Недопонимание между детьми и родителями: Причины непонимания между родителями и подростками

Содержание

Причины непонимания между родителями и подростками

Проблемы на почве неуспеваемости в школе.

Большинство родителей рассматривают своих взрослеющих детей как полноправных собеседников, которые имеют право обсуждать и критиковать их воспитательные принципы. Однако если подросток начинает плохо успевать в школе, может возникнуть конфликтная ситуация. Чаще всего причиной возникшей проблемы становиться то, что родители считают школьное образование основой, на которой будет базироваться будущее положение ребенка в обществе, которое дает ему шанс подъема по социальной лестнице, а в случае неуспеваемости создается опасность его скатывания вниз. По этой причине родители зачастую очень требовательно относятся к успеваемости своих детей, и если дети не оправдывают их ожиданий, возникает конфликт.

Преждевременная самостоятельность

Еще одной немаловажной причиной, провоцирующей проблемы с родителями, является преждевременная самостоятельность, которая проявляется в основном в усилении внесемейных социальных контактов, а также в образовании неформальных подростковых групп.

Поскольку возможность отделения подростка от семьи ограничивается длительной материальной зависимостью от родителей, возникает конфликтная ситуация, которая может исчезнуть только после того, как подросток начинает жить отдельно. Это происходит от того, что с исчезновением контроля со стороны родителей и конфликтов, возникающих на почве совместного проживания, общение с родителями теряет свою напряженность.

Cтаромодность и ограниченность родителей

Очень часто проблемы в общении подростков и родителей возникают на почве того, что молодые люди расценивают воспитательный стиль своих родителей чрезмерно ограниченным и старомодными. Это происходит по причине того, что подростковый возраст характеризуется возникновением эмоциональных колебаний, невротического поведения, протеста и бунтарства, которые все же не стоит воспринимать как правило. Хотя между детьми и родителями временами возникает определенная напряженность, все же обычно побеждают общие интересы.

Государственное бюджетное образовательное учреждение

«ДОВЕРИЕ»

ЦЕНТР ПСИХОЛОГО-МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОГО

СОПРОВОЖДЕНИЯ

УСЛУГИ ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ ОКРУГА ПРЕДОСТАВЛЯЮТСЯ БЕСПЛАТНО!

Телефон психологического консультирования

(495) 613-25-94

АДРЕС: м. Аэропорт, ул. Красноармейская, д. 12, тел. (495) 612-80-30, E-mail: [email protected]

Сборник идеальных эссе по обществознанию

Для направления «Спор поколений»

Введение
  • Можно ли исключить недопонимание из отношений «отцов» и»детей»? Как это сделать?
  • Что нужно для того, чтобы поколения начали понимать друг друга и возможно ли это?

 

Основная часть

В произведениях великих русских писателей есть «лекарство» от этого недуга.

  • В семье Кирсановых в произведении «Отцы и дети» И.С. Тургенева все силы для поддержания понимания в семье вкладывает Николай Петрович. Он старается максимальное количество времени проводить с сыном, Аркадием, и проявлять интерес к его увлечениям и деятельности, жизни.
  • Семья Ростовых в романе-эпопее «Война и мир» полностью исключает у себя возможность недопонимания, потому что все члены семьи стараются максимально много времени уделить друг другу, общению. Они искренне любят друг друга и стараются не скрывать этого.
  • С другой стороны, в семье Болконских в этом же романе тоже не возникает проблем с недопониманием. Но в этом велика заслуга отца — его сын, Андрей, и дочь — Маша, очень хорошо воспитаны и имеют достаточно хорошее образование.
  • Но невозможно преодолеть недопонимание, если пытаться «пробить» его своим тиранством, как это сделала Кабаниха» в произведении «Гроза» А.Н. Островского. Мало того, что своим упрямством она погубила светлую душу невестки, она ещё и заставила свою дочь, Варвару, всю жизнь жить во лжи и притворстве.
  • Невозможно преодолеть недопонимание и попытками постоянного контроля, прививанием «своей морали», чем любил заниматься Фамусов в комедии «Горе от ума» А.С. Грибоедова. В его доме, в его обществе всё пропитано старыми принципами, а в них растёт Софья. И чтобы не злить отца, ей приходится врать ему, что явно не является показателем абсолютного взаимопонимания между членами семьи.

 

Заключение
  • Преодолеть недопонимание между членами семьи вполне реально, если уделять этому время и силы.
  • Главное в борьбе за понимание — это ценить и уважать мнение своего родного человека.
  • Необходимо помнить, что каждый из нас — уникален, и все в семье должны понимать друг друга и принимать такими, каков он есть, чтобы достичь абсолютного доверия.

Я его не понимаю!

Часто, в процессе консультирования взрослых, «вскрывается» проблема непонимания родителями своих детей. Особенно усиливается противостояние «отцов и детей» в подростковом возрасте. Родители чувствуют вину и стыд за то, что по отношению к своему ребенку испытывают раздражение, а дети, ощущая эмоции взрослого, начинают провоцировать конфликты. Давайте попробуем разобраться в этом «беге по кругу». 

Причины, усиливающие непонимание в детско-родительских отношениях, чаще всего связаны с такими проявлениями в характере детей, которые воспринимаются родителями как неприемлемые формы: «Он ведет себя как его отец!» — возмущенно говорит женщина, расставшаяся с отцом ребенка и расстроенная тем, что в чертах родного сына она видит поведение бывшего мужа; «После каникул у бабушки, она совершенно на себя не похожа!» — раздражен отец поступками юной дочери, так напоминающими поведение его собственной матери. 

Другими словами, пропасть взаимодействия между детьми и родителями начинает усиливаться, если в поведении одних другие усматривают провокацию, непослушание или нежелательную похожесть. Еще одна причина непонимания лежит в противоборстве мнений: «Ты должен поступить в ВУЗ!» — убеждают родители сына, мечтающего о карьере рок-музыканта.

Поведение ребенка, отражающего протестный подход к жизни, просто не укладывается в голове интеллигентных врачей. Стоит ли говорить, что в обоих упомянутых случаях, границы непонимания разделяют поколения детей и родителей, мешая им гармонично взаимодействовать. 

Какие же правила помогут родителям снизить барьеры непонимания и избавиться от раздражения в процессе общения с детьми? 

1. При расхождении собственного мнения с мнением ребенка очень важно уметь «встать» на его позицию, стараясь понять его мотивы и потребности. Например, за нежеланием подростка ехать на дачу с родителями в выходной, могут скрываться не упрямство и нежелание подчиняться, а просто наличие личных планов: «Я понимаю, что ты хотела провести субботний вечер вместе с приятелем, в городе. Но будет здорово, если на день рождения к бабушке мы приедем всей семьей. Давай попробуем придумать вариант, который устроит всех!» 

2. Чувствуя раздражение на то, что поведение или поступки ребенка Вам непонятны, постарайтесь вовремя остановиться.

Не стоит накалять и так сложную обстановку, вызванную непониманием между людьми. Если договориться с ребенком никак не получается, возьмите «тайм-аут». Скажите «стоп» и предложите вернуться к сложной теме после того, как обе стороны (и Вы, и ребенок) успокоитесь. 

3. Не пытайтесь силой или авторитетом переломить позицию ребенка. Зачастую, кто-то из родителей, не справляясь с ситуацией самостоятельно, привлекает к конфликту другого члена семьи, авторитет которого выше. Например, мама, которая не может убедить повзрослевшего сына в чем-либо, зовет отца, который в авторитарной форме решает возникший конфликт в пользу взрослых. Как правило, подобный «перевес» со временем исчезает, а отношения между ребенком и родителями к этому моменту значительно ухудшаются. 

4. Не стесняйтесь своих эмоций. Вместо попыток «рвать на себе волосы» из-за того, что Вы не читаете собственного ребенка как открытую книгу, научитесь признаваться в том, что Ваш ребенок абсолютно самостоятельная единица. У него есть свои желания, цели, смыслы, мотивы и потребности. Поэтому для понимания ребенка нужно обращать внимание не только на его поступки, но и на причины, которые послужили основой поведения.

Татьяна Ананьева, психолог

фото: ugugu.ru

Конфликтные отношения между родителями и детьми

Библиографическое описание:

Инина-Понуровская, Е. Ю. Конфликтные отношения между родителями и детьми / Е. Ю. Инина-Понуровская. — Текст : непосредственный // Актуальные вопросы современной психологии : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, март 2011 г.). — Челябинск : Два комсомольца, 2011. — С. 31-34. — URL: https://moluch.ru/conf/psy/archive/30/83/ (дата обращения: 07.08.2021).

Семья существовала на протяжении всей истории человечества и никогда не теряла своей значимости для общества как его базовой структурной единицы. Со времен Аристотеля, считавшего семью основополагающей ячейкой государства, и до настоящего времени человечеством не создана иная социальная модель, способная заменить семью. Многие исследователи отмечают, что в условиях наступления информационной эпохи глубоко традиционный институт семьи становится движущей силой общественного развития. [4,c.32]

Семья–ячейка (малая социальная группа) общества, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами, и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство на основе единого семейного бюджета. Жизнь семьи характеризуется материальными и духовными процессами. Через семью сменяются поколения людей, в ней человек рождается, через нее продолжается род. Семья, ее формы и функции напрямую зависят от общественных отношений в целом, а также от уровня культурного развития общества. Естественно, чем выше культура общества, тем выше культура семьи. [5, c.311]

Семья является важнейшей ценностью в жизни многих людей, живущих в современном обществе. Каждый член общества, помимо социального статуса, этнической принадлежности, имущественного и материального положения, с момента рождения и до конца жизни обладает такой характеристикой, как семейно-брачное состояние. Для ребенка семья – это среда, в которой непосредственно складываются условия его физического, психического, эмоционального, интеллектуального развития. Для взрослого человека семья представляет собой источник удовлетворения ряда его потребностей и малый коллектив, предъявляющий к нему разнообразные и достаточно сложные требования. На стадиях жизненного цикла человека последовательно меняются его функции и статус в семье. [1, c. 18]

В семье случаются разногласия, и это естественно. Ведь для совместной жизни объединяются мужчина и женщина с индивидуальными психическими различиями, неодинаковым жизненным опытом, разными взглядами на мир, интересами; позже в орбиту семейных отношений включены взрослые и дети – представители трёх поколений. И по самым различным вопросам, начиная с того, где провести выходной или отпуск, и кончая тем, в какой вуз поступать сыну или дочери, могут быть противоречивые мнения.

Актуальной проблемой современного общества является конфликт между родителями и детьми. По некоторым данным, в основе 42% всех случаев, когда люди вынуждены были обращаться за медицинской помощью в связи со своими психологическими проблемами, лежат супружеские конфликты.

Конфликт – столкновение или борьба, враждебное отношение. Конфликт – это всегда сложный и многоплановый социально-психологический феномен. [6, c.21]

Конфликт, как правило, порождается не одной, а комплексом причин, среди которых весьма условно можно выделить основную. Одна из наиболее распространённых причин семейных конфликтов – эгоистичность одного или обоих супругов. Эгоист, прежде всего, думает о своих потребностях, заботится о себе, не считается с потребностями и интересами близких людей. Эгоизм в семье и есть главный враг счастливого супружества.

Большую роль в возникновении семейных конфликтов играет незнание индивидуально-психологических различий людей, знание же их позволяет понять их поведение, помогает правильно выбрать средства общения с ними.

По мнению Кулагина И.Ю., проблема поколений не нами придумана, и не в наших силах ее разрешить. Она была, есть и будет — большая, упитанная и неразрешимая.

Родители всегда стремятся навязать ребенку определенную линию поведения, которая наиболее соответствует их принципам и идеалам, но такая политика далеко не часто приводит к желаемому результату. Дети не могут во всем потакать родителям, так как каждый человек индивидуален и имеет право на свою точку зрения. Человек не может копировать кого-либо, в том числе и своих родителей. Самое большее, что человек может сделать для сходства с ними – выбрать тот же путь в жизни. Иногда люди становятся военными, как их отцы, деды, прадеды. Некоторые идут по стопам своих предков и становятся врачами, музыкантами, математиками… Должно быть, это идеальный вариант для родителей, однако это далеко не частый случай.

И. Ю. Кулагин полагает, что проблема взаимопонимания родителей и детей рождается на ранней стадии воспитания. [3, c. 127]

В классическом психоанализе З.Фрейда влиянию родителей на психическое развитие ребенка отводится центральное место. В первые годы жизни ребенка родители (и особенно мать) – это те лица, с которыми связаны самые важные ранние переживания. Обычные повседневные действия родителей по уходу за ребенком имеют важный психологический эффект. [8, c.25]

Широкое признание получила точка зрения Э.Фромма на роль матери и отца в воспитании детей, на особенности материнской и отцовской любви.

Материнская любовь безусловна: ребенок любим просто за то, что он есть. Это пассивное переживание, материнской любви не нужно добиваться. Сама мать должна иметь веру в жизнь, не быть тревожной, только тогда она сможет передать ребенку ощущение безопасности. «В идеальном случае материнская любовь не пытается помешать ребенку взрослеть, не пытается назначить награду за беспомощность». Отцовская любовь по большей части — это обусловленная любовь, ее нужно и, что важно, можно заслужить достижениями, выполнением обязанностей, порядком в делах, соответствием ожиданиям, дисциплиной.

Затем ребенок идет в школу, и теперь уже взрослые пытаются заставить детей быть ответственными. Уроки, подготовка к различным школьным мероприятиям — все это теперь преимущественно детская забота. Родители же пытаются взять на себя роль строгого судьи, оценивающего конечный результат (двойка, выговор в дневнике, вызов в школу, или, наоборот — пятерка, грамота). Пока дети, были в детском саду, родители пытались контролировать каждый шаг. Теперь будто в компьютере сменили программу: «ты теперь большой. Ты будешь мыть посуду, ходить за хлебом в магазин, самостоятельно делать уроки…» Проблема состоит в том, что для ребенка это не самый лучший момент для крещения самостоятельностью. Первые несколько лет в школе — это время, когда родителям нужно быть особенно внимательными, понимающими и терпеливыми для того, чтобы помочь ребенку построить новые отношения с учителями и одноклассниками. Причем очень важно постараться не быть опекающими, ведь это сделает из ребенка инфантила. Всем известно, что излишняя забота и опека редко приводит к хорошему результату: ребенок лишается возможности самостоятельно мыслить, принимать решения и добиваться поставленных целей без посторонней помощи. Слепая неразумная материнская любовь «забивает» ребенка, делает человека безнравственным потребителем или честолюбивым карьеристом. С самого детства родители делают все для него, приговаривая: «не волнуйся, мы решим проблему». Ему заявляют, что перенапрягаться не стоит, ибо у него не хватит сил, времени, опыта и знаний. Корни недоверия лежат в самом детстве: ножки слабые – упадет, ручки хилые – не удержит. А о том, что дети с возрастом по силе и опыту могут превосходить родителей, мало кто задумывается. [7, c.349]

Заботой о детях родители, в том числе, прикрывают собственные интересы. Постоянные рассказы бабушек во дворе порождают страх остаться в одиночестве на старости лет. Поэтому надо сделаться незаменимым для ребенка. Родители тебе постоянно советуют, все их советы правильные, и без них жить ты не можешь. Поэтому ты должен жить с родителями и постоянно о них заботиться, потому что когда их не станет, у тебя не будет тылов и опоры. Из-за подобной воспитательной политики у подростков стремление доказать свою востребованность приводит к обратному эффекту. Ребенок начинает отдаляться, тем более что вечные охи и вздохи выводят из себя. Любое столкновение с родителями начинает вызывать раздражение

Подростковый возраст — время проверки всех членов семьи на социальную, личностную и семейную зрелость. Оно протекает с кризисами и конфликтами. В этот период все скрытые противоречия выходят наружу. Подростковый возраст — возраст, когда желание свободы превышает все дозволенные «нормативы». [2, c.134]

Тут начинается отделение подростка от родителей, противостояние им. Ребенок может стать грубым, резким, критиковать родителей и других взрослых. Раньше близкие многого не замечали в ребенке, верили в непогрешимость своего авторитета, и вот состоялось как бы свержение их с пьедестала. Происходит это потому, что в глазах подростка мать и отец остаются источником эмоционального тепла, без которого он чувствует себя беспокойно. Остаются они и властью, распоряжающейся наказаниями и поощрениями, и примером для подражания, воплощающим в себе лучшие человеческие качества, и старшим другом, которому можно доверить все. Но со временем эти функции меняются местами.

В современной психологии стили семейных взаимоотношений делятся на три основных: либеральный, авторитарный и демократический. Первый из них обычно проявляется в семье как отсутствие всяческих отношений и характеризуется отстраненностью и отчужденностью членов семейного союза друг от друга, их полным безразличием к делам и чувствам другого. В плане воспитания это обычно находит свое выражение либо в принятии юношами и девушками таких же принципов, либо в их полном отказе от какого-либо усвоения родительского опыта, отчуждении от родителей. Другой — авторитарный — характеризуется безапелляционным и бесцеремонным отношением членов семьи, их жестокостью, агрессией, диктатом, черствостью и холодностью по отношению друг к другу. В подобных системах отношений стремление к свободе становится для ребенка самоцелью, т.е. свобода ради возможности продемонстрировать свою свободу. Вот и возникает в семье своеобразный «Бунт на корабле». Наконец, демократическая форма взаимоотношений предполагает сотрудничество, взаимопомощь, развитую культуру чувств и эмоций, а также подлинное и полное равноправие всех участников семейного союза. В семьях, где существуют доверительные отношения между членами семьи, период взросления проходит относительно спокойно. Очень важна атмосфера любви в семье. Человек должен быть зачат в любви, выношен и рожден в любви, и все свое детство провести в атмосфере любви и взаимного уважения людей. Лишенный этого чувства человек не способен уважать своих близких, сограждан, Родину, делать людям добро. [9, c.311]

Ряд исследователей проблем семейных взаимоотношений [Антонов А.И., Ковалев С.В., Столяренко Л.Д.] выяснили, что наибольшее отчуждение между родителями и детьми приходится на период с 17-18 до 27-28 лет. В этот период, выскочив из родительского гнезда, едва оперившиеся «птенцы» стремятся совершенно отгородить себя от старших. Они либо не воспринимают советов родителей, либо имитируют внешнее согласие, сторонятся и избегают их компании. Именно в эти десять лет дети «учатся на своих ошибках», игнорируя чужой опыт. Для родителей же это то время, когда они испытывают потребность общения с повзрослевшими детьми, как с равными, чего еще несколько лет назад добивались от них их 12-15-летние сыновья и дочки. И только ближе к тридцати годам дети, потрепанные жизнью и наученные горьким опытом, начинают находить общий язык со своими уже не молодыми родителями.

С целью изучения проблемы конфликтных отношений между родителями и детьми в городе Набережные Челны, автор провел исследование.

В исследовании приняло 100 человек, учащиеся и рабочие, в возрасте 19 – 23 года.

Респондентам был задан вопрос: «Сталкиваетесь ли Вы в своей семье с такой проблемой, как конфликт «родителей – детей?» Было выявлено, что 90% опрашиваемых сталкиваются с данной проблемой.

Далее автор выясняет, как часто респонденты сталкиваются с конфликтом в своей семье. 40% респондентов сталкиваются с конфликтом несколько раз в месяц.

Затем автор выяснил причины конфликтов. Для 60% респондентов непонимание, является причиной конфликта.

На заданный автором вопрос – «Хотели бы Вы улучшить взаимоотношения в своей семье?», 50% опрашиваемых ответили, что нет, меня всё устраивает, но 40% хотели бы улучшить взаимоотношения в своей семье.

Далее автор выяснил, используют ли респонденты, либо будут ли использовать, методы воспитания их родителей на своих детях.

60% респондентов ответили, что частично используют, либо будут использовать, методы воспитания их родителей на своих детях.

После автору стало интересно, верят ли респонденты в существование идеальной семьи. 65% респондентов не верят в существование идеальной семьи. 30% полагают, что идеальная семья существует, 5% затрудняются ответить на данный вопрос.

Таким образом, результаты проведенного опроса по проблеме конфликтных отношений между родителями и детьми показали, что большинство семей сталкивается с данной проблемой периодически (несколько раз в месяц), в основном по причине непонимания. Данная ситуация устраивает членов семьи и они удовлетворены взаимоотношениями друг с другом. Также автор отмечает, что большинство семей частично используют, либо будут использовать, методы воспитания их родителей на своих детях.

Обобщая результаты проделанного исследования по проблеме конфликтных отношений между родителями и детьми, автор обнаружил, что данная проблема существует и нуждается в подробном изучении, а также ее разрешении.

Далее автор работы предлагает следующие варианты решения проблемы конфликтных отношений между родителями и детьми:

— Необходимо, чтобы человек мог выплеснуть эмоции, в т.ч. и агрессию не на живых людях, а на чем-то другом.

— Чувство собственного достоинства, к человеку относятся так, как он позволяет к себе относиться.

— Нужно нормально относиться друг к другу.

-Контроль над подрастающим поколением общества, благополучие семьи; изначально улучшить воспитание в семье, чтобы дети выросли добрыми людьми; самовоспитание.

— Попытаться гасить в себе недовольство и раздражение.

- Сбалансировать систему обязанностей и прав.

-Ввести некоторые простые правила общения, правила общежития, которые должны соблюдаться. Например: не входить друг к другу в комнату без стука или в отсутствие хозяина, не трогать личные вещи, не подслушивать телефонные разговоры и т.д.

— Необходимо оставлять за подростком право выбора друзей, одежды, музыки и т. д.

— Искренне объяснять, что вы чувствуете, когда расстроены, но не вспоминать старых, давнишних грехов, а говорить о сегодняшнем положении. Однако при этом никогда не давить, не наказывать физически, не унижать.

— Создать так называемый семейный совет, на котором решались бы многие проблемы всей семьи.

— Не требовать друг от друга только правильных поступков, помнить, что все совершают ошибки.

— Стать терпимее к недостаткам друг друга.

- Постараться восстановить доверие и уважение друг к другу.

— Не унижать, а поддерживать.

— Не вступать в бесконечные споры, и не допускать молчаливой, “холодной” войны.

— Уверять ребенка в том, что вы всегда будете его любить, что гордитесь тем-то и тем-то, чего в вас недостает.

- Нужно стремиться к такому типу семьи, как партнерство. Именно такой способ организации связей старшего и младшего поколений представляется оптимальным, а не опека, диктатура или сосуществование. И так как же этого добиться? Если мы хотим, чтобы сын или дочь стали ближе, роднее, то первое правило гласит, не ограждайте их от горестей и радостей взрослого человека, а делайте соучастниками ваших переживаний. Причем делайте это прямо и смело, давая доступные разъяснения. Не запугивайте, не сгущайте краски, поделитесь своими надеждами. Все должно быть общее: и радость, и слезы, и смех. Совместные переживания, надежды, мечты — все это сплачивает семью, укрепляет ее. Пусть подросток равноправно участвует во всех советах, решениях семьи. И его поведение будет обсуждаться так же. Ограничения и поощрения необходимо обсудить вместе, где вы и ребенок выскажете свое мнение. Поверьте, решение будет принято значительно легче.

Таким образом, отношения между родителями и детьми улучшатся. Это позволит сгладить конфликтные ситуации и улучшить психологическую атмосферу в семье.

Литература:

1. Богданович, А. А., Супружеская жизнь: гармония и конфликты. — М.: Профиздат, 1990.- 125с

2. Ковалёв, С. В., Психология современной семьи. — М.: Просвещение, 1988.- 207 с.- ISBN:5-09-000427-7

3. Кочетов, А., Логинов, А., «Начало семейной жизни, Мужчина и женщина». — Мн.: Полымя, 1988г. -448с -ISBN: 5-345-00279-7

4. Медков, В. М., Антонов, А. И., Семья // Социолог. энциклопедия -М.: Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 1996. — 304с.- ISBN: 5-211-03485-6

5. Немов, Р. С., Психология: В 3-х кн. — М.: Просвещение, Владос, 1995.- 608с. – ISBN: 5-691-01133-2

6. Павленок, П. Д., Краткий словарь по социологии. — М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2007.- 271с.- ISBN:5-86225-805-1

7. Райс, Ф., «Психология подросткового и юношеского возраста». - Санкт-Петербург, издательство ”Питер”, 2000 г — 656 с. – ISBN: 5-88782-416-6

8. Сборник: Перевод с немецкого. Фрейд А., Введение в детский психоанализ; Норма и патология детского развития; «Я» и механизмы защиты:– М.: Попурри, 2004. – 447 с. — ISBN: 985-6190-40-1

9. Смирнов, С.А., Педагогика: пед. теория, системы, технологии. Учебное пособие для студентов.– М.: Издательский центр « Академия », 1998 – 512с. — ISBN: 5-7695-0793-4

Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, родитель, семья, друг, конфликт, отношение, проблема, идеальная семья, материнская любовь, метод воспитания.

Межвозрастное непонимание: строим диалог с детьми

В ноябре профкомом сотрудников ВГМУ в сотрудничестве с социально-педагогической и психологической службой (СППС) была организована и проведена очередная встреча участников Родительского клуба «Успешные Дети — Счастливые Родители».

Участники клуба обсуждали причины межвозрастного непонимания. Формировали стратегию и тактику преодоления этих причин.  Ни для кого не секрет, что в результате общения между людьми возникает масса причин для конфликта. Особенно болезненно эти конфликты происходят между родителями и детьми. Если взрослые, это по сути развитые и стабильные цивилизации, то дети – это молодые и эволюционирующие братья по разуму. С непредсказуемыми как для родителей, так и для самого ребенка возможностями и особенностями.

Межвозрастное недопонимание зиждется на очевидном состоянии ребенка, на данном этапе его жизни – он еще не освоил всех правил этого мира. Поэтому не удивительно, что между родителями и детьми возникают волны непонимания.

Участники Родительского клуба пришли к согласию в понимании в разнице смысла слов, что говорят родители и слышит ребенок. Одобрили важность применения методик и искренности передачи своих чувств, при выражении недовольства поведением ребенка. В частности разобрались и постигли такие техники как «ты-сообщение» и «я-сообщение». Опираясь на которые, можно прийти к конструктивной критике с сохранением уважения членов семьи друг к другу.

Негативные эмоции с течением времени накапливаются. А это приведет к вспышкам гнева, обидам и раздражениям даже при мельчайших и не значительных проступках ребенка. Вопрос только во времени.

Навык искреннего «я-сообщения» – наилучший способ выразить свое недовольство по отношению к ребенку и сохранить хорошие отношения в семье. Которые, в свою очередь, держатся на одной из фундаментальных человеческих потребностей – на потребности в любви, в принадлежности, то есть нужности другому.

Игорь Ксениди, член комиссии по информационной работе профкома сотрудников ВГМУ,  инженер-программист ВГМУ телефон +375292997450;
Алексей Погоцкий, председатель профкома сотрудников ВГМУ телефон +375298367356

Что делать, если отношения в семье – сплошной конфликт?

Жизнь человека неразрывно связана с общением. Каждый день нам приходится вступать в диалог с десятком людей: кассир в магазине, человек, закрывающий проход в общественном транспорте, семья, друзья. Но общение не всегда проходит гладко, разница взглядов и мировоззрений приводит к возникновению межличностных конфликтов. Особенно тяжело справляться с теми проблемами, что касаются межличностных отношений.

О том, как можно справляться с конфликтами в семье, «Дети Вышки» решили поговорить в этой статье.

Каждый человек хотя бы раз в своей жизни вступал в конфликт. Причин для того безмерное множество, но в большинстве случаев поводом является банальное непонимание между сторонами. К сожалению, когда вопрос касается отношений в семье, недопонимание возникает достаточно часто. Проблема «отцов и детей» знакома обществу с незапамятных времён. Родители считают, что их чадо слишком юно и неопытно, чтобы принимать решения самостоятельно, что в нём «играет молодая кровь». В то время как сам ребёнок считает, что родители не понимают современных норм и не могут объективно взглянуть на вещи. В некоторых семьях любое общение превращается в конфликт, и это становится огромной проблемой. Что же можно сделать в случае, когда непонимание достигает критических объёмов?

Кажется, что самое простое решение – уехать от родителей и прекратить или значительно ограничить общение с ними. Поэтому во многих семьях дети годами живут в ожидании наступления возраста, который позволит им наконец покинуть родительское гнездо и начать самостоятельный путь. Однако разрыв родственных связей является всё же радикальным решением, на которое готовы пойти далеко не все. Иным способом может стать попытка понять друг друга.

Несмотря на возникающую, казалось бы, пропасть между поколениями, прийти к взаимопониманию всё-таки можно, и часто в этом вопросе может помочь простой диалог. Да, сесть с родителями за один стол с чашкой ароматного чая и спокойно поговорить на темы, где ваши мнения расходятся – самый простой путь к построению тёплых доверительных отношений и исправлению сложившейся ситуации в целом.

В этом вопросе принципиально важно желание обеих сторон к разрешению конфликта и готовность к конструктивному диалогу, иначе попытка свести конфликт на нет рискует усугубить его до той степени, когда разобраться самостоятельно будет практически невозможно. Находиться в таких отношениях с близкими станет невыносимой пыткой, поэтому этот вариант не универсален и подходит отнюдь не всем.

Если же градус ваших отношений уже доведён до температуры кипения и любая попытка обсуждения спорных вопросов приводит к разговору на повышенных тонах, помочь может специально обученный человек – психолог.

Несмотря на расхожее мнение о том, что психолог может помочь только одиночным пациентам с их сугубо личными проблемами, или только семейным парам, в психологии существует отдельное направление под названием «Психология детско-родительских отношений».

В числе изучаемых вопросов этого направления построение гармоничных и здравых отношений между старшим и младшим поколением в пределах одной семьи – одно из наиболее фундаментальных и важных.

Случается и так, что недопонимание возникает не по причине нежелания сторон прислушаться к словам друг друга. Алгоритмы принятия и усвоения информации в каждой возрастной группе немного разнятся с остальными, и это без учета того, что здоровым, осознанным восприятием обладают далеко не все.

Неудивительно, ведь многие неэффективные модели поведения передаются из поколения в поколение, от родителей к детям: манера обвинять на пустом месте или отчитывать вместо того, чтобы проявлять беспокойство; неспособность признать свою вину или же отметить заслуги другого, считая, что тем самым его можно разбаловать.

Мы не можем интуитивно научиться правильному, безболезненному решению конфликтов, если этому нас на собственном примере не обучили родители. Поход к психологу может значительно упростить процесс нахождения общего языка между членами семьи, помочь найти абсолютно новые или же просто незамеченные ранее точки соприкосновения и нити, связующие ваши взгляды на мир, проработать ошибки и старые травмы, которые препятствуют адекватному восприятию чужих мнений и высказываний. Даже если родственники пока отказываются составить вам компанию на приёме у специалиста, но желание наладить отношения есть, можно начать с себя. Это может помочь лучше понять свои проблемы, причины возникновения внутри вас негативных эмоций при общении с семьёй, а также даст возможность понять, что вы со своей стороны можете сделать в конфликтной ситуации.

Изменение собственного отношения к проблеме может так же оказаться хорошим решением. Конфликт рождается на стыке мнений и интересов обеих сторон. Но если одна из сторон будет более податлива в вопросе поиска компромисса, конфликта может так и не возникнуть. Как и в любом общении, оставаться спокойным, здраво оценивать ситуацию, а иногда и умение промолчать помогает избежать столкновения мнений. Однако важно не накапливать негатив внутри себя, а пускать его в конструктивное русло.

Можно ограничить своё общение с конфликтными родственниками, а можно сменить тактику общения. Для начала определитесь с целью: вы хотите отстоять свою позицию? Тогда отстаивайте ее спокойно и твердо, но не забывайте об уважении к оппоненту. Вам важнее мир и спокойствие дома? Тогда подумайте о том, что не обязательно отстаивать свою позицию абсолютно во всех вопросах, если их решение не влияет на вашу жизнь.

Ну зачем вам убеждать маму в том, что Чак Паланик – прекрасный писатель, если она фанат Агаты Кристи? Полемику с членами семьи вполне можно заменить обсуждением бытовых вопросов и непринуждённой беседой за ужином.

Часто случается и так, что родители хотят, но не могут найти общий язык с детьми. Как бы парадоксально это ни звучало, но возможно, им стоит перестать пытаться. Вряд ли ребёнку или тем более подростку захочется разговаривать с взрослым человеком, который активно пытается к нему «лезть». Часто такие ситуации сопровождаются крайней назойливостью со стороны родителей, что, несомненно, только больше раздражает. Вместо того чтобы насильно заставить кого-то проводить с вами больше времени, попробуйте стать тем, с кем хочется это делать. Задумайтесь: почему сын или дочь не хочет сходить с вами на прогулку или посмотреть вместе фильм в пятницу вечером? Возможно, вы не разделяете его интересы? Может, у него просто другие планы? Предшествовали ли вашему предложению о совместном досуге ссоры? Всё это важно.

Какими бы сложными ни были отношения с родственниками, важно помнить, что эти люди всегда остаются вашей семьёй. Часто под попытками изменить ваше мнение не самыми приемлемыми для вас способами кроется лишь чересчур обострённая забота и попытка уберечь вас от ошибок. Старайтесь с пониманием относиться к окружающим, ведь все мы просто люди с эмоциями и своим видением мира, и каждому свойственно ошибаться. Это именно то, что делает нас людьми.

Виктория Тимошева

Сочинение на тему Взаимоотношения родителей и детей 11 класс ЕГЭ

Родители и дети — это поколения, между которыми существует значительная разница в возрасте. Именно поэтому на протяжении жизненного пути их взгляды в отношении многих вопросов расходятся.

Так устроено природой, что мамы и папы, в силу своего опыта и возраста, имеют возможность оберегать своих детей от окружающих трудностей, остерегать от ошибок, защищать, воспитывая и помогая им с самого детства.

С ранних лет ребенок не просто привыкает к родителям, а считает себя единым целым с ними, семьей. Это и есть норма.

Однако нередко дети из-за неправильно построенных взаимоотношений внутри семьи чувствуют непонимание. Они осуждают родителей, считая их врагами, если не чувствуют удовлетворения потребностей, например, без максимально свободного времени из-за невыполненного домашнего задания. Им начинает казаться, что мама и папа ограничивают их свободу. В результате подобного недопонимания у большинства членов этих семьей возникают конфликтные ситуации. Но они временные. Так как при правильном подходе родители выстраивают взаимоотношения таким образом, чтобы ребенок принял ситуацию, поверил взрослому и определил верный путь.

Идеальные семьи такие, в которых царит между детьми и их наставниками взаимопонимание. Ребенок чувствует опору, он видит, что его ценят и любят. Из-за понимания этого он счастлив.

Даже воспитательные моменты, в которых присутствуют недомолвки, не дают ему думать о враждебности, обмане.

Дети поддаются благотворному влиянию взрослых в атмосфере гармонии, глядя на уравновешенных, трудолюбивых, образованных родителей, так как видят их истинное лицо и отношение к себе.

Особый интерес вызывает ситуация, когда в семье воспитывается не один ребенок. Тогда возникает опасность возникновения конкуренции, ревности между детьми. В этом случае нужен грамотный подход и анализ своего поведения взрослым. Необходимо дать понять детям, что каждый из них любим.

Умение прощать ребенка, направлять его на верный путь, доверять — это действенные способы в воспитании, установлении доверительных отношений на любом возрастном этапе ребенка, которые помогут вырастить ответственного, самостоятельного человека с достойными качествами.

Сочинение рассуждение Проблема отношений между родителями и детьми

Проблема отношений между родителями и детьми волнует многие поколения. Нельзя сказать, что раньше все было благополучно. Взять хотя бы произведение «Отцы и дети», непонимание между взрослыми и детьми прослеживается на протяжении всего романа. В произведении «Дубровский» явно показан авторитарный стиль Кирилы Петровича. С другой стороны были семьи наполненные любовью и уважением это можно проследить на примере семьи Ростовых в романе «Война и мир».

Каждое поколение повзрослевших людей считает, что молодежь стала намного хуже, а вот в их детство и юность было совсем иначе. С этим можно поспорить. Как и много лет назад наши прапрадеды играли на гармошке и гуляли до первых петухов, так и нынешняя молодежь гуляет только в руках у нее не гармошка, а гитара или сотовый с музыкой.

Сейчас, как и раньше отношения в семьях разные. Они берут свои корни в тех семьях, где росли и воспитывались люди, создавшие новые семьи. Какие-то появились новые отношения. Требования жизни меняются, меняются и отношения родителей и детей.

Дети отражение своих родителей, поэтому не стоит удивляться в кого пошел ваш сын или дочь. Нет смысла их обвинять, что они чего не добились или не слушаются вас. Подумайте, а вы всегда слушались своих родителей и оправдали их надежды. Может лучше не обвинять и не ругать молодежь, а просто помочь не навязчиво и грубо. Приучить своих детей не слепо слушать, что говорят взрослые, а прислушиваться и брать для себя самое лучшее. Будет приятно, что решивший все ребенок придет посоветоваться, как ему поступать. Пусть он сделает все по своему, но при этом учтет ваши рекомендации, а может и вовсе откажется от своей затеи.

Главное в отношениях доверие и уважение к выбору другого человека. Если родители не интересовались жизнью своего ребенка, а когда он стал подростком стали учить жизни, естественно встретят бурную негативную реакцию.

Чтобы добиться полного взаимопонимания с детьми надо постоянно быть гуще их жизненных событий.

ЕГЭ 11 класс

Другие сочинения:

Взаимоотношения родителей и детей

Несколько интересных сочинений

  • Характеристика Стародума с цитатами и афоризмами из комедии Недоросль

    Недоросль — знаменитая комедия Д.И.Фонвизиа, в основе которой лежит социально-политический конфликт. Одним из центральных положительных героев пьесы является Стародум

  • Сочинение Можно ли утверждать, что современная молодёжь в чём-то ориентируется на поколения прошлых лет?

    Современная молодёжь очень сильно отличается от молодежи прежних лет. Поколения прошлых лет ориентировались на старшее поколение. Имели твёрдую позицию в жизни, придерживались моральных и нравственных норм

  • Сочинение Социальные сети плюсы и минусы

    Если бы несколько лет назад кто-нибудь спросил бы: что такое социальные сети или интернет? Любой человек затруднился бы ответить на этот вопрос. Сейчас же, что такое интернет известно каждому. И я думаю, в наше время на этот вопрос любой сможет дать ответ

  • Сочинение Сказка собственного сочинения о волшебном дереве

    Жили-были дед да баба, и была у них внучка Дашенька. Дед работал портным на рынке, а баба швеёй в одном из королевств. И вот однажды баба подслушала разговор между королями в котором она узнала про одно волшебное дерево

  • Мой любимый герой повести Тарас Бульба Гоголя

    Повесть Тарас Бульба написанная Николаем Васильевичем Гоголем, имеет очень глубокий смысл. В этой повести описаны самые главные ценности казацкого народа, это патриотизм, честь, дружба и преданность.

отцов и детей: понимание недоразумений

Будет ли хорошей идеей для родителей запрашивать у ребенка небольшую обратную связь о том, как он справляется со своими родительскими обязанностями? Следует ли родителям спрашивать, нужно ли ребенку что-то еще или что-то еще?

По словам Джеффа Кукстона, профессора психологии Государственного университета Сан-Франциско, ответ положительный. Он поделился некоторыми из своих исследовательских идей о воспитании детей по мере приближения Дня отца в 2013 году.

Дети часто не понимают, почему родители говорят то, что они говорят, или почему они делают то, что делают. Большинству родителей это хорошо.

Но что по-настоящему сбивает с толку родителей, так это то, что дети могут не только не понимать их, но и понимать их неправильно. Дети могут неправильно истолковывать слова и действия родителей и приписывать им непреднамеренные мотивы.

Эти недопонимания и неверные толкования могут привести к неправильному восприятию родителей со стороны ребенка.Что касается Кукстона.

Исследование Кукстона и его коллеги Андреа Финли было посвящено отцам и тому, как их поведение воспринимается разными детьми-подростками в разных контекстах. Исследование появилось в марте в Журнале семейных вопросов.

Размышляя об отце

Чтобы объяснить, как дети видят и интерпретируют поведение родителей, в исследовании упоминается отец, который покупает мороженое для своего ребенка. Один ребенок может подумать, что отец делает это просто потому, что он всегда такой хороший парень, но другой ребенок может подумать, что отец обычно не такой хороший, и, возможно, сделал это только потому, что у него был хороший день.

С другой стороны, если отец говорит ребенку что-то расстроенное, ребенок может интерпретировать его слова как слова отца, который обычно добр, но у него был плохой день на работе. Однако ребенок может решить, что обидный комментарий отца типичен для него как личности.

Чтобы показать, насколько все это может быть сложно, Кукстон прокомментировал родителя, который старается не быть резким с ребенком. «Вы можете думать, что являетесь хорошим родителем, если, например, не проявляете суровость к своему ребенку, но ваш ребенок может рассматривать это как:« Ты не вкладываешься в меня, ты не пытаешься », — объяснил Кукстон. .

Он считает, что «дети активно пытаются осмыслить то воспитание, которое они получают», и что это важное соображение для родителей. В его прошлых исследованиях было изучено, как дети воспринимают и строят свои отношения со своими отцами.

«Смысл, который дети берут в воспитании, может быть столь же или даже более важным, чем поведение родителей», — сказал он.

Все это помогает объяснить, почему Кукстон советует отцам «иногда говорить своим детям:« Как у меня дела? » Я тот папа, которым ты нужен? »Он думает, что отцов могут удивить« фильтры », которые дети используют для интерпретации родительских слов и действий.

Конечно, то, как подросток интерпретирует поведение отца, может повлиять на ход отношений между ними.

Исследование Кукстона имеет значение для консультантов, работающих с отцами и их детьми-подростками. Это предполагает, что существует «необходимость изучить, как передавать сообщения подросткам», учитывая возможность неправильного понимания или неверной интерпретации сказанного.

Стержень с выступом

С наступлением Дня отца Кукстон поделился еще несколькими своими мыслями об отцовстве.Он заметил, что отцы выполняют жизненно важные роли, начиная от подражания и заканчивая дисциплиной в жизни детей. Но он предположил, что это все к лучшему, когда отцы делают акцент на эмоциональных отношениях с ребенком. Это может даже повлиять на поведение ребенка вне дома.

И тот, кто не всегда был добрым и любезным отцом, может им стать, настаивал Куксон. Он прокомментировал, что «родители могут измениться, и дети могут это принять».

Другие исследователи и комментаторы сегодня отмечают стремление современных отцов проводить больше времени со своими детьми и более тесно общаться с их жизнью.Кукстон соглашается, что это важно.

«Нам нужно поднять планку отцовства», — предложил он, добавив, что «если рядом есть мужчина, который является хорошим кормильцем, не кричит на своих детей и ходит на футбольные матчи», этого может быть недостаточно.

Кукстон сказал: «Нам нужно ожидать большего с точки зрения вовлеченности, вовлеченности и качественного взаимодействия».

Об авторе
Дэвид Гибсон 37 лет проработал в редакции Католической службы новостей, где он был основателем и долгое время редактором Origins, документальной службой CNS.Дэвид получил степень бакалавра в Университете Св. Иоанна в Миннесоте и степень магистра религиозного образования в Католическом университете Америки. В браке 38 лет, у него с женой три взрослых дочери и шесть внуков.

6 простых советов, которые помогут справиться с недопониманием родителей и подростков

Подросткам и их родителям иногда кажется, что они с разных планет. С таким количеством ожиданий и желаний с обеих сторон уживаться может казаться почти невозможным.Хорошая новость в том, что почти каждый в какой-то момент сталкивался с этим, и в этой статье мы попытаемся решить некоторые из этих проблем.

Аргументы — естественная часть любых отношений, но проблемы, как правило, возникают, когда они не решаются. Вы когда-нибудь чувствовали себя так, как будто сегодня день сурка, и как бы вы ни старались, вы продолжаете идти по одной и той же земле и никогда никуда не денетесь? Какое разочарование!

Я много работаю с подростками и их родителями, поэтому часто считаю, что самая большая проблема — это услышать обе стороны истории.Это может иметь огромное влияние на поиск решения, выгодного для всех вовлеченных сторон, включая других членов семьи. Важно помнить, что ключом является общение.

Многие подростки часто сталкиваются с множественной неуверенностью. Они могут варьироваться от ощущения отсутствия поддержки и непонимания, до размышлений о своей самооценке или обвинения себя во всех жизненных проблемах. Меньше всего им хочется, чтобы их родители постоянно дышали им в шею.

Родители хотят лучшего для своего ребенка, но часто озадачены поведением своих детей. Им может быть трудно общаться со своим ребенком, и они часто задаются вопросом, не сделали ли они ошибок при их воспитании.

Мое послание всем подросткам — ваши родители не хотят увольнять вас, кажется, будто они контролируют вашу жизнь или заставляют вас чувствовать, что это ваша вина. Вероятно, они расстроены или не понимают, откуда вы. Для родителей естественно желание защитить своего ребенка.

Мое сообщение всем родителям — ваш подросток не нажимает на ваши кнопки намеренно. Они, вероятно, чувствуют, что их неправильно понимают или чувствуют, что вы относитесь к ним иначе, чем к их братьям или сестрам. Подростки естественным образом проверяют свои границы, чтобы обрести большую независимость.

Существует ряд эффективных методов разрешения споров, а еще лучше — их предотвращения.

Вот несколько простых советов, которые помогут вам уменьшить стрессовые ситуации и почувствовать себя более понятым.

1. Выберите подходящее время для обсуждения проблемы. Попытки разобраться в какой-либо проблеме в пылу сиюминутной ситуации могут усугубить ситуацию. Если эмоции накаляются, лучше оставить ситуацию, пока все не уляжется, и вернуться к ней позже.

2. Внимательно слушайте, что говорит собеседник (например, поддерживайте зрительный контакт).

3. Дайте другому человеку время объяснить, в чем проблема или что он чувствует.

4. Будьте внимательны.Если вы занимаетесь чем-то еще, например, смотрите телевизор или играете с мобильным телефоном, это посылает им сообщение, что вас это не интересует. Может быть очень неприятно чувствовать, что другой человек игнорирует вас.

5. Повторите то, что сказал другой человек, чтобы показать ему, что вы правильно его поняли. Помните, что вам не нужно соглашаться друг с другом, чтобы чувствовать себя услышанным. Вы можете согласиться не согласиться.

6. Оба разделяют то, что вы думаете о решении, и будьте готовы к компромиссу.Дело не в том, кто выигрывает, а кто проигрывает. Компромисс — это способ помочь обоим людям удовлетворить свои потребности.

Это нормально — чувствовать себя застрявшим в любых отношениях, и важно понимать, что вы не одиноки. Пара посещений квалифицированного клинического психолога может быть всем, что вам нужно, чтобы навсегда изменить ваши отношения к лучшему.

Боль непонимания родителей | by Layl

Я девочка-подросток или взрослый, не знаю. Мне девятнадцать лет, но определяет ли мой возраст, буду я еще подростком или нет? Сегодня я решил поделиться с вами тем, что я живу, с чем имею дело или даже борюсь, как человек, который находится на переходном этапе от подросткового возраста к взрослой жизни.На самом деле я не меняюсь и не развиваюсь самостоятельно, все вокруг меня делает меня тем, кем я становлюсь.

Когда я был подростком, почти с тринадцати лет, мое видение вещей было расплывчатым. Я не видел (и до сих пор вижу) не ясно или, вероятно, не понимал того, что видел. У меня были проблемы с тем, кто я как человек, что мне нравится, к чему я принадлежу, во что я верю. В основном у меня были проблемы с тем, кто я. Я боролся, я ночами плакал, пока не уснул. Я проводил утро в постели, размышляя, идти ли мне в школу или нет, потому что это место для меня, со всеми людьми, которые там были, было адом.Мне было неудобно находиться с людьми. Я всегда видел, кем они были на самом деле, и поверь мне, это дерьмо ужасно. Это действительно печально, как много людей с самого раннего возраста могли быть злыми. Все издевательства, которые я видел в своей школе, заставили меня поставить забор между мной и людьми.

Но со всеми вопросами, которые у меня были, моя жизнь продолжалась. Я почти могу сказать, что вела «нормальную» жизнь. То есть, несмотря на то, что у меня были проблемы с доверием, и я ненавидел все, что происходило вокруг меня, я продолжал ходить в школу, общаться, делать то, что делал бы нормальный ребенок.Я понятия не имел, почему я продолжал следовать за толпой, и я делал то, в чем не был полностью убежден, но я чувствовал, что мои родители, общество, жизнь заставляли меня делать эти вещи. И поскольку я воспитал своих родителей, я хочу рассказать вам об их вкладе в мои подростковые годы. Меня было нелегко растить. Я всегда был бунтарем и не принимал навязанных мне правил, я всегда хотел знать, нравится мне то, что я делаю, или нет, принесет ли то, что я делаю, мне что-то выиграть, было ли это верным моим принципам или нет и я думаю, что это то, чего мои родители не понимали (и до сих пор не понимают).Они всегда замедляют мой процесс становления собой. Они говорят, что защищают меня. Но защищать меня от чего? Я всегда задавал этот вопрос, и они всегда получали ответ: «Этот мир — большое пространство, в каждом уголке которого есть опасности». Но просто чтобы я не попал в эти углы, они держат меня подальше от всего мира. И я думаю, что мир скрывает так много всего, кроме этих опасностей, и я не против попасть в то, что они называют опасностью, просто чтобы увидеть красоту мира, увидеть, что он скрывает, увидеть, что он может предложить мне.Я вижу мир как бесконечные возможности, и страх перед родителями заставил меня скучать по многим из них. Я действительно так много виню их, даже если не сомневаюсь в их любви ко мне. В чем я сомневаюсь, так это в их понимании. Они не видят во мне человека, который изо всех сил пытается поглотить этот мир, использовать каждый шанс, испытать все, что этот мир ставит на моем пути. Меня не волнует, что я ошибаюсь или делаю ошибки, но мои родители заботятся, и это ставит меня в тупик, у которого нет выхода. Они хотят выбирать вещи за меня; мои друзья, моя карьера, мой образ жизни.К сожалению для них и к счастью для меня, я не из тех людей, которые просто следуют приказам. Мои друзья, те, кто «покорны», если можно так выразиться, далеки от автономии. Я вижу, что они являются неудачными версиями своих родителей. Я вижу, что они не понимают, почему они делают то, что делают. Когда я спрашиваю их, почему они сделали то или это. У них никогда не было ответа, они просто знали, что их этому учили, и поэтому они это делают. Мне очень жаль детей, которые не понимают от самих себя, тех, кто так боится своих родителей, что в конечном итоге становятся такими же, как они.Этого хотели мои родители; чтобы сделать их копию, и в итоге я оказался с точностью до наоборот. У них была мечта, что я стану девушкой, которой они могут хвастаться перед своими друзьями, той, кто хорошо учится в школе и чьи цели состоят только в том, чтобы стать успешной девушкой в ​​профессиональном плане. Они хотели защитить себя от «плохих» друзей; те, кто каждую неделю ходит на вечеринки, поздно возвращается домой, слишком много пьет, курит сигареты и т. д. Но это тот человек, которым я являюсь сегодня. Я не говорю, что для меня свобода — это поздно приходить домой пьяным.Я говорю, что для моих родителей это неправильно. Но для меня это этап моей жизни. Это подросток. Очень хочется попробовать. Это выбор, хочу ли я стать курильщиком или алкоголиком или нет. И это то, что я выбрал. Мне было так больно, когда я видел, как люди выходят и веселятся, пока я застрял в своей комнате, потому что боялся рассердить маму.

Моя мама всегда на все злилась. Она всегда не одобряет мой выбор, она всегда думает, что я лгу.Она еще больше усложнила мои подростковые годы. Она не понимала, что мне пора измениться и повзрослеть. Она всегда считала меня своей милой дочкой, которой она выбирает одежду, прическу, школу и все остальное. Она не могла представить себе, что, может быть, когда-нибудь эта девочка вырастет и станет женщиной сама по себе и будет делать свой собственный выбор. Она не принимала идею о том, что я настолько независим и пренебрегает правилами, которые она для меня установила. Она всегда хотела контролировать все в моей жизни.Я не знаю почему, потому что обычно друзья моих родителей и особенно их мамы приходят к тому моменту, когда они «сдаются» и наконец понимают, что их дети должны быть самими собой и что они должны существовать сами по себе. Моя мама превратила мои подростковые годы в чертов ад. Она не просто осуждала мое поведение, ей приходилось напоминать об этом каждый раз, когда она видела меня. У нас никогда не было разговоров, чтобы она не жаловалась на то, что я делал со своей жизнью. Даже когда я был в лучшей форме, она нашла способ, черт возьми, меня сбить.Я пытался вести себя хорошо, не отставать от нее, понимать ее, но она не понимала меня. Я все время пытался объяснить ей, что я делаю и почему я это делаю, но она все еще не могла меня понять. Я плакал, плакал и плакал, но она все равно не чувствовала моей боли. Она так сильно заботилась об этом мусульманском обществе, в котором мы живем, что ради этого отказалась от счастья своей дочери. Не думаю, что она заботится обо мне так сильно, как о моей репутации. У меня тоже была проблема с этим. Но это было до того, как я так сильно боролась.Прежде чем я научусь любить себя. Как я научился любить себя? Честно говоря, я не могу дать вам рецепт просто потому, что для этого нет рецепта. Все, что я знаю, это то, что я прошел через столько всего, чтобы наконец добраться до точки, в которой я полностью полюбил себя со всеми своими недостатками, недостатками и неудачами. Кроме того, я знаю, что на это потребовалось время, и я не проснулся однажды, любя себя. Я действительно работал над тем, чтобы быть тем, кем являюсь сегодня. Я не хочу забивать вас клише вроде «сегодняшние неудачи — успех завтрашнего дня» и другими клише.Но это так, хотим мы того или нет, но как-то так. Я знаю, что иногда нам кажется, что мир кончается. Я знаю, что иногда мы чувствуем себя такими подавленными и что ничто в этом мире не может нас поднять. Я знаю, что иногда мы хотим вообще положить этому конец и исчезнуть, потому что уже ничего не получается. Но каким-то образом мы развиваемся, и то, что для нас важно сегодня, завтра не будет иметь значения. Я знаю это, потому что три месяца назад я хотел вытатуировать имя мальчика у себя на груди, а сегодня, когда я вижу его, меня просто тошнит.Я не из тех, кто мотивирует людей быть честными. Я ненавижу жизнь и считаю, что позитивные флюиды — это просто тренд, который люди придумали, чтобы казаться крутым. Я не знаю, как вы можете привлечь позитивные эмоции, когда весь ваш мир рушится. Кроме того, я не считаю мир чем-то прекрасным, а жизнь — чем-то достойным жить, но все, что я хочу сказать, это то, что тяжелые времена не обязательно должны делать все наше существование болезненным. Мы должны найти способ получить как можно больше удовольствия, даже если это сложно. Мои родители, например, не имеют представления о наслаждении жизнью.Они всегда говорят мне, что мое путешествие действительно начинается, когда я получаю свою первую работу и буду финансово независимым, но то, что происходит до этого, — это просто потраченные впустую годы, годы, потраченные на страдания, чтобы просто «насладиться» чуть позже. Вот почему я не лажу с родителями. Они даже хотят запланировать мое развлечение. Они определенно несут ответственность за то, что меня преследует. Я думаю, что люди, чьи родители более понимающие, вырастут стабильными и здоровыми. Я считаю, что детство играет важную роль в нашей жизни.А родители — это в основном ваше детство. Каждый раз, когда я вижу кого-то, у кого есть серьезные проблемы с жизнью, я в конечном итоге копаюсь глубоко внутри него и каждый раз обнаруживаю, что его детство было испорченным. Мы живем в 2019 году, а родители до сих пор не осознают, как сильно они могут испортить жизнь своих детей. Люди по-прежнему предпочитают оживлять людей, не зная, как с ними обращаться, и это самая печальная вещь в этом мире.

Взаимосвязь между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков: подтверждение общего посредничества в окружающей среде

J Abnorm Child Psychol.Авторская рукопись; доступно в PMC 2012 1 июля.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3102125

NIHMSID: NIHMS285409

Ashlea M. Klahr

State University Psychology 1 MI

Martha A. Rueter

2 Департамент семейных социальных наук, Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота

Мэтт МакГью

3 Департамент психологии, Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота, Миннесота

Уильям Г.Иаконо

3 Департамент психологии, Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота

С. Александра Берт

1 Департамент психологии, Университет штата Мичиган, Ист-Лансинг, Мичиган

1 Департамент психологии Мичигана Государственный университет, Ист-Лансинг, Мичиган

2 Департамент семейных социальных наук, Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота

3 Департамент психологии, Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота

См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Предыдущие исследования показали, что взаимосвязь между конфликтами между родителями и детьми и антиобщественным поведением подростков, по крайней мере, частично по происхождению является общей средой. Однако все доступные исследования по этой теме (насколько нам известно) основаны исключительно на отчетах родителей и / или подростков, которые подвержены различным формам предвзятости оценщика. Поскольку наличие значительных общих экологических эффектов в прошлом часто объяснялось предвзятостью оценщика (Baker, Jacobsen, Raine, Lozano, & Bezdjian, 2007; Bartels et al., 2004; Bartels et al., 2003; Hewitt, Silberg, Neale, & Eaves, 1992), было бы важно подтвердить, что результаты совместного экологического посредничества сохраняются даже при изучении (предположительно более объективных) оценок этих конструктов наблюдателями. Таким образом, в текущем исследовании изучались истоки взаимосвязи между конфликтом родителей и детей и отыгрыванием подростков, что измерялось с использованием как оценок наблюдателей, так и различных отчетов информаторов. В исследовании приняли участие 1199 усыновленных и не усыновленных подростков из 610 семей из исследования «Взаимодействие и поведение братьев и сестер» (SIBS).Результаты показали, что конфликт родителей и детей последовательно предсказывает поведение отыгрывания у приемных подростков, и, более того, эта связь эквивалентна таковой у подростков, связанных с биологическим родством. Что наиболее важно, эти результаты не различались в зависимости от сообщений родителей и подростков или оценок наблюдателей конфликта между родителями и детьми и поведения отыгрывания. Такие результаты решительно выступают против предвзятости оценщика как основного объяснения связи между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков, опосредованной общей средой.

Ключевые слова: Исследование усыновления, Воспитание, Антисоциальное поведение, Рейтинги наблюдателей, Совместное окружение

В рамках поведенческих генетических исследований окружающая среда разлагается на два источника дисперсии: разделяемую и не разделяемую. Общая среда — это та часть среды, которая является общей для людей, живущих в одной семье, и действует для увеличения сходства между братьями и сестрами независимо от доли общих генов. Напротив, неразделенная среда состоит из тех экологических переживаний, которые различают членов одной семьи и действуют, чтобы уменьшить их сходство.Хотя ранние работы были сосредоточены в первую очередь на неразделенной среде, в последнее время наблюдается возрождение интереса к общей среде. В самом деле, Берт (2009) утверждал, что общие влияния окружающей среды на психопатологию детей и подростков, как правило, умеренные по величине, и, в отличие от необщих влияний окружающей среды, они, по-видимому, сохраняются с течением времени (по крайней мере, до позднего подросткового возраста; см. Берт, МакГью и Яконо, 2010).

Возможно, самое главное, однако, предыдущие эмпирические исследования убедительно показали, что общие экологические влияния также являются идентифицируемыми источниками экологического влияния (Burt, 2009; Burt, McGue, & Iacono, 2009).Одним из таких идентифицируемых источников общего влияния окружающей среды может быть воспитание детей (McGue, Sharma, & Benson, 1996; Pike, McGuire, Hetherington, Reiss, & Plomin, 1996). В качестве примера, Burt, Krueger, McGue, & Iacono (2003) исследовали выборку из более чем 700 11-летних пар близнецов и их матерей и обнаружили, что общее влияние окружающей среды, способствующее конфликту родителей и детей, составляет примерно 12% всех пар близнецов. общая дисперсия детских экстернализующих расстройств. Последующее лонгитюдное исследование с этими семьями также показало, что эта связь сохраняется с течением времени, так что конфликт между родителями и детьми в возрасте 11 лет влияет на развитие патологии экстернализации в возрасте 14 лет частично через общие механизмы окружающей среды (Burt, McGue, Krueger, & Iacono, 2005). .В отличие от этого, конкретные источники дисперсии в неразделенной среде оказалось очень трудно идентифицировать (Rutter, Silberg, O’Connor, & Simonoff, 1999; Turkheimer & Waldron, 2000), на которые обычно приходится 2% или меньше результата. дисперсия даже в данных поперечного сечения.

В каком-то смысле эти результаты вовсе не удивительны. Большая часть работы по развитию детей также показала, что воспитание детей связано с результатами ребенка (см. Обзор в Steinberg, 2001), и эта связь часто считается экологической по происхождению.Однако подавляющее большинство исследований развития детей не смогли полностью исключить генетические объяснения своих результатов, оставляя фактическое происхождение ассоциации неясным. Исследования близнецов представляют собой усовершенствование таких дизайнов (по крайней мере, с точки зрения более точного определения этиологии). Однако важно отметить, что исследования близнецов также имеют значительные ограничения при попытке выявить, в частности, общие влияния окружающей среды. Внутри биологических семей (таких, как те, которые используются в большинстве работ по развитию детей и в дизайне близнецов, основанных на детях), общие влияния окружающей среды смешиваются с пассивными корреляциями между генами и средой.Иными словами, то, что кажется эффектами совместной среды, на самом деле может быть функцией общих генов родитель-ребенок, поскольку биологические родители, демонстрирующие высокий уровень антисоциального поведения, с большей вероятностью предоставят своим детям оба гена риска для поведения. проблемы и вредная среда для выращивания (Jaffee, Belsky, Harrington, Caspi, & Moffit, 2006). В той мере, в какой конфликт между родителями и детьми является функцией генетически обусловленной склонности родителей к антиобщественному поведению, связь между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением ребенка может быть отражением общих генов, а не прямым следствием общих факторов. влияние окружающей среды (Neiderhiser et al., 2004, Reiss et al., 2001).

К счастью, исследования внедрения представляют собой идеальную альтернативу для более точного определения общих влияний окружающей среды. Поскольку приемные дети не разделяют сегрегационный генетический материал со своими приемными родителями, общие гены обязательно не могут помешать общему посредничеству окружающей среды. Существует несколько исследований по усыновлению, в которых изучается связь между конфликтом родителей и детей и проблемами подросткового экстернализации. Burt, McGue, Krueger, & Iacono (2007) обнаружили доказательства того, что связь между конфликтом родителей и детей и подростковой преступностью была сходной в приемных и не приемных семьях ( r s примерно.2 – .3), результаты, которые убедительно подтверждают предыдущие выводы о поперечном опосредовании этой ассоциации общей окружающей средой, потому что, как упоминалось выше, ассоциация не может быть объяснена генами, общими между родителями и приемными детьми. Гловер и др. (2010) обнаружили аналогичные результаты на выборке усыновленных и биологических детей (в возрасте 4–16 лет). Эти результаты исследования усыновления также сохраняются в долгосрочной перспективе. Klahr, McGue, Iacono, & Burt (2011) обнаружили, что конфликт между родителями и детьми со временем предсказывает проблемы с поведением у приемных подростков.Эти результаты в совокупности предполагают, что взаимосвязь между конфликтом родителей и детей и проблемами поведения действительно имеет происхождение из общей среды, а не замаскированной пассивной корреляции между генами и окружающей средой. 1

Тем не менее, одна пока еще не решенная проблема, связанная с предыдущими исследованиями усыновления (и даже близнецами) связи между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков, заключается в том, что во всех доступных исследованиях по этой теме (насколько нам известно) используются родительские и / или подростковые сообщения о проблемах поведения и отношениях между родителями и детьми, каждое из которых подвержено различным формам предвзятости рейтера (как описано в Burt, 2009; De Los Reyes & Kazdin, 2005).Например, поскольку антисоциальные действия часто являются незаконными, подростки могут не полностью открыто рассказывать о своем антисоциальном поведении. Напротив, родители могут не иметь полного представления о поведении своих подростков (поведения, которое их дети очень мотивированы скрывать), что заставляет их непреднамеренно занижать сведения об антиобщественных действиях. В соответствии с последней возможностью (хотя и не первой), имеющиеся данные показывают, что подростки сообщают о вдвое большем количестве случаев антисоциального поведения, чем их родители (Verhulst & van der Ende, 2006).С другой стороны, родители могут стремиться представить свой собственный стиль воспитания и / или поведение своего ребенка в более благоприятном свете из-за давления со стороны общества или личных ожиданий (Morsbach & Prinz, 2006). Родители также могут иметь ограниченные знания о нормативном поведении подростков и, соответственно, могут интерпретировать поведение как более или менее отклоняющееся от нормы. Наконец, на все отчеты информаторов может влиять собственная личность и / или психологическое состояние оценщика или совсем недавнее и заметное событие (т.д., эффекты новизны; Paulhus & Vaizre, 2007).

Один из способов избежать предвзятости оценщика — использовать оценки поведения наблюдателем. В рейтингах наблюдателей дети обычно оцениваются по сравнению с другими детьми на той же стадии развития, тем самым гарантируя, что дети оцениваются в соответствии с нормативным поведением. Более того, кодировщики проходят обширную ручную подготовку, чтобы достичь и затем поддерживать надежность с другими кодировщиками (гарантируя, что все кодировщики кодируют одинаково, и тем самым уменьшая предвзятость, вносимую отдельными кодировщиками).Таким образом, полученные таким образом оценки позволяют исследователям получать данные, которые в значительной степени (хотя, конечно, не полностью) свободны от персонологического вмешательства и эффектов новизны. Учитывая это, если совместное посредничество среды в связи между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков сохранится для оценок наблюдателей, это станет аргументом против предвзятости рейтинга как основного объяснения предыдущих результатов.

Тем не менее, рейтинги наблюдателей также имеют ограничения. В частности, они часто сосредотачиваются на очень тонких срезах поведения и, таким образом, могут не быть столь репрезентативными для типичного поведения человека, как отчеты информаторов.Результаты, полученные с использованием рейтингов наблюдателей и отчетов информаторов, хотя каждый из них несовершенен в качестве стратегии измерения, таким образом, могут дополнять друг друга. В самом деле, если свидетельства совместного экологического посредничества между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков будут согласованы во всех двух стратегиях, это убедительно свидетельствует о том, что эти эффекты являются законными.

Несмотря на то, что в настоящее время имеются убедительные доказательства совместного влияния окружающей среды на антисоциальное поведение, оцениваемое наблюдателями как таковое (см. Burt, Klahr, Reuter, McGue, & Iacono, в печати), мы не знаем ни одного генетически обоснованного исследования, в котором изучались бы, были ли родители -детский конфликт объясняет (частично) эту общую дисперсию окружающей среды с использованием данных, оцененных наблюдателями.Настоящее исследование было направлено именно на это, изучая связь между конфликтами родителей и детей, о которых сообщали и оценивали наблюдатели, и поведением отыгрывания на выборке усыновленных и не усыновленных подростков. Таким образом, мы стремились исключить предвзятость оценщика в качестве основного объяснения предыдущих результатов совместного посредничества в окружающей среде. Доказательства совместного экологического посредничества в текущем исследовании станут особенно убедительными доказательствами идентифицируемости общей среды, учитывая обе очень разные стратегии оценки (например,g., отчеты информаторов о конфликте по сравнению с 10-минутным отрезком наблюдения), а также тот факт, что рейтинги наблюдателей должны быть в значительной степени свободными от предвзятости оценщика. Если наши прогнозы подтвердятся, это даст одно из самых убедительных доказательств в пользу предыдущих аргументов, что общая среда является идентифицируемым источником средовой изменчивости в детской и подростковой психопатологии.

МЕТОДЫ

УЧАСТНИКИ

Участниками были 1199 усыновленных и не усыновленных подростков из 610 семей, которые участвовали в оценке приема в рамках Исследования взаимодействия и поведения братьев и сестер (SIBS), популяционного, продольного исследования усыновленных и не усыновленных. братья и сестры-подростки и их родители в штате Миннесота.С приемными семьями, проживающими в городах-побратимах, в большом мегаполисе, связались на основе записей трех крупнейших агентств по усыновлению в Миннесоте (в среднем от 600 до 700 размещений в год, многие из которых были международными), и были отобраны 1) усыновленный подросток. помещенный в младенческом возрасте в возрасте от 11 до 19 лет на момент первой оценки, и 2) второй не биологически родственный брат-подросток, находящийся в том же приблизительном возрастном диапазоне (не более 5 лет с разницей в возрасте от другой родной брат).Братья и сестры, не являющиеся приемными, были отобраны по полу и возрасту, аналогичным составу приемных братьев и сестер, но в остальном не были сопоставлены, чтобы получить репрезентативные выборки для обоих типов семей (Stoolmiller, 1998). Дополнительные квалификационные требования для обоих типов семей включали проживание на расстоянии езды от лаборатории в Миннеаполисе и отсутствие когнитивных или физических недостатков, которые могли бы помешать завершению однодневной оценки (McGue et al., 2007).

Среди отвечающих критериям семей в исследовании приняли участие 63% приемных и 57% не приемных семей.Не было значительных различий между участвующими и не участвующими приемными семьями в уровне образования родителей, профессиональном статусе и уровне разводов (McGue et al., 2007). Более того, не было никаких существенных различий между участвующими и не участвующими не приемными родителями с точки зрения отцовского образования, отцовского и материнского профессионального статуса или расторжения брака. Однако у участвовавших матерей было значительно больше шансов иметь высшее образование (44%), чем у матерей, не участвовавших в исследовании (29%).

Среди участвовавших семей у приемных родителей реже, чем у не приемных родителей, была диагностирована пожизненная зависимость от наркотиков или злоупотребление наркотиками, но не было значительных различий в частоте большого депрессивного расстройства, никотиновой зависимости, антисоциального расстройства личности или алкогольная зависимость между приемными и не приемными родителями (дополнительную информацию см. McGue et al., 2007). Однако приемные родители, как правило, имели более высокий профессиональный статус, чем не приемные родители (2.5 против 3,2 соответственно; профессиональный статус был закодирован по 6-балльной шкале Холлингсхеда, где 1 соответствует профессиональному / управленческому классу) и с большей вероятностью имели высшее образование (64% против 44%, соответственно). Однако не было значительных различий в показателях разводов родителей в течение жизни между приемными и не приемными семьями (20,1% приемных семей и 19,9% биологических семей, p = 0,91), а также в среднем возрасте родителей при разводе (31,4 года для приемных родителей и 33,0 года для биологических родителей, p =.20). Следует отметить, что этот несколько низкий уровень разводов, вероятно, является следствием требования исследования о том, что братья и сестры должны иметь обоих родителей (то есть быть полными биологическими братьями и сестрами или «полными» приемными братьями и сестрами). В частности, требование, чтобы родители оставались вместе достаточно долго, чтобы иметь по крайней мере двух детей вместе, непреднамеренно способствует стабильности брака.

Текущая выборка состояла из 406 приемных и 204 не приемных семей, где по крайней мере один из двух подростков был моложе 19 лет (n = 1199 братьев и сестер-подростков, 604 матери и 541 отец из 610 семей).Участники в возрасте 19 или 20 лет (n = 23) были исключены из настоящей выборки, потому что они, как правило, больше не проживали со своими родными семьями. В некоторых приемных семьях (n = 124) также был не усыновленный ребенок, который был биологически связан с родителями, но не с приемным братом или сестрой. Примерно 38% выборки состояли из пар братьев и сестер противоположного пола. Возраст участников варьировался от 10 до 18 лет (в среднем 14 лет), в то время как средний возраст матерей и отцов составлял 46,57 и 48,23 года соответственно.Чуть более половины выборки составили женщины (55%). Приблизительно 95% родителей и, следовательно, не усыновленные подростки имели кавказское происхождение, что отражает этнический состав населения Миннесоты на момент их рождения. Однако из-за преимущественно международного усыновления в Миннесоте, усыновленные подростки были 67% американцев азиатского происхождения, 21% европеоидов, 2% афроамериканцев, 2% жителей Восточной Индии, 3% латиноамериканцев / латиноамериканцев, 1% индейцев из Южной или Центральной Америки, 4 % смешанной расы и 0,1% представителей других национальностей.

МЕРЫ

Рейтинги наблюдателей

Рейтинги наблюдателей были основаны на двух 5-минутных видеозаписях семейных взаимоотношений. Взаимодействие происходило с членами семьи, сидящими за обеденным столом в комнате, оформленной как гостиная / столовая (как подробно описано в Rueter, Keyes, Iacono, & McGue, 2009). Видеокамера была незаметно расположена в книжном шкафу, хотя члены семьи знали, что их снимали на видео. Для выполнения первого задания семьям был подарен новый предмет, чернильное пятно Роршаха (Exner, 2002), и их попросили прийти к единому мнению о том, на что похожа чернильная пятно.При выполнении второй задачи семьям была поставлена ​​моральная дилемма (Kohlberg, 1981). В этой истории жене мужчины был поставлен диагноз смертельной болезни, но он не может позволить себе купить единственный препарат, который может спасти ей жизнь. Семьям было предложено вместе решить: (а) следует ли мужчине украсть наркотик для своей жены и (б) следует ли ему также украсть наркотик для нуждающегося незнакомца.

Обученные наблюдатели просмотрели описанные выше задачи семейного взаимодействия и в глобальном масштабе оценили двенадцать характеристик взаимодействия в семье с помощью шкалы оценки взаимодействия братьев и сестер и поведения (SIBSRS), адаптированной из хорошо известных рейтинговых шкал взаимодействия семей штата Айова (IFIRS; Melby & Conger, 2001). ).Поведение каждого члена семьи по отношению к другим членам семьи оценивалось по 9-балльной шкале от 1 ( совсем не характерно для человека, ) до 9 ( в основном характерно для человека, ). Каждый наблюдатель прошел примерно 100 часов обучения и должен был сдать письменный экзамен и экзамен по наблюдению перед просмотром видеозаписей. Наблюдатели посещали встречи кодировщиков раз в две недели для постоянного обучения и предотвращения «дрейфа рейтинга». Надежность наблюдателя оценивалась путем случайного распределения 25% всех лент для оценки вторым наблюдателем, а затем сравнения первичных и вторичных оценок с использованием внутриклассовых корреляций.Межклассовые корреляции между экспертами по шкалам, изученным в этом исследовании, имели среднее значение 0,71 (с диапазоном от 0,56 для шкалы злого принуждения до 0,82 для антисоциальной шкалы).

Отыгрывающее поведение подростков, оцененное наблюдателем, оценивалось с помощью антисоциальной (ANTI) шкалы SIBSRS. Шкала ANTI оценивает степень, в которой поведение человека по отношению к каждому из членов его / ее семьи характеризовалось гневом, враждебностью, агрессией и презрением, а также социально безответственным или не соответствующим возрасту поведением.Подросток, получивший 1 балл по этой шкале, был описан как «ни в коем случае не неприятный, враждебный, незрелый или неуважительный по отношению к другому взаимодействующему человеку». Напротив, подросток, получивший 9 баллов по этой шкале, был описан как демонстрирующий «незрелость, несоблюдение, раздражительность, нытье, или он может« отвечать », угрожать другому или активно отказываться от участия в выполнении задания». Кроме того, он / она может «проявлять признаки физической агрессии, неконтролируемого поведения, отсутствия ограничений в своем поведении или удовольствия от активного сопротивления другому».Фокусник может изо всех сил разжигать конфликт. Он / она может активно бунтовать, быть жестоким или пытаться причинить страдания другому ». Неудивительно, что ANTI по ​​отношению к матери и отцу сильно коррелировали ( r = 0,86, p <0,001). ANTI по ​​отношению к родному брату также сильно коррелировал с ANTI по ​​отношению к родителям ( r = 0,78 и 0,76, с ANTI по ​​отношению к матери и отцу, соответственно; оба p <0,001).

Чтобы проиндексировать общий уровень ANTI каждого участника во время взаимодействия, и из-за очень высокой корреляции, о которой сообщалось выше, мы сначала создали композит общего поведения отыгрывания, усредняя оценки поведения подростка по отношению к его / ее матери (доступно на 1154 участника), отца (доступно для 920 участников) и родного брата (доступно для 1173 участников).Поскольку мы допустили до одного пропущенного рейтинга на человека, эти общие составные рейтинги были доступны для 1174 участников (среднее отыгрывание составило 3,40 со стандартным отклонением 1,74; диапазон от 1 до 9). Однако предыдущая работа с этими данными показала, что, несмотря на их высокий уровень ковариации, ANTI по ​​отношению к родителю и ANTI по ​​отношению к брату или сестре постепенно предсказывают различные сообщения информаторов о фокусном поведении подростка отыгрывания (см. Burt et al., В печати). Учитывая это, мы стремились обеспечить, чтобы наши результаты для ANTI не были специфичными для этой более общей реализации ANTI.Таким образом, мы исследовали те виды отыгрывания, которые были направлены конкретно на родителей (т. Е. Усредняли поведение отыгрывания, направленное на мать и отца, чтобы сформировать родительский состав), а также на те, которые были направлены конкретно на брата или сестру (M = 3,45, SD = 1,85, диапазон = 1–9). Рейтинги отыгрывающего поведения по отношению к родителю (-ам) были доступны для 1174 участников (M = 3,37, SD = 1,82, диапазон = 1–9).

Наблюдаемое принудительное воспитание (т. Е. Конфликт родитель-ребенок со стороны родителей, оцениваемый наблюдателем) оценивался с помощью SIBSRS Angry Coercion (т.е., АС) шкала. Шкала AC оценивает степень, в которой фокус пытается контролировать или изменять поведение или мнение другого, или пытается враждебным образом заставить другого человека делать то, что хочет фокус (например, силовые игры, требования, враждебные команды, случайные физические или словесные угрозы, отказы, запреты, навязывание собственного мнения другому, гневные обвинения, презрительные насмешки, уничижительные настойчивые требования и т. д.). Родитель, получивший 1 балл по этой шкале, был охарактеризован как совсем не принудительный или манипулятивный, в то время как родитель, получивший 9 баллов по этой шкале, был описан как демонстрирующий интенсивные случаи гневного принуждения: «В центре внимания могут быть словесные и физические угрозы, отказы или запреты влиять на других… Он / она часто пытается изменить поведение другого враждебно или пренебрежительно ».Чтобы зафиксировать общие уровни наблюдаемого принудительного воспитания детей, мы создали композит матери (доступно для 1154 участников) и отца (доступно для 918 участников), направленный на каждого подростка. Учитывая отсутствие одного родителя, наблюдаемая совокупность принудительного воспитания была доступна для 1174 участников (M = 1,25, SD = 0,66, диапазон = 1–9). Из-за положительного перекоса этот показатель был преобразован в логарифм перед анализом (перекос после преобразования = 2,46).

Отыгрывающее поведение, сообщенное информатором

Самоотчеты подростков о отыгрывании поведения оценивались с помощью индекса делинквентного поведения (DBI).DBI (Burt & Donnellan, 2008; Burt, McGue et al., 2007; Farrington & West, 1971; Gibson, 1967) представляет собой перечень незначительных (например, пропуск школы) и более серьезных (например, использование оружия в борьба), разыгрывающее поведение, 21 пункт из которых был применен в этой выборке (доступной для 1162 подростков). Участников спросили, проявляли ли они каждое поведение «в подростковом возрасте» (0 = нет; 1 = да). Пункты суммировались таким образом, что более высокие баллы отражали одобрение более совершенного правонарушения.Если отсутствовало менее двух элементов, элементы пропорционально распределялись и добавлялись к шкале баллов. Если отсутствовало более двух пунктов, оценка считалась пропущенной. Шкала продемонстрировала хорошую надежность внутренней согласованности с альфа 0,87 (M = 2,96, SD = 3,62, диапазон = 0–20). Из-за положительного перекоса DBI был преобразован логарифмически перед анализом (перекос после преобразования = 0,28). Как сообщалось ранее (Burt et al., В печати), DBI достоверно и положительно коррелировал с общим поведением отыгрывания, оцененным наблюдателем (r =.24, р <0,01).

Важно отметить, что уровни преступности у этих участников сопоставимы с таковыми в других выборках. Мы сравнили данные DBI из текущей выборки с данными из двух других выборок: большой эпидемиологической выборки близнецов (Берт, МакГью и Иаконо, готовится) и выборки студентов мужского пола в большом университете Среднего Запада (Burt & Donnellan, 2008). (обратите внимание, что в этой публикации DBI был проанализирован по шкале от 1 до 3, но здесь был преобразован в 0–1 для обеспечения согласованности с настоящим исследованием).Средний балл DBI среди юношей позднего подросткового возраста студентов колледжа (возраст 17–21, средний возраст 19 лет, n = 148) составил 8,09 (SD = 4,9), тогда как средний балл DBI у мужчин того же возраста в нашей выборке ( возраст 16–18, n = 93) составило 8,24 (SD = 6,8), разница несущественная (размер стандартизованного эффекта Коэна d = 0,02). Аналогичным образом, средний балл DBI у близнецов среднего возраста (возраст 13–16 лет, n = 1328) составлял 4,81 (SD = 5,2), тогда как средний балл DBI у участников среднего подросткового возраста в нашей выборке составлял 4.31 (SD = 4,6). Как и прежде, эта разница довольно мала (90 · 102 d 90 · 103 = −10). Таким образом, такие результаты убедительно свидетельствуют о том, что наши данные о преступности сопоставимы с данными по другим подросткам и эпидемиологическим выборкам.

Конфликт между родителями и детьми, сообщаемый информаторами

Опросник родительской среды (PEQ; Elkins, McGue, & Iacono, 1997) применялся для выявления представлений об отношениях между родителями и детьми. В текущем исследовании основное внимание уделяется шкале конфликта между родителями и детьми из 12 пунктов (например,г., «Я часто критикую своего ребенка»; «Мы с ребенком часто ссоримся»). По этой шкале матери и отцы индивидуально оценили свои отношения с каждым из участвовавших в исследовании подростков, а подростки оценили свои отношения со своими родителями. Каждый респондент оценил вопросы по 4-балльной шкале (1 = определенно верно; 2 = отчасти верно, 3 = отчасти неверно; 4 = определенно неверно). Чтобы обеспечить максимальную согласованность с опубликованными исследованиями конфликта между родителями и детьми (например, Burt et al., 2003, 2005, 2007), мы создали совокупность отчетов родителей и детей-информаторов о конфликте между родителями и детьми.В соответствии с предшествующей литературой, корреляция между различными информантами варьировалась от 0,32 до 0,44 (все p <0,01). Чтобы учесть любые недостающие данные, мы допустили до двух отсутствующих отчетов информаторов. Составные отчеты были доступны для 1172 участников. Пункты оценивались таким образом, чтобы высокие баллы соответствовали высокому уровню конфликта между родителями и детьми. Шкала конфликта PEQ показала хорошую надежность внутренней согласованности с альфа-коэффициентом 0,90. Шкала конфликта PEQ и наблюдаемое принудительное воспитание слабо, но достоверно коррелировали ( r =.08, p <.05).

СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Связь между конфликтом родителей и детей и отыгрыванием у не усыновленных подростков является функцией 50% дополнительных генетических влияний, общих между родителями и подростками, а также любых общих эффектов окружающей среды (т. Е. (те факторы окружающей среды, которые увеличивают сходство между членами семьи независимо от генетического сходства). Напротив, поскольку усыновленные не имеют общих генов со своими родителями, связь между конфликтом родителей и детей и отыгрыванием у усыновленных подростков служит прямой оценкой общего посредничества в окружающей среде.Используя эти различия, мы исследовали истоки связи между конфликтом родителей и детей и поведением отыгрывания. Если общие гены опосредуют связь между конфликтом и отыгрышным поведением, мы ожидаем, что неприемная молодежь будет демонстрировать более высокие уровни отыгрывания в присутствии конфликта между родителями и детьми, и эта связь не должна распространяться на приемную молодежь (поскольку они не имеют общих генов со своими родителями). Напротив, общее влияние конфликта на окружающее поведение на отыгрывание будет иметь место, если отыгрывающее поведение связано с конфликтом родителей и детей у приемной молодежи.Используя эту теоретическую основу, мы исследовали связь между конфликтом родителей и детей и поведением отыгрывания с помощью нескольких взаимосвязанных наборов анализов.

Во-первых, мы вычислили корреляции между наблюдаемыми и зарегистрированными конфликтами между родителями и детьми, а также наблюдаемым и заявленным отыгрыванием. Затем мы сравнили эти корреляции по статусу усыновления, чтобы изучить доказательства генетического и / или общего экологического вклада в ассоциацию. В нашем последнем наборе анализов мы оценили связь между конфликтом родителей и детей и отыгрывающим поведением подростков с помощью серии умеренных регрессий.Этот аналитический подход позволил нам статистически оценить независимые основные эффекты статуса усыновления и конфликта родителей и детей на поведение подростков, отыгрывающих отыгрывание, а также то, сильно ли влияние конфликта родителей и детей на отыгрывание варьировалось в зависимости от статуса усыновления. Поскольку мы использовали сумму квадратов типа III (DeFries & Fulker, 1985), эта модель действует как расширение анализа близнецов ДеФриза – Фулкера. В частности, взаимодействие между независимой переменной (в данном случае конфликт родитель-ребенок) и степенью генетического родства (в данном случае статус усыновления) оценивает пассивную корреляцию между геном и средой, тогда как основной эффект предиктора (т.д., конфликт между родителями и детьми) оценивает посредничество на уровне семьи или совместной среды. Соответственно, общее влияние окружающей среды конфликта родитель-ребенок на поведение отыгрывания указывается, если увеличение поведения отыгрывания связано с конфликтом родитель-ребенок независимо от статуса усыновления (т.е. конфликт отыгрывания подросткового поведения). Напротив, если связь между конфликтом родителей и детей и поведением отыгрывания отражает пассивную корреляцию между генами и средой, мы ожидаем значительного взаимодействия между статусом усыновления и конфликтом между родителями и детьми (т.е., если конфликт предсказывает отыгрывающее поведение подростка только в семьях, не принимающих детей, но не в приемных семьях, это будет указывать на то, что эта ассоциация является функцией общих генов). Эта модель не выявляет эффекты необщей среды.

Мы провели вышеуказанный анализ, используя иерархическое линейное моделирование (HLM) в SPSS 15.0 (Norušis, 2007), чтобы учесть независимость наблюдений внутри семей при максимизации статистической мощности. Поскольку братья и сестры вложены в семьи, наши данные имеют двухуровневую структуру, где подросток является единицей нижнего уровня, а семья — единицей верхнего уровня.Переменные-предикторы могут встречаться либо на уровне ребенка (например, статус усыновления), либо на уровне семьи. Пол и этническая принадлежность братьев и сестер были введены в регрессию как факторы, а возраст был добавлен как ковариата, чтобы гарантировать, что эти демографические переменные не повлияли ненадлежащим образом на наши результаты. Анализы проводились по всем парам исходных и предикторных переменных (например, наблюдаемое поведение отыгрывания и сообщение о конфликте между родителями и детьми, поведение с отыгрыванием и наблюдаемые конфликты между родителями и детьми и т. Д.).HLM учитывает недостающие данные с помощью методов необработанных данных с максимальной вероятностью полной информации (FIML), которые дают менее предвзятые, более эффективные и согласованные оценки, чем другие методы (Little & Rubin, 1987).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Средние уровни конфликтов родителей и детей, о которых сообщали и оценивали наблюдатели, и отыгрывающего поведения, рассчитывались отдельно для мужчин и женщин, а также отдельно для усыновленных и не усыновленных подростков (см. И). Хотя сообщения родителей и подростков о конфликтах между родителями и детьми не различались в зависимости от пола ( d = 0.06; p = 0,29), наблюдаемое принудительное воспитание было выше для мальчиков по сравнению с девочками ( d = 0,21; p <0,01). Мальчики также проявляли больше разыгрывания, чем девочки, как согласно их собственному отчету ( d = 0,42, p <0,01), так и по оценке независимых наблюдателей (в целом: d = 0,23; p <0,01; к родителям: d = 0,23; p <0,01; к родному брату: d = 0,22, p <.01).

Таблица 1

Наблюдаемые и зарегистрированные конфликты между родителями и детьми, а также наблюдаемые и зарегистрированные подростковые отговорки, отдельно по полу

903 В общем ** 903 В направлении наруж.18 ** 903 Наблюдаемый выход **
Женщины Мужчины
Среднее значение Стандартное отклонение Макс. N Среднее значение SD Мин. Макс.27 ** 2,92 0 18 633 3,79 ** 4,17 0 20 529
1,63 1 9 639 3,62 ** 1,86 1 9 535
1,70 1 9 639 3,59 ** 1,94 1 9 535
1,75 1 9 638 3,67 ** 1,94 1 9 535
Детский конфликт54 5,17 12 38 637 21,86 5,18 12 41 535
Наблюдаемое принудительное воспитание ** 1,18 9 639 1,32 ** 0,72 1 7 535

Таблица 2

Наблюдаемые и зарегистрированные конфликты между родителями и детьми, выявленные и выявленные вне брака Статус принятия

Принят Не принят
Переменная Среднее SD Мин.
Саморегистрируемое поведение отыгрывания 3.02 3,57 0 20 654 2,90 3,70 0 20 508
Наблюдаемое поведение выхода 903 903 903 903 9 661 3,30 1,70 1 9 513
Наблюдаемое поведение по отношению к родителям 3,46 1,87 3 126 1,76 1 9 513
Наблюдаемое поведение выхода по отношению к братьям и сестрам 3,52 1,88 1 9 9017 9018 9 9017 9018 9018 9 513
Зарегистрированный конфликт между родителями и детьми 22,48 ** 5,29 12 39 661 20,66 ** 4.83 12 41 511
Наблюдаемое принудительное воспитание 1,23 0,60 1 7 661 1,26 903 903 903 9017 9017 9017 0,73 903 903 9017 9017 9017 0,73

Напротив, тесты t для независимых выборок показали, что средние уровни наблюдаемого и заявленного отыгрывающего поведения были в значительной степени эквивалентны для усыновленных и не усыновленных подростков (Сообщено: d = 0.03, p. = 0,58; Наблюдаемое в целом: d = 0,10; р = 0,08; Наблюдается в отношении родителей: d = 0,11; р = 0,07; Наблюдаемые по отношению к родному брату: d = 0,08; p = 0,16). Наблюдаемые конфликты между родителями и детьми также не различались в зависимости от статуса усыновления ( d = 0,04, p = 0,43). Однако конфликты, о которых сообщали родители и подростки, действительно различались, так что приемные родители и их дети сообщали о несколько более высоких уровнях конфликта между родителями и детьми по сравнению с не приемными родителями и детьми ( d = 0.35; р <0,01).

Фенотипические корреляции

Затем мы вычислили корреляции между конфликтом родителей и детей и поведением отыгрывания отдельно по статусу усыновления (см.). Мы скорректировали независимость наблюдений внутри семей, используя количество семей, а не количество людей, для расчета значений p . Результаты показали, что связь между конфликтом родителей и детей и отыгрыванием подросткового поведения была стабильно значимой и от небольшой до умеренной по величине у приемной молодежи, результаты, которые обеспечивают четкую поддержку, по крайней мере, некоторого общего посредничества этой ассоциации в окружающей среде.Сообщества среди не приемной молодежи были сопоставимы по размеру и ни в коем случае не были значительно больше, чем у приемной молодежи. Такие результаты выступают против пассивной корреляции ген-среда как объяснения этой ассоциации.

Таблица 3

Связи между наблюдаемыми и зарегистрированными конфликтами между родителями и детьми и наблюдаемыми и зарегистрированными подростками, отказывающимися от статуса, по статусу усыновления

40 ** (n = 390)
Собственные отчеты
Действующие в целом
Наблюдаемые
Игроки
Наблюдается
Отменяется
По направлению к
Родителям
Наблюдается
Отменяется
По направлению к
Братскому брату
Сообщается о родительском
Дочерний конфликт
0,26 ** (n = 396) 0,26 ** (n = 396) ,23 ** (n = 396)
Не принятый 0,32 ** (n = 312) ,14 * (n = 318) ,17 ** (n = 318) ,09 (n = 318)
Наблюдаемое принуждение
Воспитание
Принято .09 (n = 390) 0,33 ** (n = 396) 0,33 ** (n = 396) ,30 ** (n = 396)
Не усыновленный 0,15 ** (n = 312) 0,33 ** (n = 318) 0,34 ** (n = 318) ,29 ** (n = 318)

HLM-регрессия

Далее мы регрессировали самоотчеты подростков о собственном отыгрышном поведении на статус усыновления и конфликт между родителями и детьми, с семьями (а не отдельными подростками) в качестве единицы анализ.Мы провели этот анализ один раз, используя отчеты родителей и подростков о конфликте между родителями и детьми в качестве предиктора, а затем снова использовали наблюдаемое принудительное воспитание в качестве предиктора. Как уже отмечалось, при использовании суммы квадратов типа III основной эффект конфликта между родителями и детьми оценивает совместное посредничество среды (поскольку общие влияния среды присутствуют как в приемных, так и в не приемных семьях по определению), тогда как взаимодействие со статусом усыновления оценивает роль пассивной корреляции ген-среда.Более конкретно, поскольку эффекты пассивного rGE неизбежно устраняются в приемных семьях, неспособность найти значимое взаимодействие со статусом усыновления эффективно исключает пассивную корреляцию между генами и средой как объяснение связи между конфликтом родителей и детей и отыгрыванием поведения. Как видно из рисунка, конфликт между родителями и детьми оказался очень значимым предиктором поведения, о котором сообщают, отыгрывающего, независимо от его практического применения. Напротив, взаимодействие между статусом усыновления и конфликтом между родителями и детьми не было значительным ни в одном случае.

Таблица 4

Тестирование на посредничество окружающей среды на уровне семьи и пассивную корреляцию между генами и окружающей средой путем изучения влияния статуса усыновления и конфликта между родителями и детьми на самоотчеты подростков о поведенческом поведении

0,03 901 903 901 8 903 ) 90 -288
Использование отчетных
Конфликт между родителями и детьми
Использование
Coercive Parenting с рейтингом Observer
Фиксированные эффекты F (df) p-value Фиксированный F (df) p-value Fixed
effect
(SE)
Intercept Intercept 23
(1127)
<0,01 -9,70
(0,94)
82,00
(1132)
<0,01 -7,74
(0,83)
Статус принятия 90 (1149) 0,33 −0,84
(0,85)
3,74
(961)
0,05 0,62
(0,32)
Пол 1,46
(0,18)
52.05
(1152)
<0,01 1,42
(0,20)
Возраст 122,94
(1127)
<0,01 0,55
(0,05)
<0,01 0,68
(0,05)
Этническая принадлежность 0,15
(925)
0,86 −0,03
(0,38)
1,48
(9188) 0,417
Конфликт между родителями и детьми 131.30
(1138)
<0,01 0,20
(0,03)
12,51
(1006)
<0,01 1,49
(0,44)
Статус усыновления ребенка 907 0,74
(1148)
0,39 0,03
(0,04)
1,94
(1151)
0,16 −0,82
(0,59)

Мы наблюдаем следующее регрессивное поведение к статусу усыновления и конфликту между родителями и детьми, опять же с использованием семьи в качестве единицы анализа.Мы снова выполнили отдельные регрессии для зарегистрированных и наблюдаемых родительско-детских конфликтов родителей и подростков. Как видно из рисунка, конфликт между родителями и детьми всегда оказывался очень значимым предиктором наблюдаемого поведения отыгрывания. Более того, как показывают незначительные взаимодействия между статусом усыновления и конфликтом родителей и детей, связь между конфликтом родителей и детей и наблюдаемым поведением отыгрывания не менялась в зависимости от статуса усыновления.

Таблица 5

Тестирование на посредничество окружающей среды на уровне семьи и пассивную корреляцию между генами и окружающей средой путем изучения влияния статуса усыновления и конфликта между родителями и детьми на рейтинги наблюдателей за поведением подростков

08 0,56 017
(10108)

08 0,4

08903 08 0,50
Использование Сообщено
Конфликт между родителями и детьми
Использование
Coercive Parenting с рейтингом Observer
Фиксированные эффекты F (df) p-value 83 2 p-value 83 2 (SE) F (df) Значение p Фиксированное
эффект
(SE)
Поведение Общий Перехват 27.23
(1101)
<0,01 2,07
(0,49)
67,54
(1102)
<0,01 2,60
(0,40)
Статус усыновления 9013 (1157) 0,18 -0,60
(0,45)
1,64
(1059)
0,20 0,20
(0,16)
Пол 20,31
(11) 903 0,10)
7.85
(1142)
<0,01 0,26
(0,09)
Возраст 0,32
(1103)
0,57 -0,01
(0,03)
0,01
(0,02)
Этническая принадлежность 0,88
(1008)
0,42 −0,01
(0,21)
0,17
(10108)
Конфликт между родителями и детьми 51.18
(1163)
<0,01 0,06
(0,02)
152,02
(1096)
<0,01 1,66
(0,21)
Конфликт усыновления родитель
1,87
(1135)
0,18 0,04
(0,02)
1,93
(1151)
0,17 0,39
(0,28)
Действ. Перехват 19.11
(1136)
<0,01 1,80
(0,53)
54,23
(1138)
<0,01 2,47
(0,42)
Статус усыновления 1136 0,30 -0,50
(0,48)
1,73
(1001)
0,19 0,22
(0,16)
Пол 17,39
(119017) 908 903 0,10)
6.58
(1163)
0,01 0,26
(0,10)
Возраст 0,23
(1139)
0,63 -0,01
(0,03)
0,02
(0,03)
Этническая принадлежность 0,93
(950)
0,39 0,01
(0,22)
0,22
(949)
Конфликт между родителями и детьми 54.83
(1153)
<0,01 0,07
(0,02)
155,11
(1040)
<0,01 1,80
(0,22)
Конфликт усыновления родитель
1,03
(1159)
0,31 0,02
(0,02)
1,07
(1165)
0,30 0,31
(0,20)
Поведение на выходе Перехват 32.11
(1044)
<0,01 2,40
(0,51)
65,00
(1047)
<0,01 2,65
(0,41)
Статус усыновления 11203 0,08 -0,82
(0,47)
0,82
(1116)
0,37 0,15
(0,17)
Пол 19,41
(10) 9013 0,10)
7.95
(1093)
<0,01 0,28
(0,10)
Возраст 0,05
(1041)
0,83 -0,01
(0,03)
0,02
(0,03)
Этническая принадлежность 0,97
(1076)
0,38 0,21
(0,22)
0,21
(1075) 0,81 9017 903
Конфликт между родителями и детьми 30.63
(1140)
<0,01 0,04
(0,02)
99,77
(1144)
<0,01 1,35
(0,23)
Конфликт усыновления ребенок родитель 907 3,44
(1077)
0,06 0,04
(0,02)
3,03
(1107)
0,08 0,51
(0,29)

поведение отыгрывания, оцениваемое наблюдателем, путем оценки того, сохранились ли результаты до экзаменов на отыгрывание, направленное исключительно на родителей, и на отыгрывание, направленное исключительно на брата или сестру.Результаты практически не изменились. Конфликт между родителями и детьми в значительной степени предсказывал отыгрывающее поведение по отношению к родителям и брату или сестре, оцениваемое наблюдателем, в то время как взаимодействие между конфликтом родителей и детей и статусом усыновления не было значимым в любом случае 2 . Такие данные в совокупности предполагают, что вышеуказанные результаты сохраняются независимо от того, у кого подростки наблюдают отыгрывающее поведение.

ОБСУЖДЕНИЕ

Целью настоящего исследования было изучить истоки связи между конфликтом родителей и детей и отыгрыванием на выборке усыновленных и не усыновленных подростков.Поступая таким образом, мы стремились конструктивно воспроизвести и расширить предыдущие результаты совместного экологического посредничества взаимосвязи между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков (Klahr et al., В печати; Burt, McGue et al., 2005; Burt et al., 2005; Burt et al. al., 2005; Burt et al., 2003), используя как отчеты информаторов, так и оценки наблюдателей этого поведения, и, таким образом, исключить предвзятость оценщика в качестве основного объяснения предыдущих результатов. Анализы показали, что конфликт между родителями и детьми умеренно связан с отыгрыванием поведения, и что эта связь была эквивалентна по статусу усыновления, тем самым исключая пассивную корреляцию между генами и окружающей средой в качестве объяснения наших результатов.Более того, эти результаты распространились на все возможные комбинации информантов. Таким образом, такие результаты конструктивно копируют предыдущую работу, аргументируя это тем, что предвзятость оценщика объясняет предыдущие результаты, а также наличие «истинной» общей опосредованной окружающей средой связи между конфликтом родителей и детей и антисоциальным поведением подростков.

Существуют некоторые ограничения текущего исследования. Во-первых, результаты этого исследования применимы только в подростковом возрасте, а не в другие периоды развития, поскольку наследуемость проблем поведения, по-видимому, зависит от возраста (Burt & Neiderhiser, 2009), а также потому, что траектории развития детей и подростков могут имеют разное этиологическое происхождение (Moffitt, 2003).При этом подростковый возраст является критическим этапом в развитии антисоциального поведения, поскольку в этот период такое поведение встречается чаще, чем в любой другой период жизни. Таким образом, крайне важно понять этиологию антисоциального поведения, в частности, в подростковом возрасте.

Во-вторых, внутриклассовая корреляция по шкале SIBSRS AC (0,56) предполагает наличие некоторой ошибки измерения в наших оценках принудительного воспитания детей. Однако, поскольку результаты с использованием шкалы AC были по существу идентичны результатам с использованием другой комбинации шкал, мы утверждаем, что это не противоречит нашим окончательным выводам.Кроме того, наши наблюдатели оценивали отыгрывающее поведение подростков и конфликты между родителями и детьми в ходе одного и того же 10-минутного семейного взаимодействия. Таким образом, можно утверждать, что то, что наблюдалось в то время, было функцией социальной и семейной динамики, действовавшей исключительно во время этого взаимодействия, и может не иметь отношения к объяснению поведения в более общем плане. Однако тот факт, что рейтинги наблюдателей свидетельствовали о в значительной степени эквивалентных ассоциациях с сообщениями информаторов о конфликте родителей и детей и поведении отыгрывания, предполагает, что то, что было зафиксировано во время наблюдения, было как важным, так и репрезентативным.

Наконец, хотя наши результаты эффективно исключают пассивный rGE как объяснение связи между конфликтом родитель-ребенок и отыгрыванием поведения, мы не смогли исключить другие формы rGE, а именно вызывающий воспоминания rGE (т.е. -влиятельное отыгрывание может вызвать конфликтные родительско-дочерние отношения). Действительно, некоторые исследования показывают, что вызывающий воспоминания rGE важен для объяснения родительского поведения, по крайней мере частично (O’Connor, Deater-Deckard, Fulker, Rutter, & Plomin, 1998), и, таким образом, есть основания подозревать, что вызывающий воспоминания rGE может быть в игре.Однако важно отметить, что Клар и др. (2011) обнаружили, что вызывающий воспоминания rGE не объясняет общей экологической связи между конфликтом родителей и детей и проблемами поведения. Тем не менее, простое различие между эффектами, управляемыми детьми и родителями, вряд ли отражает сложность отношений между родителями и детьми и их связь с антиобщественным поведением. Предыдущие исследования показали важность эффектов, ориентированных как на детей, так и на родителей, для объяснения различного поведения родителей у матерей и отцов (Neiderhiser, Reiss, Lichtenstein, Spotts, & Ganiban, 2007; Neiderhiser et al., 2004). В будущих исследованиях следует перейти к более детальному и динамичному подходу к пониманию взаимного влияния родителей и детей на отношения между родителями и детьми и развитие проблем поведения.

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование имеет несколько важных выводов. Отсутствие общих влияний окружающей среды во взрослом возрасте привело к тому, что некоторые специалисты по поведенческой генетике утверждали, что в той степени, в которой родители влияют на результаты ребенка, они делают это на уровне конкретного ребенка, а не на уровне всей семьи (McGue & Bouchard, 1998; Reiss et al., 1995). Другие усугубили значение этого открытия, аргументируя это тем, что, поскольку родители являются наиболее очевидным источником опосредованного окружающей средой сходства между братьями и сестрами, и поскольку только необщее влияние окружающей среды является статистически значимым во взрослом возрасте, это должно означать, что родительство имеет минимальное влияние на психологические и поведенческие исходы (Харрис, 1998, 2000). Текущие результаты решительно опровергают это предположение, предлагая поддержку не только наличия и прогностической ценности совместной среды до взрослого возраста, но и, в частности, важности воспитания как общего фактора риска окружающей среды.Последний вывод имеет важное значение для мер вмешательства и профилактики. В соответствии с теорией Паттерсона о роли циклов принудительного взаимодействия в семье в развитии проблем поведения (Patterson, 1976), эти результаты подтверждают представление о том, что конфликт между родителями и детьми может быть важной целью вмешательства при лечении проблемного поведения подростков.

Текущие результаты также актуальны для поведенческого генетического мышления об окружающей среде. В частности, вывод о том, что неразделенные экологические влияния более важны, чем общие экологические влияния, продолжает влиять на теорию и интерпретацию экологических влияний до настоящего времени (Пломин, 2001).Другое исследование, однако, предполагает умеренное влияние общей среды на психопатологию детей и подростков, включая антисоциальное поведение (Burt, 2009). Также утверждалось, что, в отличие от необщих экологических эффектов (Rutter et al., 1999; Turkheimer & Waldron, 2000), общие экологические воздействия поддаются выявлению и сохраняются во времени (Burt, 2009). К сожалению, предыдущие исследования, идентифицирующие конкретные источники этой общей экологической изменчивости (Burt et al., 2003, 2005, 2007; Klahr et al., 2011) не смогли исключить возможное заражение различными формами предвзятости оценщика (например, занижение сведений об антиобщественных действиях, влиянии личности и новизны и т. Д.). В текущем исследовании это ограничение было устранено путем использования оценок наблюдателем конфликта между родителями и детьми и поведения отыгрывания. Результаты оставались в высокой степени согласованными с предыдущими выводами и были в значительной степени согласованы между информантами, что еще больше подчеркивало важность совместной среды для результатов у детей и подростков.

Благодарности

Это исследование поддержано грантом R01 MH066140.

Сноски

1 Klahr et al. (2011) также обнаружили, что конфликт между родителями и детьми предсказывает развитие проблем с поведением с течением времени, но не наоборот. Эти результаты предполагают, что взаимосвязь между конфликтом родителей и детей и проблемами поведения не может быть объяснена с помощью вызывающего воспоминания rGE, что дополнительно подкрепляет утверждения о том, что эти отношения действительно имеют происхождение из общей среды.

2 Взаимодействие между сообщаемым родительско-дочерним конфликтом / родительским статусом, оцененным наблюдателем, и статусом усыновления приближалось к значимости ( p = 0,06 и 0,08, соответственно) для прогнозирования поведения отыгрывания по отношению к брату или сестре. Хотя эти результаты выходят за рамки данной статьи, эти результаты позволяют предположить, что может существовать важная динамика братьев и сестер, которая различается в приемных и не приемных семьях. Эти родственные эффекты следует изучить в будущих исследованиях.

Ссылки

  • Bartels M, Boomsa DI, Hudziak JJ, Rietveld MJH, van Deijsterveldt TCEM, van den Oord EJCG.Распутывание генетических, экологических и оценочных эффектов на интернализацию и экстернализацию проблемного поведения у 10-летних близнецов. Twin Research. 2004. 7: 162–175. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bartels M, Hudziak JJ, Boomsa D, Rietveld MJH, Van Beijsterveldt TCEM, van den Oord eJCG. Исследование родительских оценок интернализации и экстернализации проблемного поведения у 12-летних близнецов. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2003. 42: 1351–1359. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бейкер Л.А., Якобсен К.С., Рейн А., Лозано Д.И., Бездджян С.Генетические и экологические основы детского антисоциального поведения: исследование близнецов с несколькими информантами. Журнал аномальной психологии. 2007. 116: 219–235. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burt SA, McGue M, Iacono WG. Сверстники и правонарушения в среднем подростковом возрасте. Двойной кабинет. (в процессе подготовки) [Google Scholar]
  • Берт С.А., Клар А.М., Рейтер М.А., МакГью М., Иаконо РГ. Подтверждение этиологии разыгрывающего поведения подростков: изучение оценок наблюдателя на выборке приемных и биологических братьев и сестер.Журнал детской психологии и психиатрии. (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burt SA, McGue M, Iacono WG. Вклад окружающей среды в стабильность антисоциального поведения с течением времени: разделяют они или нет? Журнал аномальной детской психологии. 2010. 38: 327–337. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burt SA, McGue M, Iacono WG. Нераздельное посредничество окружающей среды ассоциации между девиантной принадлежностью сверстников и подростковым экстернализирующим поведением с течением времени: результаты кросс-лагерного дизайна разностей монозиготных близнецов.Развивающая психология. 2009. 45: 1752–1760. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burt SA, Neiderhiser JM. Агрессивное и неагрессивное антисоциальное поведение: отчетливая этиологическая умеренность по возрасту. Развивающая психология. 2009. 45: 1164–1176. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burt SA. Переосмысление вклада окружающей среды в психопатологию детей и подростков: метаанализ общих влияний окружающей среды. Психологический бюллетень. 2009. 135: 608–637.[PubMed] [Google Scholar]
  • Берт С.А., Барнс А.Р., МакГью М., Иаконо РГ. Развод родителей и преступность среди подростков: исключение влияния общих генов. Развивающая психология. 2008; 44: 1668–1677. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Burt SA, Donnellan MB. Личность соотносит агрессивное и неагрессивное антиобщественное поведение. Личность и индивидуальные различия. 2008; 44: 53–63. [Google Scholar]
  • Burt SA, McGue M, Krueger RF, Iacono WG. Вклад окружающей среды в преступность среди подростков: свежий взгляд на общую среду.Журнал аномальной детской психологии. 2007. 35: 787–800. [PubMed] [Google Scholar]
  • Берт С.А., МакГью М., Крюгер Р.Ф., Яконо РГ. Как конфликты между родителями и детьми и внешние симптомы детства связаны с течением времени? Результаты генетически информативного исследования с перекрестным лагом. Развитие и психопатология. 2005. 17: 145–165. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Берт С.А., Крюгер Р.Ф., МакГью М., Яконо В. Конфликт родителей и детей и коморбидность детских экстернализующих расстройств.Архив общей психиатрии. 2003. 60: 505–513. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз WA, Маккоби EE, Steinberg L, Hetherington EM, Bornstein MH. Современные исследования в области воспитания детей: аргументы в пользу природы и воспитания. Американский психолог. 2000; 55: 218–232. [PubMed] [Google Scholar]
  • Де Лос Рейес А., Каздин А.Э. Расхождения информантов в оценке детской психопатологии: критический обзор, теоретические основы и рекомендации для дальнейшего изучения. Психологический бюллетень.2005; 131: 483–509. [PubMed] [Google Scholar]
  • DeFries JC, Fulker DW. Множественный регрессионный анализ данных близнецов. Поведенческая генетика. 1985. 15: 467–473. [PubMed] [Google Scholar]
  • Элкинс И.Дж., МакГью М., Яконо РГ. Влияние генетики и окружающей среды на отношения между родителями и сыном: данные об увеличении генетического влияния в подростковом возрасте. Развивающая психология. 1997. 33: 351–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Exner JE. Роршах: основные основы и принципы интерпретации.Vol. 1. Хобокен, штат Нью-Джерси: Уайли; 2002. [Google Scholar]
  • Фаррингтон Д.П., Западный ди-джей. Сравнение между ранними правонарушителями и молодыми агрессорами. Британский журнал криминологии. 1971; 11: 341–358. [Google Scholar]
  • Гибсон HB. Самооценка правонарушений среди школьников и их отношение к полиции. Британский журнал социальной и клинической психологии. 1967. 20: 303–315. [Google Scholar]
  • Гловер М.Б., Муллино П.Й., Дитер-Декард К., Петриль С.А. Отношение родителей к своим приемным и не приемным детям.Младенчество и развитие ребенка. 2010; 19: 238–251. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Harris JR. Допущение воспитания: почему дети таковы, какие они есть. Нью-Йорк: Свободная пресса; 1998. [Google Scholar]
  • Harris JR. Социализация, развитие личности и окружающая среда ребенка: комментарий к Vandell (2000) психологии развития. 2000; 36: 711–723. 10.1037 / 0012-1649 .36.6.711. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hewitt JK, Silberg JL, Neale MC, Eaves LJ. Анализ родительских оценок поведения детей с помощью LISREL.Поведенческая генетика. 1992; 22: 293–317. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джаффи С.Р., Бельски Дж., Харрингтон Х., Каспи А., Моффит Т.Э. Если у родителей в анамнезе имеется расстройство поведения: как это влияет на среду, в которой осуществляется уход? Журнал аномальной психологии. 2006. 115: 309–319. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клар А.М., МакГью М., Iacono WG, Burt SA. Связь между конфликтом родителей и детей и проблемами поведения подростков с течением времени: результаты лонгитюдного исследования усыновления. Журнал аномальной психологии.(в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кольберг Л. Очерки нравственного развития: Философия нравственного развития. Vol. 1. Нью-Йорк: Харпер энд Роу; 1981. [Google Scholar]
  • Little RJA, Rubin DB. Статистический анализ с отсутствующими данными. Нью-Йорк: Уайли; 1987. [Google Scholar]
  • McGue M, Sharma A, Benson P. Влияние обычного воспитания на адаптацию подростков: данные когорты усыновителей в США. Развивающая психология. 1996. 32: 604–613.[Google Scholar]
  • McGue M, Bouchard TJ. Влияние генетики и окружающей среды на различия в поведении людей. Ежегодный обзор неврологии. 1998; 21: 1–24. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакГью М., Элкинс И., Уолден Б., Иаконо В.Г. Восприятие родительско-подростковых отношений: продольное исследование. Развивающая психология. 2005; 41: 971–984. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакГью М., Киз М., Шарма А., Элкинс И., Легран Л., Джонсон В. и др. Среда усыновленной и не усыновленной молодежи: свидетельство ограничения ареала по данным исследования поведения и взаимодействия братьев и сестер (SIBS) Behavioral Genetics.2007. 37: 449–462. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мелби Дж. Н., Конгер RDIE. Шкалы рейтингов взаимодействия семей Айовы: сводка по инструментам. В: Кериг П.К., Линдаль К.М., редакторы. Семейные системы кодирования наблюдений: ресурсы для системных исследований. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2001. С. 33–58. [Google Scholar]
  • Moffitt TE. Устойчивое антисоциальное поведение на протяжении всей жизни и ограниченное подростковым возрастом: обзор исследования и программа исследований. В: Lahey BB, Moffitt TE, Caspi A, редакторы. Причины расстройства поведения и преступности несовершеннолетних.Нью-Йорк: Guilford Press; 2003. С. 49–75. [Google Scholar]
  • Morsbach SK, Prinz RJ. Понимание и повышение достоверности самоотчетов о воспитании детей. Обзор клинической детской и семейной психологии. 2006; 9: 1–21. [PubMed] [Google Scholar]
  • Neiderhiser JM, Reiss D, Pederson NL, Lichtenstein P, Spotts EL, Hansson K, Cederblad M, Elthammer O. Влияние генетики и окружающей среды на материнство подростков: сравнение двух выборок. Развивающая психология. 2004. 40: 335–351.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Neiderhiser JM, Reiss D, Lichtenstein P, Spotts EL, Ganiban J. Отношения между отцом и подростком и роль корреляции между генотипом и окружающей средой. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 560–571. [PubMed] [Google Scholar]
  • Norušis MJ. Компаньон по расширенным статистическим процедурам SPSS 15.0 [Руководство по компьютерному программному обеспечению] Аппер-Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 2007. [Google Scholar]
  • О’Коннор Т.Г., Хетерингтон Э.М., Рейсс Д., Пломин Р.Исследование взаимоотношений родителей и подростков с участием близнецов и сестер. Развитие ребенка. 1995; 66: 812–829. [PubMed] [Google Scholar]
  • О’Коннор Т.Г., Дитер-Декард К., Фулкер Д., Раттер М., Пломин Р. Корреляции между генотипом и средой в позднем детстве и раннем подростковом возрасте: антисоциальные поведенческие проблемы и принудительное воспитание. Развивающая психология. 1998; 34: 970–981. [PubMed] [Google Scholar]
  • Паттерсон Г.Р. Агрессивный ребенок: жертва и архитектор системы принуждения. В: Mash E, Hamerlynck L, Handy L, редакторы.Модификация поведения и семьи: теория и исследования. Нью-Йорк: Бруннер / Мазель; 1976. С. 131–158. [Google Scholar]
  • Паульхус, Вазир. Метод самоотчета. В: Робинс Р.В., Фрейли Р.К., Крюгер Р.Ф., редакторы. Справочник по методам исследования в психологии личности. Нью-Йорк: Guilford Press; 2007. С. 224–239. [Google Scholar]
  • Пайк А., Макгуайр С., Хетерингтон Е.М., Рейсс Д., Пломин Р. Семейная среда и подростковые депрессивные симптомы и антисоциальное поведение: многомерный генетический анализ.Развивающая психология. 1996. 32: 590–603. [Google Scholar]
  • Пломин Р., Эсбери К., Данн Дж. Почему дети в одной семье такие разные? Неразделенная среда десять лет спустя. Канадский журнал психиатрии. 2001. 46: 225–233. [PubMed] [Google Scholar]
  • Reiss D, Pedersen NL, Cederblad M, Lichtenstein P, Hansoon K, Neiderhiser JM, Elthammar O. Генетические исследования трех теорий материнской адаптации: I. Недавние доказательства и модель. Семейный процесс. 2001; 40: 247–259. [PubMed] [Google Scholar]
  • Reiss D, Hetherington M, Plomin R, Howe GW, Simmens SJ, Henderson SH.Генетические вопросы для экологических исследований: Дифференциальное воспитание и психопатология в подростковом возрасте. Архив общей психиатрии. 1995; 52: 925–936. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рутер М.А., Киз М.А., Иаконо В.Г., МакГью М. Семейные взаимодействия в приемных семьях по сравнению с неадоптивными семьями. Журнал семейной психологии. 2009; 23: 58–66. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Раттер М., Силберг Дж., О’Коннор Т.Дж., Симонов Э. Генетика и детская психиатрия: I. Достижения в количественной и молекулярной генетике.Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 3–18. [PubMed] [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: Отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Стулмиллер М. Исправление оценок общей дисперсии среды для ограничения диапазона в исследованиях усыновления с использованием усеченной многомерной нормальной модели. Поведенческая генетика. 1998. 28: 429–441. [PubMed] [Google Scholar]
  • Verhulst FC, van der Ende J.Согласованность между отчетами родителей и самоотчетами подростков о проблемном поведении. Журнал детской психологии и психиатрии. 2006; 33: 1011–1023. [PubMed] [Google Scholar]
  • Turkheimer E, Waldron M. Неразделенная среда: теоретический, методологический и количественный обзор. Психологический бюллетень. 2000; 126: 78–108. [PubMed] [Google Scholar]

Десять способов неправильного понимания детей

Автор: Ян Хант

1. Мы ожидаем, что дети смогут делать что-то еще до того, как они будут к этому готовы.

Просим младенца молчать. Мы просим двухлетнего ребенка посидеть на месте. Мы просим трехлетнего ребенка убраться в своей комнате. Во всех этих ситуациях мы нереалистичны. Мы настраиваем себя на разочарование и настраивать ребенка на повторяющиеся неудачи, чтобы доставить нам удовольствие. Тем не менее многие родители просят своих маленьких детей делать то, что даже старшему ребенку было бы трудно. Короче говоря, мы просим детей перестать вести себя в соответствии с их возрастом.

2. Мы злимся, когда ребенок не может удовлетворить наши потребности.

Ребенок может делать только то, что он может. Если ребенок не может сделать то, о чем мы просим, ​​это несправедливо и нереально. ожидать или требовать большего, а гнев только усугубляет ситуацию. Двухлетний ребенок может вести себя только как двухлетний ребенок. 5-летний ребенок не может вести себя как 10-летний ребенок, а 10-летний ребенок не может вести себя как взрослый. Ожидать большего — это нереально и бесполезно. Есть пределы тому, чем может управлять ребенок, и если мы не принимаем эти ограничения, это может привести только к разочарованию с обеих сторон.

3. Мы не доверяем мотивам ребенка.

Если ребенок не может удовлетворить наши потребности, мы предполагаем, что он ведет себя вызывающе, вместо того, чтобы внимательно смотреть на ситуация с точки зрения ребенка, поэтому мы можем определить истинность вопроса. На самом деле «дерзкий» ребенок может быть болен, устал, голоден, испытывает боль, реагируя на эмоциональную или физическую боль, или боретесь со скрытой причиной, такой как пищевая аллергия. Тем не менее, мы, кажется, упускаем из виду эти возможности в пользу думать худшее о «личности» ребенка.

4. Мы не позволяем детям быть детьми.

Мы почему-то забываем, каково было быть ребенком, и ожидаем, что ребенок будет вести себя как взрослый. вместо того, чтобы вести себя в его возрасте. Здоровый ребенок будет буйным, шумным, эмоционально выразительным и иметь короткую продолжительность концентрации внимания. Все эти «проблемы» вовсе не проблемы, а на самом деле нормальные качества нормального ребенка. Скорее, это наше общество и его ожидания идеального поведение, которое является ненормальным.

5. Достаем задом наперед.

Мы ожидаем и требуем, чтобы ребенок удовлетворял наши потребности — в спокойствии, в непрерывном сне, в послушании. нашим пожеланиям и так далее. Вместо того, чтобы принимать нашу родительскую роль для удовлетворения потребностей ребенка, мы ожидаем, что ребенок заботиться о наших. Мы можем настолько сосредоточиться на собственных неудовлетворенных потребностях и разочарованиях, что забываем об этом. ребенок, у которого есть собственные потребности.

6. Мы обвиняем и критикуем, когда ребенок совершает ошибку.

У детей очень мало жизненного опыта, и они неизбежно совершают ошибки. Ошибки — это естественная часть обучения в любом возрасте. Вместо того, чтобы понять и помочь ребенку, мы обвиняем его, как будто он должен быть в состоянии выучить все идеально с первого раза. Человеку свойственно ошибаться; ошибаться в детстве — это человеческий и неизбежный. Однако на каждую ошибку, нарушение правил или проступок мы реагируем с удивлением и разочарование. Нет смысла понимать, что ребенок будет делать ошибки , а потом отреагировать как хотя мы думаем, что ребенок всегда должен вести себя безупречно.

7. Мы забываем, насколько глубоко осуждение и критика могут навредить ребенку.

Многие родители начинают понимать, что причинять физическую боль ребенку — это неправильно и вредно, но многие из них мы забываем, насколько болезненными могут быть гневные слова, оскорбления и обвинения для ребенка, который может только верить в то, что он вина.

8. Мы забываем, насколько исцеляющими могут быть действия любви.

Мы попадаем в порочный круг обвинений и недостойного поведения, вместо того, чтобы остановиться, чтобы дать ребенку любовь, уверенность, чувство собственного достоинства и безопасность объятиями и добрыми словами.

9. Мы забываем, что наше поведение дает ребенку самые важные уроки.

Ребенок действительно принимает близко к сердцу «не то, что мы говорим, а то, что мы делаем». Родитель, который ударил ребенка за удары, говоря ему, что бить неправильно, на самом деле учит, что бить правильно, по крайней мере для власть имущих. Именно родитель, который отвечает на проблемы мирными решениями, учит его ребенок, как быть мирным взрослым. Так называемые проблемы представляют собой лучшую возможность для обучения ценностям, потому что дети учатся лучше всего, когда они узнают о реальных вещах в реальной жизни.

10. Мы видим только внешнее поведение, а не любовь и добрые намерения внутри ребенка.

Когда поведение ребенка нас разочаровывает, мы должны больше, чем все остальное, что мы делаем, «предположить, что лучший «. Мы всегда должны исходить из того, что ребенок хорошо себя чувствует и ведет себя как можно лучше. учитывая все обстоятельства (очевидные или неизвестные нам), а также его уровень опыта в жизни. Если мы всегда будем думать о нашем ребенке о лучшем, он будет свободен делаю на высоте.Если мы Отдавай только любовь, любовь — это все, что мы получим.

Польский перевод

Перевод на португальский

Турецкий перевод

Ян Хант, магистр наук, предлагает консультации по всему миру, уделяя особое внимание воспитанию и воспитанию детей. отлучение от школы. Она является директором проекта «Естественный ребенок» и автором of The Natural Child: Воспитание от всего сердца и А Подарок малышу .

Как родительский конфликт вредит детям

Никто не удивится, узнав, что дети страдают, когда их родители спорят.Тем не менее подробное исследование того, как именно дети страдают и какие аспекты родительского конфликта являются наиболее вредными, может помочь семьям и сообществам эффективно решать проблему. Родительский конфликт: результаты и меры для детей и семей , небольшой том британского аналитического центра One Plus One, в соавторстве с четырьмя исследователями, предлагает доступный, но подробный обзор выводов ученых по этим вопросам. Вот некоторые основные моменты представленных ими исследований.

Какие аспекты родительского конфликта имеют значение?

Не бывает отношений, полностью свободных от конфликтов и разногласий, и, конечно же, все дети видят, как их родители в то или иное время ссорятся.Когда родители относятся друг к другу спокойно и позитивно даже во время разногласий, решают проблему вместе и показывают детям в ходе последующих взаимодействий, что конфликт разрешен, тогда дети могут не пострадать (и небольшое количество исследований предполагает, что они могут даже приобретают навыки разрешения конфликтов, которые они могут применить к своим собственным отношениям в будущем из таких ситуаций).

Однако родительские конфликты вредны для детей, если они случаются часто; когда он горячий и враждебный, включая словесные оскорбления и повышенные голоса; когда родители становятся физически агрессивными; когда родители отказываются от спора или молча обращаются друг с другом; когда кажется, что конфликт угрожает целостности семьи; и когда речь идет о ребенке.(Влияние свидетелей домашнего насилия на детей не рассматривается подробно в этой книге, но, конечно, было показано, что это очень вредно.) Конфликты вредны независимо от того, состоят ли родители в браке или даже живут вместе.

Как именно дети страдают от конфликтов родителей?

С самого раннего возраста — с шести месяцев, как говорят некоторые исследователи, — дети испытывают стресс, когда их родители ссорятся. Их реакции могут включать страх, гнев, беспокойство и грусть, и они подвергаются более высокому риску возникновения различных проблем со здоровьем, нарушения сна и трудностей с концентрацией внимания и успехами в школе.Они могут «экстернализовать» свой дистресс в форме «агрессии, враждебности, антисоциального и непослушного поведения, правонарушений и вандализма» или «интернализовать» его в форме «депрессии, беспокойства, замкнутости и дисфории».

Кроме того, «дети из семей с высоким уровнем конфликтов с большей вероятностью будут иметь плохие навыки межличностного общения, способность решать проблемы и социальную компетентность». Эти проблемы негативно сказываются на их романтических отношениях в подростковом и взрослом возрасте, поскольку конфликты заставляют детей «воспринимать себя и свой социальный мир более негативно» и «иметь более негативные образы или внутренние представления о семейных отношениях.»Таким образом, высококонфликтные отношения одной пары могут привести к другим негативным отношениям в следующем поколении.

Почему родительский конфликт производит такие эффекты?

Конфликт между родителями вредит детям отчасти из-за побочного эффекта: родители в высококонфликтных отношениях, как правило, являются худшими родителями, участвуют в большей критике, агрессии, угрозах, криках и ударах. Высококонфликтные отношения также могут привести к слабому и непоследовательному воспитанию: родители просто не уделяют много внимания своим детям.В любом случае в результате у детей может не сформироваться надежная привязанность к родителям.

Но родительский конфликт, кажется, также вредит детям, даже если не учитывать его влияние на воспитание детей. Исследователи предложили множество рамок и механизмов, которые могут объяснить этот процесс. Приведу один пример: в борьбе за понимание конфликта родителей дети могут винить себя или находить вредные способы справиться с конфликтом. Кроме того, помимо отрицательных эмоций, дети испытывают физиологические реакции, связанные со стрессом, которые могут нанести вред развитию их мозга.

Почему последствия родительского конфликта влияют на одних детей иначе, чем на других?

Большое количество переменных формируют влияние родительского конфликта: возраст, пол и темперамент ребенка; стратегии выживания ребенка; и физиологическая реакция ребенка на стресс. Семейные характеристики тоже имеют значение: отношения между братьями и сестрами, привязанность к родителям, психическое здоровье родителей и употребление психоактивных веществ, а также социально-экономическое давление — все это влияет на то, как дети реагируют на конфликт.

Хотя социально-экономическое давление имеет тенденцию к ухудшению психического здоровья родителей и усилению родительских конфликтов, связь между конфликтом и результатами ребенка остается значительной, если принять во внимание социально-экономическое давление. (Другими словами, «дети уязвимы для воздействия дома с высоким уровнем конфликта, независимо от социально-экономического положения их родителей».) Более того, хотя гены могут иметь значение для некоторых аспектов родительского конфликта и реакций детей — например, формирования детей темперамент, психическое здоровье и физиологические реакции на стресс — некоторые исследования показывают, что родительский конфликт связан с отрицательными последствиями для ребенка даже для приемных детей, которые генетически не связаны со своими родителями.

Более подробную информацию обо всех упомянутых мною темах (и ссылки на них) можно найти в книге. В следующем посте я расскажу о выводах исследователей о предотвращении конфликтов в парах и вмешательстве в высококонфликтные отношения.

Многие вещи могут вызвать конфликты в сегодняшних семьях — Образ жизни — The Hays Daily News

Это третья книга из серии о типичных конфликтах в современных семьях.

В: Что такое семейный конфликт и каковы некоторые из общих причин?

A: Семейный конфликт возникает, когда члены семьи имеют разные убеждения или точки зрения, когда люди неправильно понимают друг друга, когда кто-то обижается и у него развивается негодование, а также когда недопонимание приводит к ошибочным предположениям и последующим спорам.

Семейные обстоятельства часто вызывают конфликты. К ним относятся обучение жизни новой пары (сожительствующей или женатой), рождение первого и любых последующих детей, отправка ребенка в школу, переход к подростковому возрасту и переход молодых людей во взрослую жизнь. На каждом из этих этапов есть бесчисленные возможности для конфликтов.

В других случаях конфликты возникают при изменении семейных ситуаций. Разделение и развод создают конфликт, как и переезд в новый город, начало новой работы или открытие новой школы.Если часами добираться на работу и с работы, это создает семейный конфликт. Изменения финансовых обстоятельств также являются изменениями в жизни, которые могут создавать конфликты.

Со временем потребности, ценности и мнения членов семьи могут меняться и создавать конфликты. Изменения могут происходить между супругами, между родителями и детьми, между братьями и сестрами, между нуклеарной семьей и родственниками супругов, а также между членами расширенной семьи. Вышеуказанная информация взята с веб-сайта Министерства здравоохранения и социальных служб правительства штата Виктория, Австралия.От Livestrong Foundation есть дополнительная информация. Если говорить о некоторых причинах конфликтов, то одна из самых распространенных — это деньги. Конфликт может заключаться в нехватке денег для покрытия расходов, конкуренции за контроль над деньгами между супругами или партнерами и разногласиях по поводу того, как потратить деньги.

Разногласия по поводу типа детской дисциплины вызывают конфликты. Родители могут поляризоваться на хорошего родителя и плохого родителя или на воспитателя и утешителя.Такие разделения вредны для родителей и детей.

Соперничество между братьями и сестрами может вызывать конфликты, такие как ревность, ведущая к насмешкам, соперничеству, словесному и физическому насилию. Если родитель предпочитает одного ребенка, возникают еще большие конфликты. Соперничество между братьями и сестрами является нормальным явлением при условии, что оно сдерживается вмешательством родителей и не наносит вреда развитию любого из детей.

Что касается родственников мужа и родственников, то проблемы возникают, если другие члены семьи, кроме основной или смешанной семьи, вмешиваются в семейные дела.В этих случаях конфликт неизбежен, особенно потому, что границы и ценности значительно различаются от человека к человеку и от семьи к семье.

Американская академия детской и подростковой психиатрии исследует конфликты, вызванные переездами семьи. Исследования показывают, что дети и подростки, которые постоянно переезжают, с большей вероятностью будут иметь проблемы в школе. Если переезды совпадают с другими изменениями, такими как развод, смерть, уменьшение доходов семьи или открытие школы, они становятся еще более проблематичными.

Ходы заставляют детей заводить новых друзей. Школы отличаются друг от друга и имеют разные учебные программы и расписания. Дети могут испытывать стресс, скуку или депрессию.

Дети в детском саду или в первом классе уязвимы для переезда, потому что они уже находятся в процессе разлуки со своими родителями и приспосабливаются к школе. Переезд может спровоцировать регресс этих детей к более зависимым отношениям с родителями.

Из-за растущей важности сверстников подростки и подростки имеют еще больше проблем с переездом.Они могут не говорить с родителями о своем бедственном положении, но могут впадать в депрессию, тревогу, замкнутость, бунтарь или агрессию. Если между родителями возникнут разногласия по поводу переезда, их конфликты затронут подростков и детей.

Существуют дополнительные конфликты между членами расширенной семьи и группами нуклеарной семьи. Общие проблемы включают родственников, которые изнуряют свой прием из-за того, что остаются слишком долго. Кроме того, есть родственники, которые слишком часто навещают нас. Конфликты также могут возникнуть из-за родственников, которые звонят слишком часто или слишком редко.

Вмешательство родственников, вмешивающихся в жизнь других людей, может происходить среди дальних родственников или родственников мужа. В семьях нет ничего необычного в том, что вмешиваются родственники. Дополнительную информацию о конфликтах с родственниками можно найти на сайте familyeducation.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *