Кто такая роковая женщина: Феномен роковой женщины компенсирует минусы феминизма – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Феномен роковой женщины компенсирует минусы феминизма – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Образ роковой женщины становится все более популярным в массовой культуре. Это происходит на фоне поиска женщинами своей идентичности, когда отыграны все предложенные феминизмом роли. Вместе с тем, роковая женщина – не до конца разгаданный и малоизученный наукой феномен. По сути, это уникальное явление, которое связано со способностью женщины через собственный нарциссизм раскрывать индивидуальность другого человека. К такому выводу в ходе исследовательского анализа пришла доцент кафедры прикладной политологии НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Ирина Сохань

На тему роковой женщины можно найти массу материалов в интернете. Но ни один из них не дает представления о том, в чем заключается суть феномена. Известно, что роковые женщины в истории буквально играли судьбой влюбленных в них мужчин, что оправдывает само определение «Femme Fatale», то есть роковой женщины.

Среди ярких примеров, которые анализирует в своей работе Ирина Сохань, подруга Владимира Маяковского Лиля Брик и возлюбленная Фридриха Ницше Лу Саломе. Эмпирическую основу исследования составил анализ тридцати исторических персонажей – женщин, характер и практики репрезентации которых позволяют сделать вывод об их нахождении в регистре Femme Fatale.

За роковой женщиной часто тянется шлейф самоубийств, но и она же вдохновляет гениев великие свершения. Так образ возлюбленной Ницше Лу Саломе лег в основу, созданной Фрейдом теории нарциссизма.

Именно в ключе нарциссизма следует рассматривать Femme Fatale, считает Ирина Сохань. Однако нарциссизм роковой женщины – это не некая патология, а внутренняя суть, направленная на раскрытие и отражение индивидуальности другого человека.

«Сегодня, в постфеминизме, возникает особый интерес к

Femme Fatale, и одновременно появляются различные исследования, направленные на реабилитацию традиционной модели феминности, на отклонения от которой лепится ярлык патологии», – говорит исследователь. В обществе существует запрос на поиск и обнаружение такого типа женщины, который мог бы быть ролевой моделью для женщин в целом, олицетворяя уникальность феминности в каждом конкретном случае и вне зависимости от социальных и культурных обстоятельств. «Этот тип тяготеет к Femme Fatale, исследование которой и возможно в рамках постфеминизма, с использованием исторического, культурологического, социологического и психоаналитического подходов», – пояснила исследователь.

Отзеркалила и пошла дальше

Роковая женщина не обязательно должна быть красавицей. Ее ведущая сила не в убивающей наповал сексуальности, хотя она и является непременным атрибутом

Femme Fatale. Например, Мэрлин Монро роковой женщиной не была. Она обладала даром магической сексуальности, но в то же время была уязвимой и зависимой, что не присуще Femme Fatale, отметила исследователь.

Главный признак роковой женщины – наличие изрядной доли нарциссизма. «Едва ли не все современники отмечали маниакальную сосредоточенность Femme Fatale на себе», – говорит Сохань. Один из ярких примеров – женщина-загадка ХХ века Лу Саломе – психотерапевт и писатель, превратившая собственные внутренние процессы в объект, в том числе, профессионального самонаблюдения. Считается, что именно общение с Саломе вдохновило Ницше на создание одного из его самых известных произведений «Так говорил Заратустра». И именно знакомство с Саломе побудило Фрейда на создание знаменитой теории нарциссизма. Однако для Лу Саломе, которая была ученицей Фрейда, образ Нарцисса нес собственную, отличную от фрейдовской символику. Это, в первую очередь, состояние любви к себе и через нее – к окружающему миру. Согласно Саломе, для женщины любовь – это реализация самой себя, а другой лишь зеркалит ее избыточность и способность к наслаждению, рассказала Сохань.

Ключевой для роковых женщин является именно способность к реализации даже в жестких патриархальных условиях. «И если для ярких, талантливых женщин патриархальные установки стали причиной их трагической судьбы, то для роковых – лишь декорацией», – рассказала исследователь, отметив, что

Femme Fatale при этом по сути своей не имеет никакого отношения к феминизму. Феминизм отстаивает права всех женщин, а роковая женщина только свою индивидуальность и собственный уникальный путь.

Путь роковой женщины – это, в первую очередь, поиск самой себя в Другом. Но другой всегда слишком мал для нее, он может ей соответствовать только как представитель чего-то более грандиозного, например, художественного дара. «В результате для Femme Fatale может быть “и целого мира мало”. Она разочаровывается в Другом и идет дальше. Но если только в этом Другом действительно есть нечто, превосходящее простое человеческое, то может получиться союз вроде союза Сальвадора Дали и его Галы», – говорит исследователь.

При этом роковой женщине присуще ощущение собственной целостности и отсутствие чувства вины и стыда. Яркий пример тому – подруга Владимира Маяковского Лиля Брик, которая в условиях тоталитарной власти, подавлявшей всякое проявление сексуальности, имела собственную абсолютную власть над людьми. «Сексуальность Брик была антагонистична традиционной модели женской сексуальности: это была сексуальность без вины», – говорит Сохань.

То же самое касается Лу Саломе, которая до тридцати с лишним лет упорно хранила девственность, но потом, заключив платонический брак, ничем не ограничивала себя в свободных отношениях. Однако Femme Fatale не зациклена на реализации своей сексуальности. В других ее привлекает, в первую очередь, творческое начало, то, что находится за пределами обыденного, человеческого. «Ее сексуальность – от собственной нарциссической избыточности, поэтому она воспринимается такой свободной и привлекательной практически смертельно», – говорит исследователь.

Дар психоаналитика или главный талант

Роковая женщина может быть талантливой и успешно реализовывать себя в разных сферах. Так Саломе прославилась как психоаналитик и написала несколько книг, в том числе «Эротику», получившую в свое время статус бестселлера. Но ее книги были бы давно забыты, если бы не роковая роль в жизни Ницше, роман с Рильке и т.п. Главный талант настоящей Femme Fatale, по мнению исследователя, заключается в способности обнаруживать и раскрывать дар другого. И этим даром Саломе владела виртуозно, проявив его, в том числе, в психоаналитической работе. «Работа в качестве психоаналитика – это функция извлечения истинного “Я” пациента из той ложной оболочки, в которой он к ней пришел. Это очень аутентично для роковой женщины», – замечает Сохань. Саломе была единственной из учеников Фрейда, кому он разрешил практиковать без прохождения всех ступеней обучения.

«Лиля Брик почти профессионально занималась балетом, снялась в кино, и, наверное, из нее неплохая актриса могла бы получиться, – продолжает исследователь. – Но все дарования Femme Fatale скромны относительно главного – нарциссического обольщения людей, в процессе которого обольщаемый обнаруживает в себе нечто новое, то есть реализуется скрытая проективность. И это и есть чудо роковых женщин». Биографы Брик отмечают, что она обладала уникальным чутьем на поэтический дар в человеке.

«Femme Fatale при этом может быть травматичной для другого, потому что ее нарциссизм воспринимается как вызов человеку, который в силу специфики своего антропоморфного бытия испытывает разлом между собой как наличием и собой как возможностью», – говорит Сохань.

Отсюда самоубийства, которые обязательно присутствуют в историях, связанных с роковыми женщинами.

Конфликт современной феминности

Поскольку в классическом варианте Femme Fatale не озабочена собственными творческими задачами, это делает ее вписываемой в контекст традиционной культуры, которая отчуждает у женщин все их творческие способности в пользу мужчин. Роль Femme Fatale – это роль музы-вдохновительницы. Яркий пример воплощения этой роли в истории – жена Сальвадора Дали – Гала Дали. По мнению исследователя, она наиболее аутентично реализовала классический для этого типа сценарий отношений музы и вдохновленного ею гения.

Из современных женщин, по мнению Сохань, роковой можно назвать Карлу Бруни, которая также более всего известна чередой романов с творческими и влиятельными мужчинами. «И роковой не назовешь, к примеру, ту же Элизабет Тейлор, которая, несмотря на многочисленные браки и романы, была ярчайшей личностью, что высвечивается во всех ее ролях.

Великая актриса, но не Femme Fatale», – считает исследователь.

В то же время Femme Fatale представляет собой абсолют феминных сил, которые вытесняет традиционная культура. Эти силы заключаются в способности женского к мощной индивидуализации не только себя, но и, прежде всего, Другого.

Всплеск интереса к феномену Femme Fatale в современной культуре, по мнению исследователя, отражает то, что женщины исчерпали предложенные феминизмом ролевые модели и ищут нечто, выражающее смысл женской судьбы в ситуации отрицания любого социально-политического и культурного давления. А это именно роковая женщина, поскольку ее образ, с одной стороны, архетипичен, а с другой, находится на противоположном полюсе от патриархального жертвенного образа женщины – матери-хозяйки, растворившейся в тотальной заботе о других.

«Одним из маркеров поиска женщинами особого пути реализации своей идентичности сегодня является появление и спрос на них всевозможных женских семинаров-тренингов, которые начинались как курсы стервологии, а затем модифицировались в многоликое разнообразие – от курсов Афродиты до уроков сексуального мастерства», – комментирует Сохань.

При этом практики современного общества демонстрируют рост нарциссизма.

«Современная культура имеет визуальный акцент, и включает подспудное соревнование – кто дольше и больше сфокусирует на себе взглядов и внимания других. Привлекает именно нарциссичность, то есть не тот, кто тебя разглядывает, а тот, кто поглощен собой. Последний культурный тренд – селфи, по сути, практика фиксации демонстративного любования собой», – говорит Сохань. В соцсетях, по мнению исследователя, в наиболее незамутненном и неотрефлексированном виде господствующие массовые стратегии выражают девочки-подростки. «Их фото отличает чрезмерная обнаженность и максимально отведенный от потенциального зрителя взгляд. То есть мало что понимая, юные фемины интуитивно моделируют нарциссизм и присущий ему соблазн, подозревая, что это самый эффективный способ влияния», – рассказывает Сохань.

Однако в реальной жизни, по мнению исследователя, современной женщине не хватает подлинного нарциссизма, то есть настоящей сосредоточенности на собственной женственности.

«А различные практики современного массового общества породили, скорее, феномен имитационного нарциссизма», – считает исследователь.

Стратегии

Femme Fatale одинаковы при всей уникальности

Femme Fatale не соотносима ни с одним типом женщин, которые появлялись как преодоление традиционных гендерных ролей. Это всегда единичные случаи разрыва патриархальной культуры на фоне остального большинства. Парадокс в том, что сегодня подобная уникальность становится востребованной на массовом уровне.

Однако вряд ли роковая женщина может быть ролевой моделью для массовой женской аудитории. «Ее надо изучать именно в качестве абсолюта феминности, но рекомендовать в качестве ролевой модели все равно, что рекомендовать ницшеанского сверхчеловека в качестве ролевой модели для человека», – считает Сохань.

Тем не менее, несмотря на уникальность стратегии поведения и реализации себя в жизни, Femme Fatale одинаковы, а потому феномен доступен для исследований и нуждается в них – в силу серьезной трансформации социального поведения и запросов общества. «Нарциссическое ядро Femme Fatale ставит вопрос о регистрации нарциссических черт как в индивидуальной, так и в коллективной моделях идентичности современной женщины, что обусловливает характер запроса на “практики роковой женщины” и позволяет делать прогностические выводы о траекториях развития феминности в современном обществе», – говорит исследователь.

См. также:

Идеал женщины отдаляется от идеала жены
Домострой в глянцевой шкуре
Женщины попали в ловушку на рынке труда

 


Подпишись на IQ.HSE

Роковые женщины. Почему их любят все мужчины

Редакция Фокуса поговорила с психологом в области отношений, чтобы разобраться в феномене la femme fatale

О них снимают фильмы, пишут романы, им посвящают стихи. Именно они чаще других становятся центром скандалов, всеобщей зависти, светских интриг и причиной разводов крепких пар. Редкие мужчины способны удержать такую женщину возле себя надолго, а потеряв ее, они еще долго не могут прийти в себя и принять случившееся. Причем чаще всего такое расставание сопровождается финансовыми потерями, предательством, неопределенностью и, как следствие, разбитым сердцем, а иногда и жизнью. Мужчина, успевший «подсесть» на отношения с la femme fatale, обречен на перманентный стресс, но, как наркоман, желает только одного – увеличить «дозу».

Как объяснить феномен роковой женщины, чем упомянутые представительницы прекрасной половины человечества отличаются от своих обычных соплеменниц, каковы основные признаки la femme fatale и какие мужчины склонны стать жертвой такого изысканного вида издевательства? Редакция Фокуса обратилась за детальным разъяснением к психологу в области отношений, коучу в сфере целеполагания и основателю приложения HLP – Юлии Левковской.

От ангела до стервы

«Магистральный признак роковой женщины – комментирует Юлия Левковская, – стопроцентная уверенность в себе и абсолютное убеждение в том, что она способна влюбить в себя любого мужчину. Она яркая, часто красива, искусно врет, обладает хорошей приспособляемостью, талантливая актриса: ей легко даются образы от ангела до стервы, чем она не преминет воспользоваться в любой подвернувшейся ситуации. Она обладает высоким уровнем интеллекта, — продолжает Юлия, – это обязательное условие для умения манипулировать окружающими (и не всегда мужчинами). Ее отличает начитанность и умение хотя бы на базовом уровне разбираться в «основной повестке дня», интересующей мужчин: спорте, политике, культуре, науке, что делает такую особу легким собеседником в мужском обществе. Она быстро умеет превратить жизнь мужчины в аттракцион или праздник (иллюзорно, конечно, но жертва об этом еще не знает).

 «Магистральный признак роковой женщины – стопроцентная уверенность в себе и абсолютное убеждение в том, что она способна влюбить в себя любого мужчину»   Юлия Левковская психолог в области отношений, коуч в сфере целеполагания и основатель приложения HLP [+–]

От своих соплеменниц, – продолжает Юлия Левковская, – такую женщину отличают чрезмерная самоуверенность, легкое отношение к жизни в сочетании с изрядным эгоизмом. Она актриса, соблазнительница, которая прекрасно разбирается в мужской психологии и точно знает, на какие «кнопки» нужно нажимать. Если говорить о портрете потенциальной жертвы такой милой хищницы, – говорит психолог, – на первый план выходят социальный и финансовый статус мужчины (он зарабатывает деньги по остаточному принципу, будучи владельцем бизнеса, топ-менеджером или наследником капитала). Этому человеку не чужды развлечения и праздники. Он часто завсегдатай вечеринок, любитель яркого образа жизни. Его отличают легкая наивность, романтичность, мечтательность. Такому мужчине нравятся интриги и качели в отношениях: бросание из крайности в крайность по принципу «горячо-холодно».

La femme fatale привлекает таких мужчин тем, что сегодня она страстная, влюблена и обожает, – говорит психолог, – а завтра холодна или вообще исчезает из жизни возлюбленного на неопределенный срок. Таким образом она постоянно подогревает интерес и «подсаживает» мужчину на «эмоциональную иглу» и зависимость от себя. Ко всему, сказанному выше, стоит добавить, что ее внешность редко можно назвать заурядной. Как следствие, она чувствует себя на высоте в мужском обществе, что, в свою очередь, очень льстит мужчине. Присутствие такой женщины рядом повышает его самооценку, он воспринимает спутницу как трофей, украшающий его стену почета, – заключила психолог Юлия Левковская.

Для наглядной иллюстрации обсуждаемого типажа мы решили обратиться к знаменитым биографиям женщин, которые своей судьбой и отношениями с мужчинами представляют некую квинтэссенцию всего описанного выше. Этих героинь можно без тени сомнения отнести к пресловутым роковым женщинам.

Эмбер Херд. Вычеркнула Джонни Деппа из списка богачей

За свои 32 года знаменитая «Девушка из Дании», а на самом деле – девушка из Техаса, прославилась не столько ролями, хотя их на счету актрисы больше сорока, а историями в прессе. Сначала таблоиды пестрели заголовками о ее романе с Джонни Деппом (на тот момент актер состоял в многолетних отношениях с Ванессой Паради), затем стало известно о помолвке и тайной свадьбе с Джонни Деппом, а далее весь мир сотрясался от шума, поднятого скандальным разводом все с тем же Джонни Деппом. Наряду с центральной сюжетной линией биографии актрисы в СМИ то и дело всплывали подробности ее отношений с фотографом Тасей ван Ри, моделью Мари де Вильен, актриса часто афишировала журналистам свою бисексуальность. В ходе бракоразводного процесса Эмбер отсудила у знаменитости сумму с шестью нулями, которую, по ее собственным словам, была готова пустить на благотворительность. Судебные издержки и выплата суммы на счет Эмбер после развода переместили Деппа из списка самых богатых и влиятельных актеров Голливуда на первые строчки рейтингов разорившихся и сильно пьющих знаменитостей, в то время как Эмбер стала самой ожидаемой личностью на всех светских событиях года и актрисой, которую наперебой приглашают режиссеры в кассовые фильмы.

Жа Жа Габор. Голливудская львица с украинскими корнями

Мисс Габор выходила замуж и разводилась каждые три-четыре года. Следствием ее разводов были милионные состояния, редкие драгоценности и многочисленная недвижимость: «Я прирожденная домохозяйка. Когда я развожусь с очередным мужем – мне достается его дом», – любила шутить она в своих мнгочисленных интервью.

Платиновая блондинка с девятью замужествами и искрометным чувством юмора любила повторять: «Я ничего не знаю о сексе, потому что всегда была замужем». Но в этом Жа Жа Габор, очевидно, немного лукавила. Блестящая светская львица, известная не столько ролями в кино, сколько громкими скандалами, романами с главами государств, миллионерами, дипломатами, актерами и актрисами, «Золотым глобусом» в номинации «Самая гламурная актриса» за 1958 год, а также множеством крылатых афоризмов о любви и роскоши. В ее копилке резонансных отношений – романы с Джоном Кеннеди, Ричардом Никсоном, Говардом Хьюзом, Генри Кессинджером, Фрэнком Синатрой, Шоном Коннери, Конрадом Хилтоном и его сыном – Конрадом Хилтоном-младшим, Гретой Гарбо… Словом, Жа Жа Габор – одна из ключевых личностей американского шоу-бизнеса и светской хроники ХX века.

Кстати, знаменитая фраза «Мужчины любят глазами, а женщины – ушами» принадлежит именно ей. За ее любовью к амурным похождениям и показной роскоши следил весь мир, папарацци мечтали о ней едва ли не больше, чем о принцессе Диане, несколько десятилетий спустя, – именно такой получилась девочка, выросшая в буржуазной еврейской семье, в столице Венгрии. Ее мать, Джоли Габор, урожденная Янчи Тилеман, была родом из семьи ювелиров, проживавшей в Дрогобыче (нынешняя Львовская область). Именно она направила старшую дочь в единственном, по ее мнению, правильном направлении – стать актрисой. Впрочем, и две другие дочери «мамы Джоли» блистали на экранах в 50-х годах. Стоит отметить, Жа Жа – единственная из трех сестер родила ребенка, и то случайно. По слухам, беременность светской львицы стала следствием изнасилования Конрадом Хилтоном (основатель отельной империи Hilton), который на тот момент был ее официальным мужем. Ее дочь Франческа Хилтон умрет в возрасте 67 лет, за 13 месяцев до смерти самой Жа Жа Габор. Мать никогда не узнает о смерти своей дочери: девятый муж светской львицы слишком берег ее психологическое здоровье.

Брижит Бардо. И создал дьявол женщину

«И Бог создал женщину»… Конечно, в этот момент Бог или, как утверждала римская церковь, дьявол, создавал Брижит Бардо. Легендарная актриса и секс-символ Франции 60-х–70-х годов XX века. Ее фильмография насчитывает более сорока ролей, из которых едва ли навскидку можно выделить три, зато романы и модные нововведения знаменитой ББ обсуждаются до сих пор. Ее образ неоднократно скопирован для многочисленных фотосессий в глянцевых СМИ. Именно ее имя приходит на ум, когда речь заходит о поп-культуре 60-х годов, а сингл Сержа Генсбура Je t’aime… moi non plus («Я люблю тебя… Я тебя – тоже нет»), ознаменовавший в начале 70-х годов чуть ли не сексуальную революцию во Франции и названный Папой Римским «порнографией», был написан знаменитым музыкантом именно для Брижит в пору их кратковременного романа. В «послужном списке» актрисы – браки с режиссером Роже Вадимом, актером Жаком Шарье и миллиардером Гюнтером Заксом, романы с актером Жаком-Луи Трентиньяном, композитором и автором песен Сержем Генсбуром, музыкантом Жильбером Беко. Из всех мужчин в жизни Брижит лишь немногим удалось выступить в роли инициаторов разрыва отношений. Одним из них был Трентиньян, который счел Брижит поверхностной и решил ее оставить. В большинстве случаев актриса порхала из одних отношений в другие, оставляя после себя разбитые мужские сердца. Впрочем, ей удалось разбить сердце даже собственному сыну, рожденному в браке с Шарье. По признаниям самой актрисы, ей всегда было трудно любить Николя, потому что она никогда не ощущала себя матерью.

Анна Павлова. Хищница из Петербурга

В 1909 году по Петербургу ширился слух об аресте блистательного денди и любимца большого света, барона Дандре. По слухам, барон спустил все свое состояние на содержанку, балерину Анну Павлову, и был авзят под стражу за растрату. Судьба и свобода любовника знаменитой балерины зависела от ее показаний в суде, но никто не был уверен, захочет ли она прерывать свои парижские гастроли ради участия в следствии: в свете ходили слухи о ее новом романе с первым балетным красавцем «Русских сезонов» в Париже Михаилом Мордкиным, в то время как правительственный чиновник Виктор Эмильевич Дандре, на чьем попечении балерина жила уже несколько лет и за счет которого были куплены все ее сценические костюмы, был пойман на взятке при сдаче подряда на строительство Охтинского моста. В Петербурге барону Дандре сочувствовали, а Павлову осуждали: называли «хищницей, которая высосала из богатого любовника все до капли, после чего упорхнула в Париж». Но Парижем балерина была уже недовольна. Вместо поездки в Россию с целью спасения бывшего покровителя Анна Павлова разрывает контракт со знаменитым Дягилевым и уезжает в Америку и Лондон в компании нового возлюбленного – Михаила Мордкина.

Анне, незаконнорожденной дочери петербургского банкира Лазаря Полякова и прачки Любови Федоровны, которая в детстве пережила ненависть отчима, пренебрежение матери, считавшей девочку обузой, и ранний отъезд из добротного двухэтажного особняка матери, купленного на деньги «за позор», было не до телячьих нежностей. Обучение в Императорском театральном училище стало для Анны спасением и билетом в «большую жизнь». После первого выступления, где юная балерина была вынуждена блистать в стоптанных пуантах и видавшей виды пачке, у Анны появились многочисленные покровители, которые были рады оплачивать счета юной танцовщицы. А ментором Анны становится сама Матильда Кшесинская. Вскоре один из покровителей купил талантливой девушке дорогостоящее звание балерины, которым в те времена награждали только незаконнорожденных дочерей членов аристократических семей, пожелавших связать жизнь с балетом. Анна блистала в Петербурге в обществе видных деятелей искусства, представителей императорского двора и богемы. Позднее она навсегда покидает Россию и обретает мировую славу. Впрочем, многочисленные любовники и поклонники сопровождали Анну до конца жизни, даже после того как балетная знаменитость сочеталась браком с упомянутым Бароном Дандре. Он станет ее менеджером и косвенной причиной смерти. Дандре, переживший когда-то позор и бедность, от жадности будет заставлять супругу выступать, даже будучи больной. Одно из таких выступлений и закончилось для легендарной балерины смертью от воспаления легких.

Матильда Кшесинская. Возлюбленная императора

«Она отлично учитывала как сильные, так в особенности и слабые стороны мужчин, этих вечно ищущих Ромео, которые о женщинах говорят все, что им нравится, и из которых женщины делают все, что им, женщинам, хочется», – заметил однажды Владимир Аркадьевич Теляковский, директор императорских театров, который, впрочем, был бессилен дать характеристику сценическим талантам танцовщицы Матильды Кшесинской. Директор театра описывал частые встречи и даже шифрованные послания от высших лиц государства с хлопотами о балерине. Сергей Михайлович Романов, президент русского театра и командующий артиллерией, всегда шел на поводу у капризов своей визави: «Мы имеем отличный балет и ужасную артиллерию», – шутили тогда в высшем свете. Сергей Михайлович одаривал возлюбленную драгоценностями, среди которых внушительная коллекция Фаберже, недвижимостью: рядом с дачей в Стрельне Романов построил электростанцию, потому что «Малечка боялась темноты». Все эти жертвы влюбленного привели к тому, что Матильда предпочла другого Романова – Андрея Владимировича, кузена Николая II, – и в 1902 году родила возлюбленному сына. Именно за него балерина и вышла замуж во время революции, уже будучи в эмиграции во Франции. Матильда вошла в императорскую семью и даже обрела титул Светлейшей княгини Романовской-Красинской. В эмиграции бывшая возлюбленная императора Николая II и нескольких его ближайших родственников открыла балетную студию, где, по слухам, «великий князь пол из леечки поливал, чтобы девочки не скользили в балетных туфлях». В последний раз балерина, прекрасное «яблоко раздора» семьи Романовых, вышла на сцену в возрасте 64 лет и, как и ожидалось, сорвала овации.

Как распознать роковую женщину — ГородБРЯНСК.RU

В целом мире невозможно найти двух совершенно одинаковых женщин. Они отличаются и внешностью, и внутренним наполнением, и поведенческими аспектами, и образом жизни. Конечно, любая женщина четко осознает свою миссию хранительницы домашнего очага. Но как бы она не обласкивала своего мужчину, какими бы изысками его не баловала, и как бы не заботилась о благоверном, мужская природа все равно заставит его глядеть на сторону. На ту, которая жеманно поведет плечом, томно взглянет, чувственно коснется языком пересохших губ под красной помадой. Слова здесь лишние. Мужчина почувствует ее притягательность на уровне флюидов, его подсознание в момент отключится, и он беспомощно падает в омут собственных желаний.

Это все о ней… «Femme fatale», роковая женщина – это понятие появилось лишь в начале 20 века. Но такие женщины были всегда, именно они искушали и соблазняли, вершили политику и становились причинами войн, одним взглядом убивали и оживляли, не оглядываясь на чье-либо мнение и, в буквальном смысле, ступая по головам.

Кто такая роковая женщина?

Стать роковой женщиной сложно, почти невозможно. Ею нужно родиться. Причем родиться не обязательно красивой. Зачастую «femme fatale» не обладает блестящей красотой и острым интеллектом. Но недостаточная внешняя привлекательность с легкостью компенсируется ухоженностью, уверенностью в собственных чарах и умением грамотно подать себя, а интеллект целенаправленно воспитывается и дополняется житейским умом, женской логикой и виртуозным владением психологическими приемами.

И вот мужчины уже укладываются в штабеля под каблучками роковой дамы, где-то глубоко на подкорке осознавая, что ничем хорошим эти отношения не закончатся. Но и поделать с собой ничего не могут, ведь отказаться от такой женщины по собственной воле просто невозможно. Она манит, притягивает, то ласкает, то дерзит, то обожает, то ненавидит. Она то нежная кошечка, то жесткий энергетический вампир, то малышка-капризуля, то бесстыдная распутница. В таких контрастах и проявляется природа «femme fatale», и в этом ее сила.

Какая же она, роковая женщина?

Первое, что приходит на ум, это легкость, раскрепощенность и способность доставить немыслимое удовольствие мужчине в постели. Такую горячую штучку невозможно забыть.

Роковая леди самостоятельна и самодостаточна: она никогда не позволит себе быть зависимой от мужчины, а он никогда не сможет предъявить свои права на обладание такой женщиной.

Она умна, хорошо образована и обладает знаниями и опытом, выходящими далеко за пределы точных наук.

«Femme fatale» независима и неуловима: мужчина ждет и ищет встреч с ней, а она ускользает прямо меж его пальцев, не дав повода рассчитывать на стабильные отношения.

Она уверенна в себе и точно знает, чего хочет: ее не купить подарками, не задобрить комплиментами. Она знает, чего стоит и непременно это получает. Порой сам мужчина понимает, что он – лишь способ или инструмент для достижения ее цели.

Роковая женщина смелая и требовательная, она никогда не прислушивается к чужому мнению, не боится и умеет настоять на своей точке зрения. Но и поражение принимает с гордо поднятой головой.

Она непредсказуемая и контрастная: в этом ее особенный магнетизм, ведь в лице одной мужчина получает разноплановый, многозадачный и мультифункциональный гарем.

Она никогда не лжет и смысла в этом не видит. Даже если не права – перешагнет через проблему, улыбнется, тряхнет волосами, подкрасит губы красной помадой и гордо удалится, оставляя за собой едва уловимый шлейф духов, стук каблучков и осознание вроде бы правого мужчины собственной немощности.

А вы знаете хотя бы одну роковую женщину?

Досье на роковую женщину | Будь Здорова

Она производит обычно неизгладимое впечатление – здесь сходятся лед и пламень, искренность и коварство, а страстность и умение безжалостно отказывать. Мужчины ею восхищаются, а другие женщины ненавидят.

Иногда (совсем редко) как-то грустно становится, что годы идут, а из-за тебя не начиналась война, пара красавцев не стрелялась томным майским утром, молодое дарование поэтического толка не посвящало стихов, и коллекция разбитых сердец подозрительно давно не пополнялась.

А история и кинематограф, как назло, напоминают о Елене Прекрасной (сменила парочку мужей, стала поводом к войне, в общем, развлекалась по мелочи), Кармен (погубила влюбленного Хосе), Лу Саломе (разбила сердца поэта Рильке и отца психоанализа Фрейда). Что уж говорить о Настасье Филипповне из бессмертного творения Достоевского. Только выдохнуть можно «Роковая женщина!».

Черная метка

«Рок» и «фатум»… Эти слова с невинным значением «судьба» связаны в нашем сознании исключительно с негативом. Не знаю как вам, а мне слова «добрый рок» на глаза еще не попадались. Вот и неординарные женщины, которых мы называем роковыми, как бы отмечены символической черной меткой, сигнализирующей об опасности. Они вошли в историю не как поэтессы, красавицы, умницы, а как la femme fatale, королевы среди женщин, прославившиеся любовью, которую испытывали к ним.

Правда, отказывать им в выдающемся уме и своего рода гениальности негоже… А вот насчет красоты… Роковая женщина – это не модельного роста роскошная блондинка с параметрами 90-60-90. Глядя на портреты тех самых «роковых», мы частенько удивляемся: «Ничего же особенного, что в них мужчины находят?». О внешности таких женщин можно сказать одно – они могут быть некрасивыми, но заметными и эффектными будут всегда и в любой ситуации.

Роковую женщину можно описать примерно так: ухоженность, кошачья пластика, голос чаще низкий, богато интонированный. Женщины этого типа могут быть как безупречно красивы, так и просто миловидны. Макияж может быть как спокойным, так и вызывающим – здесь уж дело вкуса самой дамы. Ее очарование, изрядно сдобрено эксцентричными нотками и где-то да проявится: в прическе, одежде, манерах. Для роковой женщины характерны пристрастие к необычным нарядам, экспериментам над внешностью и свой собственный ни на что непохожий стиль. Для нее не существует модных тенденций, она сама создает моду, никогда ей не подчиняясь.

Эта женщина производит обычно неизгладимое впечатление – здесь сходятся лед и пламень, искренность и коварство, а страстность и умение безжалостно отказывать. Мужчины ею восхищаются, а другие женщины ненавидят. Ее вниманием сложно владеть и практически невозможно принудить к чему-либо. Столь гордая натура может родиться в нищете, но по жизни пойдет как королева.

Основные черты портрета роковой женщины:

  • уверенность в себе
  • харизма
  • острый ум
  • оригинальность
  • доскональное знание мужской психологии
  • склонность к демонстративности
  • декларативное пренебрежение к мужчинам
  • сексуальность
  • огромная, зачастую разрушительная энергетика.
  • высокая образованность
  • обостренное чувство юмора

Она идет по жизни, смеясь

Что касается шлейфа разбитых сердец и сломанных жизней, то чаще всего роковая женщина не стремится коллекционировать мужчин, просто она оказывается самой яркой и крупной звездой небосклона, притягивающей к себе все, что помельче. Это не куртизанка и не охотница за мужчинами, ее благосклонность не продается – покупателя скорее одурачат и используют.

Роковая женщина не ищет мужского внимания, действуя по дьявольскому завету «сами придут и предложат». А жажду обладания вызывает, в том числе ее недоступность, помноженная на эффектность.

Зачастую та, кого окружающие именуют роковой женщиной, человек, много страдавший и постигший премудрости жизни на своем горьком опыте. В ней нет наигранности или манерности, зато с лихвой искренности и искрометности, недаром таких женщин сравнивают с огнем.

Роковая женщина редко бывает счастливой, сама ее разрушительная природа восстает против спокойного счастья, стихия такого человека – штормящий океан и здесь не место утлым суденышкам. С ординарными мужчинами роковой женщине скучно, с ними она играет: «Что будет, если так? А если эдак? Эх, одно и то же. Ску-учно!». Поэтому если уж la femme fatale останавливает на ком-то свой выбор, то этот человек столь же неординарная натура. Впрочем, процесс распада чувств у таких людей происходит довольно быстро: вчера ты был любим, а сегодня уже не нужен. Поэтому за отпущенные ей годы роковая женщина успевает прожить множество жизней и приобрести опыт за десятерых.

Для творческих натур она бесценная Муза и приправленный сладкой отравой источник вдохновения. Сколько великих поэтов и художников в полной мере раскрылись рядом со столь неординарными женщинами: Дали, Маяковский, Элюар…

Быть счастливым вместе с роковой женщиной невозможно, на то она и роковая, но вот рядом, на периферии ее бурь вполне можно получать удовольствие и не терять самого себя. А за любовь к ней, впрочем, как и за ее любовь, заплатить придется дорого. Чаще всего на ценнике обозначены «лучшие годы», «карьера», «вера в людей», но иногда цена вырастает до рассудка и жизни. «С ней невозможно и без нее никак», – это все о роковой женщине.

Нужно признать (даже не знаю печально это или нет, потому как не восхищаться такими дивами невозможно), что настоящая роковая женщина – вид вымирающий, если не исчезнувший.

Сильные чувства сейчас не в моде, да и двухмерность современного мира, представленного экраном телевизора или листом бумаги, востребует таких же плоских персонажей. Вот и образ роковой женщины стал ассоциироваться с секс-символом. Типичный пример такого рода подмены – Мадонна.

Сегодня найти роковую женщину можно исключительно на окраинах общества потребления: в богеме и различных субкультурах. Увы, это дивы «местного значения», современный стиль жизни и обесценивание индивидуальности чаще превращают прелестных девушек в банальных стерв, нежели в таинственных и загадочных роковых женщин, обладающих талантом притягивать к себе великие натуры.

Роковая женщина и ее типы

Роковая или судьбоносная женщина – это размытое понятие. Обычно считается, что такая особа кому-то разбила сердце, да так, что он за всю жизнь его склеить не смог. Только вот сами жертвы этих роковых дам не могут дать им точного определения.

Вроде бы обычная девушка, но что-то зацепило, как-то так получилось, что расстались, а теперь забыть он ее не может. А вот сама судьбоносная женщина может и не знать, что она для кого-то стала роковой, а для других она совсем обычная. В общем, степень этой самой судьбоносности очень сложно определить, но попробуем выделить типы фатальных женщин.

Муза

Наверное, самый безобидный тип. Муза может ни с кем не встречаться, не заниматься сексом, а просто существовать и иногда встречаться на пути человека искусства. Он может любить ее или просто испытывать от ее вида вдохновение. Но за мгновение (или совсем не мгновение) их встречи он получает импульс, который потом выливается в произведение искусства, всю жизнь потом напоминающее этому художнику или писателю о его музе.

Для обычной девушки художника его связь с музой может быть вполне опасна, конечно, при условии того, что муза с ним знакома и приходит специально, чтобы подарить ему вдохновение. В этом случае велика вероятность того, что их духовная связь перерастет во что-то большее. Придется быть жестокой и поставить любимого перед выбором: либо уходит муза, либо ухожу я. Можно, конечно, жить и все время бояться, что муза окажется коварной, но так вы будете все время как на иголках, а это уже не жизнь. Лучше сразу все решить.

Несчастная любовь

Здесь все четко и понятно. Была любовь, но для девушки она закончилась быстрее, чем для парня. Чтобы стать роковой женщиной, вполне достаточно неожиданно бросить парня прямо на пике его романтичных чувств. Тогда данный статус вам обеспечен. Роковой также можно стать из-за необычных обстоятельств, разлучивших вас, или же строгих родителей, разорвавших союз. О такой любви, как у Ромео и Джульетты, мужчина будет вспоминать очень долго, а может, и всю жизнь.

А девушки, похожие на его несчастную любовь, всегда будут вызывать в нем неопределенные чувства, его будет к ним тянуть, но разум будет отторгать такую привязанность. Еще долго мужчина будет бояться полюбить и испытать такую же боль. Поэтому если вы начали встречаться с мужчиной, который еще не отошел от своей роковой любви, то вам придется несладко. Нужно будет выслушивать эти излияния и склеивать его разбитое сердце. Что же, вам выбирать: нужно или терпеть и ждать, или искать мужчину без таких серьезных травм.

Разрушительница

Если несчастная любовь случается неожиданно, то разрушительница свои действия планирует тщательно. Ее профессия – разрушать чужие жизни. Она как истинный специалист подходит к этому вопросу, врываясь в жизнь мужчины, как ураган. Как только она приходит, ему уже не будет покоя. Она все время будет чего-то требовать, закатывать скандалы и держать на лезвии ножа. Она правильно и методично избавится от его адекватных друзей, которые могли бы предупредить мужчину о том, с кем он связался. Потом разрушительница берется за родственников, она находит причину, почему с ними нужно поссориться и не общаться. После того, как она полностью разрушает мужскую жизнь, понимает, что достигла того, чего хотела, парень оказывается ей больше не нужен. Ведь ей просто нравится процесс.

От такой девицы просто так не избавиться. Даже если она уже бросила свою жертву, то узнав, что у него появилась девушка, она может пересмотреть свое решение. В этом случае дело за парнем. Он или твердо скажет, что любит другую, или будет обычным дураком. А бороться с разрушительницей можно лишь в том случае, если вам чужды принципы морали, только тогда вы сможете победить, а воспитанным и интеллигентным лучше сразу отойти в сторонку.

Роковая женщина

Всегда считалось, что женственность — она есть изначально и дается фактом рождения. Но в современном обществе женственность становится качеством, которое предлагается развить. Чтобы в конечном итоге стать femme fatale, роковым образом влияя на судьбы мужчин.

Семинар «Роза Афродиты», программа «Грани женственности», тренинг «Раскрой секреты Афродиты» и многие другие, в основном содержащие в названии имя древнегреческой богини любви. В чем же она провинилась или заслужила подобную настойчивую апелляцию? Почему не «Раскрой секреты Деметры», к примеру? Афродита, древнегреческая богиня любви, обладала уникальной способностью влияния на других людей — она могла вызывать любовь, как у мужчин, так и у женщин. Несмотря на то что эта любовь может стать и проклятьем, тем не менее ценность любовного переживания часто отождествляется с ценностью самой жизни, поэтому тот, кто любовь рождает, наделяется абсолютной ценностью по сравнению со всеми другими существами. Оттого образ Афродиты представляется главной ролевой моделью в вопросе раскрытия женственности, которая и есть сама способность вызывать любовь. Афродита настолько прекрасна, что вызывает любовь без особых на то усилий, просто фактом своего присутствия в жизни того или другого субъекта. Разумеется, речь не идет о какой–то особенной внешней красоте, Афродита — это само состояние женственности, то качество феминности, о котором мечтают посетительницы всех этих тренингов и семинаров.

Влияние на мужчин

По–видимому, сознанием Афродиты были наделены все роковые женщины, оставившие яркий след в истории человечества, — от гетеры Аспазии, ставшей женой Перикла, до Лили Брик, музы пролетарского поэта Владимира Маяковского, и Лу Андреас Саломе, которая была тем самым Заратустрой в жизни и творчестве Фридриха Ницше.

Статусом femme fatale обладает не так много женщин (но сколько хотят обладать!). Например, Лени Рифеншталь, актриса, танцовщица, режиссер, фотограф и вообще красивая и творческая женщина, такового статуса не имеет. Хотя пользовалась успехом у известных мужчин и даже парочка носителей мировых программ зла попали под ее обаяние — речь идет о Гитлере и Геббельсе. И даже наличие преданного спутника жизни, намного младше ее, но прожившего с ней до момента смерти в возрасте 101 года, роковой женщины из нее не делает.

А вот Лиля Брик является самой что ни на есть роковой женщиной — хотя творчески она проявила себя весьма слабо, но весьма интересовалась одаренными мужчинами, которые в избытке встречались на ее жизненном пути, и, собственно, отношения с ними и позволили этой femme fatale войти в историю. Исследователям творчества Маяковского знаком чуть ли не «вечный» уже вопрос — насколько была виновна Лиля Брик в его самоубийстве. Для самой Лили Брик вопроса о вине не стояло и вовсе — ей приписывается знаменитая фраза: «Когда умер Володя — умер он, когда умер Ося — умерла я». Если с мужем Осипом Брик эту даму связывали особые личностные отношения, то все остальные мужчины для нее оказывались чем–то внеличностным — Маяковский репрезентировал поэзию, Примаков — власть. Еще целая череда других мужчин, да и женщин тоже, бежала на огонек ее уникального взгляда, высвечивающего в человеке его творческий потенциал и стоящую за ним способность выйти за ограниченные рамки конкретно–индивидуального. А кем же была сама Лиля? Маяковский утверждал, что «все — просто женщины, но она — исключение». Потому что просто женщины взаимозаменяемы, но Лиля — эксклюзивна, и в ней есть нечто, что и придает ей статус «бессмертной возлюбленной».

Маниакальное волшебство

В чем же неразрешимая загадка роковых женщин, которые, по сути, неизменно выступают нормативной моделью женской идентичности в актуальных сегодня практиках поиска женственности? Они действительно тотально вызывали любовь мужчин, самых талантливых и не только; редко, но любили сами; интенсивно влияли на окружавших их людей, и было во всем этом, по признанию современников, что–то неизменно нарциссическое и волшебное, какая–то маниакальная сосредоточенность на себе, не мешавшая периодически восхищенно вглядываться в Другого, от чего последний неизменно впадал в любовную экстатичность. Ведь главная черта Афродиты — это отсутствие нехватки, характеризующей обычную женщину, которая мыслит себя через принадлежность другому — мужчине.

Сами придут и все дадут

Общественные риторики крутятся вокруг недостаточности женского, которое надо апгрейдить, упаковать и поместить в пространство мужчины. Феминистский протест отстаивает, наоборот, самостоятельность женского. Но, как заметила Лу Андреас Саломе еще в начале XX века, что, собственно, тут и обсуждать нечего; каждая женщина должна обрести счастье в контексте своего личного мироощущения. Счастье в себе, а не в ролях, навязываемых обществом, не в риториках о счастье биологического предназначения женщины, и в не образе гламурного манекена — статусной игрушки олигарха. И даже не в мужчинах черпать свое счастье.

И, может, в этой замкнутости на себе, в позиции «ничего не просите, сами придут и все дадут» заключается загадка femme fatale — загадка, которую так упорно пытаются разгадать на курсах стервологии и афродитологии женщины, так мечтающие о власти над мужчинами, о том, чтобы перестать так много отдавать (как они сами думают) и начать брать? Загадка ощущения счастья в себе и необходимости жить полной жизнью, наслаждаясь прежде всего собой.

Афродита настолько прекрасна, что вызывает любовь без особых на то усилий, просто фактом своего присутствия в жизни того или иного субъекта. Разумеется, речь идет не о какой–то особенной внешней красоте.

1

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Роковая женщина

Виктор Ерофеев: Наши гости — писатель Людмила Третьякова, режиссер Александр Зельдович и психолог Борис Новодержкин.

Тема нашей передачи – «Роковая женщина». Случалась ли у вас в жизни роковая женщина? Что это такое? Тема сложная. «Femme fatale» по-французски. И об этом мы поговорим сегодня в предпраздничной, предпасхальной передаче на Радио Свобода.

А почему мы взяли эту тему? Да потому, что… по разным причинам. Дело в том, что роковая женщина – это та самая женщина, которая появляется в нашей жизни и все переворачивает. Помните, у Достоевского — Настасья Филипповна взяла и все перевернула. А так же, кстати говоря, и в «Отцах и детях» — был себе нигилист, а потом пришла Одинцова – и Базаров превратился в несчастного амурного калеку. В общем, масса всяких примеров из мировой литературы. И хотелось бы знать, в начале ХХ века, в то время, когда мы живем вместе с вами, дорогие слушатели, встречаются ли у нас реальные роковые женщины или это просто какой-то миф, это фантом, это видение, и мы, может быть, уже больше никогда не увидим настоящую роковую женщину. Кто такая – роковая женщина?

Людмила, что это такое, на ваш взгляд, — роковая женщина?


Людмила Третьякова: Вы знаете, меня это словосочетание всегда будоражит ужасно. Это очень красиво – роковая женщина. И я, наверное, начну с тезиса, который вас удивит. Я совершенно не верю в то, что на самом деле существуют роковые женщины. Вот вы, трое мужчин, скажите мне, может быть, я не права, но для того, чтобы вообще наш разговор был предметным, давайте все-таки скажем, вот вы, мужчины, что вы считаете? Ведь роковая женщина – это носительница каких-то свойств характера. Что это такое? Мы отдельно поговорим о внешности. Потому что всегда кажется, что это должна быть какая-то несусветная красавица, которая вторгается вообще в вашу жизнь, и после вы вообще вокруг ничего не замечаете.


Виктор Ерофеев: Жгучая брюнетка с красными губами.


Людмила Третьякова: Почему? А блондинка с голубыми глазами? Да сколько хотите.

На самом деле, вы знаете, я, наверное, об этом могу говорить, потому что я очень много вот этих историй просто знаю. И я пришла к выводу, что вообще всякие разговоры о роковой женщине, о героине-красавице, которая буквально подминает мужские судьбы, да и свою, кстати, это закономерно, вы знаете, это такой пиар писателей и поэтов, причем от чистого сердца, ни за какие деньги, эти люди ничего не получают за то, что они награждают этих женщин такими чертами… вот если бы они все были живы, то они бы просто не поверили, что это все написано про них, что они такие, какими их изобразили люди.


Виктор Ерофеев: Понятно. То есть вот есть образ роковой женщины, а есть просто нормальные женщины, которые совсем не роковые, а мы, мужчины, делаем их…


Людмила Третьякова: Да, это ваших рук дело. И поэтому вы первыми становитесь жертвами собственных, как говорится, изобретений.


Виктор Ерофеев: Борис, вы, как психолог, можете нам создать портрет роковой женщины?


Борис Новодержкин: Ну, я, собственно говоря, согласился бы с тем, что было только что сказано. В первую очередь роковая женщина – это инфантильный мужчина. Потому что все-таки слово «рок», «фатум», «судьба»… некоторая женщина, которая, собственно, моею жизнью мужской управляет. И я перекладываю на нее ответственность: «Я ничего не мог с собой поделать – это была роковая женщина». У меня возникают только какие-то негативные ассоциации. Это такая женщина-стерва, женщина-манипулятор, с одной стороны. Но с другой стороны, этого не бывает без мужчины, который хочет играть в ту же самую игру.


Людмила Третьякова: Совершенно верно.


Борис Новодержкин: И вот такой безответственный мужчина говорит: «Я ничего не мог сделать…».


Людмила Третьякова: Он ей подыгрывает, да.


Борис Новодержкин: В этом смысле роковая женщина – это такая женщина-мама, но вот мама-вамп – какой-то такой образ у меня возникает.


Виктор Ерофеев: Хорошо. А можно ли сказать, что раньше было их побольше? То есть получается, что теперь мы, мужчины, перестали играть в эти инфантильные игры? Мы поумнели, стали более взрослыми?


Борис Новодержкин: Я не думаю, что их раньше было больше или меньше. Я думаю, что вот то, что в прошлом, это проще мифологизировать, создавать из этого некоторые фантомы. И сейчас мужчина, попавшись на крючок такой роковой женщины и объясняя свои инфантильные и зачастую безответственные поступки, может сказать: «Ну как же, посмотрите, а великие, а литература… Ведь было же это. Я же не придумал». И в этом смысле это некоторые наши фантазии по поводу прошлого. А мне, конечно, как психологу, который занимается все-таки человеком индивидуально, хотелось бы посмотреть вот на эти конкретные отношения. Я представляю себе вот этих роковых мужчин, вот фильм «Есенин», и вот там он представлен в виде очень симпатичного человека. Но я могу представить себе, сколько, действительно, женщин пострадало, и насколько такие люди… мы просто не знаем сейчас об этом, но я думаю, что если женщины страдали, то это были тоже достаточно инфантильные и безответственные мужчины, в том числе и среди великих.


Александр Зельдович: Я просто хочу немножко украсить разговор. Я считаю, что роковые женщины есть. Во-первых, я лично знаю пару таких многолетних страстей, которые проходили на моих глазах. Но дело даже не в этом. Я считаю, что роковая женщина – на самом деле это довольно сильный наркотик. Потому что не случайно мы помним про подобные персоны отчасти в связи с людьми, которые занимались тем или иным творчеством. Просто человек, часто писатель, он как бы часто нуждается в наркотике, то есть в чем-то, что искривляет реальность. То есть как бы реальность… Зачем нужен наркотик? Чтобы пространство как бы теряло свою определенность. И очень часто, когда нет химии, а скажем, есть женщина, то женщина меняет или уничтожает определенность этого самого пространства. А для этого она должна себя вести определенным образом. Она должна манить. И это такая яма. Она должна манить бесконечно, и она должна быть в своей предсказуемости абсолютно непредсказуемой. Это такая яма, куда можно падать всегда. И как любой наркотик, она, соответственно, предает мироощущению вот ту самую остроту, которая и ищется. И из этого вытекает много всего.


Виктор Ерофеев: Это интересная точка зрения.

У нас уже есть телефонные звонки. Здравствуйте. Анна Александровна из Москвы, что вы думаете о роковых женщинах?


Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что роковая женщина, она бывает и положительной, и отрицательной. Можно встретить женщину… ведь роковая женщина – это как бы по судьбе женщина. И вот роковая женщина положительная может перевернуть жизнь мужчины в положительную сторону. А бывает так, что роковая женщина, она отрицательная, просто стервозная женщина. Вот мне кажется, что и вот такие бывают женщины.


Виктор Ерофеев: Анна Александровна, а вы когда-нибудь себя рассматривали как роковую женщину в жизни?


Слушатель: Да.


Виктор Ерофеев: А вот расскажите.


Слушатель: Вы знаете, именно в положительную сторону.


Виктор Ерофеев: То есть помогли мужчине стать лучше?


Слушатель: Да. Я настолько повернула жизнь человека на 180 градусов… и именно в положительную сторону. Человек добился очень многого в жизни, не имея… ну, естественно, там была светлая голова, конечно, кто бы спорил. Но, тем не менее, просто повезло человеку, что встретил – уж простите ради Бога – меня.


Виктор Ерофеев: Встретил Анну Александровну. Анна Александровна, спасибо. И с наступающим вас праздником!

Я вот что хочу обсудить. Это важная тема, кстати говоря. Действительно, не понятно, вот женщина, которая приносит мужчине счастье, она может быть роковой или у нее какое-то другое название. Борис, так женщину, которая приносит счастье мужчине, можно считать роковой?


Борис Новодержкин: Я в связи с этим хотел бы вернуться к сравнению женщины с некоторым наркотиком. Вот это как водка: можно стать алкоголиком, а можно выпить, в какой-то ситуации расслабиться, поднять себе настроение.


Виктор Ерофеев: А можно остаться пьяницей.


Борис Новодержкин: Да, можно остаться пьяницей. И это не зависит непосредственно от женщины, это зависит от мужчины, это зависит от того, в какой контакт входят эти два человека. Ну, не существует одно без другого. Я думаю, что один мужчина может сделать из роковой женщины негативную роковую женщину, другой – позитивную. Но почему-то эта добавка «роковая», она меня в любом случае смущает. Потому что эта добавка говорит как бы о том, что это делается со мной – либо в плюс, либо в минус, а без нее, получается, я – никто. И вот такое слияние, такой вот симбиоз. Это такая постановка, в любом случае, этой женщины выше себя, приписывание ей некоторых особых качеств. Поэтому, ну, не хочешь – не пей.


Виктор Ерофеев: Кстати говоря, тут есть связь с наркотиком. То есть вот есть некоторая зависимость от этой женщины. Правда, Саша? То есть ты попадаешь в эту зависимость, она становится тебе необходимой, кто бы она ни была, как бы она ни выглядела. Она может быть вообще замухрышкой страшной, но при этом ты к ней присосался, и она начинает тобой крутить.


Александр Зельдович: С другой стороны, водка тоже бывает разного разлива. Нет, я думаю, что на самом деле не нужно у этих женщин, которые обладают способностью так притягивать, отнимать никакого таланта и одаренности. Потому что, конечно, можно подсесть на мыльную воду, но все-таки тут меньшая вероятность, чем на что-то реально ценное и реально красивое. И потом, когда, действительно, бывает невероятной красоты женщина, просто абсолютной красоты, и вот в этом смысле, так сказать, настолько поразительна, и как бы через них просто Бог смотрит. И это настолько странно, что это не может не шокировать. Когда на нее смотришь, — это все равно, что стоять на Эвересте и глядеть вниз. Потому что, ну, в них отражается…


Виктор Ерофеев: И она тогда нужна для того, чтобы вместе с ней посмотреть с Эвереста вниз, правильно?


Александр Зельдович: Она, наверное, даже не нужна. Просто в них отражается совершенство создания. Она нужна, наверное, просто для того, чтобы как-то так чувствовать себя несколько более наполненно и более осмысленно. Потому что это все-таки пример некоего совершенства.


Виктор Ерофеев: И нам звонит Аркадий из Петербурга. Здравствуйте. Аркадий, как у вас с роковыми женщинами?


Слушатель: Здравствуйте. У меня лично все замечательно. Но я не согласен, Виктор Владимирович, с таким вашим выражением относительно мужчин: «Ты к ней присосался…», — мол, нельзя никаким образом от нее отсосаться.


Виктор Ерофеев: Расскажите о вашей точке зрения.


Слушатель: Моя точка зрения следующая. У нас, обратите внимание, на 80 процентов судьи в судах – женщины. Мужчины в основном истцы, а не женщины. Помощники прокуроров, которые выступают в гражданском процессе, — женщины.


Виктор Ерофеев: Хорошо. Интересно.


Слушатель: Обвинители – женщины. И разве нельзя их назвать роковыми, когда они дурят радиослушателей Радио Свобода, скажем даже так?..


Виктор Ерофеев: Хорошо, Аркадий. Интересная точка зрения. Действительно, если вспомнить судью Ходорковского… В общем, женщины-то бывают на самом деле роковыми.

Все-таки, Людмила, давайте еще раз вернемся к тому, можно ли назвать…


Людмила Третьякова: Нет, вы знаете, я просто в шоке. Я от вас, всех троих, просто в шоке. О чем вы говорите?! Вы понимаете, насколько это мужской мир, что даже сейчас при теме «Роковые женщины» вы их рассматриваете в качестве какого-то лекарства, в качестве какого-то дополнения своей жизни – плохого, хорошего, удовольствия или, наоборот, неудовольствия. Никто из вас не рассказал: а что это вообще такое, что должно быть в такой роковой женщине. Мы же знаем вообще…


Виктор Ерофеев: Нет, Саша рассказал.


Людмила Третьякова: Да, вот единственный – Саша.


Виктор Ерофеев: Это такой идеал, это такая гармония, это такая красота, что смотришь на нее и представляешь себе через нее, через ее глаза, что с нами говорит какое-то серьезное, высокое создание, я не знаю, Бог или не Бог, но что-то такое, от чего цепенеешь. Хотя, с другой стороны, я вот слушал Сашу и думал: «А вот Лиля Брик – ну уж каким она была Эверестом… А тоже была роковой».


Людмила Третьякова: Вот вы посмотрите, как обожествлена эта дама. Кстати, вы вот затронули… вы сами напомнили эту фамилию – Лиля Брик, что меня всегда вообще в какой-то ступор вгоняет. Ведь вы подумайте, женщина вообще… ну, я не знаю, какие вы ее фотографии видели, наверное, плакатные. Я видела ее разные фотографии. Опять же не в этом дело. Вероятно, очень умная, очень преследующая свои какие-то цели. Посмотрите, с одной стороны, Ося Брик, который, так сказать, вроде бы никуда не отлучается, а с другой стороны. ..


Виктор Ерофеев: Вот! Точно! Людмила, кстати говоря, для Оси Брик она же не была роковой женщиной.


Людмила Третьякова: Она была очень удобной женщиной. Потому что к Осе через Лилю перетекали, так сказать, как бы немалые средства от нашего всеми уважаемого Владимира Владимировича.


Виктор Ерофеев: Только напомню, что это был Маяковский.


Людмила Третьякова: Да, напомним. Но об этом все знают. С одной стороны – Ося как бы бестрепетный, а может быть, просто очень умный, а с другой стороны – наш Владимир Владимирович, с его машинами, перегоняемыми из Парижа, с его шутками… Ну, извините, вы знаете, вот говорят… Да, сейчас даже выставка в Москве будет «Лиля Брик. Femme fatale». Вы знаете, на мой взгляд, вот эта ситуация обрисовывается очень хорошим русским словом, которое, конечно, я не рискую в прямом эфире произносить.


Виктор Ерофеев: А на какую букву начинается это слово хотя бы?


Людмила Третьякова: Ладно, я вам после передачи скажу.


Виктор Ерофеев: Нет, хотя бы намекните, что…


Людмила Третьякова: Вы понимаете, что это…


Виктор Ерофеев: Но не стерва все-таки. Заинтриговали.


Людмила Третьякова: Ну что вы?! В стервозности что-то есть… Это хуже, я бы сказала. Но такая ситуация была.


Виктор Ерофеев: В общем, я знаю только одно слово, которое нельзя произнести в эфире, говоря о женщине.


Людмила Третьякова: И вы его знаете, и я его знаю. Не будем произносить. Такие ситуации были в истории. И Лиля Брик со своим Осей не первая, и я думаю, что даже и не последняя. Мы все-таки говорим немножко о другого типа женщинах.


Виктор Ерофеев: Мы говорим о разных. И хотим понять, где же все-таки роковая женщина.

И давайте послушаем Ирину Евгеньевну. Здравствуйте.


Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, мне кажется, что такой типичный – это рассказ Куприна «Поединок». Вот там – роковая женщина. Ну, есть определенного типа мужчины увлекающиеся, меняющие женщин. И вдруг какая-то дама не ответила на призыв. А есть очень много дам таких, которые ускользают… Понимаете, роковыми не называют женщин любящих, открытых, преданных, чистых. Согласитесь со мной.


Людмила Третьякова: Совершенно верно.


Слушатель: А чаще всего это женщины, которые любят многих и которые не даются в руки, не дают подойти к ним близко.


Виктор Ерофеев: Ирина Евгеньевна, а это хорошо или плохо, что такие женщины есть на свете?


Слушатель: А я не знаю. Плохо то, что не любят искренних и теплых.


Виктор Ерофеев: Понятно. Значит, роковая женщина – это не теплая женщина?


Слушатель: Теплую женщину роковой не назовешь.


Виктор Ерофеев: Ирина Евгеньевна, спасибо за ваше мнение.

И вот что нам написал Андрей из Одинцово: «Здравствуйте. Отвечаю на ваш вопрос – кто такая роковая женщина? Я думаю, что это женщина с мужским характером, не от кого не зависящая, хозяйка дома и семьи, держащая мужчину под каблуком».

Саша, держит ли роковая женщина мужчину под каблуком?


Александр Зельдович: Не думаю. Весь как бы смысл в том, что до нее как бы дотянуться сложно. Я говорю, что это такая яма, куда можно постоянно падать. Наступит каблуком… ну, может быть, есть какие-нибудь мазохисты, но это все-таки некая статика, это уже скучно, тут уже другие отношения. А это вот такая бесконечность.


Виктор Ерофеев: Эмиль Викторович из Москвы, каково ваше мнение? Здравствуйте.


Слушатель: Добрый вечер, господа. Мое мнение такое. Роковая женщина – это женщина с большим отрицательным зарядом, которая неожиданно и роковым образом меняет судьбу мужчины. Пожалуйста, примеры: Манон Леско, Кармен, Далила, Любовь Александровна Дельмас и так далее. Таково мое мнение. Благодарю вас.


Виктор Ерофеев: Спасибо, Эмиль Викторович.

Борис, пожалуйста, каково ваше мнение по поводу мнения Эмиля Викторовича?


Борис Новодержкин: Я все время ждал, когда вы мне дадите слово в связи с тем, о чем говорили только что, чуть раньше. Вот здесь речь идет не о красоте, а вот то самое не произнесенное слово – о сексуальности. Как в том анекдоте: на трамвае прокатил, мороженое купил, в кино сводил, не дала – вот то самое слово. То есть вот это та самая женщина – женщина-«динамо», скажем так, которая умеет манипулировать мужчинами, используя свою сексуальную привлекательность. И чем больше она это делает, чем больше она показывает свою доступность – и возникает то самое слово, и когда мужчина подходит, а она отходит от него – вот это и есть та самая сексуальность. И сексуальность является, в отличие от красоты, действительно, некоторой такой наркотической вещью. Вот от секса мы зависим, физиологически зависим. От красоты физиологически мы не зависим. И тут та самая пропасть, о которой говорил Александр, когда она играет, играет, играет, но сама она в этом смысле тоже так же обречена. Потому что она не может сказать «да». Она вынуждена играть в эту игру. Или когда она сказала «да», сделав один шаг вперед, она вынуждена сделать два шага назад. И это такие разрывающие головной мозг мужчины отношения, это те самые постоянные страсти, ну, в общем, в какой-то момент мужчина тоже от этого устает. А она, повторяю, сидит сама на этом крючке. Она таким способом – этой сексуальностью – постоянно привлекает и поддерживает внимание мужчины. Но, в конечном счете, такого рода (я, скорее, уже женщину-стерву сейчас описываю), конечно, это та женщина, у которой проблемы с самооценкой. Поэтому она так себя и ведет.


Виктор Ерофеев: То есть у нее очень высокая самооценка…


Борис Новодержкин: Заниженная самооценка.


Виктор Ерофеев: У нее заниженная самооценка? Интересно.


Борис Новодержкин: Конечно. Если человек уверен в себе, так зачем ему играть в эти игры?.. А со стороны это выглядит как завышенная самооценка. Она может преподносить себя как неписанную красавицу, она может постоянно рассказывать истории о сломленных мужских сердцах, но если у человека нет вопросов с этим, если она в себе по-настоящему уверена, тогда она не играет просто в эту игру.


Виктор Ерофеев: Людмила Ивановна из Смоленской области, каково ваше мнение о роковой женщине? Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Мнение мое самое высокое, заинтересованное. Вот такой вопрос, и конечно, злободневный для России. Увеличится ли число роковых женщин, если, допустим, хотя бы в масштабах одной страны, как Россия, группы женщин, ну, до ста человек, несколько десятков, разбросать по всей стране по медпунктам, кого-то – в школу, и оставить их жить, как это повлияет на количество роковых женщин? Для Радио Свобода эта тема очень важная. А для нас – актуальная.


Виктор Ерофеев: Интересно.

Саша, прокомментируй, пожалуйста, мнение Людмилы Ивановны.


Александр Зельдович: Я считаю, что этого делать не надо. Видимо, Людмила Ивановна имела в виду, что типа не до жиру, не до роковых женщин, когда нет медпунктов, денег, если я правильно понимаю. То есть просто как бы нищета, и не до того.


Людмила Третьякова: Да, вероятно.


Виктор Ерофеев: Так что ж получается, что если разруха послереволюционная, то уже нет роковых женщин? Я помню, что, например, в романе «Циники» Мариенгофа, там роковая женщина появляется в самый расцвет разрухи. Мне кажется, что они могут появиться когда угодно. Вот Людмила мне рассказывала до передачи, что она занималась куртизанками, а они же тоже были роковыми женщинами французскими. Правда?


Людмила Третьякова: Да, безусловно.


Виктор Ерофеев: И, по-моему, они могли появляться тогда, когда население Франции не жило так, как, допустим, живет сегодня. Не надо думать, что роковая женщина появляется только в расцвете…


Людмила Третьякова: Нет, это не связано. Это некая данность. И поэтому я совершенно не согласна с тем, что роковая женщина – это женщина, которая сидит на каком-то… ну, подцеплена что ли, скажем так, на сексуальный крючок. Дело в том, что я просто читала их собственные… ну, кто вел дневник, кто писал письма. Роковая женщина – это женщина, которая любит, умеет и знает, доподлинно знает, как управлять мужчиной. Она всегда предпочитает быть от него абсолютно независимой, и это исключает и сексуальную зависимость. В основном это очень холодные женщины. Вот всегда кажется, что это как бы Кармен такая – страстная, рвущая на себе юбки, а на возлюбленном – мундир ли что-то еще. Ничего подобного! Наоборот. Вот у них, насколько я знаю…


Виктор Ерофеев: То есть фригидная женщина?


Людмила Третьякова: Да. Это, действительно, какая-то патология. А в общем-то, это… может быть, господин психолог подтвердит мои слова, что, может быть, в этом нет парадокса. Они всегда владеют собой и ситуацией. А вот такая привязка к мужчине, она лишает возможности просто ежеминутно им управлять.


Виктор Ерофеев: Людмила, я думаю, что в истории русской культуры была одна, действительно, роковая женщина. Она ударила сразу по двум мужчинам, каждый из которых был, в общем-то, не лишен великих даров. Смотрите, это была Полина Суслова, которая была возлюбленной Достоевского. А потом она даже стала женой Розанова, который женился на «грехах Достоевского», скажем так. И я не думаю, что она была холодной и управляла, но она была такой беспощадной… Она давала возможность Достоевскому влюбиться в нее. Она была очень интересная. Он хотел с ней делиться, он хотел, чтобы она читала его произведения, чтобы она его обожала. А она взяла и завела роман с испанским студентом. А потом, когда это все рухнуло, все погорело, то Достоевский получил единственную возможность создавать таких женщин, и он создал целый ряд таких роковых женщин, включая и Настасью Филипповну, опираясь на опыт с Полиной Сусловой.

В то же время, но потом уже Розанов Василий Васильевич, великий русский философ, он обжегся опять-таки на этой Полине Сусловой, хотя она была уже старшего его на 20 лет. И когда она его бросила, он писал ей жалобные письма, что «может быть, мы как-то помиримся…», а она ему писала беспощадно. Она писала: «В России столько много брошенных мужчин — тысячи, а ты воешь, как голодный волк». Беспощадная совершенно.

И я думаю, что такая женщина была и у Бродского, из-за которой, видимо, из-за этой несчастной любви Бродский решил достичь всего, чтобы потом сказать: «Ты посмотри, ты меня бросила, а я достиг всего». Видимо, это какая-то необходимая для творческого человека…

Я тут согласен как раз с Сашей, это гора Эверест, которая… может быть, это гора, которая только для него – Эверест. Как с Лилей Брик. Я ее видел в конце жизни. Ну, не была она… вот для меня она не была никакой роковой женщиной. Была немножко хищная женщина с большим количеством бриллиантов. Но не произвела она на меня такое впечатление. Не знаю… Что касается Кармен, то мне кажется, что мы преувеличивали, называя ее роковой женщиной. Она была роковая для мужчин, кстати, вот тема – для одного мужчины.


Александр Зельдович: На самом деле это, как правило, всегда бывает для очень небольшого количества, ну, для одного, может быть, для двоих. Это всегда, по большому счету, биографическое совпадение. Не бывает случайных встреч. На самом деле, видимо, вот это искушение бывает именно вот для этого мужчины, и зачем-то это нужно. Для любого другого она может поворачиваться другой стороной.


Виктор Ерофеев: Вот не было бы у Достоевского такой Полины стриженой… Он их не любил, этих стриженых, эмансипированных…


Людмила Третьякова: Нигилисток этих, да.


Виктор Ерофеев: У него там были совсем другие женщины, другие отношения и так далее. Но пришла эта нигилистка стриженая – и все. Они носились по Европе, он просто изнемогал. А потом пришла Анна Григорьевна Сниткина – и все уравновесилось. Но он о ней никогда и ничего не написал, и думать вообще не думал о ней.


Людмила Третьякова: Но, слава Богу, она ему помогла вообще написать.


Виктор Ерофеев: Вот тут не понятно, кто и кому помог. То есть помогла ли Полина сделать Достоевского Достоевским… А она ему помогла чисто только в плане стенографическом.


Людмила Третьякова: Вот опять разговор идет о мужчинах. Женщина – как прилагательное. А я, например, настаиваю на этой теме, что я хочу, чтобы в России было как можно меньше роковых женщин. Нам сейчас этого не надо.


Виктор Ерофеев: Ольга пишет: «Роковых женщин стало меньше за последние 50 лет. Потому что 80 процентов женщин красят волосы и делают «химию», теряют артистическую способность, привлекательность, притягательность. Доказательства – результаты тестирования доктора Хефнера из США. Он прислал на ТВ результаты, что крашеные блондинки глупее некрашеных». Вот Ольга у нас выступила в качестве роковой женщины.

И слушаем Виктора из Петербурга. Здравствуйте. Виктор, каково ваше мнение о роковых женщинах? И были ли они в вашей жизни?


Слушатель: Здравствуйте. Не хотите ли вы услышать морскую историю о роковых женщинах?


Виктор Ерофеев: Будьте добры.


Слушатель: Причем здесь будет хорошо видна и технология, как они действуют, потому что эксперимент проходил в совершенно, так сказать, космополитических условиях.


Виктор Ерофеев: Интересно.


Слушатель: Мы работали на круизном лайнере. И была у нас одна официантка. Причем это было в районе Кипра, так что она могла выходить из пены, прямо как Афродита, к туристам. И вот представьте американских туристов, которые совершенно не знают типов наших женщин, которые с ними никогда не сталкивались. И вот многие из них мне говорили: «Знаете, у вас все официантки красивые. Но одна!..». Вот эту одну они определяли сразу.


Виктор Ерофеев: А чем она отличалась, Виктор?


Слушатель: Знаете, физически, да, она привлекательная была. При этом образование у нее было 8 классов. Она была очень горделивая и отстраненная. И в ней было то, что американцы называют «sex appeal» («половая зазывность»). Многие не понимают, что это означает по-русски, и говорят «сексапильность». И вот на нее мужчины обращали внимание сразу. А уже из того круга тех, кто обратил внимание, она выбирала себе потенциальных жертв. Жертвы, я вам скажу, стояли просто в очередь.

Для усиления своей «sex appeal» она пользовалась двумя несложными инструментами. Первое – это алкоголь. Мужчина вечером должен быть немножко подшофе. Приходит он с работы – «рюмочку выпей». Когда мужчина молодой и здоровый (а она еще выбирала) немножко выпьет, то, конечно, его тянет на приключения. И вот тут-то ее и нет. В этот момент никаких приключений она ему не предлагает. Мужчина на взводе. Она с ним, допустим, идет гулять – и вдруг исчезает. Он бегает, ищет ее по парку, а она где-то сидит под кустом. У него уже хлещут эмоции через край.


Виктор Ерофеев: Виктор, что бы вы с такой женщиной сделали, если бы она убежала от вас?


Слушатель: Я не знаю. Я расскажу, что она с другими мужчинами делала. Для алкоголя нужны деньги. Первый муж у нее был ГАИшником, наполовину армянин, наполовину еврей. Этот армянин сел на 15 лет за убийство, потому что он не мог ей обеспечить тот уровень жизни, который она требовала: постоянно деньги, постоянно деньги… Ехал какой-то бизнесмен, он его грохнул, взял эти деньги, а в результате сел.


Виктор Ерофеев: Вот она, действительно, для этого армянина была роковой женщиной.


Слушатель: И не только. Вот на моих глазах, на судне офицер, который отвечает за кассу, она связалась с ним. В результате, в конце рейса – растрата. Этого человека выгоняют из пароходства, он все компенсирует. С нее – как с гуся вода.


Виктор Ерофеев: Вы знаете, надо сказать, что, действительно, наша слушательница из Смоленской области не права, говоря о том, что нет роковых женщин в наше время, потому что надо строить медпункты, и на роковых женщин нет времени. На самом деле, действительно, такая официантка… Очень интересную историю Виктор рассказал. Мне тоже кажется, что иногда на таких судах… тем более что любое судно, оно же превращается в театральную площадку.


Людмила Третьякова: Это – театр. И это театр для нее, для одной актрисы.


Виктор Ерофеев: Да. И там возникает роковая женщина, которая начинает крутить мужчинами. Вот надо же, и кассир уже деньги…


Людмила Третьякова: А вы обратили внимание, с чего Виктор начал свой рассказ? Он употребил слово совершенно идеальное, которое ложится на женщин такого типа. Он сказал: «У нее технология». Понимаете, чем они вот лично мне антипатичны, ну, просто антипатичны. Очень часто у этих женщин нет живого, искреннего чувства. Тут действует расчет, технология, какой-то…


Виктор Ерофеев: Не могу полностью согласиться. Борис, пожалуйста.


Борис Новодержкин: Вот я тоже здесь не со всем согласен. Я понимаю, что, конечно, мы приходим к тому, что роковая женщина есть некоторое абсолютное зло. Но я хотел бы сказать еще и о том, что вот такого рода манипулятивное поведение – это психология чистой воды. Вот это закрепляется: «Именно таким образом я могу привлекать других людей, в частности мужчин, именно играя с этой самой сексуальностью». Она абсолютно при этом, конечно, может быть фригидной, но она знает, что такое сексуальность, она знает, чем она привлекает.


Людмила Третьякова: Да, она знает, что это за крючок.


Борис Новодержкин: Но она не может при этом, действительно, отдаться мужчине, она не может расслабиться, она не может получить то, чего она действительно хочет. Это каждый раз повторяющаяся история с этими людьми, которыми она манипулирует. Она не может остановиться. Она боится, что если она остановится, если она перестанет манипулировать, то тогда она станет не интересной. Если она не будет убегать. .. О чем думает курица, когда бежит от петуха? «А не слишком ли быстро я бегу». Но она не может бежать настолько медленно, чтобы он ее догнал, и она не может остаться. Это те женщины, которые разрушают серое вещество головного мозга мужчин, когда на пределе счастья – и секс, и все замечательно, и в этот момент она говорит: «Ты знаешь, дорогой, мы вынуждены расстаться. Так будет лучше для тебя». Все, он сходит с ума. «Почему?!..». «Ты не знаешь меня. Ты не знаешь моего характера. Я – роковая женщина. Я погублю тебя». И она видит, как он бросается на нее. А она остановиться не может. Она вынуждена бежать. В этом смысле вот тот образ, который вы сейчас описывали, в глубине своей это человек страдающий.


Виктор Ерофеев: Она страдающий человек?


Борис Новодержкин: Да, она страдающий человек. И она не может остановиться.


Виктор Ерофеев: Саша, пожалуйста.


Александр Зельдович: Конечно, я согласен. Но я хотел бы сказать, зачем они нужны.


Людмила Третьякова: Ах, пожалели вы бедных, страдают они…


Александр Зельдович: Нет, я хотел бы сказать две вещи. Во-первых, зачем они нужны. Потому что все-таки в жизни должна быть некая загадочность. А загадочность всегда носит такой сексуальный характер. Это некая загадка с сексуальным оттенком. Не бывает несексуальной загадочности, а тогда это просто некая научная…


Виктор Ерофеев: Вот эта официантка, о которой Виктор рассказал, точно с сексуальным, афродитским оттенком.


Александр Зельдович: Ну, вот для этих людей, которые за ней бегали по парку, она, конечно, была, наверное, загадочной.

А потом, всегда на самом деле возникает такой взгляд со стороны, который не понять. Всегда вот эти девочки, которые травятся от любви и лежат потом в ожоговых отделениях, которые выпили эссенцию, у них обычно фотки этого мальчика (Пети или Вовы) с собой, из-за которого они эту эссенцию выпили. И вот посмотрев на фотку этого мальчика, ну, невозможно понять, стоит ли он сожженного пищевода. И ясно, что не стоил. Поэтому со стороны это увязать почти невозможно.


Людмила Третьякова: Ну, относительно фоток… если посмотреть на фотки дам, из-за которых пущены пули в лоб или растрачены миллионные деньги, то тоже смотришь: «Мама дорогая! Из-за чего, собственно, столько…».


Виктор Ерофеев: Может быть, некоторые были нефотогеничными.


Александр Зельдович: В этом-то и есть прелесть и тайна: из-за чего же?..


Виктор Ерофеев: Я как-то раз написал статью о Распутине, и рассуждал о том, почему он был такой сильный, вот роковой мужик такой в истории России, не женщина, а мужик. И вдруг мне пришла в голову мысль о том, что побеждает тот, кто меньше любит. Мне кажется, что роковая женщина, она может любить, но она всегда чуть меньше любит.


Людмила Третьякова: Совершенно точно. Вот это идеальная фраза.


Виктор Ерофеев: И ты начинаешь спотыкаться…


Людмила Третьякова: Роковая женщина – это та женщина, которая меньше любит.


Виктор Ерофеев: Она начинает тебя побеждать, потому что ты ее больше любишь и ты от нее больше зависим. И тут еще мне очень понравилось насчет Эвереста, Саша, в том плане, что, действительно, через нее и Бог может посмотреть. Но ты спотыкаешься, ты хочешь к этому божеству добежать, а она тебя всегда чуть меньше любит. Вот ты ей столько… а она тебе чуть меньше.


Александр Зельдович: Зато ты идешь.


Виктор Ерофеев: Да. А если было бы больше, разгоряченность ее, может быть, тебя бы и остановила.


Александр Зельдович: Может быть.


Виктор Ерофеев: Давайте послушаем Геннадия Анатольевича из Кисловодска. Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Конечно, есть роковые женщины. И это из-за любви все бывает. Вот у меня сын погиб, ему 18 лет было, и тоже вот такие обстоятельства трагические. Это взрослые понимают, что любовь… надо сдерживать чувства. Конечно, так бывает. И из-за женщин все беды… ну, из-за девушек, конечно. Он-то был молодой, ему 18 лет было.


Виктор Ерофеев: А девушка-то стоила того?


Слушатель: Ну, он хотел показать, что он там где-то пройдет… И случилась вот эта трагедия.


Людмила Третьякова: Это обычная история.


Слушатель: Да, обычная история. Сколько из-за женщин бед и страданий… Если бы объясняли все время детям, что надо вот так… Это мы уже понимаем, когда возраст соответствующий. А сколько таких… их в армию забирают, а они там страдают, переживают. Поэтому женщин и больше в России, да и вообще в мире, наверное, по численности, а мужчин меньше – они страдают, переживают, у них сердце больное, они меньше живут в России.


Виктор Ерофеев: Геннадий Анатольевич, вы как-то вдруг затронули личную струну…


Слушатель: Он же мне сын, а я его отец… Понимаете?


Виктор Ерофеев: Очень тяжелая история. Борис, может быть, действительно, обратиться к молодым людям, сказать, что «притормозите, ребята, не слишком увлекайтесь вот этими опасными играми».


Борис Новодержкин: Да. Я как раз хотел рассказать вторую часть этого анекдота с курицей и петухом. Вот о чем думает умный петух, когда бежит за курицей: «Не догоню, так хоть согреюсь». То есть должно быть что-то еще. И если вот эта зависимость, о которой говорил Александр, в лечении любой зависимости речь идет о том, чтобы была какая-то альтернатива, и было бы несколько альтернатив. Но то, о чем я говорил в самом начале, бывает так, что выбрав для себя эту роковую женщину, я переношу на нее ответственность за все свое поведение. Я ей ту самую свободу отдаю добровольно. Вот это самый важный момент. И в этом смысле, конечно, такие громкие слова – момент личностного развития, как раньше говорили, гармонично развитая личность, которая может направлять свою энергию в разные русла. Конечно же, люди великие, о которых здесь шла речь, они как бы черпали энергию, но они были зависимыми от своей писательской деятельности, например. И эти вещи были связаны. Но, вообще говоря, свобода начинается тогда, когда хотя бы три вещи существуют, есть выбор. Когда что-то одно – это зависимость. Когда два варианта поведения – это постоянный конфликт с самим собой. А вообще говоря, оптимальный вариант – семь плюс-минус два. Вот количество женщин или мужчин, которых надо иметь вокруг себя. Почему семь плюс-минус два? Потому что это объем кратковременной памяти человека – так, чтобы имена не забывать, так, чтобы на чем-то не циклиться в момент выбора. Вот потом, когда ты уже выбрал этого человека, уже приложив сюда и холодный рассудок, тогда нормально. Но когда люди ко мне приходят брошенные кем-то, то они с неизбежностью наступают на те же самые грабли, находят опять такую же «роковую» женщину. Ну, пусть их будет несколько.


Людмила Третьякова: Но вы понимаете, к этому-то приходишь тогда, когда ты уже взрослый. А юность – это максимализм: «Это – единственная». Она может быть кривулей, а он считает, что это красавица, и больше ничего подобного он не встретит. Поэтому и происходят эти трагедии.


Виктор Ерофеев: Вот поэтому, собственно, мы и взяли эту тему. Я не ожидал такого трагического звонка из Кисловодска.


Людмила Третьякова: Спасибо Геннадию Анатольевичу, что он поделился. Это очень тяжелая…


Виктор Ерофеев: Да, спасибо, что вы поделились. Потому что мы можем говорить о зависимости, мы можем говорить о творческой необходимости иметь такую женщину, но когда предстаешь перед фактом смерти сына, то, в общем-то, лучше помолчать.


Людмила Третьякова: С возрастом вырабатывается иммунитет против…


Виктор Ерофеев: Александр из Петербурга нам звонит. Здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Вот после последней темы, когда ракурс хотелось поменять, но все-таки я продолжу свою борозду. С двух цитат зайду. Пушкин: «К чему, несчастный, я стремился? Пред кем унизил гордый ум? Кого восторгом чистых дум боготворить не устыдился?..». Ответ Вертинского: «Я люблю из падали создавать поэмы, я люблю из горничных делать королев…». По-моему, вся проблема роковых женщин… Вообще термин, насколько я знаю, появился в романтизме. И «Манон Леско» — почему это романтическое произведение? Потому что вот такая канва, такая структура трагедии. И я глубоко убежден в том, что… хорошо знаю творчество Блока. И здесь упоминали Дельмас, из-за которой Блок собирался покончить жизнь самоубийством. Совершенно земная, совершенно румяная и так далее. Но вот Блок ее такой выдумал. И сам из нее придумал роковую женщину, из-за которой он готов был броситься (так же в 18 лет) в Неву. Но не бросился. У Блока была канализация. У Блока была возможность излить это в стихи.


Виктор Ерофеев: Все правильно. Александр, очень точно вы сказали. Действительно, у Блока была эта канализация. Вообще творческий человек иногда от таких любовных неудач становится творчески более сильным. Кстати говоря, не только роковые женщины, но и роковая политика. Достоевский без того, что он не прошел бы эшафот, наверное, был бы Чернышевским, а стал Достоевским. Ну, хотя Чернышевский прошел через эшафот, а остался Чернышевским. Всякое бывает.

Слушаем Нину из Петербурга. Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. У меня не такое возвышенное…


Виктор Ерофеев: Ну, расскажите то, что есть.


Слушатель: У меня более примитивно. Я хотела бы затронуть момент холодности. Дело в том, что когда-то мне попался дневник одной девочки случайно, в котором она писала: «Вот я влюблюсь в мальчика очень и очень, он мне нравится, и я стараюсь его влюбить в себя. Но когда я его в себя влюблю, то он мне вдруг становится не нужен. Неужели я такая плохая? Что же со мной будет?».


Виктор Ерофеев: Интересно.


Слушатель: Она была тогда еще девочкой. Но вот один момент: «Я влюблюсь». То есть не просто так от головы мне понравился… А потом эта девочка выросла, у нее огромный шлейф из молодых людей, которыми она умеет манипулировать. Она любила, но, к сожалению, ее любимый муж погиб. То есть вот не знаю, можно ли отнести такую женщину, девочку к роковым женщинам.


Виктор Ерофеев: Ну, это тоже тема для размышления. На самом деле вы очень правильно сказали о том, что такие женщины роковые, им вдруг все становится мало, не интересно в какой-то момент. Вот «Эвересту» становится не интересно. Потому что вроде бы все есть, все в порядке, жизнь продолжается, как правильно Борис говорит…


Людмила Третьякова: Мужчина – как объект самоутверждения, и только. И это ужасно. Вот про таких женщин…


Виктор Ерофеев: Хочется захватывать еще и еще новые территории…


Людмила Третьякова: Красивых романов о них не напишешь. Всегда будет оставаться какой-то осадок. Все-таки искреннее чувство, с любой стороны – с мужской или женской, оно всегда обаятельно.


Виктор Ерофеев: Вот мне кажется, что женщин роковых все равно стало меньше. Просто потому, что, действительно, мужчины перестали так сильно обращать внимание на женщин, как это было раньше. Я имею в виду, что перестали так глубоко и так внимательно относиться ко всем этим проблемам роковых женщин. Трудно себе представить нового Маяковского сейчас. Но с другой стороны, мне кажется, Саша тут был прав, когда на каждого мужчину хватит одной-двух, даже четверти роковых женщин, чтобы споткнуться, чтобы вообще почувствовать, что ты не хозяин жизни, а гость на этой земле, что тебя могут проволочить по земле, что тебя могут вообще как следует окунуть в грязь. И после этого, конечно, бывает разное – или повторять… можно пойти опять по граблям, не по трупам, а по граблям, а можно…


Людмила Третьякова: Но подниматься очень трудно из этого положения.


Виктор Ерофеев: Да, трудно.


Александр Зельдович: Подниматься вообще трудно.


Людмила Третьякова: А мужчине – особенно. Вы понимаете, каждый мужчина…


Виктор Ерофеев: А женщина отряхнулась – и пошла, да?


Людмила Третьякова: Нет. Между прочим, выносливость психологическая у женщины куда больше. Уязвленный мужчина, пораженный в самое сердце, — это страшная вещь.


Виктор Ерофеев: Это правда. Вот тут вы правы бесконечно, действительно. Потому что у мужчин другая самооценка, у них работает…


Людмила Третьякова: Да. Когда страдает самооценка, то он превращается в ничто.


Виктор Ерофеев: Это снаряд, направленный на честолюбие, на тщеславие. А женщина отнимает у него часть самооценки, и он оказывается…


Людмила Третьякова: Вот тем и опасны роковые женщины, что они делают это походя, не задумываясь.


Виктор Ерофеев: И здесь надо сказать (Борис правильно взял эту тему), надо к этому относиться немножко иронически. Даже к своей любви, даже к тому, что эта женщина ставит перед тобой такие высокие цели, потому что она всегда может тебя сбросить, и тут надо держать иронию. И главное, действительно, не поддаваться на те провокации роковых женщин. И вообще, все хорошо до того, как личность не перестает разрушаться.


Людмила Третьякова: Разрушать другую личность.


Виктор Ерофеев: Не разрушайтесь! Не поддавайтесь на провокации роковых женщин!

И мы на волнах Радио Свобода заканчиваем нашу передачу «Энциклопедия русской души». Спасибо нашим гостям.


Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • femme fatale женщина, которую считают опасно соблазнительной

  • бесполезно, не дало результата или эффекта

  • рыба ловит небольшое деревце Вест-Индии и Флориды с большими непарноперистыми листьями и метелками от красно-полосатых пурпурных до белых цветов, за которыми следуют декоративные вьющиеся крылатые стручки; дает рыбный яд

  • страстно и пылко

  • Самка того пола, которая откладывает яйца, из которых развивается потомство

  • выразительно, с особым ударением

  • Швейцарский сыр Эмменталь с большими дырочками

  • сказка сказка о феях; сказал развлечь детей

  • решительно без вопросов и вне всяких сомнений

  • гематальные, связанные с кровеносными сосудами или кровью

  • сказка сказка о феях; сказал развлечь детей

  • народная сказка сказка, передаваемая из уст в уста среди простых людей

  • сказка традиционная история или легенда, передаваемая из уст в уста

  • Эмменталер Швейцарский сыр с большими дырочками

  • бедренная кость, относящаяся к бедренной кости или бедра или около них

  • vital, выполняющий важную функцию в живом организме

  • улучшить физическую форму и здоровье

  • Сексуальная история роковой женщины, от бунтарей-монахинь до вампиров-лесбиянок

    Если кто-то назовет вас « роковая женщина, », это не будет комплиментом.Этот термин, дословно переводящийся с французского как «разрушительная или смертельная женщина», означает женщину, которая использует свою сексуальность как средство кооптации власти у мужчин, что часто приводит к их гибели. Впервые оно появилось как фраза в середине 1800-х годов — когда, как мы увидим, эта идея действительно расцвела в европейской литературе, — но сама идея о серьезно опасной соблазнительнице была частью многих культурных традиций для тысячи лет. Женская сексуальность проблематична? Ну я никогда.

    Идея роковой женщины на самом деле довольно разнообразна.Некоторые роковые женщины вызывают катастрофу, просто будучи собой; Хелен Троянская, возможно, является роковой женщиной, ведущей величайшую войну мифического древнего мира, в то время как детектив Агаты Кристи Эркюль Пуаро встречает роковую женщину, Маргариту Клейтон, которая совершенно не осознает влияние, которое она оказывает на мужчин в фильме года. Испанский сундук . Однако более общепринятое определение состоит в том, что роковая женщина преднамеренно причиняет хаос , и обычно просто для радости.Как вы понимаете, это довольно женоненавистническая концепция.

    Итак, откуда взялась идея роковой женщины и почему она так долго оставалась частью нашей культуры? Совершите путешествие со мной по опасным женщинам, которые тысячелетиями занимались человеческой культурой. Скорее всего, они все составят отличную компанию на вечеринке.

    Роковая женщина в древнем мире

    Скорее всего, первая мысль, которая приходит на ум, когда вы думаете о роковых женщинах в древних цивилизациях, — это Клеопатра.Но на самом деле это может быть из-за работы более поздних историков, которые изобразили ее как соблазнительницу, способную соблазнить двух самых могущественных мужчин в истории — Марка Антония и Юлия Цезаря — своими распутными, иностранными уловками. Это, как вы, наверное, догадались, расистское, сексистское изображение, появившееся из истории Рима и высеченное из сексуальных интерпретаций Лиз Тейлор и Клодетт Кольбер в фильмах. На самом деле кажется, что Клеопатра была проницательной оператором, а не сексуальной соблазнительницей.Если вы хотите увидеть настоящую роковую женщину в древней истории, вы должны погрузиться в мифы.

    Одной из самых известных роковых женщин в любой древней цивилизации является Иннана или Иштар, женский персонаж в древней вавилонской сказке «Эпос о Гильгамеше» и одна из самых выдающихся богинь Месопотамии. Иннана сделала Афродиту и других богинь любви любителями; она хотела, чтобы герой Гильгамеш был ее любовником, но он ответил:

    Ваши возлюбленные нашли вас, как жаровню, тлеющую от холода, заднюю дверь, которая не укрывает ни шквала ветра, ни шторма, замок, который сокрушает гарнизон, смолите это делает носителя черным, водная кожа раздражает носителя.

    Иштар, пришедшая в ярость из-за отказа, объявила Гильгамешу войну, потому что роковые женщины нелегко относятся к отказу.

    У древних месопотамцев также не было монополии на роковых женщин-богинь. У греков и римлян была своя мифология опасной женской сексуальности. Сирены, которые соблазняют Одиссея выплыть из его корабля и разорвать его на части на их острове в Одиссее, являются прототипом, а Медуза, наиболее известная как ужасное чудовище со змеями вместо волос, изначально была великой, но гордой красавицей проклят Афиной превращать людей в камень, а не трепещущие груды желания.Женская сексуальность была довольно проблематичной для римлян: поэт Овидий был сослан за откровенные сексуальные стихи о реальной сексуальной жизни горожан самим императором Августом.

    Библейская и ранняя иудаистская роковая женщина

    Когда дело доходит до историй об опасной, дразнящей женской сексуальности, у монотеистической религии есть некоторые тупики. Лилит — классический пример: в иудейской традиции она была первой женой Адама, но в конечном итоге была изгнана из Эдема, когда потребовала равенства, и превратилась в демоническое существо с возмутительным сексуальным аппетитом, породившее дьяволов. Очаровательный.

    Согласно библейской традиции, Юдифь и Саломея соревнуются за звание роковой женщины. Юдифь, как описано в «Книге Юдифи», пробралась в шатер ассирийского генерала Олоферна и обезглавила его; она герой, но ее часто изображают как проблемную фигуру, которая использовала свою сексуальность, чтобы помочь ей в ее поисках. (Караваджо и другие известные художники любили показывать ее в ее кровавой славе.) Саломея, конечно же, была танцовщицей, которая потребовала голову Иоанна Крестителя на блюде в награду за ее знойное выступление при дворе царя Ирода.Женская сексуальность как победительница мужской добродетели: галочка.

    Роковая женщина в средневековой Европе

    В строго христианской средневековой Европе идея использования своенравной женской чувственности для обмана была довольно распространенной. Он появлялся в популярной художественной литературе, фольклоре и повсюду. Был, например, популярный сатирический образ «своенравной монахини», монахини, которая полностью сошла с пути и начала заманивать мужчин своей сексуальностью. Когда женщинам предназначено быть кроткими, скромными, скромными, видимыми и не слышимыми, это настолько вопиюще, насколько это возможно.

    Появились и другие роковые женщины, которые часто высмеивали потенциальные сексуальные отклонения и власть женщин. Фрау Минне, сексуальная фигура из средневековой немецкой поэзии, делает необычные вещи, например, вытряхивает мальчиков из деревьев и ловит влюбленных в ловушки для птиц. В кельтской традиции есть Морган Ле Фэй, которую мы теперь знаем как прототип роковой женщины в сказке о короле Артуре: ее легенда, похоже, возникла из раннего кельтского фольклора и эволюционировала в средневековый период, сделав ее сложной и ревнивой. соблазнительница отвергнута Ланселотом.

    И, конечно же, ведьмы. Это было средневековое представление, что женщины с серьезным сексуальным аппетитом с гораздо большей вероятностью будут захвачены злом, и многие знания о средневековых ведьмах были довольно сексуальными, включая общение с самим дьяволом и его «помощниками» и обнаженной ведьмой. Субботние обряды. Эти роковые женщины рассматривались не только как соблазнительницы; они были действительно опасны и объявлены вне закона.

    Роковая женщина в литературе XIX века

    19 век был, когда роковая женщина, которую мы знаем и любим сегодня, действительно стала литературной фигурой.В книгах и стихах, написанных, очевидно, чуваками, фигурировали женщины, чья мощная сексуальность приводила добрых мужчин к полному разрушению. Прототипом является модель La Belle Dame Sans Merci Китса, которая «порабощает» мужчин, заманивая их в свои объятия. Но есть и другие. «Нана» Эмиля Золя была не мифологической фигурой, а парижской актрисой и соблазнительницей, сексуальность которой приводила ее и ее любовников в ужасные проблемы.

    А потом были роковые женщины ужасов.Перед сексуальными женщинами-нежитью в фильме Брэма Стокера « Дракула » была Кармилла, создание Джозефа Шеридана де Фану, древней красивой женщины-вампира, которая таинственным образом подружилась с невинной молодой девушкой, чтобы высосать ее кровь (очевидно). Кармилла также нападает на своего протеже, включая дозу лесбиянства в смесь «роковой женской сексуальности». Роковые женщины действительно овладели искусством в этот момент, во многом благодаря французскому художнику Гюставу Моро, который был одержим рисованием каждого примера идеи, которую он мог достать.Прерафаэлиты, от Данте Габриэля Россетти до Джона Уильяма Уотерхауза, тоже их очень любили.

    Эволюция голливудской роковой женщины

    «Классическая» роковая женщина в том виде, в каком мы ее теперь знаем, вероятно, возникла в Старом Голливуде 1920-х — 1940-х годов, где персонаж прошел через ряд эволюций. В эпоху немого кино роковые женщины обычно были иностранными драматическими существами, открыто охотившимися на мужчин; актриса Теда Бара с ее пронзительным взглядом и электрическим присутствием была первой «вампиршей» в американском кино.

    Идея заграничного чародея не теряла своей актуальности. И Грета Гарбо, и Марлен Дитрих — архетипы угрожающе красивой женщины с высокими скулами — сыграли в фильмах 30-х годов Мату Хари, соблазнительного реального шпиона, казненного во время Первой мировой войны за шпионаж. Идея роковой женщины по-настоящему укоренилась только в 40-х годах, с развитием жанра нуар — суровой детективной драмы. Роковые женщины, такие как Лана Тернер в фильме « Почтальон всегда звонит дважды», и Барбара Стэнвик в фильме «Двойное страхование , », выглядели как ангелы, но использовали свою золотую сексуальность, чтобы довести мужчин до глубокого отчаяния.Прототипом, однако, была Мэри Астор из сериала Мальтийский сокол в роли чувственного, неоднозначного в моральном отношении клиента, вовлекающего Хамфри Богарта в смертельный заговор.

    Роковая женщина сегодня

    Мы явно все еще любим роковую женщину в наши дни, но мы гораздо больше разбираемся в том, что она на самом деле означает. Почему именно в этот Хэллоуин Хайди Клум нарядилась одной из самых известных роковых женщин в мире на Хэллоуин: Джессика Рэббит, гиперсексуальный мультяшный персонаж, придуманный как сатира на всю идею Кто подставил кролика Роджера. «Я неплохая, меня просто так нарисовали», — напевает она.

    Но в большинстве случаев, когда этот термин всплывает сегодня, его обычно используют в судебных делах: Аманда Нокс имела дело с этим прозвищем во время своих сенсационных судебных процессов по делу об убийстве. Но идея никогда не умерла. Роковые женщины недавно появились в Spring Breakers, персонаж Евы Грин в Penny Dreadful (на самом деле, персонаж Евы Грин во всем), недавний фильм Гильермо Дель Торо Багровый пик и несколько персонажей из Game Of Thrones . Черт, это даже название духов Бритни Спирс. А с возрождением фильма Дэвида Линча Твин Пикс , скоро на наших экранах снова появится еще одно воплощение одной из самых выдающихся роковых женщин современности, Одри Хорн из Шерилин Фенн.

    Да здравствует роковая женщина, которая на самом деле довольно крутая.

    Изображения: Караваджо, Густав Вертхаймер , Ховард Пайл, Фрэнк Дикси / Wikimedia Commons

    Соблазнительная сила роковой женщины

    Эта статья является частью нашей серии «Неделя злодеев».


    В ответ на женские персонажи, которые обычно появляются в художественной литературе, писательница Джиллиан Флинн однажды провозгласила: «Мы не оставили места, чтобы признать нашу темную сторону. Темные стороны важны. Их следует выращивать, как противные черные орхидеи ». Она справедливо отмечает, что персонажам, построенным на поверхностных идеалах «женской силы», не хватает сложности и беспорядка, которые делают женщин и их переживания интересными и эмоционально резонирующими. Одно из решений проблемы, поставленной Флинном, заключается в роковой женщине, одном из немногих вымышленных архетипов, которые позволяют женщинам быть злыми, пугающими, противоречивыми, похотливыми и жадными — короче говоря, быть злодеями.

    Безусловно, в кино есть немало злодеев-женщин. Тем не менее, такие жанры, как ужасы, фэнтези и научная фантастика, имеют тенденцию к злодеям, которые являются карикатурными психопатами, и, хотя они по-своему устрашающие и соблазнительные, они обычно резко контрастируют с соблазнительной сложностью роковой женщины, архетипа, который имеет трансформировался и изменялся на протяжении всей истории, но никогда не исчезал с киноэкрана. Как и положено такому сложному персонажу, изображения роковой женщины не всегда были идеальными.Тем не менее, они по-прежнему увлекательны и свидетельствуют о более широких социальных и культурных тенденциях и поэтому заслуживают критического внимания.

    Кинематографическая роковая женщина обычно берет свое начало в фильмах нуар 1940-х и 1950-х годов, мрачных и мрачных криминальных фильмах, порожденных послевоенными национальными тревогами, которые находились под влиянием немецкого экспрессионизма и французского поэтического реализма. Однако вымышленные образы «плохих девчонок», такие как вампир и хлопушка, шокировали и щекотали публику задолго до эры оригинального нуара, и эти мистические и вольные характеристики неизбежно повлияли на то, что в конечном итоге стало известно как роковая женщина.

    Роковая женщина сочетает в себе смелую демонстрацию автономии и распутства хлопушки с почти сверхъестественной властью вампира над всеми вокруг нее, но она воплощает эти качества на земле таким образом, чтобы она чувствовала себя человеком. Анжелика Бастьен утверждает, что то, что делает роковую женщину глубоко интересной, — это ее эмоциональный реализм, то, как она знает, чего хочет и как этого добиться, отказывается идти на компромисс, но все время явно борется со своими противоречивыми эмоциями и мотивами.Она не боится запачкать руки и даже может упиваться этим, но в ее основе лежит комбинация гнева и печали, проистекающая из того факта, что ей приходится прибегать к обману и преступлению, чтобы получить какую-либо власть в этом мире. Что делает роковую женщину настолько интригующей, так это то, что она не только злодейка, но и сложный и уязвимый человек, чьи неидеальные действия часто можно проследить до невзгод, которые она пережила.

    Роковая женщина часто появляется в обтягивающем черном платье, нервно курит сигарету в одной руке, а другой постоянно направляет пистолет на своего любовника. Вспомните Мэри Астор, , Бриджит О’Шонесси в фильме Джона Хьюстона Мальтийский сокол (1941), который часто называют одним из первых американских фильмов-нуар. Она медленно раскрывает свою сложную личность и мотивы, изначально входя в кабинет детектива Сэма Спейда как невинная женщина, обеспокоенная своей своенравной сестрой, но по мере развития лабиринтного сюжета различные части ее историй оказываются ложью, и оказывается, что она просто так же мотивированы жадностью и похотью, как и ее сообщники.

    В какой-то момент Бриджит умоляет Спейда о помощи, на что тот отвечает: «Ты молодец. Я думаю, в основном это ваши глаза … и пульсация в вашем голосе, когда вы говорите что-то вроде: «Будьте великодушны, мистер Спейд». Это как нельзя лучше отражает жестокий и циничный мир нуара. Спейд призывает ее к манипулятивным драматургиям, но она играет каждую сторону своего персонажа с такими отчаянными эмоциями, что кажется правдоподобным, что она искренне верит во все, что она говорит, даже если противоречиво. В конце концов, когда ее арестовывают за убийство, она смотрит на Спейда со слезами на глазах, когда он возвышается над ней, и она признается ему в любви. Несмотря на всю ее ложь, насилие, соблазнение и манипуляции, Спейд говорит, что тоже любит ее, и на одном дыхании хладнокровно отправляет ее в тюрьму и, возможно, на смерть. Такова жизнь и любовь роковой женщины, где романтика обнаруживается в самых темных местах только тогда, когда уже слишком поздно.

    Как пишет Бастьен, ни одно обсуждение роковой женщины не будет полным без обращения к Barbara Stanwyck .Ее исполнение роли Филлис Дитрихсон в фильме Билли Уайлдера Double Indemnity (1944) поистине олицетворяет «мерзкую черную орхидею» Флинна, выводя роковую женщину на совершенно новый уровень угрозы, похоти, гнева и мастерских манипуляций. Первое появление Филлис на экране продиктовано главным героем Уолтером Неффом, который контролирует взгляд камеры, когда она движется вверх по ее телу, начиная с ее взъерошенных туфель и ее «медового браслета», пока он не достигает ее яркого светловолосого парика и кокетливого выражения лица, когда она застегивает платье, только что вернувшись с солнечных ванн.

    Нефф фетишистски сосредотачивается на различных частях своего тела и ее одежде, и признается за кадром, что все, о чем он мог думать в тот момент, было приближением к «той даме наверху». Филлис немедленно становится объектом сексуальной одержимости Нефф, а ее беспричинные выпады и хитрые ссылки на страховые полисы ее мужа демонстрируют, что она понимает свою власть над ним еще до того, как они хотя бы закончили полноценный разговор. Какое бы искреннее влечение ни испытывала Филлис к Уолтеру, для нее более волнующим является тот факт, что он является ее ключом к финансовой независимости и свободе от удушающего брака.К тому времени, как они реализуют свой жестокий план покончить с ее мужем, все сложные эмоции Филлис всплыли на поверхность, воплощенные в ее испуганном, возбужденном и довольном лице, когда она едет к вокзалу, ее муж и Уолтер борются. рядом с ней.

    Роковая женщина так и не исчезла по-настоящему, но к 1970-м годам американские кинематографисты обнаружили возобновленный интерес к тематике и стилистике нуара фильма, привнеся сексуальность и насилие, которые когда-то были подтекстом, прямо в текст. В 1960-х и 1970-х годах в Голливуде произошло ослабление производственного кодекса и приток кинематографистов, обязанных как европейскому художественному кино, так и классической эпохе Голливуда. Это привело к обновленным переработкам заезженных жанров (из-за отсутствия лучшего слова), таких как нуар в таких фильмах, как Klute (1971), Across 110th Street (1972) и Taxi Driver. , (1976). Эхо Мэри Астор, Барбары Стэнвик и Джин Тирни (наиболее известная своими ледяными роковыми женщинами в таких фильмах, как Лаура и Leave Her to Heaven ) можно найти в Faye Dunaway холодное исполнение роли Эвелин Малрэй в фильме Chinatown (1974), убогом нео-нуаре, полном жадности, лжи, насилия и ужасающих семейных тайн.

    Но к тому времени, 1980-й года катались, нео-нуар кинематографисты казались менее заинтересованы в изучении психологического ущерба, наносимых их персонажей или переосмыслении эстетических традиций, чем щекочут зритель с броским насилием и сексуальностью, которая часто граничит с порнографией эротики. Это эпоха, в которой роковая женщина становится нелепой карикатурой на ее прежнее «я», по-видимому, в ловушке злобных кинематографистов-мужчин, не желающих исследовать ее внутреннюю жизнь. Конечно, эротические триллеры, популяризированные в 1980-х и 1990-х годах, сексуальны, стильны, развлекательны и иногда блестят (см .: с широко закрытыми глазами , Bound ), но роковые женщины в них кажутся уменьшенными из-за редуктивного мужчины. взгляд, который наказывает их за смелость и агрессивность.

    Гленн Клоуз в роли Алекса Форреста в Роковое влечение (1987) начинается как знающая и успешная бизнес-леди, чья смелая уверенность позволяет ей легко соблазнить коллегу Дэна Галлахера (которого играет чудесно неряшливый Майкл Дуглас), но позже становится мстительным и жестоким после того, как он презирает ее, пытаясь сохранить их краткую интрижку в секрете. Ее гнев до некоторой степени оправдан, но фильм доводит ее гнев до апогея, после чего Дэну и его жене ничего не остается, кроме как убить ее в целях самообороны. Алекс наказана за то, что преследует мужчину, которого она хочет, и Дэн сходит с рук его неверность.

    Как пишет Бастьен, если каждое поколение получит роковую женщину, которую заслуживает, то такие персонажи, как Алекс в Роковое влечение и Кэтрин Трамелл ( Шэрон Стоун ) в Basic Instinct (1992), станут ответом на подъем феминизма и продвижения женщин на рабочем месте. Там, где роковые женщины 1940-х и 1950-х годов разыгрывали свои сложные эмоции на темных городских улицах и душных офисных зданиях, отражая и сдерживая их тяжелые эмоциональные состояния, женщины эротического триллера обитают в роскошно обставленных квартирах и чувствуют ветер в ярких корпоративных помещениях в своих шести -дюймовые туфли на шпильке, казалось бы, весь стиль и без содержания.

    Теперь, в 2010-е, кажется, что роковая женщина стала амальгамой всех ее предыдущих воплощений, возможно, теряя на своем пути еще большую часть своей сложности. Кажется, внутри нее есть темная пустота, где раньше было кровоточащее сердце, полное противоречивых желаний. Недавние нео-нуары и шпионские триллеры, такие как Gone Girl (2014), Atomic Blonde (2017) и Red Sparrow (2018), упиваются изображением красивых женщин, совершающих жестокие акты насилия и искусные соблазнения либо ради личной выгоды, либо в интересах более широкого политического контекста (или в случае Gone Girl , без уважительной причины), но они редко вникают в свою потенциально богатую эмоциональную жизнь.Эти персонажи обладают холодным чувством стиля, остроумием и мастерскими навыками манипулирования, как их предшественники, но им не хватает психологической сложности, присущей оригинальным героиням нуаров.

    Совсем недавно роковая женщина вонзила когти в телевидение с такими персонажами, как блестяще непостоянная и одержимая Вилланелла ( Джоди Комер ) из Убивая Еву (2018-19) и даже огненную ледяную королеву Серсею Ланнистер. ( Лена Хиди ) на Игра престолов (2011-19). Такие длинные сериалы позволяют поддерживать постоянную связь с этими женщинами, и для таких исполнителей, как Комер и Хиди, это свидетельство того, что их интерпретации роковой женщины устрашающи и многослойны по совершенно новым направлениям. Звезды эстрады также используют этот троп. Рианна формирует свой публичный образ опасной и смертоносной женщины с помощью выбора моды, текстов песен и музыкальных клипов, в которых она совершает насилие над мужчинами, которые обидели ее.

    Теоретики кино и журналисты одинаково размышляли о соблазнительной и таинственной силе роковой женщины со времен оригинальных нуарских фильмов, таких как Мальтийский сокол и Из прошлого (1947).Она подрывная феминистка или ответ на мужской страх перед женской сексуальностью? Любим ли мы ее ненавидеть или ненавидим ее? Она полностью обязана мужскому взору или более сложна? Хотя ни на один из этих вопросов нет однозначных ответов, кажется маловероятным, что архетип красивой, жадной и кровожадной женщины куда-то исчезнет в ближайшее время. Пока люди снимают фильмы, всегда будут те, кто понимает, насколько на самом деле важны наши темные стороны.

    Роковых женщин в Библии

    Роковая женщина (по-французски «смертельная женщина») воплощает мужскую фантазию о хищной женской сексуальности.Неотразимая, она соблазняет мужчин умелым использованием своих женских уловок, запутывая своих жертв узами желания. Она смертельно опасна, потому что искусна в искусстве обмана и всегда имеет скрытые намерения. Как только ее предполагаемая жертва попадает в ловушку ее чувственной сети обмана, она холодно и безжалостно уничтожает его.

    Смертельная манипуляция роковой женщиной мужским желанием отражает комбинацию двух вечных мужских тревог по поводу женщин: угроза автономной женской сексуальности, несвязанной и неподконтрольной мужчине, и уязвимости, создаваемой сексуальной близостью с женщинами, особенно самоотверженностью и потерей. контроля в момент кульминации.Учитывая то, что в Библии фигурируют многочисленные роковые женщины, мужчины древнего мира разделяли эти опасения.

    Юдифь, Есфирь и Иаиль — все библейские роковые женщины, считающиеся героинями, использующими свои смертоносные чары для уничтожения врага Израиля. Очарованный красотой Джудит, Олоферн в неуклюжей попытке соблазнить, выпивает слишком много вина, пытаясь напоить Джудит, и теряет сознание. Юдифь, оставшись с ним наедине, отрубает ему голову своим мечом (Суд. 12: 10-13: 9).

    Есфирь, уже настроившая царя против Амана, совершает решительный удар, когда Аман, приближаясь к ней с мольбой, бросается ниц на ложе, на котором она лежит. Царь, прибывший в этот момент, ошибочно предполагает, что Аман пытается изнасиловать Эсфирь, и это впечатление не исправляет. Немедленно следует казнь Амана (Есф. 7: 1-10).

    Иаиль заманивает убегающую, отчаявшуюся Сисару в свой шатер, предлагая защиту, пищу и заботу.Чувствуя себя в безопасности в своей палатке, плотно прикрытой, сонной от молока, которое она дала ему, Сисара, измученный, позволяет себе погрузиться в сон, уверенный, что Джаэль защитит его. Джаил пользуется случаем и вбивает колышек для палатки ему в висок, пока тот не выходит с другой стороны. В повествовании Песни Деворы Сисара описывается как мертвый, падающий между ее ног в жуткой пародии на сексуальное завоевание (Судей 4: 17-23, Судей 5: 24-30).

    В Библии есть и злодейские роковые женщины. Далила уговаривает Самсона рассказать ей об источнике своих сил, а затем ждет, пока он доверчиво не уснет у нее на коленях.Затем она вызывает филистимлян, которые сбривают ему волосы, что приводит к его ослеплению, рабству, унижению и, в конечном итоге, смерти (Судей 16: 4-31).

    Неназванная дочь Иродиады, позже идентифицированная как Саломея, которая в полной мере пользуется предложением Ирода всего, что ей заблагорассудится, увидев ее танец, можно считать fille fatale. Fille fatale (по-французски «смертоносная девушка») — это роковая женщина на тренировках, юная кокетка, уже умеющая манипулировать пожилыми мужчинами с ее сочетанием невинности и подающей надежды чувственности. Саломея просит голову Иоанна Крестителя по совету матери, добавляя подробности подачи ее на блюде (Марка 6: 14–29, Матфея 14: 1–12).

    По иронии судьбы, первая цифра, которая приходит в голову многим, вообще не подходит к библейской категории роковых женщин. В повествовании в Быт. 2-3 Ева все еще не осознает свою сексуальность и, следовательно, не способна использовать ее в целях обмана. Она дает Адаму плод, чтобы разделить его блага; у нее нет скрытых мотивов. Однако более поздние интерпретации изображают ее как соблазнительницу по преимуществу, самую первую роковую женщину, которая использует свои женские уловки, чтобы заставить Адама съесть плод, и действия которой приводят к его изгнанию из Эдема и запечатлевают его смерть.

    Краткая история красоты как удивительно эффективная юридическая защита ‹CrimeReads

    Позже в своем заключительном аргументе Лейбовиц сказал: «После просмотра этого носа, можно ли сомневаться в том, что это был за зверь ее муж? Можно ли сомневаться в том, что она имела право защищать себя? »

    Статья продолжается после рекламы

    Жюри отпустило ее.

    ПРАВИЛО 2: ОНА ДОЛЖНА УБИТЬ ЛЮБОВНИК

    Они по определению роковые женщины.Иногда этот термин неправильно применяют к дамам, которые только разоряют мужчин в финансовом отношении, например, к красивой горизонтальной Кора Перл и женщинам, которые на самом деле не убивали своих жертв. Настоящая роковая женщина смертельна. Если бы не тот факт, что она была плохим стрелком и только ранила своего возлюбленного, Алиса де Жанзе, вероятно, заслужила бы место в этом сборнике. Точно так же Зео Зои Уилкинс и Мари Бьер были прекрасными монстрами, которые не могли поразить человека в широкий бок.

    На каждую убийцу должен приходиться один несчастный убийца.Именно мужья и любовники небезопасны в объятиях belle dame sans merci . Рядом с красивым лицом сама жизнь мужчины может игнорироваться и не заслуживает равного внимания, если он ел отравленное блюдо, а в некоторых случаях просто пытался, по ее словам. Отчасти это верно потому, что «общественность безошибочно показала, что больше всего ей нравится читать об убийствах, совершенных по мотивам секса в той или иной форме».

    Однако смерть незнакомца от рук роковой женщины вполне может потрясти общественное сознание.Ей грозит настоящее наказание. Как следствие этого положения lex non scripta , даже необычайно красивой женщине может не сойти с рук убийство кого-то, кого она не знает. Тони Джо Генри, которая застрелила незнакомца, который подвез ее, усвоила это на собственном горьком опыте. В 1942 году в штате Луизиана ее ударили током, глаза загорелись и все такое, что сделало ее, возможно, самой красивой американкой, когда-либо казненной. Ее соперница за это звание — Барбара Грэм, которая, безусловно, была достаточно хороша, чтобы избежать наказания практически за все, кроме убийства пожилой женщины за ее деньги.Истерики в зале суда не всегда эффективны; Барбара умерла в газовой камере.

    Кора Жемчужина, которую часто ошибочно называли роковой женщиной, была самой гламурной и смелой из парижских демонов девятнадцатого века. Она никогда не стреляла ни в одного из своих любовников, хотя один застрелился на пороге ее дома. (Общественное достояние, через Wikimedia Commons.)

    Светловолосая голубоглазая Пенни Бьоркленд ошеломила Калифорнию в 1959 году, когда она наугад застрелила незнакомца и легкомысленно сказала полиции, что сделала это, потому что ей хотелось кого-то убить.«Я просто проснулась однажды утром и решила, что сегодня будет день», — призналась она позже. «Сегодня будет день, когда я наконец кого-нибудь убью». Несчастным «кем-то» оказался молодой муж и отец по имени Август Норри. Хотя Пенни была молода и красива, она прослужила семь лет. Клара Филлипс из Лос-Анджелеса также была достаточно красивой, чтобы избежать наказания за убийство, но не за убийство другой женщины и не с молотком. Леди, которая стала известна как «Девушка-Тигр», прослужила более тринадцати лет.

    Статья продолжается после рекламы

    Роковая женщина в Голливуде — Роковая женщина и искажение женской преступности

    Я считаю, что роковая женщина — это персонаж, который превзошел свои первоначальные границы нуара и может быть замечен в других жанрах фильмов, таких как современные триллеры, боевики и комедии. Для целей моего проекта я определил «роковую женщину» как женский персонаж, который совершает преступное или злодейское действие, часто полагаясь на методы (включая, но не ограничиваясь) обольщения и лжи, чтобы добиться желаемого.Хотя определение роковой женщины как образа в рамках традиции нуарного фильма довольно специфично — например, она была белой из среднего класса и почти всегда умирала в конце фильма, чтобы восстановить баланс в сюжетной линии фильма — я утверждаю, что что роковая женщина — это, в конечном счете, женщина, совершающая преступление. Таким образом, она вышла за рамки нуарной традиции, потому что мы видим криминальных персонажей в других жанрах фильмов, особенно в 1990-х годах и позже.Поэтому мое определение является широким, поскольку я считаю, что роковые женщины можно увидеть во многих жанрах фильмов, таких как современные триллеры, боевики и комедии.

    Я опирался на множество вторичных источников, чтобы прийти к этому определению и контекстуализировать образ роковой женщины. Как описывает Майсаа Джабер в своей книге Роковые женщины-преступники в американской крутой криминальной фантастике, , «в популярной культуре роковая женщина считается сексуально ненасытной, неотразимой и опасной, ведущей мужчин к их гибели.[1] Роковая женщина появилась в американской криминальной фантастике и нуарном кино в период между войнами и после Второй мировой войны. Большинство известных фильмов-нуар, таких как Двойная компенсация (1944), и Мальтийский сокол (1941), вышли в 1940-х годах и были сняты примерно до конца 1950-х годов. Жанр «неонуар» зародился в 1960-1970-е годы. 1980-1990-е годы были эпохой пост-нуара с такими фильмами, как Роковое влечение (1994) и Основной инстинкт (1992) . Джабер утверждает, что, хотя многие исследователи-феминистки, кинокритики и теоретики утверждали, что изначальная роковая женщина в фильме нуар была объектом мужского желания, «которое служит женоненавистническим и фаллоцентрическим взглядам на мир» [2], она утверждает, что есть нечто большее femme fatale, чем это. Она заключает, что эти женщины из-за их соблазнения и преступной деятельности являются женщинами, обладающими свободой воли — момент, от которого я ускользнул ранее в этом проекте.

    Более того, послевоенный контекст, возросшее участие женщин в рабочей силе и рост женских освободительных движений объясняют, почему роковая женщина стала символом «опасений военного времени в отношении половых ролей, брака и сексуальности». [3] Как Джек Бузер описывает, мужчины вернулись домой с войны и обнаружили, что женщины занимают общественную, а не просто частную сферу, поскольку они занимали мужские рабочие места, пока их не было.Бузер метко замечает, что «кажется не случайным, что рост популярности смертоносной сирены Голливуда произошел одновременно с военными и послевоенными перестройками в обществе». [4] Таким образом, голливудские нуарные фильмы 1940-х и 1950-х годов представляли «независимых» и находчивых женщин. как убийцы (особенно мужчин) и соблазнительницы, одержимые разорением людей ради своей личной выгоды. Из этого контекста родилась роковая женщина.

    Интересно, что, как продолжает Бузер, роковая женщина в нео-нуаре (1960-1970-е годы) представлена ​​не столько как манипулятивная женщина, которая представляет неуверенность мужчин в отношении женщин на рабочем месте, а больше как жертву собственного беспокойного прошлого. которая «реализует фантазию о спасении, привязываясь к человеку с умом, социальным положением и деловым чутьем, который помогает ей деконструировать ее личную проблему.[5] Бузер определяет, как это более уязвимое представление о роковой женщине соответствует контексту женского освободительного движения того времени, а также сильным социально-экономическим силам, которые все еще подавляли женщин. Роковая женщина пост-нуара в 1980-х годах снова отражает изменение социальных взглядов Америки, поскольку она вновь обретает позицию «ненавистника мужчин». Поскольку все больше женщин в это время занимали руководящие должности в рабочей силе и обретали экономическую независимость, роковая женщина этой эпохи сложна, сильна и «больше не нуждается в мужчине для насилия, поскольку она полностью на это способна, ни в качестве средства для получения прибыли, поскольку она уже богата (или, по крайней мере, полностью подготовлена ​​для карьерного успеха) . [6] Эта возросшая сила и успех вызывают дополнительную мужскую незащищенность, и поэтому эти женщины представлены как злые и / или расстроенные. В 1990-е годы этот вопрос исследуется дальше, поскольку роковые женщины представлены как движимые «экономическим улучшением, [которое] обычно принимает форму карьеристского избытка». [7] Она представлена ​​как сирена, которая использует свою сексуальность для личной выгоды, во многом как в оригинальном фильме нуар. По словам Бузера, это «кажется совместимым с этически развращенной рыночной конкуренцией и сексуальным эксгибиционизмом» 1990-х годов.[8]

    Научных работ о роковой женщине 21 и века в настоящее время мало, хотя есть много фильмов с такими персонажами. Я бы сказал, что это связано с тем, что роковая женщина традиционно была неотъемлемой частью традиции нуарного фильма (включая нео и пост). Поскольку мы видели не так много фильмов в стиле нуар в XXI веке, и годах, традиционная роковая женщина, похоже, исчезла. Однако я утверждаю, что роковая женщина — согласно моему определению — все еще существует, даже если она более заметна в других жанрах, таких как современные триллеры, боевики и комедии, например, Wild Things (1998), Ocean’s Eight ( 2018), и Hustlers (2019). Кирстен Смит даже идентифицирует персонажа Черную Вдову / Наташу Романофф как современную роковую женщину, поскольку «она спортсменка, гимнастка, эксперт по боевым искусствам и оружию, и во всех фильмах [Marvel], в которых [она играет], она способна противостоять своим коллегам-мужчинам, а также превосходить их в некоторых навыках ». [9] Хотя ее действия не могут показаться преступными, потому что она является одним из« хороших парней »в фильмах, она по-прежнему совершает преступления, такие как как убийство, кража и нападение с использованием оружия, лжи и соблазнения — хотя Смит отмечает, что она старается не заходить в соблазнении слишком далеко.В 21, и годах, особенно в последние два-пять лет, мы видели на киноэкране более могущественных преступниц. Эти женщины получают главные роли и часто работают вместе с другими женщинами-преступниками. Это сосредоточение роковых женщин в голливудских фильмах, возможно, представляет собой социальное изменение недавнего движения #MeToo и большую работу, направленную на то, чтобы сделать женщин равными с мужчинами во всех аспектах социальной, культурной, политической и экономической жизни.

    Из своего исследования я обнаружил, что роковые женщины часто исследуются и анализируются учеными с точки зрения того, как они представляют женщину в целом.Однако роковая женщина в конечном итоге является преступницей. Независимо от того, на какую эпоху вы смотрите, эти персонажи совершают убийства, кражи, нападения и многие другие преступления, а их методы часто включают ложь и соблазнение. Поэтому я считаю, что есть смысл изучить, как роковая женщина представляет собой конкретно преступных женщин. Это послужило толчком для моего проекта и послужило причиной того, что я собрал данные о роковых женщинах (исследуемых на следующей странице) в соответствии с их преступным поведением и действиями.

    <Назад: Женская преступность Далее: Данные>


    [1] Maysaa Husam Jaber, Криминальные роковые женщины в американской крутой криминальной фантастике (Лондон, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: Palgrave Macmillan Limited, 2015) 1.

    [2] Джабер, Criminal Femmes Fatales, 2.

    [3] Джек Бузер, «Смертельная роковая женщина в традициях нуара», Journal of Film and Video 51, no. 3/4 (1999): 20.

    [4] Бузер, «Смертельная роковая женщина», 20.

    [5] Бузер, «Смертельная роковая женщина», 24.

    [6] Boozer, The Lethal Femme Fatale, 27.

    [7] Boozer, The Lethal Femme Fatale, 29.

    [8] Boozer, The Lethal Femme Fatale, 29.

    [9] Кирстен Смит, «Соблазнение и секс: меняющееся очарование роковой женщины в фактах и ​​вымыслах», Повторное посещение женского зла , 1 января 2017 г., стр. 48.

    Сексист, вдохновляющая история роковой женщины

    Если вы когда-нибудь читали крутой детектив или смотрели нуар, первая сцена южного криминального триллера « Хэп и Леонард » от SundanceTV покажется вам очень, очень знакомой. «А вот и неприятности», — говорит приятель Хэпа Леонард — ветеран-гей Вьетнам, невосприимчивый к женским чарам, — когда приближается бывшая жена Хэпа Труди.

    В телешоу, где Труди играет Кристина Хендрикс, мы можем судить о ее намерениях сами.В романе Джо Лэнсдейла « Savage Season », на котором основано телешоу, это просто первое, что мы слышим о Труди.

    Во-вторых, как хорошо она выглядит. Самая первая страница Savage Season в значительной степени посвящена утверждению Труди как той женщины, которая может очаровывать мужчину на совершение глупых, саморазрушительных поступков, от ее «ног, начинающихся от горла» до груди, которая может » заставить мужчину съехать на машине с дороги, чтобы посмотреть «. Ловушка срабатывает задолго до того, как Хэп знает, чего хочет Труди.«Она улыбнулась нам тогда, и я почувствовал, что январский день стал немного теплее», — думает Хэп. «Она могла сделать это с мужчиной, и она знала это. Освобожденная или нет, она не боролась с этой способностью».

    Короче: Труди — это не просто роковая женщина. Она — платонический идеал роковой женщины: великолепная женщина, которая может использовать свою грубую соблазнительную силу, чтобы обмануть несчастного мужчину и заставить его выполнить ее приказ.

    Это описание раскрывает фундаментальный парадокс, лежащий в основе архетипа роковой женщины.Разве сексистски изображать женщину манипулятивным расчетливым суккубом? Наделяет ли это силой изобразить женщину, которой комфортно со своей сексуальностью и которая готова использовать ее для достижения своих целей? Или это смесь того и другого?

    Если вы хотите проследить культурную историю роковой женщины, вы можете начать с нулевой пациентки: Евы, первой женщины, которая в итоге заманила в ловушку несчастного парня по имени Адам. Когда Бог создал Адама и Еву, они были обнажены и не стыдились. По-видимому, они продолжали бы так же, если бы Ева не съела плод дерева познания и не соблазнила Адама нарушить строгие указания Бога, сделав то же самое. И это закончилось, как лучший нуар, на грустной ноте, когда Бог обнаружил, что они сделали, и изгнал их из Эдемского сада.

    Чтобы быть справедливым по отношению к Еве, среднестатистическая роковая женщина определенно действует с более злым умыслом, но основной, архетипический рассказ о женщине, склоняющей мужчину к его собственному падению, оказывается культурно распространенным. Вы можете увидеть его повторение в мифологии, в таких фигурах, как Цирцея и Клитемнестра; фольклор в таких образах, как суккубы и юки-онна; и даже история в нашем коллективном понимании таких фигур, как Клеопатра, Лукреция Борджиа и Мата Хари.

    Несмотря на все эти исторические прецеденты, современная роковая женщина уходит корнями в нуар — мистический поджанр, уникальный по своему цинизму и нигилизму. Жанр возник из множества литературных классиков — « Большой сон » Раймонда Чендлера, «Мальтийский сокол» Дэшилла Хэммета , Джеймса М. Кейна «Почтальон всегда звонит дважды» и «Двойная компенсация », которые были адаптированы для создания фильмов, ставших впоследствии популярными. классика сама по себе. И у каждой из этих историй есть еще один общий ключевой элемент: корень центрального конфликта можно проследить до действий роковой женщины, которая использовала свою непримиримую сексуальность как своего рода тупую дубину против главного героя-мужчины.

    Хотя откровенная похотливость этих повествований выделяет их из относительно уравновешенных фильмов той эпохи, приравнивание внебрачного сексуального желания к злу настолько пуритански, насколько это возможно. Роковая женщина позволяет публике иметь и то и другое, наслаждаясь замещающей похотливой сексуальностью, зная, что в конечном итоге она будет за это наказана. Вы даже можете увидеть эти «базовые» качества в названиях историй о роковых женщинах на протяжении веков: Human Desire . Тепло тела .Основной инстинкт . И — пожалуй, наиболее нагло — Original Sin .

    Но хотя в основе подобных историй лежит неоспоримый морализм, при более внимательном рассмотрении обнаруживается нечто более сложное. Как и ужасы — еще один жанр, раздвигающий границы, который долгое время предлагал парадоксальный баланс регрессивного и прогрессивного — нуарские фильмы также предлагали актрисам существенные, многогранные и революционные роли в то время, когда изображение смываемого унитаза на экране считалось слишком рискованным.Когда еще женщина могла сыграть злодея? Когда еще женщина могла быть откровенно сексуальной? И когда еще секс мог быть изображен как такой вопиющий инструмент власти и удовольствия, так совершенно отделенный от деторождения и материнства?

    И по мере того, как современные рассказчики переосмысливали архетип с все более сочувствующей линзой, он сдвигался. К 1990-м годам — ​​эпохе перелома для эротического триллера — роковые женщины обычно становились героями, а не злодеями своих собственных историй. Взять, к примеру, печально известного скрещивающего ноги Шэрон Стоун в фильме Basic Instinct 1992 года, или выступление Линды Фиорентино, которое должно было быть номинировано на «Оскар» в фильме « The Last Seduction » 1994 года, или выступление Ким Бейсингер, которое фактически выиграло ее-ан- Оскар в 1997 году в фильме L. A. Конфиденциально. . По большому счету, мужчины в этих историях все еще остаются несчастными обманщиками, но на этот раз нас приглашают посочувствовать и подбодрить женщин, которые достаточно сообразительны, чтобы их эксплуатировать.

    И когда архетип роковой женщины сместился в сторону расширения прав и возможностей женщин, некоторые женщины сразу стали им владеть. В 2002 году Брайан Де Пальма просто дублировал свой эротический триллер с участием Ребекки Ромейн « Femme Fatale », будучи уверенным, что зрители поймут стенографию. К 2011 году не меньшая культурная фигура, чем Бритни Спирс, гордо называла себя роковой женщиной на обложке своего седьмого студийного альбома.«Сексуальная и сильная. Опасная, но таинственная. Классная, но уверенная!» — написала она, раскрывая название альбома. Он может быть странно подчеркнут и написан с заглавной буквы, но для определения современной роковой женщины это не хуже любого другого.

    И это возвращает нас к Hap & Leonard , с Труди, его роковой женщиной, приводящей в движение всю историю. И в экранизации для маленького экрана, и в оригинальном литературном источнике Труди изначально ощущается как возврат к тем дням двойной компенсации , когда женщину можно было правильно идентифицировать как «проблему», как только она подошла к ней с ногами, которые заканчивались у горло.

    Но первые три эпизода Hap & Leonard показывают, что Труди — нечто более сложное. Сексуальная привлекательность — ключ к персонажу. Секс тоже. Но хотя сама Хендрикс описывает Труди как «классическую роковую женщину», она отвергла предположение, что она просто «оформляла витрину», а позже объяснила, что ее привлекла роль из-за ее сложности. «Она пытается стать лучше», — сказал Хендрикс изданию Variety . «Она осознает себя. Она знает, что немного запуталась.Она сделала много ошибок и пытается их исправить ».

    Сегодня, если вы закинете достаточно широкую сеть, вы обнаружите, что основная ДНК роковой женщины постоянно выдумывается и разрушается. Возьмите « Gone Girl », ледяной триллер, в котором роковая женщина попадает в современный распадающийся брак.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *