать к социуму. Вы знаете, что Эйнштейн, Авраам Линкольн, Билл Гейтс и другие великие люди, например, были аутистами. Много среди них выдающихся актеров, режиссеров. В какой-то узкой профессиональной сфере, бывает, им нет равных. Кто-то отлично рисует, чертит или имеет способности к математике, физике. Из них вырастают хорошие архитекторы. Родителям лишь надо отыскать ту область, в которой они талантливы.

Я знаю одного воспитанника, которого грамотный тренер адаптировал так, что тот стал очень успешным в жизни человеком. С красным дипломом закончил престижный вуз и стал работать консультантом в крупной компании по разработкам компьютерных программ. При этом история его начиналась, казалось бы, с безнадежного состояния. В 5 лет у ребенка было сильное нарушение речи, он не ориентировался в пространстве, из-за этого ходил в шлеме, поскольку постоянно бился о дверные косяки, заходя в помещение.

Садился мимо стула, не мог помыть руки, одеться. При этом умел складывать и вычитать в уме трехзначные числа. А после длительной корректировки специальными упражнениями к 6 годам он уже мог делать стойку на руках и колесо.

В школу, конечно, не ходил, занимался с родителями индивидуально. Раз в месяц учителя присылали ему учебную программу по всем предметам, а потом он сдавал им экзамены. В результате досрочно с золотой медалью окончил школу, а затем и вуз. Аутизм – не болезнь?..

– И он может водить автомобиль сейчас?

– Нет, знает, что это опасно и нежелательно, поэтому нанимает водителя. Еще таким людям бывает трудно завести семью, поскольку не всегда возникает взаимопонимание со второй половинкой. Но в целом он хорошо адаптировался в социуме, сам себе готовит еду, стирает одежду. Общается больше в Интернете с себе подобными людьми.

– Есть ли возможность массово корректировать поведение детей с аутизмом?

– Есть, но для этого родители должны научиться понимать ребенка, не ругать его и тем более не бить, а объяснять. Тогда между ними возникает взаимопонимание. 90 процентов воспитания зависит от родителей, чтобы он не остался один на один со своими проблемами.

Постоянные тренировки и адаптация

– Разумеется, заниматься с такими детьми аутистического спектра непросто, – говорит Жданов. – Коллеги рассказывали о разных случаях. Больше 10 лет назад в один из коррекционных центров привели 4-летнего ребенка после неординарного случая. У малыша были задержка в развитии и потеря координации. К тому же он был довольно агрессивным. На корректировку поведения и адаптацию к медикам его привели тренеры из обычной группы по спортивной гимнастике. Там у них в зале произошел инцидент: тренер на мате занималась с малышами растяжками. А этот ребенок внезапно подскочил сзади и схватил ее за горло, да так, что двое взрослых его кое-как отцепили. А когда мальчика спросили, почему он это сделал, он сказал: “Я – Шрек”. То есть, находясь в своем виртуальном образе, он не сумел осознать, что сейчас он в реальности, а не в мультфильме. После этого родителям пришлось отдать его в специальный коррекционный центр, где ребенок занимался больше 12 лет. Как результат: он успешно окончил школу и поступил в один из физико-технических вузов.

– А почему для развития умственных способностей нужно заниматься спортом и физическими упражнениями?

– Спорт улучшает не только общее кровообращение, но и питание мозга. Вы, наверное, наблюдали, когда ребенок постоянно сидит, то начинает зевать. Это потому, что в его мозг поступает недостаточно кислорода, возникает гипоксия. Но многие родители почему-то считают, лучше пусть он весь день сидит в школе, чем час позанимается спортом. Это неверно.

Гимнастика – это развитие двигательных навыков человека, а заодно и ментальных способностей.

Кроме нее помогают массаж, иглоукалывание, физиотерапия, электростимуляция. Всем этим мы занимаемся с детьми-аутистами в нашем центре.

А для развития навыков ориентирования в пространстве и стратегического мышления у себя в зале я разработал специальные трехуровневые конструкции со всевозможными барьерами, лесенками, препятствиями. И дети, словно в джунглях, пробираются через них, развивая не только ловкость, умение цепляться за опоры, сохранять устойчивость, но и гибкость мышления и устремленность к достижению цели. И, надо сказать, они бегут ко мне на эти занятия с удовольствием. Это увлекает. В этом секрет коррекции ментальных расстройств и адаптации к окружающему пространству.

АЛМАТЫ

ПРИВЯЗАННОСТЬ: КАК ОНА ВЛИЯЕТ НА РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА

ПУБЛИЧНАЯ ОФЕРТА ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ БЕЗВОЗМЕЗДНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПОЖЕРТВОВАНИЯ)

  1. Общие положения:

1.1. Настоящая публичная оферта (далее – «Оферта») является предложением Благотворительного Фонда «Достойный гражданин» в лице Исполнительного директора Викторова Александра Леонидовича, действующего на основании Устава, (далее – «Благополучатель») заключить на указанных ниже условиях договор об осуществлении безвозмездной благотворительной деятельности (пожертвования) (далее – «Договор») с любым дееспособным физическим или правоспособным юридическим лицом, отозвавшимся на такое предложение (далее –  «Благотворитель»).

1.2. Благополучатель является некоммерческой благотворительной организацией, созданной в форме фонда, действующей на основании Устава, обладает необходимыми правами для получения Пожертвования в интересах осуществления своей уставной деятельности.

1.3. Настоящая Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 ст. 437 Гражданского Кодекса РФ. Внесение Пожертвования в адрес Благополучателя считается акцептом настоящей Оферты на указанных далее условиях.

1.4. Благополучатель готов заключать договоры пожертвования в ином порядке и (или) на иных условиях, нежели это предусмотрено Офертои,̆ для чего любое заинтересованное лицо вправе обратиться для заключения соответствующего договора к Благополучателю.

 

  1. Предмет Договора:

2.1. Благотворитель добровольно и бескорыстно (безвозмездно) в порядке осуществления благотворительного пожертвования передает в собственность Благополучателя денежные средства в размере, определяемом Благотворителем (далее – «Пожертвование»). Факт передачи пожертвования свидетельствует о полном согласии Благотворителя с условиями настоящего договора.

2.2. Благополучатель принимает Пожертвование и обязуется использовать полученные от Жертвователя по настоящему Договору денежные средства строго в соответствии с действующим законодательством и в рамках уставной деятельности.

2.3. Местом заключения договора является город Москва. В соответствии с п. 3 ст. 434 ГК РФ договор считается заключенным в письменной форме.

  1. Порядок передачи Пожертвования и иные условия:

3.1. Благотворитель самостоятельно определяет размер Пожертвования и вносит его в адрес Благополучателя любым удобным способом, указанным на официальном сайте Благополучателя www.blago-dg.ru (далее – «официальный сайт»).

3.2. Благотворитель может сделать пожертвование через банк по реквизитам Благополучателя, в том числе и через личный кабинет на интернет-сайте банка Жертвователя; воспользоваться системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью; списать средства со счета мобильного телефона или отправить SMS-сообщения. Документом, подтверждающим внесение Пожертвования, является сообщение, направленное Благополучателем или его платёжным агентом на контактные данные Благотворителя, указанные им при внесении Пожертвования, либо отметка об исполнении платёжного поручения в банке Благотворителя.

3.3. Внесение Пожертвования Благотворителем означает полное и безусловное согласие Благотворителя с условиями настоящей Оферты. Оферта считается акцептованной Благотворителем в момент внесения Пожертвования Благотворителем в адрес Благополучателя.

3.4. Благополучатель обязуется осуществлять все разумно необходимые действия для принятия Пожертвования от Благотворителя и его надлежащего использования.

3.5. Благотворитель подтверждает, что внесенное в адрес Благополучателя Пожертвование принадлежит Благотворителю на праве собственности, Благотворитель имеет право единолично распоряжаться соответствующим имуществом и/или получил все необходимые согласия и разрешения для такого распоряжения, а также что имущество не имеет каких-либо обременений. Благотворитель настоящим подтверждает, что ему не известно о каких-либо обстоятельствах или требованиях, препятствующих внесению Пожертвования в адрес Благополучателя, и его последующему использованию Благополучателем в соответствии с настоящим Договором.

3.6. Пожертвование, внесенное Благотворителем с указанием фамилии и имени подопечного Благополучателя, используется Благополучателем на оказание помощи данному лицу. При этом Благотворитель соглашается, что в случае получения Благополучателем Пожертвований в отношении подопечного в размере, превышающем сумму, необходимую для оказания помощи данному

подопечному, Благополучатель вправе использовать такие дополнительные суммы Пожертвований на оказание помощи другим подопечным Благополучателя. Если выбранный Благотворителем способ перевода пожертвования не позволяет указать «назначение платежа», Благотворитель имеет право уточнить цели пожертвования, отправив Благополучателю письмо по электронной почте                                     [email protected]

3.7. Благополучатель публикует информацию о своей работе и отчеты о результатах деятельности на официальном сайте.

3.8. По запросу Благотворителя Благополучатель подтверждает целевое использование полученных пожертвований соответствующими документами бухгалтерского учета.

3.9. Благополучатель не несет перед Благотворителем иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.

3.10. Если иное не предусмотрено применимым законодательством, Пожертвование не облагается НДС, а Благотворитель имеет право на получение социального налогового вычета на сумму осуществлённых им благотворительных пожертвований.

  1. Срок действия Оферты:

4.1. Настоящая Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем ее размещения на официальном сайте Благополучателя.

4.2. Оферта является бессрочной. Благополучатель вправе отозвать Оферту в любое время, либо изменить текст Оферты без предварительного уведомления; изменения действуют со дня, следующего за днем его размещения на сайте.

  1. Согласие на использование персональных данных Благотворителей – физических лиц:

5.1. Акцептуя Оферту, Благотворитель – физическое лицо дает Благополучателю согласие и право на обработку персональных данных Благотворителя (фамилии, имени, отчества, адреса, места жительства, номера мобильного телефона адреса электронной почты, банковских реквизитов) с целью исполнения обязательств, возникающих из или в связи с заключением Договора, включая следующие действия: сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

5.2. Благополучатель обязуется обезличить персональные данные Благотворителя в публикуемых Благополучателем информационных материалах, обеспечивая отсутствие возможности однозначной идентификации персональных данных третьими лицами.

5.3. В отношении персональных данных Благотворителя Благополучатель обязуется осуществлять только те действия, в отношении которых получено согласие Благотворителя или в отношении которых в соответствии с применимым законодательством разрешение Благотворителя не требуется.

5.4. Согласие на обработку персональных данных действует в течение 3 (трех) лет со дня его предоставления. Такое согласие может быть отозвано Благотворителем в любое время путем направления Благополучателю письменного уведомления не менее чем за 5 рабочих дней до предполагаемой даты отзыва такого согласия.

  1. Согласие на использование информации о Благотворителях – юридических лицах:

6.1. Акцептуя Оферту, Благотворитель – юридическое лицо дает Благополучателю согласие и право на обработку информации о Благотворителе (наименования, месторасположения, суммы пожертвования), включая предоставление неограниченному кругу лиц путем размещения на официальном сайте Благополучателя в сети Интернет, с целью исполнения обязательств, возникающих из или в связи с заключением Договора.

6.2.   Благотворитель имеет право попросить Благополучателя указать на сайте его пожертвование как анонимное, в этом случае он направляет Благополучателю письменное обращение.

  1. Разрешение споров:

7.1. Все разногласия и споры, возникающие между Сторонами в связи или вследствие настоящей Оферты и/ или Договора, разрешаются путем переговоров.

7.2. Настоящая Оферта и Договор регулируются и подлежат толкованию в соответствии с законодательством Российской Федерации. Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящей Оферты и/или Договора или в связи с ними, в том числе касающиеся их исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, в случае невозможности их разрешения путем переговоров подлежат разрешению в соответствии с действующим законодательством РФ в судебных инстанциях по месту нахождения Благополучателя.

  1. Адрес и банковские реквизиты Благополучателя:

Благотворительный фонд «Центр социальной адаптации и поддержки соотечественников «Достойный гражданин»
Юридический адрес: 125190, г. Москва, Ленинградский проспект, дом 80Б, корпус 1, этаж 2, пом. IV, комната 23
ИНН: 7743228449
ОГРН: 1177700018044
Р/с: 40703810438000007697
к/с: 30101810400000000225
БИК: 044525225
Банк: ПАО Сбербанк Благотворительный фонд «Достойный гражданин»

Исполнительный директор: Викторов Александр Леонидович

Вот почему мы не можем отложить телефоны

Источник: arek_malang / Shutterstock

Вы временно потеряли свой мобильный телефон и с нетерпением пытаетесь найти его. Или, возможно, вы никогда не отпускаете свой телефон — он всегда у вас в руке, в кармане или в сумке, готовый ответить или проконсультироваться в любой момент. Когда выходят новые модели, вы чувствуете себя плохо, прощаясь со своим электронным приятелем. А когда у вас заканчивается время работы от батареи в конце дня, вы чувствуете, что ваша батарея тоже разряжается.Новое исследование показывает, что у такой крайней зависимости от телефона есть психологическая причина: согласно теории теории привязанности, для некоторых из нас телефон выполняет ту же функцию, что и плюшевый мишка, за которого мы цеплялись в детстве.

Теория привязанности предполагает, что наш ранний жизненный опыт с основными фигурами, ответственными за наше благополучие, а именно с родителями или другими опекунами, лежит в основе наших связей со взрослыми, с которыми мы формируем близкие отношения. Важно отметить, что привязанность в раннем возрасте может распространяться и на неодушевленные предметы.Например, плюшевые мишки — это то, что теоретик привязанности Д.У. Винникотт называет «переходными объектами». Медвежонок, в отличие от родителя, всегда рядом. Когда дети не могут быть со своими родителями, они все еще могут быть со своим плюшевым мишкой. Эти мягкие игрушки также служат переходом между зависимостью и независимостью, когда маленькие дети начинают развивать отдельное чувство собственного достоинства. Мы распространяем нашу зависимость от опекунов на этих животных и используем их, чтобы помочь нам достичь большей автономии и независимого самосознания.

По предположению Вероники Конок из Университета Этвош Лоранд в Будапеште, Венгрия, сотовый телефон может стать объектом «компенсирующей привязанности». Хотя телефоны часто критикуют за их способность вызывать привыкание, Конок и ее сотрудники приводят доказательства, подтверждающие идею о том, что «здоровые, хорошо функционирующие взрослые также сообщают о значительной эмоциональной привязанности к особым объектам» (стр. 538).

Действительно, сотовые телефоны стали неотъемлемой частью нашей жизни: количество абонентов сотовых телефонов превышает общую численность населения планеты.Среднее время использования мобильного телефона или смартфона в США составляет 3,3 часа в день; молодые люди (в возрасте от 18 до 24 лет) в среднем сообщают о 5,2 часа в день. Люди также любят находиться рядом со своими телефонами: исследование 2013 года, процитированное венгерской командой, показывает, что 79 процентов пользователей держат свои телефоны при себе все время бодрствования, кроме двух . Почти столько же людей сообщают, что переживают, когда их разлучают с телефоном.

В качестве компенсирующего приспособления фигурки — взрослых плюшевых мишек — телефоны имеют явные преимущества.Их можно держать рядом с вами, и они обеспечивают социальную связь с людьми, которые вам небезразличны. Даже если вы не разговариваете со своими друзьями, возлюбленным или семьей, вы можете держать их фотографии рядом, читать их сообщения и подписываться на них в Facebook, Twitter, Instagram или Snapchat. Вы можете отслеживать их в режиме реального времени, а также вспоминать вместе памятные моменты. Эти каналы помогают «чувствовать себя менее одиноким» (стр. 538). Вы также можете играть в интерактивные видеоигры с друзьями и семьей, обмениваться «булавками» и даже делиться обновлениями о фитнесе и прогрессом в достижении целей по весу.Принимая это во внимание, венгерская команда сделала одно важное различие — это разница между использованием сотового телефона в качестве реального телефона и его использования в качестве смартфона . (Предыдущие исследования поведения сотовых телефонов, включая использование телефонов в качестве приспособлений, были сосредоточены только на их функциях прямой связи.)

Целью исследования Конока было определить, в какой степени телефоны, как мобильные, так и смартфоны, служат цифрами для прикрепления . С этой целью ее команда провела стандартную анкету в стиле привязанности, которая оценивает два измерения стиля привязанности: тревожный, («Я считаю, что людей никогда не бывает, когда они вам нужны») и избегающий («Мне несколько неудобно. быть рядом с другими »).

Они измерили прикрепление к телефону по шкале Mobile Attachment Scale (MAS) с помощью предметов, которые стремились учесть потребность в близости («Если бы я оставил свой телефон дома, я бы пошел домой за ним») и потребность для близости («Я нервничаю, если со мной нельзя дозвониться по телефону»). Участников также попросили указать частоту использования их функций телефона, таких как текстовые сообщения, чат, игры и просмотр веб-страниц.

Выборка, в которую вошли 142 венгра в возрасте от 18 до 25 лет (две трети составляли женщины), заполнила свои онлайн-анкеты за одну короткую сессию.В целом, если бы авторы надеялись найти хорошее распределение баллов по шкале прикрепления мобильных телефонов, они были бы разочарованы. Большинство молодых людей в этой выборке получили около четырех баллов по пятибалльной шкале, что свидетельствует о сильном желании быть рядом со своим телефоном и чувстве дистресса, когда они разлучены с ним.

К основным интересующим вопросам относился вопрос о том, отличаются ли самых цепких пользователей телефонов по способу подключения от обычных, уже подключенных к телефону молодых людей в этой выборке.Пункты MAS были разделены на две субшкалы — потребность в контакте и потребность в близости. Тревожно привязанным вряд ли нужно было находиться рядом со своими телефонами. Однако оценки всей выборки уже были настолько высокими по шкале близости, что статистически невозможно было обнаружить эту взаимосвязь.

Приложение Essential для чтения

Лица с высоким уровнем тревожной привязанности были выше по потребности в подшкале контактов, что означало, что они чувствовали, что им нужно быть рядом со своим телефоном, чтобы с ними можно было связаться и связаться с другими в чатах и ​​на сайтах социальных сетей.Вместо того, чтобы улучшить психологические последствия для тревожно привязанных людей, общение по мобильному телефону может на самом деле ухудшить ситуацию. Как отмечают авторы, «зависимость от внешнего подтверждения их внутренних состояний через мобильную (и интернет) связь может увеличить их зависимость от других, а также подвергнуть их опасности чрезмерного обмена информацией» (стр. 542-543).

Результат: очевидно, мы никогда не перестанем нуждаться в плюшевом мишке в той или иной форме. Людям с более тревожной формой привязанности нужен плюшевый мишка, который держит их на связи с их большим социальным миром.Если вы не можете прожить день, не держа телефон в руках и часто проверяя свои социальные сети, возможно, пришло время задаться вопросом, сможете ли вы найти удовлетворение в своих связях с другими людьми в реальных , а не в виртуальном пространстве.

Следите за мной в Twitter @swhitbo, чтобы получать ежедневные новости о психологии, здоровье и старении. Не стесняйтесь присоединиться к моей группе на Facebook «Выполнение в любом возрасте», чтобы обсудить сегодняшний блог или задать дополнительные вопросы об этой публикации.

Артикул

Конок В., Гиглер Д., Берецкий Б. М. и Миклоши А. (2016). Привязанность людей к мобильным телефонам и ее связь со стилем межличностной привязанности. Компьютеры в поведении человека, 6, 1537-547. DOI: 10.1016 / j.chb.2016.03.062

Авторские права Susan Krauss Whitbourne 2016

Как предотвратить боль в руке при использовании смартфона

Пожалейте бедный большой палец.Создан природой, чтобы хватать, удерживать, зажимать и хватать; теперь мы приказываем ему вводить текст, вводить, просматривать и смахивать.

Использование смартфона часто сравнимо с болью в руке у людей, которые в конечном итоге часами сжимают и клюют маленькие экраны, что приводит к увеличению количества жалоб в офисах специалистов по работе с руками.

«Я определенно думаю, что мы видим больше», — сказала сегодня доктор Мередит Остерман, врач Центра рук Филадельфии.

«В наши дни люди в значительной степени привязаны к своим смартфонам и без них чувствуют себя совершенно голыми.Особенно часто поражается большой палец ».

Текстовые сообщения и другие действия со смартфоном могут вызвать нагрузку на сухожилия в руке. Shutterstock

По данным исследовательского центра Pew Research Center, почти две трети, или 64 процента, взрослых американцев сейчас владеют смартфонами, по сравнению с 35 процентами всего четыре года назад. Было обнаружено, что молодые люди были самыми заядлыми текстовыми сообщениями, иногда обмениваясь более чем 100 сообщениями в день.

Подробнее: Текстовая шея: как сутулость над смартфоном нагружает ваш позвоночник

Большой палец — это обычная цифра для многих людей при мобильной печати, хотя у него меньше ловкости, чем у других пальцев, сказал Остерман.Основание большого пальца довольно ограничено и уязвимо для общего положения руки, поэтому, если вы повернете запястье под забавным углом, чтобы держать телефон, ваш большой палец тоже пострадает от этого неловкого движения, добавила она.

Слишком много набора текста может привести к чрезмерной нагрузке на сухожилия большого пальца, вызывая тендинит или воспаление, что может привести к боли, спазмам и пульсации в этой области. Остерман отметил, что боль обычно проходит, если вы прекращаете заниматься спортом. Она сравнила это с «маминым пальцем» или болезнью Де Кервена, которая иногда поражает молодых мам, когда они начинают часто вынимать своих малышей.

Еще одним последствием может быть остеоартрит большого пальца, сказала Линнетт Ку-Саммерс, физиотерапевт и доцент Медицинской школы Вашингтонского университета. Она добавила, что лечение любой повторяющейся травмы от перенапряжения — это отдых и лед.

Большие пальцы имеют меньшую ловкость, чем другие пальцы, но они часто являются нашими основными цифрами для текстовых сообщений. Shutterstock

Вот несколько советов по предотвращению проблем:

  • Прекратите действия, которые усугубляют ситуацию — держитесь подальше от устройства на некоторое время или делайте частые перерывы.«Можно положить телефон. Мы не должны быть рабами машины, — сказал Остерман.
  • Воспользуйтесь функцией преобразования голоса в текст на телефоне, чтобы ваши пальцы не могли печатать.
  • Попробуйте печатать стилусом, чтобы избежать повторяющихся движений большим пальцем.
  • Поменяйте руки так, чтобы одна рука выполняла не всю работу.
  • Положите телефон на стол и печатайте оттуда. «Худшее положение — это когда вы держите его в одной руке — ладонью в руке — а затем делаете все большим пальцем», — сказал Остерман.«Любое положение, в котором телефон находится в состоянии покоя… будет менее раздражающим».
  • Старайтесь не использовать одни и те же мышцы для других занятий. Например, отправлять текстовые сообщения, а затем играть в видеоигры — не самая лучшая идея, — сказал Ху-Саммерс.

Если покой и лед не избавляют от боли, варианты лечения включают в себя наложение на пациента небольшой шины, которая иммобилизует область на несколько недель и удерживает сухожилия, или инъекции лекарства вокруг сухожилий для разрушения некоторых из них. — воспаление, — отметил Остерман.Некоторым людям нужна операция, но «очень редко», — добавила она.

Если вы чувствуете резкую стреляющую или жгучую боль, онемение и покалывание, это может означать проблему, связанную с повреждением нерва, которую сложнее лечить, — сказал Ху-Саммерс.

Итог: дайте вашим рукам передохнуть.

«Большой палец необходим для многих вещей, от игры в бейсбол до письма и подбора предметов. Но я не знаю, предназначалась ли природа для того, чтобы большой палец печатал столько же текста, сколько мы », — сказал Остерман.

Следите за сообщениями А. Павловского в Google+ и Twitter

Как ваш телефон влияет на ваши отношения?

Phubbing — это практика пренебрежительного отношения к другим в пользу наших мобильных телефонов. Мы все были либо жертвами, либо преступниками. Мы можем больше даже не замечать, когда нас обманывают (или занимаются фаббингом), это стало такой нормальной частью жизни.Однако исследования показывают, какое глубокое влияние фаббинг может оказать на наши отношения и благополучие.

В фаббинге есть ирония. Когда мы смотрим на свои телефоны, мы часто связываемся с кем-то в социальных сетях или с помощью текстовых сообщений. Иногда мы листаем фотографии, как когда-то листали фотоальбомы, вспоминая моменты с людьми, которых мы любим. К сожалению, однако, это может серьезно нарушить наши настоящие личные отношения в настоящий момент, которые также, как правило, являются нашими самыми важными.

Исследование показывает, что фаббинг небезобиден, но исследования, проведенные на сегодняшний день, также указывают путь к более здоровым отношениям с нашими телефонами и друг с другом.

Что нам делает phubbing

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

В исследовании с острым заголовком «Моя жизнь стала основным отвлечением от моего мобильного телефона» Мередит Дэвид и Джеймс Робертс предполагают, что фаббинг может привести к ухудшению одного из самых важных отношений, которые мы можем иметь во взрослом возрасте: с нашим спутником жизни.

Согласно их исследованию 145 взрослых, фаббинг снижает удовлетворенность браком, отчасти потому, что он приводит к конфликтам из-за использования телефона. Ученые обнаружили, что фуббинг, снижая удовлетворенность браком, влияет на депрессию партнера и его удовлетворенность жизнью. В ходе последующего исследования китайские ученые оценили 243 взрослых, состоящих в браке, со схожими результатами: фаббинг партнеров, поскольку он был связан с более низким уровнем удовлетворенности браком, способствовал усилению чувства депрессии.

Phubbing также формирует нашу случайную дружбу.Неудивительно, что для всех, кого обманули, пользователи телефонов обычно считаются менее вежливыми и внимательными. Не будем забывать, что мы очень внимательны к людям. Когда чьи-то глаза блуждают, мы интуитивно знаем, что также показывают исследования мозга: разум блуждает. Мы чувствуем, что нас не слышат, не уважают, игнорируют.

Ряд исследований на самом деле показал, что простое присутствие телефона во время разговора (скажем, на столе между вами) мешает вашему чувству связи с другим человеком, переживанию чувства близости и качеству разговора. .Это явление особенно характерно для содержательных разговоров — вы теряете возможность истинной и подлинной связи с другим человеком, что является основным принципом любой дружбы или отношений.

На самом деле, многие проблемы с мобильным взаимодействием связаны с отвлечением от физического присутствия других людей. Согласно этим исследованиям, разговоры без смартфонов оцениваются как значительно более качественные, чем разговоры со смартфонами, независимо от возраста, этнической принадлежности, пола или настроения.Мы чувствуем больше сочувствия, когда убираем смартфоны.

В этом есть смысл. Когда мы разговариваем по телефону, мы не смотрим на других людей и не читаем их выражения лиц (слезы на глазах, хмурые взгляды, улыбки). Мы не слышим нюансов в их тоне (был ли он дрожащим от беспокойства?) И не замечаем позы их тела (сутулость и печаль? Или возбуждение и энтузиазм?).

Неудивительно, что фаббинг вредит отношениям.

Путь phubbed

Что обычно делают «обманутые» люди?

Согласно исследованию, опубликованному в марте этого года, они сами начинают обращаться в социальные сети.Предположительно, они делают это, чтобы добиться включения. Они могут воспользоваться мобильным телефоном, чтобы отвлечься от очень болезненных ощущений, когда их игнорируют в обществе. Из исследований мозга мы знаем, что исключение регистрируется как реальная физическая боль в мозгу. В свою очередь, обманутые люди с большей вероятностью будут прикреплять себя к своим телефонам нездоровым образом, тем самым усиливая собственные чувства стресса и депрессии.

Исследование Facebook показывает, что то, как мы взаимодействуем в Facebook, влияет на то, чувствуем ли мы себя хорошо или плохо.Когда мы используем социальные сети только для того, чтобы пассивно просматривать чужие сообщения, наше счастье уменьшается. Другое исследование показало, что социальные сети действительно делают нас более одинокими.

«Парадоксально, что сотовые телефоны, изначально разработанные как средство коммуникации, на самом деле могут мешать, а не способствовать межличностным связям», — пишут Дэвид и Робертс в своем исследовании «Phubbed and Alone». Их результаты предполагают создание порочного круга: обманутый человек обращается к социальным сетям, и его компульсивное поведение, по-видимому, приводит его к обману других, увековечивая и нормализуя практику и проблему «phubbing».”

«Парадоксально, что сотовые телефоны, изначально разработанные как средство коммуникации, на самом деле могут мешать, а не способствовать межличностным связям»
―Мередит Дэвид и Джеймс Робертс

Почему люди вообще приобретают привычку заниматься фаббингом? Неудивительно, что страх упустить возможность и недостаток самоконтроля предопределяют фаббинг. Однако наиболее важным предиктором является зависимость — от социальных сетей, мобильного телефона и Интернета. Интернет-зависимость имеет аналогичные мозговые корреляции с физиологическими формами, такими как зависимость от героина и других рекреационных наркотиков.Влияние этой зависимости особенно беспокоит детей, чей мозг и социальные навыки еще не развиты.

Николас Кардарас, бывший клинический профессор медицины Стоуни-Брук и автор книги Glow Kids , доходит до того, что сравнивает экранное время с цифровым кокаином . Подумайте вот о чем: согласно исследованию Вильгельма Хоффмана из Чикагского университета, желание проверить социальные сети сильнее, чем влечение к сексу.

Эти результаты неудивительны — десятилетия исследований показали, что наша самая большая потребность после еды и крова — это позитивные социальные связи с другими людьми.Мы глубоко социальные люди, для которых связь и чувство принадлежности имеют решающее значение для здоровья и счастья. (На самом деле, их отсутствие для вас хуже, чем курение, высокое кровяное давление и ожирение.) Итак, мы иногда ошибаемся. Мы ищем связи в социальных сетях за счет возможностей личного общения для истинной близости.

Как перестать пичкать людей

Чтобы предотвратить фаббинг, осведомленность — единственное решение. Знайте, что то, что движет вами и другими, — это объединение и принадлежность.Хотя вы, возможно, не в состоянии контролировать поведение других, у вас есть возможность смоделировать что-то иное.

Исследование Барбары Фредриксон, прекрасно описанное в ее книге Love 2.0 , предполагает, что близость происходит в микромоменты: разговор за завтраком, обмен с парнем из UPS, улыбка ребенка. Ключ — быть внимательным и внимательным. Исследование показало, что мы счастливы, когда присутствуем, независимо от того, что мы делаем. Можем ли мы прямо сейчас присутствовать рядом с человеком, который находится перед нами, независимо от того, кто это?

Исследования Паулы Ниденталь показывают, что наиболее важной и интимной формой общения является зрительный контакт.Однако социальные сети в основном вербальны. Исследования, проведенные такими учеными, как Дахер Келтнер из GGSC и другие, показали, что поза и мельчайшие выражения лица (сжатые губы, гусиные лапки улыбающихся глаз, приподнятые брови в знак сочувствия или извинения) передают больше, чем наши слова.

Что наиболее важно, они лежат в основе эмпатии — способности ощущать то, что чувствует другой человек, — что так важно для подлинной человеческой связи. Исследования показывают, что альтруизм и сострадание также делают нас счастливее и здоровее и даже могут продлить нашу жизнь.Истинная связь развивается благодаря присутствию, открытости, наблюдательности, состраданию и, как прекрасно поделилась Брене Браун в своем выступлении на TED и своей бестселлере Daring Greatly , уязвимости. Требуется смелость, чтобы искренне общаться с другим человеком, но это также ключ к самореализации.

Что делать, если вы зарегистрированы по адресу

Что делать, если вас обманули? Терпение и сострадание являются здесь ключевыми моментами. Поймите, что phubber, вероятно, не делает это со злым умыслом, а скорее следует импульсу (иногда непреодолимому) для подключения.Как и вы или я, их цель — не исключать. Напротив, они ищут чувства вовлеченности. В конце концов, убедительное социологическое исследование показывает, что одиночество растет в нашем обществе угрожающими темпами.

Более того, возраст и пол играют роль в реакции людей на фаббинг. Согласно исследованиям, пожилые участники и женщины выступают за более ограниченное использование телефона в большинстве социальных ситуаций. Мужчины отличаются от женщин тем, что они рассматривают телефонные звонки как более подходящие практически в любой обстановке, включая — и это шокирует — интимную обстановку.Точно так же в классах ученики-мужчины находят пуббинг гораздо менее тревожным, чем их сверстницы.

Возможно, даже хуже, чем отключение от других, однако интернет-зависимость и фаббинг отключают нас от самих себя. Погрузившись в виртуальный мир, мы склоняемся над экраном, излишне напрягаем глаза и полностью отключаемся от собственных потребностей — сна, упражнений и даже еды. Тревожное исследование показывает, что каждую минуту, которую мы проводим в Интернете для досуга, мы не только ставим под угрозу наши отношения, но и теряем драгоценное время на уход за собой (например.g., сон, домашние дела) и продуктивность.

Итак, в следующий раз, когда вы встретитесь с другим человеком и вам захочется вытащить телефон, остановитесь. Убери это. Смотрите им в глаза и слушайте, что они говорят. Сделайте это для них, сделайте это для себя, сделайте это, чтобы сделать мир лучше.

Травма в отношениях или травма привязанности? Как отличить

Если у вас когда-либо были отношения, вы испытали боль.Это неизбежно. Даже когда двое людей связаны, безопасны и здоровы, они в какой-то момент испытают боль. Когда пары приходят на терапию, это часто происходит из-за опыта или паттерна переживаний, которые причинили боль одному или обоим партнерам. Они решают продолжить терапию, потому что им трудно разрешить эту боль, чтобы снова почувствовать себя в безопасности друг с другом.

Работая с парами, я стараюсь понять природу и значение боли, прежде чем двигаться к ее разрешению.Насколько плохо? Насколько глубокое воздействие? Во-первых, мы должны понять два уровня обиды: обиды в отношениях и травмы привязанности.

Проблемы с отношениями

Надежные пары часто могут справиться с проблемами в отношениях самостоятельно. Такие вещи, как забытые годовщины, реактивные оскорбления или взрывные драки, могут проникнуть в отношения. Безопасным парам (парам, которые чувствуют, что они могут полагаться друг на друга и полагаться друг на друга в трудные времена) довольно легко справиться с проблемами в отношениях. Партнеры могут поделиться своими обидными чувствами друг с другом, услышать обиду своего любимого человека и посочувствовать ему, а также утешить и успокоить.Партнеры могут двигаться вперед в отношениях с доверием, безопасностью и безопасностью, несмотря на болезненный опыт. Это естественный и ожидаемый опыт для здоровых отношений.

Я часто могу сказать, когда обида попадает в категорию обиды в отношениях. На наших сеансах пары могут делиться чувствами печали, гнева, обиды и боли в ответ на переживания. Однако, когда я спрашиваю их, чувствуют ли они, что их партнер любит и заботится о них, они могут быстро ответить «да». По их мнению, даже несмотря на то, что боль произошла, она существенно не изменила их взгляды друг на друга или на отношения.

Травмы связок

С прикрепленными повреждениями сложнее. Они требуют гораздо большей заботы, внимания и часто большего руководства, иногда со стороны консультанта для супружеских пар. Когда пары пытаются отреагировать на травмы привязанности, как если бы они были просто обидой в отношениях, они могут застрять. Не осознавая значимости и воздействия травмы, они могут пройти долгий путь разочарования и еще большей травмы. Травмированный партнер может чувствовать еще большую боль из-за того, что другой человек не реагирует таким образом, чтобы обеспечить исцеление.Боль усиливается, усложняется и может создать серьезный стресс в отношениях.

Доктор Сью Джонсон определяет травму привязанности как «чувство предательства или покинутости в критический момент нужды». Когда произошла травма привязанности, партнер может рассматривать свои отношения как изменившиеся, или они могут рассматривать своего партнера по-другому. Роман — хороший пример привязанности. Неверность часто заставляет партнера рассматривать ранее безопасные отношения как небезопасные.Раньше они считали своего партнера достойным доверия, но теперь задаются вопросом: «Могу ли я когда-нибудь снова доверять этому человеку?»

С прикрепленными повреждениями сложнее. Они требуют гораздо большей заботы, внимания и часто большего руководства, иногда со стороны консультанта для супружеских пар.

Есть также более тонкие повреждения привязанности. Рассмотрим пример, когда жена оплакивает потерю матери и плачет в своей спальне. Она видит, как ее муж идет по телефону, занятый разговором по работе. Он видит ее в слезах, но после того, как так увлекся своей работой, никогда не возвращается, чтобы проверить ее.В этот момент она решает, что она не важна для него, и она должна пройти через эту боль в одиночку. В этот момент все меняется в ее отношении к отношениям и к мужу. Она была в нужде, а его не было.

Есть три основных способа определить, является ли травма травмой привязанности. Во-первых, партнеры сообщают, что они извинились, но их обиженный партнер продолжает вспоминать болезненный опыт. Кроме того, обиженный партнер может сообщать о том, что он переживает болезненный опыт заново, когда думает или говорит об этом.Они все еще чувствуют боль, как будто это произошло только что. Наконец, пары сообщают о значительном, определяющем сдвиге в отношениях, ощущаемом одним или обоими партнерами, который может быть прослежен до определенного времени или происшествия. Если что-то из этого происходит в ваших отношениях, возможно, это повреждение привязанности.

Если вы считаете, что имеете дело с травмой привязанности в ваших отношениях, вот несколько потенциально полезных вещей, о которых стоит подумать:

  • Постарайтесь понять значение травмы для себя или вашего партнера.Как этот опыт повлиял на то, как вы видите себя или друг друга? Как это повлияло на то, как вы или ваш партнер относитесь к отношениям?
  • Что происходит, когда вы или ваш партнер вспоминаете обидный опыт? Что вы чувствуете? О чем вы думаете? Какие образы или воспоминания у вас остались? Какие физические ощущения вы чувствуете (например, узелки в животе, учащенное сердцебиение, одышка)?
  • Что вам или вашему партнеру нужно друг от друга в такие моменты? Физический комфорт, например объятия или объятия? Эмоциональный комфорт, такой как уверенность, понимание и подтверждение? Или просто чтобы быть услышанным?

Часто парам помогает терапия, которая помогает им ориентироваться в процессе заживления после травмы привязанности.Когда пара узнает, как находить утешение друг в друге перед болью и обидами, вызванными травмой привязанности, возможно исцеление и истинное воссоединение.

Артикул:

  1. Джонсон, С. (2013). Love sense: революционно новая наука о романтических отношениях. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Little, Brown and Company.
  2. Джонсон, С., Макинен, Дж., И Милликин, Дж. (2001). Повреждения привязанности в парных отношениях: новый взгляд на тупики в парной терапии. Журнал супружеской и семейной терапии , 27 (2), 145-155.

© Copyright 2018 GoodTherapy.org. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено Лори Эптинг, LPC, GoodTherapy.org Тематический эксперт

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. GoodTherapy.org не обязательно разделяет любые высказанные взгляды и мнения. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Разработка весов для подключения мобильных телефонов

Proc Annu Hawaii Int Conf Syst Sci. Авторская рукопись; доступно в PMC 2018, 19 июля.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC6053277

NIHMSID: NIHMS734046

Beth C Bock

Brown University Medical School

Медицинская школа Herpreet Thind

Джозеф Л.Fava

Больница Мириам

Кристен Валаска

Больница Мириам

Нэнси П. Барнетт

Школа общественного здравоохранения Брауна

Рошель Розен

Медицинская школа Университета Брауна

Колледж Реджина Трафиканте

Колледж Реджина Трафиканте

Райан Лантини

Больница Мириам

Бет К. Бок, Медицинская школа Университета Брауна;

См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Существующие инструменты, которые оценивают отношения человека с технологиями, как правило, сосредотачиваются на негативных конструкциях и предполагают, что широкое использование технологий отражает патологию. Поскольку использование технологий может быть выгодным, существует потребность в более сбалансированном инструменте.

Было разработано первоначальное обследование для оценки отношений человека со своим мобильным телефоном, проверено на достоверность, и в результате опрос был проведен онлайн среди студентов местных колледжей.

146 взрослых (средний возраст = 25,5 лет) заполнили анкеты. Анализ главных компонентов с ротацией варимакс дал окончательную шкалу из 27 пунктов с факторными нагрузками от 0,50 до 0,81, представляющих 4 компонента: «Полезность», «Тревожная привязанность», «Зависимость» и «24/7» (непрерывное использование).

В ходе этого исследования был разработан инструмент для оценки различных аспектов отношения людей к своему мобильному телефону. Необходима дополнительная работа для проверки этого показателя на других популяциях с более крупными выборками и для оценки его прогностической способности при проведении мероприятий мобильного здравоохранения, осуществляемых с помощью мобильных телефонов.

1. Введение

Обмен текстовыми сообщениями показал себя многообещающим в качестве эффективного инструмента для вмешательства в поведенческое здоровье [1–4] и может особенно подходить для вмешательств, разработанных для молодых взрослых и подростков, поскольку текстовые сообщения являются популярным методом общения, особенно среди младшие возрастные группы [5]. При разработке вмешательства, реализуемого с помощью мобильных устройств, важно учитывать, что качество взаимоотношений человека со своим мобильным телефоном может влиять на их восприимчивость и, в конечном итоге, на эффективность программ и вмешательств мобильного здравоохранения (mHealth) [6] .Существует несколько доступных инструментов для измерения проблемного использования технологий, таких как чрезмерное использование мобильных телефонов или интернет-зависимость [7–9]. Однако на сегодняшний день эти показатели были получены из литературы по зависимостям и психопатологии и предназначены для измерения проблемного использования технологий в концептуальных рамках использования в качестве патологии [10–12]. Однако такие технологии, как мобильные телефоны, могут выполнять множество положительных функций в жизни людей. Например, в настоящее время существует множество приложений («приложений»), которые помогают людям отслеживать поведение в отношении здоровья (например, упражнения, потеря веса) и медицинские состояния, включая диабет и лечение астмы [13–15].Для многих мобильный телефон улучшает подключение к социальным сетям, семье и друзьям [16–17]. Однако нам не удалось найти никаких инструментов, позволяющих оценить положительные качества, связанные с использованием мобильных телефонов и технологий.

Целью этого исследования было разработать и протестировать психометрические свойства нового показателя опроса для оценки моделей использования мобильных телефонов среди студентов колледжей.

2. Методы: Психометрическое тестирование меры

2.1 Разработка меры

Был проведен поиск литературы с использованием PubMed для выявления факторов, которые могут быть связаны с использованием мобильного телефона.Мы определили такие конструкции, как «социальная связь», «зависимость» и «настроение». Мы также включили конструкции «работа / организация» и «важность» для оценки положительных функций использования мобильного телефона. Два человека из нашей исследовательской группы независимо друг от друга написали серию заданий для каждой конструкции на английском языке с уровнем чтения 6 -го . Затем вся исследовательская группа проверила предметы, чтобы определить достоверность. Все запутанные или двусмысленные элементы были отредактированы, а дубликаты удалены.Также были пересмотрены инструкции и формат ответа. В результате инструмент содержал 38 пунктов с 4-7 пунктами на конструкцию и использовал формат ответа шкалы Лайкерта. Этот первоначальный вариант шкалы привязанности мобильного телефона был затем предварительно протестирован с участием восьми взрослых, чтобы подтвердить ясность и понимание перед тем, как применить его к более широкой выборке взрослых.

2.2 Дизайн

Инструмент был предоставлен студентам местных колледжей для первоначального изучения его психометрических свойств.Мы проверили его внутреннюю валидность и взаимосвязь отдельных подшкал с другими теоретически важными переменными, чтобы проверить внешнюю валидность. Мы включили в основном студентов местных колледжей, поскольку они более этнически разнообразны, часто состоят в браке, имеют детей и часто работают по совместительству [18–20], и поэтому с большей вероятностью будут репрезентативны для населения в целом по сравнению с выборкой, состоящей в основном из студентов колледжей-интернатов. .

2.3 Образец

Чтобы иметь право участвовать в этом исследовании, люди должны были быть зачисленным студентом местного колледжа в южной части Новой Англии в возрасте 18 лет и старше и иметь мобильный телефон.Критерии исключения отсутствовали. Исследовательский персонал посещал местные колледжи и проводил короткие (<10 минут) презентации во время обычных занятий. Исследование было описано как исследование, касающееся «использования мобильных телефонов». Студентов, заинтересованных в участии, попросили позвонить или написать по электронной почте исследовательскому персоналу. Затем лицам, контактирующим с персоналом исследования, была отправлена ​​электронная почта со ссылкой на веб-сайт исследования, на котором была представлена ​​подробная информация об исследовании и документ об информированном согласии. На странице информированного согласия учащиеся, которые нажимали кнопку с надписью «Я согласен, продолжайте», затем были связаны с онлайн-опросом.После завершения опроса у всех участников была возможность указать свое имя и контактную информацию для участия в розыгрыше за 50 долларов. Эта идентифицирующая информация хранилась отдельно от данных опроса, поэтому их ответы оставались анонимными. Онлайн-согласие и опросы заняли около 15 минут. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Брауна.

2.4 Меры

Весы для подключения мобильных телефонов (MPAS)

MPAS состояли из 38 утверждений об использовании мобильных телефонов.Участников попросили сообщить, насколько верно каждое утверждение для них, используя 5-балльную шкалу Лайкерта от «1 = совсем не верно» до «5 = крайне верно».

Другие меры

Участники сообщили демографическую информацию, включая возраст, пол, расу / этническую принадлежность, образование, статус занятости и семейное положение. Они ответили на вопросы об их привычках использования мобильных телефонов и частоте текстовых сообщений. Их также попросили указать, испытывали ли они какие-либо симптомы (SED) эмоционального дистресса (например,g., чувствуя дрожь, панику, отторжение, беспокойство), когда он находится вдали от своего мобильного телефона или когда батарея телефона разряжена, и ответил на один вопрос о том, сколько минут они будут ехать, чтобы забрать свой телефон, если они обнаружат, что оставили его на дом. Симптомы тревоги оценивались с использованием Перечня состояний-черт тревожности из 20 пунктов (STAI) [21], а симптомы депрессии — с помощью CESD из 10 пунктов [22]. Мы также оценивали импульсивность с помощью шкалы импульсивности Барратта (BIS-11) [23].

3.Анализ

Для описания выборки использовался описательный анализ всех демографических переменных. Предварительный описательный анализ был проведен по каждому пункту исследования количества подключений к мобильным телефонам. Исследовательский размерный анализ начальной меры из 38 пунктов был проведен с использованием анализа главных компонентов (PCA) с вращением варимакс [24]. Списочное удаление пунктов использовалось для формирования корреляционной матрицы ответов пунктов, используемых в анализе PCA. Статистика коэффициента Кронбаха «Альфа» была рассчитана для определения внутренней согласованности для общего показателя и подшкал.Мы исследовали внешнюю валидность и первоначальную конструктивную валидность с помощью корреляций Пирсона, чтобы изучить связи между производными субшкалами и оценками тревожности, депрессивных симптомов и импульсивности.

Дисперсионный анализ использовался для проверки оценок по субшкалам по характеристикам участников (т. Е. По возрасту). Апостериорные статистические различия исследовали с использованием процедуры теста Tukey HSD. При нарушении однородности дисперсии использовался робастный тест Велча, за которым следовала процедура апостериорного теста Геймса-Хауэлла.Анализы проводились с использованием IBM SPSS Statistics для Windows, версии 20.0.0 (© IBM Corp., 2011, Армонк, Нью-Йорк, www.ibm.com).

4. Результаты

4.1 Результаты выборки и опроса

В общей сложности 260 студентов связались с исследовательским персоналом и получили по электронной почте ссылку на веб-сайт исследования. В общей сложности 149 студентов согласились и заполнили онлайн-опрос. Однако трое респондентов сообщили, что им меньше 18 лет, и их данные были исключены из исследования. В окончательный анализ были включены ответы 146 участников.

Большинство участников составляли женщины (75%), белые (78%), средний возраст составлял 25,5 года (SD = 9,4, диапазон = 18–64). Характеристики участников представлены в.

Таблица 1

Характеристики участников исследования (N = 146)

) Белый 78.1) 12,3 70 9036 (17.8)
N (%)
Пол
Мужчины (включая 1 трансгендера)
Женщина (включая 1 трансгендера) 109 (74.7)
Статус колледжа
Общественный колледж 135 (92,5)
4 года / колледж с проживанием в семье 9 (6,2)
Окончил в прошлом году 2
Статус студента
Полный рабочий день 88 (60,3)
Неполный рабочий день 56 (38,4)
Раса / этническая принадлежность
Черный 6 (4,1)
Азиатский 3 (2,1)
Коренной американец 5 (3,4)
Многонациональный 183
Латиноамериканец 26 (17,8)
Как часто вы используете текстовые сообщения? 125 (85,6)
Несколько раз в день 9 (6,2)
Не менее одного раза в день 7 (4.8)
Несколько раз в неделю 2 (1,4)
Примерно один раз в неделю
Работаете над получением степени?
Да 144 (98,6)
Нет 2 (1,4)
Семейное положение
Холост 112 (76,73)
В разводе 8 (5.5)
Статус работы
Полный рабочий день 40 (27,4)
Неполный рабочий день 73 (50,0)
Не работает 33 (22363) 33 (2236,6) 903

У всех участников был сотовый телефон, 98% сообщили, что использовали текстовые сообщения, а 86% отправляли текстовые сообщения несколько раз в день. Чуть более половины (56%) также имели стационарный телефон, что указывает на то, что мобильный телефон был основным средством связи для этой выборки.Сообщалось о других случаях использования мобильного телефона: фотографирование (94%), электронная почта (84%), GPS (84%), календарь (78%), игры (64%), а 39% сообщили о других видах использования, таких как банковское дело, использование приложений, социальных сетей, прослушивание музыки, чтение книг, доступ в Интернет и просмотр фильмов. Среди участников наиболее распространенными приложениями были навигация (84%), социальные сети (78%) и игры (61%). Около четверти участников использовали приложения, связанные со здоровьем, включая отслеживание упражнений (25%), контроль веса (24%) и управление состоянием здоровья (16%).Более половины участников сообщили, что испытывают один или несколько симптомов эмоционального дистресса (СЭД), когда у них нет с собой телефона (). В среднем участники сообщили, что они ехали 10,71 минуты (SD = 9,7, диапазон 0–60), чтобы достать телефон, оставленный дома. Наиболее частым симптомом, о котором сообщалось, когда у них не было телефона, была неуверенность / беспокойство (43%), за которыми следовала паника (20%). Наиболее частыми чувствами, о которых сообщалось, когда разряжалась батарея телефона, были тревога (28%) и возбуждение (27%).Опыт любого SED значительно коррелировал с количеством минут, потраченных на поиск телефона (r = 0,350, p <0,001).

Таблица 2

Симптомы эмоционального дистресса (SED)

4,13 . 9) 9037
N (%)
Испытывали ли вы какие-либо из этих симптомов или эмоций из-за отсутствия телефона?
Отсутствие безопасности / беспокойство 63 (43,2)
Паника 29 (19.9)
Одиночество 21 (14,4)
Ускоренное сердцебиение 16 (11,0)
Депрессия / грусть 12 (8,2)
Отказ
Чувство шаткости 5 (3,4)
Потоотделение 5 (3,4)
Учащенное дыхание 2 (1,4)
Нет из вышеперечисленных

N (%)

Когда батарея вашего телефона разряжена, вы когда-нибудь чувствуете…
Беспокойство 41 (28,1)
Возбужденное 39 (26,7)
Проблемные 21 (14,4)
Дезориентирована 10 (6.8)
Другое — отрицательные эмоции 15 (10,3)
Другое — положительные эмоции (т.е. с облегчением, мне все равно) 2 (1,4)
Ничего из вышеперечисленного 58 (39,7)

4,2. Исследовательский анализ размерностей

Четырехкомпонентное решение было признано лучшим решением на основании сходимости результатов процедуры параллельного анализа [24], проведенной в рамках SPSS [25], и визуального исследования графика осыпи [26].Затем был использован итерационный процесс для удаления элементов с очень низкими нагрузками на компоненты (<0,40 для всех компонентов) и сложных элементов с высокой загрузкой элементов (≥ 40) для более чем одного компонента, с конечной целью сохранения элементов. с нагрузками в диапазоне от среднего до высокого (≥,50). Окончательное четырехкомпонентное решение включало 27 пунктов и составляло 58% дисперсии. Загрузка отдельных предметов варьировалась от 0,509 до 0,819. Заключительные элементы для полной шкалы подключения мобильных телефонов (MPAS) представлены в.Четыре компонента: «Полезность», «Тревожная привязанность», «Зависимость» и «24/7» (непрерывное использование 24 часа в сутки).

Таблица 3

Полезность
Мой телефон помогает мне следить за своими здоровыми привычками.
Мой телефон помогает мне принимать правильные решения в отношении здоровья.
Мой телефон помогает мне быть более организованным.
Мой телефон — мой личный помощник.
Я могу выполнять больше работы, если у меня есть телефон.
Мне никогда не будет скучно, если у меня есть телефон с собой.
Мой телефон заставляет меня чувствовать связь с людьми.
Мой телефон — главный источник любой информации, которая мне нужна.
Тревожная привязанность
Я чувствую беспокойство, если у меня нет с собой телефона.
Я чувствую беспокойство, если мне не звонят или не сообщают какое-то время.
Я чувствую себя изолированным без телефона.
Я чувствую себя зависимым от своего телефона.
Я раздражаюсь / злюсь, когда люди не отвечают на мои сообщения сразу.
Я скорее потеряю бумажник или кошелек, чем телефон.
Я проверяю свой телефон (текст, электронная почта, голосовая почта и т. Д.), Даже если он не звонит и не оповещает.
Зависимость
Я занят своим телефоном, даже когда я с другими людьми.
Я занимаюсь телефоном, когда мне нужно заняться другими делами.
Я разговариваю по мобильному телефону дольше, чем планировал.
Мой телефон будит меня по ночам (звонки или уведомления из текстовых сообщений, звонков или других сообщений).
Я просыпаюсь, чтобы проверить свой телефон на наличие сообщений по ночам.
Я бы выполнял больше работы, если бы тратил меньше времени на телефон.
«24/7»
Я держу свой телефон включенным 24 часа в сутки.
Я не выхожу из дома без телефона.
Я установил на телефоне режим вибрации или беззвучный режим, а не выключил его.
Я читаю или отправляю текстовые сообщения, когда нахожусь на работе или в классе.
Я пользуюсь телефоном весь день.
Внутренняя согласованность

Все четыре субшкалы продемонстрировали хорошую надежность внутренней согласованности (альфа Кронбаха): полезность = 0,90; Тревожная привязанность = 0,87; Зависимость =.84; и «24/7» = 0,77.

Отношения по подшкалам и дискриминация

Были вычислены средние баллы по подшкалам, а затем все подшкалы коррелировали друг с другом. Все четыре подшкалы были положительно коррелированы друг с другом с корреляциями в диапазоне от 0,53 до 0,63.

Анализ внешней достоверности

Три подшкалы; Тревожная привязанность, зависимость и «24/7» положительно коррелировали с оценками тревожности (p = 0,003, p = 0,044 и p = 0,040 соответственно) и импульсивностью (p =.003, р <0,001. и p = 0,003 соответственно). Все четыре подшкалы были положительно коррелированы с оценками депрессии (CESD), причем корреляции между полезностью (r = 0,267) и «24/7» (r = 0,278) были слабее, чем корреляции между депрессивными симптомами и обоими зависимостями (r = 0,382). ) и Тревожная привязанность (r = .400). Количество минут, которое человек потратил бы на то, чтобы достать свой телефон, также значительно коррелировало со всеми четырьмя подшкалами (все значения p <0,01 :).

Таблица 4

9033903
0 3 3 9070 Анализы

Значительные различия были отмечены в баллах по подшкалам при исследовании по возрастным группам участников.Участники старше 30 лет (n = 37) имели значительно более низкие баллы по всем четырем подшкалам по сравнению с участниками в возрасте 30 лет или меньше (). Никаких различий в оценках по полу не наблюдалось.

Таблица 5

Различия в подшкалах по возрасту

Подшкала: 1 2 3 4
CESD r .267 b .400 b .382 b .278 b
п .001 .000
Импульсивность r .096 .245 b .307 b .246 b
03. .003

Беспокойство r .118 .243 b .168 a .170 a
03.
03. 044 .040

Минуты r .257 b .334 b .327 b . 216 b
p .002 .000 .000 .009

Среднее значение 2,79 2,38 2,43 3,84
SD 1,03 .99 903 .99
3
Более 30 30 лет или меньше Значение p
Полезное 2,28 (1,0790) 2,28 (1,0790) 903 903 .000
Тревожная привязанность 1.98 (1,03) 2,52 (0,95) .004
Зависимость 1,93 (0,97) 2,60 (0,99) .000
«24/7» 4,02 (0,80) .001 *

Участники, которые испытали один из более эмоциональных симптомов (SED), когда у них не было телефона, имели более высокие баллы по всем четырем подшкалам MPAS по сравнению с теми, кто не испытывал любые эмоциональные симптомы (p <.05). Возраст отрицательно коррелировал с SED (r = -0,17, p = 0,037), так что участники старшего возраста с меньшей вероятностью сообщали о симптомах эмоционального дистресса, когда у них не было с собой телефона ().

Таблица 6

Различия подшкалы: Симптомы из-за отсутствия телефона с ними

90 066

Да Нет Значение p
Полезное 2.97 (0,94) 2,58 (1,09) 0,023
Тревожная привязанность 2,78 (1,03) 1,92 (0,70) .000 *
2,18 (0,91) .006
«24/7» 4,05 (0,76) 3,59 (1,02) .003 *
4140 9 5. Обсуждение большой интерес к оказанию медицинской помощи и вмешательств в области поведенческого здоровья с помощью мобильных технологий (mHealth), включая мобильный телефон [13–15].Чтобы понять влияние этих вмешательств на поведение, также важно понимать отношения человека со своим мобильным телефоном.

Однако мобильное здравоохранение включает в себя не только поведение, связанное со здоровьем, но и поведение, связанное с взаимодействием с мобильными технологиями и взаимодействием с другими людьми с помощью мобильных устройств. Учитывая непосредственный и взаимный характер как поведения в отношении здоровья, так и поведения при взаимодействии с мобильным устройством, лидеры мнений предполагают, что наши текущие теории поведенческого здоровья могут быть неадекватными, особенно в связи с тем, что вмешательства мобильного здравоохранения становятся более интерактивными и адаптивными [27].Есть призывы расширить наше понимание того, как взаимодействие с мобильным устройством влияет на поведение в отношении здоровья, и существует большая потребность в исследованиях, которые внесут вклад в новую теорию о взаимодействии между использованием мобильных технологий, мерами мобильного здравоохранения и изменением поведения [28–29]. ].

В результате этого исследования был получен инструмент исследования с хорошей внутренней согласованностью и четким разделением на три отдельных подшкалы. Шкала привязанности к мобильному телефону позволяет измерить отношение человека к своему мобильному телефону с положительной (полезной), отрицательной (тревожная привязанность, зависимость) и нейтральной («24/7») валентностями.Результаты показали, что положительная подшкала MPAS («полезность») не коррелировала с импульсивностью (BIS) или тревогой (STAIT). Это отличает MPAS от других инструментов тем, что как импульсивность, так и тревожность, как было показано, связаны с использованием мобильного телефона в исследованиях зависимости или зависимости от мобильного телефона [30–32]. Однако в рамках MPAS полезность значительно коррелировала со всеми тремя другими подшкалами, предполагая, что оценка мобильного телефона, даже с учетом его положительных преимуществ, может привести к некоторому беспокойству по поводу того, что он недоступен.Однако наши результаты не предполагают, что этот уровень тревоги является дисфункциональным. В самом деле, некоторый уровень беспокойства может быть полезным, если вы повысите внимательность к важным вещам (например, обязательно возьмите с собой телефон или убедитесь, что аккумулятор заряжен).

Мы стремились избежать создания шкалы, отражающей увеличение использования мобильных технологий как связанных с патологией. Однако депрессивные симптомы, измеренные с помощью CESD, положительно коррелировали со всеми четырьмя подшкалами MPAS.Возможно, люди, испытывающие эти симптомы, могут больше полагаться на свои мобильные телефоны, чтобы помочь им решить проблемы со здоровьем, связаться с другими людьми и справиться с плохим настроением. Стоит отметить, что субшкалы «Полезность» и «24/7» были менее связаны с оценками CESD. Для подтверждения или опровержения этих ассоциаций потребуется дополнительная работа с другими популяциями. В частности, исследование, сравнивающее людей с депрессией и без депрессии, может дать представление об элементах, которые лучше различают положительные и отрицательные аспекты использования технологий, и поможет уточнить будущую версию этих компонентов.

Возрастная группа, по-видимому, различает людей с большей и меньшей привязанностью к своим мобильным телефонам; Участники старшего возраста получили более низкие баллы по всем трем подшкалам, чем участники в возрасте до 30 лет. Точно так же эмоциональный стресс, связанный с отсутствием доступа к мобильному телефону, также отрицательно коррелировал с возрастом. Пожилые люди жили в мире без этой технологии, в то время как у молодых людей мобильные телефоны всегда были неотъемлемой частью их жизни. Поэтому они могут больше полагаться на них и иметь более тесные отношения с технологиями и устройствами, чем пожилые люди.Однако по этим конструктам различий между мужчинами и женщинами не было.

Несмотря на то, что результаты этого исследования масштабного развития являются многообещающими, следует отметить некоторые ограничения этого исследования. Участниками этого исследования были студенты местных колледжей, выборка состояла из относительно высокой доли женщин и преимущественно белых; таким образом, ответы в этой выборке могут отличаться от результатов, полученных в другой выборке (например, пожилые люди, взрослое население в целом, меньшинства).Следовательно, повторение необходимо в других популяциях, чтобы гарантировать, что факторные нагрузки действительны для различных выборок. Кроме того, это исследование проводилось в густонаселенном городском районе на северо-востоке США. Возможно, что факторные нагрузки и модели отклика могут отличаться от выборок, взятых из других областей. Дальнейшая работа с этой шкалой необходима для получения ответов от более широкой и разнообразной выборки участников. Необходима дополнительная работа, чтобы сравнить шкалу привязанности к мобильному телефону с другими показателями технологической зависимости, которые подтвердили бы дискриминационную валидность.

Шкала привязанности к мобильному телефону, разработанная в этом исследовании, может оказаться полезным показателем качества взаимоотношений человека со своим мобильным телефоном и может стать важным элементом в понимании эффективности вмешательств и программ мобильного здравоохранения. Шкала может быть полезным дополнением к исследованиям мобильных и других технологий лечения, действуя как ковариант, чтобы расширить наше понимание того, как люди реагируют на эти методы лечения, когда они предоставляются через мобильные и другие технологические устройства.Такая работа может в конечном итоге способствовать развитию теории мобильного здравоохранения и пересечению мобильного здравоохранения и традиционной поведенческой теории.

Информация для авторов

Бет К. Бок, Медицинская школа Университета Брауна.

Херприт Тинд, Медицинский факультет Университета Брауна.

Джозеф Л. Фава, Больница Мириам.

Кристен Валаска, Больница Мириам.

Нэнси П. Барнетт, Школа общественного здравоохранения Брауна.

Рошель Розен, Медицинский факультет Университета Брауна.

Регина Трафиканте, Общественный колледж Род-Айленда.

Райан Лантини, Больница Мириам.

Ссылки

1. Сиопис Дж., Чей Т., Аллман-Фаринелли А. Систематический обзор и метаанализ мероприятий по управлению весом с использованием текстовых сообщений. J Hum Nutr Diet. 2015 фев; 28 (Приложение 2): 1–15. DOI: 10.1111 / jhn.12207. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Глава К.Дж., Ноар С.М., Яннарино Н.Т., Грант Харрингтон Н. Эффективность вмешательств на основе обмена текстовыми сообщениями для укрепления здоровья: метаанализ.Soc Sci Med. 2013 ноя; 97: 41–8. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2013.08.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Finitsis DJ, Pellowski JA, Johnson BT. Дизайн интервенций с текстовыми сообщениями для поощрения приверженности к антиретровирусной терапии (АРТ): метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний. PLoS One. 2014 5 февраля; 9 (2): e88166. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Whittaker R, McRobbie H, Bullen C, Borland R, Rodgers A, Gu Y. Вмешательства с использованием мобильного телефона для отказа от курения. Кокрановская база данных Syst Rev.2012 14 ноября; 11: CD006611. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бок BC, Розен Р., Барнетт Н. П., Тинд Х, Валаска К., Фостер Р., Дойч С., Трафиканте Р. Перевод поведенческих вмешательств на платформы мобильного здравоохранения: разработка текстовых сообщений для борьбы с курением и алкоголем. JMIR mHealth и uHealth. 2015 24 февраля; 3 (1): e22. DOI: 10.2196 / mhealth.3779. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Бьянки А., Филлипс Дж. Психологические предикторы проблемного использования мобильного телефона. Cyberpsychol Behav. 2005 февраль; 8 (1): 39–51.DOI: 10.1089 / cpb.2005.8.39. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Billieux J. Проблемное использование мобильного телефона: обзор литературы и модель путей. Текущие обзоры психиатрии. 2012 ноябрь; 8 (4): 299–307. DOI: 10,2174 / 1573400012803520522. [CrossRef] [Google Scholar] 9. Мерло Л.Дж., Стоун А.М., Бибби А. Измерение проблемного использования мобильного телефона: разработка и предварительные психометрические свойства шкалы PUMP. J Addict. 2013; 2013: 7. DOI: 10.1155 / 2013/7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10.Хенаро К., Флорес Н., Гомес-Вела М., Гонсалес-Хиль Ф., Кабалло С. Проблемы с использованием Интернета и сотового телефона: взаимосвязь между психологией, поведением и состоянием здоровья. Исследования и теория наркомании. 2007. 15 (3): 309–20. DOI: 10.1080 / 16066350701350247. [CrossRef] [Google Scholar] 11. Томи С., Харенстам А., Хагберг М. Использование мобильных телефонов и стресс, нарушения сна и симптомы депрессии среди молодых людей — проспективное когортное исследование. BMC общественное здравоохранение. 31 января 2011 г .; 11:66. DOI: 10.1186 / 1471-2458-11-66. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12.Аугнер Кл, Хакер GW. Связь между проблемным использованием мобильного телефона и психологическими параметрами у молодых людей. Int J Public Health. 2012 Апрель; 57 (2): 437–41. DOI: 10.1007 / s00038-011-0234-z. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Klasnja P, Pratt W. Здравоохранение в кармане: картографирование пространства медицинских вмешательств с использованием мобильных телефонов. Дж Биомед Информ. 2012 февраль; 45 (1): 184–198. DOI: 10.1016 / j.jbi.2011.08.017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Кришна С., Борен С.А., Балас Е.А. Здравоохранение через сотовые телефоны: систематический обзор.Телемед Дж. Э. Здоровье. 2009 Апрель; 15 (3): 231–240. DOI: 10.1089 / tmj.2008.0099. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Петерсон А. Улучшение управления диабетом 1 типа с помощью мобильных инструментов: систематический обзор. J Diabetes Sci Technol. 2014 июл; 8 (4): 859–864. DOI: 10.1177 / 1932296814529885. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Уолш С.П., Уайт К.М., Янг Р. Необходимость связи: влияние себя и других на участие молодых людей в использовании их мобильных телефонов. Австралийский журнал психологии.2010. 62 (4): 194–203. DOI: 10.1080 / 000495307229. [CrossRef] [Google Scholar] 17. Уолш С.П., Уайт К.М., Кокс С., Янг Р. Постоянная связь: предикторы использования мобильных телефонов у молодых австралийцев. Компьютеры в поведении человека. 2011; 27 (1): 333–42. DOI: 10.1016 / j.chb.2010.08.011. [CrossRef] [Google Scholar] 18. Хорн Л., Невилл С. Профиль студентов высших учебных заведений США: 2003–04 годы: со специальным анализом студентов местных колледжей (NCES 2006–184) Министерство образования США; Вашингтон, округ Колумбия: Национальный центр статистики образования; 2006 г.[Google Scholar] 19. Шеффилд Ф. Д., Даркес Дж., Дель Бока Ф. К., Голдман М. С.. Пьянство и связанные с алкоголем проблемы среди студентов общественных колледжей: значение для политики профилактики. J Am Coll Health. Ноябрь-декабрь 2005 г.; 54 (3): 137–41. DOI: 10.3200 / JACH.54.3.137-142. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. ВанКим Н.А., Ласка М.Н., Элингер Э., Похоть К., Стори М. Понимание физической активности молодых взрослых, употребления алкоголя и табака в общественных колледжах и 4-летних учреждениях послешкольного образования: перекрестный анализ данных эпидемиологического надзора.BMC Public Health. 2010; 10: 208. DOI: 10.1186 / 1471-2458-10-208. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Спилбергер С.Д., Горсуч Р.Л., Лушен Р., Вагг П.Р., Якобс Г.А. Пособие по инвентаризации состояния-черты тревожности. Пало-Альто, Калифорния: Пресса психолога-консультанта; 1983. [Google Scholar] 22. Андресен Э.М., Мальмгрен Дж. А., Картер В. Б., Патрик Д. Л.. Скрининг депрессии у пожилых людей: оценка краткой формы CES-D. Am J Prev Med. Март-апрель 1994 г.; 10 (2): 77–84. [PubMed] [Google Scholar] 23.Barratt ES. Импульсивность и агрессия. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета; 1994. [Google Scholar] 24. Рог JL. Обоснование и критерий количества факторов в факторном анализе. Психометрика. 1965; 30: 179–185. [PubMed] [Google Scholar] 25. О’Коннор Б.П. Программы SPSS и SAS для определения количества компонентов с использованием параллельного анализа и теста MAP Velicer. Методы Behav Res. Instrum Comput. 2000 августа; 32 (3): 396–402. [PubMed] [Google Scholar] 26. Кеттелл РБ. Осыпной тест на количество факторов.Многомерное поведенческое исследование. 1966; 1 (2): 245–76. DOI: 10.1207 / s15327906mbr0102_10. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. де ла Вега Р., Миро Дж. Мобильное здравоохранение: стратегическая область без твердой научной души. систематический обзор приложений, связанных с болью. PLoS One. 2014 7 июля; 9 (7): e101312. DOI: 10.1371 / journal.pone.0101312. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Райли В.Т., Ривера Д.Е., Атьенца А.А., Нильсен В., Эллисон С.М., Мермельштейн Р. Модели поведения в отношении здоровья в эпоху мобильных вмешательств: справляются ли наши теории с поставленной задачей? Перевод Behav Med.2011 Март; 1 (1): 53–71. DOI: 10.1007 / s13142-011-0021-7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Billieux JL, van Der Linden M, Rochat L. Роль импульсивности в актуальном и проблемном использовании мобильного телефона. Прикладная когнитивная психология. 2008; 22: 1195–1210. DOI: 10.1002 / ACP.1429. [CrossRef] [Google Scholar] 31. Чолиз М. Зависимость от мобильного телефона в подростковом возрасте: тест на зависимость от мобильного телефона (TMD) Prog Health Sci. 2012; 2 (1): 33–44. DOI: 10.1111 / j.1360-0443.2009.02854.x. [CrossRef] [Google Scholar] 32.Король ALS, Валенса А.М., Силва А.С., Санкассиани Ф., Мачадо С., Нарди А. Номофобия: влияние использования сотового телефона на симптомы и эмоции людей с паническим расстройством по сравнению с контрольной группой. Clin Pract Epidemiol Ment Health. 2014 21 февраля; 10: 28–35. DOI: 10,2174 / 1745017

0010028. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Потеря смартфона: пять этапов горя | Наука

Раньше я часто высмеивал людей, которые, кажется, живут исключительно за счет своих смартфонов.Я открыто высмеивал людей, которые стояли в очереди всю ночь, чтобы получить последние версии. Я самодовольно закатил глаза на людей, которые постоянно проверяют свои телефоны на наличие обновлений и предупреждений в социальных сетях. Я выражал разочарование по поводу людей, которые, казалось, ничего не могут сделать в любом контексте, не сделав и не опубликовав фотографию, на которой они это делают. Я с энтузиазмом согласился с людьми, ругающими тех, кто одержимо снимает любое живое мероприятие, на котором они присутствуют, вместо того, чтобы смотреть , черт возьми.Я один из тех, кто видит в своем телефоне полезное устройство, не более того.

По крайней мере, я так думал.

Вчера сломался мой телефон. В одну секунду он работал (я просто использовал его, чтобы сфотографировать особенно нежелательное яблоко), а в следующую его просто… исчезло. На экране была очень тонкая трещина, но это все, что потребовалось, чтобы вывести его из строя. Это была более новая модель, которая у меня была всего три месяца, а теперь ее унесла жестокая судьба.

Потеря телефона вызвала у меня тревожно яркие эмоциональные реакции; мне казалось, что я переживаю пять стадий горя, также известных как модель Кюблер-Росс.Я уже писал раньше о том, что горе — очень сложный процесс. Кроме того, идея пяти стадий далека от проверенного случая. Тем не менее, мои реакции точно соответствовали пяти этапам за короткий промежуток времени. Как уместно, учитывая, что смартфоны отрицательно сказываются на концентрации внимания.

Рождество почти наступило, и многие, вероятно, в конечном итоге получат новые телефоны, к которым они очень привязаны. Итак, вот краткое изложение того, через что я прошел, на случай, если это случится с вами, чтобы вы могли лучше подготовиться к этому.

Отказ

Когда мой телефон впервые сломался, я не мог смириться с тем, что это возможно. Я осторожно обращаюсь с телефоном (ами), я храню их в футляре, никогда не роняю, у меня все еще была защита экрана на этом. Я тоже ничего не сделал, чтобы его сломать; это было в моем кармане. Следовательно, это не могло быть сломано . Эта трещина в экране, из-за которой весь дисплей становится черным, исчезнет, ​​если я его почищу. Или перезапустил. Или если бы я вынул сим-карту и подорвал ее (подход, который использовал бы любой, у кого когда-либо была игровая консоль с картриджем).Тот факт, что трещина была явно физическим повреждением и не имела ничего общего с программным обеспечением, просто не мог закрепиться в моем мозгу. Эти телефоны стоят больших денег и очень продвинуты. Как они могли просто «сломаться»? Это нелепо.

Сработали мои механизмы психологической защиты, поэтому потеря телефона явно была большой проблемой.

Гнев

Когда до меня дошло, что мой телефон был сломан , я очень рассердился на все это.

Вы можете посмеяться над самой мыслью о том, чтобы рассердиться на такую ​​банальную вещь, как телефон.Я бы согласился до недавнего времени. Но что-то «тривиальное» не является препятствием для того, чтобы люди сильно злились по этому поводу. И моя бурная реакция показала, что, несмотря на мои собственные протесты, я явно не считал свой телефон тривиальным.

Я присмотрел за своим телефоном. Я бы никогда раньше не повредил , не говоря уже о безвозвратно. Я видел много друзей с такими разбитыми телефонами, что можно было подумать, что они используют их в качестве фрисби. Я даже видел, как один использовал свой телефон в качестве подставки ! Ставить под угрозу устройство стоимостью в сотни фунтов, чтобы сохранить целостность стола в пабе? Эти люди должны были сломать телефоны, а не я.Я присмотрел за своим телефоном и заплатил баснословную сумму за приличную модель, так что для моего сломать было несправедливо ! А несправедливость — это то, что обязательно может разозлить человека.

Торг

Когда я немного успокоился, я решил, что выключу телефон и немного подзарядлю, посмотрю, не станет ли ему лучше после отдыха и полной зарядки. Я никогда не слышал об устройствах, которые «восстанавливаются» после физических повреждений, но эти современные телефоны довольно продвинуты.

Если это не удалось, я решил спросить кого-нибудь, можем ли мы поменять телефоны местами.Я вставлял свою сим-карту в их, и они использовали мою сломанную. Я до сих пор не понял, как именно эта сделка принесет пользу другому человеку.

Затем я начал объяснять свою ситуацию окружающим, на случай, если они знают, как исправить или решить мою проблему. Очевидно, никаких поступлений не последовало. В конце концов, я был вынужден спрашивать людей, могут ли они найти мою жену на Facebook и отправить ей сообщение о том, что произошло, в обмен на благоприятный твит, как только я восстановлю доступ в Интернет.

Если я когда-нибудь составлю список из 10 самых достойных моментов моей жизни, я очень сомневаюсь, что они попадут в этот список.

Депрессия

Как только мой торг потерпел неудачу, я впал в депрессию. Не настоящая клиническая депрессия, просто себя жалко. Я чувствовал, что если я не смогу защитить телефон от повреждений, несмотря на все мои усилия, мне никак нельзя было доверять что-то более важное или ценное. (У меня есть двухлетний сын, так что это была тревожная мысль.)

Я также подумал о возможных последствиях отсутствия связи в течение нескольких дней.Все мои подписчики в Twitter, мои друзья на Facebook, мои контакты по электронной почте, мои настоящие друзья, которым я регулярно переписываюсь; что бы они делали без моего постоянного присутствия в их жизни? И довольно быстро меня осенило, что они не будут делать ничего другого. Многие, наверное, даже не заметят. Я могу получить несколько слов: «Тебя не было?» отвечает, когда я снова получаю доступ к онлайн-миру, но без меня ничего бы не изменилось.

Нет ничего более незначительного, чем осознание того, что вы есть на самом деле.

Прием

Все это произошло, когда я был в Лондоне, поэтому мне пришлось ехать домой без постоянного доступа в Интернет. Мне пришлось выяснить карты трубок, просто взглянув на них. Я должен был вспомнить , где я был, и как туда вернуться. Пришлось пойти на вокзал и узнать время отправления из реальных объявлений. Мне приходилось читать книгу, а не пользоваться Интернетом, как какой-то неандерталец.

Было освежающе.Это было обнадеживающе. Это было странно успокаивающе. Я подумал, действительно ли я действительно хочу починить свой телефон, так как без него я мог действительно ценить свое окружение и взаимодействовать с ним на более интуитивном уровне, что дало мне расширенное мировоззрение и более глубокое понимание того, что на самом деле означает быть человек.

Я решил, что исправлю это; Я явно больше от него зависим, чем здоров. Но посмотрите, в какую невыносимую задницу я превращаюсь без него.

Дин Бернетт знает, что эта статья в значительной степени является бессмысленной бессвязной болтовней о несущественных событиях, но он написал ее только для того, чтобы заработать дополнительные деньги для покрытия непредвиденных расходов на ремонт своего телефона.Можно увидеть, как он горько жалуется на это в Твиттере: @garwboy

Как ваш стиль привязанности влияет на ваши отношения

Как ваш стиль привязанности влияет на ваши отношения

Наш стиль привязанности влияет на все, от выбора партнера до того, насколько хорошо наши отношения развиваются, и, к сожалению, до того, как они заканчиваются. Вот почему распознавание модели привязанности может помочь нам понять наши сильные и слабые стороны в отношениях. Паттерн привязанности устанавливается в раннем детстве и продолжает действовать как рабочая модель для отношений во взрослом возрасте.Эта модель привязанности влияет на то, как каждый из нас реагирует на наши потребности и как мы добиваемся их удовлетворения. Когда существует надежная модель привязанности, человек уверен в себе, выдерживает и может легко взаимодействовать с другими, удовлетворяя как свои собственные, так и потребности других. Однако, когда существует тревожный или избегающий паттерн привязанности и человек выбирает партнера, который соответствует этому неадаптивному паттерну, он, скорее всего, выберет того, кто не является идеальным выбором для его счастья.

Например, человек с работающей моделью тревожной / озабоченной привязанности чувствует, что для того, чтобы сблизиться с кем-то и удовлетворить свои потребности, вам нужно все время быть со своим партнером и получать поддержку. Чтобы поддержать такое восприятие реальности, они выбирают кого-то, с кем сложно общаться. Человек с работающей моделью пренебрежительной / избегающей привязанности имеет тенденцию быть отстраненным, потому что его модель такова, что способ удовлетворить ваши потребности — это действовать так, как будто у вас их нет.Затем он или она выбирает кого-то более собственнического или чрезмерно требовательного к себе внимания. В некотором смысле мы настраиваемся на поиск партнеров, которые подтверждают наши модели. Если мы выросли с небезопасным паттерном привязанности, мы можем проецировать или стремиться воспроизвести аналогичные паттерны взаимоотношений, будучи взрослыми, даже если эти паттерны причиняют нам вред и не в наших собственных интересах.

В своем исследовании доктор Филлип Шейвер и доктор Синди Хазан обнаружили, что около 60 процентов людей имеют надежную привязанность, у 20 процентов — избегающую привязанность, а у 20 процентов — тревожную привязанность.Так что это значит? Есть вопросы, которые вы можете задать себе, чтобы определить свой стиль привязанности и то, как он влияет на ваши отношения. 13 августа я проведу веб-семинар CE с доктором Филипом Шейвером на тему «Безопасная и небезопасная любовь: перспектива привязанности». Вы можете начать определять свой собственный стиль привязанности, познакомившись с четырьмя моделями привязанности у взрослых и обучаясь. как они обычно влияют на пары в их отношениях.

Надежная привязанность — Надежно привязанные взрослые, как правило, более довольны своими отношениями.Дети с надежной привязанностью видят в своих родителях надежную базу, с которой они могут выйти и самостоятельно исследовать мир. У обеспеченного взрослого человека такие же отношения со своим романтическим партнером, он чувствует себя в безопасности и связан, позволяя себе и своему партнеру свободно передвигаться.

Безопасные взрослые предлагают поддержку, когда их партнер чувствует себя плохо. Они также обращаются к партнеру за утешением, когда сами чувствуют себя обеспокоенными. Их отношения имеют тенденцию быть честными, открытыми и равными, когда оба человека чувствуют себя независимыми, но при этом любят друг друга.Надежно привязанные пары не склонны участвовать в том, что мой отец, психолог Роберт Файерстоун, описывает как «фантазийную связь», — иллюзию связи, которая дает ложное чувство безопасности. В рамках фантастической связи пара отказывается от настоящих любовных актов в пользу более рутинных, эмоционально ограниченных форм взаимоотношений.

Тревожная озабоченная привязанность — В отличие от надежно привязанных пар, люди с тревожной привязанностью, как правило, отчаянно пытаются создать узы фантазий. Вместо того чтобы чувствовать настоящую любовь или доверие к партнеру, они часто испытывают эмоциональный голод.Они часто обращаются к своему партнеру, чтобы тот спасти или дополнить их. Хотя они стремятся обрести чувство безопасности, цепляясь за своего партнера, они предпринимают действия, которые отталкивают его.

Даже если тревожно привязанные люди действуют отчаянно или неуверенно, чаще всего их поведение усугубляет их собственные страхи. Когда они неуверены в чувствах своего партнера и небезопасны в своих отношениях, они часто становятся цепкими, требовательными или собственническими по отношению к своему партнеру.Они также могут интерпретировать независимые действия партнера как подтверждение своих страхов. Например, если их партнер начинает больше общаться с друзьями, они могут подумать: «Видите? На самом деле он меня не любит. Значит, он меня бросит. Я был прав, не доверяя ему ».

Отвергающая избегающая привязанность — Люди с пренебрежительной избегающей привязанностью имеют тенденцию эмоционально дистанцироваться от своего партнера. Они могут искать изоляции и чувствовать себя «псевдонезависимыми», беря на себя роль родителей.Они часто кажутся сосредоточенными на себе и могут чрезмерно заботиться о комфорте своих существ. Псевдо-независимость — это иллюзия, ведь каждому человеку нужна связь. Тем не менее люди с пренебрежительно избегающей привязанностью, как правило, ведут более внутреннюю жизнь, отрицая важность близких и легко отстраняясь от них. Они часто психологически защищены и обладают способностью отключаться эмоционально. Даже в горячих или эмоциональных ситуациях они способны отключать свои чувства и не реагировать.Например, если их партнер расстроен и угрожает бросить их, они ответят: «Мне все равно».

Боязнь Избегающая привязанность — Человек с пугающей избегающей привязанностью живет в амбивалентном состоянии, боясь оказаться слишком близко или слишком далеко от других. Они пытаются сдержать свои чувства, но не могут; они не могут просто избежать своего беспокойства или убежать от своих чувств. Вместо этого они ошеломлены своей реакцией и часто переживают эмоциональные бури.Они имеют тенденцию быть запутанными или непредсказуемыми в своем настроении. Они видят свои отношения на основе действующей модели, что вам нужно идти навстречу другим, чтобы удовлетворить свои потребности, но если вы сблизитесь с другими, они причинят вам боль. Другими словами, человек, к которому они хотят обратиться в поисках безопасности, — это тот же человек, с которым они боятся быть рядом. В результате у них нет организованной стратегии удовлетворения своих потребностей другими.

Повзрослев, эти люди, как правило, оказываются в сложных или драматических отношениях со многими взлетами и падениями.Они часто боятся быть брошенными, но также борются с интимными отношениями. Они могут цепляться за своего партнера, когда чувствуют себя отвергнутыми, а затем чувствовать себя в ловушке, когда они рядом. Часто кажется, что время между ними и их партнером не совпадает. Человек с боязливо избегающей привязанностью может даже оказаться в оскорбительных отношениях.

Хорошая новость в том, что никогда не поздно создать безопасное приложение. Стиль привязанности, выработанный вами в детстве на основе ваших отношений с родителем или опекуном, не обязательно должен определять ваши способы отношения к тем, кого вы любите во взрослой жизни.Если вы узнаете свой стиль привязанности, вы сможете раскрыть способы защиты себя от сближения и эмоциональной связи и работать над формированием «заслуженной надежной привязанности».

Разработка безопасного прикрепления: онлайн-семинар из двух частей

Продолжительность: Семинар из двух частей (по 90 минут, всего 3 часа)

Цена: $ 49

Веб-семинары по запросу

В этом веб-семинаре: Это онлайн семинар с доктором Лизой Файерстоун предоставит инструменты, которые помогут людям исцелить ненадежную привязанность, разрешить травмы, интегрировать их…

Один из важных способов сделать это — понять смысл своей истории.По словам доктора Дэна Сигела, исследование привязанности демонстрирует, что «лучший предиктор безопасности привязанности ребенка — это не то, что происходило с его родителями в детстве, а, скорее, то, как его родители понимали эти детские переживания». Ключ к «осмыслению» вашего жизненного опыта — это написать связное повествование, которое поможет вам понять, как ваш детский опыт все еще влияет на вас в вашей сегодняшней жизни. В онлайн-курсе, который я буду вести с доктором Дэном Сигелем, мы проведем вас через процесс создания связного повествования, которое поможет вам укрепить более здоровые и надежные привязанности и укрепить ваше личное чувство эмоциональной устойчивости.Когда вы создаете связное повествование, вы фактически перестраиваете свой мозг, чтобы культивировать больше безопасности внутри себя и своих отношений.

Вы также можете бросить вызов своей защите, выбрав партнера с безопасным стилем привязанности, и работать над развитием себя в этих отношениях. Терапия также может быть полезна для изменения неадаптивных моделей привязанности. Осознавая свой стиль привязанности, и вы, и ваш партнер можете бросить вызов неуверенности и страхам, поддерживаемым вашими старыми рабочими моделями, и выработать новые стили привязанности для поддержания удовлетворительных, любящих отношений.

Чтобы узнать больше о том, как написать связное повествование и развить заслуженную безопасную привязанность, присоединяйтесь к доктору Лизе Файерстоун и доктору Даниэлю Сигелу для онлайн-курса «Осмысление своей жизни: понимание своего прошлого, чтобы освободить свое настоящее и расширить свои возможности». Будущее.»

Об авторе

Лиза Файерстоун, доктор философии. Д-р Лиза Файерстоун — директор по исследованиям и образованию в Ассоциации Глендона. Опытный и востребованный лектор, д-р.Файерстоун выступает на национальных и международных конференциях по вопросам супружеских отношений, воспитания детей, предотвращения самоубийств и насилия. Доктор Файерстоун опубликовал множество профессиональных статей, и совсем недавно был соавтором Секс и любовь в интимных отношениях (APA Books, 2006), Conquer Your Critical Inner Voice (New Harbinger, 2002), Creating a Жизнь смысла и сострадания: мудрость психотерапии (APA Books, 2003) и Самость в осаде (Routledge, 2012).Следите за сообщениями доктора Файерстоуна в Twitter или Google. Теги: привязанность, шаблоны привязанности, стили привязанности, отношения привязанность, отношения .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *