Не хочу работать юристом: Я не хочу работать юристом — Народный интерес

Содержание

Я не хочу работать юристом — Народный интерес

  • Куда пойти работать разочарованному юристу
  • Не хочу больше быть юристом, а хочу куда предложат
  • 7 причин не становиться юристом
  • 1) Юридическое образование не избавит вас от страха «карьерной бездны»
  • 2) Через бездну есть и другие пути
  • 3) Не идите в юристы только потому, что это престижно
  • 4) Не учитесь на юриста, чтобы порадовать родителей
  • 5) Но как же деньги?
  • 6) Не стоит недооценивать денежную стоимость ненависти к своей работе
  • 7) Не учитесь на юриста, если думаете, что это «отличная специальность на все случая жизни»
  • 7 причин не становиться юристом
  • 1) Юридическое образование не избавит вас от страха «карьерной бездны»
  • 2) Через бездну есть и другие пути
  • 3) Не идите в юристы только потому, что это престижно
  • 4) Не учитесь на юриста, чтобы порадовать родителей
  • 5) Но как же деньги?
  • 6) Не стоит недооценивать денежную стоимость ненависти к своей работе
  • 7) Не учитесь на юриста, если думаете, что это «отличная специальность на все случая жизни»
  • Кто учился, но не стал юристом? (1574 просмотров)

Куда пойти работать разочарованному юристу

Вопрос карьерному консультанту:

Здравствуйте!
Ситуация такая: у меня высшее юридическое образование и стаж работы по специальности 6 лет. Последние 3 года работаю в маленькой фирме, где практически нечем заниматься, работы (в том числе и по специальности) очень мало, а развития никакого. Хочу сменить не только организацию, но и в целом сферу деятельности. Осознал, что юристом не хочу работать — в основном надоели бумаги, «писанина», и что подходят со всеми подряд вопросами, думая, что «юрист знает вообще всё».

Проблема в том, что не могу определить, куда пойти работать. Юридическое образование сейчас не пользуется особой популярностью, нужны экономисты, технари, айтишники. В продажи идти не хочу, не умею «втюхивать» людям то, что им не нужно. Можно было бы пойти куда-нибудь учиться (если понять, куда, на какую специальность), но это слишком большая потеря времени (3 года на второе высшее) и непредвиденные расходы (у меня семья и четко распланированный бюджет), и опять же где-то все это время надо будет работать, поскольку здесь сидеть и окончательно терять профессионализм бессмысленно. Заранее спасибо за советы. Константин, юрист.

КК: Добрый день, Константин.

Проблемы, о которых вы пишете, похожи на огромный спутанный клубок. Если хотите его распутать, начинайте решать каждую задачу отдельно – по одной «ниточке»:

Задача 1. Определиться с приоритетами. Вы упоминали о том, что вам в работе не нравится. А чего бы вы хотели вместо этого? Что вам сможет дать новая работа такого, чего не хватает на нынешней? Что в вашей работе должно быть обязательно, без чего вам совершенно нельзя обойтись? Определите, к чему вы стремитесь, и только после этого выбирайте варианты действий.

Задача 2. Понять, что смена профессии – это цель, которая требует для своей реализации определенных ресурсов. То есть, на нее ПРИДЕТСЯ потратить дополнительное время, деньги и усилия, ПРИДЕТСЯ учиться и нарабатывать опыт. Если вы к этому не готовы, лучше от этой цели отказаться. Тогда попробуйте сменить только свою специализацию (на другую область права) или работодателя.

Задача 3. Если решите вторую задачу, можно переходить к профориентации – то есть, найти для себя подходящую профессию. И не стоит ограничиваться только тем, что сейчас «модно» на рынке труда – мода, как известно, приходит и уходит. А вот сфера ваших способностей и интересов более постоянна, поэтому выбирайте новую профессию с учетом этих внутренних, а не только внешних факторов. Если будете заниматься тем, что нравится, и постоянно развиваться, будете востребованы на любом рынке.

Татьяна Фиппс, карьерный консультант.

Задайте свой вопрос, заполнив анкету, и получите ответ.

Не хочу больше быть юристом, а хочу куда предложат

получив хорошее образование и поработав целенаправленно 5 лет юристом, сменив 3 разных направления в этой сфере и компании соответственно , я окончательно поняла, что не хочу и не могу заниматься этой неблагодарной работой. И хотя родственники причитают, и пытаются воззвать к совести, ведь столько сил и трудов положено, а карьера так планомерно развивается, в современном мире я считаю, что возможно и надо пробовать что-то еще., чтобы «не было мучительно больно за по траченные годы». Тем более сил и нервово приходить каждое утро на нелюбимую работу нет, что за жизнь по 8-10 часов в сутки мучаться! Вопрос заключается в том, что 1) за время студенчества я много где и кем поработала, поняв что самое главное для меня работа с людьми, 2) я разносторонний творческий человек, гиперактивный, 3) пока предложений нет и в каком направлении искать я не знаю. Буду рада всем комментариям!

Рассказать друзьям

© 2019 The Village. Новости Москвы, Санкт-Петербурга. Люди, места, события. Использование материалов The Village разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам.
Прогноз погоды предоставлен OpenWeatherMap

Мы используем cookie, чтобы собирать статистику и делать контент более интересным. Также cookie используются для отображения более релевантной рекламы. Вы можете прочитать подробнее о cookie-файлах и изменить настройки вашего браузера.

7 причин не становиться юристом

Среднее время на прочтение: 11 минут, 56 секунд

Я училась на юриста. Мне понравились эти три года моей жизни. С тех пор у меня всегда была интересная и доставляющая удовольствие работа: я занималась гражданским и коммерческим правом, служила в федеральном суде, преподавала право как учитель-почасовик, а теперь пишу об интересных политических проблемах, многие из которых связаны с законами.

Наверное, поэтому люди ожидают, что на их вопрос о том, учиться ли им на юриста, я с радостью отвечу: «Да, конечно!»

И поэтому они удивляются, когда я вместо этого отвечаю: «Скорее всего, нет, только если вы не убеждены, что хотите быть юристом».

Я так говорю, потому что по прошествии лет я осознала: люди, задающие мне этот вопрос, не просят у меня совета о своей юридической карьере. На самом деле их вопрос почти всегда заключается в другом: «Избавит ли меня юридическое образование от страхов за будущее?»

И мой ответ — нет. Юридическое образование — очень хорошее решение проблем с получением лицензии на юридическую практику. Но это не лучшее решение проблем вроде «я не знаю, что мне делать в жизни», или «я боюсь, что если я займусь делом, которое мне действительно нравится, я потерплю неудачу», или «мне необходимо одобрение других людей».

1) Юридическое образование не избавит вас от страха «карьерной бездны»

Вам должен быть знаком ужас неопределенного будущего: страх, приходящий с осознанием огромного количества возможностей и вероятных опасностей, лежащих перед вами, до того многочисленных, что все они сливаются в одну огромную, пугающую бездну. И что это за слабый шум доносится из ее темных глубин? Может, это горький плач мамы вашего друга, у которого был потенциал, но он так ничего и не добился? А может, это рыдания вашей троюродной сестры, застрявшей на бесперспективной работе?

Эти страхи можно понять. Мир страшен для людей, только начинающих свою карьеру. И особенно он страшен для тех, кто задумывается, учиться ли им на юриста.

Обычно они всю жизнь довольно хорошо учились в школе, а потом получили дипломы гуманитарных специальностей в университете. В результате такие люди испытывают двойной шок от окончания учебы: они не только расстаются с образовательной структурой, в которой были так успешны, но еще и оказываются в этом новом мире будто бы без всякого порядка и без четкого карьерного пути, который есть у людей с более техническим образованием. Разумеется, от такого мир после университета может показаться ужасающей бездной.

Юридическое образование предлагает заманчивое решение. Привычная университетская жизнь продлевается еще на три года. Вместо гуманитарного диплома и неопределенности появляется профессиональная квалификация и гарантия карьеры. И более того, карьеры относительно престижной и высокооплачиваемой! (Ну или так кажется — об этом ниже).

Но на самом деле это не такое уж простое решение проблемы. Да — это выход, но дорогой и трудный. Существуют и другие пути, которые больше подходят для тех, кем движет скорее страх, чем стремление стать юристом. Стоит набраться смелости (и веры в себя!) и попробовать воспользоваться ими.

2) Через бездну есть и другие пути

Во-первых, в других профессиях тоже есть свои обозначенные пути продвижения по карьерной лестнице, хотя и не такие очевидные — и скорее всего, они не требуют, чтобы вы отказались от трех лет работы и набрали горы долгов. Если вы не поленитесь и немножечко изучите вопрос, окажется, что в любой карьере есть конкретные этапы, ведущие к определенному успеху.

Взять хотя бы профессию комедийного автора. Я специально выбрала крайний пример, потому что если вас беспокоят страхи, описанные выше, сама идея карьеры в этой области кажется несерьезной.

Но это не так. Если это то, чем вы мечтаете заниматься, есть определенные шаги, которые вы можете предпринять. Езжайте в Нью-Йорк или Лос-Анджелес. Посетите занятия в комедийном коллективе Upright Citizens Brigade. После этого попробуйте присоединиться к группе, занимающейся скетчами или импровизационной комедией. Когда вы проведете некоторое время в команде, местная публика будет знать, что вы умеете смешить, и вы сможете получить оплачиваемую работу: в качестве преподавателя комедийного искусства, в рекламных кампаниях, на комедийных сайтах вроде Funny or Die и College Humor. Вы накопите опыт, и в конце концов это станет вашей полноценной работой, может, даже в телешоу вроде Saturday Night Live или каком-нибудь ситкоме.

Вуаля — ясный путь. По которому пошли многие мои знакомые.

Да, он займет годы. Да, он требует таланта (хотя не так много, как вы думаете — вы будете поражены, когда узнаете, как практика и упорство со временем превращаются в талант). Да, вы будете на мели почти все эти годы, и, вероятно, вам придется работать на полставки или на скучных утомительных должностях, чтобы сводить концы с концами, пока вы идете к цели.

Но это не так уж отличается от юридического образования. Оно займет у вас годы. Почти все эти годы вы будете на мели (а то и хуже — будете оплачивать все расходы студенческими займами). Работа юристом тоже требует таланта, упорства и тяжелого труда. И юридическое образование, в отличие от вечерних курсов в UCB по 400 долларов каждый, оставит вас в десяти- или даже стотысячных долгах.

Суть не в том, что вы должны обязательно стать комиком. Суть в том, что карьерная бездна не настолько темна и хаотична, как кажется. Есть похожие поэтапные пути становления стартапером, журналистом, кинопродюсером, да кем угодно, при чем зачастую вовсе без диплома. Начинать с низов — не значит навсегда там остаться.

3) Не идите в юристы только потому, что это престижно

Конечно, у юридического образования есть одно очевидное преимущество по сравнению с работой «с нуля» и медленным продвижением наверх: оно с самого начала выглядит куда привлекательней. Большинство профессий требуют от вас, чтобы вы хоть какое-то время побарахтались в «аду для новичков» — все эти стажировки, выходы на замену, прием посетителей, подработки официанткой между контрактами, никак не ведущими к постоянной работе, работы для начинающих со словом «помощник» в названии, и т. д.

Такая работа — опыт, помогающий вам развить навыки и отношения. И они приносят деньги — ну или как минимум не стоят вам тысяч долларов. Но они звучат не так красиво. И это может быть очень трудно проглотить.

Иногда вам будет казаться, что вы идете в никуда, как будто вы так и будете вечно выходить на замену, принимать посетителей или подрабатывать официанткой. Всем трудно ощущать себя в тупике, но если вы умны и были успешны в учебе, это будет казаться вам еще и резким падением в статусе. «Ты учился в Гарварде. Какого черта ты теперь стираешь чью-то одежду?», — скажет вам голосок у вас в голове.

Другими словами, «Почему ты не занимаешься чем-то попрестижнее?»

Но вы должны игнорировать этот голос, потому что престиж — это просто среднее арифметическое чужих приоритетов. Конечно, приятно, когда твой выбор одобряют. Но все эти люди не станут делать за вас вашу работу, так зачем вы позволяете им выбирать ее?

Как мне однажды сказал Макс Фишер, вы должны стремиться к той работе, которой вы хотите заниматься, а не к той, о которой вы хотите говорить, что занимаетесь ей. Вы будете проводить за ней сорок часов в неделю, а то и больше, пока не выйдете на пенсию. Сделайте все, чтобы максимизировать свое удовольствие именно от процесса работы, а не от куда меньшего времени, которое вы будете проводить на вечеринках, рассказывая о своей профессии.

Я не могу вам сказать, что это за работа. Но если вы пойдете по престижному пути наименьшего сопротивления, вы рискуете сами никогда этого не узнать.

4) Не учитесь на юриста, чтобы порадовать родителей

Скорее всего, ваши родители хотели бы, чтобы вы прекратили читать эту статью прямо сейчас. Они настоятельно рекомендовали бы вам прекратить читать советы этой незнакомой переучки из Интернета и вместо этого слушать их. В конце концов, они о вас заботятся!

Но вы помните, чему мы только что научились? Не давайте никому выбирать работу за вас. Даже если это любящие родители. Поскольку то, что родители хотели бы для вас — это не всегда то же самое, что вы хотели бы для себя.

Начнем с того, что родителям, скорее всего, куда важнее ваша финансовая стабильность, чем ваше счастье. Это не значит, что оно для них совсем не важно. Они вас любят, и они хотят вам счастья. Но они ничего напрямую не получают с вашего счастья. Ваше финансовое положение, с другой стороны, прямо на них влияет. От него зависит, придется ли им вас поддерживать во взрослой жизни и сможете ли вы поддержать их, если это понадобится.

Как сказал несколько лет назад в своем великолепном очерке стартап-инвестор и консультант Пол Грэхэм, «все родители склонны быть более консервативными в отношении своих детей, нежели в отношении себя самих просто потому, что они как родители больше рискуют, чем получают выгоды. Если ваш восьмилетний сын захочет влезть на дерево, или ваша дочь-подросток решит встречаться с местным хулиганом, вы не разделите их удовольствие от риска, но если сын упадет или дочь забеременнеет, вам придется разбираться с последствиями».

И более того, родители разделяют все ваши карьерные тревоги. У них свои страхи насчет вашей «карьерной бездны». Ваши родители хотят престижа и одобрения на вечеринках. Они хотят видеть впечатленные лица друзей, когда скажут им, что вы учитесь на юриста и подаете большие надежды. Они не хотят объяснять, что вы воспользовались своим дорогим бакалавриатом, чтобы работать официанткой в чьем-то кафе, но это лишь временно.

Это не значит, что они плохие люди. Но это также и не значит, что вам надо слушать их советы.

5) Но как же деньги?

Эти беззаботные уверения, наверное, кажутся не вполне справедливыми. В конце концов, юридическое образование — не просто способ создать карьерный порядок из карьерного хаоса. Это еще и путь к прибыльной работе адвоката.

Не совсем. Верно, что многие адвокаты зарабатывают большие деньги. Но многие менее успешны, и даже те, что зарабатывают, склонны к выгоранию и нестабильности.

Я хочу подчеркнуть, что в желании зарабатывать деньги нет ничего плохого. Деньги могут быть способом не обременять семью, или дать важные возможности своим детям, или помочь тем, кому не повезло в жизни. Может быть, ваши родители — иммигранты, которые многим жертвовали ради возможностей для вас, ожидая, что ваш успех принесет стабильность всей семье в этой новой стране. Или, быть может, вы первый в семье, кто получил высшее образование, и на вас лежит бремя доказательства ценности образования, которое они вам обеспечили своей тяжелой работой.

Деньги многое значат. Но не всё. И даже если они важны для вас, юрфак — не всегда лучший путь к деньгам.

Давайте начнем с основного: диплом юриста не всегда означает, что вы получите работу юриста. Согласно Американской ассоциации адвокатов, только 71 процент выпускников-юристов 2014 года смогли получить постоянную работу по долгосрочному контракту в качестве юриста (учитывалась работа, на которую либо не брали без членства в коллегии, либо охотнее брали с дипломом юриста). Это значит, что каждый четвертый выпускник юрфака либо остался без работы, либо работал где-то, куда бы его взяли и без диплома юриста.

И даже если вы в числе 71 процента, многие юридические должности не очень хорошо оплачиваются. Адвокаты, отстаивающие интересы государства, общественные защитники и городские обвинители, как правило, начинают с зарплат около 45-50 тысяч долларов в год, и даже зарплаты старших адвокатов более чем с десятью годами опыта работы составляют только примерно 80 тысяч долларов в год. (Средняя зарплата американцев с высшим образованием составляет 56 тысяч долларов в год. — прим. Newочем) В этих цифрах нет ничего страшного, но они никого не сделают богачом — особенно если учесть крупные долги за учебу. И нельзя сказать, что такого нельзя достичь в других областях.

Частные фирмы, по крайней мере, крупные, действительно склонны платить больше. У юриста, работающего первый год, зарплата может доходить до 160 тысяч в год, а партнеры крупнейших фирм могут зарабатывать миллионы. Но такую работу трудно получить, особенно студентам, не учившимся в передовых юридических школах. И даже для студентов, которым повезло получить заветную должность, эта дорога может оказаться очень рискованной.

Большинство крупных фирм обладают структурой пирамиды, в которой множество младших юристов постепенно отсеиваются, пока не остаются несколько человек. Остальным приходится уйти. Это значит, что работа юристом в крупной юрфирме — не такая безопасная и стабильная карьера, как многие представляют.

Для большинства адвокатов она становится скорее временной остановкой на пути к другой работе — и обычно не столь прибыльной. Часто они идут в государственные структуры, либо работают корпоративными консультантами. Хоть на этих должностях и шестизначные зарплаты, первая цифра из шести — обычно единица.

Опять же, нет ничего плохого в таких зарплатах. Абсурдно было бы предполагать, что они ведут к каким-то финансовым затруднениям. Но это и не бешеные деньги — это зарплаты, которые вы можете получать в других областях, зачастую без дорогостоящих дипломов высшей степени.

И даже если вы преодолеете все препятствия и дослужитесь до партнера, это все равно не гарантирует стабильность. Партнеры всегда находятся под тяжелейшим давлением — им нужно постоянно приводить новых клиентов и искать дорогие проекты. Неспособные сделать это могут быть исключены из доли доходов фирмы или вовсе уволены.

И если вы способны поступить на хороший юридический факультет, достаточно хорошо там учиться, чтобы получить работу в престижной юридической фирме, а потом дослужиться до партнера, поздравляю: у вас есть навыки и настойчивость, с которыми вы преуспеете в любой профессии! Юриспруденция — не единственный ваш вариант.

6) Не стоит недооценивать денежную стоимость ненависти к своей работе

Когда я работала в крупной юрфирме Нью-Йорка, в кабинете недалеко от моего была женщина, которую очень уважали. Она была старше меня и прославилась за высокое качество работы. Партнеры просили у нее крупные дела. Ее карьера продвигалась очень неплохо.

Пока одним прекрасным утром она не пришла и не уволилась. И не просто из нашей компании — она ушла из профессии. Последнее, что я слышала о ней — она планировала переехать в Луизиану и открыть лавку с кексами.

И она не одинока. Хотя у меня есть друзья, которым нравится работать в сфере права, куда больше тех, кому это не нравится. И удивляться тут нечему, потому что трудно быть счастливым, когда большую часть времени ты проводишь на работе, которую выбрал, потому что она казалась безопасной, а не потому что ты хотел ей заниматься. А когда ты несчастлив, хорошо работать трудно. А юриспруденция полна людей, которые выбрали свою профессию именно по такому принципу, и которые теперь оказались глубоко разочарованы или завязли в депрессии. Даже если вы не один из них, вы с ними работаете, и их проблемы в конце концов становятся вашими.

Это повышает вероятность того, что вы повторите судьбу моей бывшей коллеги: сгорите на работе и уволитесь. Это тоже форма финансовой нестабильности, но ее часто не учитывают, когда выбирают неинтересную карьеру.

7) Не учитесь на юриста, если думаете, что это «отличная специальность на все случая жизни»

Обычно как раз в этот момент люди, просящие у меня совета, ободряюще улыбаются и говорят мне, чтобы я не беспокоилась: они просто хотят поработать в какой-нибудь фирме, чтобы оплатить долги за обучение, а потом займутся чем-нибудь поинтереснее. «Диплом юриста — это же отличный диплом на все случаи жизни! У меня будет такой богатый выбор!», — восклицают они.

Диплом юриста — не «отличный диплом на все случаи жизни». Это ложь, распространяемая родителями, которые хотят заманить детей в профессии среднего класса, и юридическими школами, которые хотят отнять у них деньги. Диплом юриста — не диплом на все случаи жизни. Это диплом юриста. Он вас не сделает дипломатом, «старшим советником» по каким бы то ни было вопросам, политиком, банкиром, соцработником, политтехнологом или кем-то

7 причин не становиться юристом

Среднее время на прочтение: 11 минут, 56 секунд

Я училась на юриста. Мне понравились эти три года моей жизни. С тех пор у меня всегда была интересная и доставляющая удовольствие работа: я занималась гражданским и коммерческим правом, служила в федеральном суде, преподавала право как учитель-почасовик, а теперь пишу об интересных политических проблемах, многие из которых связаны с законами.

Наверное, поэтому люди ожидают, что на их вопрос о том, учиться ли им на юриста, я с радостью отвечу: «Да, конечно!»

И поэтому они удивляются, когда я вместо этого отвечаю: «Скорее всего, нет, только если вы не убеждены, что хотите быть юристом».

Я так говорю, потому что по прошествии лет я осознала: люди, задающие мне этот вопрос, не просят у меня совета о своей юридической карьере. На самом деле их вопрос почти всегда заключается в другом: «Избавит ли меня юридическое образование от страхов за будущее?»

И мой ответ — нет. Юридическое образование — очень хорошее решение проблем с получением лицензии на юридическую практику. Но это не лучшее решение проблем вроде «я не знаю, что мне делать в жизни», или «я боюсь, что если я займусь делом, которое мне действительно нравится, я потерплю неудачу», или «мне необходимо одобрение других людей».

1) Юридическое образование не избавит вас от страха «карьерной бездны»

Вам должен быть знаком ужас неопределенного будущего: страх, приходящий с осознанием огромного количества возможностей и вероятных опасностей, лежащих перед вами, до того многочисленных, что все они сливаются в одну огромную, пугающую бездну. И что это за слабый шум доносится из ее темных глубин? Может, это горький плач мамы вашего друга, у которого был потенциал, но он так ничего и не добился? А может, это рыдания вашей троюродной сестры, застрявшей на бесперспективной работе?

Эти страхи можно понять. Мир страшен для людей, только начинающих свою карьеру. И особенно он страшен для тех, кто задумывается, учиться ли им на юриста.

Обычно они всю жизнь довольно хорошо учились в школе, а потом получили дипломы гуманитарных специальностей в университете. В результате такие люди испытывают двойной шок от окончания учебы: они не только расстаются с образовательной структурой, в которой были так успешны, но еще и оказываются в этом новом мире будто бы без всякого порядка и без четкого карьерного пути, который есть у людей с более техническим образованием. Разумеется, от такого мир после университета может показаться ужасающей бездной.

Юридическое образование предлагает заманчивое решение. Привычная университетская жизнь продлевается еще на три года. Вместо гуманитарного диплома и неопределенности появляется профессиональная квалификация и гарантия карьеры. И более того, карьеры относительно престижной и высокооплачиваемой! (Ну или так кажется — об этом ниже).

Но на самом деле это не такое уж простое решение проблемы. Да — это выход, но дорогой и трудный. Существуют и другие пути, которые больше подходят для тех, кем движет скорее страх, чем стремление стать юристом. Стоит набраться смелости (и веры в себя!) и попробовать воспользоваться ими.

2) Через бездну есть и другие пути

Во-первых, в других профессиях тоже есть свои обозначенные пути продвижения по карьерной лестнице, хотя и не такие очевидные — и скорее всего, они не требуют, чтобы вы отказались от трех лет работы и набрали горы долгов. Если вы не поленитесь и немножечко изучите вопрос, окажется, что в любой карьере есть конкретные этапы, ведущие к определенному успеху.

Взять хотя бы профессию комедийного автора. Я специально выбрала крайний пример, потому что если вас беспокоят страхи, описанные выше, сама идея карьеры в этой области кажется несерьезной.

Но это не так. Если это то, чем вы мечтаете заниматься, есть определенные шаги, которые вы можете предпринять. Езжайте в Нью-Йорк или Лос-Анджелес. Посетите занятия в комедийном коллективе Upright Citizens Brigade. После этого попробуйте присоединиться к группе, занимающейся скетчами или импровизационной комедией. Когда вы проведете некоторое время в команде, местная публика будет знать, что вы умеете смешить, и вы сможете получить оплачиваемую работу: в качестве преподавателя комедийного искусства, в рекламных кампаниях, на комедийных сайтах вроде Funny or Die и College Humor. Вы накопите опыт, и в конце концов это станет вашей полноценной работой, может, даже в телешоу вроде Saturday Night Live или каком-нибудь ситкоме.

Вуаля — ясный путь. По которому пошли многие мои знакомые.

Да, он займет годы. Да, он требует таланта (хотя не так много, как вы думаете — вы будете поражены, когда узнаете, как практика и упорство со временем превращаются в талант). Да, вы будете на мели почти все эти годы, и, вероятно, вам придется работать на полставки или на скучных утомительных должностях, чтобы сводить концы с концами, пока вы идете к цели.

Но это не так уж отличается от юридического образования. Оно займет у вас годы. Почти все эти годы вы будете на мели (а то и хуже — будете оплачивать все расходы студенческими займами). Работа юристом тоже требует таланта, упорства и тяжелого труда. И юридическое образование, в отличие от вечерних курсов в UCB по 400 долларов каждый, оставит вас в десяти- или даже стотысячных долгах.

Суть не в том, что вы должны обязательно стать комиком. Суть в том, что карьерная бездна не настолько темна и хаотична, как кажется. Есть похожие поэтапные пути становления стартапером, журналистом, кинопродюсером, да кем угодно, при чем зачастую вовсе без диплома. Начинать с низов — не значит навсегда там остаться.

3) Не идите в юристы только потому, что это престижно

Конечно, у юридического образования есть одно очевидное преимущество по сравнению с работой «с нуля» и медленным продвижением наверх: оно с самого начала выглядит куда привлекательней. Большинство профессий требуют от вас, чтобы вы хоть какое-то время побарахтались в «аду для новичков» — все эти стажировки, выходы на замену, прием посетителей, подработки официанткой между контрактами, никак не ведущими к постоянной работе, работы для начинающих со словом «помощник» в названии, и т. д.

Такая работа — опыт, помогающий вам развить навыки и отношения. И они приносят деньги — ну или как минимум не стоят вам тысяч долларов. Но они звучат не так красиво. И это может быть очень трудно проглотить.

Иногда вам будет казаться, что вы идете в никуда, как будто вы так и будете вечно выходить на замену, принимать посетителей или подрабатывать официанткой. Всем трудно ощущать себя в тупике, но если вы умны и были успешны в учебе, это будет казаться вам еще и резким падением в статусе. «Ты учился в Гарварде. Какого черта ты теперь стираешь чью-то одежду?», — скажет вам голосок у вас в голове.

Другими словами, «Почему ты не занимаешься чем-то попрестижнее?»

Но вы должны игнорировать этот голос, потому что престиж — это просто среднее арифметическое чужих приоритетов. Конечно, приятно, когда твой выбор одобряют. Но все эти люди не станут делать за вас вашу работу, так зачем вы позволяете им выбирать ее?

Как мне однажды сказал Макс Фишер, вы должны стремиться к той работе, которой вы хотите заниматься, а не к той, о которой вы хотите говорить, что занимаетесь ей. Вы будете проводить за ней сорок часов в неделю, а то и больше, пока не выйдете на пенсию. Сделайте все, чтобы максимизировать свое удовольствие именно от процесса работы, а не от куда меньшего времени, которое вы будете проводить на вечеринках, рассказывая о своей профессии.

Я не могу вам сказать, что это за работа. Но если вы пойдете по престижному пути наименьшего сопротивления, вы рискуете сами никогда этого не узнать.

4) Не учитесь на юриста, чтобы порадовать родителей

Скорее всего, ваши родители хотели бы, чтобы вы прекратили читать эту статью прямо сейчас. Они настоятельно рекомендовали бы вам прекратить читать советы этой незнакомой переучки из Интернета и вместо этого слушать их. В конце концов, они о вас заботятся!

Но вы помните, чему мы только что научились? Не давайте никому выбирать работу за вас. Даже если это любящие родители. Поскольку то, что родители хотели бы для вас — это не всегда то же самое, что вы хотели бы для себя.

Начнем с того, что родителям, скорее всего, куда важнее ваша финансовая стабильность, чем ваше счастье. Это не значит, что оно для них совсем не важно. Они вас любят, и они хотят вам счастья. Но они ничего напрямую не получают с вашего счастья. Ваше финансовое положение, с другой стороны, прямо на них влияет. От него зависит, придется ли им вас поддерживать во взрослой жизни и сможете ли вы поддержать их, если это понадобится.

Как сказал несколько лет назад в своем великолепном очерке стартап-инвестор и консультант Пол Грэхэм, «все родители склонны быть более консервативными в отношении своих детей, нежели в отношении себя самих просто потому, что они как родители больше рискуют, чем получают выгоды. Если ваш восьмилетний сын захочет влезть на дерево, или ваша дочь-подросток решит встречаться с местным хулиганом, вы не разделите их удовольствие от риска, но если сын упадет или дочь забеременнеет, вам придется разбираться с последствиями».

И более того, родители разделяют все ваши карьерные тревоги. У них свои страхи насчет вашей «карьерной бездны». Ваши родители хотят престижа и одобрения на вечеринках. Они хотят видеть впечатленные лица друзей, когда скажут им, что вы учитесь на юриста и подаете большие надежды. Они не хотят объяснять, что вы воспользовались своим дорогим бакалавриатом, чтобы работать официанткой в чьем-то кафе, но это лишь временно.

Это не значит, что они плохие люди. Но это также и не значит, что вам надо слушать их советы.

5) Но как же деньги?

Эти беззаботные уверения, наверное, кажутся не вполне справедливыми. В конце концов, юридическое образование — не просто способ создать карьерный порядок из карьерного хаоса. Это еще и путь к прибыльной работе адвоката.

Не совсем. Верно, что многие адвокаты зарабатывают большие деньги. Но многие менее успешны, и даже те, что зарабатывают, склонны к выгоранию и нестабильности.

Я хочу подчеркнуть, что в желании зарабатывать деньги нет ничего плохого. Деньги могут быть способом не обременять семью, или дать важные возможности своим детям, или помочь тем, кому не повезло в жизни. Может быть, ваши родители — иммигранты, которые многим жертвовали ради возможностей для вас, ожидая, что ваш успех принесет стабильность всей семье в этой новой стране. Или, быть может, вы первый в семье, кто получил высшее образование, и на вас лежит бремя доказательства ценности образования, которое они вам обеспечили своей тяжелой работой.

Деньги многое значат. Но не всё. И даже если они важны для вас, юрфак — не всегда лучший путь к деньгам.

Давайте начнем с основного: диплом юриста не всегда означает, что вы получите работу юриста. Согласно Американской ассоциации адвокатов, только 71 процент выпускников-юристов 2014 года смогли получить постоянную работу по долгосрочному контракту в качестве юриста (учитывалась работа, на которую либо не брали без членства в коллегии, либо охотнее брали с дипломом юриста). Это значит, что каждый четвертый выпускник юрфака либо остался без работы, либо работал где-то, куда бы его взяли и без диплома юриста.

И даже если вы в числе 71 процента, многие юридические должности не очень хорошо оплачиваются. Адвокаты, отстаивающие интересы государства, общественные защитники и городские обвинители, как правило, начинают с зарплат около 45-50 тысяч долларов в год, и даже зарплаты старших адвокатов более чем с десятью годами опыта работы составляют только примерно 80 тысяч долларов в год. (Средняя зарплата американцев с высшим образованием составляет 56 тысяч долларов в год. — прим. Newочем) В этих цифрах нет ничего страшного, но они никого не сделают богачом — особенно если учесть крупные долги за учебу. И нельзя сказать, что такого нельзя достичь в других областях.

Частные фирмы, по крайней мере, крупные, действительно склонны платить больше. У юриста, работающего первый год, зарплата может доходить до 160 тысяч в год, а партнеры крупнейших фирм могут зарабатывать миллионы. Но такую работу трудно получить, особенно студентам, не учившимся в передовых юридических школах. И даже для студентов, которым повезло получить заветную должность, эта дорога может оказаться очень рискованной.

Большинство крупных фирм обладают структурой пирамиды, в которой множество младших юристов постепенно отсеиваются, пока не остаются несколько человек. Остальным приходится уйти. Это значит, что работа юристом в крупной юрфирме — не такая безопасная и стабильная карьера, как многие представляют.

Для большинства адвокатов она становится скорее временной остановкой на пути к другой работе — и обычно не столь прибыльной. Часто они идут в государственные структуры, либо работают корпоративными консультантами. Хоть на этих должностях и шестизначные зарплаты, первая цифра из шести — обычно единица.

Опять же, нет ничего плохого в таких зарплатах. Абсурдно было бы предполагать, что они ведут к каким-то финансовым затруднениям. Но это и не бешеные деньги — это зарплаты, которые вы можете получать в других областях, зачастую без дорогостоящих дипломов высшей степени.

И даже если вы преодолеете все препятствия и дослужитесь до партнера, это все равно не гарантирует стабильность. Партнеры всегда находятся под тяжелейшим давлением — им нужно постоянно приводить новых клиентов и искать дорогие проекты. Неспособные сделать это могут быть исключены из доли доходов фирмы или вовсе уволены.

И если вы способны поступить на хороший юридический факультет, достаточно хорошо там учиться, чтобы получить работу в престижной юридической фирме, а потом дослужиться до партнера, поздравляю: у вас есть навыки и настойчивость, с которыми вы преуспеете в любой профессии! Юриспруденция — не единственный ваш вариант.

6) Не стоит недооценивать денежную стоимость ненависти к своей работе

Когда я работала в крупной юрфирме Нью-Йорка, в кабинете недалеко от моего была женщина, которую очень уважали. Она была старше меня и прославилась за высокое качество работы. Партнеры просили у нее крупные дела. Ее карьера продвигалась очень неплохо.

Пока одним прекрасным утром она не пришла и не уволилась. И не просто из нашей компании — она ушла из профессии. Последнее, что я слышала о ней — она планировала переехать в Луизиану и открыть лавку с кексами.

И она не одинока. Хотя у меня есть друзья, которым нравится работать в сфере права, куда больше тех, кому это не нравится. И удивляться тут нечему, потому что трудно быть счастливым, когда большую часть времени ты проводишь на работе, которую выбрал, потому что она казалась безопасной, а не потому что ты хотел ей заниматься. А когда ты несчастлив, хорошо работать трудно. А юриспруденция полна людей, которые выбрали свою профессию именно по такому принципу, и которые теперь оказались глубоко разочарованы или завязли в депрессии. Даже если вы не один из них, вы с ними работаете, и их проблемы в конце концов становятся вашими.

Это повышает вероятность того, что вы повторите судьбу моей бывшей коллеги: сгорите на работе и уволитесь. Это тоже форма финансовой нестабильности, но ее часто не учитывают, когда выбирают неинтересную карьеру.

7) Не учитесь на юриста, если думаете, что это «отличная специальность на все случая жизни»

Обычно как раз в этот момент люди, просящие у меня совета, ободряюще улыбаются и говорят мне, чтобы я не беспокоилась: они просто хотят поработать в какой-нибудь фирме, чтобы оплатить долги за обучение, а потом займутся чем-нибудь поинтереснее. «Диплом юриста — это же отличный диплом на все случаи жизни! У меня будет такой богатый выбор!», — восклицают они.

Диплом юриста — не «отличный диплом на все случаи жизни». Это ложь, распространяемая родителями, которые хотят заманить детей в профессии среднего класса, и юридическими школами, которые хотят отнять у них деньги. Диплом юриста — не диплом на все случаи жизни. Это диплом юриста. Он вас не сделает дипломатом, «старшим советником» по каким бы то ни было вопросам, политиком, банкиром, соцработником, политтехнологом или кем-то

Кто учился, но не стал юристом?

(1574 просмотров)

Кто получил диплом юриста, но не работает юристом? Кем вы теперь работаете? Не жалеете, что не по специальности?
Я выучилась, даже три года проработала, но поняла, что это для меня ужас, я прямо тряслась как не хотела работать в суде/адвокатом/ корпоративным юристом, поэтому проработала в нотариальной конторе юрисконсультом. Но там как конвеер и оч. нервно, хотя мне нравилось именно с гражданами решать их мелкие задачи.
Потом декрет, удобная работа офис-менеджером(рядом сад, теперь уже школа, отпускают и т.д) , а вот теперь не знаю куда податься. Там без преспектив, да и не хочеться мне в офисе работать больше. Я всегда хотела работать с людьми и причем ничего у них не отнимать и не делить, а помогать, разговаривать, ухаживать..Мне 33 года, давно у меня сидит в голове, что я больше пригожусь на социальных работах, вот думаю если пойду в медучилище на медсестру, это вообще реально или бред? Кто-то так менял высшее на среднее, не пожалели? Ответить

У мення вот такая ситуация. Тоже 33 года, отучилась в юр вузе, аспирантура не закончена, бросила. Вышла замуж, родила и так и не работала по профилю. Мысли такие же как у Вас, не мое это, тоже была тяга к цивилистике, но специализация была государственное право. Я так и сижу, ничего не меняю, не могу прийти к согласию с собой в освоении новой профессии. Ответить

я тоже на юриста отучилась в том году закончила заочку,будучи в отпуске по уходу за ребенком.До этого работала в другой совсем сфере-продажи.Но мне как раз интересна вся эта сфера,но страшно куда-то даже пробовать идти,т.к. уверенна,что знаний у меня ну очень мало.А вот в офис-продажи возвращаться совсем не хочется,как страшный сон вспоминаю.Глупый наверное вопрос,но без отличных знаний в юриспруденции нечего делать? Ответить

Сейчас да, без знаний не прорвешься, ну если только по блату, потому что бешенная конкуренция выпускников из приличных ВУЗов и очных курсов,плюс возрастная конкуренция. Это меня тоже окончательно остановило от возвращения в «юристы». Ответить

Я такая.
Только я все же поработала юристом и немало лет, правда с перерывами на 2 декрета. Ненавижу эту работу, так и не смогла привыкнуть, сломать себя.
У меня есть диплом медсестры (в юности хотела врачом быть, да не поступила в ВУЗ), сейчас занимаюсь его восстановлением (получением сертификата для работы) и вперед (точнее назад ) в реанимацию!
Автор, совсем это не бред, только учитывайте, что з/п очень маленькие у медиков. и учитесь уж лучше не на м/с, а на акушерку или фельдшера. ИМХО. Ответить

Спасибо!
Я тоже оч. хотела быть врачом всегда — мама врач. Но так как я была оч. послушной девочкой, то как на семейном совете решили, что нам в семье не хватает юриста, так я и пошла. Учиться было оч. интересно, но в практике на работе я себя не нашла. Я довольно таки скромный и миролюбивый человек и выгрызать зубами победы в судах, бороться за миллионы ООО — не мое. Я люблю людей выслушать, помочь, приободрить и очень люблю медицину
Меня мой возраст 33г. смущает и то, что надо учиться 3 года, а на фельдшера 4-ре. Буду уже старухой и в медицину не возьмут! А я тк и хотела именно либо на акушерское либо на фльдшерское. Про зарплаты у медиков — я знаю Но мне оч. нравиться то, что медики могут работать пока ноги держат, да и у медсестры могут всегда подработать. Главное устроиться.
Простите, а вам сколько лет? Вам не страшно, что никуда не возьмут? Тем более в реанимацию?
Я вот чего-то трушу, хотя чего? Терять то нечего. Ответить

Нет, не страшно. Реанимация — очень тяжелое отделение, туда не очень-то охотно идут работать, рук обычно не хватает. Да и есть «выходы» на работодателя, устроиться на работу помогут, чего скрывать.
Мне 35 лет, до пенсии еще ого-го сколько, еще работать и работать! Вы не комплексуйте из-за возраста, а на работу обязательно сможете устроиться, сразу после училища проще всего устроиться!
Здесь на форуме есть несколько девочек нашей же возрастной категории, акушерки — может зайдут сюда поподробнее Вам расскажут про учебу взрослых студентов и про трудоустройство. Ответить

а почему именно реанимация? я знаю, что это самое тяжелое направление. Ответить

Потому что мне наиболее интересна именно анестезиология-реаниматология (часто это совмещенные должности: м/с и на наркозы ходит, и в БИТе/ПИТе дежурит).
Еще плюсы — льготный стаж (год за полтора), отпуск больше, з/п больше.
Ответить

не знала, что там тоже льготный стаж, думала, это только к рентгенологии относится. Всегда считала. что реаниматология самая сложная в психологическом плане, нагрузка и ответвенность огромная. Да и физически тяжелая, я так понимаю, что все переодевания памперсов и ворочанье тела, промывание, кормление и т.д на реанимационной медсестре?
А насчет вашего совета -выбора фельдшер или акушерка, то думаю что акушер, т.к. очень узкая возможность, где можно работать фельдшером. Как правило только на скорой. В больнице они не нужны.. Ответить

Так надо было сразу в реанимацию идти, сейчас были бы недалеко от пенсии, а потом бы юристом поработали) Ответить

много таких знаю Ответить

Из моей группы (МГЮА, выпуск 2003) многие не стали работать юристами. В основном это девушки, осевшие дома с детьми Автор: Мумми-мама C.B. Ответить

я отучилась и не работаю по специальности.
Работаю в IT, продажи + проекты, вполне успешно. В процессе работы отучилась на нескольких тренингах и курсах. Полет нормальный, юристом точно не хочу обратно=) Автор: yeva **K** Ответить

а как вы попали в это направление IT? что вы продаете? просто для себя ищу варианты работы и выбора направления. Ответить

в студенчестве пошла работать на завод в продажи, занималась цвет. метом. Деньги нужны были очень. Продажами заниматься нравилось, но хотелось чего-то более интеллектуального =). Знакомый сказал, что есть вакансии в телеком. компании на стартовые позиции, куда берут без опыта работы непосредственно в телекоме, ушла, зарекомендовала себя, за 5ть лет работы подросла вверх по карьерной лестнице и в знаниях. Потом пригласили в крупную компанию в глобальные операторские продажи + сопровождение проектов, перешла, так тут и сижу пока)) Автор: yeva **K** Ответить

Хорошее развитие!
А вам под ваше начало не нужны без опыта? Ответить

Что, уже разлюбили медицину? Ай да Автор! Ответить

не ай, да автор, и не разлюбила медицину, а просто реально смотрю на вещи.. три года потратить на учебу это надо быть материально не зависимым.. Я пока не могу себе этого позволить.. Ответить

Ну а зачем тогда голову морочили:
«Я всегда хотела работать с людьми и причем ничего у них не отнимать и не делить, а помогать, разговаривать, ухаживать..Мне 33 года, давно у меня сидит в голове, что я больше пригожусь на социальных работах, вот думаю если пойду в медучилище на медсестру, это вообще реально или бред? Кто-то так менял высшее на среднее, не пожалели?»

Или Вы проситесь в «в IT, продажи + проекты», чтобы «помогать, разговаривать и ухаживать»?

Так и писали бы честно — «как юрист я полный ноль, ни хрена не умею, устроиться бы хоть куда-нибудь. «

А насчет материальной независимости и «потратить 3 года на учебу» — существуют и вечерние отделения в медучилищах, специально для работающих. Да и учась на дневном, люди ухитряются работать! Было бы желание и цель — и все возможно. Ответить

и что бы я без ваших «умных» комментариев делала.
не засоряйте топик.. Ответить

Так все же вопрос-то в чем? Идти ли в медицину? Если всю жизнь мечтали об этом — идти, конечно
Или куда можно устроиться работать с юридическим образованием? В кадровика можно переквалифицироваться, например. Не уверена, но может быть можно преподавать «основы права» или т.п. в школе или в училище. Автор: Мумми-мама C.B. Ответить

вопрос в положительных примерах. мне оч. хочется координально изменить профессию, медицина мне оч. близка, но это сделать оч. страшно.. а вдруг опять ошибусь? нет у меня золотой подушки, чтоб так ошибаться, с другой стороны примеры изменения профессии очень стимулируют..
про сферу IT- просто интересно стало в теории..
А кадровиком то можно стать -это понятно. Право преподавать думаю нет, т.к. нет корочки преподавателья.
Но как говорят, если б представить что у меня финансовая стабильность, то кем бы вы стали — я сразу представляю медицину. Ответить

Другие статьи:

  • Судебные приставы р башкортостан Управление Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан напоминает Управление Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан напоминает, что в отношении граждан, у которых имеется задолженность по кредитным платежам, суд […]
  • Требования предъявляемые к экстрагентам 2.Теоретические основы метода изолирования, уравнение Гендерсона. Этапы изолирования токсикантов из биологического материала. Большинство «нгелетучих» ядов, являясь слабыми кислотами или слабыми основаниями, способны существовать в водном растворе в виде […]
  • Продажа авто в казахстане налог Как жителю Казахстана купить авто в России и не нарваться на мошенников Добро пожаловать на Дром ру! Вы находитесь на самом популярном автосайте России, посещаемость более 1 млн человек в день, доска объявлений содержит более 500 тысяч объявлений о продаже авто […]
  • Договор дарение квартиры родственнику 2019 Дарение квартиры между близкими родственниками С помощью договора дарения одна сторона имеет право передать другой стороне собственное имущество. Отличительной стороной сделки является безвозмездность, так как взамен даритель ничего не имеет права требовать. Чаще […]
  • Приказ 80н 15 августа 2008 Приказ Минфина РФ от 15 августа 2008 г. N 80н «О Порядке ведения сводного реестра главных распорядителей, распорядителей и получателей средств федерального бюджета, главных администраторов и администраторов доходов федерального бюджета, главных администраторов и […]
  • Ходатайство о привлечении в качестве представителя образец Ходатайство о допуске представителя Рассмотрим, кого можно привлечь к участию в судебных делах и как правильно составить и подать или заявить ходатайство. Кто может являться представителем Согласно ст. 49 ГПК РФ, представлять интересы граждан в суде могут любые […]
  • Заявление на квоту по московской области Квоты на РВП в Московской области Я подавал квоту на рвп в московской области, регистрация по месту пребывания имеется, но мне было отказано в квоте, пояснив тем, что я должен ехать по месту прописки супруги, супруга и дети являются гражданами РФ,работаем и живем […]

«Больше не хочу делать то, что умею». Как юрист стала продюсером рекламных роликов

Обыч­но сло­во «pivot» при­ме­ня­ют по от­но­ше­нию к стар­та­пам — оно озна­ча­ет сме­ну биз­нес-мо­де­ли, про­дук­та или сфе­ры де­я­тель­но­сти. А мы на­зва­ли так но­вую руб­ри­ку с ис­то­ри­я­ми лю­дей, ко­то­рые пол­но­стью из­ме­ни­ли свою ка­рье­ру. Ма­рия Афа­на­сье­ва во­семь лет учи­лась на юри­ста, но на тре­тий год ра­бо­ты по­ня­ла, что это со­всем не её про­фес­сия. Ста­биль­ной ра­бо­те она пред­по­чла ненор­ми­ро­ван­ный гра­фик про­дю­се­ра ре­клам­ных ро­ли­ков. В ин­тер­вью «Цеху» Ма­рия рас­ска­зала о том, как одна встре­ча по­мог­ла ей сме­нить ка­рье­ру и по­че­му так важ­но при­слу­ши­вать­ся к себе.

Тео­рия ин­те­рес­нее прак­ти­ки

Я по­лу­чи­ла юри­ди­че­ское об­ра­зо­ва­ние, к ко­то­ро­му вела очень дол­гая лест­ни­ца. Быть юри­стом я хо­те­ла все­гда, даже в дет­стве мне ка­за­лось, что это са­мая кру­тая про­фес­сия. В 16 лет я по­сту­пи­ла в кол­ледж, по­том в уни­вер­си­тет, окон­чи­ла ма­ги­стра­ту­ру — все с крас­ным ди­пло­мом без еди­ной чет­вер­ки. Так силь­но мне по­нра­ви­лась юрис­пру­ден­ция — несмот­ря на то, что в шко­ле я не очень хо­ро­шо учи­лась.

Все во­круг счи­та­ли, что из меня по­лу­чит­ся вы­со­ко­класс­ный юрист. Но ко­гда я по­па­ла на первую ста­жи­ров­ку, то по­ня­ла, что тео­рия и прак­ти­ка — это со­вер­шен­но раз­ные вещи. Ока­за­лось, мне боль­ше нра­ви­лось учить­ся, чем сфе­ра, ко­то­рую я осва­и­ва­ла.

На прак­ти­ку меня от­прав­ля­ли в де­пар­та­мен­ты гос­струк­тур. Там меня жда­ла нуд­ная си­дя­чая ра­бо­та и горы ма­ку­ла­ту­ры. Я смот­ре­ла на сво­их кол­лег и ду­ма­ла, что еще че­рез несколь­ко лет та­кой ра­бо­ты их тела обрюзг­нут, а на спи­нах по­явят­ся гор­бы. Все они были за­шу­га­ны бю­ро­кра­ти­ей. На­вер­ное, ко­гда в 20 лет у тебя го­рят гла­за от сво­ей про­фес­сии, бу­ду­щую ра­бо­ту ты пред­став­ля­ешь не так.

Несмот­ря на пер­вые разо­ча­ро­ва­ния, я по­шла в ма­ги­стра­ту­ру и устро­и­лась на но­вую ра­бо­ту. Ко­неч­но, не все было глад­ко с пер­во­го дня. Мой ку­ра­тор в один из пер­вых дней ска­зал: «Не знаю, как вам дали крас­ный ди­плом с теми зна­ни­я­ми, что у вас в го­ло­ве». Я очень рас­стро­и­лась, ведь у меня был на­сто­я­щий син­дром от­лич­ни­цы. Еще боль­ше я пе­ре­жи­ва­ла, что он прав. Уче­ба да­ва­лась мне лег­ко, но ра­бо­та — со­вер­шен­но дру­гое дело.

Про­фес­си­о­наль­ный кри­зис

Че­рез два с по­ло­ви­ной года все на­ла­ди­лось. У меня была не са­мая шаб­лон­ная ра­бо­та, я за­ни­ма­лась аут­сор­син­гом, мно­го ез­ди­ла по раз­ным ор­га­ни­за­ци­ям и про­ве­ря­ла их. Я смог­ла разо­брать­ся во всех тон­ко­стях ра­бо­ты, по­лу­чи­ла ка­рьер­ный рост и бо­лее вы­со­кую зар­пла­ту. На­чаль­ство да­ва­ло мне по­ло­жи­тель­ный фид­б­эк и меня это очень при­вле­ка­ло. Но си­сте­ма, в ко­то­рой я ра­бо­та­ла, мне по-преж­не­му не нра­ви­лась.

Сред­ний воз­раст моих кол­лег был выше 40, сре­ди них у меня не было дру­зей. Пять дней в неде­лю я была в кол­лек­ти­ве, где мне было неин­те­рес­но. К тому же я быст­ро по­ня­ла, что до­стиг­ла «по­тол­ка» и знаю ров­но столь­ко, сколь­ко буду знать всю жизнь. В на­шей уз­кой сфе­ре по­чти нет из­ме­не­ний. Мо­гут быть ка­кие-то ин­те­рес­ные слу­чаи, но они ра­зо­вые. Я не ви­де­ла ни­ка­ких пер­спек­тив, кро­ме как брать боль­ше ра­бо­ты и ра­бо­тать во­семь дней в неде­лю. Ко­неч­но, я мог­ла боль­ше за­ра­ба­ты­вать, но не все из­ме­ря­ет­ся день­га­ми. Мне хо­те­лось раз­ви­вать­ся.

Я хо­те­ла по­про­бо­вать себя в дру­гой про­фес­сии, но мне было страш­но: я во­семь лет учусь на юри­ста, у меня ста­биль­ная ра­бо­та, я хо­ро­ший спе­ци­а­лист. Мо­жет быть, я ду­маю о чем-то стран­ном? На пике этих раз­мыш­ле­ний один важ­ный на тот мо­мент зна­ко­мый ска­зал: «У тебя про­фес­сия очень се­рая, ты там ни­че­го осо­бен­но­го не до­бьешь­ся». Это была прав­да, ко­то­рая ре­за­ла гла­за.

По­сте­пен­но я до­хо­ди­ла до край­ней чер­ты: у меня уже на­ча­лись ис­те­ри­ки, по­то­му что хо­дить на ста­рую ра­бо­ту я боль­ше не хо­те­ла, а что де­лать — не зна­ла. Я на­ча­ла стрес­со­вать, ре­веть, что на меня не по­хо­же. В один день со­бра­лась и ушла в ни­ку­да.

Одна ра­бо­чая встре­ча

Я по­ду­ма­ла, чем я хочу за­ни­мать­ся, и вспом­ни­ла, что пе­ред уволь­не­ни­ем босс по­про­сил меня по­го­во­рить со спе­ци­а­ли­стом по про­дви­же­нию ре­кла­мы. Об­ща­ясь с ним, я по­ня­ла, что мне очень нра­вит­ся это на­прав­ле­ние, это по-на­сто­я­ще­му кру­то. Я ре­ши­ла, что уво­люсь и сра­зу по­зво­ню это­му пар­ню, по­про­шусь к нему на ра­бо­ту. Но сна­ча­ла я по­шла на кур­сы про­дю­си­ро­ва­ния в кино, а па­рал­лель­но рас­сы­ла­ла свое «юри­ди­че­ское» ре­зю­ме.

Из кур­сов я не вы­нес­ла ни­че­го по­лез­но­го, кро­ме осо­зна­ния, что все, что я люб­лю и умею де­лать по жиз­ни — ор­га­ни­зо­вы­вать, об­щать­ся, до­го­ва­ри­вать­ся — на­зы­ва­ет­ся од­ним сло­вом «про­дю­си­ро­ва­ние». То­гда я ре­ши­лась на­пи­сать сво­е­му бу­ду­ще­му бос­су. Я объ­яс­ни­ла, что боль­ше не хочу де­лать то, что умею, а хо­те­ла бы себя по­про­бо­вать в роли про­дю­се­ра. Вне­зап­но он при­гла­сил меня на те­сто­вые съем­ки ре­клам­но­го ро­ли­ка, я про­ве­ла там несколь­ко ра­бо­чих дней и оста­лась в ком­па­нии. То­гда я по­ду­ма­ла, что если не риск­ну сей­час, дру­го­го шан­са уже не бу­дет.

В пер­вые же дни меня жда­ли са­мые раз­ные за­да­чи. На­при­мер, в два часа ночи я ис­ка­ла, кому при­над­ле­жат пра­ва на пес­ни Pink Floyd (в пер­вый раз это было очень слож­но), а по­том экс­трен­но уеха­ла на съем­ки в дру­гой го­род. Пом­ню, мне по­зво­ни­ла мама в пер­вый ра­бо­чий день, спро­си­ла, как мне на но­вом ра­бо­чем ме­сте. А я ей от­ве­чаю: «Все нор­маль­но, еду в Уфу.» Я быст­ро втя­ну­лась в та­кой ре­жим и за два года ста­ла ге­не­раль­ным про­дю­се­ром.

Точ­но про­дю­сер

Мне ка­жет­ся, что­бы быть хо­ро­шим про­дю­се­ром, ну­жен осо­бый склад лич­но­сти. Если юри­сту до­ста­точ­но зна­ния за­ко­нов, то про­дю­сер дол­жен иметь мас­су на­вы­ков: мно­го­за­дач­ность, ор­га­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти, ком­му­ни­ка­бель­ность, стрес­со­устой­чи­вость и даже ги­пе­ро­твет­ствен­ность. При этом важ­но уметь пра­виль­но рас­пре­де­лять и пла­ни­ро­вать за­да­чи.

У меня до­воль­но боль­шая зона от­вет­ствен­но­сти, мы де­ла­ем круп­ные ре­клам­ные кам­па­нии для боль­ших брен­дов. Я уже мно­го­му на­учи­лась, хотя не могу ска­зать, что все умею, но все обя­за­тель­но смо­гу. Моя преды­ду­щая ра­бо­та по уров­ню не хуже на­сто­я­щей, толь­ко здесь дру­гая ис­то­рия — есть пер­спек­ти­вы и ка­рьер­ный рост, а так­же от­лич­ная ко­ман­да, ко­то­рую я очень ценю и люб­лю. Я уве­ре­на, что впе­ре­ди толь­ко луч­шее. Рискуй­те и не бой­тесь за­ни­мать­ся тем, что лю­би­те!

Сменить профессию: как юристы становятся гончарами, бизнесменами и психологами

Гончарное искусство

Денис Ипполитов 

Денис Ипполитов с детства любил гуманитарные дисциплины. В 11 классе он вдруг надумал поступать в Высшую пожарно-техническую школу вместе с другом. Но в итоге все же попал на юридический факультет, а потом стал работать по специальности. «Моя юридическая карьера была очень интересной и насыщенной. Я никогда не был офисным теоретиком, всегда тяготел к практике. В «Газпроме» мы участвовали в разработке логистических схем, выезжали на место, искали базы, договаривались об условиях договоров. Ощущение сопричастности к чему-то большому очень вдохновляет. К тому же у меня была большая судебная практика, в разное время приходилось буквально жить в Московском областном и городском арбитражах». Но спустя время возникло ощущение, что в рамках профессии сделано все.

Параллельно Ипполитов посещал Школу гончарного искусства Александра Поверина, которую окончил в 2011 году. «Целых шесть лет керамика не отпускала меня. В 2017 году я оставил карьеру юриста и основал гончарную мастерскую «Троицкая Керамика». Гончарное искусство – это, наверное, самая древняя известная технология человеческой цивилизации. Все стихии принимают участие в производстве керамики. Глина – это земля, землю мы растворяем водой, потом все это сохнет на воздухе, а затем обжигается в огне. Разве не романтично? Наблюдать за эмоциями людей, которые впервые садятся за круг, когда у них что-то получается, бесценно», – делится Ипполитов.

Юридическая психология

Анна Сорокина Анна Сорокина уже в школе училась в юридическом классе. «У меня даже не возникло вопросов, куда пойти, когда начался отбор желающих поступать в Институт прокуратуры МГЮА», – вспоминает Сорокина. Проучившись два года, Анна поняла, что уголовное направление не для нее. Забрала документы и заново поступила в МГУ им. Ломоносова на первый курс. С третьего курса она трудилась сначала юристом в строительном холдинге, потом год в Министерстве транспорта РФ. После выпуска Сорокина сразу попала в международную фирму Федеральный рейтинг. группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (включая споры) 4место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 19место По выручке × , где в практике сопровождения сделок с недвижимостью проработала ровно 12 лет. 

В 2013 году Сорокина охладела к юридической профессии и поступила на второе высшее в Московский Институт Психоанализа. «Параллельно с учёбой на втором высшем я проходила годовой курс по коучингу, бизнес-тренингу, курс НЛП-практик. Сначала я хотела совсем уйти из юриспруденции и стать психологом. Но потом поняла, что жалко хоронить красный диплом МГУ и опыт международного консалтинга. Я стала размышлять, как объединить опыт с новыми знаниями и принести этим пользу другим людям», – рассказывает Сорокина. 

Пришло решение – объединить юриспруденцию, психологию и бизнес. В начале 2018 года Сорокина начала проводить тренинги и мастер-классы в Noerr и от имени Noerr на внешних площадках. А 31 мая 2018 года объявила старт собственного проекта – Soft Skills Law Academy. С 1 сентября 2018 года Сорокина уволилась из Noerr и полностью посвятила себя развитию преподавания «мягких навыков» [это неспециализированные личностные, социальные и менеджерские качества, важные для карьеры. От дисциплины до умения слушать]. 

За два года на счету проекта корпоративные тренинги и мастер-классы в юридических фирмах и департаментах по всей России, видеокурсы. В 2019 году Сорокина запустила онлайн-обучение преподавателей курса Soft Skills for Lawyers со всей России. Основная цель – чтобы «мягкие навыки» были у всех студентов юрфаков.

Преподавание

Елена Орлова 

Елена Орлова решила стать юристом по совету мамы, которая работала на государственной службе. Окончила МГЮА с красным дипломом, в 2013 году поступила на работу в Верховный суд. «Я была уверена, что это навсегда. Ведь это то, к чему я стремилась», – говорит Елена. Но через год она начала чувствовать внутренний дискомфорт. «Мне стало казаться, что я будто не живу. Вроде все хорошо: престижная работа, стабильный заработок, социальный пакет, образованные коллеги. Но вкус жизни пропал. Свою внутреннюю нереализованность я сублимировала через спорт. Именно в то время я попробовала триатлон (плавание – велосипед – бег), а затем установила личный беговой рекорд на 10 км», – вспоминает Орлова. 

Она поступила на заочное отделение педагогического вуза, а спустя некоторое время наткнулась на вакансию преподавателя обществознания в сети образовательных центров, которые занимались подготовкой школьников к экзаменам. Прошла онлайн-тестирование, получила приглашение на очное собеседование. «И наступила тишина. По будням я работала в суде, а выходные проводила в педагогическом институте, слушая лекции про Древний Египет и Тутанхамона XVIII, от которых пахло плесенью и безнадегой. Не помню, сколько месяцев прошло, сколько километров я набегала в парке, но в сентябре 2015 я получила приглашение в ту самую образовательную компанию. Подготовила кусочек урока, презентацию, сделала учительскую причёску (как у Алисы Фрейдлих в «Служебном романе») и приехала в главный офис», – рассказывает Елена. После нескольких месяцев обучения ей доверили группу выходного дня. А в 2016 году она окончательно поменяла юриспруденцию на преподавание. 

Орлова преподает обществознание уже пять лет. «Два года я трудилась на образовательную компанию, а затем получила статус индивидуального предпринимателя. Я организовываю и веду очные и дистанционные занятия, преподаю в частной школе. С будущего года планирую запустить линейку курсов для школьников по основным предметам», – поделилась Орлова. Кроме того, с 2018 года она работает корреспондентом YouTube-канала Sport Vision. «Мы снимаем репортажи о спортивных массовых мероприятиях, ездим в командировки в регионы, делаем интервью и стримы с героями из сферы любительского спорта. Это прекрасное дополнение к моей основной работе», – делится Елена.

Образовательный бизнес

Дмитрий Захаров 

После окончания университета Дмитрий Захаров переехал в Москву и начал юридическую карьеру в энергетике: сначала в небольшой генерирующей компании, затем в «Совете рынка» – некоммерческой организации, которая регулирует электроэнергетический рынок. «Это была отличная работа: офис в ЦМТ с видом на «Сити», хорошая зарплата, соцпакет. В общем, все те «плюшки», к которым мы так привязываемся в крупных компаниях. Там я проработал счастливых четыре года», – вспоминает Захаров. В 2015 году ему предложили работу в «Норникеле» с антимонопольным профилем. «Сказать, что я был очень рад, – ничего не сказать! Я вырос до начальника отдела по управлению антимонопольными рисками, выиграл пару дел в Верховном суде», – рассказывает Захаров. В 2017 году он реализовывал проект по внедрению системы антимонопольного комплаенса в группе компаний «Норильский никель». «Этот процесс сильно вымотал меня морально и физически: обсуждения, совещания, согласования, замечания. Это было сложное время, нервы на пределе, здоровье тоже начало подводить. В итоге я уволился из компании в никуда», – вспоминает Захаров. 

Он отправился со своей девушкой в Индию, а к возвращению в Москву решил, что хочет заняться ресторанным бизнесом. Захаров подготовил бизнес-план и открыл кафе. Дело пошло, выручка росла. Но продержался бизнес недолго. «Меньше чем через год мы получили уведомление о расторжении договора аренды. Как бы я ни старался договориться (предлагал увеличение арендной платы в два раза, новый ремонт, что-то еще), всё было тщетно. И вот в декабре вместо подготовки к новому году мне нужно было куда-то деть кучу оборудования и мебели, попрощаться с персоналом и закрыть кафе», – вспоминает Захаров. 

Он решил завязать с общепитом и делать что-то более универсальное и независимое. У Захарова с новым партнером появилась идея создать школу, где юристов учили бы работать в цифровой среде. В ноябре 2019 году бизнесмен открыл Moscow Digital School, где планирует обучать не только юристов, но и маркетологов, предпринимателей, программистов, дизайнеров. «Сейчас мы развиваем платформу, добавляем новые функции, создаем программы и контент. Это интереснее, чем варить кофе и продавать еду», – признается Захаров.

Поддержка замещающих семей

Анна Рослякова 

Анна Рослякова выбрала юридический вуз, поскольку решила найти применение своей общительности и обостренному чувству справедливости, а еще получить качественное академическое образование. «Тогда выбор специальностей был заметно меньше, чем у нынешних выпускников. А многие профессии (например, педагог) незаслуженно считались неперспективными», – говорит Анна. Поэтому она поступила в МГЮА имени Кутафина. Начинала еще на старших курсах помощником муниципального депутата в Московской области, потом работала в сфере имущественных и земельных отношений в органах муниципального управления. 

«Еще в студенчестве я волонтером ездила в учреждения для детей-сирот и детей-инвалидов, хотела чем-то им помочь. Помогала подарками, потому что не знала, как профессионально работать с инвалидами. В 2014 году я ушла в декрет, освободилось время. Родилась идея получить второе высшее. Каким оно будет, я даже не сомневалась. Только педагогика и психология. В процессе учебы добавила дополнительное направление – дефектологию», – рассказывает Анна. 

Погружаясь в тонкости работы с детьми-инвалидами, она узнала о психолого-педагогическом и медико-социальном центре «Шанс». «И это был мой шанс! Договорилась пройти там учебную практику, а в итоге осталась работать», – вспоминает Рослякова. Сейчас она руководитель структурного подразделения Службы содействия семье и детям центра «Шанс». Эта служба занимается сопровождением замещающих семей – тех, где усыновили, взяли под опеку или в приемную семью детей. Таким родителям оказывают юридическую, медицинскую и психолого-педагогическую поддержку. «Это как скорая помощь для родителей и детей в приемной семье». А еще в службе действует Школа приемных родителей. 

А недавно Рослякова вернулась в свой вуз в новом качестве – рассказала о работе службы на кафедре семейного и жилищного права МГЮА.

Технологии

Александр Трифонов 

Александр Трифонов в 1997 году окончил юридический лицей № 6 при Академии МВД, а затем решил поступить в Академию МВД и стать там преподавателем. «Мне очень повезло, на I курсе я оказался в Молодежном союзе юристов, где погрузился в различные проекты. Далее были юридические фирмы ( Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Страховое право группа Экологическое право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Банкротство (включая споры) 2место По выручке 3место По выручке на юриста (более 30 юристов) 8место По количеству юристов Профайл компании × , Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) × , Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × и другие), где я занимался маркетингом юридических услуг и развитием бизнеса. Но через некоторое время я понял: занять высокодоходную должность в юридической фирме невозможно, если ты не партнер и не оказываешь юридические услуги», – рассказал Трифонов. Тогда он решил заниматься автоматизацией рутинных операций в юридической практике, создал несколько стартапов. 

Сейчас Трифонов занимается LegalTech-проектами. «Мы с коллегами помогаем юридическим департаментам внедрять конструктор документов. Совместно с Иваном Хауcтовым являюсь совладельцем первого LegalTech-стартапа, получившего инвестиции от Сбербанка в рамках Акселератора Сбербанка и 500 Startups. Вот эта компания. Вы удивитесь, но мы придумали, как подписывать документы за 5 минут с помощью новой электронной подписи. С 2018 года я руковожу программой повышения квалификации «LegalTech-директор», у нас уже более 200 выпускников, программа в настоящее время активно реализуется на площадке Школы права «Статут». Также у нас есть стартап по образованию для юристов – www.BeSavvy.app. Еще одно направление – консультирование LegalTech-стартапов и потенциальных инвесторов», – поделился Трифонов.   

Мода и стиль

Динара Ивлиева 

Динара Ивлиева приехала из Самары покорять Москву, дважды поступала на юрфак МГУ. Но в итоге отучилась в МГЮА и получила второе высшее образование – экономическое.

С третьего курса юрфака Динара подрабатывала помощником адвоката, а на четвертом курсе устроилась в Райффайзенбанк. «Там я трудилась пять лет. В 2010 году ушла в декрет, а когда через год вернулась, перестала чувствовать, что важна на работе», – вспоминает Ивлиева. 

«Я стала думать, что мне интересно за пределами дипломов и опыта. С 15 лет я даже мысли не допускала, что можно заниматься чем-то еще, кроме юриспруденции. Я не была модницей и не отличалась прирождённым вкусом и стилем, но меня всегда интересовал процесс преображения с помощью одежды», – говорит Динара. 

В итоге она окончила Международную академию стиля и уже больше восьми лет работает имидж-коучем, обучает будущих имидж-консультантов, ведет мастер-классы, прямые эфиры, вебинары. В марте 2020 года совместно с партнёром Ивлиева запустила линию одежды под брендом Second Skin. Ивлиева мечтает поучаствовать в Нью-Йоркской неделе моды, запустить телепроект про женщин и написать книгу.

Семейный коучинг

Дарья Сытова-Горанская Дарья Сытова-Горанская поступила в МГИМО на юриста по совету родителей. Карьеру пыталась построить в международной юрфирме. «В 2006 году с пятой попытки я устроилась во французскую юрфирму Gide Loyrette Nouel. Пожалуй, это были самые морально трудные полтора года в моей карьере. В маленькой компании было очень много политики и интриг. В отчаянии я уволилась», – вспоминает Дарья. 

Затем была работа юристом в инвестбанке «Тройка Диалог». «За 10 лет я «вырастила» 10 профессиональных юристов, которые разлетелись по корпоративному миру. Это мое главное достижение как юриста. Ну и еще обожаемый муж-юрист, с которым мы сначала были отличной командой, а потом стали отличной семьей», – рассказывает Сытова-Горанская. 

В 2014 году, после того как «Тройку» приобрел Сбербанк, Дарья решила уйти с работы. Она предпочла стать коучем, который помогает парам укреплять отношения и любовь, сохранять близость на всю жизнь. «Я очень много учусь. Сейчас создаю свой личный бренд, открыла в себе талант к писательству, активно публикуюсь. И помогаю клиентам стать счастливее. Это вам не договор аренды с «Ашаном» подписать», – говорит Сытова-Горанская. 

«Пожалуй, самое главное достижение – у меня теперь есть миссия. Я хочу, чтобы через 10 лет намного больше людей знали, как работает семейный коучинг, чтобы партнеры строили свои отношения хорошо и осознанно. И чтобы как можно меньше было разрушенных семей, разочарованных в любви людей и «воскресных» мам и пап», – говорит Дарья.

Сообщество

Александр Федоров 

Мама Александра Федорова в период перестройки занималась народным контролем, то есть с представителями власти ходила по магазинам и смотрела, где и какие нарушения. Например, как прячут дефицитный товар и обвешивают покупателей. «Мне было 10–11 лет. Меня поразило, что творится, и я захотел работать в сфере справедливости, то есть юристом. Поэтому окончил сначала юридический колледж, потом МГЮА», – рассказывает Федоров. Он три года работал в аппарате Арбитражного суда города Москвы, два года в Минимуществе, пару лет в фирме, специализирующейся на банкротстве. После нее занимал уже партнерские должности в юркомпаниях и сохранял практику представления интересов в арбитражных судах и урегулирования долгов. 

Сейчас он запустил сервис «Судебный экспресс», который обслуживает юристов в АСГМ. «Наши клиенты узнают из здания суда на Тульской об очередях на вход, задержках и отменах судебных заседаний. Мы можем выяснить любую информацию по делу», – рассказывает Федоров. Цель проекта – на каждом этаже иметь по сотруднику, который бы в режиме реального времени отвечал на все запросы юристов. 

Еще один проект Федорова – сообщество LawParty. «С его помощью юристы находят себе новых знакомых. У нас команда из пяти человек. Каждую субботу в этом году мы проводим завтраки юристов, по средам у нас выступают коллеги из других юрисдикций (США, Испания, ОАЭ, Латвия, Украина, Белоруссия) или проводится обучение по смежным направлениям (ораторское искусство, навыки переговоров и т. д.). В ближайших планах провести онлайн-конференцию русскоязычных юристов», – делится Федоров. 

Психотерапия

Алена Чечулина 

Алёна Чечулина родилась в семье юристов, её с детства окружала «юридическая» атмосфера, поэтому после школы она приняла решение пойти по стопам отца. Чечулина отучилась на юридическом факультете Международной Академии. В 2003 году она стала стажёром адвоката, а в 2004 году сдала экзамен на статус и начала работу в Первой адвокатской конторе МГКА. 

«Адвокатуру я считала своим призванием. Вела гражданские, арбитражные и уголовные дела. Я была во всех изоляторах Москвы и во многих регионах, бралась за серьезные уголовные дела», – вспоминает Алёна. Но также ей всегда была интересна психология: «Получая первое юридическое образование в 1997–2002 годах, я читала запоем психологическую литературу (Фрейда, Юнга, Берна)». 

В 2011 году Алёна вела очень сложное уголовное дело. «Затрачено было столько моральных сил, что в какой-то момент я поняла: мне нужна помощь. И я пошла получать второе высшее образование по специальности «клинический психолог». Изначальной целью было помочь самой себе и вытянуть себя из кризиса. Помимо второго высшего я также осваивала эриксоновский гипноз, арт-терапию, телесно-ориентированную терапию и так далее», – делится Чечулина. 

К 2015 году она получила специализации по многим направлениям и стала тренером НЛП, а также преподавателем семинаров по общим дисциплинам. Сейчас Алёна работает с клиентами как психолог и тренер НЛП, а также преподает в Институте психотерапии и клинической психологии. 

Режиссура

Алина Апарина 

«Я еще в школе знала, что юриспруденцию не люблю. Но юрфак МГУ все равно стал лучшим периодом жизни. Там я создала свою театральную студию, которая работает до сих пор, но уже как независимый театр», – вспоминает Алина Апарина. Еще во время учебы она получила работу в компании по производству оружия, а после получения диплома ушла в консалтинг. Затем попала юристом в сферу кино, а потом в event-бизнес. «Это был сложный, но классный период. Я писала концепции, создавала мероприятия. Параллельно коллега предложила пойти поучиться на режиссера кино. И я поступила во ВГИК. В мастерскую Владимира Аленикова», – рассказывает Апарина.

Сейчас она работает режиссером кино и мероприятий. «В копилке – победы на фестивалях и картина, которую «Аэрофлот» купил для показа на рейсах. А еще мы с партнерами создали небольшую киношколу», – делится Апарина.

Наши в городе: легко ли российскому юристу трудоустроиться за границей

Англия

Чтобы работать юристом (солиситором или барристером) в Англии, потенциальный кандидат должен свободно владеть английским языком. Знание других языков будет дополнительным бонусом. Приглашённый профессор университета Вестминстер, российский адвокат и английский солиситор Дмитрий Гололобов рассказывает: специалисту из России придется сначала квалифицироваться: отучиться в Англии, устроиться на стажировку и пройти ее, сдать несколько экзаменов и хорошо зарекомендовать себя, чтобы остаться в той же фирме уже в качестве сотрудника. При этом существует проблема недостатка стажерских мест, которую давно и безуспешно пытается решить все юридическое сообщество Англии. Поэтому большинство юристов работает помощниками или на околоюридических специальностях. «Известность, PR, участие в благотворительности и в громких событиях иногда все же играют положительную роль. Хотя в целом карьеры и повышения в Англии куда медленнее и поступательнее, чем в России», – отметил Гололобов. Юрист лондонского офиса Bryan Cave Leighton Paisner Надя Хаббак объяснила: крупные юрфирмы проводят достаточно сложный отбор потенциальных кандидатов на должности стажеров, который включает в себя собеседование и тестирование. Оцениваются не только интеллектуальные способности, но и навыки работы в команде, а также коммуникативность. Если после окончания стажировки встает вопрос о трудоустройстве, юрист проходит собеседование с партнерами юрфирмы.

«Спрос на юристов со знанием российского права и русского языка есть. Хотя основным фактором скорее является образование, полученное на территории Англии, а также уровень имеющегося в России опыта работы», – говорит Хаббак. «Мне кажется, спрос на российских юристов в Англии уже давно удовлетворен», – спорит с ней Гололобов. – Из-за визовых ограничений получить образование, квалифицироваться в Англии и остаться там работать практически невозможно, если у тебя нет европейского или иного «правильного» паспорта или твои родители не могут выложить £2 млн за инвесторскую визу. Ценятся или мотивированные, молодые, готовые сутками впахивать специалисты, или опытные юристы со своими клиентами. При этом самые популярные практики – IP, IT, информационная защита, безопасность технологий. Конечно, крупная юридическая фирма может пригласить к себе «суперзвезду» из России, но исключительно в разовом порядке: масштабных российских сделок давно уже нет и в скором времени не предвидится», – считает Гололобов. 

– примерно столько получают юристы в Англии

Средняя зарплата юриста в Лондоне сейчас составляет £67 616 в год (без учета налогов). По словам Гололобова, крупные американские фирмы с офисами в Лондоне платят стажерам £40 000 в год, квалифицированные юристы получают от £100 000, а ведущие партнеры юридических «монстров» – от £1 млн (и отдают порядка 45% налогов).

Что требуется? Знание английского языка и местных законов, английское или престижное международное образование, успешное прохождение стажировки. 

Германия

В Германии более 95% юристов имеют квалификацию по немецкому праву – они официально зарегистрированы в соответствующей ассоциации юристов. «Мы стараемся рассматривать кандидатов, квалифицированных по немецкому праву, которые сдали государственные экзамены, вошли в первые 15% отличников, имеют рекомендательные письма с мест стажировки и красные дипломы по окончании вуза. Документы о дополнительных академических квалификациях (LL.M. или Dr.) приветствуются, но не являются необходимостью», – сообщил глава HR-направления Hogan Lovells в Европе (Дюссельдорф) Торстен Асхоф. При этом иностранные юристы должны иметь глубокие академические знания и в совершенстве владеть английским языком. Немецкий язык поможет им коммуницировать в команде.

Must-read

Российских юристов могут принять на работу и без квалификации по немецкому праву, но только в те практики, которые ведут проекты клиентов иностранных юрисдикций. По словам Асхофа, таких позиций довольно мало. Если они вдруг открываются, кандидаты проходят два интервью: первое проводит партнер практики, в которой кандидат желает получить должность, и сотрудник отдела кадров соответствующего офиса в Германии. На втором интервью кандидат встречается с партнерами других практик и командой своей практики. 

– примерно столько получают юристы в Германии

В качестве начальной заработной платы юристы, недавно квалифицированные по немецкому праву, могут ожидать более €100 000 в год плюс бонус за достигнутые результаты. Что касается иностранных специалистов, уровень их дохода в большей степени зависит от спроса на спецификацию. Для иностранных юристов не предусмотрена жесткая схема, как для юристов, квалифицированных по немецкому праву (они составляют > 95% всех работников).

Что требуется? Знание английского или немецкого языка, местных законов, успешное прохождение стажировки. Плюсом будет квалификация по немецкому праву (официальная регистрация в ассоциации юристов).

Голландия

«Очень важно понимать: вопросы, которые возникают у клиентов из Нидерландов, почти всегда рассматриваются на основе местного законодательства. Поэтому юристы не только должны знать местные законы, но и голландский язык, так как вся переписка и судебные разбирательства ведутся на голландском – за исключением международных арбитражей», – рассказывает адвокат АК Law&More (Нидерланды), магистр в области права Университета Амстердама Максим Ходак, который также имеет ученую степень профессионального образования в области инвестиций и финансов EHSAL Management School в Брюсселе. 

Ходак рассказал, что периодически получает заявки от российских юристов, которые заканчивают LLM-программы в нидерландских университетах: «Их привлекает, что наша адвокатская контора работает с клиентами из Евразии. Я считаю, что прохождение LLM-программы в западном вузе является очень правильным и полезным шагом для повышения квалификации российского юриста. Если есть возможность, то это обязательно надо делать». Но, по мнению Ходака, такие программы не являются окном в Европу с возможностью последующего трудоустройства на Западе.

– примерно столько получают юристы в Голландии

«Идеальные кандидаты в Нидерландах – это не юристы-вундеркинды, которые заканчивают вузы с красными дипломами, а скорее те, кто показывает работодателю здоровый баланс между своей успеваемостью в университете, социально-общественной вовлеченностью в годы учёбы, эмоциональным интеллектом. Очень часто последний вердикт кандидату выносит сам коллектив. Для этого кандидата после прохождения формальной части процедуры приглашают пообедать вместе с будущими коллегами. Если он как человек им симпатичен, его принимают на работу», – сообщил Ходак.

Что требуется? Знание голландского языка и местных законов, степень LLM в голландском или престижном международном вузе.

Израиль

Адвокат, президент израильской русскоязычной адвокатской коллегии «Эли (Илья) Гервиц» Эли Гервиц рассказал: чтобы работать по юридической специальности, нужно быть членом Израильской адвокатской Гильдии. Она в Израиле одна и является монополистом – как и адвокаты являются монополистами в сфере предоставления юридических услуг (за несущественными исключениями). Кстати, адвокатами в Израиле называют в том числе обвинителей и прокуроров, которые тоже входят в адвокатскую Гильдию. Предоставление юридических услуг не адвокатами является уголовным преступлением.

Чтобы вступить в эту Гильдию, нужно сдать девять экзаменов по профилирующим предметам, связанным с законодательством Израиля, и после этого пройти стажировку у адвоката – действительного члена Израильской коллегии адвокатов. Министерство алии (репатриации евреев в Израиль) и интеграции организует курсы подготовки к этим экзаменам. Курсы проводятся ежегодно двумя семестрами и включают в себя различные предметы по законодательству Израиля. Начиная со вторых курсов, кандидаты принимают участие в их частичной оплате, первые курсы полностью субсидированные. Занятия проходят в вечернее время, учащиеся имеют право на компенсацию транспортных расходов в соответствии с установленными министерством положениями. После получения допуска к экзаменам по израильскому законодательству нужно получить разрешение на работу.

«В Израиле очень локальное право – «мы живем на острове». С другой стороны, Израиль ориентирован на экспорт, поэтому в больших фирмах некоторый спрос на юристов с зарубежным образованием и опытом присутствует – но это в первую очередь американский и европейский опыт. Также не стоит забывать: мир становится все более и более глобальным – не только программисты работают удаленно, но и юристы», – считает Гервиц.

– примерно столько получают юристы в Израиле

Доходы адвокатов в Израиле очень волатильны. «Стажеры часто начинают с минимальной заработной платы. У наемных адвокатов в частном секторе зарплата зависит от размера фирмы: в больших фирмах она заметно выше, чем в маленьких, но продолжительность рабочего дня напоминает анекдоты про американских адвокатов. Зарплата судьи намного меньше, чем зарплата адвоката того же уровня – но очень высок социальный статус. Других доходов, кроме преподавания и написания книг, у судей нет. Чтобы получать большие доходы, нужно рисковать, открывая свою адвокатскую фирму. Важным фактором, понижающим доходы юристов, является то, что плотность адвокатов на душу населения в Израиле вышла на первое место в мире почти 20 лет назад и с тех пор ситуация только ухудшается», – резюмировал Гервиц.

Что требуется? Знание местных законов, иврита или английского языка, членство в Израильской адвокатской Гильдии (для его получения нужно сдать девять экзаменов и пройти стажировку у адвоката).

Белоруссия

Как рассказал основатель и управляющий партнер белорусской юридической компании REVERA Дмитрий Архипенко, в Белоруссии юрконсультанты делятся на два вида:

  • юристы-хозяйственники – оказывают услуги на основании лицензии. Могут сопровождать клиентов во всех вопросах, связанных с бизнесом, за исключением представления интересов в судах;
  • адвокаты – их деятельность регулируется Республиканской коллегией адвокатов.

Для того чтобы получить лицензию юриста-хозяйственника, нужно иметь три года стажа после получения высшего юридического образования. Работать можно в форме ИП или в юрфирме. Чтобы последней получить лицензию, нужно иметь в штате не менее двух юристов со стажем свыше трех лет у каждого.

Для работы адвокатом нужно иметь стаж не менее трех лет, пройти стажировку в адвокатуре и сдать экзамен. После этого есть возможность практиковать в статусе адвоката индивидуально, или в составе адвокатского бюро, или в рамках юридической консультации при коллегии адвокатов. 

«Правовые системы России и Белоруссии имеют различия, и с российским образованием проблематично сразу начать практиковать по белорусскому законодательству. Однако небольшой спрос на юристов с российским образованием в юрфирмах Белоруссии все же есть – хотя тут речь идет скорее о сферах, не сильно завязанных на белорусском праве. Например, ценятся юристы с опытом в сделках M&A, ориентирующиеся в английском праве, разбирающиеся в обороте криптовалют (сделки с криптовалютами, ICO), в области международного финансирования (размещение облигационных займов, выпуск депозитарных расписок). При этом надо отметить: в силу того, что эти вопросы не имеют массового характера, спрос на них небольшой. Достаточно системным выглядит лишь спрос на IT-юристов», – сообщил Архипенко. По его словам, основной костяк в белорусских юрфирмах – это выпускники юридического факультета или факультета международных отношений Белорусского государственного университета. Приоритет имеют те, кто получил степень LLM. На уровне старших юристов и партнеров ценится окончание программ МВА. 

– примерно столько получают юристы в Белоруссии

Зарплаты в белорусских юрфирмах крайне разнятся. «Если мы говорим о юристах-инхаусах, то в среднем они получают от $300 (юристы в госучреждениях или в частном секторе, занимающиеся простыми вопросами) до $3500 (юристы в IT-секторе). Зарплаты свыше $3500 – это единичные случаи. Что касается оплаты в юридических фирмах, можно говорить о примерно такой же вилке: $300–400 (стажер, помощник юриста) до $3000 (старший юрист). Зарплатные партнеры получают $3000–5000. В последнее время наметился рост зарплат», – рассказал Архипенко.  

Что требуется? Юридическое образование (можно российское), знание местных законов и три года стажа по специальности. Для работы юристом-хозяйственником также нужна лицензия, для работы адвокатом – успешное прохождение стажировки и сдача экзамена.  

Как стать юристом в США

High School

О том, как стать юристом в США, следует задумываться уже в старшей школе и активно готовиться к поступлению на профильный факультет. Желательно продумать и специализацию, в которой вы бы хотели развиваться. Это поможет составить четкий план и следовать ему, а, значит, и добиться успеха. Так вы сможете выбрать наиболее подходящие программы и наиболее подходящий вуз,
который даст лучшую подготовку в конкретном направлении права.

Также важно понимать, что некоторые юридические школы запрашивают данные не только о колледже, но и о старшей школе, поэтому лучше иметь наивысшие оценки и достижения, которые помогут выделиться среди других кандидатов.

College

Поступление в колледж и выбор курсов должен включать обязательные для дальнейшего поступления в юридическую школу. Однако, помните, что в этот период жизни вы вправе изучать все, что хочется. Повышайте эрудицию, совершенствуйте навыки критического и аналитического мышления, исследовательской деятельности и всего, что может понадобиться в карьере.

Независимо от специализации в колледже, есть три фактора, которые будут иметь значение при поступлении в юридическую школу:
— GPA,
— LSAT (или GRE),
— внеклассные занятия.

Средний балл и результаты тестов покажут ваш академический уровень в контексте конкретного вуза и в масштабах страны. А внеклассные занятия покажут ваши интересы и увлечения.

LSAT – это универсальный стандартизированный тест для поступления в юридическую школу, а GRE – это общий экзамен для поступающих на магистратуру. Некоторые юридические школы начали принимать и его результаты, чтобы предложить более гибкие условия поступающим. Этот тест подходит тем, кто не определился с дальнейшей дорогой: юридическая школа или магистратура. Но, если вы четко уверены, что будете поступать в юридическую школу, лучше сдавать LSAT. Для подготовки к этому тесту некоторые студенты проходят частные курсы, другие занимаются самостоятельно. Он сложен и необычен, включает логические головоломки и
вопросы и требует серьезной подготовки. Сдать его можно только четыре раза в год, поэтому планируйте заранее, чтобы иметь возможность пройти его повторно.

Активная внеклассная деятельность также имеет большое значение – реализуйте свои лидерские качества, занимайтесь дебатами, организационной деятельностью на кампусе или откройте свой клуб – специфика неважна, главное – продемонстрировать увлеченность определенным занятием и готовность активно развиваться в этом направлении.

Law School

Успешно пройдя все тесты и проведя обширную работу, вы все-таки попали в юридическую школу своей мечты. Что же ждет вас здесь? Юридическая школа в США предлагает, как правило, обучение на протяжении трех лет, которое завершается Bar Exam в штате, в котором вы собираетесь практиковать.

Первый год обычно становится самым сложным для студентов. Они часами читают дела, изучают материалы и готовятся к анализу дел в аудитории. Формируются учебные группы, которые помогают изучить весь материал. В большинстве случаев, оценки выставляют по результатам итогового экзамена в конце года.

Летние каникулы лучше провести, стажируясь в фирме по интересующей специализации. Это даст возможность вернуться туда на стажировку в следующем году. Попасть на эту стажировку непросто – потребуется пройти собеседование в несколько этапов, но иногда некоторые фирмы сами приглашают студентов на собеседования, даже в другие города. Регулярные стажировки позволят наладить связи и претендовать на место в штате сотрудников после выпуска.

Экзамены на право осуществлять юридическую практику различаются в разных штатах. Выпускник получает возможность сдавать их в течение года после окончания вуза. Успешно пройденный Bar Exam дает возможность работать юристом в выбранном штате. Но, вы можете сдать такой тест и в других штатах, расширив границы карьерных возможностей.

«Первые лет пять в судах вас будут возить мордой по столу»: кому не стоит поступать на юрфак

Кадр из фильм «Лжец, лжец»

20 лет назад я поступила на юрфак. Иногда я спрашиваю себя — почему и зачем, чёрт возьми. Причина в том, что после окончания школы я практически ничего не знала о том, какие профессии существуют в мире, плохо понимала свои возможности и тем более не понимала, кто такие юристы.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Никто мне не объяснил, что профессия — это не только способ заработать на еду, но и дело твоей жизни, на которое ты почти всю жизнь и потратишь. У меня самой в то далекое время сообразительности на это не хватило.

Я хочу объяснить, почему именно вам, может быть, не стоит пытаться стать юристом. Должна отметить, что мои знания о юридической профессии не всеобъемлющи. Если в сфере гражданского права я ориентируюсь неплохо и много где поработала, то с уголовным всё гораздо хуже. Поэтому я расскажу вам о том, что знаю хорошо, о гражданско-правовой сфере.

Итак, юристов, которые работают в сфере гражданского права, можно условно разделить на две основные категории: юрисконсульты и судебные юристы.

Какие качества обязательно должны быть у юрисконсульта

Юрисконсультов ещё часто называют договорниками или договОрными юристами, потом что 90% их рабочего времени тратится на вычитывание и правку договоров. Про этих юристов широкая публика мало что знает, потому что про их труд не снимешь кино.

Сериал о таком юристе обречён стать самым унылым сериалом в мире. Сидит себе чувак за компом весь день, пишет, пишет, иногда с кем-то ругается по телефону

Естественно, что эта работа для людей, у которых «железная задница». Потому что всю свою рабочую жизнь они проводят, сидя за компьютером. День за днем. Это невозможно для тех, кто плохо переносит рутину и любит быть в движении.

Следующее архиважное качество — внимательность. Одна строчка, да что там строчка, одно слово в договоре может стоить бизнесу очень дорого. А договоры, между прочим, бывают и по 50 листов, и по 100, и по 300. И сделать их нужно было «ещё вчера». Конечно, каждый человек совершает ошибки. Но один сделает одну ошибку на кило договоров, а другой — двадцать. Если вас ругали в школе за невнимательность, если вы за это огребали регулярно от учителей и родителей, то хорошо задумайтесь.

Ещё одна любопытная и часто встречающаяся особенность юрисконсультов — это убеждённость в том, что на любой вопрос есть один-единственный правильный ответ. Хотя судебная практика обычно на один вопрос дает, как минимум, два ответа, легкокрылая надежда нас не покидает… Настоящий юрист в поисках правильного ответа перевернет тонны проф.литературы и найдет его! Эти святые люди верят, что существует в этом несовершенном мире какой-то идеальный документ или идеальный договор. И всякую бумажку, которая попадает в руки, юрист стремится приблизить к идеалу.

Упрощённой версией этого качества будет канцелярский перфекционизм, то есть стремление всё красиво и правильно оформить. Как вы ведёте свои ученические тетради? У вас есть несколько ручек разных цветов, одним вы аккуратненько пишете заглавие, другим цветом — текст, ещё одним подчеркиваете важные мысли. Если да, то у вас есть шанс стать хорошим юристом.

Самые умные и успешные юристы получаются из людей, стремящихся во всем докопаться до сути. Сначала им приходится заниматься рутиной, как и всем остальным. Но благодаря искренней увлеченности юриспруденцией как наукой, поиску новых решений, продвижению себя в юридической литературе (профильных журналах) и получению дополнительного образования за границей, умники и умницы становятся партнерами в адвокатских и консалтинговых конторах. Они в итоге занимаются сложными, иногда малоперспективными, но в любом случае очень хорошо оплачиваемыми делами крупных фирм.

Еще одно базовое качество для юрисконсульта — высокий уровень тревожности

Потому что основная функция юрисконсульта — это сидеть и придумывать риски, которые теоретически могут возникнуть в той или иной ситуации, и включать в договор условия, которые помогут избежать этих рисков.

Если перед тем, как уйти из дома, вы перекрываете газ и выдёргиваете из розеток все бытовые приборы, если вы боитесь ехать в Египет и Турцию, боитесь плавать в море, потому что там вас наверняка за пятку укусит акула, боитесь продавать вещи на Avito, потому что вдруг покупатель придет к вам домой, убьёт вас и украдёт кредитку, то у вас как раз высокий уровень тревожности.

Если у вас низкий уровень тревожности, вы человек безалаберный (по мнению окружающих), хороший юрисконсульт из вас не получится. Руководство ценит юрисконсультов за то, что те защищают их от воображаемых рисков, реальный шанс наступления которых может быть вполне весомым, а может — стремиться к нулю. Настоящего юриста вероятность наступления рисков нисколько не волнует — и правильно, а руководство компании чувствует себя с таким специалистом как за каменной стеной.

Тревожность порождает стремление к контролю. Контроль над всем — это способ совладать со своей тревожностью. Люди, имеющие высокий уровень тревожности и стремление к контролю, наверное, получают от юридической работы глубокое удовлетворение. Потому что реализуют свои базовые личностные качества.

Какие качества нужны, чтобы стать хорошим судебным юристом

Большинство абитуриентов мыслят себя именно в этой роли. Оно и понятно. В фильмах и сериалах встречаются именно эти представители профессии. Обычно они выступают с пламенными речами в суде, сражаются за интересы сирых и убогих или, наоборот, сражаются против сирых и убогих в интересах каких-нибудь богатых мерзавцев. Откровенно говоря, роль судебного юриста и степень эффективности его работы в этих фильмах немного преувеличена.

Для судебного юриста нужны совсем не те качества, что нужны для договорного

Судебный юрист может знать понемногу обо всём. Он часто не затрудняет себя глубокой проработкой вопроса, с которым к нему обратились. Всё это происходит потому, что основная задача судебника — убедить судью в своей правоте.

Как показывает практика, для того, чтобы убедить кого-то в чём-то, совсем не обязательно приводить сложную и заумную аргументацию. Люди с даром убеждения уверены в себе, имеют хорошо подвешенный язык и быструю реакцию, могут приводить аргументы в свою пользу даже в том случае, если они их только что придумали, а иногда могут просто соврать. Как правило, это люди скорее авантюрного склада.

Если вы застенчивы и отличаетесь тугодумностью, то учтите, что вам нужно будет серьёзно поработать над собой. Точно избавиться от застенчивости и приобрести уверенный вид, научиться спорить и убеждать в своей правоте.

Первые лет пять в судах вас будут возить мордой по столу, пока вы не научитесь отвечать на нападки и ставить людей на место.

Скорее всего вы сможете быть эффективным только в какой-то узкой сфере, которую вы изучите вдоль и поперёк. И главное — у вас должна быть мотивация всё это сделать.

Вы должны хотеть оказывать влияние на людей и хотеть переубедить их

Если в глубине души вы считает, что у каждого есть своя точка зрения и каждый имеет право видеть мир так, как это ему дано природой и богами, что совершенно бесполезно пытаться навязать другому свое мироощущение, то вы явно не хотите никого ни в чём убеждать. Ведь это бессмысленно, правда?

Если же вы убеждены, что есть две точки зрения — ваша и неправильная, если вы считаете, что ваш священный долг — раскрыть глаза другим и подсказать, как сделать правильно и в чём состоит их ошибка, то, возможно, в вас горит тот огонь, который сделает из вас эффективного судебного юриста.

Теперь немного об интеллектуальных способностях юристов. Они должны быть в наличии, тут уж никуда не денешься:) Это общее требование к профессии в целом — уровень интеллекта должен быть как минимум средним. Как ни крути, это высшее образование — нужно будет много читать, многое учить практически наизусть. Поэтому желательна хорошая память. Юристы по складу ума — аналитики, нужно уметь логически мыслить и систематизировать информацию.

Кроме того, нужно более-менее прилично владеть русским языком. Литературно одаренные люди случаются среди юристов в порядке исключения, и большая часть служителей закона косноязычна (увы), но знаний должно хватать, чтобы писать без грамматических ошибок.

Возвращаясь к юридическим профессиям, помимо тех, о которых я писала выше, есть ещё судьи, всякие помощники прокуроров по гражданским делам, нотариусы. Тут углубляться не стоит. Это почти что наследственные должности. Дети нотариусов становятся нотариусами, дети судей — судьями. Иногда они меняют своих детей местами, чтобы не так бросалось в глаза. Если у ваших родителей нет административного ресурса, о карьере судьи можно не мечтать. О карьере нотариуса можно совсем забыть. Или быть готовым перегрызть семь железных хлебов и стоптать семь пар железных сапог.

Неочевидные минусы юридического образования

Если вы учились в российском вузе — работать по профессии вы сможете только в России. Нигде больше в мире вы не будете нужны. Если у вас диплом врача, программиста, повара, вы можете рассчитывать на то, что после языковых курсов и курсов переподготовки сможете работать в другой стране. На юриста-специалиста в другой стране вам нужно будет учиться заново. Исключение составляют, наверное, юристы-международники, но их доля в общем количестве специалистов ничтожно мала.

Если вы юрист, вы должны работать по специальности без больших перерывов. Если вы не работали по профессии больше полутора-двух лет по каким-то своим причинам — всё, привет, работать по профессии вас никто не возьмёт. Потому что вы отстали и не в курсе постоянно меняющегося законодательства и практики. Конечно, это не абсолютное препятствие для устройства на работу, но устроиться вам будет очень и очень сложно.

О тех, кто уходит в декрет, разговор особый. Всё-таки после декрета выходят работать на то же место в той же компании, что худо-бедно гарантировано законом. К тому же вас уже знают, и если вы себя зарекомендовали как адекватный человек и специалист, понятно, что в несколько месяцев вы нагоните упущенное и будете работать с тем же уровнем отдачи.


Думаю, что для выпускников сегодня главное — это выдержать истерику родителей по поводу поступления. Халява кончилась, нужно как можно быстрее расстаться с советскими иллюзиями о том, что надо непременно получить высшее образование, а там хоть трава не расти.

Если вы получите не то образование и не там, вы не просто потеряете пять лет жизни, но и обречёте себя на то, что всю жизнь, каждое утро вы будете открывать глаза и думать о том, что снова нужно идти на работу и делать то, что неинтересно, скучно и адски надоело.

Профессия юрист — Образовательная программа «Юриспруденция» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Ярослав Викторович Болдинов окончил Питерскую Вышку по специальности «Юриспруденция» в 2014 году. А сегодня сам преподает «Административное право» бакалаврам своей Альма-матер и работает в Конституционном суде Российской Федерации.

– О чем вы мечтали студентом, когда только поступили на юридический факультет?

– Мы с моими однокурсниками, теперь уже с коллегами, мечтали, прежде всего, о том, что  мир вокруг нас, благодаря нам и нашим усилиям, станет каким-то другим: более соответствующим нашим идеям и концепциям,  которыми мы тогда болели. Этими концепциями нас заражали наши преподаватели.

В тот момент я и несколько моих хороших товарищей были замечены нашим заместителем декана, как перспективных для занятия научной деятельностью. Это полностью совпадало с моими интересами, поскольку я любил и люблю науку. Нам с ребятами очень нравилась жизнь полная конференций, докладов и выступлений. Нравилось что-то придумывать и, естественно, был азарт проверить,  можно ли наши идеи как-то воплотить в жизнь. Хотелось попробовать превратить замыслы во что-то реальное, меняющее нашу жизнь. И профессия юриста для этого самая подходящая.

Представьте себе настольную ролевую игру DND. Она интересна тем, что там есть фигура мастера — человека, который, стараясь не слишком вмешиваться в суть игры и действия персонажей, следит за тем, чтобы правила физики этого мира сохранялись. По сути, профессия юриста – это то же самое. Только есть еще возможность эти правила физики немного менять. То есть, если ты видишь, что они мешают людям жить, у тебя есть возможность корректировать их соответствующим образом.  Мне и моим сверстникам тогда казалось, что мы все это сможем.

– А почему именно наука? Обычно многие мечтают стать известными адвокатами или о чем-то подобном.

– Меня никогда всерьез не привлекал образ большого адвоката или большого чиновника. Мне как раз всегда хотелось заниматься «тканью» моей дисциплиной как ученому, и, именно как ученому, в Аристотелевском смысле неким образом внедрять свои мысли в жизнь. Естественно я мечтал об этом, буквально был этим окрылен.

Хороший симбиоз талантливых ученых  и практиков, преподававших у нас, не давал нам превратиться в сказочников, при этом мы не становились и просто рабочими машинками, которые хорошо понимают, как это  работает, но не представляют, как могло бы быть иначе.

Подготовка и вдохновение, полученные в Высшей школе экономики, будучи студентом,  стали моим фундаментом в последующей жизни.  Вся моя карьера складывается так, что мои желания, иногда на первый взгляд невероятные,  воплощаются в реальность.  И это очень приятно. Я воспринимаю это как знак, что я иду правильной дорогой.

– О чем мечтаете сейчас?

– Знаете, наверно, это желание еще больше высунуться из окошка. Поясню. Когда ты учишься, тебе кажется, что ты хорошо понимаешь мир за окном. Потом начинаешь работать и осознаешь, что ты был знаком только с двухмерной картинкой, и она слабо отражает действительность. Вновь возникает ощущение, что теперь ты точно знаешь мир, ты же теперь не смотришь в окно, но оказывается, ты всего лишь стоишь на балконе, и ты еще не знаешь мир. Просто он стал для тебя трехмерным. Ты увидел, что есть что-то внизу, что-то сверху, есть люди, с которыми так или иначе взаимодействуешь. Но ты сам при этом первое время не понимаешь, насколько другими они могут быть.

Позже, наработав некоторый опыт, столкнувшись с  проблемами, выбором, прежде всего моральным, ты вновь думаешь, что  теперь-то точно знаешь мир. Но есть же еще физика, химия, биология! И этот путь от античной философии к современной науке с ее открытиями самых мелких частиц, с правилами их взаимодействия.

Я понимаю, что я еще достаточно  молодой специалист и исследователь. Конечно, мне хочется узнать больше, дотронуться рукой до чего-то такого, до чего еще никто, как минимум, в нашей стране, не дотрагивался.

– А какова сфера ваших научных интересов?

– Я исследую антимонопольное регулирование энергетики. Конечно, с моей точки зрения, многие существующие у нас институты можно было бы сделать эффективнее. У меня есть определенные идеи, и я хочу понять,  как они на практике сопрягаются с существующей реальностью. Наверное, сейчас это моя главная профессиональная мечта. Хотя, возможно, она звучит излишне амбициозно.  

Очень радуют нынешние студенты. От своих коллег из других вузов я слышу разные отзывы. Но в своих студентах я уверен. Они постоянно участвуют в конкурсах, хотят чего-то большего. Это не алчность или желание быть лучше других. Это действительно желание узнать больше, жажда профессии. Я всегда постулировал мысль, что мир был бы идеальнее, если бы каждый занимался тем, что ему действительно нравится, действительно мотивирует его к новым высотам, достижениям.

Я смотрю на наших студентов и мне приятно осознавать, что они пошли дальше, чем я. Когда я был студентом, для меня пределом мечтаний были выступления на международных конференциях в других городах. Сейчас наши студенты берут призовые места в крупных международных конкурсах. Это большой прогресс. Это хорошо для них и для нас, как для людей, которые будут в том жить в мире, где правила игры, о которых я говорил,  будут создавать наши сегодняшние ученики.

Я вижу в этом, в том числе и исполнение одного из моих сокровенных желаний – работать и учить людей, которые действительно хотят учиться.

Кстати, о тех мечтах, которые были и есть.  Мечта, которая сбылась, – вернуться в Высшую школу экономики уже преподавателем. Я действительно этого хотел.  Студентом я смотрел на своих преподавателей, мне очень хотелось быть с ними в одном ряду, ведь это умнейшие и достойнейшие люди. И сейчас возможность ходить с ними по одним коридорам, беседовать с ними, обмениваться мнениями – это бесценно.

Ненавижу быть юристом

Кейси Берман и Адам Уэллетт

Давай, говори, что… быть юристом — отстой!

Вы могли попасть сюда после того, как погуглили такие слова, как «ненавижу быть юристом», «выздоравливающий адвокат» или «быть юристом — отстой». Тот факт, что быть адвокатом — это плохо, в первый раз очень сильно ударил меня (Кейси).

Это было сразу после того, как я покинул офис после особенно напряженного дня юридической работы. Я пережил долгие переговоры о лицензировании программного обеспечения, которые истощили меня.Я был подчеркнут, что у меня так много работы, и беспокоился о том, что, возможно, пропустил или упустил из виду некоторые важные детали компенсации и ответственности.

Адвокат противоположной стороны просто хотел драться, когда я пытался уладить ситуацию. Клиент настоял на использовании своей версии соглашения, поэтому я выделил документ Word, с которым изначально не был знаком. Я был в сжатые сроки, потому что все стороны хотели, чтобы сделка была закрыта до конца квартала.

И впереди у меня был еще один долгий день (и ночь) такого же типа адвокатской работы.

Когда я шел домой, меня охватило это внутреннее чувство стыда, разочарования и страха. Обжигающий жар пронзил все мое тело, как электрический ток. Меня никогда не поражала молния в 30 миллионов вольт, но я предположил, что это было что-то вроде этого. У меня болело все тело.

Но это чувство тоже было облегчением. Мне было стыдно, но я не сомневался. Чувство, которое я похоронил глубоко внутри себя, было настоящим и неподдельным.

Я сказал себе: «Ненавижу быть юристом.»

Если вы также устали быть юристом или чувствуете себя отстойным юристом, мы понимаем. В этой статье мы поможем вам раскрыть основную причину, по которой вы ненавидите быть адвокатом (что, как мы думаем, вас удивит) и узнайте, какие шаги вы можете предпринять, чтобы изучить альтернативную карьеру вне закона. Есть надежда 🙂

Давайте погрузимся в дело!

Настоящая, скрытая причина того, почему быть адвокатом — это плохо

Прежде чем вы сможете двигаться вперед и Чтобы стать счастливым в профессиональном плане, вам нужно сначала выяснить, в чем основная причина вашего нынешнего несчастья как юриста.

Когда новый участник присоединяется к нашему курсу «Закон об увольнении», мы часто спрашиваем его или ее, что им не нравится в работе юриста. Они возвращаются по многим причинам, но большинство проблем относятся к сфере, которую мы называем «Обычными подозреваемыми»:

  • Вы плохо общаетесь и не доверяете своим коллегам или коллегам-юристам.
  • Вы не чувствуете, что старшие партнеры вас ценят.
  • Вы чувствуете, что нет четкого или захватывающего карьерного роста.
  • Вы не можете работать с постоянными сроками.
  • Вам надоело всегда быть включенным 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.
  • Вы не зарабатываете так много денег, как юрист, как вы думали.
  • Вы устали каждый день решать чужие проблемы.
  • Вы бы хотели общаться с людьми и не застревать перед документом Word весь день.
  • Вы устали от состязательности бизнеса и просто хотите перестать постоянно бороться.
  • Вы всегда в стрессе.
  • Вы чувствуете себя простой рабочей лошадкой, которая тащится за работой, которая вам очень не нравится.

И я уверен, что вы могли бы перечислить еще много.

Эти обиды понятны и регулярно мучают и мучают многих несчастных юристов. Но ни одна из них не является основной причиной того, почему вы ненавидите быть юристом.

Поясним. Основная, фундаментальная причина, по которой вы ненавидите быть адвокатом, заключается в том, что вам действительно не нравится работа, которую вы выполняете весь день. Нет творчества, нет использования ваших настоящих навыков и сильных сторон. Другими словами, вам никогда не суждено было стать юристом.То, что у вас действительно хорошо получается и чем вы хотите заниматься весь день, гораздо лучше подходит и будет более оценено на другой работе, не имеющей ничего общего с законом!

Мы знаем, что это может показаться удивительным. Или слишком просто. У вас могут возникнуть проблемы с признанием того, что быть адвокатом — это не то, чем вы должны заниматься. Возможно, вы не захотите в это верить. Вы можете подумать, что это не может быть так однозначно.

Но это так. Ваша мысль про себя: «Я ненавижу быть адвокатом» в значительной степени вызвана отсутствием у вас связи, соответствия или навыков работы, которую требуется выполнять юристу.

Например, курс «Закон об оставлении позади» имеет эксклюзивный форум для участников, где участники, выпускники и тренеры могут общаться, высказывать свое мнение, делиться предложениями о вакансиях и оказывать помощь в поиске альтернативной работы. Один несчастный адвокат рассказал, что ему совершенно не подходит работа в судебном процессе. Он написал : «Я был на конференции Zoom со своим офисом в прошлую пятницу, и мой босс сказал нам, что нам нужно бороться из-за определенной вещи. Он сказал, что иметь с чем бороться было бы здорово для нашего морального духа, и все, казалось, обрадовались.Внутри я подумал: «Я не хочу драться, я не люблю драться, я хочу решиться». Я чувствовал себя таким аутсайдером ».

Вы ненавидите быть адвокатом?

Мы тоже.

Итак, мы оба перешли на прибыльную, приятную, наполненную страстью работу вне закона. Но мы знаем, что отказ от закона подходит не каждому адвокату.

Узнайте, подходит ли вам выход из закона. Введите свое имя, адрес электронной почты и номер телефона ниже, и мы немедленно направим вас в нашу бесплатную Библиотеку ресурсов для выхода из закона, инструмент, который мы тщательно создали, чтобы помочь вам принять это решение.


Есть надежда: что вы можете сделать сейчас, чтобы стать «выздоравливающим адвокатом»

Хотя быть адвокатом может не ваше призвание, мы знаем, что есть еще одна альтернатива «карьера для вас, которой вы можете наслаждаться, хорошо зарабатывать и добавлять, благодаря которой вы можете ценить других.

Даже в мире COVID замораживание найма скоро начнет оттаивать, и компании и организации будут строить планы на будущее. Это тоже пройдет!

К вашему сведению, LinkedIn может похвастаться более чем 100 000 вакансий, размещенных в настоящее время на их платформе. И это не все устаревшие, старые роли до COVID: у них от 400 до 500 новых объявлений о вакансиях в день.

Экономика вернется в норму.

Чтобы помочь вам, вот некоторая информация, которая поможет вам на вашем пути:

1.Поймите, в чем вы хороши в

Закон об увольнении позади, хотя мы хотим помочь вам освободиться от работы, на которой вы несчастны, мы не хотим, чтобы вы оставляли работу адвоката, которая вам не нравится, ради карьеры. закон, которому вы тоже не соответствуете. В этом не было бы смысла.

В Модуле 4 нашего онлайн-курса коучинга и обучения мы познакомим вас с тем, что мы называем вашим «уникальным гением». Это те навыки и сильные стороны, которые у вас есть, которые приходят к вам естественным образом и требуются альтернативной карьерой.Когда вы используете свои природные таланты в работе, гораздо легче любить эту работу и добавлять ценность.

И это так важно для вас как для адвоката. Потому что вы, вероятно, взяли работу адвоката, которая у вас есть сейчас, НЕ потому, что она полностью соответствует вашим навыкам и сильным сторонам, а потому, что вы сосредоточились на поиске работы, основанной на финансах, безопасности и социальном статусе.

И это нормально; мы все это сделали. Но это несоответствие между тем, в чем вы хороши, и тем, что требует работа юриста, является источником «синдрома самозванца», который вы можете иногда ощущать.Это источник того, почему вам не нравится быть адвокатом. И теперь у вас есть шанс разорвать этот круг, начать заново и найти карьеру своей мечты.

2. Какую работу вы бы действительно любили или любили?

Как только вы поймете, в чем вы хороши, мы поможем вам определить, какие должности соответствуют вашему анализу Unique Genius.

На этом этапе у вас могут возникнуть некоторые сомнения относительно того, сможете ли вы сделать промежуточную коррекцию в своей карьере. Вы можете задаться вопросом, достаточно ли вы квалифицированы, чтобы сделать одну из этих альтернативных карьер.

Короткий ответ — «вы можете» и «вы можете». У вас есть то, что мы называем «передаваемыми навыками», востребованными альтернативными профессиями. Все, что вы делаете как адвокат (хорошо слушаете, четко пишете, убедительно представляете, будьте взрослым в комнате, продавайте клиентов, представляете заинтересованным сторонам), необходимо и востребовано на должностях, не подпадающих под действие закона.

И мы знаем это, потому что мы помогли сотням несчастных и неудовлетворенных адвокатов, таких как вы, уйти из-под закона и заняться альтернативной карьерой.

3. Составьте свое «альтернативное» резюме и сопроводительное письмо.

После того, как вы выполнили эти шаги в нашем курсе, теперь вы готовы привести свое новое резюме в порядок.

Вы знаете, как составить резюме, чтобы подать заявление на работу юристом. Но создавать резюме для работы вне закона — другое животное. Кейси — писатель, пишущий для журнала Above the Law, и он подробно написал о резюме, связанном с неюридической деятельностью, в своей статье Три вещи, о которых следует помнить, когда мы переставляем свое юридическое резюме, чтобы получить нелегальную работу.

И мы проделали за вас тяжелую работу в коучинговом курсе «Закон об уходе». Из всех выявленных нами неюридических вакансий мы выделили 21 наиболее важную «альтернативную» роль и составили резюме для каждой из них. Загружаемый, легко настраиваемый документ Word на простом английском языке будет возобновлен, и вы сможете сразу же использовать его. Ссылка здесь

Один из наших выпускников курса, который использовал Закон «Оставить позади», чтобы уйти от закона для работы в области технологического маркетинга, согласен с нашими резюме. До того, как она присоединилась к курсу «Закон об отпуске», Деб рассказала нам, что разослала более 30 резюме о вакансиях, не подпадающих под действие закона, и не получала отзывов.После того, как она присоединилась к нашему курсу и использовала шаблоны резюме по закону «Оставить позади», она мгновенно получила обратный звонок. В конце концов, она согласилась на должность исполнительного директора по маркетингу технологий в Сиэтле.

Нажмите на видео ниже, чтобы услышать, как Адам описывает, как Деб использовала Закон «Оставить позади», чтобы преобразовать свое резюме и сопроводительное письмо и избавить от закона работу своей мечты.

4. Почему вам не следует беспокоиться о менеджерах по найму и их вопросах о том, что вы отказываетесь от закона

Один из самых заметных опасений юристов, желающих уйти от закона, — это предстоящее собеседование при приеме на работу менеджер компании.Вы можете подумать, что они вас отвергнут, или думаете, что вы сошли с ума из-за того, что вышли из закона. Вы можете опасаться, что они зададут вам массу сенсорных вопросов, на которые вы не можете ответить или вести себя грубо.

Нет ничего более далекого от истины. Когда выпускники программы Leave Law Behind встречаются с менеджерами по найму для собеседований на «альтернативную» работу, они настолько подготовлены, настолько согласуются со своим нарративом «Уникальный гений» и настолько хорошо представлены, что часто задаются вопросом, чего они вообще когда-либо боялись. Кроме того, в нашем курсе есть несколько потрясающих видеороликов о том, как решать такие вопросы! Мы проведем вас через процесс собеседования, чтобы вы были готовы.


Быть юристом — отстой… так что не саботируйте себя, пытаясь выйти из-под закона

Мы объяснили вам основную, фундаментальную причину, по которой вы ненавидите быть адвокатом. Мы также изложили шаги, которые вы можете предпринять прямо сейчас, чтобы найти выход из закона.

Есть еще один важный шаг, который мы хотели бы выделить для вас. И это значит, берегитесь самосаботажа. Вы можете кивать головой на все, что мы обсуждали в этой статье.Но независимо от того, насколько вы согласны с идеей отойти от закона, главным препятствием на вашем пути к счастью остается… вы сами.

Самосаботаж происходит, когда вы неосознанно, невольно или подсознательно мешаете своим грандиозным планам изменить свою жизнь к лучшему. Это может проявляться в сомнении, что вы способны на такую ​​трансформацию. Это может проявляться как страх, успокоение или беспокойство. Это может проявляться в вашем бесконечном промедлении и неспособности выполнить некоторые из требований.

Основная причина, по которой вы откладываете выход из закона, заключается в том, что вы не знаете, с чего начать. Вы чувствуете, что у вас нет карты, GPS или плана, которому можно было бы следовать. У вас пробел в знаниях.

Leave Law Behind закрывает этот пробел для вас.

Подводя итог, вот как вы можете перейти от слов «Я ненавижу быть юристом» к «Я люблю свою новую работу вне закона»:

  • Во-первых, признайте, что вам действительно не нравится то, что вы делаете изо дня в день. как юрист. Эта идея может быть трудной для понимания, учитывая все, что вы вложили в то, чтобы стать юристом, но факты остаются фактами.
  • Далее поймите, что не знаете, что делать дальше. Угадай, что? Мы делаем! Запишитесь на бесплатное обучение и узнайте, что делать дальше, чтобы стать счастливым!

Как советует тренер и мотивирующий спикер Пол Ф. Дэвис, : «Если вы этого не чувствуете, бегите от этого. Идите туда, где вас прославляют, а не просто терпят».

Давайте найдем ту работу, которая вас отмечает. Мы можем помочь вам в Leave Law Behind. Нажмите ниже, чтобы начать.

Мы также написали другие статьи и ресурсы, которые могут помочь вам выйти из закона.Пять из наших самых популярных и полезных:

Итак, вы больше не хотите быть юристом

Итак, вы решили, что больше не хотите быть юристом.

Какое-то время вы думали, что, возможно, вы работали над конкретным делом или сделкой. Это худшее, что когда-либо видели! В самом деле, такого никогда не бывает! Когда все закончится, все обязательно успокоится!

Или тот особенно требовательный партнер, который заставляет ваше сердце падать к вашим ногам, когда вы видите всплывающее окно с его именем на идентификаторе вызывающего абонента или в его почтовом ящике.Но если вы их впечатляете, вы можете написать свой билет!

Или тот скупердяй и тусклый клиент, который принимает, казалось бы, непонятные решения во имя бережливости. Ага . . . там не было ничего хорошего в этом.

Но со временем вы поняли — это просто не для вас. Может быть, это для других людей, и это нормально, потому что это то, что заставляет мир вращаться. Но ты хочешь уйти.

С чего начать?

Решить, что делать дальше, если ты не хочешь быть юристом

В компании «Бывший юрист» мы обнаружили, что паралич принятия решений может наступить, когда вы пытаетесь сразу сформулировать свой план из 20 шагов (для того, чтобы оставить закон и в жизни).

Итак, начнем с малого.

Вам не нужно выяснять свое будущее за один час, один день или ночь. Просто принять решение, которое вы действительно хотите, — огромный шаг.

Как говорит Эмили П. Фриман, после этого просто делайте следующее правильное дело. В конце концов, идеального следующего шага не существует.

Следующая правильная вещь будет для всех разной. Только вы знаете, что вам нужно сделать дальше.

Может быть:

  • Взять отпуск (с ограниченным объемом работы, если вы можете его раскачать), чтобы передохнуть перед тем, как погрузиться в следующую фазу.
  • Посещение консультанта или профессионального тренера, чтобы выяснить, куда вы хотите двигаться дальше.
  • Ищете менее безумную юридическую работу, которая сделает ваше время, оставшееся в законе, более устойчивым.

Есть много вариантов — просто выберите тот, который вам больше всего подходит.

Ресурсы для юристов, которые хотят уйти от закона

Ищете идеи альтернативной карьеры для юристов? Вы можете ознакомиться с этим списком из более чем 41 альтернативной карьеры для юристов с примерами из реальной жизни.

Хотите больше помощи в развитии воображения для возможного? Послушайте подкаст The Former Lawyer, чтобы послушать интервью с бывшими юристами о том, как они вышли из закона и что они делают сейчас. Вы можете слушать на Apple, Spotify, Stitcher, Overcast или где угодно, где вы слушаете подкасты.

Нужна помощь, зная, с чего начать? Загрузите мое бесплатное руководство «Первые шаги к выходу из закона».

Готовы отказаться от закона и вам нужна поддержка? Хотите поработать со мной, чтобы определить, что будет для вас дальше в вашей карьере? Сотрудничество бывших юристов представляет собой простую структуру из 5 частей, которой вы можете следовать вместе с сообществом юристов-единомышленников, работающих над достижением той же цели.

Бывший юрист здесь для вас. Цель бывшего юриста — предоставить вам поддержку и ресурсы для вашего выхода из закона. Держись, друг. Вы не будете вечно юристом.

Связанные

Идете в юридический институт, когда не хотите быть юристом

ДИНА МЕГРЕЦКАЯ ’23

Это правда: вы можете пойти в юридический институт, даже если вы не хотите быть юристом.

JD может улучшить ваши карьерные перспективы и научить вас невероятно разносторонним и востребованным навыкам. Просто спросите Дину Мегрецкую 23 года, которая занимается финансовым планированием на полную ставку, а сейчас студентка факультета права Новой Англии | Бостон. Здесь она делится своей историей и советами другим на своем месте…

В миллионах статей, в которых дается совет о том, стоит ли посещать юридический факультет, большинство, кажется, обращается к одной аудитории: молодым людям (учащимся или недавно окончившим колледж), которые знают, что они хотят отправиться в грандиозный путь, чтобы стать юристом.

Я хочу поговорить с аудиторией, которую эти статьи игнорируют: людьми, которые хотят поступить в юридический институт, но не , а , чтобы стать юристом.

Люди, уже успевшие сделать карьеру, которая им нравится, и которые хотят заработать JD, чтобы расширить свой потенциал и укрепить свои навыки.

Люди, которые не стремятся стать адвокатом, но которые (вместе со своими работодателями) могут получить дополнительные юридические знания и образование.

Это мои люди, и многие из нас посещают Закон Новой Англии | Вечерняя программа в Бостоне.

Я работаю платным финансовым планировщиком, помогая парам и семьям ориентироваться в таких вопросах, как: «Когда я могу выйти на пенсию и сколько я могу потратить?» или «Могу ли я совершать большие поездки в течение следующих пяти лет, пока я здоров, или это нанесет ущерб моему достоинству и независимости через 25 лет?» Моя работа требует точного чтения налогового кодекса и понимания того, как налог на недвижимость Массачусетса будет применяться к поместьям моих клиентов. Я просмотрел больше налоговых деклараций, завещаний и трастовых документов, чем большинство людей, не являющихся бухгалтером или адвокатом, и мне это очень нравится!

В первом семестре юридического факультета профессора проводят студентов через процесс чтения, понимания и применения логики в делах.Закон может быть удручающе неясным, но юристы используют прецеденты из прошлых дел, чтобы понять, может ли суд вынести решение в пользу их клиента. Несмотря на то, что я все еще новичок в юридической школе, я вижу, как базовые курсы развивают навыки, необходимые для более глубокого изучения факультативов, взятых в последние два года. (Такие треки, как Tax Law Pathway, могут предоставить план получения знаний в выбранной вами юридической области!)

Конечно, для специалиста по финансовому планированию соблазн стать лучше в своей работе и получить знания в области налогового и имущественного планирования, посещая юридический факультет, полностью потерял бы свою привлекательность, если бы это происходило за счет моей финансовой безопасности.К счастью, я имел право на участие в программе отличия Сандры Дэй О’Коннор от юстиции Новой Англии. Студенты, участвующие в программе для отличников, независимо от того, участвуют ли они в дневной или вечерней программе, получают стипендию на полное обучение на время учебы.

Другие стипендии также делают юридическую школу доступной с финансовой точки зрения, особенно для тех из нас, кто, возможно, не будет напрямую привлекать JD к другой работе после окончания учебы и должен приспособить классы и учебу к жизни, которая включает работу на полную ставку.

Что касается приспособления юридической школы к и без того загруженному графику, я обнаружил, что закон Паркинсона верен: что, как ни парадоксально, ограничения могут способствовать инновациям, и время, необходимое для выполнения задачи, кажется, сокращается или увеличивается, чтобы соответствовать имеющимся возможностям. блок в наших календарях.

Это лучший способ описать, каково это работать полный рабочий день, а также посещать юридическую школу, потому что на первый взгляд это кажется потенциально невозможным! И, конечно же, у меня были недели, когда я был в стрессе.Но я также почувствовал большую профессиональную ясность и сильное стремление все сделать при огромной поддержке со стороны моих однокурсников, поскольку мы находимся в этом вместе.

Перед тем, как поступить в New England Law, я сомневался в том, как распоряжусь своим временем. Что ж, на самом деле, у меня было много высокомерия по поводу того, насколько я буду эффективен, за которым последовала легкая паника, когда начались занятия. Я начал беспокоиться о том, что буду в курсе всех дел в своей работе, академической карьере и проводить время с друзьями и близкими.

Но я сообщаю с другой стороны приема на юридический факультет, чтобы сказать, что я и вы можете заставить это работать, как это сделали студенты, которые пришли до нас. Один из невероятных моментов моего опыта в юридической школе, который я не мог оценить, пока не начал, заключался в том, насколько весело может быть учиться вместе с другими работающими профессионалами!

От журналиста, освещавшего взрывы в Бостонском марафоне, до помощника юриста, рассказывающего истории о работе в фирме, занимающейся травмами, до сотрудника суда, полного анекдотов о текущих делах, вечерняя группа — это динамичная группа.Возможно, у нас слишком много дел, но у нас все в порядке, и нам есть что сказать.

Для всех, кто интересуется юридической школой с частичной занятостью (и особенно если вы хотите поступить в юридический отдел Новой Англии), наше сообщество будет рад помочь вам оценить ваши варианты и, в конечном итоге, приветствовать новый класс!

Дина Мегрецкая является членом вечернего отделения Закона Новой Англии 2023 года и вечерним представителем Общества налогового права. Выпускница Университета Карнеги-Меллона (бакалавриат) и Университета Пенсильвании (магистр), она работает финансовым консультантом в Modera Wealth Management.

Я не хочу быть юристом. Юридическая школа была ошибкой. : offmychest

Я закончил юридический факультет в мае этого года и в июле получил адвокатское сословие, и это было ошибкой. Я не хочу заниматься юридической практикой и даже сомневаюсь, действительно ли я когда-нибудь хотел заниматься юридической практикой.

Сейчас я ищу работу и намеренно не обращаюсь в юридические фирмы, потому что я не хочу работать в долбаной юридической фирме. Думаю, я был бы несчастен. Работа утомительна и утомительна, а многие юристы — просто хреновые люди (извините всех юристов, которые могут это читать).Мне интересно изучать и обсуждать право, но я нахожу его утомляющим и удручающим как работа.

Я подал заявление в юридический институт, потому что думал, что «возможно» хочу заниматься юриспруденцией в качестве карьеры, но на самом деле я просто не знал, что еще делать. Я окончил колледж с невысокой степенью гуманитарных наук и думал, что я безработный, но если я получу диплом юриста, это сделает меня более конкурентоспособным. Родители также оказали на меня небольшое давление.

Не думаю, что JD сделал меня более продаваемым.Все, что дает юридическая степень, — это делает вас более востребованным для работы АДВОКАТОМ. Если вы выберете другую работу, они просто спросят, почему вы ходили в школу 3 года, чтобы получить степень, которую даже не собираетесь использовать.

И это главная дилемма, с которой я столкнулся. У меня есть ученая степень для определенного набора должностей, которые мне даже не нужны. Я чувствую давление, заставляющее меня выполнять работу, которой я действительно не хочу заниматься, только потому, что мой опыт подсказывает, что я «должен».

Я сомневался, было ли правильным решением юридический факультет летом 2012 года, прямо перед тем, как я начал свой первый год той осенью.У меня не хватило смелости сказать этому нет, потому что я потратил год на подготовку к LSAT, сдачу LSAT и поступление на юридический факультет, и я не знал, что еще я буду делать, и я боялся 23-летнего безработного неудачника. Другими словами, я стал жертвой давления общества.

Я еще больше сомневался в своем решении летом 2013 года, после первого года. Я решительно подумывал о том, чтобы бросить учебу, потому что я действительно не мог представить себя практикующим адвокатом. У меня не хватило смелости сделать это, и я был слишком горд, чтобы сократить свои потери и двигаться дальше.Мне стало ужасно при мысли, что прошедший год был напрасным, и я не хотел бросать что-то, пока не закончу. У меня не хватило смелости быть искренним с самим собой и просто сказать: «Я закончил».

Летом 2014 года, после второго года обучения, я наконец смирился с тем, что не хочу быть юристом. Я признался себе в этом, а затем сказал, что уже слишком поздно бросать учебу после того, как я закончил 2/3 юридического факультета. Я также убедил себя, что JD имеет ценность за пределами юридической практики.Я продолжил.

Вот и я. Я больше не студент, ожидаю результатов бара. Я взял планку только потому, что считаю, что все, кто учится в юридической школе, должны это делать, независимо от ваших карьерных целей. Когда вы записываетесь на юридический факультет, вы записываетесь в бар. Я все еще не хочу быть адвокатом. Тем не менее, я чувствую давление, чтобы обратиться к юристу только потому, что я этому обучен. Но рынок труда по-прежнему отстой, и работодатели смогут сказать, что я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не хочу этого делать. Потому что вы не можете притвориться, что увлечены чем-то.

Я подал заявление на неюридическую должность или должность «JD Преимущество», но меня все еще спрашивают, почему я хочу это сделать вместо того, чтобы быть юристом. И я честен с ними — я говорю, что я думаю, что был бы недоволен тем, что был юристом.

Я говорил об этом с друзьями / семьей, и они продолжают говорить «прошлое — это прошлое», «не оглядывайся назад», «не сожалей ни о чем» и «ваша степень принесет вам пользу во всем, что вы делаете. . » Это хорошо и все такое, но я ничего не могу с собой поделать. Я не могу не думать о том, что это была ошибка, и что меня предупредили ДО юридической школы.Но я проигнорировал эти предупреждения, потому что был слишком напуган, чтобы просто сказать «НЕТ». Потому что у всех моих друзей была работа, и мне было слишком стыдно жить с мамой и папой, пока я разбираюсь в своей жизни. После первого года обучения я был слишком напуган, чтобы сократить свои потери и списать все это на закон как на неудавшийся эксперимент.

Я потерял 3 года своей жизни, когда мог получить ценный опыт в другой сфере работы.

Может быть, я немного мелодраматичен. Я по-прежнему считаю, что JD имеет ценность за пределами юридической практики.Но я не думаю, что это хорошая причина для получения степени доктора права.

И снова, каждый раз, когда я рассказываю об этом другим, я получаю типичный ответ «не оглядывайтесь назад». Может они и правы, но мне просто нужно было снять это с груди. Я не могу не думать об этом все время.

TL; DR — Закончил юридический факультет и стал адвокатом. Ненавижу эту чертову степень и не хочу претендовать на должность адвоката, потому что жизнь слишком коротка.

Я не думаю, что хочу быть юристом: LawSchool

Я не хочу показаться грубым или снисходительным, и мне интересно, могли бы вы все сказать мне, если я слишком тороплюсь.

Я начинающий 3L и начинаю понимать, что не хочу быть юристом.

Мне никогда не нравились мои занятия, и мне не нравятся элементы исследования и написания, которые влечет за собой правовая среда. Последние два лета я работал в двух фирмах, и там моя неприязнь к занятиям подтвердилась. Кажется, что вместо того, чтобы помогать бизнесу управлять своими компаниями, юристы занимаются мелочами, не имеющими отношения к реальному бизнесу.

Например, вместо того, чтобы принимать решения о том, как продавать продукт, юристы больше озабочены тем, является ли продукт «в значительной степени похожим» на другой продукт, что, следовательно, может привести к нарушению закона.После этого юристы посмотрят, что на самом деле означает «существенный». Одна сторона утверждала, что какой-то суд постановил, что это означает «любую часть компонентов продукта», в то время как другая сторона утверждала, что это означает «достаточное количество компонентов, чтобы продукт сохранял аналогичную функцию». Обе стороны подавали движение за движением, пока одна из сторон в конце концов не успокоилась. В редких случаях дело доходит до упрощенного судебного разбирательства. В большинстве случаев суммарное решение / судебное разбирательство сводится к умению говорить, политическим мотивам судьи и другим факторам, не обязательно связанным с работой, которую фактически выполняют юристы.

Я также заметил, что многие юристы неряшливы и имеют большое эго. До юридической школы меня было не так много нервных людей. Я никогда не видел, чтобы люди пили столько, сколько я видел на юридическом факультете и во время работы. Люди также поднимают руку в классе, чтобы услышать, как они говорят. Я имел дело с тревогой, когда рос, и кажется, что менталитет юристов и студентов юридических факультетов идет вразрез со многим из того, что я научился справляться со стрессом.

Я также встречал много неряшливых юристов за эти годы, которые просто кажутся сомнительными и беспощадными.Не уверен, так ли это в других профессиях, но меня это очень беспокоило.

Я говорю это не из лени. Я совсем не ленив, и мне бы очень понравилось работать в профессии, в которой я мог бы ощутимо помогать другим. Что-то в области бизнес-консалтинга или медицины кажется мне сейчас привлекательным. Я закончил бакалавриат и еще достаточно молод, чтобы многое изменить. Я подумываю получить JD, а потом просто заняться чем-нибудь другим.

Я слишком опрометчив? Я просто чувствую, что мне не понравится быть юристом, и я пошел в юридический институт не по той причине.Честно говоря, я пошел в юридический институт, потому что не знал, чем еще я хочу заниматься в своей жизни, и потому что я был в команде дебатов. Я понятия не имел, что быть молодым юристом означает писать записки весь день, и я не имел ни малейшего представления о том, как ведутся дела. Что я должен делать?

Я больше не хочу быть юристом: offmychest

Я сижу здесь в 9 вечера и смотрю из своего личного кабинета с окном на пятнадцатом этаже очень высокого здания, принадлежащего международному банку, расположенному в большом городе. .Я сосу немного диетической пепси через трубочку, которую недавно взял из общего холодильника с бесплатными напитками в офисе.

Когда я безучастно смотрю на бесчисленные страницы Arial с ужасающим использованием пробелов, я почти плачу. Я никогда в жизни не чувствовал себя таким отчаявшимся или несчастным. Я сижу здесь и обдумываю, каково это — уехать раз и навсегда. Я всегда думаю о фантазиях о побеге.

Давайте на несколько лет перемотаем назад. Я получил первую степень инженера, немного поработал, а затем решил, что хочу поступить в юридический институт, потому что этим занимался мой друг.Я поступил, и после второго года я прошел собеседование в нескольких очень конкурентоспособных фирмах, и я тоже попал в одну из них. Теперь, из-за зависти сверстников, мне трудно сказать кому-либо из них, что я абсолютно ненавижу эту работу. Но проблема не столько в том, что эта работа — отстой, на самом деле она считается немного лучше, чем у большинства в своем классе. Я остаюсь только до 11 вечера, а не до 2 или 3 часов ночи, о которых я много слышу. Но этого мало, не для меня.

Видите ли, я не такой, как большинство людей в юридической школе. Большинство людей (да, я обобщаю) просто хотят получить работу с хорошей оплатой.Они отчаянно нуждаются в хорошей работе, потому что у них не было других планов в жизни.

Напротив, я программист и люблю абстрактную математику и мысленные акробатические трюки с кодом или абстракциями. Я читаю учебники по дороге на работу, чтобы развлечься, и большую часть дней я сижу в зоне ожидания на вокзале полчаса, читая книги, прежде чем нехотя тащусь в свой кабинет с окнами.

Лето почти закончилось, да. Но после выпуска мне нужно проработать еще 10 месяцев в этой фирме, прежде чем меня вызовут в бар.Я действительно начинаю думать о том, чтобы бросить все и переехать куда-нибудь подальше.

Я чувствую себя такой запертой, такой потерянной. Почему я вообще это делаю?

ОБНОВЛЕНИЕ: Итак, я уже решил, что уйду и займусь чем-нибудь другим после этих 10 месяцев. Но сейчас я даже не уверен, хочу ли я прожить 10 месяцев. Я снова в офисе, сейчас 23:00. Наверное, завтра мне снова придется задержаться допоздна, но я чувствую себя немного лучше. Я отвечу всем вам, ребята, которые были достаточно любезны, чтобы оставить комментарий.Это действительно очень много значит для меня.

Я не хочу быть юристом. Что еще я могу сделать?

Франсин Райан, старший преподаватель права и член Открытого центра правосудия в Открытом университете, проливает свет на некоторые карьерные возможности, доступные выпускникам юридических факультетов.

Что общего между Джерардом Батлером, Славеном Биличем, Джоном Клизом и Ребел Уилсон? Вы можете быть удивлены, узнав… все они имеют высшее юридическое образование! Возможно, вы не захотите делать карьеру юриста, быть актером или футбольным менеджером, но право — это ворота ко многим другим возможностям трудоустройства.Юридическая степень — это высоко ценимая квалификация бакалавриата: она учит аналитическому, критическому мышлению и исследовательским навыкам, которые можно использовать во многих профессиональных дисциплинах. Возможно, вы захотите изучить некоторые другие варианты карьеры, связанные с дипломом юриста, или вы, возможно, захотите мыслить шире. Хороший способ начать этот процесс — пройти стажировку.

Стажировка

Иногда трудно понять, как может выглядеть работа, прежде чем вы начнете. Чтобы лучше понять, о чем идет речь, подумайте о подаче заявки на стажировку.Стажировки предлагают реальную возможность получить опыт работы и узнать, может ли должность привести к правильной карьере для вас. Thomson Reuters рекламирует различные стажировки, включая должности в сфере профессиональных услуг, продаж и журналистики. Стажировки позволяют вам обрести уверенность в себе, помочь в разработке вашего резюме, создать сеть контактов и обеспечить полезное введение в карьеру, которую вы, возможно, захотите продолжить.

Помимо стажировок для студентов бакалавриата, вы можете подать заявку на ряд стажировок для выпускников.Хорошая идея — подумать о типах организаций, в которых вы хотели бы работать, и о том, какие навыки вы хотите развивать. COVID-19 повлиял на доступность стажировок, но многие работодатели предлагают виртуальные стажировки.

Стажировки предлагают реальную возможность получить опыт работы и узнать, может ли должность привести к правильной карьере для вас.

Когда путешествие станет проще, вы можете подумать о стажировке за границей. Это не только прекрасная возможность путешествовать и жить в другой стране, но и открывать новые области работы, о которых вы раньше не задумывались.

Важно помнить, что новые возможности выбора профессии открываются постоянно, и большинство людей будут иметь много разных работ в течение своей трудовой жизни. Будет много возможностей заново изобрести себя. Поскольку технический прогресс разрушает различные отрасли, каждому, возможно, придется быть более гибким и гибким в своем подходе к работе. Не волнуйтесь, если вы не определились с подходящей для вас карьерой; в среднем работники проводят на работе 3515 дней в течение своей жизни, поэтому у них есть достаточно времени, чтобы подумать и подумать о том, что подходит именно вам.

После того, как у вас будет возможность изучить возможность стажировки, вот несколько альтернативных профессий, которые вы, возможно, захотите рассмотреть:

Государственная служба

Быстрый поток — это программа развития лидерских качеств, открытая для выпускников со степенями 2: 2, а также 2: 1 и первой степенью. Вы можете выбрать одну из 15 различных схем, которые включают такие департаменты, как дипломатическая служба, палаты парламента и государственные социальные исследования. Существует широкий спектр вариантов, о которых вы можете узнать больше, посетив их веб-сайт, а также есть возможность подать заявку на стажировку.

Работа от члена парламента

депутатов Парламента нанимают людей для работы в своих избирательных округах. Необходимые вам навыки включают отличные письменные и коммуникативные навыки, а также опыт решения проблем, все из которых вы приобретете благодаря своей юридической степени. Депутаты набирают множество различных ролей от исследователя до социального сотрудника избирательного округа. Если вас интересуют такие виды работы, вы также можете подумать о карьере в политической сфере в качестве лоббиста или политического советника.На веб-сайте w4mp есть подробная информация об этих типах вакансий.

Организация Объединенных Наций

Если вы хотите сделать международную карьеру, подумайте о подаче заявки на участие в программе Junior Professional Office. Право — одна из дисциплин, актуальных для Программы МСС ООН, которая набирает сотрудников для Секретариата ООН.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.