Кто сказал каждый кузнец своего счастья: Андрей Гарольдович Кнышев цитата: Каждый человек — кузнец своего счастья, причем голова служит ему …

Содержание

Каждый человек — кузнец своего счастья и наковальня чужого ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Каждый человек умирает. Не каждый человек действительно живет.

Уильям Уоллес (9)

Каждый сам кузнец своей судьбы.

Гай Саллюстий Крисп (10+)

Великий человек — это тот, кто не утратил своего детского сердца.

Неизвестный автор (1000+)

Каждый человек — отражение своего внутреннего мира. Как человек мыслит, такой он и есть (в жизни).

Марк Туллий Цицерон (100+)

Каждый человек умирает, но не каждый живёт.

Уильям Уоллес (9)

Человек измеряется не глубиной своего падения, а способностью подняться и идти дальше.

Джерри Краузе (1)

Не судите чужого прошлого – вы не знаете своего будущего.

Неизвестный автор (1000+)

Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения.

Уинстон Черчилль (100+)

Каждый человек достоин счастья. У некоторых счастье — это рождение ребёнка, или взаимная любовь, а у некоторых, просто видеть маму и папу, или даже больше: просто что-нибудь видеть.

Франсуа де Ларошфуко (100+)

Если Вы думаете, что для счастья Вам нужен второй человек — Вы ошибаетесь.

Для счастья достаточно Вас самих. Второй человек нужен для того, чтобы разделить с ним своё счастье.

Оле Нидал (9)

размышления о смысле известного высказывания


Все двери открыты

Если бы вся жизнь складывалась так, как тому хотелось её обладателю, Землю переполнили бы успешные и вечно счастливые люди. К сожалению, в нынешнее время мало кто может похвастаться тем, что действительно доволен сложившимися вокруг обстоятельствами. Даже богачи и известные люди упоминают о своих депрессивных мыслях по поводу неудач. Откуда же берётся это неудовлетворение жизнью?

Как бы кому ни хотелось, но вряд ли существует хоть один человек, который полностью властен над всеми крутящимися вокруг него обстоятельствами. На пути достижения главной цели всегда появляются преграды, которые некоторые не могут побороть. Например, в мире каждый день рождаются люди с физическими отклонениями и болезнями, для которых существования с самого начала усложняется в несколько раз.

Конечно, и среди них есть успешные люди, но это скорее исключение, чем общее правило.

Мало кому удаётся побороть это препятствие, чтобы достичь свою мечту. Такое же можно отнести и к тем, кто из-за аварии или несчастного случая потерял что-то важное. Не стоит критиковать таких людей, ведь для них по умолчанию проблемы на жизненном пути в несколько раз сложнее, чем у остальных.

В некоторых статьях и учебниках активно пропагандируют и мотивируют всё население на активные действия и изменения своего будущего самостоятельно.

Некоторые из таких советов:

  1. Не стоит откладывать всё на завтрашний день. Если действительно что-то нужно сделать, лучше это сделать сегодня.
  2. Любые неудачи — оправдания для несделанной работы.
  3. Бояться провала не стоит. Следует бояться лишь, что цель может быть никогда не достигнута.
  4. Следует выходи́ть из своей зоны комфорта и меняться самостоятельно, прежде чем стараться изменить окружающий мир.

Конечно, в этих словах есть доля рациональности. Но по правде говоря, можно ли говорить, что эти советы применимы для каждого человека поголовно? Даже если у кого-то нет никаких физических заболеваний, будут ли перед ним открыты все двери?

Все люди рождаются с разными базовыми условиями, возможностями и основой. Кому-то легко будет добиться успеха в сфере музыки, потому что его родители были известными музыкантами в молодости, а некоторые всю свою жизнь стараются внести свой вклад в искусство, но их никто не оценивает по достоинству, поэтому сложно ответить, в действительности ли человек является творцом судьбы.

Сочинение на тему: «Человек – кузнец своего счастья» — значение пословицы

Если бы вся жизнь складывалась так, как тому хотелось её обладателю, Землю переполнили бы успешные и вечно счастливые люди. К сожалению, в нынешнее время мало кто может похвастаться тем, что действительно доволен сложившимися вокруг обстоятельствами. Даже богачи и известные люди упоминают о своих депрессивных мыслях по поводу неудач. Откуда же берётся это неудовлетворение жизнью?

Как бы кому ни хотелось, но вряд ли существует хоть один человек, который полностью властен над всеми крутящимися вокруг него обстоятельствами. На пути достижения главной цели всегда появляются преграды, которые некоторые не могут побороть.

Например, в мире каждый день рождаются люди с физическими отклонениями и болезнями, для которых существования с самого начала усложняется в несколько раз. Конечно, и среди них есть успешные люди, но это скорее исключение, чем общее правило.

Мало кому удаётся побороть это препятствие, чтобы достичь свою мечту. Такое же можно отнести и к тем, кто из-за аварии или несчастного случая потерял что-то важное. Не стоит критиковать таких людей, ведь для них по умолчанию проблемы на жизненном пути в несколько раз сложнее, чем у остальных.

В некоторых статьях и учебниках активно пропагандируют и мотивируют всё население на активные действия и изменения своего будущего самостоятельно.

Некоторые из таких советов:

  1. Не стоит откладывать всё на завтрашний день. Если действительно что-то нужно сделать, лучше это сделать сегодня.
  2. Любые неудачи — оправдания для несделанной работы.
  3. Бояться провала не стоит. Следует бояться лишь, что цель может быть никогда не достигнута.
  4. Следует выходи́ть из своей зоны комфорта и меняться самостоятельно, прежде чем стараться изменить окружающий мир.

Конечно, в этих словах есть доля рациональности. Но по правде говоря, можно ли говорить, что эти советы применимы для каждого человека поголовно? Даже если у кого-то нет никаких физических заболеваний, будут ли перед ним открыты все двери?

Все люди рождаются с разными базовыми условиями, возможностями и основой. Кому-то легко будет добиться успеха в сфере музыки, потому что его родители были известными музыкантами в молодости, а некоторые всю свою жизнь стараются внести свой вклад в искусство, но их никто не оценивает по достоинству, поэтому сложно ответить, в действительности ли человек является творцом судьбы.

Трудолюбие — залог успеха

Примерно в 340 г. до н. э. жил мудрый и справедливый римский консул Аппий Клавдий, чья фраза «Мы сами кузнецы своего счастья» стала со временем крылатой и используемой по сей день.

Изначально это выражение звучало иначе: «Всякий своего счастья кузнец» и имело немного другое значение.

Грамматически оно также поменялась со временем: в некоторых книгах можно встретить добавление знака препинания и использование синонимов.

Первоначальный смысл был более враждебный. Автор пословицы пригрозил этой фразой своим недругам, напоминая, что, будучи неосторожным в своих словах и действиях, можно обзавестись настоящими врагами, которые не побоятся защищать свои интересы. Сегодня она приобрела другой оттенок и используется для подбадривания или, напротив, порицания.

Можно представить, что жизнь является рекой, которую необходимо переплыть. Некоторые люди просто бросаются в воду и ничего не делают, желая просто плыть по течению. Сильные духом и трудолюбивые строят плотины или пытаются грести собственными силами. Опустить руки всегда будет время, но нужно стараться собрать всю волю в кулак и преодолевать все трудности, несмотря ни на что.

Никто и никогда не говорил, что достижение своей цели — это просто.

Каждый философ, учёный и поэт упоминали в своих работах, что перед мировым признанием и началом работы всей их жизни им понадобилось преодолеть сложный, полный преград путь.

Доказательством этого являются многочисленные биографии известных личностей. У каждого из них были кратковременные взлёты и тяжкие падения, но их страдания вознаграждаются.

У каждого в голове собственное представление о счастье. Кому-то нужно просто иметь дорогую машину и красивый дом, некоторые отдают своё предпочтение семье и близким.

Бывают и те, кто в счастье видит постоянные развлечения. У всех свой путь, поэтому нужно быть достаточно смелым, чтобы с гордо поднятой головой взглянуть на свои проблемы и преодолеть их.

Ведь если опустить руки и только жаловаться на судьбу, никогда ничего не поменяется.

Счастье всегда рядом

Сочинение о кузнеце, который сам куёт своё счастье, заставляет задуматься о такой важной теме: а что в действительности нужно, чтобы достичь своих целей? Многие считают, что успех всегда находится в руках самого́ человека, но мало кто в реальности придерживается этой фразы для достижения своей мечты. Почему же это происходит?

Понятие счастье многогранно и для каждого хранит свой таинственный смысл. Из-за этого возникают конфликты между родственниками и близкими, друзьями и знакомыми, для которых удовольствие и радость может быть совершенно противоположным.

Часто в литературе с этой точки зрения описываются и вопросы поколений: для молодёжи счастьем кажется позволить себе развлекаться, когда захочется, а взрослые больше задумываются о семье.

По этой причине сложно сказать, что есть один пройденный путь, который безошибочно будет всем подходить.

Однако есть обобщённые принципы и советы, которыми каждый может воспользоваться для достижения своих целей:

  1. Искать себе не врагов, а друзей. Не пытаться портить с окружающими людьми отношениями, ведь в какой-то момент они будут единственными, к кому можно обратиться.
  2. Никогда не опускать руки. Неудачи — это лишь показатель, что действительно что-то может получиться и цель уже близка.
  3. Не давать себе слабины. Отдых, безусловно, важен, но он не должен превращаться в лень. Только трудолюбивые и сильные духом люди могут похвастаться своими успехами в дальнейшем.
  4. Не искать нужного момента, его никогда не будет.

Однажды Дейл Карнеги написал такую фразу в своей книге: «Я был обижен на творца за то, что не имел сапог, пока не встретил молодца, который был без ног».

Это выражение позволяет действительно задуматься о ценностях и приоритетах в жизни. Ведь у каждого человека есть множество причин, почему он может быть счастливым сейчас.

И этого должно быть уже достаточно, чтобы в действительности перестать страдать по пустякам и просто наслаждаться каждым новым днём.

История Ника Вуйчича

Как пример, можно вспомнить жизнь Ника Вуйчича. Он родился с редкой патологией — у него отсутствовали ноги и руки.

Вся больница говорила его матери, что мальчишка не сможет жить полноценно, его проблемы со здоровьем критичны, а потому ему не избежать насмешек в свою сторону.

Это был долгожданный ребёнок в семье, а потому мать решила проигнорировать врачей и воспитать своего сына так, как ей покажется правильным.

Она понимала, что на пути её сына будет множество преград. Ей также было известно, что такая аномалия может привести к разрушению психики Ника: он станет замкнутым, стеснительным и глубоко несчастным человеком.

Но у Ника Вуйчича было своё мнение по этому поводу. Он решил, что, даже если ему и придётся жить всё время в таком виде, это не повод, чтобы закрыться и не наслаждаться своим существованием. Сейчас он один из самых известных людей в мире. У него есть семья и дети, он написал огромное количество книг и ездит по всему миру, чтобы рассказывать о своём опыте другим.

Трудолюбие — залог успеха

Примерно в 340 г. до н. э. жил мудрый и справедливый римский консул Аппий Клавдий, чья фраза «Мы сами кузнецы своего счастья» стала со временем крылатой и используемой по сей день. Изначально это выражение звучало иначе: «Всякий своего счастья кузнец» и имело немного другое значение. Грамматически оно также поменялась со временем: в некоторых книгах можно встретить добавление знака препинания и использование синонимов.

Первоначальный смысл был более враждебный. Автор пословицы пригрозил этой фразой своим недругам, напоминая, что, будучи неосторожным в своих словах и действиях, можно обзавестись настоящими врагами, которые не побоятся защищать свои интересы. Сегодня она приобрела другой оттенок и используется для подбадривания или, напротив, порицания.

Можно представить, что жизнь является рекой, которую необходимо переплыть. Некоторые люди просто бросаются в воду и ничего не делают, желая просто плыть по течению. Сильные духом и трудолюбивые строят плотины или пытаются грести собственными силами. Опустить руки всегда будет время, но нужно стараться собрать всю волю в кулак и преодолевать все трудности, несмотря ни на что.

Никто и никогда не говорил, что достижение своей цели — это просто. Каждый философ, учёный и поэт упоминали в своих работах, что перед мировым признанием и началом работы всей их жизни им понадобилось преодолеть сложный, полный преград путь. Доказательством этого являются многочисленные биографии известных личностей. У каждого из них были кратковременные взлёты и тяжкие падения, но их страдания вознаграждаются.

У каждого в голове собственное представление о счастье. Кому-то нужно просто иметь дорогую машину и красивый дом, некоторые отдают своё предпочтение семье и близким. Бывают и те, кто в счастье видит постоянные развлечения. У всех свой путь, поэтому нужно быть достаточно смелым, чтобы с гордо поднятой головой взглянуть на свои проблемы и преодолеть их. Ведь если опустить руки и только жаловаться на судьбу, никогда ничего не поменяется.

Счастье всегда рядом

Сочинение о кузнеце, который сам куёт своё счастье, заставляет задуматься о такой важной теме: а что в действительности нужно, чтобы достичь своих целей? Многие считают, что успех всегда находится в руках самого́ человека, но мало кто в реальности придерживается этой фразы для достижения своей мечты. Почему же это происходит?

Понятие счастье многогранно и для каждого хранит свой таинственный смысл. Из-за этого возникают конфликты между родственниками и близкими, друзьями и знакомыми, для которых удовольствие и радость может быть совершенно противоположным. Часто в литературе с этой точки зрения описываются и вопросы поколений: для молодёжи счастьем кажется позволить себе развлекаться, когда захочется, а взрослые больше задумываются о семье. По этой причине сложно сказать, что есть один пройденный путь, который безошибочно будет всем подходить.

Однако есть обобщённые принципы и советы, которыми каждый может воспользоваться для достижения своих целей:

  1. Искать себе не врагов, а друзей. Не пытаться портить с окружающими людьми отношениями, ведь в какой-то момент они будут единственными, к кому можно обратиться.
  2. Никогда не опускать руки. Неудачи — это лишь показатель, что действительно что-то может получиться и цель уже близка.
  3. Не давать себе слабины. Отдых, безусловно, важен, но он не должен превращаться в лень. Только трудолюбивые и сильные духом люди могут похвастаться своими успехами в дальнейшем.
  4. Не искать нужного момента, его никогда не будет.

Однажды Дейл Карнеги написал такую фразу в своей книге: «Я был обижен на творца за то, что не имел сапог, пока не встретил молодца, который был без ног».

Это выражение позволяет действительно задуматься о ценностях и приоритетах в жизни. Ведь у каждого человека есть множество причин, почему он может быть счастливым сейчас. И этого должно быть уже достаточно, чтобы в действительности перестать страдать по пустякам и просто наслаждаться каждым новым днём.

Популярные сочинения

  • Что я знаю о войне — сочинение
    Начав изучать историю в школе, я усвоил, что война так же вечна, как сама история человеческого общества. Она является формой разрешения больших и малых конфликтов.
  • Идеальная семья — сочинение
    Я считаю, что идеальная семья должна быть полноценной и состоять из обоих родителей, одного или нескольких детей, бабушек, дедушек и других родных. Если семья многодетная, между младшими
  • Любовь к Родине — сочинение-рассуждение
    Родину, как и родителей, не выбирают. Она просто есть и ее нужно ценить и уважать. Если человек не будет любить свой родной дом, то как он сможет любить тех, кто с ним рядом?

История Ника Вуйчича

Как пример, можно вспомнить жизнь Ника Вуйчича. Он родился с редкой патологией — у него отсутствовали ноги и руки. Вся больница говорила его матери, что мальчишка не сможет жить полноценно, его проблемы со здоровьем критичны, а потому ему не избежать насмешек в свою сторону. Это был долгожданный ребёнок в семье, а потому мать решила проигнорировать врачей и воспитать своего сына так, как ей покажется правильным.

Она понимала, что на пути её сына будет множество преград. Ей также было известно, что такая аномалия может привести к разрушению психики Ника: он станет замкнутым, стеснительным и глубоко несчастным человеком.

Но у Ника Вуйчича было своё мнение по этому поводу. Он решил, что, даже если ему и придётся жить всё время в таком виде, это не повод, чтобы закрыться и не наслаждаться своим существованием. Сейчас он один из самых известных людей в мире. У него есть семья и дети, он написал огромное количество книг и ездит по всему миру, чтобы рассказывать о своём опыте другим.

Создание собственного будущего

В народе существовало выражение: «Если путь кажется слишком сложным, ничего страшного — это значит, что ты просто идёшь по нему первый». Его можно рассматривать под разными углами и искать в нём тайные значения, но главный смысл всё же остаётся один — найти своё счастье сложно, ведь для каждого оно будет своим.

И правда, кто-то всю свою жизнь тратит на заработок, чтобы к старости иметь много денег. Некоторые с молодости пытаются строить семью и видят смысл своего существования в детях. Творческие люди живут ради искусства, а учёные — ради своих открытий. А есть те, кто тратит свою жизнь, чтобы просто найти своё счастье.

Чтобы все эти цели были исполнены, нужно много работать. Окружающие люди могут только помочь или подсказать, но основной процесс необходимо выполнить самостоятельно. К примеру, если хочется иметь престижную и интересную работу, нужно хорошо учиться в школе и университете, а также развиваться в выбранной сфере самостоятельно.

Вот почему считается, что человек — сам кузнец своего счастья. Чтобы он не делал, любой его поступок, слово или мысль будет вести к тому, кем он будет в будущем. По этой причине нужно внимательно относиться к своим желаниям и планомерно стараться достичь своей цели. И никогда не стоит отчаиваться или опускать руки.

Саморазвитие без фокусов

«Каждый сам творец своей судьбы», «каждый сам кузнец своего счастья» — правильно?

Конечно, я как автор блога, в шапке которого написаны такие замечательные пафосные слова, как «саморазвитие» и «управление временем» просто обязан тут же завопить что-то вроде:

— Да-да, конечно! А как же! Естественно, все в жизни зависит только от тебя! Вселенная тебя обожает! Вот на мою рассылку еще подпишись, так совсем полюбит! Ура!

Однако я еще и считаю себя нормальным человеком, поэтому, конечно же не напишу такой ерунды.

Что, вы правда считаете, что человек сам творит свою судьбу? Во всем и всегда? Ну-ну. Скажите об этом, например, тем, кто погиб на фронте. У них были все возможности предотвратить это, правда? Да, только они вот поленились, ну и вышла неувязочка.

В общем-то, это очевидно. Как очевидно и то, что заклинания вроде «все в жизни зависит от тебя» вполне полезны, так как помогают поверить в себя и начать чего-то добиваться.

Однако давайте будем реалистами. Если вам нужны вспомогательные пинки, чтобы обрести уверенность в себе и приложить какие-то усилия по саморазвитию или достижению успеха, вряд ли бы вы читали мой блог. Так что вы должны понимать, что я никого подпинывать не нанимался.

Итак, мы договорились: далеко не все в жизни зависит от человека. Окружение, раннее воспитание, даже погода вокруг, в конце концов, имеют на нас и нашу судьбу огромное влияние. Я уже писал об этом в статье о невезении. Написал об этом порядочно, здоровенный такой пост, конечный вывод в котором такой: «как ни мало от нас зависит, у нас нет другого выхода, кроме как использовать это правильно

«.

И знаете, что самое интересное? А то, что к материалу посыпались комментарии — но совсем о другом. А именно, в таком ключе: ой, не везет, все плохо, от меня ничего не зависит, а у соседа есть все.

(Собственно, этот пост отчасти пишется как общий ответ на эти комментарии).

Повторю еще раз:

  • Очевидно, что наша жизнь очень сильно зависит от внешних обстоятельств
    . От падения кирпича на голову никакой «кузнец своего счастья» не застрахован.
  • Очевидно, что в чем-то мы, тем не менее, можем влиять на свою жизнь — даже наперекор невезению
    . У нас есть выбор. Есть варианты, как собой распорядиться. Можно зарплату пропить, а можно вложить в свое образование — и это тоже повлияет на нашу жизнь.

Собственно, любой человек, если это действительно homo, я подчеркиваю, sapiens, то есть разумный, должен понимать: не нужно грезить о везении и абсолютном контроле на жизнью. Такого не бывает. Никогда.

Зато нужно делать вот что:

а) по максимуму использовать имеющиеся возможности по управлению судьбой; б) расширять эти возможности.

То и другое подразумевает очень и очень многое. По первому пункту это, например, стремление к осознанности в жизни, открытости миру (см. статью «залог успеха«), активному принятию решений. Привычка принимать решения самостоятельно, а не спускать дело на тормозах.

По второму, думаю, должно быть все понятно: расширение возможностей — это личностный рост, успех в материальном плане, физическое совершенствование.

Кстати. Все это тоже довольно банально. Гораздо интереснее вот какая вещь: человеку сложно отказаться от привычного образа мыслей в пользу правильного и обоснованного. Даже если и старый образ мыслей ему не нравится!

На примере комментариев к прошлой статье это отлично видно. Я говорю: забейте на выискивание причин невезения, делайте, что можно сделать; мне говорят: ой, мне не везет, все это фигня, ой бяда-бяда.

Понимаете? Будет лучше, если поймете. Ведь умение отказаться от непродуктивного, нелогичного образа мыслей — тоже расширят ваши возможности по ковке счастья. В общем, небесполезное умение.

Успехов!

На десерт: неплохая, как скромно замечу, моя статья на сайте «Мир личного развития» — «На чем основан ваш успех?«. Рекомендую дать себе труд ее прочитать, несмотря на не лучшее форматирование (должны исправить).

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

Плюсануть

Отправить

Класснуть

Хотите навести порядок в жизни, не кусая локти от стресса? Попробуйте таблицы для эффективного планирования (пользуюсь ими сама).

Каждый сам кузнец своего счастья

Жил-был на селе старый кузнец. Его кузница была такой же старой, как он сам.
В том селе с незапамятных времён существовал обычай: в канун Нового года все жители села сходились к кузнецу с кусочками свинца гадать. Они выливали расплавленный свинец в холодную воду, а потом смотрели, что получится, будет счастье или нет. Потому что без счастья, каким бы малым оно ни было, человек не может жить.
Так вот и сегодня — народу набралось полна кузница, и у каждого в руках кусок свинца. Все ждали полуночи. В полночь кузнец насыпал углей в горн и начал раздувать мехи. Когда угли в горне раскалились докрасна, кузнец дал людям железный ковшик, чтобы каждый сам плавил в этом ковше свинец и сам лил своё счастье. Но вот подошла очередь и самого кузнеца. Он бросил свинец в ковшик, расплавил его, вылил в воду и подождал, пока свинец остынет. А когда вынул его из воды, видит, что получилось ни то ни сё.
— Эх! — воскликнул кузнец.- Раз нет у меня счастья, так я сам своё счастье выкую!
Положил кусок железа в огонь, раскалил и начал ковать так, что всё вокруг грохотало. Вскоре показалась голова, затем плечи, туловище, ноги. Человек!
Кузнец достал железного человечка из огня, кинул его в воду. А вскоре из воды высунулась голова мальчика. Он сам вылез из корыта.
Не успел кузнец оглянуться, а Железный мальчик уже стоял рядом с отцом, размахивая большим молотом, и ковал так, что искры летели во все стороны.
Когда мальчику исполнилось три года, он выковал палицу весом в тридцать пудов и пошёл по белу свету.
Шёл день, шёл ночь, пока не дошёл до какого-то дома. Решив отдохнуть, он бросил свою палицу на завалинку, а палица пробила завалинку и упала в погреб.
Железный мальчик нагнулся, сунул руку в дыру, вытащил палицу. Потом вошёл в дом и попросился ночевать. Но лишь только мальчик лёг на кровать, как она под ним развалилась. Однако Железный мальчик и ухом не повёл — спит, да и всё. Утром он встал и пошёл дальше.
По дороге он встретил старика. Старичок попросил:
— Помоги мне, сынок, обмолоти за меня барский хлеб. У меня силы нет, а барин-то наш -сам чёрт!
Мальчик согласился и пошёл в овин. Там он за один час обмолотил столько хлеба, сколько старик и за день не сумел бы.
Управился мальчик и говорит:
— А теперь я вашего барина попугаю!
Взял свою палицу и грохнул ею по стене барского замка. Сперва накренились башенки, а потом рухнул и весь замок. И барин там остался.
Тогда люди спросили:
— Кто же теперь барином будет?
— Вы теперь сами себе хозяева, — ответил Железный мальчик.
— Но кто будет править нами?
Мальчик помахал своей железной палицей и сказал: — Каждый сам кузнец своего счастья! И ушёл. С той поры в той стране не было никаких господ.
оглавление

Каждый человек сам кузнец своего счастья

«Каждый сам творец своей судьбы», «каждый сам кузнец своего счастья» — правильно?

Конечно, я как автор блога, в шапке которого написаны такие замечательные пафосные слова, как «саморазвитие» и «управление временем» просто обязан тут же завопить что-то вроде:

— Да-да, конечно! А как же! Естественно, все в жизни зависит только от тебя! Вселенная тебя обожает!  Вот на мою рассылку еще подпишись, так совсем полюбит! Ура!

Однако я еще и считаю себя нормальным человеком, поэтому, конечно же не напишу такой ерунды.

Что, вы правда считаете, что человек сам творит свою судьбу? Во всем и всегда? Ну-ну. Скажите об этом, например, тем, кто погиб на фронте. У них были все возможности предотвратить это, правда? Да, только они вот поленились, ну и вышла неувязочка.

В общем-то, это очевидно. Как очевидно и то, что заклинания вроде «все в жизни зависит от тебя» вполне полезны, так как помогают поверить в себя и начать чего-то добиваться.

Однако давайте будем реалистами. Если вам нужны вспомогательные пинки, чтобы обрести уверенность в себе и приложить какие-то усилия по саморазвитию или достижению успеха, вряд ли бы вы читали мой блог. Так что вы должны понимать, что я никого подпинывать не нанимался.

Итак, мы договорились: далеко не все в жизни зависит от человека. Окружение, раннее воспитание, даже погода вокруг, в конце концов, имеют на нас и нашу судьбу огромное влияние. Я уже писал об этом в статье о невезении. Написал об этом порядочно, здоровенный такой пост, конечный вывод в котором такой: «как ни мало от нас зависит, у нас нет другого выхода, кроме как использовать это правильно«.

И знаете, что самое интересное? А то, что к материалу посыпались комментарии — но совсем о другом. А именно, в таком ключе: ой, не везет, все плохо, от меня ничего не зависит, а у соседа есть все.

(Собственно, этот пост отчасти пишется как общий ответ на эти комментарии).

Повторю еще раз:

  • Очевидно, что наша жизнь очень сильно зависит от внешних обстоятельств. От падения кирпича на голову никакой «кузнец своего счастья» не застрахован.
  • Очевидно, что в чем-то мы, тем не менее, можем влиять на свою жизнь — даже наперекор невезению. У нас есть выбор. Есть варианты, как собой распорядиться. Можно зарплату пропить, а можно вложить в свое образование — и это тоже повлияет на нашу жизнь.

Собственно, любой человек, если это действительно homo, я подчеркиваю, sapiens, то есть разумный, должен понимать: не нужно грезить о везении и абсолютном контроле на жизнью. Такого не бывает. Никогда.

Зато нужно делать вот что:

а) по максимуму использовать имеющиеся возможности по управлению судьбой;
б) расширять эти возможности.

То и другое подразумевает очень и очень многое. По первому пункту это, например, стремление к осознанности в жизни, открытости миру (см. статью «залог успеха«), активному принятию решений. Привычка принимать решения самостоятельно, а не спускать дело на тормозах.

По второму, думаю, должно быть все понятно: расширение возможностей — это личностный рост, успех в материальном плане, физическое совершенствование.

Кстати. Все это тоже довольно банально. Гораздо интереснее вот какая вещь: человеку сложно отказаться от привычного образа мыслей в пользу правильного и обоснованного. Даже если и старый образ мыслей ему не нравится! На примере комментариев к прошлой статье это отлично видно. Я говорю: забейте на выискивание причин невезения, делайте, что можно сделать; мне говорят: ой, мне не везет, все это фигня, ой бяда-бяда.

Понимаете? Будет лучше, если поймете. Ведь умение отказаться от непродуктивного, нелогичного образа мыслей — тоже расширят ваши возможности по ковке счастья. В общем, небесполезное умение.

Успехов!

На десерт: неплохая, как скромно замечу, моя статья на сайте «Мир личного развития» — «На чем основан ваш успех?«. Рекомендую дать себе труд ее прочитать, несмотря на не лучшее форматирование (должны исправить).



Поделиться

Поделиться

Твитнуть

Плюсануть

Отправить

Класснуть

«Каждый сам кузнец своей судьбы» Гай Юлий Цезарь и его умение плавать: Явления: Ценности: Lenta.ru

Одно движение руки может навсегда изменить ход истории. Иногда же для этого требуются неимоверные физические усилия — как римскому полководцу Гаю Юлию Цезарю во время боя в египетской Александрии. Рассказом о необычном заплыве основателя империи «Лента.ру» совместно с Rexona продолжает цикл партнерских материалов о знаменитых и необычных людях, которые уловили нужный момент или, наоборот, упустили свой шанс.

В Александрии стояли жаркие дни месяца паофи пятого года правления царя Птолемея XIII Филопатора. Впрочем, для главного героя этой истории шел октобер года консульства Цезаря и Ватии, иначе — 706-го от основания Рима. Мы же для простоты примем, что дело было в начале октября 48 года до нашей эры — о чем, разумеется, никто из действующих лиц не догадывался.

В Римской республике бушевала кровопролитная гражданская война. Молодой и энергичный политик Гай Юлий Цезарь только что нанес сокрушительное поражение главному сопернику (и бывшему соправителю), знаменитому на всю Ойкумену полководцу Гнею Помпею, прозванному Великим. После битвы при Фарсале в Греции Помпей с остатками армии бежал в Египет, где и был коварно убит по приказу евнуха Потина, практически правившего страной от лица малолетнего Птолемея. Когда Цезарь с 4000 солдат VI Железного легиона появился в Александрии, ему был преподнесен ларец с головой и фамильным перстнем Помпея — так египтяне рассчитывали задобрить победителя.

Вышло, однако, совсем иначе: Цезаря разъярило подлое убийство римского гражданина, бывшего консула и одного из самых знаменитых граждан республики. Но противостоять египетской армии с одним легионом он не мог. Оставалось или запереться в Александрийской крепости и ждать подкрепления, или попытаться прорваться обратно к морю. Был еще один небольшой шанс: завязать отношения со старшей сестрой Птолемея, 19-летней царицей Клеопатрой, популярной в народе и войсках, но впавшей в немилость у Потина и сосланной в отдаленный оазис. Но для этого требовалось время, и Цезарь решился идти на прорыв.

Кадр из сериала «Рим»

Легионеры были готовы ради своего вождя на все. «Проступки солдат он не всегда замечал и не всегда должным образом наказывал. Беглецов и бунтовщиков он преследовал и карал жестоко, а на остальное смотрел сквозь пальцы. А иногда после большого и удачного сражения он освобождал их от всех обязанностей и давал полную волю отдохнуть и разгуляться, похваляясь обычно, что его солдаты и среди благовоний умеют отлично сражаться», — так описывал отношение Цезаря к солдатам римский историк Светоний.

Самая отчаянная схватка развернулась у моста, соединявшего берег с защищавшим гавань молом. Под напором превосходящих сил противника римляне были вынуждены отступить; у небольшой лодки, на которой можно было перебраться к кораблям, образовалась свалка. Воины Цезаря пытались забраться на борт, сам же он презрел опасность и не стал бороться за место среди потерявших над собой контроль солдат.

Плавание считалось в античности одним из наиважнейших умений человека. «Он не умеет ни читать, ни плавать», — так говорили, желая подчеркнуть чью-либо вопиющую необразованность и никчемность. Но Гай Юлий Цезарь не только отменно владел мечом и пером, но и был великолепным пловцом. Он бросился в воду, зажав зубами край своего плаща, чтобы не оставлять его неприятелю, и высоко подняв над водой руку, в которой сжимал восковые таблички (в те времена их использовали для письма). Преодолев 200 шагов, он добрался до ближайшего корабля. «Каждый сам кузнец своей судьбы, — сказал он уже на палубе обеспокоенным соратникам. — Я часто сражался за победу, сегодня же — за жизнь». На спасенных им табличках был черновик письма к царице Клеопатре с предложением союза. Клеопатра подняла мятеж против брата, Птолемей был убит, а клика Потина свергнута. Союз с Клеопатрой очень скоро перерос из политического в личный. Спустя год у царицы родился сын, названный в честь отца Цезарионом. Судьба его (как и самой Клеопатры) оказалась трагичной, а жизнь недолгой, но это уже совсем другая история.

Подробнее на www.nepodvedimoment.ru

Rexona запускает проект, на котором вы можете поделиться своей историей о том, как вы не постеснялись протянуть руку обстоятельствам и остались в выигрыше. Регистрируйтесь на сайте и получайте призы от Rexona Men.

#неподведимомент #rexona

%d0%ba%d0%b0%d0%b6%d0%b4%d1%8b%d0%b9%20%d1%87%d0%b5%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b5%d0%ba%20%d0%ba%d1%83%d0%b7%d0%bd%d0%b5%d1%86%20%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b5%d0%b3%d0%be%20%d1%81%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%82%d1%8c%d1%8f — со всех языков на все языки

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАканАлтайскийАрагонскийАрабскийАстурийскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБагобоБелорусскийБолгарскийТибетскийБурятскийКаталанскийЧеченскийШорскийЧерокиШайенскогоКриЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийВаллийскийДатскийНемецкийДолганскийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГэльскийГуараниКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийВерхнелужицкийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнупиакИнгушскийИсландскийИтальянскийЯпонскийГрузинскийКарачаевскийЧеркесскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийКомиКиргизскийЛатинскийЛюксембургскийСефардскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМаньчжурскийМикенскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийКомиМонгольскийМалайскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийНауатльОрокскийНогайскийОсетинскийОсманскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийАрумынскийРусскийСанскритСеверносаамскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиШумерскийСилезскийТофаларскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийТувинскийТвиУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВьетнамскийВепсскийВарайскийЮпийскийИдишЙорубаКитайский

 

Все языкиАбхазскийАдыгейскийАфрикаансАйнский языкАлтайскийАрабскийАварскийАймараАзербайджанскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийКаталанскийЧеченскийЧаморроШорскийЧерокиЧешскийКрымскотатарскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧувашскийДатскийНемецкийГреческийАнглийскийЭсперантоИспанскийЭстонскийБаскскийЭвенкийскийПерсидскийФинскийФарерскийФранцузскийИрландскийГалисийскийКлингонскийЭльзасскийИвритХиндиХорватскийГаитянскийВенгерскийАрмянскийИндонезийскийИнгушскийИсландскийИтальянскийИжорскийЯпонскийЛожбанГрузинскийКарачаевскийКазахскийКхмерскийКорейскийКумыкскийКурдскийЛатинскийЛингалаЛитовскийЛатышскийМокшанскийМаориМарийскийМакедонскийМонгольскийМалайскийМальтийскийМайяЭрзянскийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПенджабскийПалиПольскийПапьяментоДревнерусский языкПуштуПортугальскийКечуаКвеньяРумынский, МолдавскийРусскийЯкутскийСловацкийСловенскийАлбанскийСербскийШведскийСуахилиТамильскийТаджикскийТайскийТуркменскийТагальскийТурецкийТатарскийУдмурдскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийУзбекскийВодскийВьетнамскийВепсскийИдишЙорубаКитайский

перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

Другие результаты
Универсальный магазин, например, соответствует сво­ему названию. A department store, for example, true to its name.
Каждый кузнец, который машет молотом, отблагодарит меня за это творение. Every blacksmith who has ever swung a hammer will thank me for this creation.
Кузнец мрачно поглядел на нее, когда она ворвалась в кузницу. The blacksmith looked up without smiling as she rushed into his shop.
Кузнец засунет меня в свою печь, если я сегодня не доставлю ему металл. That blacksmith will feed me to his forge if I don’t have that iron out there today.
Кузнец, ставший чрезвычайно осторожным, повел отряд через пастбище к роще вязов на вершине холма. The blacksmith, going very cautiously now, led the Riflemen across a rough pasture and into a grove of elm trees that grew at the hill’s summit.
Лучший кузнец Зевса в кузницах вашей цитадели выковал божественное оружие, с которым вы неуязвимы! Zeus’ master ironsmith, using the forges of your own citadel, has crafted these divine weapons that will make you invincible.
Кузнец стучал своим молотом по раскаленному до желтизны железу, прихваченному тяжелыми щипцами. The smith was plying his hammer on yellow-hot iron gripped in heavy tongs.
Кузнец ковал его ради мести, Когда напали на их деревню,. If you track down its origin, you will find this sword was forged to slay a murderer in a villege.
Это я, кузнец, вы приходили недавно ко мне. Yes, it’s me, the blacksmith you visited down below.
У Генделя есть прелестная музыкальная пьеса, которая называется Гармонический кузнец. There’s a charming piece of music by Handel, called the Harmonious Blacksmith.
Гэри Кузнец Блэк, известный всему Тихоокеанскому Северо-Западу, на своем горячем Pacemaker Vega… попытается обогнать Лонни Счастливчика Джонсона на Funny Car Eliminator. Look for Gary ‘ The Blacksmith Black, known throughout the Pacific Northwest, in the hot Pacemaker Vega… to be running Lonnie Lucky Man Johnson in the funny car eliminator.
На прошлой недели сгорел у меня кузнец, такой искусный кузнец и слесарное мастерство знал. And only last week my blacksmith got burnt to death! Such a clever hand at his trade he was!
Любовник его жены, кузнец художественных произведений. His wife’s lover, a forger of works of art.
Итак, волшебник изготовил из зуба демона… медиатор, которым кузнец должен был играть… настоящую, властную мелодию на своей лютне… чтобы завоевать сердце девы, которую он любил. And so the wizard fashioned the demon’s tooth… into a pick that would make the blacksmith play… only the most masterful of melodies on his lute… thereby winning the heart of the maiden he loved.
Понимаешь, — сказал старик. — Этот самый кузнец, Уайти, был такой чудак, что сыпал порошок, даже ежели клопов не было — просто так, для верности. Tell you what, said the old swamper. This here blacksmith — name of Whitey — was the kind of guy that would put that stuff around even if there wasn’t no bugs — just to make sure, see?
Сво-бо-да, — прошептала она. ‘It means freedom,’ she whispered.
Каждый сам кузнец своей судьбы. Every man is an artisan to his own fortune.
Но вы лучше сразу зарубите себе на носу: он истинный труженик, отличный кузнец, и, бывает, его затеи пользу приносят. But you remember this-he’s a fine worker, a good blacksmith, and some of his plans work out.
я говорил тебе беречь спину, кузнец? I told you to watch your back, smithy.
И что всего печальнее, ввел этого грабителя в лоно своей семьи, не ведая того, сам кузнец. And darker yet to tell, the blacksmith himself did ignorantly conduct this burglar into his family’s heart.
Одним словом, кузнец Вакх Железное брюхо. In short, the blacksmith Vakkh Iron Belly.
Элф был мастер на все руки: плотник, жестянщик, кузнец, монтер, штукатур, точильщик, сапожник. Alf was a jack-of-all-trades, carpenter, tinsmith, blacksmith, electrician, plasterer, scissors grinder, and cobbler.
Старший кузнец — сто двадцать ливров! And the farrier six score livres!
Кузнец, наверное, снова на своём коне. Farrier’s probably up his horse again.
Я кузнец, ремесленник I’m a smith, a craftsman.
Кузнец забыл вложить в меня сердце. The tinsmith forgot to give me a heart.
Кровельщик вступился даже за Гуже: в конце концов если кузнец может обходиться без выпивки, так это только его счастье. He even approved Goujet’s behavior for it was a real blessing never to be thirsty.
Но греческий Вулкан был и германский Виланд, кузнец, которого поймал и сделал хромым, подрезав ему поджилки, Нидунг, царь нидов. But their vulcan was the Germanic Wieland, the master-smith captured and hamstrung lame of a leg by Nidung, the kind of the Nids.
И кузнец отличный, и плотник, и столяр, он из кусочков дерева и металла мог смастерить что угодно. He was a good blacksmith and carpenter and woodcarver, and he could improvise anything with bits of wood and metal.
Кузнец отошел от нас на некоторое расстояние, чтобы еще нагляднее продемонстрировать свой строгий нейтралитет. The blacksmith retired from us a space farther to emphasize his strict neutrality.
Она догадывалась, что кузнец находится там. Как тяжело, что он слышит все эти заслуженные упреки, на которые она ничего не может ответить! If he was in there, it was most annoying that he should hear these just criticisms.
Пахарь, жнец, матрос, кузнец явятся тебе, залитые светом, подобно блаженным в раю. The laborer, the harvester, the sailor, the blacksmith, will appear to you in glory like the blessed spirits in paradise.
Кузнец, кишки в драке отбили, он смастерил себе новые. A blacksmith, his guts hurt in a fight, fashioned new ones for himself.
Сидя в этой комнате, среди всех этих лекарств, кузнец видел, с какой самоотверженностью Жервеза ухаживает за Купо, как она всем сердцем любит его, и проникался к ней величайшим уважением. Goujet developed a very deep affection for Gervaise in this atmosphere of unselfish devotion.
Вот какое дело, — сказал он, помолчав. -Последним здесь спал один кузнец, славный малый, и чистюля, каких поискать. Tell you what- he said finally, last guy that had this bed was a blacksmith — hell of a nice fella and as clean a guy as you want to meet.
Однажды, когда они заехали на почту в Глен Эллен, чтобы отправить письмо, их окликнул кузнец. One day, stopping to mail a letter at the Glen Ellen post office, they were hailed by the blacksmith.
У нее красивые глаза, Кузнец. He’s got pretty eyes, Hammersmith.
Кузнец, это мои друзья. Hammersmith, these are my friends.
Братец Железомес, плохой ты кузнец. Ironrubber, you’re a bad hammersmith.
Держались за руки… потом этот кузнец… We held hands.. then the ghosts were lumberjacks…
Пип, милый ты мой дружок, в жизни, можно сказать, люди только и делают, что расстаются. Кто кузнец, кто жнец, а кто и повыше. Pip, dear old chap, life is made of ever so many partings welded together, as I may say, and one man’s a blacksmith, and one’s a whitesmith, and one’s a goldsmith, and one’s a coppersmith.
Потому что я счастив оплатить свою часть. Because I am happy to pay my share.
В помышлениях о браке княжне Марье мечталось и семейное счастие, и дети, но главною, сильнейшею и затаенною ее мечтою была любовь земная. In her thoughts of marriage Princess Mary dreamed of happiness and of children, but her strongest, most deeply hidden longing was for earthly love.
Mademoiselle Blanche играла в trente et quarante сначала хорошо, потом ей стало сильно изменять счастие; так я припоминаю. At first Mlle. Blanche played ‘trente et quarante’ with fair success, but, later, her luck took a marked change for the worse.
Нет, неправду не может она сказать с этими глазами, — подумала мать, улыбаясь на ее волнение и счастие. No, she could not tell an untruth with those eyes, thought the mother, smiling at her agitation and happiness.
Его поздравляли, — сказал высокий полковник. — Второй императорский приз; кабы мне такое счастие в карты, как ему на лошадей. We’ve been celebrating his success, said the tall colonel. It’s his second Imperial prize. I wish I might have the luck at cards he has with horses.
Я знал, что отец почтет за счастие и вменит себе в обязанность принять дочь заслуженного воина, погибшего за отечество. I knew my father would deem it a duty and an honour to shelter in his house the daughter of a veteran who had died for his country.
В нем, очевидно, совершался тот переворот, который должен был заставить его смотреть на смерть, как на удовлетворение его желаний, как на счастие. There was evidently coming over him that revulsion that would make him look upon death as the goal of his desires, as happiness.
И что бы мне это ни стоило, я сделаю счастие бедной Am?. Она так страстно его любит. Она так страстно раскаивается. And cost what it may, I will arrange poor Amelie’s happiness, she loves him so passionately, and so passionately repents.
С другой стороны, несчастие ее мужа дало ей слишком большое счастие, чтобы раскаиваться. On the other side her husband’s unhappiness had given her too much happiness to be regretted.
Мы просто дождемся, когда кузнец уйдет, тогда я проберусь туда и сделаю новый стержень. We just need to wait until the blacksmith leaves, then I can sneak in there and make a new rod.
Я офицер и дворянин; вчера еще дрался противу тебя, а сегодня еду с тобой в одной кибитке, и счастие всей моей жизни зависит от тебя. I am an officer and a gentleman; but yesterday I was waging war with you, and now I am travelling with you in the same carriage, and the whole happiness of my life depends on you.
Авось молодости, тайное желание изведать свое счастие, испытать свои силы в одиночку, без чьего бы то ни было покровительства — одолели наконец. But the adventurous daring of youth, the secret desire to try his luck, to test his powers independently without anyone else’s protection — prevailed at last.
У тебя неплохой вкус, кузнец. You have good taste, blacksmith.
Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. The quiet home life and peaceful happiness of Bald Hills presented itself to him.
Кузнец отпускал по этому поводу такие остроты, что мне с Патрицией пришлось немного отстать. The blacksmith made such jokes about it that I thought better to drop behind a bit with Patricia Holl-mann.
Но что за необычайная гениальность! — вдруг вскрикнул князь Андрей, сжимая свою маленькую руку и ударяя ею по столу. — И что за счастие этому человеку! What an extraordinary genius! Prince Andrew suddenly exclaimed, clenching his small hand and striking the table with it, and what luck the man has!
Кузнец молчал, судорожно выдергивая траву целыми пучками. Goujet clenched his hands and remained silent.
Привяжется счастие, например, к красной и не оставляет ее раз десять, даже пятнадцать сряду. The circumstance is that not infrequently luck attaches itself to, say, the red, and does not leave it for a space of say, ten, or even fifteen, rounds in succession.
кузнец или типа того.. все еще держит молот. a blacksmith or something… still got the hammer in his hand.

«Каждый кузнец своего счастья»

Друскининкай славился праздниками кузнечного дела как одного из старейших ремесел прошлого века. После долгого перерыва эту праздничную традицию возродил сертифицированный ремесленник, который творит и живет в Друскининкае. Кузнечным делом занимается с 2011 года, а в 2012 году организовал первую мастерскую, ставшую в городе традицией. Жители Друскининкая и гости курорта могут понаблюдать за работой кузнецов во время этого мероприятия, а также поучаствовать в образовательных мероприятиях, испытать магию самой кузницы и очарование кузнечного ремесла.

Цель образовательной программы

Теоретически и практически познакомить людей с кузнечным ремеслом.

Мероприятия : Во время обучения вы узнаете о традиционном кузнечном ремесле и получите возможность опробовать процесс этой работы. Харизматичный мастер остроумно познакомит с кузнечным ремеслом, расскажет разные истории, поговорки, уроки кузнечного дела в литовском фольклоре. Вы также увидите практическую демонстрацию процесса работы кузнеца, увидите используемые инструменты: старинные кузнечные кожаные мехи, кузницу и другое кузнечное оборудование.Вы также сможете потренироваться в работе с молотком и помочь кузнецу выковать простой сувенир, например, гвоздь или подкову счастья. Здесь будет достаточно тепла и хороших эмоций!

Продолжительность обучения: 1 час.

Количество участников: до 12 человек.

Место : В 25 км от Друскининкая мы можем прибыть к месту назначения с мобильным кузнечным оборудованием.

Сезонность : Круглый год.

Языки : литовский, русский.

Требуется предварительная регистрация!

Свидетельство о ремесле кузнечного дела № 00721 ​​от 18.05.2015.

Мы все кузнецы собственного счастья, — говорит один из 100 новых лиц Казахстана.

АСТАНА — 55-летний ремесленник из Семея сохраняет национальные ремесла, создавая уникальные украшения и традиционные боевые предметы из металла, кожи, кожи и кости. Абылайхан Асылбай, мастер с ограниченными способностями, но сильной волей, был назван одним из 100 новых лиц Казахстана.

Абылайхан Асылбай. Фото: 100esim.el.kz

«Мои отец, дед и прадед занимались ремеслами. Это у нас в крови. К сожалению, раньше на искусство не было времени. Я работал, занимался спортом, но только через один день, злополучный или счастливый, я продолжил дело своих предков », — сказал он.

Асылбай упал со строительного крана в 1997 году. В результате перелома позвоночника и множества других травм он не мог стоять и ходить.

«Три года я даже не могла двигаться.Затем я начал усиленно работать, и это помогло мне встать на костыли. Я не сидел в инвалидной коляске — я дал слово, что не буду сидеть в ней, и я не нарушал это слово уже 20 лет », — сказал он.

Посмотрев телепередачу об известном казахском народном художнике и мастере ремесел Даркембай Чокпарове, Асылбай осознал следующий жизненный путь. В течение нескольких лет он каждое лето работал с мастером, чтобы учиться и оттачивать его навыки, а затем открыл свою небольшую мастерскую.

Кроме украшений, «Асылбай» изготавливает для казахстанских реконструкторов батыра почти все предметы экипировки — шлемы, доспехи, оружие, стрелы и кольчуги.Часто работает по 10 часов в день.

Его первым делом было снабдить казахского воина 25-килограммовой кольчугой, проект рассчитан на три года. У Асылбая не было четких инструкций относительно того, как сделать доспех, соединив десятки тысяч проволочных колец несложным узором. Когда военная форма была готова, он представил свое творение на выставке. Свои работы он также продемонстрировал на выставке, проходившей в рамках ЭКСПО-2017.

Асылбай делится своими знаниями и методами со своими учениками, число которых растет с каждым годом.Он также работает с людьми, которые сталкиваются с проблемами, которые стремятся получить новые навыки. Он советует всем найти свою страсть, считая, что каждый кузнец своего счастья.

Каждый из нас «кузнец своего счастья»

Железо при нагревании в огне и ударах становится прекрасным мечом. («Письмо из Садо», Сочинения Нитирэн Дайшонина, , т. 1, стр. 303)

Изготовление меча включает в себя ковку железа, его многократную закалку и складывание для устранения внутренних пустот, слабых мест и примесей, повышая его структурную прочность.

Точно так же, когда мы постоянно бросаем себе вызов и побеждаем свои проблемы с помощью буддийской практики, мы можем преодолеть свои слабости, стать сильнее и полностью раскрыть свой потенциал. Развитие внутренней силы духа для победы в любых обстоятельствах — величайшее преимущество практики буддизма Нитирэн и ключ к непревзойденной счастливой жизни.

В марте 1272 года, через пять месяцев после того, как он пережил попытку казни и был сослан на остров Садо, Ничирен Дайшонин написал вышеупомянутый отрывок в письме, адресованном своим ученикам.Он провел суровую и холодную зиму в полуразрушенной хижине, не защищавшей от снега и ветра. Тем не менее, Ничирен оставался решительным в своей миссии по поддержанию и распространению мистического закона Нам-миохо-ренге-кё, выражая при этом глубокую заботу о своих учениках.

Его решимость выражена в заявлении: «Железо, когда его нагревают в огне и колотят, становится прекрасным мечом. Достойные и мудрецы проверяются злоупотреблением »(« Письмо из Садо », WND-1, 303).

Далее он заявляет: «Мое настоящее изгнание произошло не из-за какого-либо светского преступления» (WND-1, 303), объясняя, что, хотя невозможно полностью понять причины, которые он создал в прошлых жизнях, его нынешние трудности существуют, поэтому что он может преобразовать всю свою негативную карму в этой жизни.

Икеда Сэнсэй объясняет:

Мы практикуем буддизм, чтобы создавать и преобразовывать нашу жизнь. В самом деле, как утверждает русский писатель Михаил Шолохов, каждый из нас — «кузнец собственного счастья». Мои ученики, станьте сильными, как сталь, крепкими, как мечи из закаленной стали! Встаньте как истинные достойные и мудрецы! ( Учение о победе , т. 1, с. 32)

Мы можем изменить нашу карму

При возникновении проблем мы можем чувствовать себя разочарованными и расстроенными или просто грустными и несчастными.Но жизненно важно не поддаваться таким эмоциям.

В другом письме Ничирен советует верующему:

Незакаленное железо быстро тает в пылающем огне, как лед в горячей воде. Но меч, даже когда он подвергается воздействию сильного огня, какое-то время выдерживает жару, потому что он хорошо выкован. Уговаривая вас таким образом, я пытаюсь укрепить вашу веру. («Герой мира», WND-1, 839)

Мы можем столкнуться с трудностями и изменить свои негативные наклонности, обильно воспевая Нам-миохо-ренге-кё, участвуя в деятельности SGI и делясь с другими философией буддизма, наполненной надеждами.Эти действия пробуждают и пробуждают присущую нам мудрость, мужество и сострадание, наше состояние будды, чтобы предпринять наиболее эффективные действия для преобразования наших обстоятельств.

Если мы потеряем уверенность во время этого процесса, мы можем искать ободрения у наших старших по вере, которые выстояли и преодолели различные трудности.

Главное — научиться у дайшонинов, как сохранять решимость побеждать, несмотря ни на что.

«Именно тогда, когда мы подвергаемся испытанию огнем кармы, — говорит Сэнсэй, — мы можем показать свой истинный характер» ( The Teachings for Victory , vol.1. С. 82–83).

Существуют трудности, которые помогают нам углубить нашу человечность

Передавая дух , с которым Дайшонин побуждает своих учеников проявлять настойчивость, Сэнсэй заявляет:

Ничирен энергично подбадривает своих сражающихся последователей, словно тряс их за плечи: «Вы должны изменить свою карму! Сила сделать это существует внутри вас! Не убегай от невзгод! Настоящая победа — это победа над собственными слабостями! Великое страдание порождает великий характер! Станьте стойким победителем! » ( Учение о победе , т.1, стр. 32)

Сражаясь через боли и проблемы жизни, мы преодолеваем
наш эгоизм, негатив и страх, и мы развиваем нашу человечность и углубляем наше сострадание и сочувствие к другим. Мы можем стать людьми с «великим характером» и «стойкими победителями», которые демонстрируют положительные результаты нашей буддийской практики, работая на счастье себя и других, а также на улучшение мира.

—Подготовлено Исследовательским отделом SGI-USA

уроков жизни от «Деревенского кузнеца»

Примечание редактора: это гостевой пост от Стива Камба из Nerd Fitness.

Поскольку прошлый понедельник — День труда, неофициальное завершение лета, я хочу поговорить с вами о решимости, железной воле и тяжелой работе: уроках, которые я извлек из книги Генри Уодсворта Лонгфелло «Деревенский кузнец».

Моя цель — вдохновить вас продолжать стремиться к лучшему, даже если лето закончилось. Дни будут становиться короче и холоднее, и многие мужчины почувствуют желание натянуть одеяло на голову и впасть в спячку. Но в то время как все остальные начнут нисходящую спираль до Нового года, вы будете тихо и настойчиво переделывать себя с этого момента до тех пор, пока не достигнете 2013 года на полной скорости.

Давайте посмотрим, чему нас могут научить мистер Лонгфелло и его кузнец.

Деревенский кузнец

Хотя вы можете прочитать стихотворение полностью на Bartleby.com (настоятельно рекомендуется), я хотел бы обратить ваше внимание на несколько ключевых строф, которые всегда находили у меня большой отклик:

Его лоб мокрый от честного пота,
Он зарабатывает все, что может,
И смотрит в лицо всему миру,
Ибо он никому не должен.

Кузнец — человек, к которому мы все должны стремиться . Он понимает, что ему ничего не должно просто за то, что он существует; его будущее на 100% зависит от него самого и никого другого. Таким образом, он подталкивает себя к тому, чтобы стать лучше, каждую ночь ложась спать гордым, зная, что он сделал все возможное, чтобы создать хорошую жизнь.

Неделя за неделей, с утра до ночи,
Слышно, как стучат его мехи;
Слышно, как он качает свои тяжелые сани,
Размеренно и медленно.

Кузнец понимает, что будут периоды пира и голода, времена триумфа и времена печали, дни, когда все идет хорошо, и дни, когда все идет не так. Он не слишком взволнован, когда дела идут хорошо, и он не перекладывает на себя вину и не извиняется, когда что-то идет не так. Он знает, что успех не приходит в одночасье, а достигается постоянным совершенствованием, день за днем, в течение недель, месяцев и лет.

Трудящийся, радующийся, скорбящий,
Он идет вперед по жизни;
Каждое утро начинается какое-то задание,
Каждый вечер оно закрывается;
Что-то попыталось, что-то сделано,
Заработал отдых на ночь.

Каждое утро кузнец отправляется начинать новое задание и к концу дня выполняет его. Кузнец понимает важность достижения цели. Он убирает все, что отвлекает, берет свой молоток и приступает к работе! Выполнив свои ежедневные задачи, он идет домой, чтобы провести время с друзьями и семьей, оставив позади дневные хлопоты и заботы, чтобы сосредоточиться на качественном времени со своими близкими. Он нашел баланс между работой и личной жизнью, который делает его счастливым.

Спасибо, спасибо, мой достойный друг,
За урок, который ты преподал!
Таким образом, в пылающей кузнице жизни
Наши состояния должны быть созданы;
Так на своей звучащей наковальне образуют
Каждое горящее дело и мысль.

Кузнец понимает, что он может построить свое будущее любым методом, который сочтет подходящим. Для того, чтобы прожить жизнь, потребуются тысячи ударов молотком, но он полностью контролирует, как будет взмахивать молотком.

Ты кузнец

Начиная с сегодняшнего дня, я хочу, чтобы вы представили себя кузнецом, а свою жизнь — железом. Вы можете быть НАСТОЯЩИМ кузнецом, если хотите, но сегодня давайте продолжим смотреть на вещи образно. Ваша работа — плавить, формовать, молотить и воссоздавать из железа что-то красивое, функциональное и прочное. Никто, кроме вас, не несет ответственности за форму вашего утюга, что прекрасно. Вы можете просыпаться в восторге от предстоящего дня и лечь спать, гордые своими достижениями.Вы можете смотреть на свое железо, направлять своего внутреннего Тома Хэнкса и кричать в небеса: «ПОСМОТРИ, ЧТО Я СОЗДАЛ».

Также важно знать, что отказ — это не плохо, это просто выход из строя вашего железа . Как упоминалось ранее, железо необходимо разложить и расплавить, прежде чем его можно будет воссоздать во что-то более прочное. Каждый раз, когда вы едите более здоровую пищу, читаете книгу вместо бездумного серфинга в Интернете или решаете заняться спортом, а не спать, вы размахиваете молотком и превращаете утюг в нечто большее.И наоборот, каждый раз, когда вам не удается выздороветь, или не удается победить, или не удается выполнить какой-либо новый план, который у вас был в жизни, вы успешно определили путь, который вам не подходит! Поздравляем, теперь вы можете перейти к другому методу отношения к своей жизни как к личному эксперименту.

Определите способы улучшения баланса между работой и личной жизнью. Часто ли вы просыпаетесь ошеломленным, смотрите на 100 дел в своем списке дел, а затем не получаете ровно НИ ОДНОГО из них на самом деле? Пока я не научился управлять своим временем за компьютером, это был я.Работа вторглась в мою личную жизнь, и я изо всех сил пытался разделить их, не уделяя своей работе, друзьям и семье должного внимания. Затем я решил относиться к продуктивности как к железу, которое можно было починить, отбивать и немного улучшать каждый день в течение нескольких месяцев, пока я не стал совершенно другим (и гораздо более продуктивным) человеком. Теперь у меня много времени, чтобы читать, заниматься спортом и исследовать, отдыхать с друзьями и проводить непрерывное время с близкими.

Поймите, что вам потребуются тысячи ударов молотка, устойчивых и взвешенных, чтобы превратить ваше железо в то, что вы с гордостью назовете своим. Этого не произойдет в одночасье. Этого не произойдет через неделю. Могут потребоваться месяцы и месяцы устойчивых колебаний, чтобы улучшить себя физически, в то время как могут потребоваться годы, чтобы улучшить себя умственно или духовно. Не позволяйте этому сдерживать вас — каждый день сосредотачивайтесь только на небольших изменениях и взвешенных улучшениях. Мой друг Джо — один из лучших кузнецов, которых я знаю — он месяцами спокойно размахивал молотком и создал нечто невероятное, сбросив 128 фунтов за 10 месяцев.

Вы кузнец. Ваши удары молотка до этого момента вашей жизни превратили ваше железо в то, что вы видите в зеркале. Если вы недовольны состоянием, формой и стилем вашего утюга, ничего страшного! Нет абсолютно никаких причин, по которым вы не можете запустить кузницу сегодня и начать ее переделывать. Подобно тому, как железо нагревается, плавится и восстанавливается сильнее, ваше тело разрушается и восстанавливается сильнее с каждой тренировкой и каждым здоровым приемом пищи. Ваши неудачи приближают вас на один шаг к поиску работающего метода.Так что качайтесь!

У вас есть возможность построить свое будущее в кузнице жизни, никто не создаст ваше будущее за вас. Никто не передаст вам ваш проект идеально созданного тела или тонко настроенного интеллекта. Его нужно заработать кровью, потом и слезами. Вы должны схватить свой молот и постоянно раскачивать его, чтобы переделывать, переделывать и перезапускать. Сделайте свой утюг.

По мере того, как лето подходит к концу, большинство людей закрывают кузницу до января, когда новогодние решения требуют, «возможно, внести некоторые изменения.«Сегодня я призываю вас поддерживать огонь в ближайшие месяцы. Я призываю вас подтолкнуть себя к тому, чтобы стать лучшим кузнецом, изготовить лучшее железо, найти способ сбалансировать свою жизнь, работу и семью.

Сегодня. Завтра. И каждый день после этого.

Возьмите молоток и начните махать.

_________________________________________

Когда он не пытается стать лучше, Стив Камб помогает ботаникам и обычным фанатам улучшить свою жизнь на уровне NerdFitness.ком . Вы можете подписаться на Nerd Fitness Rebellion и связаться со Стивом по телефону @SteveKamb .

Деревенский кузнец Генри Уодсворта Лонгфелло — Стихи

Прелюдия

Это первобытный лес. Шепчущие сосны и болиголовы,
Бородатые мхом и в зеленых одеждах, неразличимые в сумерках,
Стой, как друиды древности, с грустными и пророческими голосами,
Стой, как сены арфистов, с бородой на груди.
Громко из каменистых пещер соседний океан
Громко говорит и безутешным акцентом отвечает на вой леса.

Это первобытный лес; но где же сердца, которые под ним
Прыгали, как косуля, когда он слышал в лесу голос охотника
Где деревня с соломенной крышей, дом акадских фермеров,
Людей, чьи жизни скользили по рекам, которые текут по воде леса,
Затемненные тенями земли, но отражающие образ неба?
Отходы — те приятные фермы, а фермеры ушли навсегда!
Рассеяны, как пыль и листья, когда мощные порывы октября
Хватают их, поднимают в воздух и окропляют их далеко за океаном
От красивой деревни Гран-Пре остались только традиции.

Вы, которые верят в любовь, которая надеется, и терпит, и терпеливы,
Вы, которые верят в красоту и силу женской преданности,
Примите скорбную традицию, все еще воспеваемую соснами в лесу;
Список к сказке о любви в Академии, доме счастливых.

Часть первая

Песнь I

В акадской земле, на берегу бассейна Минас,
Далеко, уединенно, тихо, маленькая деревушка Гран-Пре
Лежит в плодородной долине.Обширные луга простирались на восток,
Давая название селению, и пастбища для бесчисленных отар.
Плотины, которые руки фермеров поднимали с непрекращающимся трудом,
Не позволяйте бурным приливам; но в назначенное время года шлюзы
открывались и приглашали море блуждать по лугам по желанию.
На западе и на юге были льняные поля, фруктовые сады и кукурузные поля.
Далеко простирались и не оградились по равнине; и дальше к северу
Взошел Бломидон, и леса старые и возвышались над горами
Морские туманы раскинули свои палатки, и туманы могучей Атлантики
Смотрел на счастливую долину, но никогда не спускался со своей станции
Туда посреди своих ферм покоилась акадская деревня.
Прочно построены были дома из дуба и болиголова,
Такие, как крестьяне Нормандии, построенные во времена правления Генриха.
Соломенные крыши со слуховыми окнами; и фронтоны выступающие
Над подвалом внизу защищали и затеняли дверной проем.
Там тихими летними вечерами, когда ярко светил закат.
Освещал деревенскую улицу и позолочил лопатки на дымоходах,
Матроны и девицы сидели в белоснежных шапках и в киртлах. золотой
Лен для ткацких станков, чьи шумные челноки в дверях
Смешивали их звук с жужжанием колес и песнями дев,
Торжественно по улице шел приходской священник и дети
Прервав свою игру, чтобы поцеловаться руку, которую он протянул, чтобы благословить их.
Преподобный ходил среди них; и поднялись матроны и девушки,
Приветствуя его медленное приближение словами нежного приветствия.
Тогда рабочие пришли домой с поля, и солнце спокойно зашло.
До его покоя, и преобладали сумерки. Анон с колокольни
Тихо звучал Ангелус, и над крышами деревни
Столбы бледно-голубого дыма, как восходящие облака ладана,
Поднялись из сотни очагов, домов мира и довольства.
Так жили вместе в любви эти простые акадские земледельцы, —
жили в любви Бога и человека.Так же были они свободны от страха, царящего с тираном, и зависти, порока республик.
Ни замков у дверей своих не было, ни решеток у окон;
Но жилища их были открыты, как день, и сердца их владельцев;
Там самые богатые были бедными, а самые бедные жили в достатке.

Несколько в стороне от деревни, ближе к бассейну Минаса,
Бенедикт Беллефонтен, самый богатый фермер Гран-Пре,
Жил на своих приусадебных участках: и вместе с ним, руководя его домом,
Жила Нежная Эванджелина, его ребенок и гордость села.
Сталворт, величавый по форме, был человеком семидесяти зим;
Здоров и бодр был он, дуб, покрытый снежинками;
Белы, как снег, его локоны, а щеки коричневые, как дубовые листья.
Прекрасна была она, чтобы созерцать, ту деву семнадцати лет.
Черными были ее глаза, как ягода, растущая на шипе на обочине дороги,
Черными, но как нежно они сияли под коричневым оттенком ее локонов!
Сладко было ее дыхание, как дыхание коров, кормящихся на лугах.
Когда в жару она несла жнецам в полдень
Кувшин домашнего эля, ах! Прекрасна была девушка,
Прекрасная была она, когда в воскресенье утром, когда колокол из башни
Окропил святыми звуками воздух, когда священник своим иссопом
окропил прихожан и осыпал их благословениями,
Даун длинную улицу, по которой она прошла, с ее венком из бус и миссалом,
В своей норманнской кепке и синей юбке, и с серьгами,
, привезенных в старину из Франции, и с тех пор, как семейная реликвия,
Handed от матери к ребенку через долгие поколения.
Но небесное сияние — более неземная красота —
Сиял на ее лице и окружал ее фигуру, когда, после исповеди,
Домой безмятежно шла с Божьим благословением на нее.
Когда она ушла, это было похоже на прекращение изысканной музыки.

Прочно построенный из дубовых балок дом фермера
Стоял на склоне холма, возвышающегося над морем; и тенистый сикомор (
) рос у двери, обвитая его дровами.
Грубо вырезано крыльцо с сиденьями под ним; и тропинка
Вела через фруктовый сад и исчезла на лугу.
Под платаном были ульи, нависшие над навесом,
Такие, как путешественник видит в отдаленных краях у обочины дороги,
Построенный из ящика для бедных или блаженный образ Марии.
Еще ниже, на склоне холма, был колодец с его поросшим мхом ведром, скрепленным железом, а рядом с ним корыто для лошадей.
Защищали дом от штормов с севера амбары и приусадебный участок,
Там стояли телеги с широкими колесами, старинные плуги и бороны;
Там были загоны для овец; и там, в своем пернатом сералье,
выступил над царственной индейкой и пропел петуха тем же самым голосом
, который в древности поразил кающегося Петра.
Амбары засыпаны сеном, а сами села. В каждом из них
Вдали от фронтона выступала соломенная крыша; и лестница,
Под навесом, вела на пахучий кукурузный чердак.
Там тоже стояла голубятня со своими кроткими и невинными обитателями
Вечный бормотание любви; а наверху в варианте ветры
Бесчисленные шумные флюгеры дребезжали и пели мутации.

Таким образом, в мире с Богом и миром фермер из Гранд-Пре
Жил на своей солнечной ферме, а Эванджелина управляла его домом.
Многие юноши, когда он преклонил колени в церкви и открыл свой молитвенник,
Смотрел на нее как на святую своей глубочайшей преданности;
Счастлив был тот, кто прикоснулся к ее руке или краю ее одежды!
Многие женихи приходили к ее двери, подружившись с темнотой,
И когда он стучал и ждал, чтобы услышать звук ее шагов,
Не знал, что бьется громче, его сердце или железный молоток;
Или на радостном празднике Покровителя деревни,
Смелее выросла и сжала ее руку в танце, когда он шептал
Торопливые слова любви, которые казались частью музыки.
Но из всех, кто пришел, только юный Гавриил был желанным гостем;
Габриэль Лажунесс, сын кузнеца Василия,
Который был сильным человеком в деревне и уважаемым из всех людей;
Ибо от рождения времени во все века и народы,
Народ почитает ремесло кузнеца.
Василий был другом Бенедикта. Их дети с самого раннего детства
Выросли вместе как брат и сестра; и отец Фелициан,
священник и педагог в деревне, научил их письму
из той же самой книги, с церковными гимнами и простой песней.
Но когда гимн был спет и ежедневный урок закончен,
Быстро поспешили к кузнице Василия кузнеца.
Там, у двери, они стояли, с удивленными глазами созерцая его.
Возьми в его кожаные колени копыто лошади, как игрушку,
Прибив башмак на его место; а рядом с ним шина колеса телеги
Лежала, как огненная змея, свернувшись кольцом пепла.
Часто в осенние дни, когда снаружи в сгущающейся тьме
Вспыхивала светом кузница, сквозь каждую щель и щель,
Тепло у кузницы внутри они смотрели на работающие мехи,
И когда его дыхание прекратилось, и искры погасли в пепел,
Весело рассмеялся и сказал, что это монахини, входящие в часовню.
Зимой едут на санях, стремительны, как орел,
Преследуя по склону холма, они скользили по лугу.
В сараях карабкались они к многолюдным гнездам на стропилах,
Жадными глазами ища тот чудесный камень, который ласточка

Приносит с берега моря, чтобы вернуть вид своим птенцам;
Повезло тому, кто нашел этот камень в гнезде ласточки!
Так прошло несколько стремительных лет, и они больше не были детьми.
Он был отважным юношей, и лицо его, как лицо утра,
Осчастливило землю своим светом и созрело мысль в действие.
Теперь она была женщиной, с сердцем и надеждами женщины.
«Солнце святой Евлалии» — так она называлась; ибо это был солнечный свет
Который, как полагали фермеры, наполнит их сады яблоками
Она тоже принесет в дом своего мужа радость и изобилие,
Наполнив его любовью и красными лицами детей.

Песнь II

Теперь вернулось время года, когда ночи становятся все холоднее и длиннее,
И заходящее солнце входит в знак Скорпиона.
перелетных птиц плыли по свинцовому воздуху, от скованных льдом,
Пустынных северных заливов к берегам тропических островов,
Урожай был собран; и дикие с ветрами сентября
Боролись деревья в лесу, как в древности Иаков с ангелом.
Все знамения предсказывали зиму долгую и ненастную.
Пчелы с пророческим инстинктом нужды копили мед
Пока ульи не переполнились; и индейские охотники утверждали, что
будет холодной зимой, потому что у лисиц был густой мех.
Такова была осень. Затем последовал тот прекрасный сезон,
, названный благочестивыми акадскими крестьянами Летом Всех Святых!
Воздух был наполнен мечтательным и волшебным светом; и пейзаж
Лежит как будто заново созданный во всей свежести детства.
Казалось, мир воцарился на земле, и беспокойное сердце океана
было на мгновение утешено.Все звуки были гармонично смешаны.
Голоса играющих детей, кукареканье петухов на фермах,
Шум крыльев в сонном воздухе и воркование голубей,
Все были подавлены и низки, как шепот любви и великое солнце
Смотрели оком любви сквозь золотые пары вокруг него;
Каждое сияющее дерево в лесу, облаченное в красные, алые и желтые одежды,
Сияло от росы.
Сверкало, как платан перс, украшенный мантии и драгоценностями.

Теперь возобновилось царство покоя, любви и покоя.
День с его бременем и зноем ушел, и закатились сумерки.
Вернула вечернюю звезду в небо и стада в усадьбу.
Они подошли к земле, опираясь шеями друг о друга,
И с раздутыми ноздрями вдыхая вечернюю свежесть.
Прежде всего, несущая колокольчик, красивая телка Эванджелины,
Гордится своей белоснежной шкурой и лентой, которая развевалась у ее воротника,
Тихо шагала и медленно, как будто чувствовала человеческую привязанность.
Тогда вернулся пастух со своими блеющими стадами с моря,
Где было их любимое пастбище. За ними следовал сторожевой пес,
Терпеливый, полный важности и величавый в гордости своего инстинкта,
Ходил из стороны в сторону с властным видом и великолепно
Размахивал своим пушистым хвостом и подгонял отставших;
Правителем стада был он, когда пастырь спал; их защитник,
Когда ночью из леса, сквозь звездную тишину выли волки.
Поздно, с восходом луны, возвратил телеги с болот,
Груженый соленым сеном, наполнявшим воздух своим запахом.
Весело заржали кони, с росой на гривах и путях,
В то время как деревянные массивные седла взлетели на их плечах,
Раскрашены блестящими красками и украшены малиновыми кистями цветет.
Терпеливо стояли коровы между тем и отдавали вымя
Руке доярки; в то время как громко и в правильном ритме
В звуковые ведра спускались пенящиеся ручейки.
Мычание скота и раскаты смеха были слышны во дворе фермы,
Эхом отозвались в сараях. Вскоре они погрузились в тишину;
Сильно закрытые, с дребезжащим звуком, клапаны дверей сарая,
Стукнули по деревянным решеткам, и все какое-то время было тихо.

В дверях, в тепле у широкоугольного камина, праздно фермер
Сидел в своем кресле-локтете и смотрел, как пламя и клубы дыма
Сражались вместе, как враги в горящем городе. Позади него,
Кивая и насмехаясь вдоль стены, фантастическими жестами,
метнул свою огромную тень и исчез в темноте.
Лица, неуклюже вырезанные из дуба, на спинке его кресла
Смеялись в мерцающем свете, и оловянные тарелки на комоде
Ловили и отражали пламя, как щиты армий солнечный свет.
Фрагменты песен, которые пел старик, и рождественские гимны,
Такие, как дома, в старину, его отцы до него.
Пели в своих нормандских садах и ярких бургундских виноградниках.
Рядом с отцом сидела кроткая Эванджелина,
Прядильная лен для ткацкого станка, стоявшая в углу позади нее.
Некоторое время молчали его педали, покоился его прилежный челнок,
В то время как монотонное гудение колеса, как гудение волынки,
следовало за песнями старика и объединяло фрагменты воедино.
Как в церкви, когда пение хора через промежутки прекращается,
Слышны шаги в проходах, или слова священника у алтаря,
Итак, в каждой паузе песни размеренным движением щелкали часы.

Таким образом, когда они сели, послышались шаги, и, внезапно поднявшись,
Трубило в деревянную защелку, и дверь распахнулась на петлях.
Бенедикт знал по прибитым гвоздями ботинкам, что это кузнец Василий,
И по ее бьющемуся сердцу Эванджелина знала, кто был с ним.
«Добро пожаловать!» — воскликнул фермер, когда их шаги остановились на пороге.
«Добро пожаловать, Василий, мой друг! Приходи, займи свое место на поселке
У камина, который без тебя всегда пуст;
Возьми с полки трубку и коробку с табаком;
Никогда так много ты сам, как будто сквозь вьющийся
Дым трубы или кузницы сияет твое дружелюбное и веселое лицо
Круглое и красное, как полнолуние сквозь туман болот.
Тогда, с довольной улыбкой, так ответил кузнец Василий,
С легкостью взяв привычное сиденье у камина: —
«Бенедикт Беллефонтен, у тебя всегда была твоя шутка и твоя баллада!
Ты всегда в самом веселом настроении, когда другие полны
Мрачные предчувствия зла и видят перед собой только развалины.
Счастлив ты, как будто каждый день подбирал подкову ».
Сделав паузу, чтобы взять трубку, которую принесла ему Эванджелина,
И с углем от зажженных тлеющих углей он медленно продолжил: —
« Четыре Прошли дни с тех пор, как английские корабли у своих якорей
едут в устье Гасперо, направив свои пушки против нас.
Какой у них может быть дизайн — неизвестно; но всем повелено
Завтра собраться в церкви, где приказ Его Величества
будет провозглашен законом в стране. Увы! тем временем
Многие догадки зла тревожат сердца людей ».
Затем дал ответ крестьянину: -« Возможно, какая-нибудь более дружеская цель.
Приносит эти корабли к нашим берегам. Возможно, урожаи в Англии
были испорчены несвоевременными дождями или несвоевременной жарой.
«Не так думают жители деревни», — горячо сказал кузнец.
Покачивая головой, как бы сомневаясь, затем, вздохнув, продолжил: —
«Луисбург не забыт, и Бо Сежур, ни Порт-Ройял.
Многие уже бежали в лес и прячутся на его окраинах,
С тревогой ожидая в сердцах сомнительной завтрашней участи.
Оружие отнято у нас, и боевое оружие всех видов;
Ничего не осталось, кроме кузнечных саней и косы косилки.
Затем с приятной улыбкой ответил веселому земледельцу: —
«Безопаснее мы безоружны среди наших стад и наших кукурузных полей,
Безопаснее в этих мирных дамбах, осажденных океаном,
Чем наши отцы в фортах, осажден вражеской пушкой.
Не бойся зла, мой друг, и сегодня ночью не может ни тени печали упасть на этот дом и очаг; потому что это ночь контракта.
Построены дом и сарай. Веселые деревенские ребята
Крепко и хорошо построили; и, разобравшись вокруг них,
наполнил сеновал сеном, а дом — пищей на двенадцать месяцев.
Рене Леблан скоро будет здесь со своими бумагами и чернильницей.
Не будем ли мы тогда радоваться и радоваться радости наших детей? » умерли на его устах, вошел достойный нотариус.

Песнь III

Согнутое, как рабочее весло, которое трудится на волнах океана,
Согнутое, но не сломанное возрастом было формой нотариуса;
Прядь желтых волос, как шелковая нить кукурузы, свисала
Ему на плечи; его лоб был высоким; и очки с рогами
Сидел верхом на носу с видом мудрости небесной.
Он был отцом двадцати детей, и более ста детей
Детей скакали на его коленях и слышали тиканье его огромных часов.
Четыре долгих года во время войны он томился в плену,
Он много страдал в старом французском форте как друг англичан.
Теперь, хотя он стал более осторожным, без всякой хитрости и подозрений,
Он был зрел в мудрости, но терпелив, прост и по-детски.
Его любили все, и больше всего дети;
Ибо он рассказал им сказки о Луп-гару в лесу,
И о гоблине, который пришел ночью напоить лошадей,
И о белом Летиче, привидении ребенка, некрещеного
Умер и обреченный преследовать невидимые комнаты детей;
И как в канун Рождества волы говорили в хлеву,
И как лихорадку вылечил паук в двух словах,
И о чудесных силах четырехлистного клевера и подков,
Со всем, что было написано в предания деревни.
Затем встал со своего места у камина, кузнец Василий,
Выбил из трубки пепел и медленно протянул правую руку,
«Отец Леблан, — воскликнул он, — ты слышал разговоры в деревне,
И , возможно, не может сообщить нам некоторые новости об этих кораблях и их поручении «.
Затем со скромным поведением заставил ответить нотариуса:
«Я слышал достаточно сплетен, но я никогда не стал мудрее;
И что они могут делать, я знаю не лучше других.
Но я не из тех, кто воображает какое-то злое намерение.
Приводит их сюда, ибо мы живем в мире; и зачем тогда приставать к нам? »
« Имя Бога! »- закричал торопливый и несколько вспыльчивый кузнец;
« Должны ли мы во всем искать, как, и почему, и почему?
Ежедневно совершается несправедливость, и сила — право сильнейшего! »
Но, не обращая внимания на его теплоту, продолжал нотариус: —
« Человек несправедлив, но Бог справедлив; и наконец справедливость
Торжеств; и хорошо я помню историю, которая меня часто утешала,
Когда я был пленником в старом французском форте в Порт-Рояле.
Это была любимая сказка старика, и он любил ее повторять.
Когда его соседи жаловались на несправедливость по отношению к ним.
«Однажды в древнем городе, имя которого я уже не помню,
Поднялся на колонне, медная статуя Справедливости
Стояла на общественной площади, поддерживая весы в левой руке,
А в правой — меч, как эмблема, что правосудие возглавляет
Над законами страны, сердцами и домами людей .
Даже птицы построили свои гнезда на весах,
Не боясь меча, который сверкнул в лучах солнца над ними.
Но с течением времени законы страны были искажены;
Сила заняла место правды, и слабые были угнетены, и могучие
Правили железным жезлом. Затем случилось это во дворце дворянина.
Ожерелье из жемчуга было потеряно, и вскоре возникло подозрение.
Упал на девочку-сироту, которая жила служанкой в ​​доме.
Она, после суда приговорена к смерти на эшафоте,
Терпеливо встретила свою гибель у подножия статуи Справедливости.
Что касается ее Отца на небесах, ее невинный дух вознесся,
Вот! над городом поднялась буря; и молнии грома
поразили статую из бронзы и швырнули в ярости из левой руки ее
вниз на мостовую под грохочущими весами,
и в дупле их было найдено гнездо сороки,
в чьи глиняные стены были вытканы из жемчуга.»
Замолчал, но не убедил, когда история закончилась, кузнец
Стоял, как человек, который хотел бы говорить, но не находил языка;
Все его мысли застыли в морщинах на его лице, когда пары
Замерзли в фантастическом фигурки на оконных стеклах зимой.

Затем Эванджелина зажгла медную лампу на столе
Filled, пока она не переполнилась, оловянную кружку с домашним пивом
Nut-brown, который славился своей крепостью в деревне Гранд-Пре;
Пока нотариус извлекал из кармана бумаги и чернильницу,
твердой рукой писал дату и возраст вечеринок,
Называя приданое невесты в отарах овец и крупного рогатого скота.
Все шло по порядку, и было сделано должным образом и хорошо,
И великая печать закона была поставлена, как солнце, на поле.
Затем фермер бросил на стол из своего кожаного мешка.
Трижды старшего гонорара твердыми серебряными монетами;
И нотариус встал и благословил невесту и жениха,
Поднял кружку с элем и выпил за их благо.
Вытирая пену с губы, он торжественно поклонился и ушел,
Пока остальные сидели и размышляли у камина,
Тиль Эванджелина вытащила черновую доску из угла.
Вскоре началась игра. В дружеской схватке старики
Смеялись над каждым удачным попаданием или неудачным маневром,
Смеялись, когда короновали человека, или когда в королевском ряду пробивалась брешь
Между тем, в сумеречном мраке оконной проемы,
сб влюбленные, и шептались вместе, созерцая восход луны
Над бледным морем и серебристым туманом лугов.
Тихо, одна за другой, на бескрайних небесных лугах,
Расцвели прекрасные звезды, незабудки ангелов.

Так прошел вечер. Вскоре колокол с колокольни
Пробил час девятого, деревенский комендантский час, и тотчас
Поднялись гости и ушли; и в доме царила тишина.
Прощальные слова и сладкие пожелания на пороге.
Надолго задержались в сердце Эванджелины и наполнили его радостью.
Тогда осторожно были засыпаны тлеющие угли на очаге,
И на дубовой лестнице раздались шаги фермера.
Вскоре беззвучным шагом последовала нога Эванджелины.
Вверх по лестнице продвинулось светлое пространство в темноте,
Освещенное лампой меньше, чем сияющее лицо девушки.
Молча прошла она через холл и вошла в дверь своей комнаты.
Простая эта камера с белыми занавесками и прессом для одежды
Просторная и высокая, на просторных полках которой были аккуратно сложены
Льняные и шерстяные ткани, сотканные рукой Эванджелин.
Это было драгоценное приданое, которое она принесет своему мужу в браке.
Лучше, чем отары и стада, что свидетельствует о ее умении домохозяйка.
Вскоре она погасила свою лампу, ибо мягкий и сияющий лунный свет
Потек через окна и освещал комнату, пока сердце девушки
Не раздулось и не повиновалось своей силе, как трепетные волны океана.
А! она была прекрасна, невероятно красива на вид, когда она стояла с голыми белоснежными ногами на блестящем полу своей комнаты!
Ей мало снилось, что внизу, среди деревьев в саду,
Ждала своего возлюбленного и смотрела на мерцание ее лампы и ее тень.
Тем не менее, ее мысли о нем, а временами чувство печали
Прошло в ее душе, как плывущая тень облаков в лунном свете
Промелькнула по полу и на мгновение омрачила комнату.
И, глядя из окна, она безмятежно увидела, как луна проходит.
Далее из складок облака, и одна звезда идет по ее стопам,
Как из шатра Авраама молодой Измаил бродил с Агарь!

Песнь IV

Следующим утром приятно взошло солнце над деревней Гран-Пре.
Приятно сияла в мягком, сладком воздухе Низина Минас,
корабли с их колеблющимися тенями стояли на якоре.
В деревне давно кипела жизнь и шумный труд.
Сотней рук стукнулся в золотые ворота утра.
Теперь из окрестностей, из ферм и окрестных деревень,
Пришли в праздничных нарядах веселые акадские крестьяне.
Много радостного доброго утра и веселого смеха молодежи
Сделал ясный воздух ярче, словно вверх с многочисленных лугов,
Где не было видно ни одной тропы, кроме колеи колес в зелени,
Группа за группой появлялись, и присоединился, или проехал по шоссе.
Еще до полудня в деревне заглушили все звуки труда.
Улицы были переполнены народом; и шумные группы у дверей дома
Сидели на веселом солнышке, вместе радовались и сплетничали.
Каждый дом был гостиницей, где всех встречали и пировали;
Ибо с этим простым народом, жившим вместе, как братья,
Все было общим, и то, что было у одного, принадлежало другому.
И все же под крышей Бенедикта гостеприимство казалось более изобильным:
Ибо Эванджелина стояла среди гостей своего отца;
Яркое было ее лицо с улыбками, словами приветствия и радости.
Свалилось с ее прекрасных губ и благословило чашу, когда она подала ее.

Под открытым небом, в благоухающем воздухе сада,
Нити его золотых плодов, распространился праздник обручения.
Там в тени притвора сидели священник и нотариус;
Там сидел добрый Бенедикт и крепкий кузнец Василий.
Недалеко от них, сидровым прессом и ульями,
Майкл-скрипач поместился в самом веселом из сердец и в жилетах.
Тень и свет от листьев поочередно играли на его белоснежных
Волосах, колыхаясь на ветру; и веселое лицо скрипача
Сияло, как живой уголь, когда пепел развевается из тлеющих углей.
Старик Гейли пел под живые звуки своей скрипки,
Tous les Bourgeois de Chartres, и Le Carillon de Dunkerque,
И вскоре своими деревянными туфлями отбивал время под музыку.
Весело, весело кружили колеса головокружительных танцев
Под фруктовыми деревьями и по тропинке к лугам;
Старики и молодые вместе, и дети смешались между ними.
Самой прекрасной из служанок была Эванджелина, дочь Бенедикта!
Благороднейшим из юношей был Гавриил, сын кузнеца!

Так прошло утро.И вот! звоном звонким
Звонил колокол с башни, и над лугами барабанил.
Вечно переполненная церковь была с людьми. Без, на погосте,
Ждали женщины. Они стояли у могил и повесили на надгробия
Гирлянды из осенних листьев и вечнозеленых растений, только что из леса.
Тогда вышла стража с кораблей и гордо маршировала среди них.
Вошел в священный портал. С громким и диссонирующим лязгом
Эхом отозвался звук их медных барабанов с потолка и окон, —
Отозвался лишь на мгновение, и медленно тяжелый портал
закрылся, и в тишине толпа ждала воли солдат.
Тогда встал их полководец и заговорил со ступенек жертвенника:
Держа в руках с печатями царское поручение.
«Вы созваны сегодня, — сказал он, — по приказу его величества».
Клемент и добрый он был; но как вы ответили на его доброту,
Пусть ответит ваше собственное сердце! Моему естественному образу и моему нраву
Болезненно Я делаю свою задачу, и я знаю, что это должно быть тяжело для вас.
Но я должен преклониться, повиноваться и исполнить волю нашего монарха;
А именно, чтобы все ваши земли, жилища и все виды скота были конфискованы. к короне, и что вы сами из этой провинции
Будь переселен в другие земли.Дай Бог вам обитать там
Когда-нибудь верными подданными, счастливым и миролюбивым народом!
Теперь я объявляю вас узниками; ибо таково его величество! »
Скрывая солнце и засыпая землю соломой с крыш домов,
С ревом летят стада и стремятся разбить их оградки;
Так в сердца людей проникли слова говорящего.
Мгновение молча они стояли в безмолвном изумлении, а затем поднялись.
Все громче и громче вопли печали и гнева,
И одним порывом они безумно бросились к дверям.
Напрасна была надежда на побег; и крики и жестокие проклятия
Пронзил через дом молитвы; и высоко над головами других
Роза с поднятыми руками, фигура кузнеца Василия,
Как в бурном море, волны подбрасывают лонжерон.
Лицо его вспыхнуло и исказилось страстью; и дико крикнул:
«Долой тиранов Англии! Мы никогда не присягали им на верность!
Смерть этим иностранным солдатам, которые хватают наши дома и наши урожаи!»
Больше он хотел бы сказать, но беспощадная рука солдата
ударила его по рту и стащила на мостовую.

Среди ссор и смятения гневных раздоров,
Вот! дверь алтаря отворилась, и отец Фелициан
вошел с серьезным видом и поднялся по ступеням алтаря.
Подняв преподобную руку, он жестом погрузился в тишину.
Вся эта шумная толпа; и так он сказал своему народу;
Глубокими и торжественными были его голоса; с акцентом размеренно и печально
Сказал он, как после набата отчетливо бьют часы.
«Что вы делаете, дети мои? Какое безумие охватило вас?
Сорок лет своей жизни я трудился среди вас и учил вас,
Не одним словом, а делом любить друг друга!
Является ли это плодом моих трудов, моих бдений, молитв и лишений?
Неужели вы так быстро забыли все уроки любви и прощения?
Это дом Князя мира, и не осквернили бы вы его
Таким образом, насильственными делами и сердца, переполненные ненавистью?
Вот! Где распятый Христос со своего креста смотрит на тебя!
Смотри! в этих печальных глазах, какое кротость и святое сострадание!
Слушай! как эти уста все еще повторяют молитву: «Отче, прости! их!’
Давайте повторим эту молитву в час, когда нечестивые нападают на нас,
Давайте повторим ее сейчас и скажем: ‘О Отец, прости им!’ »
Его слова упрека были немногими, но глубоко в сердцах его народа
Они потонули, и рыдания раскаяния последовали за страстной вспышкой,
Пока они повторяли его молитву и говорили: «О Отец, прости им!»

Потом была вечерняя служба.Свечи сияли на алтаре.
Пылким и глубоким был голос священника, и народ откликнулся,
Не только устами, но сердцами; и Ave Maria
Пели они, и упали на колени, и души их, с переводом преданности,
Восстали в пылком молитве, как Илия, возносящийся на небеса.

Между тем в деревне распространились весть о зле, и со всех сторон
Бродили, плача, от дома к дому женщины и дети.
Долго стояла у дверей отца Эванджелина, с правой рукой
Прикрывая глаза от прямых солнечных лучей, которые спускались,
Освещала деревенскую улицу таинственным великолепием и покрывала каждый дом
Крестьян золотой соломой и украшала его окна.
Долго внутри была расстелена белоснежная скатерть на столе;
Там стоял пшеничный хлеб и мед, благоухающий полевыми цветами;
Там стояла кружка с элем и сыр свежий, принесенный с молочного завода;
И во главе доски большое кресло фермера.
Так ждала Эванджелина у дверей отца, когда закат
отбрасывал длинные тени деревьев на широкие амброзийные луга.
А! на ее дух в более глубокой тени упало,
И из полей ее души вознеслось небесное благоухание, —
Милосердие, кротость, любовь и надежда, и прощение, и терпение!
Затем, позабыв о себе, она пошла в деревню,
Приветствуя взглядами и словами скорбные сердца женщин,
Как по темнеющим полям медленными шагами они ушли,
Подгоняемые своими домашними заботами и усталые ноги их детей.
Вниз опустилось великое красное солнце и золотыми мерцающими испарениями
Скрыл свет своего лица, как Пророк, спустившийся с Синая.
Сладко над деревней звенел колокол Ангела.

Между тем, в сумраке у церкви остановилась Эванджелина.
Все было тихо внутри; и напрасно у двери и окон
Она стояла, и слушала, и смотрела, пока, охваченная эмоциями,
«Гавриил!» крикнула она вслух дрожащим голосом; но нет ответа
Пришел из могил мертвых, ни из более мрачной могилы живых.
Постепенно она вернулась в безжизненный дом своего отца.
Тушил огонь в очаге, на доске был не приготовленный ужин,
Пустые и мрачные комнаты были наполнены призраками ужаса.
Печально повторил ее шаг по лестнице и полу ее комнаты.
Глубокой ночью она услышала безутешный дождь, падающий
Громко на увядшие листья платана у окна.
Ярко сверкнула молния; и голос раскатистого грома
Сказал ей, что Бог на небесах и управляет миром, который он создал!
Тогда она вспомнила сказку, которую она слышала о правосудии Небес;
Успокоена была ее смущенная душа, и она мирно дремала до утра.

Песня V

Четыре раза солнце вставало и заходило; и вот, на пятый день
Весело позвал петуха спящим служанкам фермы.
Скоро над желтыми полями, в безмолвной и скорбной процессии,
Пришли из соседних деревушек и ферм акадские женщины,
Отвозят на тяжелых телегах свои домашние вещи к берегу моря,
Останавливаются и снова оглядываются, чтобы взглянуть еще раз. на их жилища,
прежде, чем они были закрыты из виду извилистой дорогой и лесом.
Близко по бокам их дети бегали и гнали волов,
В своих маленьких руках они сжимали какие-то обломки игрушек.

Так они поспешили к устью Гасперо; и там, на берегу моря,
В беспорядке валялись крестьянские хозяйственные товары.
Весь день между берегом и кораблями курсировали лодки;
Целыми днями катились телеги из деревни.
Поздно вечером, когда солнце уже близко к закату,
Далеко над полями донесся барабанный бой с кладбища.
Туда толпились женщины и дети. Внезапно церковные двери
открылись, и вперед вышла стража, и мрачная процессия пошла за ними.
последовал за долгое время заточенными, но терпеливыми, акадскими земледельцами.
Как паломники, которые путешествуют далеко от своих домов и своей страны,
Поют на ходу, и в пении забывают, что они утомлены и измучены,
Так с песнями на устах акадские крестьяне спустились
Спустились от церкви к берегу среди своих жен и дочерей.
Сначала пришли молодые люди; и, возвысив свои голоса,
исполнили дрожащими губами песнопение католических миссий: —
«Святое сердце Спасителя! О неиссякаемый источник!
Наполни наши сердца в этот день силой, покорностью и терпением!»
Тогда старики, когда они шли, и женщины, стоявшие у дороги,
Соединились в священном псалме, и птицы в солнечном свете над ними
Смешали с ним свои записи, как голоса духов уходивших.

На полпути к берегу Эванджелина ждала молча,
Не охваченная горем, но сильная в час скорби, —
Спокойно и грустно она ждала, пока процессия приблизится к ней,
И она увидела бледное лицо Габриэля с эмоциями.
Затем ее глаза наполнились слезами, и, нетерпеливо побежав к нему навстречу,
сжала его руки, положила голову ему на плечо и прошептала: —
«Габриэль! Ободрись! Ибо если мы любим друг друга
Ничего. , по правде говоря, может навредить нам, какие бы несчастья ни случились! »
Улыбаясь, она произнесла эти слова; затем внезапно остановился, потому что ее отец
Видел, что она медленно продвигалась. Увы! как изменился его облик!
Исчезли сияние его щеки, огонь из его глаз и его шаги.
Тяжелее казался тяжестью тяжелого сердца в его груди.
Но с улыбкой и вздохом она обняла его за шею и обняла,
Сказав слова нежности там, где слова утешения не помогли.
Так, к устам Гасперо двинулась эта скорбная процессия.

Там царил беспорядок, суматоха и волнение.
Занятые судами курсировали; и в суматохе
Жены были оторваны от своих мужей, а матери слишком поздно увидели своих детей.
Остались на земле, протягивая руки, с самыми безумными мольбами.
Итак, на отдельные корабли отнесли Василия и Гавриила,
В отчаянии на берегу стояла Эванджелина со своим отцом.
Половина задания не была выполнена, когда солнце село, и сумерки
Углубились и потемнели вокруг; и в спешке приливающий океан
Сбежал от берега и покинул линию песчаного пляжа
Покрытый бродягами прилива, водорослями и скользкими водорослями.
Еще дальше, среди домашних вещей и повозок,
Как в цыганском стане, или в союзе после битвы,
Все спасение отрезано морем, и стражи рядом с ними,
Лей расположился лагерем на ночь бездомные акадские фермеры.
Обратно в свои самые нижние пещеры отступил ревущий океан,
Утащив по пляжу грохочущую гальку, оставив
в глубине суши и далеко вверх по берегу севшие на мель лодки моряков.
Затем, с наступлением ночи, стада вернулись со своих пастбищ;
Сладким был влажный неподвижный воздух с запахом молока от вымени;
Мычание они ждали, и долго, у знаменитых баров приусадебного двора, —
Ждали и тщетно ждали голоса и руки доярки.
На улицах царила тишина; из церкви не звучал ни один Ангелус,
Не поднимался дым с крыш, и не светились огни из окон.

А на берегу тем временем зажгли вечерние костры,
Построен из дров, брошенных на песок от обломков во время бури.
Вокруг них собрались очертания мрачных и печальных лиц,
Слышались голоса женщин и мужчин и плач детей.
Вперед от огня к огню, как от очага к очагу в своем приходе,
Бродил верный священник, утешая, благословляя и ободряя,
Подобно Павлу, потерпевшему кораблекрушение, по пустынному морскому берегу Мелиты.
Таким образом он подошел к тому месту, где Эванджелина сидела со своим отцом,
И в мерцающем свете увидел лицо старика,
Хаггарда, пустого и бледного, без мысли и эмоций,
Эйен как лицо часы, из которых были сняты стрелки.
Напрасно Эванджелина боролась словами и ласками, чтобы подбодрить его,
Напрасно предлагала ему еду; но он не двигался, он не смотрел, он не говорил
Но, рассеянным взглядом, всегда смотрел на мерцающий свет костра.
«Бенедицит!» пробормотал священник тоном сострадания.
Он охотно сказал бы, но его сердце было полно, и его акценты
дрогнули и остановились на его губах, как ноги ребенка на пороге,
Замолченный сценой, которую он созерцает, и ужасным присутствием печали.
Итак, он молча возложил руку на голову девушки,
Поднял свои слезливые глаза на безмолвные звезды, которые над ними.
Шли своим путем, не обращая внимания на обиды и печали смертных.
Тогда он сел рядом с ней, и они плакали вместе в тишине.

Внезапно с юга поднялся свет, как осенью кроваво-красная
Луна взбирается по кристальным стенам неба и над горизонтом
Подобно Титану протягивает свои сто рук по горам и лугам,
Захватывая скалы и реки и сваливающие вместе огромные тени.
Все шире и шире он сиял на крышах села,
Сиял в небе и на море, и на кораблях, стоявших на рейде.
Столбы сияющего дыма поднялись вверх, и вспышки пламени были
Вонзились в их складки и разошлись, как дрожащие руки мученика.
Затем, когда ветер схватил заросли и горящую солому, и, подняв настроение,
закружил их в воздухе, сразу со ста крыш домов
Начался покрытый покровом дым с вспышками пламени.

Эти вещи в ужасе смотрели на толпу на берегу и на корабле.
Сначала они стояли безмолвно, затем громко закричали от боли.
«Мы больше не увидим наших домов в деревне Гранд-Пре!»
Вдруг громко петухи начали кукарекать на дворах фермы,
Думая, что уже наступил день; и вскоре мычание скота
Пришел вечерний ветерок, прерванный лаем собак.
Затем раздался звук ужаса, напугавший спящие стоянки.
Далеко в западных прериях или лесах, окаймляющих Небраску,
Когда дикие лошади в страхе пронеслись со скоростью вихря,
Или громко мычащие стада буйволов. броситься к реке.
Такой был звук, который поднялся ночью, когда стада и лошади
прорвались сквозь загоны и ограды и безумно устремились по лугам.

Ошеломленные зрелищем, но безмолвные, священник и девушка
Вглядывались в сцену ужаса, которая краснела и расширялась перед ними;
И когда они наконец повернулись, чтобы поговорить со своим безмолвным товарищем,
Вот! со своего места он упал и растянулся на берегу моря.
Неподвижно лежал его образ, из которого покинула душа.
Медленно священник поднял безжизненную голову, и девушка
встала на колени рядом с отцом и громко завыла от ужаса.
Затем она в обмороке утонула и легла ему на грудь, положив голову ему на грудь.
Всю долгую ночь она лежала в глубоком забывчивом сне;
И когда она проснулась от транса, она увидела множество рядом с собой.
Лица друзей, которых она видела, которые печально смотрели на нее,
Бледный, с заплаканными глазами и взглядами грустного сострадания.
По-прежнему пламя горящей деревни освещало пейзаж,
Краснело небо над головой и сияло на лицах вокруг нее,
И, как в день гибели, это казалось ее колеблющимся чувствам.
Затем она услышала знакомый голос, как он сказал народу:
«Давайте похороним его здесь, на берегу моря. Когда наступит более счастливое время года,
Вернет нас снова в наши дома из неизвестной земли нашего изгнания,
Тогда его священный прах будет благочестиво возложен на кладбище ».
Таковы были слова священника. И там в спешке, на берегу моря,
В свете горящей деревни для погребальных факелов,
Но без колокола и книги они похоронили фермера из Гранд-Пре.
И когда голос священника повторил служение скорби,
Вот! с жалобным звуком, подобным голосу огромного собрания,
Торжественно ответило море, и смешало его рев с панихидами.
‘Это был возвращающийся прилив, что вдалеке от пустыни океана,
С первым рассветом дня пришел, вздымаясь и поспешно к берегу.
Затем снова возобновился шум и шум посадки;
И с отливом корабли вышли из гавани,
Оставив мертвых на берегу и селение в руинах.

Часть вторая

Песнь I

Прошло много утомительных лет со времени сожжения Гранд-Пре,
Когда во время отлива грузовые суда ушли,
Унеся народ со всеми его домашними богами в изгнание.
Ссылка без конца и без примера в рассказе.
Далеко на разных берегах высадились акадийцы;
Рассеялись они, как хлопья снега, когда ветер с северо-востока
коснулся сквозь туманы, затмевающие берега Ньюфаундленда.
Бездомные, бездомные, безнадежные, они блуждали из города в город,
От холодных озер Севера до знойных южных саванн, —
От холодных берегов моря до земель, где Отец Вод
Хватает холмы в своем руки, и тащит их к океану,
Глубоко в их песках, чтобы похоронить разбросанные кости мамонта.
друзей и домов; и многие, в отчаянии, с разбитым сердцем,
Просят земли, но могилу, и уже не друг и не огонь.
Написанная их история стоит на каменных скрижалях на кладбищах.
Давно среди них была видна дева, которая ждала и скиталась,
Смиренная и кроткая духом, все терпеливо терпящая.
Прекрасна была она и молода; но увы! перед ней простиралась,
Унылая, обширная и безмолвная, пустыня жизни с ее тропой
Отмеченная могилами тех, кто горевал и страдал до нее,
Страсти давно угасли, и надежды давно умерли и покинуты,
Как эмигрантский Путь над западной пустыней отмечен
давно сожженными кострами и костями, которые бледнеют на солнце.
Что-то было в ее жизни неполным, несовершенным, незаконченным;
Как будто июньское утро, со всей его музыкой и солнечным светом,
Внезапно остановилось в небе и, угасая, медленно спустилось
Снова на восток, откуда оно поздно возникло.
Иногда она задерживалась в городах, пока, побуждаемая лихорадкой внутри нее,
Подгоняемая неугомонной тоской, голодом и жаждой духа,
Она снова начинала свои бесконечные поиски и усилия;
Иногда забредал на погосты и смотрел на кресты и надгробия,
Сидел у какой-то безымянной могилы и думал, что, может быть, в ее лоне
Он уже отдыхал, и ей хотелось спать рядом с ним.
Иногда слух, слух, нечленораздельный шепот,
Пришел своей воздушной рукой, чтобы указать и поманить ее вперед.
Иногда она говорила с теми, кто видел ее любимого и знал его,
Но это было давно, в каком-то далеком месте или забыто.
«Габриэль Лаженесс!» Они сказали; да! мы его видели.
Он был с кузнецом Василием, и оба ушли в прерии;
Coureurs-des-Bois — это они, известные охотники и звероловы ».
« Габриэль Лаженесс! »- говорили другие:« О да! мы его видели.
Он — путешественник в низинах Луизианы ».
Тогда они сказали бы:« Дорогой ребенок! зачем мечтать и ждать его дольше?
Разве нет других юношей столь же прекрасных, как Гавриил? другие
У кого сердца такие нежные и верные, а духи такие же верные?
Вот Батист Леблан, сын нотариуса, который любил тебя
Много утомительный год; давай, протяни ему руку и будь счастлив!
Ты слишком красива, чтобы заплетать косы Святой Екатерины ».
Тогда Эванджелина ответила бы спокойно, но грустно:« Я не могу! »
Куда ушло мое сердце, туда следует моя рука, а не куда-нибудь еще.
Ибо когда сердце идет вперед, как светильник, и освещает путь,
Многое становится ясным, а другое скрыто во тьме ».
На это священник, ее друг и отец-исповедник,
Сказал с улыбкой , — «О дочь! так говорит в тебе Бог твой!
Не говори о напрасной любви, привязанность никогда не пропадает даром;
Если он не обогащает сердце другого, его воды, возвращаясь
Обратно к своим источникам, как дождь, наполняют их полным освежением;
То, что излучает фонтан, снова возвращается к фонтану.
Терпение; соверши свой труд; соверши свою работу любви!
Скорбь и молчание сильны, а терпение богоподобно.
Посему совершай свой труд любви, пока сердце не станет богоподобным,
Очищенным, укрепленным, усовершенствованным и сделанным более достойным небес! »
Ободренная словами доброго человека, Евангелина работала и ждала. погребальная панихида океана,
Но к ее звуку примешался голос, шептавший: «Не отчаивайся!»
Так блуждала эта бедная душа в нужде и безрадостном дискомфорте
Босая кровь истекала по черепкам и шипам существования.
Дай мне сочинение, о Муза! идти по стопам странника; —
Не каждым окольным путем, каждым изменчивым годом существования;
Но как путник следует по течению ручья через долину:
Иногда вдали от его края и видя блеск его воды
То здесь, то там, на некотором открытом пространстве, и только временами;
Затем приближаясь к его берегам, сквозь лесные мраки, которые его скрывают,
Хотя он не видит этого, он может слышать его непрерывный ропот;
Счастлив, наконец, если он найдет место, где он достигнет розетки.

Песнь II

Был май месяц. Далеко вниз по Красивой реке,
Мимо берега Огайо и мимо устья Вабаша,
В золотой поток широкой и быстрой Миссисипи,
Проплыла громоздкая лодка, на которой гребли акадские лодочники.
Это была банда изгнанников: как бы плот потерпевшего кораблекрушение
Нация, разбросанная по побережью, теперь плывущая вместе,
Связанная узами общей веры и общей беды;
Мужчины, женщины и дети, которые, руководствуясь надеждой или слухами,
Искали своих близких и своих близких среди фермеров, занимающих мало земли.
На акадском побережье и в прериях прекрасных Опелусас.
С ними пошла Эванджелина и ее проводник, отец Фелициан.
Вперед по затонувшим пескам, через пустыню, мрачную с лесами,
День за днем ​​они плыли по бурной реке;
Ночь за ночью, у их пылающих огней, становились лагерем на его границах.
Теперь по стремительным желобам, среди зеленых островов, где похожие на плюмажи
Хлопковые деревья кивали своими теневыми гребнями, они плыли по течению,
Затем выходили в широкие лагуны, где серебристые песчаные отмели
лежали в ручье и вдоль волн их края,
Сияя белоснежными перьями, бродили большие стаи пеликанов.
Ровный ландшафт рос, и вдоль берегов реки,
В тени фарфоровых деревьев, посреди пышных садов,
Стояли дома плантаторов с негритянскими хижинами и голубятнями.
Они приближались к области, где царит вечное лето,
Где через Золотой Берег и рощи апельсина и цитрона,
Величественным изгибом протекает река на восток.
Они тоже свернули со своего курса; и, войдя в залив Плакемин,
Вскоре затерялись в лабиринте медленных и извилистых вод,
Который, как стальная сеть, простирался во всех направлениях.
Над их головами возвышающиеся и мрачные ветви кипариса
Встретились в темной арке, а в воздухе плыли мхи.
Размахивали, как знамена, висящие на стенах древних соборов.
Смертоносная тишина казалась непрекращающейся, за исключением цапель.
Дом в кедровых деревьях, возвращающихся на закате,
Или сова, когда он приветствовал луну демоническим смехом.
Прекрасен был лунный свет, когда он скользил по воде,
Сиял на колоннах из кипариса и кедра, поддерживающих арки,
Вниз, сквозь сломанные своды которого он проваливался, как сквозь щели в руинах.
Сказочное, нечеткое и странное было все вокруг них;
И в их духах пришло чувство удивления и печали, —
Странные предчувствия зла, невидимого и непостижимого.
Как, ступая конским копытом по дерну прерий,
Далеко впереди сомкнуты листья мимозы сморщенной,
Так, по ударам копыт судьбы, с печальными предчувствиями зла,
Сжимается и закрывает сердце, прежде чем его постигнет судьба.
Но сердце Эванджелины поддерживало видение, которое еле слышно
Плыло перед ее глазами и манило ее в лунном свете.
Это мысль ее мозга приняла форму фантома.
По темным проходам бродил перед ней Габриэль,
И теперь каждый взмах весла приближал его все ближе и ближе.

Тогда вместо него, на носу лодки, поднялся один из гребцов,
И в качестве сигнала сигнала, если другие, подобные им, приключение
плыли по тем мрачным полуночным ручьям, затрубили его горн.
Дикий сквозь темные колоннады и коридоры, покрытые листвой, прогремел взрыв,
Нарушая печать тишины и давая языки лесу.
Беззвучно над ними только что шевелились знамена мха под музыку.
Множественное эхо пробудилось и затихло вдали,
Над водянистым полом и под звучащими ветвями;
Но ни один голос не ответил; из темноты не последовало ответа;
И, когда эхо стихло, тишина стала ощущением боли.
Тогда Эванджелина заснула; но лодочники гребли всю полночь,
Иногда молчали, а потом пели знакомые канадские лодочные песни,
Как они пели в древности на своих акадских реках,
В то время как всю ночь доносились таинственные звуки пустыни, прочь, — неразборчиво, — как волна или ветер в лесу,
Смешанный с криком журавля и ревом мрачного аллигатора.

Таким образом, незадолго до следующего полудня они вышли из тени; и перед ними
Лежат под золотым солнцем озера Атчафалаи.
Несметные числа кувшинок покачивались на легких волнах.
Создавались плывущими веслами, и великолепный по красоте лотос.
Поднял свою золотую корону над головами лодочников.
Слабым был воздух от пахучих цветов магнолии,
И от зноя полудня; и бесчисленные лесные острова,
Благоухающие и густо усыпанные цветущими изгородями из роз,
Близко к берегам которых они скользили, приглашенные спать.
Вскоре у самого прекрасного из них остановились утомленные весла.
Под ветвями ив Вачита, которые росли на окраине,
Их лодка благополучно пришвартовалась; и рассыпались по лужайке,
Утомленные полуночным трудом утомленные путники спали.
Над ними широкая и высокая протянулась кедровая роща.
Висящий на своих огромных руках цветок трубы и виноградная лоза
Вешали свою веревочную лестницу вверх, как лестницу Иакова,
На чьей отвесной лестнице восходили и нисходили ангелы цвести.
Таково было видение, которое увидела Эванджелина, когда спала под ним.
Наполнено было ее сердце любовью, и рассвет открывшегося неба
Осветил ее душу во сне славой небесных краев.

Ближе, все ближе, среди бесчисленных островов,
Бросила легкую, быструю лодку, несущуюся над водой,
Подгоняемая своим курсом мускулистыми руками охотников и звероловов.
К северу нос его обращен к земле бизонов и бобров.
У руля сидел юноша с задумчивым и озабоченным лицом.
Темные и запущенные локоны затеняли его лоб, и печаль
На его лице было ясно написано несколько не по годам.
Это был Гавриил, уставший от ожидания, несчастный и беспокойный,
Искал в западных дебрях забвения себя и печали.
Они быстро скользили вдоль, близко под защитой острова,
Но на противоположном берегу, за ширмой из пальмет,
Так что они не видели лодки, где она лежала, скрытая в ивах,
рванули свои весла, и невидимые были спящие,
Ангела Божьего не было никого, чтобы разбудить дремлющую девушку.
Они быстро ускользнули, как тень облака в прерии.
После того, как издалека утих звук их весел о котлы,
Как от магического транса проснулись спящие, и девушка
Сказал со вздохом дружелюбному священнику: «О отец Фелициан!
Что-то говорит в моем сердце, которое рядом со мной блуждает Гавриил.
Это глупый сон, праздное и смутное суеверие?
Или ангел прошел и открыл истину моему духу? »
Затем, покраснев, она добавила: — Увы, моя легковерная фантазия!
До ушей, подобных твоим, такие слова не имеют значения.
Но преподобный ответил, и он улыбнулся, отвечая, —
«Дочь, слова твои не праздны; и для меня они не бессмысленны.
Чувство глубокое и неподвижное; и слово, которое плавает на поверхности,
Подобно метательному буйку, который выдает, где спрятан якорь.
Посему верь своему сердцу и тому, что мир называет иллюзиями.
Гавриил действительно рядом с тобой; ибо недалеко к югу,
На берегу Тече находятся города Сен-Мавр и Св.Мартин.
Там долго странствующая невеста будет снова отдана своему жениху,
Там давно отсутствующий пастырь вернет свое стадо и свою овчарню.
Прекрасна земля с ее прериями и лесами фруктовых деревьев;
Под ногами сад цветов и синее небо
Наклонившись вверх и опираясь куполом своим на стены леса.
Живущие там назвали его Эдемом Луизианы ».

С этими словами радости они поднялись и продолжили свой путь.
Мягко настал вечер. Солнце с западного горизонта
Как фокусник протянул свою золотую палочку над пейзажем;
Возникли мерцающие пары; и небо, и вода, и лес
Казалось, все загорелись от прикосновения, таяли и смешивались вместе.
Висящее между двумя небесами облако с серебряными краями,
Плавало лодку с капающими веслами по неподвижной воде.
Сердце Эванджелины было наполнено невыразимой сладостью.
Тронутые волшебным чаром священные источники чувств.
Сияют светом любви, как небо и вода вокруг нее.
Затем из соседней чащи пересмешник, самый дикий из певцов,
Поднимаясь вверх на ивовых брызгах, которые висели над водой,
Стряхнул из своего горла такие потоки безумной музыки,
Что весь воздух и лес и волны казались тихими, чтобы слушать.
Сначала были жалобные и грустные; затем взлетели до безумия
Казалось, они следовали за безумными вакханками или руководили ими.
Затем прозвучали отдельные ноты, в грустном, тихом причитании;
Пока, собрав их всех, он бросил их за границу в насмешках,
Как когда после грозы порыв ветра сквозь верхушки деревьев
Стряхивает грохочущий дождь хрустальным дождем на ветвях.
С такой прелюдией, как эта, и сердцами, которые трепетали от эмоций,
Медленно они вошли в Тече, где он течет через зеленые Опелусы,
И сквозь янтарный воздух, над гребнем леса,
Увидели колонну дым, исходивший от соседнего жилища; —
Они слышали звуки рога и отдаленное мычание скота.

Песнь III

Рядом с берегом реки, в тени дубов, с ветвей которых красовались
Гирлянды из испанского мха и мистической омелы,
Такие, как Друиды срубили золотыми топориками во время Святочного прилива,
Стояли, уединенно и тихо , дом пастуха.Сад
Опоясал его поясом пышных цветов,
Наполняя воздух благоуханием. Сам дом был построен из бруса
, который был вырублен из кипариса и был тщательно скомпонован.
Большая и низкая была крыша; и на тонких колоннах, поддерживаемых,
, увитых розами, обвитых виноградными лозами, широкая и просторная веранда,
Преследование колибри и пчелы простиралось вокруг него.
В каждом конце дома, среди цветов сада,
Размещенные голубятни были, как вечный символ любви,
Сценами бесконечных ухаживаний и бесконечных споров соперников.
В этом месте царила тишина. Линия тени и солнечного света
Пробежала около верхушек деревьев; но сам дом был в тени,
И от его камина, поднимаясь вверх и медленно расширяясь,
В вечерний воздух поднялся тонкий синий столб дыма.
В задней части дома, от садовых ворот, вела тропинка.
Через огромные дубовые рощи к краю безграничной прерии,
В море цветов, в котором медленно опускалось солнце.
Полный след света, как корабли с темным полотном.
Висящий на рангах в неподвижном штиле тропиков.
Стоял гроздью деревьев, запутанной веревкой из виноградных лоз.

Там, где лесные угодья встречались с цветочным прибоем прерий,
Верхом на коне, в испанском седле и стременах,
Сидел пастух, одетый в гетры и дублет из оленьей шкуры.
Широкое и коричневое было лицо, которое из-под испанского сомбреро
смотрело на мирную сцену с величавым видом своего хозяина.
Вокруг него бесчисленные стада коров, которые паслись на лугах.
Тихо на лугах, вдыхая парообразную свежесть.
Которая поднялась из реки и распространилась по ландшафту.
Медленно подняв рог, висевший у него на боку, и расправив его.
Полностью его широкая, глубокая грудь, он выпустил взрыв, который раздался
Дико, сладко и далеко, сквозь все еще влажный вечерний воздух.
Вдруг из травы длинные белые рога крупного рогатого скота.
Взошли, как хлопья пены, на враждебных течениях океана.
Мгновение молча они смотрели, затем с ревом устремились в прерию,
И вся масса превратилась в облако, тень вдали.
Тогда, когда пастух повернулся к дому, через ворота сада
Увидел он фигуры священника и девушку, идущих ему навстречу.
Внезапно он спрыгнул с лошади в изумлении и прыгнул вперед
Бросился с распростертыми руками и восклицаниями изумления;
Когда они увидели его лицо, они узнали кузнеца Василия.
Его радушно встретили, когда он проводил своих гостей в сад.
Там, в беседке из роз с бесконечными вопросами и ответами.
Дали они выход своим сердцам и возобновили свои дружеские объятия.
Смеялись и рыдали по очереди или сидели молча и задумчиво.
Задумчивый, ибо Гавриил не пришел; а теперь темные сомнения и опасения
Украл девичье сердце; и Василий, несколько смущенный,
Нарушил молчание и сказал: «Если вы прошли через Атчафалаю,
, как вы нигде не встретили лодку моего Габриэля на заливе?»
При словах Василия по лицу Эванджелины промелькнула тень.
Слезы навернулись на ее глаза, и она сказала с трепетным акцентом: —
«Ушел? Габриэль ушел?» и, пряча лицо на его плече,
Все ее отягощенное сердце отступило, и она плакала и сетовала.
Тогда добрый Василий сказал, — и его голос стал бодрым, когда он это сказал:
«Ободрись, дитя мое; он только сегодня ушел.
Глупый мальчик! Он оставил меня наедине с моими стадами. и мои лошади
Угрюмый и беспокойный, выросший, испытанный и беспокойный, его дух
Не мог больше выносить покой этого тихого существования.
Всегда думающий о тебе, неуверенный и печальный,
Всегда молчаливый или говорящий только о тебе и своих бедах,
Он, наконец, стал настолько утомительным для людей и девушек,
Утомительно даже для меня, что наконец я подумал обо мне , и послал его
в город Адайес, чтобы обменять мулов с испанцами.
Оттуда он пойдет по индийским тропам к горам Озарк,
Охота за мехом в лесах, на реках, ловящих бобра.
Итак ободритесь; мы будем следить за беглым любовником;
Он недалеко, и Судьба и потоки против него.
Завтра и прочь, и сквозь красную утреннюю росу
Мы будем быстро следовать за ним и вернуть его в темницу ».

Тогда послышались радостные голоса, и с берегов реки,
Поднявшись на руках товарищей, явился скрипач Михаил.
Давно под крышей Василия он жил, как бог, на Олимпе,
Не имея другой заботы, кроме раздачи музыки смертным.
Он был очень известен своими серебряными замками и скрипкой.
«Да здравствует Майкл, — кричали они, — наш храбрый акадский менестрель!»
Когда они несли его в триумфальном шествии; и тотчас же
Отец Фелициан двинулся вперед с Эванджелиной, приветствуя старика
Доброжелательно и часто и вспоминая прошлое, в то время как Василий восхищался,
С веселой радостью приветствовал своих старых товарищей и сплетников,
Громко и долго смеялся и обнимал матерей и дочерей. .
Они очень удивились, увидев богатство кузнеца сидеванта,
Все его владения и его стада, и его патриархальное поведение;
Они очень удивились, услышав его рассказы о почве и климате,
И о прериях; чьи бесчисленные стада принадлежали ему, кто их схватил;
Каждый думал в душе, что он тоже пойдет и поступит так же.
Таким образом, они поднялись по ступеням и, перейдя прохладную веранду,
вошли в холл дома, где уже ужинал Василий.
Дождался его позднего возвращения; и они вместе отдыхали и пировали.

Над радостным пиром внезапно спустилась тьма.
Все было тихо снаружи, и, озаряя пейзаж серебром,
Прекрасная взошла росистая луна и мириады звезд; но внутри дверей,
Ярче этих, сияли лица друзей в мерцающем свете лампы.
Затем со своего места наверху, во главе стола, пастух
Излил свое сердце и свое вино вместе в бесконечном изобилии.
Закуривая трубку, наполненную сладким табаком Natchitoches,
Так он говорил своим гостям, которые слушали и улыбались, слушая: —
«Еще раз добро пожаловать, друзья мои, которые долгое время были без друзей и бездомных,
Добро пожаловать! еще раз в дом, который, может быть, лучше старого!
Здесь голодная зима не замораживает нашу кровь, как реки;
Здесь никакая каменистая земля не вызывает гнев фермера.
Лемех гладко проходит по земле, как киль по воде.
Круглый год апельсиновые рощи цветут; и трава вырастает на
За одну ночь больше, чем за все канадское лето.
Здесь тоже бесчисленные стада дикие и невостребованные в прериях;
Здесь тоже можно получить землю по просьбе и леса из древесины
Несколько ударов топора вырубают и превращают в дома.
После того, как ваши дома построены и поля ваши желтеют от урожая,
Ни один король Англии Георгий не изгонит вас прочь от ваших дворов,
Сжигает ваши жилища и амбары, и крадет ваши фермы и ваш скот.
Сказав эти слова, он выпустил гневное облако из ноздрей,
Когда его огромная коричневая рука с грохотом опустилась на стол,
Так что гости все вздрогнули; и отец Фелициан, изумленный,
Вдруг остановился, ущипнув нюхательного табака на полпути к его ноздрям.
Но храбрый Василий продолжил, и его слова были мягче и веселее: —
«Остерегайтесь лихорадки, друзья мои, берегитесь лихорадки!
Ибо это не похоже на наш холодный акадский климат.
В двух словах вылечить паука, повешенного на шее! »
Затем послышались голоса у двери и приближающиеся шаги. свежая веранда.
Это были соседние креолы и маленькие акадские плантаторы,
Которые были вызваны в дом Василия Пастуха.
Веселая встреча была давних товарищей и соседей:
Друг обнял друга; и те, кто прежде были чужаками,
Встреча в изгнании, сразу же стали друзьями друг другу,
Вместе нежными узами общей страны.
Но в соседнем зале доносится музыка.
Из созвучных струн мелодичной скрипки Майкла
Прервало всю дальнейшую речь.Вдали, как дети в восторге,
Все, что было забыто рядом, они отдавались сводящему с ума
Вихрю головокружительного танца, который качался и качался под музыку,
Сказочный, с сияющими глазами и порывом трепещущих одежд.

Между тем, в стороне, во главе зала, священник и пастух
Сидели, беседуя вместе о прошлом, настоящем и будущем;
В то время как Эванджелина стояла, как зачарованная, потому что в ее
Старые воспоминания поднимались и громко посреди музыки
Слышала она шум моря и неудержимая печаль в сад.
Прекрасна была ночь. За черной стеной леса,
Наклонив вершину серебром, взошла луна. На реке
Упал то тут, то там сквозь ветви трепетный отблеск лунного света,
Как сладкие мысли любви на темном и коварном духе.
Ближе и кругом вокруг нее многочисленные цветы сада
Излили их души запахами, которые были их молитвами и исповедями
В ночь, когда она шла своим путем, как безмолвный картезианец.
Более благоуханный, чем они, и тяжелый тенями и ночной росой,
Повесил сердце девушки. Спокойствие и волшебный лунный свет
Казалось, ее душу наполнила неопределенная тоска;
Как, через садовые ворота и под тенью дубов,
Прошла она по тропинке к краю безмерной прерии.
Безмолвно оно лежало, покрытое серебристой дымкой, и светлячки
Сверкали и плыли в смешанных и бесконечных числах.
Над ее головой звезды, мысли Бога на небесах,
Сияли в глазах человека, который перестал удивляться и поклоняться,
За исключением того случая, когда пылающая комета была замечена на стенах того храма,
Как будто рука появился и написал на них: «Упарсин.
И душа девушки, между звездами и светлячками,
Блуждала одна, и она воскликнула: «О Гавриил! О мои возлюбленные!
Ты так близок ко мне, и все же я не могу тебя увидеть?
Ты так близко ко мне, и все же твой голос не доходит до меня?
А! как часто твои ноги ступали по этой тропе в прерии!
А! как часто твои глаза смотрели на леса вокруг меня!
А! как часто под этим дубом, возвращаясь с работы,
Ты ложился отдыхать и мечтать обо мне во сне твоих!
Когда эти глаза увидят, эти руки сложатся вокруг тебя? »
Громко и внезапно прозвучал звук козодоя
Как флейта в лесу; и вскоре, сквозь соседние заросли,
Все дальше и дальше он плыл и замолчал.
«Терпение!» прошептали дубы из пророческих пещер тьмы:
И с залитого лунным светом луга ответил вздох: «Завтра!»

Яркое солнце взошло на следующий день; и все цветы сада
Омыли его сияющие ноги слезами и помазали его косы
восхитительным бальзамом, который они несли в своих хрустальных вазах.
«Прощай!» сказал священник, когда он стоял у темного порога;
«Смотри, чтобы ты принес нам Блудного Сына от его поста и голода,
И также Дева Неразумная, которая спала, когда приходил жених.
«Прощай!» — ответила девушка и, улыбаясь, вместе с Василием спустилась.
Спустились к берегу реки, где уже ждали лодочники.
Так началось путешествие с утра, солнца и радости,
Они быстро пошли за бегство того, кто мчался перед ними,
Унесенный волной судьбы, как мертвый лист над пустыней.
Ни в тот день, ни в следующий, ни еще в тот день, который был успешным,
Нашли, что они следят за его курсом в озере или лес, или река,
И по прошествии многих дней они не нашли его; но расплывчатые и неопределенные
Только слухи были их проводниками через дикую и пустынную страну;
Тиль, в маленькой гостинице испанского городка Адайес,
Вири и измученные, они вышли и узнали от болтливого домовладельца,
, что накануне, с лошадьми, проводниками и товарищами,
Гавриил покинул деревню и пошел дорогой прерий.

Песнь IV

Далеко на западе лежит пустынная земля, где горы
поднимаются сквозь вечные снега на свои высокие и светящиеся вершины.
Вниз от их неровных, глубоких оврагов, где ущелье, как ворота,
Открывает проход, грубый для колес эмигрантской повозки,
На запад течет Орегон, Уоллуэй и Овайхи.
На восток, окольным курсом, среди гор Ветряной реки,
Через долину пресной воды выпадает осадок через Небраску;
И к югу, от Фонтен-куи-Баута и испанских гор,
Изрезанный песком и скалами и унесенный ветром пустыни,
Бесчисленные потоки с непрекращающимся звуком нисходят к океану,
Как великие аккорды арфы, в громких и торжественных вибрациях.
Между этими ручьями простираются чудесные, красивые прерии,
Волнистые заросли травы, вечно перекатывающиеся в тени и солнечном свете,
Яркие, с пышными гроздьями роз и пурпурными аморфами.
По ним бродили стада бизонов, лоси и косули;
Над ними бродили волки и табуны лошадей без всадников;
Порывы и разрушения, и ветры, утомляющие путешествиями;
По ним бродят разбросанные племена сыновей Измаила,
Окрашивая пустыню кровью; и над их ужасными боевыми тропами
Круги и паруса ввысь, на величественных крыльях, стервятник,
Как неумолимая душа вождя, убитого в битве,
Невидимой лестницей, восходящей и взбирающейся по небу.
То тут, то там поднимаются дымы от лагерей этих диких мародеров;
Кое-где на окраинах быстрых рек возвышаются рощи;
И мрачный, молчаливый медведь, монах-отшельник пустыни,
Спускается по их темным ущельям, чтобы выкапывать корни у берега ручья,
И над всем небо, ясное и кристально чистое небо,
Как защитная рука Бога, перевернутого над ними.

В эту чудесную страну, у подножия гор Озарк,
далеко вошел Гавриил, за ним следили охотники и звероловы.
День за днем, со своими индейскими проводниками, девушка и Василий.
Следили за его летучими шагами и каждый день думали, чтобы его схватить.
Иногда они видели или думали, что видят дым от его костра.
Поднимается в утреннем воздухе с далекой равнины; но с наступлением темноты,
Когда они добрались до места, они нашли только тлеющие угли и пепел.
И хотя их сердца временами были грустными, а тела утомленными,
Надежда все еще вела их, поскольку магия Фата Моргана
показывала им свои озера света, которые отступили и исчезли перед ними.

Однажды, когда они сидели у вечернего камина, они молча вошли
В маленький лагерь индийская женщина,
которой носила глубокие следы печали и терпения, столь же великого, как и ее горе.
Она была женщиной-шауни, возвращающейся домой к своему народу,
Из далеких охотничьих угодий жестоких Каманш,
Где был убит ее канадский муж, Кур-де-Буа.
Тронуты были их сердца ее рассказом, и они были очень тепло и дружелюбны.
Они обрадовались, и она села среди них и пировала.
На мясе буйвола и оленине, приготовленной на углях.
Но когда их трапеза была закончена, и Василий и все его товарищи,
Измотанные долгим дневным переходом и погоней за оленями и бизонами,
Растянулись на земле и заснули там, где вспыхнул трепещущий свет костра
их смуглые щеки и их формы, закутанные в одеяла
Затем она села у двери палатки Эванджелины и повторила:
Медленно, мягким, низким голосом, с очарованием своего индийского акцента,
Все рассказы о ее любви, с его удовольствия, и боли, и перемены.
Эванджелина сильно плакала от этого рассказа и от того, что знала, что другое
Несчастное сердце, подобное ее собственному, любило и было разочаровано.
Проникнутая в глубины своей души жалостью и женским состраданием,
И все же в ее печали радовалась, что рядом с ней находился пострадавший,
Она, в свою очередь, рассказывала о своей любви и обо всех ее бедствиях.
Безмолвно от удивления, Шони села, и когда она кончила,
Все еще была немой; но в конце концов, как будто таинственный ужас
прошел в ее мозгу, она заговорила и повторила сказку о Моуи;
Моуис, снежный жених, завоевавший и женившийся на девушке,
Но, когда настало утро, встал и вышел из вигвама,
Блек, таял и растворялся в солнечном свете,
Пока она не увидела его, она пошла далеко в лес.
Затем нежными, низкими тонами, которые казались странными заклинаниями,
Сказал ей сказку о прекрасной Лилинау, за которой ухаживал призрак,
Это, сквозь сосны на хижине ее отца, в тишине сумерек,
Дышал, как вечерний ветер, и шептал любви девушке,
Пока она не последовала за его зеленым и развевающимся пером через лес,
И больше никогда не возвращалась, и ее народ больше не видел.
Молчаливая от удивления и странного удивления, Эванджелина слушала
Тихий поток ее волшебных слов, пока область вокруг нее
не казалась заколдованной землей, а ее смуглая гостья — чародейкой.
Медленно над вершинами гор Озарк взошла луна,
Освещая маленькую палатку таинственным великолепием
Касаясь мрачных листьев, обнимая и наполняя лес.
С восхитительным звуком промчался ручей и ветви
Колебались и вздыхали над головами еле слышным шепотом.
Было наполнено мыслями о любви сердце Эванджелины, но тайна,
Тонкое чувство закралось боли и неопределенного ужаса,
Как холодная ядовитая змея крадется в гнездо ласточки.
Это был не земной страх. Дыхание из области духов
Казалось, что парит в воздухе ночи; и она почувствовала на мгновение
Что, как и индийская горничная, она тоже преследовала призрака.
С этой мыслью она заснула, и страх и призрак исчезли.

Рано утром марш возобновился; и шауни
Сказал, пока они шли: «На западном склоне этих гор
Обитает в своей маленькой деревне начальник Миссии в Черных Одеяниях».
Многому он учит людей и рассказывает им о Марии и Иисусе;
Громко смеются их сердца от радости и рыдают от боли, когда они слышат его ».
Затем, внезапно и тайно, Эванджелина ответила: —
« Пойдем в Миссию, ибо там нас ждут хорошие вести! »
Туда направили коней своих; и за отрогом гор,
Когда зашло солнце, они услышали ропот голосов,
И на лугу, зеленом и широком, на берегу реки,
Увидели шатры христиан, шатры иезуитской миссии.
Под высоким дубом, который стоял посреди деревни,
Подняли на колени вождя Черной Одежды со своими детьми. Распятие, закрепленное
Высоко на стволе дерева, и в тени виноградной лозы,
Глядя своим мучительным лицом на толпу, преклонившую колени под ним.
Это была их сельская часовня. Вверху, сквозь замысловатые арки
над его воздушной крышей, поднималось пение их вечерни,
смешивая его ноты с мягким шепотом и вздохами ветвей.
Молчаливые, с непокрытыми головами, путники, приближаясь ближе,
Стояли на коленях на засыпанном дугой полу и участвовали в вечерних молитвах.
Но когда служба закончилась и благословение выпало из рук священника,
Далее, как семя из рук сеятеля,
Медленно преподобный подошел к чужестранцам и приветствовал их
Добро пожаловать; и когда они ответили, он добродушно улыбнулся,
Услышав в лесу домашние звуки своего родного языка,
И со словами доброты провел их в свой вигвам.
Там они отдыхали на циновках и шкурах и на лепешках из кукурузных початков.
Пировали и утоляли жажду из сосудов учителя.
Вскоре была рассказана их история; и священник торжественно ответил: —
«Не шесть солнц взошли и не зашли с тех пор, как Гавриил сидел.
Мягким был голос священника, и он говорил с акцентом доброты;
Но сердце Эванджелины упало на его слова, как зимой снежинки
падают в какое-то одинокое гнездо, из которого улетели птицы.
«Он ушел далеко на север, — продолжал священник; «но осенью
г. Когда погоня закончится, снова вернется в Миссию.
Тогда Эванджелина сказала, и голос ее был кротким и покорным, —
«Позволь мне остаться с тобой, потому что душа моя печальна и скорбит».
Так казалось всем мудрым и добрым; и пора к завтрашнему дню,
Гора его мексиканский конь со своими индейскими проводниками и товарищами.
Возвращение домой Василий вернулся, а Эванджелина осталась в миссии.

Медленно, медленно, медленно дни сменяли друг друга,
Дни, недели и месяцы; и поля кукурузы, которые прорастали из земли
Зеленый, когда пришла незнакомка, теперь она машет над ней,
Подняли свои тонкие стержни, с переплетенными листьями, и образовали
Монастыри для нищенствующих ворон и зернохранилищ, разграбленных белками.
Тогда в золотую погоду кукуруза была очищена от шелухи, и девы
Покраснели у каждого кроваво-красного колоса, потому что это означало любовника,
Но криво рассмеялся и назвал его вором на кукурузном поле.
Даже кроваво-красное ухо Эванджелине не принесло ее любовника.
«Терпение!» священник сказал бы; «Имейте веру, и ваша молитва будет услышана!
Посмотрите на это сильное растение, которое поднимает голову с луга,
Посмотрите, как его листья повернуты к северу, как магнит;
Это цветок компаса, что перст Божий насадил
Здесь, в бездомной дикой природе, чтобы направить путь путника
По подобным морю, бездорожным, безграничным пустыням пустыни.
Такова вера в душе человека. Цветы страсти,
Веселые и пышные цветы, ярче и ароматнее,
Но они обманывают нас и сбивают нас с пути, и их запах смертоносен.
Только это скромное растение может вести нас сюда, и в дальнейшем
Венчает нас цветами асфоделей, влажными от росы непента ».

Настала осень и прошла, и зима, а Гавриила не было;
Расцвела открывающая весна и ноты малиновки и синей птицы
Звучали сладко на земле и в дереве, но Гавриил не пришел.
Но от дуновения летних ветров донесся слух.
Слаще пения птиц, или оттенка, или запаха цветов.
Далеко на севере и востоке, в лесах Мичигана,
Гавриил жил в своей хижине на берегу реки Сагино,
И с вернувшимися проводниками искали озера Св. Лаврентия,
С грустным прощанием Эванджелина ушла из миссии.
Пройдя утомительными путями, долгими и опасными переходами,
Она достигла, наконец, глубин мичиганских лесов,
Нашла она, охотничий домик, заброшенным и разрушенным!

Так скользили долгие печальные годы, и в сезоны и в разных местах
Ныряльщики и издалека видели странствующую деву; —
Теперь в Шатрах благодати кротких Моравских миссий,
Теперь в шумных лагерях и битвах — поля армии,
Сейчас в укромных деревушках, в поселках и густонаселенных городах.
Она пришла, как призрак, и скончалась незамеченной.
Прекрасна была она и молода, когда в надежде отправилась в дальний путь;
Блеклая была она и старая, когда разочарованием все закончилось.
Каждый последующий год что-то крал у ее красоты,
Оставляя за собой все шире и глубже мрак и тень.
Тогда появились и распространились слабые серые полосы на ее лбу,
Рассвет другой жизни, что прорвало ее земной горизонт,
Как в восточном небе первые слабые полосы утра.

Песня V

В этой восхитительной земле, омываемой водами Делавэра,
Сильванскими тенями охраняет имя апостола Пенна,
На берегу прекрасного ручья стоит город, который он основал.
Там весь воздух бальзам, а персик — символ красоты,
И улицы все еще повторяют имена лесных деревьев,
Как будто они хотели бы умилостивить дриад, чьи пристанища они досаждали.
Там из беспокойного моря высадилась Эванджелина, изгнанница,
Нашла среди детей Пенна дом и страну.
Там умер старый Рене Леблан; и когда он ушел,
Видел рядом с ним только одного из всей сотни его потомков.
Что-то, по крайней мере, было на дружеских улицах города,
Что-то, что говорило с ее сердцем и делало ее больше не чужой;
И ухо ее было приятно Тебе и Ты квакеров,
Ибо оно напомнило прошлое, старую акадскую страну,
Где все люди были равны, и все были братьями и сестрами.
Итак, когда бесплодные поиски, разочарованные попытки,
Кончились, больше не возобновлять на земле, не жалуясь,
Туда, как листья к свету, были обращены ее мысли и ее шаги.
Как с вершины горы дождливый утренний туман
Откатывается, и вдали мы видим под нами пейзаж,
Освещенный солнцем, с сияющими реками, городами и деревнями,
Так упал туман из ее разума, и она увидела мир далеко под ней,
больше не Тьма, но весь озаренный любовью; и тропа
, по которой она взошла так далеко, ровно и гладко лежащая вдали.
Гавриил не был забыт. В ее сердце был его образ,
Облаченный в красоту любви и юности, каким она его видела в последний раз,
Только более прекрасным делалось его смертоносное молчание и отсутствие.
В ее мысли о нем не входило время, потому что его не было.
Над ним годы не имели власти; он не был изменен, но преображен;
Он стал для ее сердца, как мертвый, а не отсутствующий;
Терпение, самоотречение и преданность другим,
Это был урок, который ей преподала жизнь, полная испытаний и печали.
Так была распространена ее любовь, но, как некоторые пахучие специи,
не потерпела ни потерь, ни потерь, хотя и наполняла воздух ароматом.
У нее не было другой надежды и желания в жизни, кроме
Кротко, благоговейными шагами, священными стопами своего Спасителя.
Так много лет она прожила как Сестра Милосердия; частые посещения
Одинокие и жалкие крыши в людных переулках города,
Где бедствия и нужды скрывались от солнечного света,
Где болезни и печаль на чердаках томились заброшенными.
Ночь за ночью, когда мир спал, сторож повторял:
Громко, по порывистым улицам, что в городе все хорошо.
Высоко в каком-то одиноком окне он увидел свет ее свечи.
День за днем, в серой заре, медленно через пригороды
Тащился немецкий фермер с цветами и фруктами на рынок,
Встретил то кроткое, бледное лицо, возвращавшееся домой с бдительности.

Тогда было, что на город обрушилась эпидемия,
Предвещаемая чудесными знамениями, и в основном стаями диких голубей,
Затемняло солнце в своем полете, и в зобах не было ничего, кроме желудя.
И, когда морские приливы возникают в сентябре,
Затопляет какой-то серебряный поток, пока не переходит в озеро на лугу,
Так смерть затопила жизнь, и, устремившись по ее естественной окраине,
распространилась на солоноватое озеро, серебряный поток существования.
Богатство не имело силы подкупить, ни красота не очаровала угнетателя;
Но все одинаково погибли под бичом его гнева; —
Только, увы! бедняк, у которого не было ни друзей, ни слуг,
Убежал умирать в богадельне, доме бездомных.
Тогда он стоял в предместьях, посреди лугов и лесов, —
Теперь город его окружает; но тем не менее, с его воротами и калиткой
Кроткий, посреди великолепия, его скромные стены, кажется, повторяют
Мягко слова Господа: «Бедные, которые вы всегда имеете с собой».
Туда днем ​​и ночью приходила Сестра Милосердия. Умирающий
Взглянул ей в лицо и действительно подумал, что вот там ночь над городом, видимым вдалеке.
Их глазам показались светильники города небесного,
В сияющие врата которых вскоре войдет их дух.

Таким образом, в субботу утром по улицам, пустынным и тихим,
Пройдя тихим путем, она вошла в дверь богадельни.
Сладко в летнем воздухе пахло цветами в саду;
И она остановилась на своем пути, чтобы собрать среди них самых прекрасных,
Чтобы умирающие еще раз возрадовались их благоуханию и красоте.
Затем, когда она поднималась по лестнице в коридоры, охлажденные восточным ветром,
Далеко и мягко на ее ухо упали колокольчики с колокольни Крайст-Черч,
Между тем, смешавшись с ними, по лугам доносились
Звуки псалмов, которые пели шведы в их церкви в Викако.
Мягко, как опускающиеся крылья, покой часа упал на ее дух;
Что-то внутри нее сказало: «Наконец-то твои испытания окончены»;
И с легким видом вошла она в палаты болезни.
Бесшумно передвигался вокруг усидчивых, заботливых служителей,
Смочил лихорадочную губу и ноющий лоб, и в тишине
Закрыв слепые глаза мертвым и скрыв их лица,
Где на своих ложах они лежали, как сугроб у дороги.
Многие вялые головы, поднявшие голову, когда вошла Эванджелина,
Повернулись на подушку боли, чтобы смотреть, когда она проходила, для ее присутствия
Упал на их сердца, как луч солнца на стены тюрьмы.
И, оглянувшись, она увидела, как Смерть, утешитель,
Возложив руку на сердца многих, исцелила их навсегда.
Многие знакомые формы исчезли в ночное время;
Места их были вакантны, или их уже заняли посторонние.

Внезапно, словно охваченная страхом или чувством удивления,
Она все еще стояла, расставив бесцветные губы, в то время как дрожь
пробежала по ее телу, и, забытые, цветы упали с ее пальцев,
И из ее глаз и щеки свет и цвет утра.
Тогда с ее уст сорвался крик такой ужасной тоски,
Что умирающие услышали его и вскочили с подушек.
На поддоне перед ней растянулась фигура старика.
Длинные, тонкие и серые локоны, затенявшие его виски;
Но, когда он лежал в утреннем свете, его лицо на мгновение
Казалось, снова приняло формы своего прежнего мужского достоинства;
Так обычно изменяются лица умирающих.
Горячие и красные на его губах все еще обжигали лихорадочный прилив,
Как будто жизнь, как иврит, кровью залила свои врата,
Чтобы Ангел Смерти мог увидеть знамение и пройти.
Неподвижный, бессмысленный, умирающий, он лежал, и его дух был истощен.
Казалось, тонет сквозь бесконечные глубины во тьме.
Тьма сна и смерти, вечно тонущая и тонущая.
Затем в этих сферах тени, в множественных реверберациях,
Слышал тот крик боли, и сквозь сменившуюся тишину
Прошептал нежным голосом с нежным и святым акцентом,
«Габриэль! О мои возлюбленные!» и замер в тишине.
Затем он увидел во сне еще раз дом своего детства;
Зеленых акадских лугов, среди которых есть лесные реки,
Деревня, горы и леса; и, идя под их тенью,
Как в дни своей юности, Евангелина воскресла в его видении.
Слезы навернулись на глаза; и так же медленно, как он поднял веки,
Исчезло видение, но Эванджелина встала на колени у его постели.
Напрасно он старался прошептать ее имя, потому что акценты не произносились.
Напрасно он старался подняться; и Эванджелина, стоя на коленях рядом с ним,
Поцеловала его умирающие губы и положила его голову ей на грудь.
Сладкий был свет его глаз; но он внезапно погрузился в темноту,
Как если бы лампа задула порывом ветра у окна.

Теперь все кончилось: надежда, и страх, и горе,
Вся боль в сердце, беспокойная, неудовлетворенная тоска,
Вся тупая, глубокая боль и постоянная тоска терпения!
И, когда она еще раз прижала безжизненную голову к своей груди,
Она кротко поклонилась и пробормотала: «Отец, я благодарю Тебя!»

Еще стоит первобытный лес; но вдали от его тени,
Рядом, в своих безымянных могилах, спят влюбленные.
Под скромными стенами маленького католического кладбища,
В самом центре города они лежат, неизвестные и незамеченные.
Ежедневно приливы жизни ускользают и текут рядом с ними,
Тысячи пульсирующих сердец, где их сердце покоится и вечно,
Тысячи ноющих мозгов, где их больше не занято,
Тысячи трудящихся рук там, где их перестали от их трудов,
тысяч усталых ног, где их завершили свой путь!

Еще стоит первобытный лес; но под сенью его ветвей
Обитает другая раса, с другими обычаями и языком.
Только на берегу печальной и туманной Атлантики
Остановитесь несколько акадских крестьян, чьи отцы из ссылки
Блуждали обратно на свою родину, чтобы умереть в ее лоне.
В койке рыбака колесо и ткацкий станок все еще заняты;
Девы все еще носят свои нормандские чепчики и киртлы из домотканой ткани,
И к вечернему огню повторяют рассказ Эванджелины,
Пока из его каменистых пещер соседний океан
громким голосом говорит и грустно отвечает на вой леса.

Кузнечное дело в национальном историческом памятнике Герберта Гувера (Служба национальных парков США)

Кузнец обрабатывает металл в кузнице

NPS Фото Джона Эйхера

В кузнице Национального исторического музея Герберта Гувера работает кузница. Кузнецы обучаются в том же стиле, что и отец президента Гувера, Джесси Гувер. Это стиль, известный как традиционное кузнечное дело, в котором методы, инструменты и источники топлива используются веками. Кузнецы демонстрируют мастерство и трудолюбие, чтобы превратить обычное железо в полезные вещи.

Физические и психические навыки

Кузнечное дело требует больших усилий — чистой физической силы, но чаще умственной. Кузнецы годами осваивают свое искусство, традиционно работая подмастерьями, прежде чем самостоятельно заняться бизнесом. Кузнец всегда должен хорошо решать проблемы, иногда используя математику, химию и даже физику для производства качественного продукта.

Джесси Гувер обладал необходимыми деловыми навыками, чтобы иметь собственную кузницу и мастерскую по ремонту вагонов.Он продал свой растущий бизнес в 1878 году, чтобы открыть новый магазин сельскохозяйственной техники на углу Главной и Первой улиц.

Отопление металла

Этот магазин, как и магазин Джесси Гувера, работает на угле в качестве топлива. Уголь хранится в ведре у кузницы и в большом бункере в северо-западном углу цеха.

Кузнецы готовят уголь до тех пор, пока не выгорит большая часть примесей. В результате получается кокс, топливо, которое почти полностью состоит из углерода, что позволяет нам достигать температуры от 3000 до 4000 градусов по Фаренгейту в ядре пожара! Такой горячий огонь может быстро разогреть металл до температуры сварки около 2500 градусов.

Цвет нагретой стали указывает на ее температуру.
Температуры Цвет Описание
От 400 до 500 ° F Тускло-серый Слишком холодно для работы
900 ° F Красный
от 1300 до 1950 ° F Оранжевый
2000 ° F Желтый Типичная температура ковки
от 2100 до 2500 ° F Ярко-желтый к белому Достаточно горячий для сварки

Формирование металла

После создания желаемой формы кузнец помещает еще горячее железо в резервуар для закалки с холодной водой, чтобы сталь затвердела и снова охладила ее до безопасной температуры прикосновения.Когда ковка завершена, обеденный треугольник, инструмент или другой предмет готовы к использованию. Взгляните на стены магазина, и вы увидите многие предметы, созданные нашими кузнецами.

Обладая творческим подходом к решению проблем и подходящими инструментами, кузнец может создать из металла практически любую форму. Многие квалифицированные кузнецы сегодня в основном работают ремесленниками и проявляют свои творческие способности, обрабатывая металл. Джесси Гувер использовал свои собственные навыки, чтобы оказать услугу обществу.

Когда Джесси Гувер был на работе, рабочая кузница была обычным делом. Работа кузнеца играла решающую роль в повседневной жизни почти каждого жителя города Айова 1870-х годов. Сегодня торговля живет здесь, в Национальном историческом месте Герберта Гувера.

Инструменты кузнеца

Есть ли в этой кузнечной мастерской инструменты, похожие на что-то в вашем собственном доме?

Главный инструмент — кузница, кирпичная печь и дымовая труба, где кузнец сжигает уголь.Слева от кузницы находятся культовые инструменты кузнеца — молот и наковальня. В каждой кузнице будут молотки разного размера и формы и как минимум одна наковальня.

Клещи вокруг кузницы предназначены для удержания горячего железа во время придания ему формы. Каждая пара щипцов имеет определенное назначение и используется в зависимости от формы металла или угла, над которым работает кузнец.

Сильфон — еще один важный инструмент. В этой кузнице сразу за кузницей установлен двухступенчатый мех.Простое нажатие на рукоятку, висящую над ней, поднимает верхнюю часть сильфона. Падающий вес сильфона выталкивает воздух через трубу прямо в кузницу и в огонь. Это добавляет больше кислорода, позволяя огню достигать более высоких температур.

About — Alec Steele

Моя страсть к кузнечному делу разгорелась в возрасте 11 лет, когда в грязный и дождливый июльский день я с трепетом наблюдал, как местный кузнец стучал по раскаленной желтой стали, создавая потрясающий кулон из листьев. уездное шоу.
Я немедленно приступил к работе по созданию собственной кузницы на заднем дворе. С очень примитивной кузницей на древесном угле с дырой в земле, участком железнодорожного полотна (любезно подаренным мне Джеймсом Спеддингом, кузнецом на выставке) и сумасшедшей энергией, я выковал это впервые.

По мере того, как я больше практиковался и экспериментировал, хобби становилось центром каждого свободного момента! Если я не работал, я читал, рыскал в Интернете в поисках информации или смотрел онлайн-руководства.

По мере того, как я продолжал учиться в школе в раннем подростковом возрасте, мое желание творить росло… Моя любовь сидеть в классе, конечно же, нет! В 16 лет я бросил школу, чтобы посвятить себя кузнечному делу. Безусловно, лучшее решение, которое я когда-либо принимал. Это позволило мне прыгнуть в самый дальний конец и извлечь несколько очень важных уроков. Изначально мое желание бросить школу не было вызвано любовью к делу, но я очень быстро понял, что бизнес — это не только важно, но и ОЧЕНЬ весело! Ту же радость, которую я получал от создания вещей, я получал от постепенного построения своего бизнеса и разработки того, как я могу обеспечить ценность на рынке с моей страстью к созиданию.

Это привело меня к созданию онлайн-школы, где я предлагаю видеоуроки по кузнечному делу для начинающих. В конце концов я понял, что лучший способ увеличить свое влияние — это YouTube. Я начал с создания руководств по продвижению онлайн-школы. Это длилось недолго, так как у меня закончился материал, который я знал достаточно, чтобы преподавать. К счастью, я обнаружил, что документирование пути познания вещей за пределами моей зоны комфорта — это то, что хотят посмотреть сотни тысяч людей.

Итак, теперь я документирую каждый день в магазине и делюсь им со всеми вами на YouTube. Вы видите мои ошибки, глупость, радость, азарт и любовь к творчеству и обучению. Это все есть. Я надеюсь, что вы также увидите, что проекты, которые я делаю, достижимы для любого, у кого достаточно сильные убеждения, чтобы серьезно трудиться и посвятить себя достижению конечной цели. Я начал это 11-летним мальчиком с мешком угля. Мне предстоит пройти долгий путь, многое нужно улучшить — но это было начало!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *