Как живут в армии: Как служат в российской армии — обзор | НГС24

Содержание

Почему в российской армии умирают от болезней и кончают жизнь самоубийством?

https://www.znak.com/2020-01-13/pochemu_v_rossiyskoy_armii_umirayut_ot_bolezney_i_konchayut_zhizn_samoubiystvom

2020.01.13

Руководство российской армии утверждает, что условия службы солдат становятся все лучше. Однако СМИ стали чаще рассказывать о случаях дедовщины или других нарушениях прав военнослужащих. Самой громкой историей стало убийство на Дальнем Востоке солдат, которых сослуживец-срочник Рамиль Шамсудтинов расстрелял из-за конфликта. Znak.com поговорил с экспертом, координатором правозащитной организации «У военнослужащих тоже есть права» Алексеем Ковалевым, который уже много лет помогает военным и их родным по всей стране.

Заболел и умер — виноват сам

С начала прошлого года организация Алексея Ковалева занималась делами 40 военнослужащих — как срочной службы, так и служащих по контракту, которые умерли не от боевых действий. На первом месте смерти из-за болезней, следом — самоубийства. Восемь погибших в результате ЧП с Рамилем Шамсутдиновым в этот список Ковалев не включает, так как эта история из ряда вон. 

— Можно ли было спасти тех, кто заболел на службе?

— Пример. Парень, 33 года, сержант в Екатеринбурге, водителем в воинской части работал. Ехал домой со службы, семья, двое детей, жена досрочно вышла из декрета, живут в съемном жилье, денег в семье нет. За рулем ему становится плохо. Он съезжает на обочину, ставит машину на нейтралку и, уже теряя сознание, жмет на газ. Проезжавшие мимо водители увидели, что машина стоит и «кипит». Вызвали скорую, мужчину госпитализировали. У него пена изо рта. Врачам кажется, что это отравление, может быть, наркотики. От этого и лечили. Умер через 36 часов. У него был инсульт, который проглядели. А могли бы спасти. Он и раньше жаловался на головную боль в затылке, ходил к врачам. Жене командование уже начало говорить, что она ничего не получит. Все она получит! Ей положено, мы ей поможем, безвозмездно. Она говорит — это неоказание помощи.

Вот такая естественная причина смерти. И вот следствие — человека нет, как жить его семье дальше, никого не волнует.

— А что командование обычно говорит на смерти от заболеваний? Признает, что, может быть, где-то недоглядели, недолечили?

— Не признает. В 99% случаев командный состав валит все на военнослужащих. Я за свою практику не встречал ни одного случая, чтобы признали неправоту. Обычно твердят, что не обращался, отказался от медпомощи, скрыл. Я всем в таком случае говорю: если есть рекомендация военного врача на то или иное обследование или госпитализацию, почему военнослужащий сам принимает решение, лечиться ему или нет. Это армия. Там есть устав и жесткая иерархия. И командир обязан в таких случаях подписать приказ и отправить на лечение. Мы ездим по всей стране, добиваемся возбуждения уголовных дел по подобным фактам — там, где можно было, но не спасли, не заметили. За жизнь и здоровье военнослужащих отвечает командир. Это по уставу. К примеру, в Тюмени умер курсант от менингита, который вообще-то лечится.

Командование снова говорит — он сам не стал лечиться, вовремя не обратился. Родители говорят — жаловался и обращался, но ему ответили, что он мужик, простуду и на ногах перенесет. Доказывать халатность удается. Офицеры идут под суд, начмеды. Случаев таких много. 

Znak.com

«Когда терпеть больше невозможно»

Алексей Ковалев ставит гибель в результате суицида на второе место по причинам смертей в армии, но подчеркивает — по обращениям в его организацию нельзя делать статистику, это лишь определенный срез.

— У нас больше 50% обращений по смертям связаны с самоубийствами. Где-то причинами стали преступления в отношении погибших, где-то личные мотивы. Последнее время по срочникам идет доказывание, что в основном смерти происходят вследствие неуставных взаимоотношений. Это смерть призывника Куземы — офицер получил шесть лет, Рустама Авазова в Перми — тоже приговор. 

Сейчас идет сильный рост самоубийств. И это связано не с проблемами в армии напрямую, а, скорее, с проблемами всего общества, с настроением. При этом идет сокращение числа неуставных взаимоотношений. Минобороны в этом году заявили о росте, но это за счет выявления ранее скрытых случаев. 

Контрактники — отдельная история. Там есть и доведение до самоубийства, но, как правило, такие истории до суда не доходят, так как обычно смерть происходит дома. Сейчас в Омске офицер застрелился из табельного пистолета. Дело прекратили. И в экспертизе написано: устал от жизни. Эксперт пишет такое. Я знаю этот диагноз, я с ним только в кино сталкивался — «Визит к Минотавру». А там мама говорит, что он устал служить, хотел перевестись, обращался к отцу-военному за помощью, а тот ему пишет: «сынок, я не могу, сам разбирайся». 

— А если неуставные отношения — то это насилие физическое или моральное?

— Обычно и то, и другое, чаще всего — принуждение к каким-то действиям. Того же Авазова в Перми срочник, призывник с Кавказа, которого командование устно наделило определенными полномочиями, заставлял выполнять незаконные приказы. Не выполнишь — идет жалоба уже офицеру или физическое насилие. Половину преступлений совершают сами военнослужащие срочной службы в отношении сослуживцев, вторую половину — офицеры. Но командование, по моему мнению, виновато всегда, так как только при его попустительстве возникают преступления. Дело того же Авазова — избивал его срочник, но с молчаливого согласия командования. Сам виновный попал в колонию, офицеры уволены с военной службы.

— Национальный признак присутствует?

— Проблема есть, но она не такая сильная. Не большинство это. Не в национальности проблема.

— Какие военнослужащие чаще совершают самоубийства? 

— Я не стал бы говорить сам об этом, но раз вы спросили — чаще всего из неполных семей. 80% парней воспитывались без отца. Мы делали свой анализ. Эти 18-летние парни только что пришли из домашнего обихода, они идут в армию с надеждой уйти от серости и получить красивую картинку, а попадают в такую же серость. И они понимают: сейчас закончится армия, я приду домой и будет та же серость.

Они видят безвыходность и совершают самоубийство. У тех, у кого дома все благополучно, кого родные дома любят и ждут, у тех надежды вытерпеть, но вернуться, больше. Хотя — единичные случаи суицидов призывников из благополучных семей тоже есть. Это истории о том, где невозможно было вытерпеть. Все тот же Рустам Авазов. Он это сделал осознанно. Он оставил видеозаписку, где все рассказал подробно, кто и что и как, какие в части порядки, как он жаловался командиру. Аналогичное дело было в Елани — в прошлом году военнослужащий там погиб. Там тоже полная семья. Он оставил записку о том, что просто не вытерпел. 

Znak.com

«Дыры, где все живут по своим законам»

Самым проблемным и депрессивным регионом для службы Алексей Ковалев называет Дальний Восток. Причина — слишком большое скопление войск и удаленность от центра. 

— На Дальнем Востоке армия — отдельное государство. Они живут по своим законам. Самые проблемные гарнизоны Кяхта, Камень Рыболов, Белогорск. Это такие дыры, куда нормальные люди не поедут служить (по контракту). Там собрались те, кому больше некуда податься. Причем там и следствие, и прокуратура, и военные эксперты — такие же. Они не хотят работать, в чем-то разбираться. Застрелился — и черт с тобой. Жалобы идут и идут оттуда. И я всегда говорил: если в стране в армии весь беспредел где-то аукнется, то это будет Дальний Восток. И вот мы получили дело Шамсутдинова. Мы хорошо знаем эту часть. Командование в тех частях чувствует свою безнаказанность и вседозволенность. Местечковые суды, местечковое следствие. В деле о гибели призывника из Кропачево Челябинской области Кувайцева, который погиб в Белогорске, мы доказали, что следователь совершил фальсификацию — убедил маму, что продолжит дело, и заставил подписать одну бумагу. После этого она кричала, что ее обманули, но никто этого не услышал. Это междоусобное царство. Нас там не слышит ни суд, ни следствие, ни сама армия. 

— Что вы думаете о деле Рамиля Шамсутдинова?

— То, что он совершил, мое личное мнение — он виноват и заслуживает лишения свободы. Так жестко расстрелять — нельзя. Это плохо. Он убил не конкретно того, кто применял к нему неуставные взаимоотношения, а случайных людей в том числе. Позицию защиты я прекрасно понимаю — неуставные, попытка изнасилования. Сейчас можно говорить что угодно. Но он стрелял не глядя и при этом действовал контрольными выстрелами. Это не было аффектом. Оправдания его действиям здесь нет. Это первый случай, где я согласен с Министерством обороны. Правозащитников я здесь, извините, поддержать не могу. 

И последняя история — с самовольным оставлением воинской части в Забайкалье срочником из Челябинской области. По моему мнению, в конкретном случае имеет место быть излишне повышенное внимание к истории со стороны общественности. Парень совершил самовольный уход, но избежит за это какой-либо ответственности. Каких-либо конкретных фактов неуставных отношений, о которых стали говорить в СМИ, пока не представлено. Но если они есть, об этом надо было в первую очередь сообщать в прокуратуру и Следственный комитет, а не общественности.

 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Крымские отказники. Россия принуждает украинцев служить в армии

Уже около ста молодых людей, по данным правозащитников, осуждены в аннексированном Россией Крыму за отказ проходить срочную службу в армии. У некоторых из них есть паспорта граждан Украины, однако российские власти отказываются признать их право не служить в армии иностранного государства. «Отказники» не могут заявить открыто в суде, что не признают присоединение Крыма к России, так как в этом случае им грозит гораздо более суровое обвинение – в подрыве территориальной целостности Российской Федерации. Российские власти не выполняют больше данного в 2014 году обещания, что крымские срочники будут проходить службу на территории Крымского полуострова.

В рамках весеннего призыва, формально начавшегося еще 1 апреля, из-за пандемии коронавируса отправка новобранцев в войска в Крыму, как и в российских регионах, началась 20 мая – позже, чем обычно.

Согласно заявлению Министерства обороны России, в Крыму и в Севастополе планируется набрать на военную службу в общей сложности 3300 человек. При этом в статье 51 Женевской конвенции говорится: «Оккупирующая держава не сможет принуждать покровительствуемых лиц служить в ее вооруженных или вспомогательных силах. Всякое давление или пропаганда в пользу добровольного поступления в армию воспрещается».

Число дел против крымских отказников постоянно растет


Как отмечает сайт Крым.Реалии, о нарушении Россией международного права 21 мая заявил постоянный представитель США в ОБСЕ Джеймс Гилмор:

«Принудительное привлечение лиц, защищенных Четвертой Женевской конвенцией, к службе в вооруженных силах враждебного государства – это грубое нарушение Женевской конвенции и обязательств, которые Российская Федерация взяла на себя, подписав Женевскую конвенцию… Организация Human Rights Watch в 2019 году рассмотрела документы о судебных производствах в оккупированном Крыму и обнаружила 71 уголовное дело об уклонении от призыва на военную службу и 63 обвинительных приговора в период между 2017 и 2019 годом.

Крымская правозащитная группа зафиксировала восемь таких дел только в феврале 2020 года. Фактическое количество уголовных дел, вероятно, значительно больше».

Ольга Скрипник

На вопросы Радио Свобода отвечает председатель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

– Крым был аннексирован в 2014 году. С какого года российские власти пытаются призывать юношей из Крыма на срочную военную службу?

– Первый год, 2014-й, был так называемым переходным по нормативным документам Российской Федерации. Поэтому реальный призыв начался с 2015 года. Важно, что каждый год число призванных граждан Украины из Крыма растет. Сначала в 2015 году Российская Федерация заявила о том, что люди, призванные в Крыму, будут оставаться для прохождения службы только в Крыму. Однако после 2017 года эта практика изменилась, и помимо того, что призыв продолжается, граждан Украины, срочников, в данном случае речь именно о них, высылают с территории Крыма на территорию Российской Федерации, в воинские части, которые находятся за пределами полуострова. То обещание, которое давалось крымчанам в 2014 году, оно нарушено. И сейчас крымчане, часть из них, служат также в Российской Федерации. Наша организация мониторит ситуацию именно со срочной службой, это не касается контрактников.

– Сколько крымчан уже оказалось в российских войсках?

– За период оккупации, без весеннего призыва этого года, уже более 22 тысяч крымчан были призваны на срочную службу. Сейчас Российская Федерация планирует призвать только за весенний призыв более 3 тысяч человек, и соответственно, будет еще осенняя кампания. И вот только недавно было проанонсировано, что 600 новых призывников только из Севастополя будут отправляться с призывных пунктов. Это в условиях пандемии COVID-19. И здесь очень важный момент, что, несмотря на пандемию и карантин в Крыму, призывная кампания не была отменена. Единственное, что была отсрочка и временно не работали медицинские комиссии. Но с мая медицинские комиссии и военкоматы возобновили свою работу, призыв продолжился, и уже есть первые отправки призывников. Продолжается и уголовное преследование крымчан за отказ от службы в армии по уголовной статье российского кодекса.

– И сколько сейчас таких дел на рассмотрении?

– На сегодняшний день наша организация «Крымская правозащитная группа» смогла задокументировать 105 уголовных дел за уклонение от службы в Вооруженных силах России. По 96 из них уже вынесены приговоры, в основном это штрафы. Но даже если штраф или другое наказание было назначено, человек после этого все равно обязан идти на срочную службу. И из этих 105 дел, которые я назвала, 9 остаются еще на стадии рассмотрения. Ежемесячно мы фиксируем новые дела, поэтому, конечно, эта цифра будет постоянно увеличиваться.

– А есть ли случаи, когда призывники стараются уехать на материковую Украину, чтобы избежать призыва?

Россия игнорирует международные нормы, игнорирует украинские паспорта призывников


– Да, такие случаи однозначно есть. Здесь проблема в том, что крайне сложно вести какую-то официальную статистику. Украина, как государство, такую статистику не вела – ни Министерство обороны, ни другие органы. В целом ведется статистика просто внутренне перемещенных лиц, крымчан, которые выехали из Крыма. Но опять же нужно понимать, что некоторые уезжают по экономическим причинам, а некоторые, например, чтобы избежать службы в армии. Поскольку я бывший преподаватель университета в Ялте, я общаюсь с молодежью, со студентами. И поэтому знаю, что действительно есть молодые люди в возрасте 17–18 лет, особенно часто мы фиксировали это в 2014–15 годах, выезжали из Крыма. И одной из основных причин переезда было именно то, чтобы не попасть в Вооруженные силы Российской Федерации.

Еще важный тут момент я бы отметила, что есть молодые люди, которые опять же не поддержали оккупацию и выехали из Крыма, но сейчас они боятся въехать в Крым, потому что у них крымская прописка в паспорте и они еще призывного возраста. Они боятся, что могут попасть под призывную кампанию, и поэтому отказывают себе, например, в посещении своих родственников, семьи, близких в Крыму. И не приезжают в Крым, потому что действительно угроза того, что их призовут или привлекут к ответственности, довольно для них велика.

– А те, кто живут в Крыму, отказываются служить и в результате оказываются на скамье подсудимых, чем они обычно мотивируют свой отказ? Тем, что они – граждане Украины или, может быть, просто не хотят служить?

– Причины, в принципе, разные, но опять же здесь нужно понимать, что, когда разбор дела, рассмотрение дела идет в так называемых крымских судах, то понятно, что люди, даже если они имеют проукраинскую позицию, считают Крым оккупированной территорий, вслух они боятся это говорить. Потому что тогда будет еще одна уголовная статья, например, 280.1, это отдельная статья, если человек будет говорить «Крым – Украина», это уголовное преследование и лишение свободы сроком до пяти лет. Конечно, люди понимают эту опасность, и даже если их реальный мотив связан с тем, что они не согласны с оккупацией, то мало кто из них скажет это вслух. И мало кто из них будет ссылаться на нормы международного гуманитарного права, например, на Женевскую конвенцию или на резолюцию ООН. Потому что опять же все эти документы говорят о том, что Крым оккупирован. Поэтому часто люди называют другие причины – это могут быть религиозные убеждения, которые, например, не позволяют им служить; это могут быть причины семейного характера – маленькие дети и пожилые родители, за которыми нужен уход. И часто просто люди не имеют желания служить в армии, пытаются избежать призыва, и конкретно они не мотивируют, с чем это связано. И все эти рассмотрения довольно беглые и довольно формального характера, поэтому я бы не сказала, что можно по этим уголовным делам, которые рассматриваются в суде, определить реальные причины, мотивы того, почему люди не хотят служить в российской армии.

– Известно, что в последние годы довольно много крымчан ездит на материковую Украину и получают там украинские паспорта. Особенно с тех пор, как был введен безвизовый режим со странами Европейского союза. Наличие украинского паспорта, паспорта гражданина Украины может защитить крымчанина от срочной службы в Вооруженных силах России?

Оригинальный текст Женевской конвенции

– Конечно, согласно украинскому законодательству и международному законодательству, этот паспорт должен защищать граждан Украины от призыва, потому что они граждане Украины и у них обязанность есть служить только в войсках Украины. Так должно быть. Но, увы, Россия игнорирует уже не в первый раз международные нормы, и она игнорирует этот паспорт. Российская Федерация автоматически в нарушение международных договоренностей все равно признает крымчан своими гражданами, поэтому призывает их в свою армию. Хотя это незаконно, что, в принципе, подтверждено уже и выводами офиса прокурора Международного уголовного суда. Тем не менее, практика эта продолжается. Поэтому, да, вы верно говорите, что это основание не забирать людей в армию. Но, к сожалению, на территории Крыма это не работает и этот паспорт просто не рассматривается, если идет рассмотрение именно призыва в армию.

Лучше всего работают санкции, которые приводят к конкретным финансовым потерям России


– А кто помогает отказникам отстаивать свои интересы в суде? Может ли как-то помочь украинское правительство?

– Я не могу сказать, что есть какая-то системная работа, какая-то конкретная одна или несколько организаций, которые именно в этом направлении работают. Люди обращаются за консультациями и к российским организациям, и к украинским. В частности, к нам неоднократно обращались люди за консультацией, спрашивали, как им действовать в этой ситуации. Или люди самостоятельно себя защищают. Что касается украинской стороны, то для Украины это более комплексная проблема – не только призыв, а вообще в целом проблема милитаризации украинского населения в Крыму. На сегодняшний день у Украины, в принципе, нет какого-то комплексного плана, как противодействовать этой милитаризации. Но из того, что делает Украина, чтобы пробовать как-то предотвратить это, конечно, это обращение в международные организации, в том числе в Международный уголовный суд. И в 2018 году наша организация совместно с другими коллегами-правозащитниками и прокуратурой Автономной республики Крым, которая в Киеве сейчас работает, подали информацию в Международный уголовный суд именно о незаконном призыве граждан Украины в российскую армию. И офис прокурора Международного уголовного суда уже делал заявление в своем ежегодном отчете о том, что это является нарушением. И в резолюциях ООН, в принципе, есть пункт о том, что Россия обязана прекратить этот призыв.

Медосмотр на призывном пункте в Симферополе

Но опять же, на мой взгляд, сейчас недостаточно инструментов для привлечения к ответственности или какого-то реального механизма давления на Российскую Федерацию. То есть заявление о том, что это незаконно, есть, и есть резолюция, но чтобы заставить Россию остановить этот призыв, должны быть какие-то конкретные механизмы. Лучше всего работают экономические санкции, которые приводят к конкретным финансовым потерям Российской Федерации. Поэтому позиция нашей организации в том, что пакет санкций, который есть, должен быть расширен. В том числе дополнен именно санкциями в связи с непрекращающимся призывом в российскую армию. И это должны быть жесткие санкции, которые должны касаться и финансовых вопросов, и определенных программ сотрудничества с Российской Федерацией в военных вопросах, в технических, в научных. Программы должны быть заблокированы, заморожены, пока Российская Федерация не прекратит призыв на территории Крыма. То есть этими механизмами нужно заниматься в первую очередь, чтобы действительно остановить призыв в Крыму.

По словам юриста организации Global Rights Compliance Анны Никитенко, которые приводит Крым.Реалии, Международный уголовный суд ведет предварительное изучение ситуации на полуострове, и в каждом отчете прокурора этого суда упоминается принудительный призыв крымчан в российскую армию.

«Лох», «черт», «стукач». Дедовщина, приводящая к суицидам в армии

ОПЛЕУХА КОМАНДИРА

2 марта 2020 года на территории части 65476 в городе Капчагае произошла трагедия. Рядовой Дмитрий Ганчлевский спрыгнул с вышки. 19-летнего парня не спасли.

Согласно официальному заключению, событию предшествовало разбирательство в части — новобранца Ганчлевского «вызвали на ковер». Причина — незакрытый в ночь на 2 марта кран перед резервуаром с водой. Емкость переполнилась, вода вытекла, и дежурный по роте сержант Алибек Агыбаев потребовал с Ганчлевского объяснительную. Солдат написал, что оставил кран открытым случайно.

В материалах дела о смерти рядового говорится, что сержант «злоупотребил своей властью, оскорбил Ганчлевского и ударил его по лицу», приказал солдату оставаться на дежурстве до утра. Через полчаса Ганчлевский вышел на улицу и покончил с жизнью, сбросившись с 26-метровой вышки.

Контрактник Алибек Агыбаев был признан виновным в «превышении полномочий» и приговорен к шести годам лишения свободы. Военный суд Алматинского гарнизона вынес приговор 27 июля. 10 сентября апелляционный суд оставил его без изменения. Приговор вступил в силу.

«МАМА, ТВОЙ СЫН УСТАЛ СЛУЖИТЬ…»

Мать сержанта Агыбаева Айгуль Бекежанова считает, что военное руководство, не желая признавать дедовщину в части, провело расследование в выгодном для себя ключе. Она убеждена в том, что погибший, который прибыл в Капчагай за три месяца до трагедии, подвергался издевательствам со стороны сослуживцев. Об этом говорят его записи в личном блокноте («Я не хочу служить», «Мама, твой сын устал служить, пора ему отдыхать», «Запомнить бы эти имена…, поймать бы их на воле»).

На въезде на территорию войсковой части.

Айгуль Бекежанова говорит, что покончивший жизнь самоубийством солдат и ее сын служили в разных ротах и даже не знали друг друга.

— Когда мой сын вызвал Ганчлевского для объяснений, с ним были еще два солдата. В своих первых показаниях они сообщили, что не видели, как мой сын ударил Ганчлевского. Двое солдат были доставлены в военно-следственную часть, и через три дня они изменили показания. Возможно, мой сын не сдержался, когда делал замечание. Но говорить, что мой сын подтолкнул к самоубийству, оказывал давление и избивал, — это слишком, — говорит Айгуль Бекежанова.

Отец погибшего солдата не верит, что его сын мог свести счеты с жизнью из-за одной пощечины. Адвокат потерпевшей стороны Камшат Шинтекова сообщила Азаттыку, что он подал заявление о возврате уголовного дела в прокуратуру для проведения дополнительного расследования и привлечения виновных в смерти солдата к ответственности.

— По словам отца солдата Дмитрия Тархова, на момент призыва в армию его сын Дмитрий Ганчлевский находился в хорошем психологическом и физическом состоянии. Отец считает, что его уравновешенный сын не мог покончить с собой из-за одной оплеухи, — говорит адвокат.

Камшат Шинтекова утверждает, что в суде первой инстанции руководство войсковой части и следователи заявили потерпевшей стороне, что в гибели солдата виноват Агыбаев, и просили «не поднимать шум», обещая выплатить компенсацию. Но, ознакомившись с делом, отец солдата потребовал отмены приговора и «привлечения других виновных лиц». Апелляционный суд посчитал, что достаточных оснований для отмены приговора либо внесения в него изменений нет, и отклонил просьбу о возврате дела прокурору.

Азаттыку не удалось связаться с председателем военного суда и получить комментарии по этому делу. В постановлении апелляционной коллегии военного суда говорится, что «возврат дела прокурору допускается лишь при установлении существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, таковые обстоятельства по делу отсутствуют». Там же говорится, что потерпевшая сторона вправе обратиться с заявлением «в органы уголовного преследования для привлечения других виновных лиц».

Заместитель командира по воспитательной работе части 65476 в Капчагае Касымбек Бижанов говорит, что дедовщины у них нет.

— У нас не было и не будет дедовщины. Могу сказать, что это у нас первый и последний случай суцида, — говорит подполковник Бижанов.

НУЖНО ВОСПИТЫВАТЬ ОФИЦЕРОВ

По официальным данным, 220 военнослужащих за последние десять лет покончили жизнь самоубийством. Это в среднем по 22 военных в год. С начала текущего года счеты с жизнью свели семь военнослужащих.

По данным первого заместителя главного военного прокурора Казахстана Бирлика Ташимова, более 90 процентов зарегистрированных случаев суицида не носят криминального характера и связаны в основном с семейными и финансовыми проблемами, нетерпимостью к тяготам службы и неспособностью адаптироваться к военной среде.

Военные в сельской местности в Жамбылской области. Февраль 2020 года. Иллюстративное фото.

Были случаи самоубийств вне мест службы, говорят в прокуратуре, отмечая, что они связаны со стрессами, депрессией, алкогольной зависимостью.

По словам руководителя Комитета солдатских матерей города Алматы Зинаиды Чивилевой, причина суицидов солдат — дедовщина в войсковых частях. Офицерский состав не борется с неуставными отношениями, считает она.

— Офицеры сами невоспитанные, набирают невоспитанных контрактников. Они не могут работать с людьми. Их как педагогов нужно тестировать два раза в год и на страх другим выгонять [не прошедших тест] из армии, — говорит Зинаида Чивилева.

По информации прокурора Ташимова, в казахстанской армии каждые шесть дней регистрируется одно преступление. За десять лет зарегистрировано 623 уголовных правонарушения в отношении 604 человек, связанных с неуставными отношениями.

В Минобороны говорят, что ведомство принимает меры по сокращению общего числа нарушений, связанных с неуставными взаимоотношениями. Исполняющий обязанности первого заместителя начальника генерального штаба Вооруженных сил Казахстана Нурлан Карбенов в письменном ответе на запрос Азаттыка пишет, что воинские подразделения оснащены системами видеонаблюдения, работают телефоны доверия, в целях повышения дисциплины проводятся декады, месячники правовых знаний, солдаты разговаривают по телефону с родителями, среди срочников проводятся анонимные опросы, личный состав проводят через осмотры на предмет выявления возможных телесных повреждений, организовывают «прокурорские часы», «дни открытых дверей» и мобильные судебные процессы. В результате за последние 20 лет число попыток суицида среди солдат сократилось в 18 раз, а количество завершенных самоубийств — в пять раз, приводится в письме.

ДЕДОВЩИНА ПРИНИМАЕТ ДРУГИЕ ФОРМЫ

Журналист и военный эксперт Амангельды Курметулы не исключает, что число фактов избиений в армии уменьшилось, но отмечает, что психологическая атмосфера там не улучшается. По его словам, нарастают психологическое давление, унижения, дискриминация и оскорбления. Этого не выявит ни видеокамера, ни осмотры.

— Просматривая записи с камер, к примеру, вы видите, как солдат поднимает стул или прыгает на одной ноге. Вы подумаете, что это такая игра, — говорит он. — А солдат в этот момент может находиться под сильным психологическим давлением. За всем этим стоит распространенное в казармах моральное давление, когда используются такие жаргонные унижающие достоинство слова, например, «лох», «черт». К сожалению, это сложный вопрос и, похоже, легкого решения тут нет.

По его словам, в закрытых мужских коллективах сильно стремление к доминированию, не поддерживается стремление к правовой дисциплине, а тех, кто жалуется, называют «стукачами». Амангельды Курметулы отмечает, что сейчас в армию идут в основном те, кто плохо учился в школе и не смог поступить в вузы.

— Учителя и родители вытесняют из школы в колледжи детей со слабой успеваемостью и плохой дисциплиной. Те, кто окончил 11 классов и не смог поступить в вуз, часто идут в армию. Но большинство из них сами сталкивались с давлением и притеснениями со стороны учителей и сверстников в школе. В армии они делают то, что пережили сами, но в отношении более слабых, — считает Амангельды Курметулы.

Если бы каждый солдат понимал, что значит права человека, и уважал личность, то не позволял бы себе притеснений других, полагает Курметулы.

По мнению доктора военных наук, полковника в отставке и одного из основателей Вооруженных Сил Казахстана Кима Серикбаева, дедовщина во многом связана с воспитанием, полученным в семье, с установками, которые существуют в обществе. Дедовщина, избиения, которые ежедневно видят и на улице, и в фильмах, не могут не отражаться на психике подростков.

— Если ребенка в семье воспитывают не только физически сильным, но и сильным в моральном плане, маловероятно, что он будет кого-то унижать. Сына в армию надо отправлять не для того, чтобы он изменился, а чтобы закалить его характер, — говорит Ким Серикбаев.

Амангельды Курметулы считает, что одним из способов предотвращения дедовщины может быть повышение призывного возраста. Он предлагает отправлять в армию молодых людей, которые уже повидали жизнь и понимают, что притеснение — это ненормально. Зинаида Чивилева соглашается, но говорит, что дисциплина среди солдат не должна зависеть от их возраста.

Не служил — не мужик? Бывшие срочники рассказали, как относятся к инициативе отменить призыв в армию в Саратовской области

Корреспондент нашего издания пообщался с саратовцами, отслужившими в армии. Они рассказали ИА «Версия-Саратов» нужен ли, по их мнению, призыв в современной России. А заодно прокомментировали популярную фразу: «Не служил — не мужик».

 

Егор, 23 года (служил по призыву в ракетных войсках и артиллерии в 2016–2017 годах, в/ч 42984)

— Считаю, что в России призыв точно не нужен. В 21 веке в срочной службе вообще нет необходимости. Сейчас, если возникают какие-то горячие конфликты, они, как правило, точечные и привлекают сравнительно немного солдат. Большое число военнослужащих сегодня в принципе не нужно.

Для большинства призывников армия — это просто потерянный год. По факту ведь современные срочники ничему толком не учатся. Считаю, что и сам ничего там не приобрёл, кроме, наверное, каких-то личных контактов. Отслужил — и забыл как страшный сон. Те, кто со мной несли службу, в основном придерживаются схожего мнения.

Никаких привилегий армия тоже не даёт. Я, например, после службы получил благодарственное письмо, которое должно давать преимущества при поступлении в вуз. Но оказалось, что в реальности на такие вещи никто не обращает внимания, и в дальнейшем я поступал на общих основаниях. Кстати, многие считают, что попасть в армию по контракту можно только после срочной службы. На самом же деле по контракту сейчас берут всех подряд.

Пожалуй, единственный плюс, который даёт служба — это то, что после неё ты можешь работать в госструктурах: например, в полиции. Хотя это даже не плюс, а необходимое в нашей стране условие, причём довольно бредовое. Если на госслужбе ты будешь заниматься офисной работой, зачем тебе армейская подготовка?

«Не служил — не мужик». Вот в этом вся политика нашего государства по отношению к срочной службе. Согласен: раньше, когда были, как говорит наш национальный лидер, «печенеги», каждый должен был знать военное дело. Но сейчас это уже пережиток прошлого. Из разряда «наши предки так делали, и мы будем». Мы ведь живём в куда более мирное время. И то, что армия якобы делает из мальчика мужчину — это тоже преувеличено. Настоящий мужчина сегодня тот, кто адаптировался к текущей экономике и рынку труда, кто может обеспечить семью. А это уже не про грубую силу и умение держать автомат.

 

Сергей Иванов, 35 лет (служил по призыву в военно-воздушных силах в 2006–2008 годах, в/ч 52531)

— Всё зависит от обстановки в армии. Парень должен уходить туда, где есть физподготовка и дисциплина, чтобы домой вернуться подтянутым и аккуратным человеком. Вплоть до того, чтобы на улице у него всегда была чистая обувь. Если же призывник будет целыми днями мести плац и стоять в нарядах, то такая армия на фиг не нужна. Спортом, в конце концов, можно и самому в тренажёрном зале заниматься.

В той армии, где я служил, призыв имел смысл. В той армии, о которой мне рассказывали лет пять спустя — уже нет. Я просто слушал и смеялся. Ну, если люди за всю службу ни разу автомат в руках не держали, а некоторые присягу принимали с деревянным оружием?! И если служить, то два года, как мы. За год ты ничему не научишься. Сейчас в армии и не обучают ничему, потому что призывник только вольётся во всё это — и ему уже пора домой. А если ты сам ничего не умеешь, как ты можешь научить чему-то молодых? Короче, с такой армией я бы проголосовал за отмену призыва.

«Не служил — не мужик». Я с этим не согласен. Это какая-то колхозная поговорка. Как это вообще так? Есть другое выражение: можно научиться, но нельзя научить. Если ты очень хочешь получить какие-то знания — ты их получишь. А насильно в дурака даже в армии ничего не вобьёшь.

 

Антон Люсов, 34 года (служил в 100-й отдельной разведывательной бригаде в 2009–2010 годах, в/ч 23511)

— Я считаю, призыв нужен. Армия всё равно как-то дисциплинирует. Лично для меня это была хорошая школа, я очень многое оттуда вынес. У меня поменялось мировоззрение, я стал чётко понимать, чего хочу в жизни дальше. Хотя, конечно, люди разные: кто-то считает, что ему служба пошла на пользу, кто-то — что нет. Но все мои знакомые, которые отслужили, оценивают армию положительно. Их она закалила, помогла найти внутренний стержень. Так что я бы проголосовал за сохранение призыва.

«Не служил — не мужик». Я никак к такой поговорке не отношусь. Потому что это совершенно не связанные между собой вещи.

 

Эльдар Силаев, 32 года (служил по призыву в ракетных войсках и артиллерии в 2011–2012 годах, в/ч 02561; позже служил по контракту во внутренних войсках МВД)

— Призыв всё-таки нужен. Хорошо, что его сделали один год. Больше времени на это тратить, пожалуй, и не надо. В наш век быстрого карьерного роста каждый потерянный год — это упущенные возможности. Поэтому можно даже ещё сократить. Но на небольшой отрезок времени попасть в такие спартанские условия — это всё же хороший опыт для каждого мужчины. Сейчас многие ребята растут в стерильной обстановке: тяжелее мышки никогда ничего не поднимали, элементарно лопату в руках держать не умеют. В лесу-то ни разу не были, даже костёр не могут развести. Увидеть другую сторону жизни для них было бы полезно.

К тому же и в наше время не исключён масштабный военный конфликт. Да, сегодня столкновения в основном локальные, в них участвуют профессиональные солдаты. Но от большой войны тоже никто не застрахован, а при тотальной мобилизации будут желательны хотя бы базовые познания людей в военном деле. Грубо говоря, чтобы человек умел собрать/разобрать автомат и не шугался от звуков выстрелов.

Кстати, когда я служил, качества военной подготовки как раз не хватало. Больше было стремления занять срочников какой-то бытовой деятельностью: я имею в вид глупые задания типа укладывать снег кубиками. Вот этот вопрос в нашей армии действительно надо проработать. Если сделать боевую подготовку более интенсивной, срок службы можно смело сократить даже до полугода.

«Не служил — не мужик». Это глупость, я считаю. Полно примеров, когда человек отслужил, но мужиком его назвать сложно. И есть много не служивших людей — именитых спортсменов и просто уважаемых граждан — которых спокойно можно назвать настоящими мужчинами. Как физически, так морально и интеллектуально.

У солдата карантин: как призывников защитят от инфекции | Статьи

На время весеннего призыва, который стартует в апреле, Минобороны установило ряд дополнительных правил для предотвращения распространения коронавируса среди новобранцев. В военкоматах и на сборных пунктах появятся посты контроля, где будут проверять состояние здоровья молодых людей. Команды призывников разделят, а контакты между ними исключат. Прибыв к месту службы, все новоявленные солдаты пройдут двухнедельный карантин. По словам экспертов, такие меры должны оказаться эффективными.

Команда не контактировать

Все прибывающие в военкоматы граждане пройдут через посты медицинского контроля, сообщили источники «Известий» в военном ведомстве. Там им измерят температуру и оценят общее состояние здоровья. При наличии простудных симптомов молодых людей ждет тестирование на наличие коронавирусной инфекции.

В военкоматах призывники проходят медосвидетельствование и призывную комиссию, после чего им вручают повестку для явки на городской или областной сборный пункт с вещами. Оттуда они начинают свой путь к месту службы. Для предотвращения распространения заболевания эти пункты перешли на особый режим работы. В них установлено несколько постов контроля, оборудованы изолированные помещения и подготовлены дежурные специалисты, которые могут экстренно эвакуировать выявленных заболевших.

Прибывающих на сборные пункты юношей распределяют по командам, которые направляют в разные регионы, рода войск и воинские части. В этом году все партии будут ждать отправки в отдельных помещениях с полным запретом на контакты с другими группами.

Молодые люди, у которых симптомы будут выявлены на сборных пунктах или по дороге в войска, станут объектом заботы медиков.

— Эти меры должны быть эффективными, — заявила «Известиям» врач-инфекционист Анна Орешкова. — В армии железная дисциплина. Карантин, разделение групп — всё это должно дать результаты. Но необходимо жестко контролировать соблюдение всех требований.

Полезные традиции

Первые партии новобранцев начнут прибывать в части уже в ближайшие дни. Указ о весеннем призыве граждан на военную службу президент традиционно подписывает 1 апреля. Каков план по набору в нынешнем году, еще не сообщалось. В осеннюю кампанию прошлого года в нем были 132 тыс. человек.

В условиях пандемии COVID-19 военному ведомству предстоит приложить все усилия, чтобы никто из прибывающих десятков тысяч юношей не принес в войска инфекцию. Сейчас заболевших в армии нет. 20 марта глава Минобороны Сергей Шойгу заявил, что случаев заражения новым коронавирусом среди личного состава не зафиксировано.

Профилактика на сборных пунктах — это далеко не все меры безопасности. По прибытию к местам службы все призванные в армию пройдут двухнедельный карантин. Собственно, такой порядок был и раньше, однако теперь у него появилось новое содержание.

Практика размещать новобранцев отдельно на две недели была введена еще после революции 1917-го. Изначально это так и называлось — «карантин». В годы гражданской войны и после нее он помогал бороться с эпидемиями брюшного тифа, чумы, холеры, дизентерии и других заболеваний. Однако во второй половине XX века, когда особо опасные инфекции удалось победить, смысл данного правила несколько изменился. Считалось, что за первые две недели службы новобранцы должны психологически адаптироваться в новой обстановке и выучить азы воинской службы, прежде чем их распределят по подразделениям.

Теперь слово «карантин» обретает первоначальный смысл, отметил доцент РЭУ имени Плеханова, полковник Александр Перенджиев.

— Впрочем, даже когда мы воспринимали его как нечто условное, санитарные правила соблюдали как при настоящей изоляции. В этом сила армии, она придерживается традиций, — рассказал он «Известиям». — Некоторые удивляются, зачем те или иные правила в войсках нужны, но когда случается что-то экстраординарное, сразу становится понятно, зачем. Такие ситуации, как сегодняшняя, напоминают нам, что правила нужны для того, чтобы их исполнять.

Эксперт напомнил, что прибывшие в части новобранцы также всегда проходили медосмотр. Но сейчас его будут проводить гораздо тщательнее.

Ранее Минобороны ввело особые меры безопасности для участников предстоящего парада. Они регулярно проходят медосмотры и находятся под пристальным наблюдением врачей. А для участвующих в торжественном мероприятии призывников, в том числе прибывших из отдаленных гарнизонов, отменены увольнения. Все оставшиеся до 9 мая дни они могут передвигаться лишь по территории своих воинских частей.

Прошлой осенью правила призыва на военную службу были изменены. В соответствии с поправками в закон «О воинской обязанности и военной службе» граждане, имеющие право на отсрочку, могут добровольно от нее отказаться. К таковым относятся студенты очной формы программ бакалавриата, специалитета, магистратуры, обладатели ученой степени, а также братья и сыновья тех, кто погиб или получил ранение во время службы или на военных сборах.

Одновременно поправки дают возможность комиссоваться солдатам, у которых за время службы появилось право на освобождение от нее (например, рождение второго ребенка).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«На фиг эта служба нужна». Как Шаведдинов из ФБК служит на Новой Земле

В конце декабря сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Руслана Шаведдинова принудительно отправили отбывать срочную службу в воинскую часть 23662 на Новой Земле. Корреспондент сайта Север.Реалии пообщался со служившими на архипелаге в армии и живущими там гражданскими.

Архипелаг Новая Земля. Рогачево

Сотрудника ФБК Руслана Шаведдинова полиция насильно увезла из дома 23 декабря. Накануне задержания мобильный оператор Yota отключил сим-карту Руслана, чтобы он не смог связаться с адвокатами. Дома у него провели обыск и вынесли часть техники (в том числе телевизор). Самого Руслана увезли в неизвестном направлении.

Руслан Шаведдинов

Нашли его спустя сутки. Несколько телеграм-каналов опубликовали видеозапись, где Руслана сажают в микроавтобус с надписью VIP. В этот же день оппозиционер Алексей Навальный сообщил, что его отправили служить на Новую Землю, в войсковую часть 23662.

Руслана Шаведдинова увозят в армию

«Похоже, что план по изоляции нашего Руслана составлял лично Путин. Задействованные силы и средства впечатляют», – написал Навальный в твиттере.

– Да, я читал о нем. Он попал в ту же часть, что и я. 33-й зенитно-ракетный полк, – рассказывает Виктор, солдат-срочник, который закончил службу на Новой Земле этим летом.

На руках у него военный билет, в котором прописан номер части 23662 – это та же самая часть, куда силой отправили служить Руслана Шаведдинова. Но поговорить о службе на Новой Земле он согласился, не называя настоящего имени и фамилии.

С высоты это очень красиво. А когда приезжаешь – там свалка

– Я буду говорить анонимно. Если я что-то не то вякну, то они тоже могут гадостей наделать. Я так рисковать не хочу, – говорит Виктор и поясняет: его комиссовали досрочно, и он опасается, что каким-то образом комиссариат захочет его вернуть обратно. – Меня морозило от этого места. Руслана, наверное, тоже морозит. Лучший момент – это когда летишь туда на самолете. С высоты это очень красиво: бирюзовый-бирюзовый лед, арктическая пустыня и снежные горы. А когда приезжаешь – там свалка огромная. Просто мусор. И ходи, срочник, убирай эту ерунду.

Жизнь с «вариантами»

Девять месяцев зимы и три месяца лета. Морозы до минус сорока. Ураганный ветер и метели. Так живут на Новой Земле, архипелаге в Северном Ледовитом океане. Это два больших острова – Северный и Южный, и два населенных пункта – Белушья губа и Рогачёво. По последней переписи там живет 2429 человек. В основном, это семьи военных. Коренное население (ненцев) полностью выселили с островов в середине 1950-х.

Белушья Губа, поселок на Новой Земле

С 1954 года на Новой Земле проходили испытания ядерного оружия. Именно тут взорвали 58-мегатонную «Царь-бомбу». Всего за время существования ядерного полигона (до 1990 года) на архипелаге было произведено 132 ядерных взрыва. Полигон действует и сегодня. Но его используют для неядерных экспериментов и «для обеспечения надежности, боеспособности и безопасности хранения ядерных боеприпасов».

– Там сейчас получше намного стало, нормально все живут, так-то. Пайки отменили всем военным по стране, а там паек дается. В столовой питаешься или паек на руки получаешь раз в сутки, – рассказывает о жизни на Новой Земле бывший военный Петр Сыров. – Я 25 лет прожил на Новой Земле. Отслужил, получил квартиру, уехал.

Сыров уехал с Новой Земли в 2013 году. За 25 лет там он привык и к ураганным ветрам, и к белым медведям. Почти каждую историю о жизни на архипелаге он заканчивает фразой «нормально» и «жить можно», будто пытаясь убедить, что и так и должно быть.

Если нужно, тебя вызовут, приедет вездеход специальный

В этих «нормальных» условиях живут и семьи военных, многие из которых с детьми. По словам Петра, для детей там есть вся необходимая инфраструктура и им тоже «жить можно». Для школьников даже продумана система домашнего обучения в случае «вариантов» – так на Новой Земле называют сильные арктические ветра. В зависимости от силы ветра «варианту» присваивается номер, и об этом тут же объявляется по радио и телевизору.

– И школы, и детский сад, и бассейн, и кафе «Сказка» для детей есть. Но единственное, когда «варианты» начинаются. Третий, второй и самый страшный первый. Об этом по телевизору с утра объявляют. В школу не идут уже по второму «варианту». Детям тогда все задания даются по телевизору. Они их записывают и занимаются так, – рассказывает Петр. – А по первому варианту вообще никто из дома не выходит. Все сидят дома. Если нужно, тебя вызовут, приедет вездеход специальный. Вызовут, выйдешь, сядешь и поедешь. Если в тундре застал первый «вариант» – тоже стоишь, ждешь, пока немного прояснится. Это частенько у меня было такое. И обмораживался, и остальное. Ну ничего. Живой.

Петр Сыров

Насовсем там никто не остается. Петр вспоминает, что дольше всех прожил на архипелаге его знакомый ненец по прозвищу Полковник. Он там родился и прожил почти всю жизнь, пока его не переселили в Архангельск. Жив он сейчас или нет, Сыров не знает.

Те, кто начинают ныть, там долго не держатся

В разговоре он несколько раз подчеркивает, что скучает по архипелагу и совсем не прочь туда вернуться. Мороз его не пугает, говорит, что в том же Архангельске куда холоднее. Единственное, что плохо, – так это ветер. За время своей жизни на архипелаге он видел такой ветер, «от которого даже собаки летали». Но и к этому военный, судя по всему, привык.

– Поначалу, конечно, дико, года два. Потом все отлично. Даже сейчас назад тянет. Ничего такого страшного там нет. Те, кто начинают ныть, там долго не держатся. А те, кто находит для себя что-то, там нормально живут, долго. Я кроме того, что служил по точкам, по вертолетным площадкам, еще занимался охотой и рыбалкой. Так что вот так. Жить нормально. Я бы туда еще уехал жить, лет на пять, – заканчивает Петр и предлагает обязательно съездить на Новую Землю.

«Подзаживет, и обратно на мороз»

Виктора, как и других срочников, отправляли на Новую Землю после курса молодого бойца и присяги в Северодвинске. Он поражается, как быстро доставили в часть Руслана – обычно после распределения можно неделями ждать хорошей погоды и рейса до Новой земли.

Военный билет Виктора

– Я ждал рейса больше недели. Даже начальство два или три дня рейса ждали. Все дело в погоде. Там и ветра, и снег. В плохую погоду самолет не полетит, может брякнуться. Когда мы туда летели, у нас самолет немного потряхивало, – вспоминает Виктор. – Рейсы совершались раз или два в неделю при нормальной погоде. А иногда их вообще не было.

Даже если юристы ФБК смогут оспорить призыв Руслана в армию, то быстро вернуться на большую землю у него вряд ли получится. Ветер там зимой такой, «что люди летают, когда на улицу выходят».

– На Новую Землю много шлют таких людей, у которых папы-мамы нет. Ну короче, сироты. Там такое распределение. Почему сирот? Ну потому что ныть не будут. Кому они будут жаловаться на плохие условия? Вот их на Новой Земле и много, – рассказывает Виктор. – Многие из них на этаже у полковника Денисова. Он нормальный. С ним разговаривать можно. Он выслушает.

Об остальных офицерах военной части на Новой Земле бывший срочник вспоминает без теплоты. Виктор упоминает случай, когда лейтенант несколько раз ударил «в душу» дневального, который не услышал команду «смирно». А из контрактников, по его словам, самыми адекватными были те, кто участвовал в боевых действиях:

Дорога к столовой у нас называлась «дорогой смерти»

– Контрактник контрактнику рознь. Были которые воевали, подписывали контракты в ЧВК. В Сирии которые были. Они рассказывали, что да как. Все это такое страшное. Такие люди – нормальные. Уважают как человека, не говорят как с дерьмом. Они знают, что к чему.

По Новой Земле Виктор, в отличие от Петра, совсем не тоскует, но тоже успел привыкнуть к местному климату. Как и Петр, он вспоминает про летающих собак и вдобавок рассказывает про летающих срочников.

– Дорога к столовой у нас называлась «дорогой смерти». Она очень длинная, и там ветер очень сильный дует. Просто запредельный. И людей сносит, и собаки летают. Парни часто прикалывались, когда шли по этой дороге. Идут, за ремни держатся. Ветер подул, они прыгнули и полетели обратно, – смеется Виктор.

Казарма на Новой Земле

Такие развлечения да бирюзовый лед с высоты самолета – вот и все хорошие воспоминания, оставшиеся с Новой Земли.

– В этом здании мы жили, – Виктор показывает фотографии из статьи «Новая земля, любимая земля» – два ярких панельных дома, которые могли бы стоять в любом спальном районе России. – Ты выходишь из этого здания, смотришь вдаль – и шагов через 30–40 там везде мусор. Не видно даже горизонта. Всё в мусоре.

Мы туда сразу после курса молодого бойца прилетели, были просто как уборщики

Основное занятие призывников на Новой Земле – как раз уборка этого мусора. Вместо оружия солдатам давали лопату и пластиковый мешок.

– У нас учебки не было. Мы туда сразу после курса молодого бойца прилетели. Так что, были просто как уборщики. Вот я и думал: «Да на фиг такая служба нужна?» Особенно когда тебя там гнобят контрактники, типа «ты на фиг никому не нужен». Странно это, конечно, слышать от людей, которые там держатся за 30–40 тысяч и больше ничего в жизни не достигли.

Весь мусор из военных частей и поселков свозят на открытые свалки. Потом сильный ветер разносит его по всему архипелагу.

– Там ещё было место, – Виктор показывает фото с военной техникой, место, похожее на боевое дежурство. – Вот тут контрактники привезут себе еды. И им ведь все равно. Они далеко ходить не будут, просто выкинут все, что осталось, на улицу. А «сраный» срочник будет ходить по морозу и убирать.

Медведи рядом с поселком на архипелаге

Чтобы решить мусорную проблему, на архипелаге к 2020 году построят установку для сжигания мусора. Пока что мусор собирают не только солдаты срочной службы, но и белые медведи, которые питаются людскими отходами. Они нередко подходят вплотную к домам и даже заходят в подъезды. В прошлом году в поселке Белушья Губа даже пришлось объявить режим ЧС. Около полусотни медведей были замечены в районе поселка.

Машины с мусором на свалку приезжают, медведи тут же как крысы набегают

– Летом медведи почти не приходят к поселкам. Они все на свалках. Там, где весь мусор основной. Они там кушают то, что остается. Машины с мусором на свалку приезжают, медведи тут же как крысы набегают. Машин они уже не боятся, – рассказывает Виктор. – А зимой они выходят, потому что машины на свалки не ездят. Они сами ищут еду и, ясное дело, заходят туда, где есть люди.

Зимой, когда на улице мороз, ветер и медведи, на уборку никого не отправляют, и большую часть времени солдаты просто сидят в казармах. На улицу выходили только до столовой или чтобы покурить, вспоминает Виктор:

– Говорили, что у одного парня аллергия была на мороз. И у него прям кожа гнила. Он, вроде бы, все еще служит, уже немного осталось. Ему там медики мазали чем-то и все. Подзаживет, и обратно на мороз.

Невроз «тоска по дому»

Место службы для Руслана Шаведдинова выбрали в «соответствии с результатами медицинского освидетельствования и группы профессиональной пригодности», отчитался московский комиссариат. У сотрудника ФБК нет телефона. Ему выдали банковскую карту, которую он не может активировать. А все его письма разворачивают обратно, потому что военная часть закрытая.

«Только что звонил Руслан. Он был на громкой связи с двумя офицерами при нем. Телефона у него по-прежнему нет и взять его негде. Он требует его письменно, так же как и допустить к нему адвоката, но на все его требования получает письменные отказы», – сообщила пресс-секретарь ФБК Кира Ярмыш.

Рогачево, архипелаг Новая Земля

Вряд ли такие условия добавляют Руслану желания служить на Новой Земле. Впрочем, нет его и у многих из тех, кто попадает туда без обыска и похищения, а просто из военкомата, после присяги и курса молодого бойца.

Как вспоминает Виктор, многие из его призыва досрочно уезжали с Новой Земли. Причем не из-за гниющей кожи или других проблем со здоровьем, а по «17-й статье» (17-я статья расписания болезней в положении «О военно-врачебной экспертизе. – СР). В армии ее называют «тоска по дому».

Никто обратно тебя не повезет. Им легче списать и домой отправить

По этой статье комиссуются солдаты, которые так и не смогли адаптироваться к службе в армии. То есть испытывают страх, тревогу и другие неврозы, которые чаще всего и вызваны нахождением в армии. Для подтверждения диагноза солдат отправляют в госпиталь и потом комиссуют по состоянии здоровья. Причина комиссации в военном билете не указывается. Единственное ограничение, которое ждет в таком случае, – запрет на работу в силовых структурах.

– Отправляют в больницу, типа на прохождение лечения. А там уже и дураку понятно, что на фиг ты им нужен. Никто обратно тебя не повезет. Им легче списать и домой отправить, – рассказывает Виктор, который и сам прошел эту процедуру. – Лежат-то все нормальные люди, просто они не хотят служить. На фиг им эта служба нужна. Пролежал там пару недель и все, грубо говоря, едешь домой. Зачем тратить год жизни непонятно зачем и непонятно на что?

«Боялся дедовщины, а там вообще ничего такого». Компания дождалась разработчика из армии (которой он очень доволен)

Android-разработчик Никита Цвирко в ноябре вернулся в SoftTeco. Он отсутствовал на работе год — всё из-за повестки из военкомата, которая настигла парня через несколько месяцев после окончания БГУИР. Отслужив в пограничных войсках, Никита агитирует за службу на границе. «По сравнению с тем, что по рассказам я знаю об армии, у нас было очень даже неплохо». dev.by попросил разработчика надеть дембельскую форму и расспросил его о служебной лямке, харчах, дедовщине, потерях и приобретениях.

«Был уверен, что не годен. Но заключение врачей из „Лодэ“ не учли»

— Учиться на «Вычислительные машины, системы и сети» было тяжело — в программе было немного не то, что я ожидал. На последнем курсе устроился в SoftTeco, туда же распределился в 2018 году. Я был счастлив, что наконец-то окончил вуз, и тут опа —  армия.

Вообще-то я был уверен, что не годен. У меня проблемы с коленями, и врачи всегда говорили, что физические нагрузки мне противопоказаны. Из-за этого в девятом классе перестал заниматься рукопашным боем: просто перестали давать справку. Но когда дело дошло до военной медкомиссии, заключения врачей из «Лодэ» не учли. Сделали снимок в областной больнице и сказали: «В принципе, нормально. Да, с парашютом прыгать нельзя, а так служить можно». 

На работе новости не сильно обрадовались, но сказали, что будут ждать.

В погранвойска я попросился сам. Земляк в то время как раз служил там, приходил в отпуск и рассказывал, что ему нравится. Начальником призывной комиссии была женщина. Она посмотрела на меня и ещё одного призывника: «Нормальные парни, с высшим образованием — почему нет? Хочется, чтобы они нормально отслужили». И позвонила в Госпогранкомитет, чтобы нас отобрали.

Сначала дали повестку в Сморгонь, и я погрустнел: «Ох, как далеко от дома». Сам-то я родом из Мозыря. Не успел доехать до дома — позвонили из военкомата: вернитесь, мы вам повестку поменяем. И поменяли как раз на Мозырь.

Думал, что буду служить рядом с домом, но пограничная служба отличается от обычной. Сначала нас отправили на учебный пункт в Дзержинске, где была общевойсковая подготовка и базовые основы пограничной службы. Я очень хотел быть водителем, но когда из части приехали распределять нас по специальностям, оказалось, что на меня другие виды.

— У тебя хорошее высшее образование, — сказал полковник. — Ты, наверное, умеешь паять. 

— Нет, я не умею паять.

— Ничего, мы тебя научим. Будешь мастером по сигнализации.

Так меня на месяц отправили в Сморгонь, в учебный центр Института пограничной службы, учиться на мастера технических средств сигнализации. Там нам объясняли устройство оборудования для охраны госграницы, какие у него могут быть недостатки т. д. Но об этом нельзя рассказывать — мы подписывали документ о неразглашении.

«Службу в загрязнённой зоне я официально проходить не мог, а в командировку — можно» 

Потом я вернулся в свою часть под Мозырем. Для солдата-срочника там два варианта: его либо оставляют служить в части, либо распределяют на заставу на границе с Украиной. У Мозырского погранотряда таких застав шесть.

Меня на заставу распределить не могли, так как вдоль границы — загрязнённая зона, а я сам из этих мест, отношусь к пострадавшим от чернобыльской катастрофы. В итоге меня направили в центр инженерного обеспечения. А это подразделение только зимой находится в части, весной же, как только сходит снег, оно выезжает на границу, ставит палатки и работает там до поздней осени — обустраивает границу. 

Да, вот такой «лайфхак» в законе: официально проходить службу на заставе я не мог, но мог находиться там в командировке. Итого восемь месяцев, с марта по ноябрь, я провёл на южной границе. Но, на самом деле, никаких проблем.

В наряды нам давали дозиметры — они показывали нормальный фон, ничего серьёзного. У всех ребят, кто проходил службу на заставе, всё было хорошо.

На границе мы устанавливали сигнализационные комплексы. Грубо говоря, это забор — деревянные столбы с козырьками, между которыми натягивается колючая проволока, плюс датчики. Сигнализация срабатывает на замыкание или обрыв нитей.

Но это комплексы старого типа, очень простые, а сейчас используются в основном современные — не деревянные опоры и колючая проволока, а забор, сетка и оптоволокно. Когда нарушитель пытается перелезть через сетку, лучи в кабеле преломляются, и сигнализация срабатывает. При этом такой комплекс — самообучающийся. Нейронная сеть обрабатывает колебания, так что если о сетку пару раз ударился лось, то система запоминает характер колебаний и понимает, что это — нормально.

В чём заключалась работа срочников? Мы размечали места под опоры, выкапывали ямы, пропитывали, подносили, устанавливали опоры, монтировали козырьки. После этого подключался электротехнический отдел, который устанавливал и подключал электропитание. Но этим занимались офицеры и прапорщики.

Да, наш труд был в основном физическим, но думать тоже приходилось.

Например, производить элементарные математические вычисления, чтобы опоры стояли по прямой, в местах поворота — высчитывать правильный угол. На второй заставе (всего я побывал на двух) я работал уже с теодолитом — прибором для определения горизонтальных и вертикальных углов.

«В летнее время выдают две тельняшки без рукавов и две пары трусов. Каждый месяц — по паре носков»

Распорядок дня на границе сильно отличается от того, что в части. В части как? В 6.30 — подъём, зарядка, уборка, развод, потом работы, обучение и т. д.; после ужина — «Панорама», вечерняя прогулка, вечерняя проверка, подготовка ко сну и в 22.00 — отбой. («Панорама» — это чтобы оставаться в курсе того, что происходит в стране. По воскресеньям мы смотрели «Контуры»). Вот такой распорядок у меня был до начала марта. 

А на границе по-другому: подъём в 7.30, а ложиться спать разрешали уже в 21.30. То есть времени на сон было достаточно. Просто инженерное подразделение у руководства части на хорошем счету, его уважают, поэтому разрешены послабления. Зарядки не было. Умылись, побрились, позавтракали — бывало, перед работой я успевал даже кофе выпить и телевизор посмотреть. В 8.30 — 9.00 выезжаем на границу и до обеда работаем. Потом возвращаемся на заставу на обед. Отдохнули и опять — на границу, до шести. Летом, когда стояла сильная жара, устраивали «сиесту»: отдыхали часов до пяти вечера, зато потом работали до восьми-девяти. 

После ужина — свободное время. Я установил себе график: понедельник, среда, пятница — читаю книги; вторник, четверг, суббота — занимаюсь спортом. На первой моей заставе была спортплощадка с турниками, брусьями и штангами. А на второй нам разрешали ходить в деревенский спортзал при клубе. Воскресенье — выходной, в этот день вообще ничего не делаешь — просто читаешь и смотришь телевизор.

Про быт: жили в палатке на 12 человек, спали на кроватях, тесно не было. На заставе был телевизор, стиральная машинка. Нам выдавали дешёвый порошок, но я покупал средство получше и стирал форму им. В летнее время выдают две тельняшки без рукавов и две пары трусов. Своим бельём пользоваться не положено, но если старшина разрешает, то можно привезти из дома. Портянок не было — каждый месяц выдавали по паре носков. Летние носки очень быстро рвались в районе резинки, а вот зимние были крепкие, но не очень теплые. Так что в октябре привёз из дома свои. Каждый вечер их стирал: на ночь вешаешь над печкой, утром — сухие.

Еда была обычной: гречка, макароны, перловка, в обед картошка с котлетой или курицей, на ужин рыба с гарниром. Молочные супы летом заменяются холодником. В части могут готовить и гражданские повара, и срочники, на заставе же готовили только срочники. И вот среди них встречались профессиональные повара, которые на гражданке работали, например, в минских ресторанах. Когда они готовили, это было шикарно. Но бывало и по-другому: кто-то готовил тяп-ляп. Посмотришь на обед с грустью, а потом по дороге на границу заедешь в магазин и купишь себе поесть.

Лично мне еды хватало. На завтрак я ел только батон с маслом и чаем, то же самое — на ужин, всю порцию съедал только в обед. Просто не мог есть больше.  А некоторым ребятам реально не хватало.

Я в армии сбросил 15 кг. Но не из-за питания (в университете я так же питался), а из-за физнагрузок. Лишний вес был из-за малоподвижного образа жизни. Поначалу в армии коленям было тяжело, а когда похудел, стало легче. Мне все говорили: вернёшься из армии — через месяц забудешь про упражнения — начнёшь снова набирать вес, но я пока держусь.

«Я уже магазин вставил, автомат охолостил. А сержант нас послал и дальше побежал»

В общем, служба на границе оказалась гораздо свободнее, чем у срочников в других видах войск. На границе зачем маршировать? Там надо работать.

Хотя прелестей жизни в казарме я тоже успел вкусить: в Дзержинске полтора месяца без остановок шла строевая подготовка. Сначала испытываешь стресс и шок: вообще не понимаешь, куда попал и что происходит. Потом немного привыкаешь, но всё равно грустно: и вот так будет целый год? А через два-три месяца у тебя уже полное привыкание.

Зимой как-то в течение недели мы каждый день выезжали на стрельбы. Было тяжело. Встаёшь в пять утра, едешь на полигон, так как темнеет рано, дневные стрельбы проходят в темноте, всё тянется медленно. Но это надо было пройти.

А вот на полевых выездах было интересно. Там мы не стреляли, но тренировались с автоматами, отрабатывали задержание нарушителей. Выезжали в лесок под Дзержинском, где нас распределяли на группы, и мы садились в засаду. Однажды легенда была такая: вот идут нарушители со стороны Украины, их надо задержать. А «нарушители» — три наших сержанта и один капитан.

Мой товарищ наломал ёлок, прикрылся ими, сидит — выжидает. А я в сугроб спрятался. Видим — вот он нарушитель, бежит на нас. Мы его пропустили и — за ним. Стой, стрелять буду! Я и магазин вставил уже, и охолостил оружие. А сержант нас послал и дальше побежал. Понятно, что в реальной жизни такого не будет: если пограничник достает оружие, то нарушитель обычно сразу сдаётся.

Да, что-то вроде казаков-разбойников, только с автоматами, правда, незаряженными.

На тебе куча всего: новые берцы, форма, поверх неё — ватники, здоровый бушлат, вещмешок, противогаз, автомат. И снега — по колено. Но справились.

В конце всего этого веселья был забег: километров пять надо было бежать до машины. А там же ребята с разным уровнем подготовки: вот, вроде, здоровый пацан, бежал-бежал, и вдруг упал и потерял сознание. И вот вы останавливаетесь и несёте человека на руках. Тяжело, зато помогает понять, кто товарищ, а кто нет. Мне понравилось, что в такие моменты нас учили взаимопомощи и коллективизму. Правда не все это понимали, кому-то было всё равно.

Из 130 человек нашего призыва в Мозырском погранотряде только человек 20 были с высшим образованием. Почти всех их забрали сразу после вуза, то есть им было по 21-22 года. Единицам было по 25-26, это всё были люди без высшего образования. Остальные ребята — молодые, 18-20 лет. Все — очень разные. С кем-то я крепко сдружился. Многим из тех, кто ещё служит, я звоню на заставу на таксофон. Двоих товарищей, которые служат 1,5 года, недавно ездил проведать в Сморгонь — их как сержантов перевели в учебный центр обучать новобранцев. Но встречалось и быдло — такие, кто ничего не делал в жизни, просто пили и гуляли. И с возрастом и образованием тут связи никакой. 

Сам я сержантом так и не стал: в моём подразделении все должности срочников были должностями рядового. Максимум могли дать ефрейтора в качестве поощрения. 

«Боялся дедовщины, а там вообще ничего такого»

Дедовщина? Я её боялся: представлял, что бить будут, по ночам заставлять отжиматься. Жесть, думаю, надо решить, как за себя постоять и при этом в тюрьму не попасть. Пришёл в армию — а там вообще ничего такого. В учебках дедовщины по определению не было, так как туда все попадают в одно время. Есть только сержанты, которым домой в мае, но они действовали в рамках устава.

Потом приехали в часть в Мозыре — ну вот, думаю, сейчас начнётся. Но оказалось, что от дедовщины остались только приколы вроде «11 правил пограничника»: «старый всегда прав», «ефрейтор — самый злостный дед», «не спрашивай, не предлагай, не объясняй». Ещё вот эти прозвища: если срочники призывались в ноябре, то они «гуси», а если в мае — то «фазаны». Но об этом нельзя писать — за это могут посадить.

Но той дедовщины, о которой рассказывали, когда в Печах повесился парень, у нас вообще не было. Масло отдавать, спички между пальцами — такого не было.

Понятно, что за уборку отвечает младший призыв — те, кому скоро домой уходить, уже не будут этим заниматься. Да, по уставу порядок наводят все, но это такие очевидные вещи. Если солдату до дома осталось 20 дней, неужели он будет этим заниматься? Ведь пришла куча людей, которые ещё ничего не видали.

Постели «деды» заправляли сами. Помню, однажды из-за проблем с коленями не пошёл на зарядку — остался на уборку и решил кровати позаправлять. Я заправил весь свой ряд, кроватей десять. Сержант возвращается: зачем ты это сделал, ты в курсе, что это неуставщина? А я и не в курсе был, думал, что утренняя уборка как раз подразумевает подмести и кровати застелить. Но нет, оказалось, что просто подмести.

Остатки дедовщины проявляются только в каких-то мелочах. Например, считается, что первые полгода солдатам нельзя сладкого. Понятно, что если родители посылку передали, то можно, а вот самому купить типа нельзя. Но по факту через 3-4 месяца спрашиваешь у старших ребят: «А мне можно сладкое и кофе?» — «Да ешь-пей, что за фигню ты придумываешь? Ты же понимаешь, я не могу тебе запрещать» То есть они сами уже боятся этого. Потому что до солдат то и дело доводят информацию: «В такой-то погрангруппе солдат младшего призыва пришёл и рассказал сказку на ночь солдату старшего призыва. Солдат старшего призыва признан виновным и приговорен к ограничению свободы на такой-то срок».

Я служил год и в принципе не мог быть «дедом». Те, кто приходит на полтора года, мне никто. Правда, если приходит человек, который тоже служит год, то я для него как бы «дед».

Был один момент, когда парень спросил меня, можно ли ему покурить. (Дело было в палатке во время ливня, а курить в палатке нельзя, это привилегия). Я посмотрел на него удивлённо: «Ты что? Кури, конечно».

В день, когда я уходил домой, у нас на заставе застрелился парень. Об этом вышла статья, я начал читать комментарии и офигел от того, что люди обо всём этом думают. Писали про дедовщину, но такого вообще не было, тот парень служил на заставе, которая считается «самой уставной» — там всё строго по уставу. Писали, что он якобы заметил, как офицеры занимаются контрабандой. Но это нереально: сейчас всё настолько контролируется, что если какой-то офицер захочет кого-то провести через границу, его на следующий день закроют.

Я с этим парнем пару раз общался. Слышал, что у него были проблемы в семье и ещё, что он был сильно зависим от игр. Может, с этим связан его поступок.

«Пацаны белили сосны. А мы грузили снег в плащ-палатки»

Нет, траву красить нас не заставляли. А вот сосны, пока меня не было в части, белили — пацаны рассказывали.

С тупыми вещами мне, конечно, тоже довелось столкнуться.

Например, сначала вы ставите опоры в одном месте, тратите на это силы и время, а потом оказывается, что забор надо передвинуть на метр правее. В Сморгони запомнилась уборка снега. В части есть трактор и грузовик: можно ковшом погрузить весь снег и вывезти. Но вместо этого на плац выходят 70 срочников с 10 плащ-палатками: 30 человек лопатами кидают снег на плащ-палатки, остальные 40 выносят их за плац. В то время ещё таять начинало — не снег, а мокрая каша. Это было очень глупо. 

Помню ещё, как поругался со старшиной, который велел помочь убрать на заставе. Там идёт ремонт, стены скоблят, поэтому на полу — въевшийся белый налёт. Назавтра ожидают проверку, старшина хочет показать чистоту. Мы с товарищем сухими тряпками убрали, но пол, конечно, остался белым. Чтобы его отмыть, надо было ещё накануне начинать, да и какой смысл — ремонт же. Говорю: не будем мыть. Он: «Ну, хоть разок намочите. Говорю тебе, просто тряпкой проведи». Я отказался. Он: «Ладно, пошли к вашему офицеру, будем разбираться». Но офицер встал на мою сторону: «Зачем ты их трогаешь, если он один раз проведёт, станет еще хуже». Старшина обиделся и ушёл. В итоге проверка наложила взыскание не за пол, а за то, что у повара не было головного убора.

«Если надо будет защищать границу, я поеду»

Ощущения, что год выпал из жизни, у меня нет. Но я и изначально был настроен конструктивно. Решил так: у меня есть год, за который надо многое успеть: заняться своим телом и прочитать такие-то книги. За этот год прочитал, наверное, больше, чем за всю жизнь.

Да, жаль, что не было возможности реально покодить, но «делал» это в тетрадке: от руки пишешь, как примерно всё будет, проверяешь — вроде, работает. Наверное, поэтому и с возвращением к работе проблем не возникло. Первые часа два было непривычно, а потом словно никуда и не уходил. 

Что мне дала армия? Во-первых, я похудел. Во-вторых, стал более собранным. Если что-то нужно сделать, не стою в растерянности, а составляю план и делаю всё четко по нему. В-третьих, привык к порядку. Раньше к уборке относился с пренебрежением: ну что я, парень, буду убирать? А теперь пылинки на столе появились — меня уже бесит. Надо скорее убрать! Знания сигнализационных систем? Ну, не знаю, никогда не хотел быть электриком, вряд ли мне это пригодится. Минусы? Раньше я был более спокойным, а теперь стал вспыльчивым. Если с чем-то не согласен, не боюсь сказать своё мнение. 

В общем, тем, как прошла моя служба, я в целом доволен. Но младшим коллегам, которым только ещё предстоит служить, говорю: «Если не в пограничники или, может, ещё в десантники, то ну его нафиг». Друг сейчас служит в Молодечно, в обычной части, связистом, так у него всё по-другому. Виделся с ним, когда он был в увольнении, так чуть не заплакал, когда уезжал от него: представил, что я — домой, а ему обратно туда возвращаться.

Солдат часто спрашивают про защиту Родину, вот и вы тоже. Мы с друзьями поднимали эту тему. Кто-то сказал, что он не пошёл бы на войну. А я… Да, я чувствую себя защитником, но не государства и даже не столько родины, сколько близких людей — всего того, что у меня здесь есть. Поэтому, если что-то произойдёт и скажут, что надо ехать защищать границу — я поеду.


dev.by проводит новое исследование рынка труда в белорусском ИТ —заполните анонимную анкету, и скоро мы поделимся результатами.​​​​​​​​​​​​​


​Работа в ИТ в Беларуси​.​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

1. Заполните анонимную форму — 5 минут.
2. Укажите зарплатные (и другие) ожидания.
3. Выберите желаемую индустрию или область деятельности.
4. Получайте релевантные предложения​​.​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​ ​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

По теме

Все материалы по теме

проживающих на базе или вне базы для одиноких военнослужащих США

Одинокие военнослужащие, скорее всего, проведут первые несколько лет своей военной карьеры в казармах, общежитиях или на борту корабля, в зависимости от вашего рода войск. Проживание за пределами базы за счет военных (получение жилищного пособия) может не произойти, пока вы не сделаете E-4, E-5 или даже E-6 в некоторых филиалах и военных базах. Все зависит от заполняемости конкретной базы.

Вот разбивка основных правил проживания на базе или за ее пределами, пока не замужем:

  • Армейская политика позволяет E-6 (некоторые базы E-5) и выше, которые все еще не женаты, жить за пределами базы за счет государства.
  • Политика ВВС разрешает одиноким сотрудникам класса E-4 и старше, имеющим более 3 лет службы, проживать за пределами базы за счет государства.
  • Политика военно-морского флота позволяет лицам E-5 и выше и E-4 со стажем более четырех лет, которые все еще не женаты, проживать за пределами базы и получать жилищное пособие.
  • Корпус морской пехоты разрешает одиноким лицам E-6 и старше жить за пределами базы за государственный счет. В зависимости от базы, E-4 и E-5 будет разрешено жить за пределами базы за государственный счет.

Различные жизненные ситуации

В армии и корпусе морской пехоты единичные члены более низкого ранга будут жить в казармах. В ВВС они живут в общежитиях, а в ВМФ — в зависимости от командования, будут жить либо в казармах, либо на корабле. Однако арендная плата (и коммунальные услуги и т. Д.) Должна будет покрываться из их базовой оплаты. В таких ситуациях нижний рядовой не будет получать жилищное пособие, а в таких случаях вы не получите пособие на питание (однако вы все равно будете получать бесплатное питание в столовой).

Выбор не из легких. Проживание в казармах / общежитиях означает, что вам (в зависимости от базы и обслуживающего отделения) придется делить свою комнату (размером с большую спальню в семейном доме) с одним, двумя или даже тремя соседями по комнате — иногда в открытый залив с множеством людей в зависимости от ситуации стоянки. Иногда ванная комната для больших групп находится в коридоре, а не в вашей комнате. Многие молодые солдаты решают обменять плату за новую машину, чтобы жить за пределами базы с соседями по комнате в собственной квартире.Для молодого военнослужащего место за пределами базы — это место, даже если им придется за это платить.

Соседи по комнате или одноместный номер?

За исключением тренировочных баз (таких как базовая подготовка и профессиональная подготовка) и мест развертывания, таких как Ирак и Афганистан (где вам в любом случае не разрешается выезжать за пределы базы), все службы (кроме Корпуса морской пехоты) стремятся к тому, чтобы предоставить всем младшим военнослужащим комнату для себя (Примечание: цель морской пехоты — предоставить всем младшим военнослужащим комнату только с одним соседом по комнате, а всем унтер-офицерам — комнату для себя).

Сегодня все младшие военнослужащие ВВС пользуются одной комнатой на большинстве баз, а армия лишь немного отстает от ВВС. Военно-морской флот может в значительной степени гарантировать одноместную комнату для младшего военнослужащего, назначенного на береговую службу, и они прилагают все усилия, чтобы предоставить комнаты для младшего военнослужащего, назначенного на корабли (когда корабль находится в порту). Они не совсем там, но они работают над этим. Многие базы (во всех филиалах) перестраиваются в более современные общежития, которые включают от двух до четырех спален (по одному военнослужащему назначен на каждую спальню с отдельной ванной), с общей гостиной и кухней.

Некоторые места даже позволяют зачисленным членам переехать в семейное жилье на базе, если есть свободные дома, после предложения их всем членам, живущим с иждивенцами. Например, два одиноких члена будут жить в одном доме с двумя спальнями на базе.

Повышение ранга

По мере того, как вы получаете более высокий ранг, вы обычно можете переехать из общежитий и за пределы базы за государственный счет. В этом случае вы будете получать вышеупомянутое жилищное пособие и ежемесячное пособие на питание (однако вы больше не сможете есть бесплатно в столовой — вам придется платить за любую еду, потребляемую там).Она варьируется от службы к службе и от базы к базе, но в целом вы можете рассчитывать на то, что вам разрешат уйти с базы и получить за это деньги, когда вы сделаете уровень оплаты E-4 (более 4 лет service) или E-5. Типичные жилищные пособия покрывают всю или большую часть арендной платы для членов, имеющих на это право.

На большинстве баз младшим офицерам предоставляется выбор: жить на базе или за ее пределами за счет государства. На некоторых базах даже нет одноместных жилых помещений для младших офицеров. На некоторых базах от них может потребоваться проживание.В целом, апартаменты одного офицера на базе довольно хороши (иногда они похожи на небольшие квартиры), и офицерам обычно не обязательно иметь соседа по комнате.

Если одному члену разрешено жить за пределами базы за счет государства, он сохраняет эти полномочия, даже если он направляется в зону боевых действий, такую ​​как Ирак или Афганистан. Тем не менее, Закон о гражданской помощи военнослужащим позволяет военнослужащим без штрафных санкций разорвать договор аренды, если они будут размещены на срок 90 дней или более. Многие одинокие члены в таких случаях расторгают договор аренды, кладут свою собственность на склад и кладут в карман свое жилищное пособие во время развертывания (это полностью законно).Недостатком является то, что вам придется бегать и искать другое место для аренды, когда вы вернетесь из службы.

Проживает в семейном военном доме или живет вне базы

Члены, у которых есть иждивенцы, обычно имеют возможность проживать на базе в жилом доме военнослужащих бесплатно или вне базы и получать ежемесячное жилищное пособие. Члены, назначенные в места, где иждивенцам не разрешается путешествовать за государственный счет (например, базовая подготовка и некоторые зарубежные командировки без сопровождения), могут жить в казармах бесплатно и при этом продолжать получать жилищное пособие (в зависимости от местонахождения их иждивенцы), чтобы обеспечить домашнее хозяйство для членов своей семьи.

На некоторых базах у участников может не быть выбора. Когда я находился на базе ВВС Эдвардс в Калифорнии, все первые сержанты и многие командиры по местному законодательству должны были жить на базе. Это потому, что командующий звеном хотел, чтобы его высшее руководство было доступно в любое время. Ближайший пригодный для жизни город за пределами базы — Ланкастер, который находится примерно в 45 милях от основной базы.

Требования к семейному жилью

Чтобы жить в жилом доме для военнослужащих, вы должны проживать в этом доме со своим иждивенцем.Есть исключения для тех, кто временно задействован или обслуживает удаленный заграничный тур. В этих случаях члены семьи могут продолжать жить в жилом доме военнослужащих, пока член семьи находится в отъезде. Если вы разведены или не состоите в браке, и у вас есть физическая опека над ребенком или детьми в течение как минимум 1/2 года, вы имеете право. Если вы состоите в браке и проживаете отдельно от вашего супруга (при условии, что с вами не проживают дети), и ваш супруг (а) выезжает из дома, вы должны прекратить предоставление семейного жилья в течение 60 дней.И наоборот, если вы выезжаете, ваш супруг / семья также теряет право на военное жилье (опять же, в течение 60 дней).

Качество семейного жилья на базе

Семейное жилье на базе — это лажа. Многие базы имеют отличное семейное жилье. Остальные базы имеют базовое жилье, остро нуждающееся в ремонте или замене. Сегодня на многих базах есть «гражданские» семейные дома военнослужащих. С гражданскими компаниями заключаются контракты на строительство, эксплуатацию и обслуживание семейного жилья, а также на «аренду» его только военнослужащим в обмен на их жилищное пособие.Многие зарубежные базы имеют многоэтажные дома (в стиле кондоминиумов).

В отличие от жизни в бараках, семейное жилье на базе редко проверяется, если нет жалобы или пока вы не переедете. Однако на многих базах жилищное управление отправляет инспектора, который раз в неделю разъезжает, чтобы убедиться, что вы косите траву по мере необходимости. В противном случае вы получите «билет». Так много «билетов» в назначенное время, и вы вынуждены съехать из семейного жилья на базе. Если вы живете за пределами базы, у вас, вероятно, не будет инспектора, который будет говорить вам, что ваша трава на 1/2 дюйма длиннее (однако ваш домовладелец может что-то сказать по этому поводу).

Списки ожидания

На многих базах есть лист ожидания на получение семейного жилья от одного месяца до года. Поэтому, если вы хотите жить на базе, вам, возможно, придется какое-то время пожить вне базы, когда вы впервые туда приедете. В таких случаях военные перевезут вашу собственность в ваше жилище за пределами базы, а затем переместят ее в ваше семейное жилище, когда вы переедете туда.

Однако по-другому не работает. Если вы живете в семейном жилье на базе и добровольно решаете переехать за пределы базы (скажем, вы покупаете дом или что-то в этом роде), военные не будут платить за переезд вашей собственности.

Еще одна вещь, о которой следует помнить, если вам нужно какое-то время жить за пределами базы, ожидая, когда станет доступен военный семейный дом, — это убедиться, что ваш договор аренды за пределами базы включает «военную оговорку», которая позволит вам нарушить Сдам в аренду, без штрафа, при переезде на базу. Закон о гражданской помощи военнослужащим позволяет вам расторгнуть договор аренды в случае перевода на другую базу или в случае развертывания на 90 дней или более, но переезд на базу считается «добровольным переездом» и не подпадает под действие этого акта. ВНИМАНИЕ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! .

Выезд

Раньше переезжать из дома военнослужащих было большой болью в шее. Когда вы въезжаете, военные передают вам безупречный (и я имею в виду БЕСКОНЕЧНЫЙ) жилой дом и ожидают, что вы вернете его им в таком же ультрачистом состоянии.

Когда я переезжал из своего первого дома военнослужащего, мне потребовалось три раза, чтобы привести его в порядок для жилищных инспекторов. Я поклялся, что больше никогда не буду этого делать, и я этого не сделал (два других раза, когда я жил в военном корпусе, я нанимал уборщицу, чтобы убирать, когда переезжал).Мне сказали, что те дни прошли. В наши дни проводится предварительная проверка, и инспекторы говорят вам, что именно делать. Например, если они планируют перекрашивать, вам не придется тратить время на чистку стен. Если они планируют заменить линолеум, вам не придется удалять восковые наросты с пола. Насколько я понимаю, на некоторых базах теперь есть контрактные уборщики, которые они используют, когда вы выезжаете, и они выполняют техническое обслуживание, и вам вообще не нужно почти ничего убирать.

Плюсы жизни на базе

Если вы живете на базе, вы будете ближе к службам поддержки, таким как обмен базами, магазин, молодежный центр или центр по уходу за детьми.Многим нравится идея, что все их соседи будут военными. Другие могут предпочесть жить за пределами базы среди мирных жителей и «забыть», что они служат в армии, когда они не на службе.

На некоторых базах есть школы прямо на базе (школы, управляемые Министерством обороны США, или часть местного школьного округа), на других базах вам, возможно, придется ехать на автобусе или отвезти ребенка в школу за пределами базы, поэтому это еще один фактор, который следует учитывать.

Покупка дома

Некоторые члены могут пожелать жить за пределами базы, чтобы купить дом, вместо того, чтобы отказываться от своего жилищного пособия, чтобы жить на базе.Лично я всегда избегал покупки дома во время службы в армии. Я видел слишком много людей, которые покупали дом только для того, чтобы получить изменение назначения, а затем им пришлось пройти через стресс, связанный с его продажей (в дополнение к обычным стрессам, связанным с перераспределением). Некоторым, как я видел, не удалось продать свой дом, и им пришлось платить арендную плату на новом месте и ипотеку по старому назначению (военные не выплачивают двойное жилищное пособие).

человек живут на военных базах | Военные пособия

Пособие на проживание на военной базе предоставляется всем военнослужащим, находящимся на действительной военной службе, и их иждивенцам.Выбор жить на базе зависит от вашей личной ситуации и других факторов, таких как продолжительность поездки на работу, стоимость жизни, местная поддержка и общая безопасность. В рамках инициативы Министерства обороны США по приватизации жилья многие дома на военных базах теперь находятся в ведении профессионалов.


Кто имеет право проживать на базе?

В целом, военнослужащие, дислоцированные в континентальной части Соединенных Штатов (CONUS), имеют право проживать в государственном жилье на основании определенных факторов, таких как уровень оплаты и доступность.В некоторых местах гражданские лица и представители широкой общественности также могут арендовать дома в жилых районах военных. Это происходит, если местная базовая жилищная компания не может найти достаточное количество соответствующих критериям военнослужащих или семей для проживания в базовом жилье. На этом этапе они могут заполнить эти места «другими правомочными арендаторами», такими как гражданские лица.

Во многих случаях заявки на базовое жилье могут подавать следующие группы:

  • Военнослужащие и семьи на действительной службе
  • Охрана и резерв Военнослужащие и семьи
  • Служащие федеральной государственной службы
  • Военная служба в отставке и федеральная гражданская служба
  • Подрядчики Министерства обороны
  • Общественность

Военнослужащие, поступающие на военную службу, распределяются следующим образом:

  • Индивидуальных зачисленных членов часто назначают для проживания на базе в общежитиях.
  • Одинокие младшие офицеры могут жить на базе, хотя это гораздо реже.
  • Женатые военнослужащие могут выбрать проживание в государственном жилом доме на базе, в зависимости от наличия, ранга и соответствия требованиям своей семьи.
  • Женатые офицеры имеют приоритет при проживании на базе со своей семьей, если они захотят.

Военнослужащие, дислоцированные за пределами континентальной части Соединенных Штатов или за границей (OCONUS), могут иметь или не иметь разрешения на проживание членов их семей с ними.Каждое конкретное подразделение имеет право разрешить это на основании множества факторов. OCONUS авторизация членов семьи:

  • Старшие офицеры и старшие рядовые члены (обычно 1SG и выше) могут иметь с собой членов семьи. На базе им в приоритетном порядке выдаются семейные помещения.
  • Для военнослужащих более низкого ранга потребуется разрешение их подразделений, чтобы иметь с собой членов семьи.
  • Одинокие члены назначаются для проживания в базовом жилье, например, в общежитиях.
  • Офицеры-одиночки и рядовые члены более высокого ранга часто живут в отдельных квартирах на базе.

На что следует обратить внимание…

Несколько вопросов, которые стоит задать себе, если вы думаете о жизни на военной базе:

  1. Заранее узнайте, есть ли очередь на получение жилья на базе. Каков объем этого списка и за сколько месяцев до него вам нужно будет добавить его?
  2. Как часто вы на самом деле будете пользоваться объектами на базе, такими как тренажерный зал, медицинская клиника, библиотека и т. Д.?
  3. Будете ли вы покупать продукты в магазине базы?
  4. Какие на самом деле дома на базе? Спросите у людей, которые уже там, о качестве и мастерстве домов, доступных семьям PCSing.Некоторые базы предлагают модернизированные дома и даже новое строительство, в то время как другие базовые дома устарели.
  5. К какому школьному округу подпадает жилье на базе?
  6. Насколько важно для вас жить рядом с другими семьями военнослужащих? Заранее стоит упомянуть, что если вы живете на базе, вы можете оказаться в соседстве с непосредственным руководителем или дальше по улице. Если это доставляет вам дискомфорт, тогда вы можете использовать BAH и жить за пределами базы.
  7. Вы готовы и способны соблюдать правила? Вы несете ответственность за соблюдение правил и положений, касающихся внутренней отделки, содержания двора, режима тишины и ограничений для домашних животных.

Военная жизнь | Мое будущее

Повседневная жизнь в армии зависит от ветви службы, выбора профессии и местоположения, но у военнослужащих есть несколько общих моментов. Подготовка к базовому обучению, уход за семьей на базе или развертывание в первый раз — это лишь несколько примеров. Получите полное представление о военной жизни, узнав обо всех ее уникальных проблемах и преимуществах.

Перейти к разделу


Повседневная жизнь


Срок действия обязательств

Срок действия обязательств сотрудника во многом зависит от отделения обслуживания, выбора профессии и необходимого обучения.Большинство призывников на первый срок — это четыре года активной службы, за которыми следуют четыре года в индивидуальном резерве готовности (IRR). Active Duty — это не круглосуточная работа; у военнослужащих есть нерабочее время, как и у людей на гражданской работе.

С другой стороны, IRR можно описать как задание «по вызову». Вы не тренируетесь и живете дома, сохраняя гражданскую работу, но при необходимости вас могут призвать на службу до истечения срока полномочий. В некоторых отделениях обслуживания также есть ежегодные сборы для проверки основного здоровья и пригодности.У большинства местных рекрутеров есть вся необходимая информация об условиях обслуживания.

Физическая подготовка

Физическая подготовка всегда была важной частью военной подготовки. Это важный элемент базовой подготовки, который настоятельно рекомендуется на протяжении всей военной карьеры военнослужащего.

Базовая подготовка

Каждый новобранец должен пройти тест на физическую подготовку (PFT) в программе базовой подготовки, чтобы получить высшее образование. Лучший способ подойти к любому PFT — прийти как можно физически подготовленным.Изучите особенности PFT вашего отделения обслуживания и сосредоточьтесь на необходимых упражнениях. Кроме того, не забывайте рассчитывать время самостоятельно; это поможет вам попрактиковаться в стимуляции.

Подготовка к базовому обучению

После базового обучения

Требования к физической пригодности для военнослужащих различаются в зависимости от отрасли и выбора профессии. Несмотря на то, что фитнес-цели различаются для каждого филиала, все участники службы обязаны сдать тест PFT. В зависимости от оценки физической подготовки некоторым военнослужащим может потребоваться проходить PFT каждые шесть месяцев.

Жилье

Жилье на базе различается в зависимости от ранга, местоположения и семейного положения. Все новобранцы живут в казармах во время базовой подготовки. После завершения базового обучения большинству одиноких военнослужащих необходимо какое-то время проживать на базе. Жилье на базе варьируется от одного места к другому, но в целом оно похоже на проживание в современных общежитиях колледжей и жилых комплексах. У военнослужащих с семьями, проживающими на базе, есть множество вариантов, например, квартиры или дома на одну семью.

Помимо жилых помещений, на большинстве баз есть множество удобств и мест для отдыха, доступных только для военнослужащих и их семей по значительно сниженным ценам. Некоторые примеры включают тренажерные залы, бассейны, боулинг, кинотеатры, конюшни, библиотеки, кемпинги и поля для гольфа.

Военнослужащим, проживающим во внебюджетном жилье, предоставляется базовое жилищное пособие (BAH), размер которого зависит от стоимости жизни в их районе. Также имейте в виду, что внебюджетное жилье предоставляется в зависимости от ранга военнослужащего и семейного статуса.

Базовое пособие на жилье (Управление командировок Министерства обороны США)

Униформа

Униформа каждого отделения службы разная, и военнослужащие гордятся своей индивидуальной одеждой. От черного шелкового шейного платка, который носят с белыми костюмами военно-морского флота, до внешнего тактического жилета, который носят с униформой армии и корпуса морской пехоты, одежда военнослужащих соответствует как форме, так и функциональности. Вообще говоря, униформа может быть разбита следующим образом:

Вечернее / полное / беспорядочное / вечернее платье

Это считается формальной одеждой.Эту униформу можно было носить по особым случаям, таким как балы, выпускные, церемонии награждения и свадьбы.

Служебная одежда

Это относится к повседневной форме, примерно эквивалентной гражданскому «деловому костюму». Эту униформу носят в офисах и на некоторых публичных мероприятиях.

Коммунальная / рабочая форма

Это рабочая форма. Эту униформу носят в бою и во время повседневных операций.

Униформа для физического воспитания

Это одежда для фитнеса.Эту форму носят во время любых физических упражнений.

Всем военнослужащим при зачислении на военную службу предоставляется первоначальный выпуск необходимой формы. Некоторым военнослужащим также выплачивается годовое пособие на одежду для покупки или замены униформы.

Социальная жизнь

Быть военным не означает отказываться от общественной жизни. На самом деле все наоборот. От мест отдыха на базе и специальных развлечений до спортивных лиг и поездок со скидкой на отдых, военнослужащие часто ведут очень активную общественную жизнь.

Военнослужащим и их семьям доступно множество развлекательных ресурсов: тренажерные залы, кинотеатры, боулинг, парки и многое другое. Помимо объектов, Военные также работают с Armed Forces Entertainment, чтобы проводить эксклюзивные развлекательные шоу. Сегодня Armed Forces Entertainment ежегодно проводит сотни эксклюзивных развлекательных шоу по всему миру на различных военных объектах с участием самых популярных музыкантов, комиков, спортсменов и актеров.

Для военнослужащих, которые любят спорт, в Вооруженных силах также есть собственная спортивная лига: Спорт Вооруженных Сил. Программа включает 25 различных спортивных категорий, открытых для всего действующего персонала, и включает девять национальных чемпионатов и 16 международных чемпионатов.

Военные также предлагают скидки военнослужащим и их семьям. В каждом отделении обслуживания есть отдел морального духа, благосостояния и отдыха (MWR), который помогает персоналу в поездках, отдыхе и общественной деятельности.Вы можете узнать больше, посетив сайт каждой программы:

Армия MWR

Военно-морской флот MWR

Стиль жизни ВВС

Береговая охрана MWR

Общественные службы корпуса морской пехоты

Возможности для передвижения и развертывания


Возможности для путешествий

Есть много возможностей путешествовать по миру в армии. Вашим первым шагом после базовой подготовки, скорее всего, будет школа «A» или повышенная индивидуальная подготовка (AIT), за которой последует поездка на первое служебное задание.Хотя нет гарантии трудоустройства, вы можете добровольно поработать за границей, если хотите увидеть мир больше. У военных есть базы на Гавайях, в Японии, Германии, Англии, Италии, Испании и других уникальных местах. И независимо от того, где они базируются, в зависимости от их текущего назначения, у военнослужащих есть возможность путешествовать по миру посредством развертывания и отдыха.

Если вы хотите путешествовать самостоятельно, многие коммерческие авиалинии предлагают скидки для участников.Кроме того, вы часто можете бесплатно «прыгнуть» в правительственный самолет, когда дополнительные места доступны в рамках военной программы Space-Available (Space-A). Военные также владеют недорогими домиками и отелями для отдыха и релаксации в Корее, на Гавайях, в Германии и других популярных местах — даже в Диснейленде.

World Travel (Today’s Military)

Развертывание

Вообще говоря, развертывание — это перемещение военного персонала и материалов с базового пункта в указанное место назначения.Никогда не гарантируется, что военнослужащий будет задействован, и это зависит от военно-профессиональной специальности (MOS) человека и единицы назначения (группы военнослужащих, с которой вы работаете).

Имейте в виду, что развертывание не означает автоматически начало войны. Военнослужащих можно направить для поддержки в небоевых районах или в иностранных гуманитарных миссиях, или они могут даже быть размещены внутри страны для оказания помощи при стихийных бедствиях. У вооруженных сил США есть базы во многих странах, помимо Соединенных Штатов.Во время развертывания у военнослужащих может быть время для отдыха и исследований.

С учетом сказанного, развертывание может вызывать обоснованные проблемы. Правильная подготовка, особенно для военнослужащих с семьями, может помочь минимизировать стресс и беспокойство. Доступны онлайн-сообщества, которые предлагают советы и поддержку членам службы и их семьям. Также важно отметить, что во время развертывания сотрудники службы обычно имеют доступ к почте, электронной почте, обмену мгновенными сообщениями и телефонной связи (даже в море).Хотя во время определенных миссий общение может быть ограничено, современные технологии позволяют военнослужащим относительно легко поддерживать связь.

Развертывание (Military OneSource)

Семья и поддержка

Семья

Военные понимают, что семья является важной частью жизни военнослужащих. Более половины военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, примерно 51,5 процента, состоят в браке, и примерно в 37,3 процента семей с военнослужащими на действительной военной службе есть дети.В результате военные ставят поддержку семьи своим главным приоритетом.

Военные создали эксклюзивные программы, затрагивающие все аспекты семейной жизни, чтобы помочь военнослужащим и их близким. Некоторые примеры включают доступное семейное жилье, образование супругов-военнослужащих, уход за детьми, доступные покупки, образование и развитие молодежи, семейное здравоохранение, защиту семей, услуги для семей с особыми потребностями, семейное гражданство, семейный отдых, финансовую стабильность, переезд семьи и семейные консультации. .Военные постоянно разрабатывают и расширяют программы, чтобы максимально повысить стабильность и качество жизни семей военнослужащих. Вот некоторые из наиболее известных организаций:

Национальная ассоциация семейных военнослужащих

Military OneSource

Military Hub

Army OneSource

Службы морской пехоты

Сети поддержки

Нужен ли член службы помочь с переездом, воспитанием детей, развертыванием, образованием, стрессом или любым другим аспектом военной жизни, есть несколько сетей поддержки, доступных военнослужащим и их семьям.Дополнительную информацию об этих сетях поддержки см. На следующих сайтах:

Military OneSource

TRICARE

10 лучших вещей о жизни на военной базе

Военная жизнь не всегда легка. Постоянные переезды могут утомить, и может быть трудно заставить базовое жилье чувствовать себя «как дома». На многих базах жилье за ​​пределами базы может быть ограниченным или дорогим, и базовое жилье может быть лучшим вариантом. В жизни на базе есть много чудесного.Вот наша десятка:

Вы действительно знаете своих соседей.

(Фотография ВВС США, сделанная штаб-сержантом Дарреном Скоттом / опубликована)

Военные сообщества дружелюбны, и, скорее всего, вы или ваша супруга работаете с некоторыми из ваших соседей. На базах, которые часто кажутся их маленькими городками, семьи знакомятся друг с другом и устанавливают близкие дружеские отношения, которые сохраняются на всю жизнь. Это Американа в лучшем виде.

Вы находитесь в закрытом поселке.

Жить на базе обычно довольно безопасно, так как базы закрыты и охраняются круглосуточно.Родители часто чувствуют себя в безопасности, позволяя своим детям гулять до соседского дома или на детской площадке. Взрослые сидят на крыльце по ночам, а по выходным устраивают барбекю, и вам не о чем беспокоиться, если вы забудете запереть машину.

Ваш продуктовый магазин находится всего в нескольких минутах ходьбы.

(Фотография ВВС США)

На большинстве баз есть комиссар на базе или прямо за ее пределами, что означает, что у вас есть доступ к недорогим продуктам, и вам не нужно далеко ехать (или вообще ехать), чтобы их достать. Также поблизости обычно есть рестораны, фаст-фуд и другие магазины.Если вы живете в другой стране, у вас будет доступ к американским товарам, которых вы иначе не нашли бы.

У вас всегда есть спортзал рядом.

Как и магазин, тренажерный зал — еще один важный элемент инфраструктуры. На некоторых базах даже есть несколько тренажерных залов — и они бесплатные. Посмотрите, что предлагает ваш местный базовый тренажерный зал, потому что во многих из них есть фитнес-классы для взрослых и занятия для детей. Во многих также есть бассейны.

Вам доступны услуги по уходу за детьми и медицинское обслуживание.

(Фотография ВВС Национальной гвардии, сделанная старшим летчиком Гвендалин Смит)

Поддержка семьи на базе обширна. Большинство баз предлагают услуги по уходу за детьми, дошкольные учреждения, внешкольные учреждения или летние лагеря. У некоторых есть свои школы. Вам также предоставляется бесплатная медицинская помощь в базовой клинике (хотя иногда ожидание может быть долгим).

Вам не будет скучно.

На военных базах есть множество возможностей для отдыха: от аквапарков и полей для гольфа до аренды каноэ и боулинга. На большинстве крупных баз есть собственный кинотеатр.Что еще лучше, вы можете дойти до большинства из них пешком или на велосипеде. Они также предлагают отличные возможности для вечеринок по случаю дня рождения и других торжеств, и обычно они намного дешевле, чем варианты вне базы.

Всегда где-то идет вечеринка.

(Фото ВВС США старшего летчика Тиффани ДеНолт)

На базе нет недостатка в празднованиях. Будь то рождественские вечеринки, фейерверки 4 июля или вечеринки на Хеллоуин, есть множество мероприятий по всей базе (не говоря уже о вечеринках).

Вас может посетить любимая знаменитость.

Знаменитости часто посещают базы, если они проезжают через них, а не только USO. Джастин Бибер и Селена Гомес приехали в NAS Oceana, когда я жил там несколько лет назад. Певцы часто выступают для базовых семей. Следите за тем, кто придет на вашу базу следующим.

Ваша дорога на работу коротка.

(Фото USMC)

Одна из лучших вещей в жизни на базе — это то, что дорога на работу для вас или вашего супруга (а), скорее всего, занимает менее 5 минут.Для страны, где люди могут проезжать более часа в одну сторону, чтобы добраться до работы, это довольно примечательно.

Disney World!

Один из самых тщательно охраняемых секретов военной жизни — это то, что вы можете пойти в Disney World (и другие тематические парки) за небольшую плату. Все базовые билетные кассы продают 4-дневные, 5-дневные и 6-дневные абонементы в Disney World со значительной скидкой. Но не забудьте также спросить о военном тарифе в отелях Диснея — они могут составлять до 50% от обычных тарифов.

На базе останутся одни из лучших воспоминаний о вашей военной службе. В более сельских районах, где поблизости нечего делать, это еще более верно. База может стать центром вашей школы, работы, общественной, церковной и волонтерской жизни — всего в нескольких минутах езды.

Изображение предоставлено армией США

Взгляд изнутри на жизнь в армейских младших званиях

Десятки тысяч юношей и девушек служат в младших рядах У.С. Армия. Их истории почти никогда не рассказываются. История записывает имена генералов, а не рядовых, заполняющих формы поставок, чистящих грузовики или проходящих очередные учения.

Но эти рядовые поддерживают армию, и поэтому их истории имеют значение, особенно когда армия смотрит в будущее после 17 лет войны. Исследователи RAND побывали на базах по всей стране и опросили десятки рядовых, чтобы узнать, кто они такие, почему они вступили, что они думают об армии и каким видят свое будущее.

Результаты дают уникальное представление — для офицеров, плановиков Пентагона и всего остального мира в целом — о том, что на самом деле означает служить в младших рядах армии США.

Так много форм, документов и прочего, что нам нужно изучить. Это сильно отличается от того, что мне сказали. На самом деле это сложно. Это много работы.

Солдат снабжения

«Это не тот набор событий, о котором вы слышите постоянно», — сказала Ребекка Циммерман, политический исследователь из RAND, проработавшая два года в армии в Афганистане в качестве гражданского аналитика.Она стала соавтором нового отчета « Жизнь как рядовой ».

«Мне не нравится, что в современном обществе мы преувеличиваем ценность наших ветеранов», — добавила она. «Не каждый солдат — герой. Но есть эта честь в повседневных задачах того, что делают военнослужащие для того, чтобы вооруженные силы продолжали двигаться, чтобы они были обоснованными, мотивированными и готовыми к невероятным вещам, которые им, возможно, придется делать. В рядовой профессии есть такое достоинство и честь, которые трудно понять как постороннему.”

Исследователи опросили 81 военнослужащего первого срока. Большинству было от 19 до 21 года; 11 были женщинами; и многие никогда раньше не жили вдали от дома. Они не могли говорить от имени армии в целом или даже от имени своих частей или специальностей. Все, что они могли предоставить, защищая свою личность, — это их собственный нефильтрованный взгляд на жизнь в рядах.

Sgt. Джон П. Паттон, служащий батальона почты в Ираке, сортирует от 500 до 4000 посылок и писем в неделю

Фото Spc.Брианна Дж. ДюБьюк / США. Армия

Они объединились ради приключений, выгод и чувства долга именно в таком порядке. Почти две трети сказали, что на их решение присоединиться повлиял член семьи — мать или отец, дядя, воевавший во Вьетнаме, двухлетний сын. Большинство считало армию своим лучшим шансом на достойную жизнь, но некоторые оставили работу и пошли на сокращение заработной платы, чтобы присоединиться к ней. Они хотели выйти в поле, выполнять задания, выпрыгивать из самолетов — что угодно, только не сидеть сложа руки и тасовать бумаги.

Реальность? Иногда они сидели и тасовали бумаги. Те, кто занимал вспомогательные должности, особенно механики и клерки по снабжению, жаловались на бесконечную бюрократию и формы для заполнения. Между тем медики и пехотинцы ворчали по поводу чрезмерного простоя и загруженной работы, которая, казалось, не имела ничего общего с их работой — что один солдат описал как «подметание мокрой травы».

Некоторые заявили, что разочарованы отсутствием развертывания. С другой стороны, один солдат почему-то думал, что весь этот опыт «будет более расслабленным, если честно.”

Многие скучали по семье и друзьям дома. Некоторым не хватало личного времени и независимости, которые у них были до армии. Работа могла быть тяжелой, и некоторые из солдат лечили травмы.

Черт, да… Чем больше и больше я остаюсь на этой работе, тем больше и больше я чувствую, что создан для этого, я могу это делать. Я имею ввиду, это просто состояние души.

Артиллерийский солдат

Но им нравились товарищеские отношения со своими однополчанами; большинство сказали, что это была лучшая часть жизни в их подразделении.Они считали своих лидеров своим самым важным источником поддержки. Один аплодировал «действительно хорошей» еде. Подавляющее большинство заявило, что они чувствуют себя в финансовой безопасности, что немаловажно, учитывая, что у большинства из них практически не было высшего образования или опыта работы. Почти все заявили, что по-прежнему считают армию своим лучшим вариантом, и более половины заявили, что планируют вернуться в армию.

«Я думаю, вам нужно знать, что это за поколение», — сказал министр армии Марк Эспер в интервью журналу « Army Times » о результатах исследований RAND.«Что мотивирует, что побуждает их служить».

Это важно по нескольким причинам.

Армейские специалисты, такие как этот механик из 346-й роты военной полиции (боевая поддержка), были включены в опрос RAND, если они недавно были переведены из рядового

.

Фото MSgt. Мишель Соре / США. Армейский резерв

Во-первых, жизнь армейского рядового известна очень немногим американцам. По некоторым оценкам, только около 7 процентов населения когда-либо служили в каком-либо виде вооруженных сил.Опрос молодых людей, проведенный в 2015 году, выявил этот разрыв: 60 процентов поддержали отправку наземных войск для борьбы с Исламским государством; но когда их спросили, пойдут ли они, 85 процентов ответили, что, вероятно, нет или определенно нет.

Отчет RAND также может помочь армии усилить вербовку, особенно если она переходит от постоянной военной базы и проводит больше времени в гарнизоне. Исследователи писали, что армия может подчеркнуть семейные узы и узы между солдатами, но при этом следует избегать нереалистичных ожиданий.Потенциальные сотрудники могут использовать отчет, чтобы лучше понять, на что они подписываются. Офицеры могут использовать это, чтобы убедиться, что опыт — это все, что может быть — возможно, с меньшим подметанием мокрой травы.

Рекрутеры показывают вам это потрясающее видео, в котором Брэдли снимает вещи, мотоциклы и все эти крутые штуки, а мы на самом деле ничего из этого не делаем.

Броня солдат

«Армия вводит в свои ряды тысячи этих маленьких детей», — сказал ведущий автор отчета, старший бихевиорист Тодд Хелмус.«Очень важно, чтобы армия знала, что переживают эти маленькие дети».

В настоящее время исследователи объединяют шесть интервью в книгу устных рассказов. Когда он выйдет в начале следующего года, он станет одним из немногих рассказов об армейском опыте — реальном армейском опыте — словами рядовых, которые живут в ней.

— Дуг Ирвинг

Помощь при решении государственных проблем

Никто не записывается в армию, ожидая удобных без девяти.Но опрос солдат RAND показывает, с какими трудностями они сталкиваются даже на постах в США, и делает ли армия достаточно, чтобы помочь.

Исследователи спросили тысячи солдат, задействованных в 40 объектах, о самых серьезных повседневных проблемах, с которыми они и их семьи сталкиваются. Некоторые из самых популярных ответов могут показаться знакомыми в любом офисном парке: 44 процента сказали, что они чувствовали стресс или подавленность; У 43 процентов были проблемы со сном; и 40 процентов сообщили о плохом общении со своими коллегами или руководителями.

Но затем исследователи сели с небольшими фокус-группами солдат, чтобы разобраться в их проблемах и способах их решения. Ежедневные проблемы? Попробуйте привести своих детей на утреннюю зарядку, потому что детский сад еще не открыт. Или пропустите рабочий день на несколько минут у медицинского специалиста, офис которого находится более чем в часе езды от поста. Или просто пытаетесь делать свою работу на фоне циркулирующих слухов о следующем развертывании.

Задачи менялись от поста к посту.Солдаты в Форт-Гордон, штат Джорджия, например, заявили, что им просто недостаточно заниматься вне работы. В Форт-Худе солдаты говорили о напряженности в работе и необходимости в большем количестве консультантов по вопросам брака.

Офицер, проводящий своих детей в школу и детский сад на велосипеде и пешком в школу и рабочий день в Форт-Хуачука, Аризона, 4 мая 2016 г.

Фото Джоан Васи / США. Армия

Многие солдаты сказали, что не хотели просить о помощи. Но результаты опроса показали, что почти 80 процентов солдат, обратившихся за помощью, смогли получить необходимую поддержку.

Эта поддержка поступала из официальных и неофициальных источников на их объектах — чаще всего от их начальников или друзей, военных врачей или советников, а также от их друзей и родственников за пределами армии. Конечно, могут быть препятствия: длинные списки ожидания, неудобные часы работы, опасения по поводу стигмы и конфиденциальности. Но исследование показало, что когда солдаты обращались за помощью, они обычно могли получить то, что им было нужно.

В исследовании впервые была проведена оценка программ поддержки армии глазами тех, кто их использует, не только на уровне «Большой армии», но и в отдельных гарнизонах.Такой подход позволил понять, как армия может немного облегчить жизнь в гарнизоне солдатам и их семьям.

Более продолжительные часы ухода за детьми. Больше партнерских отношений с ближайшими гражданскими поставщиками медицинских услуг. Больше времени и обучения для лидеров, чтобы они могли взаимодействовать со своими войсками и помогать им справляться с бюрократией.

Что солдаты часто хотели, так это немного большей гибкости в существующих программах и немного больше информации, чтобы помочь им получить доступ к этой поддержке, не обращаясь к начальству с каждой проблемой.Это и, возможно, еще несколько развлекательных возможностей на некоторых постах.

Могут ли пенсионеры проживать в военном доме?

Если вы уволились из армии, возможно, вы думаете о том, чтобы жить в военном доме. К счастью, этот вариант открыт для вас. Однако найти место, подходящее как для вас, так и для вашей семьи, может быть немного сложнее, чем посещение жилищного офиса базы и регистрация.

Во-первых, на некоторых военных базах пенсионерам не предлагают жилье.В тех, которые это сделают, вам придется пройти через соответствующие каналы, чтобы вас рассматривали для сдачи в аренду.

Вот обзор требований к жилью для военнослужащих, а также несколько альтернативных вариантов, если вы пенсионер, на случай, если ваши планы относительно проживания на базе не оправдаются.

Ключевые выводы

  • Ветераны, желающие уйти на пенсию в военное жилье, имеют в своем распоряжении доступные варианты, недоступные для обычных граждан.
  • В дополнение к жилью на базе, если таковая имеется, можно выбрать общины для пенсионеров только для военнослужащих или другие жилые центры для пожилых людей, обслуживающие семьи военнослужащих.
  • В зависимости от вашего пенсионного звания могут быть доступны лучшие или худшие варианты с точки зрения местоположения, размера и общего качества жилья.

Обзор военного жилья

Министерство обороны США предпочитает использовать жилье в частном секторе. Военнослужащие, которые воспользуются этой возможностью, получают жилищное пособие для покрытия расходов.

Чтобы иметь право на получение жилья для военнослужащих, вы должны соответствовать следующим критериям:

  • В вашем доме должен проживать хотя бы один член семьи военного.
  • Если вы не замужем, вы должны жить в бараке с соседом по комнате.

Но как быть с пенсионерами, с которыми сейчас не проживает член семьи военного?

Варианты военного жилья для пенсионеров

Хотя некоторые из них технически не являются жилыми домами для военных, существует несколько вариантов, позволяющих пенсионерам проживать среди своих товарищей.

Военная база

Corvias Military Living, компания по управлению недвижимостью, которая работает вместе с армией над улучшением жилищных условий, позволяет военнослужащим в отставке подавать заявки на жилье на армейских и военно-воздушных базах.Заявки могут быть заполнены онлайн, но вам нужно будет выбрать желаемое свойство из полного списка, чтобы двигаться дальше.

Среди перечисленных баз — Форт Брэгг (Калифорния), База ВВС США МакКоннелл (Канада) и Кроссингс Рис в Форт Мид (Мэриленд).

Пенсионное сообщество только для военнослужащих

Если вы не можете найти недвижимость на базе, вполне подходящим вариантом может стать сообщество пенсионеров только для военнослужащих. Есть ряд объектов недвижимости по всей стране на выбор, в том числе:

  • Indian River Colony Club (Мельбурн, Флорида): открыт для бывших офицеров и прапорщиков силовых структур.
  • Военное пенсионное сообщество Knollwood (Вашингтон, округ Колумбия).C.): открыт для отставных офицеров, получающих военную или государственную заработную плату, детей, братьев и сестер, родителей, свекровей (нет требований к минимальному возрасту для членов семьи).
  • Сообщество армейских резиденций (Сан-Антонио, Техас): открыто для отставных кадровых офицеров вооруженных сил (которые прослужили не менее 20 лет в вооруженных силах и 10 или более лет в качестве мичманов или мичманов) и их супругов (вдовы и вдовцы также добро пожаловать.)
  • Пенсионное сообщество Винсон-Холл (Маклин, Вирджиния): открыто для пожилых людей, которые являются офицерами вооруженных сил и их ближайшими родственниками.
  • Falcon’s Landing (Потомак-Фоллс, Вирджиния): открыт для отставных офицеров, имеющих почетные звания, супругов и оставшихся в живых супругов.

Сообщество пожилых людей

Есть также несколько общин пожилых людей, которые открыты для публики, но в них проживает значительное количество военных пенсионеров из-за их местоположения.К ним относятся:

  • Blue Skies of Texas (два места в Сан-Антонио, штат Техас): обслуживает офицеров вооруженных сил, супругов и вдов, но приветствуются невоенные пенсионеры.
  • The Fairfax at Belvoir Woods (Форт Белвуар, Вирджиния): расположен в непосредственной близости от форта Белвуар.
  • Patriots Landing (DuPont, WA): расположен недалеко от базы ВВС Маккорд

Итог

Если вы пенсионер и хотите сохранить свои военные корни, вам могут быть доступны варианты жилья на базе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *