Почему 40 лет люди не летают на луну: Почему 40 лет люди не летают на Луну- Hа Луне существует другая цивилизация. VİDEO » Teref.az

Содержание

Покорение Луны: триумф и трагедия. Вопреки общему мнению, полеты людей на Луну вовсе не были слишком дорогими

Лунная ракета «Сатурн-5» фактически была создана под руководством Вернера фон Брауна. В дальнейшем, после завершения лунной программы, он покинул свой пост потому, что был не согласен со сворачиванием программы по ее созданию. Полеты только на низкую околоземную орбиту просто не устраивали его как цель. А молодые американские конструкторы хотели довести до «железа» свой, как им представлялось, революционный многоразовой шаттл. 

Как справедливо отметил один из глав NASA уже в XXI веке, это стало фатальной ошибкой, которая на десятилетия задержала развитие и американской, и мировой космонавтики. Выводить грузы на околоземную орбиту с помощью шаттлов был гораздо дороже, чем на борту «Сатурна», это хуже подходило для создания и обслуживания орбитальных станций и вовсе не годилось для полетов к Луне. Вдобавок шаттлы оказались небезопасны, и из-за аварийности их программу закрыли.

 

Почему же триумф лунной высадки закончился столь печальным итогом? Когда можно надеяться на возвращение людей на Луну и почему их вряд ли доставит туда ракета NASA?

Каким на самом деле был путь к Луне?

Отцом ракеты «Сатурн-5», доставившей людей на Луну, был человек для Америки посторонний. Его роль в лунной миссии честно обозначил еще  административный директор программы «Аполлон» Сэмюэл Филлипс, отметив, что сомневается в том, что США могли бы достичь Луны без фон Брауна.

Вернер фон Браун и остальные немецкие разработчики «Сатурна» никогда особенно не нравились их коллегам в Штатах — от ученых до руководителей самого Брауна в армии США, эвакуировавших его и его инженеров из нацистской Германии в ходе операции «Скрепка». Уже в 1946 году, когда американская публика впервые узнала о том, что фон Браун ввезен в их страну, это раскритиковал даже Альберт Эйнштейн.

Причины неприязни очевидны. Хотя фон Браун и вывел первый рукотворный объект в космос в 1944 году (суборбитальный полет ракеты на высоту 199 километров), будучи 32 лет от роду, он все же был членом НСДАП, а также СС. При сборке его боевых ракет «Фау-2» использовался труд заключенных нацистских концлагерей. Американская пресса ополчилась на фон Брауна еще тогда, и не разжала свою хватку до самого начала космической гонки. На его родине, в Германии, всего пять лет назад кампания в прессе заставила немецкую гимназию, носившую имя создателя «Сатурнов», выбросить его имя из своего названия именно из-за его нацистского прошлого.

Вид Земли из космоса во время послевоенного пуска американцами одной из трофейных «Фау-2» 24 октября 1946 года. Фото сделано с ракеты, поднявшейся всего на 105 километров, а немецкие пуски 1944 года «Фау-2» доходили до 188 километров

До 1950 года ему и его 120 немецким коллегам-ракетчикам даже не разрешали покидать место проживания (военную базу США) без вооруженного сопровождения, из-за чего немецкие специалисты полушутливо называли себя «мирнопленными». До 1957 года фон Браун вполсилы работал над военными ракетами умеренной мощности, поскольку американские военные, его новые заказчики, просто не были заинтересованы в мирном освоении космоса.

Параллельно фон Браун писал в популярные журналы о проектах ракет для Луны и Марса, но его хозяевам из рядов военной бюрократии было наплевать на планы «мирнопленного». Справедливости ради нельзя не отметить, что сам фон Браун не платил им взаимностью: однажды он даже назвал своего босса из американских генералов «сукиным сыном» прямо в лицо.

Всё изменили 1957 год и Сергей Королев. Запуск первого спутника мгновенно заставил США заинтересоваться космосом. Для военных это стало тревожным звонком: с такими возможностями русские могут ударить ракетой с ядерным оружием мгновенно и без риска, что ее перехватят, в отличие от самолета с ядерной бомбой. Случившееся имело огромное значение не только в военной, но и в политической (и даже идеологической) областях. Вашингтон находился в фазе острой конкуренции с СССР и просто не мог позволить себе демонстрировать техническое отставание от Москвы.

Немецкий конструктор был практиком и понимал, что заказчика-военного тоже можно использовать в освоении космоса. Поэтому в 1954 году он предложил проект ракеты, которая смогла бы вывести на орбиту спутник, точно предсказав: «Если мы не сделаем это первыми, это станет ударом по престижу США». Более того, по факту именно ракета фон Брауна могла доставить в космос первый спутник. 20 сентября 1956 года

Jupiter-C совершила полет, достигнув высшей точки в 1100 километров (выше орбиты запуска первого советского спутника). Причем на ее борту был макет спутника массой в 14 килограммов.

Но недостаточно хорошо делать свою работу, чтобы она была востребована, — надо еще и уметь понравиться начальству. С этим немецкий конструктор справляться не умел, поэтому перед пуском к разработчикам приехал генерал О’Мира (Andrew Pick O’Meara) из Пентагона, специально для того, чтобы разъяснить: Jupiter-C не должен «случайно» запустить ничего на околоземную орбиту.

Как отмечает американский историк Уолтер Макдугалл (Walter A. McDougall), «брауновский» центр создания ракеты для спутника-шпиона был отвергнут именно потому, что там работал фон Браун: «Правительство хотело избежать любой связи [американских космических проектов] с Третьим Рейхом, [поскольку] такие связи могли использовать русские с целью пропаганды». На роль ракеты для первого спутника выбрали проект «Авангард» (Vanguard), который создавали американские конструкторы. В итоге первый американский спутник по времени сильно отстал от первого советского. Взлететь он смог на 1,2 метра, после чего взорвался вместе с ракетой

Vanguard прямо на старте.

«Авангард» со спутником на борту взрывается на стартовой площадке, 6 декабря 1957 года

Но еще до этого, сразу в ночь запуска советского спутника, министр обороны США лично приехал к фон Брауну обсудить проекты, выходящие за пределы межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Через 90 дней «немецкая» группа вывела в космос первый американский спутник на варианте военной МБР Redstone. Немец-ракетчик мог не нравиться американцам, но СССР своими успехами заставил Вашингтон спрятать свои предпочтения глубоко и надолго.

Конечно, это не означало, что США сразу хватило дальновидности поручить Брауну работу на ракетой для полета к Луне. Немец вновь и вновь предлагал этот проект, но Эйзенхауэр и Кеннеди не вняли предложениям фон Брауна. Кеннеди отверг очередное предложение о пилотируемом полете на Луну 20 марта 1961 года, меньше, чем за месяц до полета первого человека в космос.

Но и тут Королев придал американцам живительный импульс в том направлении, которого в Белом доме пытались избежать. Юрий Гагарин оказался в космосе раньше американского астронавта, и не было никакого способа продемонстрировать, что США технологически не отстали, кроме как сделать шаг, сравнимый по значимости с выводом человека в космос. Таким шагом могла быть только лунная программа, поэтому уже в мае 1961 года Кеннеди развернулся на 180 градусов и одобрил ее. Фон Браун со своими проектами лунных ракет впервые после вывоза из Германии оказался востребован «на полную мощность».

После высадки на Луне и, главное, отказа Москвы от дальнейшей эскалации лунной гонки (Королев уже умер и проталкивать марсианский проект в СССР было некому) фон Браун просто перестал быть нужным. Кнут советской технологической конкуренции загнал Америку на Луну, но со смертью Королева он перестал щелкать над ухом американских президентов.

Фон Браун, конечно, предложил проект полета к Марсу, но, как мы помним, американские президенты (и, наверное, не только американские) дают действительно большие деньги на космос только тогда, когда им нужно срочно продемонстрировать первенство. 

Стагнация в советском пилотируемом космосе (наши космонавты и сегодня летают на кораблях и ракетах, чьи первые модификации спроектировали при Королеве) значила: фон Браун сделал свое дело — фон Браун может уходить. После целой серии конфликтов с руководством NASA и США из-за урезания программы «Аполлон» в мае 1972 года он ушел в отставку и спустя пять лет умер.

Главный вывод, который можно сделать из биографии фон Брауна, таков: директор программы «Аполлон» Сэмюэл Филлипс, скорее всего, был прав. Если бы лунную программу США вел другой конструктор, она скорее была бы похожа на

Vanguard. Ну или на то, что мы наблюдали в исполнении NASA в постлунную эру.

Главный миф покорения Луны

20 июля 1969 года посадочный модуль мягко доставил на Луну двоих астронавтов. После выполнения короткой научной программы они вернулись на Землю, а еще пять полетов спустя (с 1973 года) высадки на Луну прекратились.

Типовое объяснение этому звучит так: лунная гонка с СССР обошлась США так дорого, что продолжать полеты к Луне они просто не могли. Шесть полетов за 128 миллиардов долларов (здесь и далее — в ценах 2019 года), по 21 миллиарду долларов за полет, не могла себе позволить даже самая богатая экономика планеты. Пришлось переключиться на куда более дешевые полеты на низкую околоземную орбиту — программу шаттлов.

Увы, это простое и ясное объяснение абсолютно несовместимо с цифрами. Прежде всего, 90% расходов на программу «Аполлон» ушло на НИОКР, разработку и испытания всех образцов техники, нужных для решения задачи. Чтобы полеты были безопасны, Вернер фон Браун настаивал на многократном испытании на отдельных стендах и гигантских двигателей F-1 для первой ступени «Сатурна-5», и кислород-водородных (впервые в истории) систем верхней ступени, и многого, многого другого.

Пик расходов NASA пришелся на 1966 год (из-за НИОКР), а к началу полетов на Луну они резко снизились (на графике расходы в долларовых ценах 2010 года)

Однако эти 90% расходов были разовыми. После завершения создания ракет «Сатурн», пилотируемых кораблей «Аполлон», лунного посадочного модуля, луномобилей и всего остального, нужного для полетов к Луне, программа переходила из стадии разработок уникального на тот момент продукта в стадию его малосерийного производства. Это значит, что затраты на нее резко снижались. Документы NASA показывают, что весь полет к Луне, включая стоимость всего — от ракеты и корабля до скафандров и луномобилей — стоил не более 2,3 миллиарда долларов (с. 1274 по ссылке), а вовсе не 21 миллиард, как может показаться простым делением стоимости программы на число высадок на Луну.

Впрочем, 2,3 миллиарда — это тоже довольно дорого. Шаттлы на каждый полет добавляли всего 0,5 миллиарда долларов переменных издержек — ясно,  почему американцы отказались от «Сатурнов» и «Аполлонов» в их пользу! Но на самом деле все не так просто.

«Сатурны» выводили в космос 140 тонн полезной нагрузки, а шаттлы — не более 27,5 тонны. Разница — в пять раз: килограмм полезной нагрузки шаттлы выводили на низкую орбиту за 18 180 долларов, а «Сатурн-5» — за 16 430 долларов, на 10% меньше. И это не считая того факта, что для полета на околоземную орбиту связке «Сатурн — Аполлон» не нужен был бы ни 15-тонный лунный посадочный модуль, ни луномобили, ни оборудование для лунных экспедиций. То есть при полетах туда же, куда могли долететь шаттлы, реальная цена вывода килограмма нагрузки у «Сатурнов» была бы много меньше.

Хорошо, скажем мы, лунная ракета выводит грузы на 10% дешевле, но зато она куда больше. Может быть, NASA нужно было выводить на орбиту много мелких грузов, а не один большой, и тогда отказ от крупной ракеты в пользу небольшого шаттла понятен? К сожалению, и это объяснение лишь выглядит логичным. У «лунной» ракеты был вариант без первой ступени, Saturn IB. Он выводил 21 тонну на низкую орбиту за 0,337 миллиарда долларов, на 11% дешевле шаттлов. Был у него и еще один приятный бонус: из пустой первой ступени «Сатурна» получалась большая орбитальная станция размером с «Мир» или половину МКС. Не говоря уже о том, что при желании такие первые ступени можно было стыковать.

Налицо парадокс. «Сатурны» могли летать и на Луну, и на околоземную орбиту по ценам ниже шаттлов, которые могли летать только на околоземную орбиту, но никуда больше. Из компонентов «Сатурнов» орбитальные станции получались намного дешевле и быстрее (за один полет!), чем при строительстве МКС. Так зачем же американцы отказались от более мощного, гибкого и дешевого средства в пользу во всех отношениях уступающего ему шаттла?

Шаттлы: «почти невероятный недостаток общения между менеджментом и инженерами»

Чтобы понять причины того, почему «Сатурны» и вместе с ними полеты к Луне ушли в прошлое, нужно понимать, как работают большие организации. Еще Сирил Паркинсон отмечал, что объем работы в крупных бюрократических структурах растет вне зависимости от того, какова реальная отдача от такой структуры. Министерство колоний Великобритании в 1935—1960 годах увеличило свою численность и расходы в разы, при том что колонии у этой страны к 1960 году в основном закончились.

Сходная ситуация случилось в NASA. Американские президенты были против постоянных полетов на Луну, считая, что это слишком дорого. Они требовали от NASA решительного сокращения расходов, и та немедленно взяла под козырек, пообещав, что создание шаттлов — крылатых гибридов кораблей и носителей многоразового, в отличие от ракет, использования — резко сократит стоимость вывода грузов на орбиту. Планировщики организации заявляли, что смогут выводить килограмм груза всего по $ 1599 за килограмм. Это в десять раз меньше, чем было у «Сатурнов», и неудивительно, что в конечном счете президент Никсон выбрал именно шаттлы.

Увы, стремление пойти навстречу начальству не всегда кончается хорошо. «Отец шаттла», американский инженер, а потом и администратор Джордж Мюллер рассчитывал, что шаттлы будут полностью многоразовыми и смогут летать очень часто — до 24 раз в год.

Однако Мюллер, привыкший к большим зарплатам частных компаний, покинул NASA в 1969 году. А люди, которые воплощали его концепцию, быстро обнаружили, что первая многоразовая ступень для возвращения на Землю должна быть весьма большой и с ней шаттлы по размерам приближались к «Сатурнам».

Средств на создание такой сложной системы в бюджете NASA на НИОКР не нашлось, поэтому вместо первой ступени приделали два одноразовых твердотопливных ускорителя. Сразу после этого стоимость подпрыгнула.

Но самой главной проблемой было то, что за проектом не стоял один крупный инженер, который мог бы проследить за его технической продуманностью во всех аспектах. В итоге многие решения принимали по линии наименьшего сопротивления. Например, многоразовый шаттл требовал тепловую защиту — и ее сделали из керамических плиток. Это был, на первый взгляд, самый очевидный путь: алюминиевые сплавы не выдерживали такой температуры, а испытания носителей из тугоплавких металлов (например, из нержавеющей стали, как у Starship Илона Маска или корабля коротышек из «Незнайки на Луне») потребовали бы времени и средств. На вид керамика решала проблемы без лишних изысканий. По факту оказалось, что плитки уязвимы, выпадают, их очень трудоемко проверять и укреплять после каждого полета, и все это тащило цену эксплуатации шаттла вверх.

Отсутствие одного человека, хорошо представляющего себе проект в целом с инженерной точки зрения (своего рода нового фон Брауна), привело к тому, что шаттлы изначально имели серьезнейшие просчеты не только в плане экономики, но и просто в плане безопасности. В двух авариях шаттлов погибли 14 человек, и это больше, чем унесли полеты на всех остальных типах носителей для пилотируемой космонавтики, вместе взятые. 

Всего в космических полетах погибло 18 человек, но все четыре советских космонавта сделали это в первые десять лет космической эры, в 1961—1971 годах, когда космическая техника делали первые шаги. США, напротив, потеряли 14 астронавтов в двух катастрофах шаттлов через 25 лет и 42 года после начала космической эры, в эпоху, когда полеты в космос давно перестали быть чем-то неизведанным.

Жирной точкой на карьере шаттлов стало вскрытие причины второй из этих аварий, гибели «Колумбии». И именно этот случай лучше всего показывает, к чему ведет конструирование техники без единого инженерного видения этой самой техники. В 2003 году, после расследования гибели «Колумбии», выяснилось, что материал для кромки крыльев шаттла выбран неудачно. Углепластик толщиной в считанные миллиметры просто не выдержал удара куска полиуретановой теплоизоляции, оторвавшейся от шаттла при запуске.

Тест расследующей комиссии на Земле показал, что мягкая полиуретановая теплоизоляция при ударе о кромку крыла шаттла на скорости 850 километров в час оставляет в нем дыру, делающую разрушение конструкции набегающим воздухом практически неизбежным

Глава NASA (и в прошлом астронавт) Чарльз Болден так прокомментировал тогда ситуацию:

«Мы все думали, что это [углепластиковое покрытие кромки крыла] непробиваемая штука… Я провел 14 лет в программе пилотируемых космических полетов, думая, что у меня там 5-6 дюймов толщины материал на кромке крыла. Узнать, что «Колумбия» имела там всего лишь доли дюйма и что по прочности этот материал уступает стеклопластику на вашем «Корветте» [спортивный автомобиль], было просто открытием, и я думаю, что для всех нас… Лучшие умы и в NASA, и вне его никогда не предусматривали такой возможности для аварии».

Иными словами, начав делать шаттлы в конце 60-х, NASA 30 лет не подозревало, что ведущая кромка крыла этого аппарата непрочна настолько, что ее пробивают куски отваливающейся от этого же аппарата теплоизоляции. Этот эпизод неплохо характеризует целостность видения проектировщиками всего проекта шаттлов. NASA послужило отличной иллюстрацией к словам из известной песни: «В нашей семье каждый делает что-то, но никто не знает, что же делают рядом. Такое ощущение, словно мы собираем машину, которая всех нас раздавит».

Шаттл был именно такой машиной. Инженеры, проектировавшие теплоизоляцию, были узкими специалистами, которые и знать не знали, какая там толщина у кромки крыла и какая у него прочность. Инженеры, проектировавшие крыло, вообще не знали до начала полетов, что от теплоизоляции могут отваливаться куски. Стремление администраторов NASA сэкономить привело к тому, что на аппарате вообще не было никаких систем спасения для основной части его взлетной и посадочной траектории (системы на «Союзе», недавно спасшие жизнь экипажа, превосходят их на две головы).

Итоги программы шаттлов: за 30 лет они совершили 135 полетов (4,5 в год против 24 планировавшихся) при общей стоимости программы в 233 миллиарда долларов. Они получились почти вдвое дороже лунной программы, при этом никаких действительно новых результатов пилотируемой космонавтике не принесли. Значительная часть полетов сводилась к выводу в космос спутников — задаче, которую другие носители выполняют без участия людей.

Шаттлы не умели (в отличие от советского «Бурана») летать в автоматическом режиме, без человека на борту, поэтому даже в таких случаях были вынуждены рисковать жизнями с вероятностью потери экипажа не менее одного процента.

Согласно физику Ричарду Фейнману, расследовавшему еще первую катастрофу шаттла, за много лет до гибели второго, инженеры, работавшие над шаттлами, уже в 80-е знали, что они не вполне безопасны. По его свидетельству, инженеры оценивали вероятность катастрофы в 1%. Для системы, изначально нацеленной на десятки полетов в год, это очень много. А вот административные руководители проекта считали, что вероятность катастрофы равна лишь 0,001% процента.

Но у инженеров не было власти в NASA. Фейнман задается вопросом: «В чем причина фантастической веры менеджмента в надежность шаттлов?» Физик находит два ответа на этот вопрос: «Первая причина… попытка убедить правительство в совершенстве NASA, чтобы успешно получать госсредства. Вторая причина… искренняя вера в правдивость [ожиданий низкой аварийности], показывающая почти невероятный недостаток общения между менеджментом и инженерами [NASA]». Среди прочих выводов Фейнмана есть и такой: «[Руководство NASA] должно быть ближе к реальности, сравнивая стоимость и возможности шаттлов в сравнении с другими способами полетов в космос».

Что было бы, если бы никаких шаттлов никогда не было?

Интересно, что эту рекомендацию Фейнмана, данную в 1987 году, руководство Управления все же выполнило. Глава NASA в 2005—2009 годах Майкл Гриффин в 2007 году изложил ситуацию предельно честно: «Вместо создания шаттлов стоило постепенно модернизировать «Сатурны» и «Аполлоны»… Сделай мы всё это, мы бы сейчас были на Марсе».

Гриффин отмечает, что два полета к Луне ежегодно и четыре полета на низкую околоземную орбиту, к станциям типа «Скайлэб», стоили бы NASA 9,37 миллиарда долларов в год. На практике, отмечает он, NASA в постлунную эру получало (и тратило!) на пилотируемую программу даже чуть больше этой цифры. Вот только вместо шести полетов в год оно из-за дороговизны шаттлов имело 4,5 полета в год. И это даже без упоминания того, что полеты к Луне по научной значимости заметно важнее полетов на низкую околоземную орбиту.

Почему ракета NASA никогда больше не привезет людей на Луну?

Свернув в 1972 году программу «Аполлон», американские политики хотели снизить расходы на космос. В итоге сделать этого не получилось. Напротив, в 1972 году, вместе с лунной программой, NASA тратило на пилотируемые полеты меньше, чем после, с программой шаттлов. И даже меньше, чем тратило в 2011—2019 годах, когда никаких пилотируемых полетов сами американцы не осуществляли, а все средства уходили только на разработку новых ракет.

В целом картина ожидаемая: бюрократические учреждения всегда найдут предлоги не урезать им финансирование. Отказ от полетов к Луне не гарантировал, что NASA будет тратить меньше, он означал, что NASA просто будет летать в тысячу раз ближе, но за те же деньги. Ну или вообще никуда не летать на своих ракетах, как в последние восемь лет, но опять за те же деньги. Законы Паркинсона могут звучать как шутка, но «в каждой шутке есть доля шутки».

Печально то, что NASA не демонстрирует никаких признаков исправления ситуации. Новые американские ракеты и корабли (если в их проектирование вовлечено Управление) проектируются так же, как шаттлы, но не так, как «Сатурны». Там по-прежнему нет какого-то одного человека, который, как когда-то фон Браун или Королев, отвечал бы за технический облик проекта в целом и при этом действительно глубоко разбирался в проектировании ракет. В итоге расходы на новую ракету NASA (SLS) и пилотируемый корабль для нее (Orion) уже давно вышли за планируемый бюджет. На них за 2004—2019 годы потрачено 30 миллиардов долларов. И это несмотря на то, что двигатели SLS — это RS-25 от шаттлов, да и боковые ускорители оттуда же, то есть их разработка уже давно оплачена.

Аналитики из западной аэрокосмической индустрии отмечают: «SLS и Orion выполняют свою работу — предоставление работы центрам NASA и их подрядчикам. А также дают США чувство национальной гордости за то, что перед ними стоят столь масштабные цели. Они [SLS и Orion] не должны быть быстрыми, недорогими или устойчивыми. Они — символические величественные действия величественной нации».

На сегодня очевидно, что ранее 2021 года SLS никуда не полетит. Также известно, что без новой верхней ступени SLS не сможет доставить никакой посадочный модуль на Луну, а такая ступень не появится ранее конца 2020-х годов. Но и тогда мы сомневаемся в дате начала полетов: стоимость программы растет и далеко не факт, что ее не свернут, как целый ряд программ-предшественников, тоже пытавшихся заменить шаттлы.

SpaceX или США?

Скорее всего, если люди и вернутся на Луну, то не на ракетах, разработанных NASA. Наиболее вероятно, что это сделают другие игроки. Например, SpaceX, которая, по данным NASA, делает запуски на ракете с многоразовой первой ступенью всего по 50,3 миллиона долларов. Руководитель SpaceX на вопрос журналиста о сроках возможной высадки на Луну прямо сказал, что это случится через четыре года, использовав местоимение «мы».

Тогда журналист спросил его: «Когда вы говорите «мы», вы имеете в виду США или SpaceX?» Ответ звучал так: «Точно не скажу. Если убедить NASA и власти в том, что мы можем сделать это, займет больше времени [чем сама высадка на Луну], тогда мы просто сделаем это [без США, одни]. Может оказаться проще посадить Starship на Луну [сперва без людей — А.Б.], чем пытаться убедить NASA, что мы можем это сделать».

Каким бы маловероятным не казалось достижение Луны кораблями частной компании, практически наверняка это случится раньше, чем NASA сможет вернуться туда, куда его однажды завел фон Браун.

 Александр Березин

Алексей Леонов развеял слухи о том, что американцы не были на Луне

Откуда пошли слухи?

«А началось все с того, что когда на праздновании 80-летия знаменитого американского кинорежиссера Стенли Кубрика, создавшего по книге фантаста Артура Кларка свой блестящий фильм «Одиссея 2001 года» журналисты, встретившиеся с женой Кубрика, попросили рассказать о работе ее мужа над фильмом в студиях Голливуда. И она честно сообщила, что на Земле есть всего два реальных лунных модуля — один в музее, где никогда никаких съемок не велось, и даже запрещено ходить с фотоаппаратом, а другой находится в Голливуде, где для развития логики происходящего на экране и производились досъемки высадки американцев на Луну», — уточнил советский космонавт.

Зачем применялась студийная досъемка?

Алексей Леонов пояснил, что для того, чтобы зритель смог видеть на киноэкране развитие происходящего от начала до конца, в любом кино применяются элементы досъемки.

«Нельзя же, например, было снять реальное открытие Нейлом Армстронгом люка спускаемого корабля на Луне — с поверхности это же просто некому было снять! По той же причине нельзя было снять и спуск Армстронга на Луну по лесенке из корабля. Вот эти моменты, действительно доснятые Кубриком в студиях Голливуда для развития логики происходящего, и положили начало многочисленным сплетням о том, что вся высадка якобы была смоделирована на съемочной площадке», — объяснил Алексей Леонов.

Где начинается правда и заканчивается монтаж

«Реальная съемка началась, когда Армстронг, впервые ступивший на Луну, немного освоился, установил остронаправленную антенну, через которую осуществлялась трансляция на Землю. Его напарник Базз Олдрин тогда уже тоже вышел из корабля на поверхность и начал снимать Армстронга, а тот в свою очередь снимал его перемещение по поверхности Луны», — уточнил космонавт.

Почему американский флаг развевался в безвоздушном пространстве луны?

«Приводят аргумент, что вот флаг американский на Луне развевался, а не должен бы. Флаг действительно не должен развеваться — ткань применялась с довольно жесткой армированной сеткой, полотнище было скручено в трубочку и заправлено в чехол. Астронавты взяли с собой гнездо, которое сначала вставили в лунные грунт, а затем воткнули в него древко флага, и уже потом сняли чехол. И вот когда сняли чехол, полотнище флага в условиях пониженной гравитации стало разворачиваться, а остаточная деформация пружинистой армированной сетки создала впечатление, что флаг полощется, как на ветру», — объяснил «феномен» Алексей Леонов.

«Рассуждать же о том, что весь фильм был снят на Земле — просто нелепо и смешно. В США имелись все необходимые системы, которые отслеживали сам старт ракеты-носителя, разгон, коррекцию орбиты полета, облет Луны спускаемой капсулой и ее приземление», — заключил прославленный советский космонавт.

К чему привела «лунная гонка» две космические сверхдержавы

«Мое мнение — это самое лучшее соревнование в космосе, которое когда-либо осуществляло человечество. «Лунная гонка» между СССР и США — достижение высочайших вершин науки и техники», — считает Алексей Леонов.

По его словам, после полета Юрия Гагарина президент США Кеннеди, выступая в Конгрессе, заявил, что американцы просто поздно подумали о том, какого триумфа можно достигнуть, запустив человека в космос, и поэтому русские триумфально стали первыми. В послании Кеннеди было четко обозначено: в течение десяти лет высадить человека на Луну и благополучно вернуть его обратно на Землю.

Почему США и СССР одновременно прекратили полёты на Луну / Хабр

Ровно 40 лет назад 20 июля 1969 года команда американских астронавтов во главе с Нилом Армстронгом осуществила первый полет на Месяц.

И все же интересно почему за 40 лет больше не было полетов?
Почему США и СССР одновременно прекратили полеты на Луну?

Еще более непонятным был дальнейший отказ от этого способа исследований вовсе. Что скрывается за таким решением? Может быть, чья-то конкретная угроза? Этого мы не знаем. Однако в скором времени и американцы прекратили полеты на Луну, хотя вроде бы недалеки были от постройки лунного городка и лунного космодрома… Непонятные вещи творятся и с аппаратами, запускаемыми на Марс. Точность старта и возможность корректировки направления полета теперь, казалось бы, вещи сами собою разумеющиеся. Однако одна за другой станции проходят в немыслимой дали от пункта назначения, в другом случае — перед самым ответственным моментом (выходом к планете) — вдруг навсегда пропадает связь… Американцы тоже прочувствовали это в экспедициях на Марс и Венеру.

Кое-что стало понятным после откровений бывших работников НАСА — известного космического конструктора Мориса Шатлена, а также академика Берже и профессора Валле… Первый издал книгу «Наши предки, прибывшие из космоса», а профессор и академик -«Книгу таинственностей»… В свое время имелись теории (значительная часть которых была высосана из пальца) о том, что лунные кратеры — это бывшие города и прочие искусственные сооружения. На них мы останавливаться не станем, а вот авторитетное заявление известного астронома Сагана, сделанное им в начале 60-х годов, стоит упомянуть. Ученый считал, что обнаруженные под поверхностью Луны полости, одна из которых составляет 100 кубических километров (!), вполне пригодны для существования и развития биологических видов.

В 1963 году американские астрономы обнаружили на Луне гигантские светящиеся и движущиеся объекты, размеры которых впечатляют: длина 5 километров, ширина — 300 метров. Таких объектов Флэгстафская обсерватория зафиксировала 31! И множество объектов поменьше. Впрочем, еще в 1968 году (до полета «Аполлона-II») само НАСА опубликовало справочник лунных аномалий, где упомянуты возникающие и исчезающие, точно сами собой, гигантские купола, кратеры, стены, траншеи, движущиеся геометрические фигуры различных «расцветок» и так далее. Всего названо 579 необъяснимых наблюдений, анализ четырехвековой работы с Луной ученых и любителей. О геометрических фигурах упоминал еще британский астроном Бирт в 1871 году в собственном каталоге загадок Луны.

Таким образом, после памятного «маленького шага» Нейла Армстронга Луна стала не ближе к нам, а гораздо дальше.

— Политика правительств в отношении хранения в секрете правды об НЛО от широкой общественности великолепно описана и задокументирована в нескольких книгах известных астрономов, таких, например, как Аллен Хайнек (Allen Hynek) (консультант ВВС США по проблеме НЛО), майор Дональд Кейхой (Donald Keyhoe), Тимоти Гуд (Timothy Good) (его книга “Совершенно секретно”) и многих других профессиональных исследователей. Один из неоспоримых экспертов, которому мы можем доверять — Кристофер Крафт (Christopher Kraft), в прошлом директор NASA. Он передал нам следующую запись (после того как оставил свой пост в NASA), сделанную в Хьюстоне во время лунной миссии Аполлона-11:

АСТРОНАВТЫ НЭЙЛ АРМСТРОНГ (NEIL ARMSTRONG) и БАЗ ОЛДРИН (BUZZ ALDRIN) говорят с Луны: «Это гигантские штуковины. Нет, нет, нет… Это не оптическая иллюзия. В этом не может быть сомнения!»

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ (ЦЕНТР В ХЬЮСТОНЕ): “Что… что… что? Какого черта там у вас происходит? Что случилось?”

АСТРОНАВТЫ: «Они — здесь под поверхностью.

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ: „Что — там? Связь прерывалась… центр управления вызывает Аполлон 11.“

АСТРОНАВТЫ: „Мы видели нескольких гостей (visitors). Они были там некоторое время, проверяли оборудование.“

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ: “Повторите ваше последнее сообщение.”

АСТРОНАВТЫ: „Я говорю, что здесь другие космические корабли. Они стоят ровной линией по другую сторону кратера.“

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ: “Повторите… повторите!”

АСТРОНАВТЫ: „Позвольте нам зондировать эту сферу… 625 к 5… автоматическое реле соединил… Мои руки дрожат так сильно, что я не могу ничего делать. Снять это? Боже мой, если эти проклятые камеры заснимут что-нибудь… что тогда?“

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ: “Можете ли вы заснять что-нибудь?”

АСТРОНАВТЫ: „У меня больше нет пленки под рукой. Три выстрела с “тарелки”, или как там эта штука называется, испортили пленку.“

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ: „Восстановите контроль! Они перед вами? Слышны какие-либо шумы с НЛО?”

АСТРОНАВТЫ: “Они приземлились здесь! Они здесь и они наблюдают за нами!”

УПРАВЛЕНИЕ ПОЛЕТОМ: “Зеркала, зеркала… можете ли вы отрегулировать их?»

АСТРОНАВТЫ: «Да, они находятся в нужном месте. Но те кто построили эти корабли могут прибыть завтра и убрать их. Раз и навсегда.”

Вполне логично, что если правительственные агентства обнаружили секретные базы НЛО, то они должны хранить это в тайне от общественности, а также разработать “историю прикрытия”, дабы скрыть правду о Луне. Однако, проблема состояла в том, что свидетели “говорили” с нашим Отделом относительно инопланетных дел.

Среди экспертов, сообщивших нам о жизни на Луне и открытиях астронавтов, были Фарида Искиовет (Farida Iskiovet), бывший консультант по вопросам НЛО при президенте ООН, таинственный господин Английский (mr. English), который делал совершенно секретную фотографию для NASA и лунных астронавтов, бывший командующий военно-морской разведки (Naval Intelligence) Марк Хабер (Mark Huber), знавший большое количество совершенно секретных данных, сержант Виллард Ваннал (Willard Wannal), служивший в военной разведке (Army Intelligence), майор Вэйн Ахо (Wayne S. Aho), служа в военной разведке предоставил на рассмотрение Конгрессу материалы исследований по НЛО, доктор Джеймс Харра (dr. James Hurrah) из космической программы NASA, и другие кто имеют секретные допуски. Я лично разговаривал со всеми вышеупомянутыми исследователями.

Усиленные интерес к жизни на Луне захватил общественное мнение после сообщений по радио об опытах Маркони Тесла (Marconi Tesla), пытавшегося передавать на Луну радиосигналы и получить на них ответ, это действительно имело место. После этого американские, британские и французские астрономы сообщили о вспышках света, мерцающих и даже движущихся огнях на поверхности Луны. В течение 20-30 годов можно обнаружить многочисленные сообщения о подобного рода явлениях в самых разных газетах и журналах, которые до сих пор можно найти в библиотеках. Этот интерес достиг своего апогея, когда видный эксперт в воздушных явлениях Палитзер Приз (Pulitzer Prize), победивший астронома Джона О’Нилла (John O’Neill), публично заявил об обнаружении на Луне “моста” искусственного происхождения. Были и другие свидетели, которые наблюдали “мост” длиной в 12 миль, которого ранее не было на этом месте и который позднее исчез по неизвестным причинам (было это слишком заметно?). Этот инцидент произошел в раннем 1950-ом.

Многие астронавты Джемени и Аполлонов рассказывали, что видели НЛО во время своих полетов. Так, астронавт Гордон Купер (Gordon Cooper) публично признал, что наблюдал управляемое судно внеземного происхождения (мы видели его фотографии НЛО). Джеймс МакДивитт (James McDivitt) тоже сделал фотографии НЛО во время полота вокруг Земли, мы видели их. то время как орбитальная Земля и мы видели их также. Советская космическая программа в 1960-х годах, предназначенная для установления нового рекорда времени пребывания на орбите, была странным образом прервана после того как корабль занял свою позицию. Частные исследователи с мощным радиооборудованием утверждали, что советские космонавты сопровождались на орбиту НЛО, которые окружили их и начали швырять их назад и вперед, как будто советское судно было мячом. Космонавтам, впашим в панику, было приказано немедленно возвращаться обратно на Землю.

В течение 50-х годов большое количество НЛО, замеченных на Земле, возвращались на Луну. Их траектории были отслежены секретными правительственными комплексами наблюдений, расположенными в пустынях Аризона и Невада, а также в подземных базах, расположенных внутри гор. У НАС ИМЕЕТСЯ ФОТОГРАФИЯ СУДНА В ФОРМЕ ТАРЕЛКИ, ЛЕТЯЩЕГО НАД ПОВЕРХНОСТЬЮ ЛУНЫ, выполненная гражданским астрономом. Сержант Виллард Ваннаил, расследовавший приземление НЛО в Оаху (Oahu) во время службы в военной разведке, показывал нам 8 или 10 четких глянцевых фотографий серебристого космического корабля, парящего над лунной поверхностью. Его размеры оценивались в несколько миль и говорили за то, что это КОРАБЛЬ-МАТКА (БАЗОВЫЙ КОРАБЛЬ), предназначенный для транспортировки многих тысяч людей между солнечными системами или галактиками в течение длительных периодов времени в условиях полного самообечпечения (автономном режиме)!

В период с 1950 по 60-е г.г. гражданскими астрономами были замечены новые перемещения на Луне, световые аномалии, постоянные источники света, располагающиеся обычно внутри кратеров, наряду с таинственными крестообразными вспышками.

Советские и американские космические корабли (расположенные на орбите Луны) начали фотографировать таинственные структуры на Луне, обнаруженные NASA. Нашлись ученые, такие например как Фред Стеклинг (Fred Steckling), потребовавшие объяснений от так называемого “гражданского агенства”. Просто удивительно как NASA могло выпустить эти фотографии БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ! Многие структуры могли быть заметны только при большем увеличении.

Американский космический корабль RANGER II прислал 200 фотографий кратеров Луны с куполами внутри. Эти куполы не были новинкой. Они были сообщены в средствах массовой информации французскими астрономами приблизительно 48 лет назад. 33 фотографии купола на Луне, присланные Lunar Orbitter 2 были выпущены без комментариев в Вашингтоне D.C. в 1967. 1 июля 1966 года NASA в средствах массовой информации официально признало, что астронавты видели НЛО, однако, позднее опровергло эту информацию (для тех кто собирает официальные отчеты по НЛО не составит труда найти большое количество противоречивых утверждений, доказывающих сокрытие правды). Все это не остановило астронавта Гордона Купера от публичного заявления: “Я верю в инопланетян, потому что собственными глазами видел их космический корабль” (во время полета Джемени 16). В нашей картотеке “Blair cuspids” есть фотографии, полученные с лунных спутников, на которых видны странные шпили, образующие правильные геометрические фигуры. Высокий белый шпиль, похожий на памятник Вашингтона, был сфотографирован на поверхности Луны наряду с таинственными прямыми путями или следами, которые проходят не сворачивая через кратеры, холмы, долины и груды камней. Некоторые из куполов имели вспыхивающие огни.

Несколько фотографий NASA, которые нам удалось видеть, показывали длинный сигарообразный объект, лежащий на поверхности Луны, который позднее отсутствовал на других фотографиях. Мы видели фотографию пирамиды на темной стороне (обратной стороне). ТЕМНАЯ СТОРОНА всегда скрыта от наших глаз и телескопов и, очевидно, представляет из себя идеальное место для строительства инопланетянами секретного космопорта. Нехватка атмосферы не представляет проблему, когда мы вспоминаем о куполах с искусственной окружающей средой. Даже NASA признает, что ученые имеют технологию (но не миллиарды долларов) для строительства подземных баз с искусственным кондиционированием, подобно тем, которые строят для себя военные.

Астронавт Эдвард Митчелл (Edgar Mitchell) конфиденциально сообщил Фариде Искиовет, представителю нашего Департамента, что видел НЛО на Луне.

В 1978 года таинственный коренастый человек в внешностью типичного агента, появился в Мауи (Maui), назвавшись Mr. English. Его полное имя я назвать не могу. Он имел допуск ВЫСШЕГО УРОВНЯ СЕКРЕТНОСТИ безопасности NASA. Он сообщил мне, что был штатным фотографом в программе Аполлон, фотографировал обломки потерпевшего катастрофу диска в ангаре на секретной базе ВВС в Техасе, видел НЛО во время полета астронавтов. Он передал нам большое количество данных по НЛО и признал, что астронавты действительно видели на Луне космический корабль, а также подтвердил факт использования Луны НЛО.

Источник (переведено на русский)

Илон Маск отправит туристов в полет вокруг Луны в 2018 году

Илон Маск в следующем году отправит к Луне космических туристов, с которых уже взял деньги. Что стоит за новым прожектом амбициозного миллиардера и каковы шансы богатеев слетать к Луне в заявленные сроки — в материале «Газеты.Ru».

28 сентября 18:25

Американский миллиардер, основатель космической корпорации SpaceX, Илон Маск вновь огорошил мир амбициозными планами освоения космоса. Предприниматель объявил, что не позднее конца следующего года компания готова отправить двух космических туристов к Луне.

Если затея удастся, эти двое станут первыми за более чем 40 лет людьми, отправившимися к Луне.

О своих планах Маск заявил накануне вечером в ходе телефонной пресс-конференции для небольшого числа журналистов. По его словам, двое потенциальных кандидатов сами обратились в компанию SpaceX с вопросом, есть ли возможность отправить их в недельное путешествие, в ходе которого корабль слетает к Луне, сделает виток вокруг нее (без посадки) и вернется на Землю.

«Это будет длинный виток вокруг Луны», — пояснил бизнесмен. В компании объявили, что запуск может состояться уже в конце 2018 года. Планируется, что полет будет проходить в автоматическом режиме, хотя для его осуществления туристам придется пройти тренировку на случай непредвиденных обстоятельств. При этом Маск не уточнил, в какую сумму обойдется эта космическая прогулка.

«Это будет чуть дороже, чем отправка пилотируемой миссии к МКС», — сказал Маск.

Известно, что двое кандидатов уже выплатили организаторам полета необходимый депозит. Пока они изъявили желание не оглашать свои имена, Маск тоже не обмолвился о них, сказав лишь, что они знакомы друг с другом. Кроме того, уже есть и другие желающие, проявившие интерес к подобным коммерческим экспедициям.

Оглашение лунных планов стало сюрпризом, несмотря на то что о некоем важном объявлении в SpaceX объявили за сутки до него. Ходили слухи, что в компании может прозвучать некое финансовое заявление или речь пойдет о разработке нового космического костюма.

19 сентября 20:56

Ранее компания не раз привлекала к себе повышенное внимание неожиданными заявлениями о грандиозных космических планах. Так было после объявления Маском планов по отправке на Марс пилотируемых миссий и заселению планеты людьми.

Было объявлено, что уже в 2018 году компания Илона Маска планирует отправить беспилотную исследовательскую миссию к Марсу Red Dragon, правда, позднее сроки сдвинулись и назывался уже 2020 год.

Отправить людей к Луне планируется на строящейся сейчас тяжелой ракете Falcon Heavy, первый запуск которой намечен на лето этого года. В настоящее время стоимость одного запуска этой ракеты, способной выводить до 50 тонн на низкую и до 22 тонн — на геопереходную орбиту, оценивается в $90 млн.

Кораблем, на котором полетят туристы к Луне, станет пилотируемая версия корабля Dragon, которая в настоящее время разрабатывается в компании. Отправка пилотируемых миссий станет важным шагом для компании, которая пока имеет контракты с NASA на отправку грузов к МКС. Планируется, что первый полет пилотируемая версия корабля Dragon совершит в конце 2017 года — он отправится к МКС в автоматическом беспилотном режиме.

Следующая, пилотируемая, миссия запланирована на второй квартал 2018 года.

В настоящее время SpaceX уже имеет контракт на отправку к МКС в среднем четырех миссий в год, три из которых — грузовые, одна — пилотируемая. И хотя в техническом плане отправка людей к Луне осуществима силами компании, эксперты отрасли сомневаются, что сделать это удастся в заявленные сроки. «Выдерживание сроков — не самая сильная сторона SpaceX», — заявила New York Times Мэри Диттмар, глава Коалиции по глубокому изучению космоса.

01 сентября 20:36

И ракета Falcon Heavy, и корабль Dragon 2 должны были встать в строй несколько лет назад, а в действительности еще не летали. «Это выглядит рискованно. Я нахожу странным, что такие объявления делаются, когда в SpaceX еще не научились доставлять людей на околоземную орбиту», — считает Диттмар.

Отправка туристов станет первым полетом человека к Луне со времен последней экспедиции по программе «Аполлон» в 1972 году. Сейчас в NASA разрабатывают свою сверхтяжелую ракету Space Launch System с кораблем Orion, которые смогут отправлять астронавтов в далекие космические экспедиции.

В NASA поспешили выпустить приветственное сообщение в ответ на заявление о лунных планах Илона Маска. «NASA желает своим партнерам по отрасли достижения новых высот. Мы будем тесно работать с компанией SpaceX, чтобы помочь им выполнить свои контрактные обязательства по возвращению пилотируемых запусков на американскую землю и отправке грузов на МКС», — говорится в заявлении агентства.

Руслан и Людмила (Поэма) — Пушкин. Полный текст стихотворения — Руслан и Людмила (Поэма)

Посвящение

Для вас, души моей царицы,
Красавицы, для вас одних
Времен минувших небылицы,
В часы досугов золотых,
Под шепот старины болтливой,
Рукою верной я писал;
Примите ж вы мой труд игривый!
Ничьих не требуя похвал,
Счастлив уж я надеждой сладкой,
Что дева с трепетом любви
Посмотрит, может быть, украдкой
На песни грешные мои.

Песнь первая

У лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Всё ходит по цепи кругом;
Идет направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.

Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;
Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных;
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя;
Там в облаках перед народом
Через леса, через моря
Колдун несет богатыря;
В темнице там царевна тужит,
А бурый волк ей верно служит;
Там ступа с Бабою Ягой
Идет, бредет сама собой;
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русской дух… там Русью пахнет!
И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый;
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.
Одну я помню: сказку эту
Поведаю теперь я свету…

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой.

В толпе могучих сыновей,
С друзьями, в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал;
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана
И мед из тяжкого стакана
За их здоровье выпивал.
Не скоро ели предки наши,
Не скоро двигались кругом
Ковши, серебряные чаши
С кипящим пивом и вином.
Они веселье в сердце лили,
Шипела пена по краям,
Их важно чашники носили
И низко кланялись гостям.

Слилися речи в шум невнятный;
Жужжит гостей веселый круг;
Но вдруг раздался глас приятный
И звонких гуслей беглый звук;
Все смолкли, слушают Баяна:
И славит сладостный певец
Людмилу-прелесть, и Руслана,
И Лелем свитый им венец.

Но, страстью пылкой утомленный,
Не ест, не пьет Руслан влюбленный;
На друга милого глядит,
Вздыхает, сердится, горит
И, щипля ус от нетерпенья,
Считает каждые мгновенья.
В уныньи, с пасмурным челом,
За шумным, свадебным столом
Сидят три витязя младые;
Безмолвны, за ковшом пустым,
Забыли кубки круговые,
И брашна неприятны им;
Не слышат вещего Баяна;
Потупили смущенный взгляд:
То три соперника Руслана;
В душе несчастные таят
Любви и ненависти яд.
Один — Рогдай, воитель смелый,
Мечом раздвинувший пределы
Богатых киевских полей;
Другой — Фарлаф, крикун надменный,
В пирах никем не побежденный,
Но воин скромный средь мечей;
Последний, полный страстной думы,
Младой хазарский хан Ратмир:
Все трое бледны и угрюмы,
И пир веселый им не в пир.

Вот кончен он; встают рядами,
Смешались шумными толпами,
И все глядят на молодых:
Невеста очи опустила,
Как будто сердцем приуныла,
И светел радостный жених.
Но тень объемлет всю природу,
Уж близко к полночи глухой;
Бояре, задремав от меду,
С поклоном убрались домой.
Жених в восторге, в упоенье:
Ласкает он в воображенье
Стыдливой девы красоту;
Но с тайным, грустным умиленьем
Великий князь благословеньем
Дарует юную чету.

И вот невесту молодую
Ведут на брачную постель;
Огни погасли… и ночную
Лампаду зажигает Лель.
Свершились милые надежды,
Любви готовятся дары;
Падут ревнивые одежды
На цареградские ковры…
Вы слышите ль влюбленный шепот,
И поцелуев сладкий звук,
И прерывающийся ропот
Последней робости?.. Супруг
Восторги чувствует заране;
И вот они настали… Вдруг
Гром грянул, свет блеснул в тумане,
Лампада гаснет, дым бежит,
Кругом всё смерклось, всё дрожит,
И замерла душа в Руслане…
Всё смолкло. В грозной тишине
Раздался дважды голос странный,
И кто-то в дымной глубине
Взвился чернее мглы туманной…
И снова терем пуст и тих;
Встает испуганный жених,
С лица катится пот остылый;
Трепеща, хладною рукой
Он вопрошает мрак немой…
О горе: нет подруги милой!
Хватает воздух он пустой;
Людмилы нет во тьме густой,
Похищена безвестной силой.

Ах, если мученик любви
Страдает страстью безнадежно;
Хоть грустно жить, друзья мои,
Однако жить еще возможно.
Но после долгих, долгих лет
Обнять влюбленную подругу,
Желаний, слез, тоски предмет,
И вдруг минутную супругу
Навек утратить… о друзья,
Конечно лучше б умер я!

Однако жив Руслан несчастный.
Но что сказал великий князь?
Сраженный вдруг молвой ужасной,
На зятя гневом распалясь,
Его и двор он созывает:
«Где, где Людмила?» — вопрошает
С ужасным, пламенным челом.
Руслан не слышит. «Дети, други!
Я помню прежние заслуги:
О, сжальтесь вы над стариком!
Скажите, кто из вас согласен
Скакать за дочерью моей?
Чей подвиг будет не напрасен,
Тому — терзайся, плачь, злодей!
Не мог сберечь жены своей! —
Тому я дам ее в супруги
С полцарством прадедов моих.
Кто ж вызовется, дети, други?..»
«Я!» — молвил горестный жених.
«Я! я!» — воскликнули с Рогдаем
Фарлаф и радостный Ратмир:
«Сейчас коней своих седлаем;
Мы рады весь изъездить мир.
Отец наш, не продлим разлуки;
Не бойся: едем за княжной».
И с благодарностью немой
В слезах к ним простирает руки
Старик, измученный тоской.

Все четверо выходят вместе;
Руслан уныньем как убит;
Мысль о потерянной невесте
Его терзает и мертвит.
Садятся на коней ретивых;
Вдоль берегов Днепра счастливых
Летят в клубящейся пыли;
Уже скрываются вдали;
Уж всадников не видно боле…
Но долго всё еще глядит
Великий князь в пустое поле
И думой им вослед летит.

Руслан томился молчаливо,
И смысл и память потеряв.
Через плечо глядя спесиво
И важно подбочась, Фарлаф,
Надувшись, ехал за Русланом.
Он говорит: «Насилу я
На волю вырвался, друзья!
Ну, скоро ль встречусь с великаном?
Уж то-то крови будет течь,
Уж то-то жертв любви ревнивой!
Повеселись, мой верный меч,
Повеселись, мой конь ретивый!»

Хазарский хан, в уме своем
Уже Людмилу обнимая,
Едва не пляшет над седлом;
В нем кровь играет молодая,
Огня надежды полон взор:
То скачет он во весь опор,
То дразнит бегуна лихого,
Кружит, подъемлет на дыбы
Иль дерзко мчит на холмы снова.

Рогдай угрюм, молчит — ни слова…
Страшась неведомой судьбы
И мучась ревностью напрасной,
Всех больше беспокоен он,
И часто взор его ужасный
На князя мрачно устремлен.

Соперники одной дорогой
Все вместе едут целый день.
Днепра стал темен брег отлогий;
С востока льется ночи тень;
Туманы над Днепром глубоким;
Пора коням их отдохнуть.
Вот под горой путем широким
Широкий пересекся путь.
«Разъедемся, пора! — сказали, —
Безвестной вверимся судьбе».
И каждый конь, не чуя стали,
По воле путь избрал себе.

Что делаешь, Руслан несчастный,
Один в пустынной тишине?
Людмилу, свадьбы день ужасный,
Всё, мнится, видел ты во сне.
На брови медный шлем надвинув,
Из мощных рук узду покинув,
Ты шагом едешь меж полей,
И медленно в душе твоей
Надежда гибнет, гаснет вера.

Но вдруг пред витязем пещера;
В пещере свет. Он прямо к ней
Идет под дремлющие своды,
Ровесники самой природы.
Вошел с уныньем: что же зрит?
В пещере старец; ясный вид,
Спокойный взор, брада седая;
Лампада перед ним горит;
За древней книгой он сидит,
Ее внимательно читая.
«Добро пожаловать, мой сын! —
Сказал с улыбкой он Руслану. —
Уж двадцать лет я здесь один
Во мраке старой жизни вяну;
Но наконец дождался дня,
Давно предвиденного мною.
Мы вместе сведены судьбою;
Садись и выслушай меня.
Руслан, лишился ты Людмилы;
Твой твердый дух теряет силы;
Но зла промчится быстрый миг:
На время рок тебя постиг.
С надеждой, верою веселой
Иди на всё, не унывай;
Вперед! мечом и грудью смелой
Свой путь на полночь пробивай.

Узнай, Руслан: твой оскорбитель
Волшебник страшный Черномор,
Красавиц давний похититель,
Полнощных обладатель гор.
Еще ничей в его обитель
Не проникал доныне взор;
Но ты, злых козней истребитель,
В нее ты вступишь, и злодей
Погибнет от руки твоей.
Тебе сказать не должен боле:
Судьба твоих грядущих дней,
Мой сын, в твоей отныне воле».

Наш витязь старцу пал к ногам
И в радости лобзает руку.
Светлеет мир его очам,
И сердце позабыло муку.
Вновь ожил он; и вдруг опять
На вспыхнувшем лице кручина…
«Ясна тоски твоей причина;
Но грусть не трудно разогнать, —
Сказал старик, — тебе ужасна
Любовь седого колдуна;
Спокойся, знай: она напрасна
И юной деве не страшна.
Он звезды сводит с небосклона,
Он свистнет — задрожит луна;
Но против времени закона
Его наука не сильна.
Ревнивый, трепетный хранитель
Замков безжалостных дверей,
Он только немощный мучитель
Прелестной пленницы своей.
Вокруг нее он молча бродит,
Клянет жестокий жребий свой…
Но, добрый витязь, день проходит,
А нужен для тебя покой».

Руслан на мягкий мох ложится
Пред умирающим огнем;
Он ищет позабыться сном,
Вздыхает, медленно вертится…
Напрасно! Витязь наконец:
«Не спится что-то, мой отец!
Что делать: болен я душою,
И сон не в сон, как тошно жить.
Позволь мне сердце освежить
Твоей беседою святою.
Прости мне дерзостный вопрос.
Откройся: кто ты, благодатный,
Судьбы наперсник непонятный?
В пустыню кто тебя занес?»

Вздохнув с улыбкою печальной,
Старик в ответ: «Любезный сын,
Уж я забыл отчизны дальной
Угрюмый край. Природный финн,
В долинах, нам одним известных,
Гоняя стадо сел окрестных,
В беспечной юности я знал
Одни дремучие дубравы,
Ручьи, пещеры наших скал
Да дикой бедности забавы.
Но жить в отрадной тишине
Дано не долго было мне.

Тогда близ нашего селенья,
Как милый цвет уединенья,
Жила Наина. Меж подруг
Она гремела красотою.
Однажды утренней порою
Свои стада на темный луг
Я гнал, волынку надувая;
Передо мной шумел поток.
Одна, красавица младая
На берегу плела венок.
Меня влекла моя судьбина…
Ах, витязь, то была Наина!
Я к ней — и пламень роковой
За дерзкий взор мне был наградой,
И я любовь узнал душой
С ее небесною отрадой,
С ее мучительной тоской.

Умчалась года половина;
Я с трепетом открылся ей,
Сказал: люблю тебя, Наина.
Но робкой горести моей
Наина с гордостью внимала,
Лишь прелести свои любя,
И равнодушно отвечала:
«Пастух, я не люблю тебя!»

И всё мне дико, мрачно стало:
Родная куща, тень дубров,
Веселы игры пастухов —
Ничто тоски не утешало.
В уныньи сердце сохло, вяло.
И наконец задумал я
Оставить финские поля;
Морей неверные пучины
С дружиной братской переплыть
И бранной славой заслужить
Вниманье гордое Наины.
Я вызвал смелых рыбаков
Искать опасностей и злата.
Впервые тихий край отцов
Услышал бранный звук булата
И шум немирных челноков.
Я вдаль уплыл, надежды полный,
С толпой бесстрашных земляков;
Мы десять лет снега и волны
Багрили кровию врагов.
Молва неслась: цари чужбины
Страшились дерзости моей;
Их горделивые дружины
Бежали северных мечей.
Мы весело, мы грозно бились,
Делили дани и дары,
И с побежденными садились
За дружелюбные пиры.
Но сердце, полное Наиной,
Под шумом битвы и пиров,
Томилось тайною кручиной,
Искало финских берегов.
Пора домой, сказал я, други!
Повесим праздные кольчуги
Под сенью хижины родной.
Сказал — и весла зашумели;
И, страх оставя за собой,
В залив отчизны дорогой
Мы с гордой радостью влетели.

Сбылись давнишние мечты,
Сбылися пылкие желанья!
Минута сладкого свиданья,
И для меня блеснула ты!
К ногам красавицы надменной
Принес я меч окровавленный,
Кораллы, злато и жемчуг;
Пред нею, страстью упоенный,
Безмолвным роем окруженный
Ее завистливых подруг,
Стоял я пленником послушным;
Но дева скрылась от меня,
Примолвя с видом равнодушным:
«Герой, я не люблю тебя!»

К чему рассказывать, мой сын,
Чего пересказать нет силы?
Ах, и теперь один, один,
Душой уснув, в дверях могилы,
Я помню горесть, и порой,
Как о минувшем мысль родится,
По бороде моей седой
Слеза тяжелая катится.

Но слушай: в родине моей
Между пустынных рыбарей
Наука дивная таится.
Под кровом вечной тишины,
Среди лесов, в глуши далекой
Живут седые колдуны;
К предметам мудрости высокой
Все мысли их устремлены;
Всё слышит голос их ужасный,
Что было и что будет вновь,
И грозной воле их подвластны
И гроб и самая любовь.

И я, любви искатель жадный,
Решился в грусти безотрадной
Наину чарами привлечь
И в гордом сердце девы хладной
Любовь волшебствами зажечь.
Спешил в объятия свободы,
В уединенный мрак лесов;
И там, в ученьи колдунов,
Провел невидимые годы.
Настал давно желанный миг,
И тайну страшную природы
Я светлой мыслию постиг:
Узнал я силу заклинаньям.
Венец любви, венец желаньям!
Теперь, Наина, ты моя!
Победа наша, думал я.
Но в самом деле победитель
Был рок, упорный мой гонитель.

В мечтах надежды молодой,
В восторге пылкого желанья,
Творю поспешно заклинанья,
Зову духов — и в тьме лесной
Стрела промчалась громовая,
Волшебный вихорь поднял вой,
Земля вздрогнула под ногой…
И вдруг сидит передо мной
Старушка дряхлая, седая,
Глазами впалыми сверкая,
С горбом, с трясучей головой,
Печальной ветхости картина.
Ах, витязь, то была Наина!..
Я ужаснулся и молчал,
Глазами страшный призрак мерил,
В сомненье всё еще не верил
И вдруг заплакал, закричал:
«Возможно ль! ах, Наина, ты ли!
Наина, где твоя краса?
Скажи, ужели небеса
Тебя так страшно изменили?
Скажи, давно ль, оставя свет,
Расстался я с душой и с милой?
Давно ли?..» «Ровно сорок лет, —
Был девы роковой ответ, —
Сегодня семьдесят мне било.
Что делать, — мне пищит она, —
Толпою годы пролетели.
Прошла моя, твоя весна —
Мы оба постареть успели.
Но, друг, послушай: не беда
Неверной младости утрата.
Конечно, я теперь седа,
Немножко, может быть, горбата;
Не то, что в старину была,
Не так жива, не так мила;
Зато (прибавила болтунья)
Открою тайну: я колдунья!»

И было в самом деле так.
Немой, недвижный перед нею,
Я совершенный был дурак
Со всей премудростью моею.

Но вот ужасно: колдовство
Вполне свершилось по несчастью.
Мое седое божество
Ко мне пылало новой страстью.
Скривив улыбкой страшный рот,
Могильным голосом урод
Бормочет мне любви признанье.
Вообрази мое страданье!
Я трепетал, потупя взор;
Она сквозь кашель продолжала
Тяжелый, страстный разговор:
«Так, сердце я теперь узнала;
Я вижу, верный друг, оно
Для нежной страсти рождено;
Проснулись чувства, я сгораю,
Томлюсь желаньями любви…
Приди в объятия мои…
О милый, милый! умираю…»

И между тем она, Руслан,
Мигала томными глазами;
И между тем за мой кафтан
Держалась тощими руками;
И между тем — я обмирал,
От ужаса зажмуря очи;
И вдруг терпеть не стало мочи;
Я с криком вырвался, бежал.
Она вослед: «О, недостойный!
Ты возмутил мой век спокойный,
Невинной девы ясны дни!
Добился ты любви Наины,
И презираешь — вот мужчины!
Изменой дышат все они!
Увы, сама себя вини;
Он обольстил меня, несчастный!
Я отдалась любови страстной…
Изменник, изверг! о позор!
Но трепещи, девичий вор!»

Так мы расстались. С этих пор
Живу в моем уединенье
С разочарованной душой;
И в мире старцу утешенье
Природа, мудрость и покой.
Уже зовет меня могила;
Но чувства прежние свои
Еще старушка не забыла
И пламя поздное любви
С досады в злобу превратила.
Душою черной зло любя,
Колдунья старая, конечно,
Возненавидит и тебя;
Но горе на земле не вечно».

Наш витязь с жадностью внимал
Рассказы старца; ясны очи
Дремотой легкой не смыкал
И тихого полета ночи
В глубокой думе не слыхал.
Но день блистает лучезарный…
Со вздохом витязь благодарный
Объемлет старца-колдуна;
Душа надеждою полна;
Выходит вон. Ногами стиснул
Руслан заржавшего коня,
В седле оправился, присвистнул.
«Отец мой, не оставь меня».
И скачет по пустому лугу.
Седой мудрец младому другу
Кричит вослед: «Счастливый путь!
Прости, люби свою супругу,
Советов старца не забудь!»

Песнь вторая

Соперники в искусстве брани,
Не знайте мира меж собой;
Несите мрачной славе дани,
И упивайтеся враждой!
Пусть мир пред вами цепенеет,
Дивяся грозным торжествам:
Никто о вас не пожалеет,
Никто не помешает вам.
Соперники другого рода,
Вы, рыцари парнасских гор,
Старайтесь не смешить народа
Нескромным шумом ваших ссор;
Бранитесь — только осторожно.
Но вы, соперники в любви,
Живите дружно, если можно!
Поверьте мне, друзья мои:
Кому судьбою непременной
Девичье сердце суждено,
Тот будет мил на зло вселенной;
Сердиться глупо и грешно.

Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый,
Оставя спутников своих,
Пустился в край уединенный
И ехал меж пустынь лесных,
В глубоку думу погруженный —
Злой дух тревожил и смущал
Его тоскующую душу,
И витязь пасмурный шептал:
«Убью!.. преграды все разрушу…
Руслан!.. узнаешь ты меня…
Теперь-то девица поплачет…»
И вдруг, поворотив коня,
Во весь опор назад он скачет.

В то время доблестный Фарлаф,
Всё утро сладко продремав,
Укрывшись от лучей полдневных,
У ручейка, наедине,
Для подкрепленья сил душевных,
Обедал в мирной тишине.
Как вдруг он видит: кто-то в поле,
Как буря, мчится на коне;
И, времени не тратя боле,
Фарлаф, покинув свой обед,
Копье, кольчугу, шлем, перчатки,
Вскочил в седло и без оглядки
Летит — а тот за ним вослед.
«Остановись, беглец бесчестный! —
Кричит Фарлафу неизвестный. —
Презренный, дай себя догнать!
Дай голову с тебя сорвать!»
Фарлаф, узнавши глас Рогдая,
Со страха скорчась, обмирал
И, верной смерти ожидая,
Коня еще быстрее гнал.
Так точно заяц торопливый,
Прижавши уши боязливо,
По кочкам, полем, сквозь леса
Скачками мчится ото пса.
На месте славного побега
Весной растопленного снега
Потоки мутные текли
И рыли влажну грудь земли.
Ко рву примчался конь ретивый,
Взмахнул хвостом и белой гривой,
Бразды стальные закусил
И через ров перескочил;
Но робкий всадник вверх ногами
Свалился тяжко в грязный ров,
Земли не взвидел с небесами
И смерть принять уж был готов.
Рогдай к оврагу подлетает;
Жестокий меч уж занесен;
«Погибни, трус! умри!» — вещает…
Вдруг узнает Фарлафа он;
Глядит, и руки опустились;
Досада, изумленье, гнев
В его чертах изобразились;
Скрыпя зубами, онемев,
Герой, с поникшею главою
Скорей отъехав ото рва,
Бесился… но едва, едва
Сам не смеялся над собою.

Тогда он встретил под горой
Старушечку чуть-чуть живую,
Горбатую, совсем седую.
Она дорожною клюкой
Ему на север указала.
«Ты там найдешь его», — сказала.
Рогдай весельем закипел
И к верной смерти полетел.

А наш Фарлаф? Во рву остался,
Дохнуть не смея; про себя
Он, лежа, думал: жив ли я?
Куда соперник злой девался?
Вдруг слышит прямо над собой
Старухи голос гробовой:
«Встань, молодец: все тихо в поле;
Ты никого не встретишь боле;
Я привела тебе коня;
Вставай, послушайся меня».

Смущенный витязь поневоле
Ползком оставил грязный ров;
Окрестность робко озирая,
Вздохнул и молвил оживая:
«Ну, слава богу, я здоров!»

«Поверь! — старуха продолжала, —
Людмилу мудрено сыскать;
Она далеко забежала;
Не нам с тобой ее достать.
Опасно разъезжать по свету;
Ты, право, будешь сам не рад.
Последуй моему совету,
Ступай тихохонько назад.
Под Киевом, в уединенье,
В своем наследственном селенье
Останься лучше без забот:
От нас Людмила не уйдет».

Сказав, исчезла. В нетерпенье
Благоразумный наш герой
Тотчас отправился домой,
Сердечно позабыв о славе
И даже о княжне младой;
И шум малейший по дубраве,
Полет синицы, ропот вод
Его бросали в жар и в пот.

Меж тем Руслан далеко мчится;
В глуши лесов, в глуши полей
Привычной думою стремится
К Людмиле, радости своей,
И говорит: «Найду ли друга?
Где ты, души моей супруга?
Увижу ль я твой светлый взор?
Услышу ль нежный разговор?
Иль суждено, чтоб чародея
Ты вечной пленницей была
И, скорбной девою старея,
В темнице мрачной отцвела?
Или соперник дерзновенный
Придет?.. Нет, нет, мой друг бесценный:
Еще при мне мой верный меч,
Еще глава не пала с плеч».

Однажды, темною порою,
По камням берегом крутым
Наш витязь ехал над рекою.
Всё утихало. Вдруг за ним
Стрелы мгновенное жужжанье,
Кольчуги звон, и крик, и ржанье,
И топот по полю глухой.
«Стой!» — грянул голос громовой.
Он оглянулся: в поле чистом,
Подняв копье, летит со свистом
Свирепый всадник, и грозой
Помчался князь ему навстречу.
«Ага! догнал тебя! постой! —
Кричит наездник удалой, —
Готовься, друг, на смертну сечу;
Теперь ложись средь здешних мест;
А там ищи своих невест».
Руслан вспылал, вздрогнул от гнева;
Он узнает сей буйный глас…

Друзья мои! а наша дева?
Оставим витязей на час;
О них опять я вспомню вскоре.
А то давно пора бы мне
Подумать о младой княжне
И об ужасном Черноморе.

Моей причудливой мечты
Наперсник иногда нескромный,
Я рассказал, как ночью темной
Людмилы нежной красоты
От воспаленного Руслана
Сокрылись вдруг среди тумана.
Несчастная! когда злодей,
Рукою мощною своей
Тебя сорвав с постели брачной,
Взвился, как вихорь, к облакам
Сквозь тяжкий дым и воздух мрачный
И вдруг умчал к своим горам —
Ты чувств и памяти лишилась
И в страшном замке колдуна,
Безмолвна, трепетна, бледна,
В одно мгновенье очутилась.

С порога хижины моей
Так видел я, средь летних дней,
Когда за курицей трусливой
Султан курятника спесивый,
Петух мой по двору бежал
И сладострастными крылами
Уже подругу обнимал;
Над ними хитрыми кругами
Цыплят селенья старый вор,
Прияв губительные меры,
Носился, плавал коршун серый
И пал как молния на двор.
Взвился, летит. В когтях ужасных
Во тьму расселин безопасных
Уносит бедную злодей.
Напрасно, горестью своей
И хладным страхом пораженный,
Зовет любовницу петух. .
Он видит лишь летучий пух,
Летучим ветром занесенный.

До утра юная княжна
Лежала, тягостным забвеньем,
Как будто страшным сновиденьем,
Объята — наконец она
Очнулась, пламенным волненьем
И смутным ужасом полна;
Душой летит за наслажденьем,
Кого-то ищет с упоеньем;
«Где ж милый, — шепчет, — где супруг?»
Зовет и помертвела вдруг.
Глядит с боязнию вокруг.
Людмила, где твоя светлица?
Лежит несчастная девица
Среди подушек пуховых,
Под гордой сенью балдахина;
Завесы, пышная перина
В кистях, в узорах дорогих;
Повсюду ткани парчевые;
Играют яхонты, как жар;
Кругом курильницы златые
Подъемлют ароматный пар;
Довольно… благо мне не надо
Описывать волшебный дом:
Уже давно Шехеразада
Меня предупредила в том.
Но светлый терем не отрада,
Когда не видим друга в нем.

Три девы, красоты чудесной,
В одежде легкой и прелестной
Княжне явились, подошли
И поклонились до земли.
Тогда неслышными шагами
Одна поближе подошла;
Княжне воздушными перстами
Златую косу заплела
С искусством, в наши дни не новым,
И обвила венцом перловым
Окружность бледного чела.
За нею, скромно взор склоняя,
Потом приближилась другая;
Лазурный, пышный сарафан
Одел Людмилы стройный стан;
Покрылись кудри золотые,
И грудь, и плечи молодые
Фатой, прозрачной, как туман.
Покров завистливый лобзает
Красы, достойные небес,
И обувь легкая сжимает
Две ножки, чудо из чудес.
Княжне последняя девица
Жемчужный пояс подает.
Меж тем незримая певица
Веселы песни ей поет.
Увы, ни камни ожерелья,
Ни сарафан, ни перлов ряд,
Ни песни лести и веселья
Ее души не веселят;
Напрасно зеркало рисует
Ее красы, ее наряд;
Потупя неподвижный взгляд,
Она молчит, она тоскует.

Те, кои, правду возлюбя,
На темном сердца дне читали,
Конечно знают про себя,
Что если женщина в печали
Сквозь слез, украдкой, как-нибудь,
На зло привычке и рассудку,
Забудет в зеркало взглянуть —
То грустно ей уж не на шутку.

Но вот Людмила вновь одна.
Не зная, что начать, она
К окну решетчату подходит,
И взор ее печально бродит
В пространстве пасмурной дали.
Всё мертво. Снежные равнины
Коврами яркими легли;
Стоят угрюмых гор вершины
В однообразной белизне
И дремлют в вечной тишине;
Кругом не видно дымной кровли,
Не видно путника в снегах,
И звонкий рог веселой ловли
В пустынных не трубит горах;
Лишь изредка с унылым свистом
Бунтует вихорь в поле чистом
И на краю седых небес
Качает обнаженный лес.

В слезах отчаянья, Людмила
От ужаса лицо закрыла.
Увы, что ждет ее теперь!
Бежит в серебряную дверь;
Она с музыкой отворилась,
И наша дева очутилась
В саду. Пленительный предел:
Прекраснее садов Армиды
И тех, которыми владел
Царь Соломон иль князь Тавриды.
Пред нею зыблются, шумят
Великолепные дубровы;
Аллеи пальм и лес лавровый,
И благовонных миртов ряд,
И кедров гордые вершины,
И золотые апельсины
Зерцалом вод отражены;
Пригорки, рощи и долины
Весны огнем оживлены;
С прохладой вьется ветер майский
Средь очарованных полей,
И свищет соловей китайский
Во мраке трепетных ветвей;
Летят алмазные фонтаны
С веселым шумом к облакам;
Под ними блещут истуканы
И, мнится, живы; Фидий сам,
Питомец Феба и Паллады,
Любуясь ими, наконец,
Свой очарованный резец
Из рук бы выронил с досады.
Дробясь о мраморны преграды,
Жемчужной, огненной дугой
Валятся, плещут водопады;
И ручейки в тени лесной
Чуть вьются сонною волной.
Приют покоя и прохлады,
Сквозь вечну зелень здесь и там
Мелькают светлые беседки;
Повсюду роз живые ветки
Цветут и дышат по тропам.
Но безутешная Людмила
Идет, идет и не глядит;
Волшебства роскошь ей постыла,
Ей грустен неги светлый вид;
Куда, сама не зная, бродит,
Волшебный сад кругом обходит,
Свободу горьким дав слезам,
И взоры мрачные возводит
К неумолимым небесам.
Вдруг осветился взор прекрасный;
К устам она прижала перст;
Казалось, умысел ужасный
Рождался… Страшный путь отверст:
Высокий мостик над потоком
Пред ней висит на двух скалах;
В уныньи тяжком и глубоком
Она подходит — и в слезах
На воды шумные взглянула,
Ударила, рыдая, в грудь,
В волнах решилась утонуть,
Однако в воды не прыгнула
И дале продолжала путь.

Моя прекрасная Людмила,
По солнцу бегая с утра,
Устала, слезы осушила,
В душе подумала: пора!
На травку села, оглянулась —
И вдруг над нею сень шатра,
Шумя, с прохладой развернулась;
Обед роскошный перед ней;
Прибор из яркого кристалла;
И в тишине из-за ветвей
Незрима арфа заиграла.
Дивится пленная княжна,
Но втайне думает она:
«Вдали от милого, в неволе,
Зачем мне жить на свете боле?
О ты, чья гибельная страсть
Меня терзает и лелеет,
Мне не страшна злодея власть:
Людмила умереть умеет!
Не нужно мне твоих шатров,
Ни скучных песен, ни пиров —
Не стану есть, не буду слушать,
Умру среди твоих садов!»
Подумала — и стала кушать.

Княжна встает, и вмиг шатер,
И пышной роскоши прибор,
И звуки арфы… все пропало;
По-прежнему все тихо стало;
Людмила вновь одна в садах
Скитается из рощи в рощи;
Меж тем в лазурных небесах
Плывет луна, царица нощи,
Находит мгла со всех сторон
И тихо на холмах почила;
Княжну невольно клонит сон,
И вдруг неведомая сила
Нежней, чем вешний ветерок,
Ее на воздух поднимает,
Несет по воздуху в чертог
И осторожно опускает
Сквозь фимиам вечерних роз
На ложе грусти, ложе слез.
Три девы вмиг опять явились
И вкруг нее засуетились,
Чтоб на ночь пышный снять убор;
Но их унылый, смутный взор
И принужденное молчанье
Являли втайне состраданье
И немощный судьбам укор.
Но поспешим: рукой их нежной
Раздета сонная княжна;
Прелестна прелестью небрежной,
В одной сорочке белоснежной
Ложится почивать она.
Со вздохом девы поклонились,
Скорей как можно удалились
И тихо притворили дверь.
Что ж наша пленница теперь!
Дрожит как лист, дохнуть не смеет;
Хладеют перси, взор темнеет;
Мгновенный сон от глаз бежит;
Не спит, удвоила вниманье,
Недвижно в темноту глядит…
Всё мрачно, мертвое молчанье!
Лишь сердца слышит трепетанье…
И мнится… шепчет тишина,
Идут — идут к ее постели;
В подушки прячется княжна —
И вдруг… о страх!.. и в самом деле
Раздался шум; озарена
Мгновенным блеском тьма ночная,
Мгновенно дверь отворена;
Безмолвно, гордо выступая,
Нагими саблями сверкая,
Арапов длинный ряд идет
Попарно, чинно, сколь возможно,
И на подушках осторожно
Седую бороду несет;
И входит с важностью за нею,
Подъяв величественно шею,
Горбатый карлик из дверей:
Его-то голове обритой,
Высоким колпаком покрытой,
Принадлежала борода.
Уж он приближился: тогда
Княжна с постели соскочила,
Седого карлу за колпак
Рукою быстрой ухватила,
Дрожащий занесла кулак
И в страхе завизжала так,
Что всех арапов оглушила.
Трепеща, скорчился бедняк,
Княжны испуганной бледнее;
Зажавши уши поскорее,
Хотел бежать, но в бороде
Запутался, упал и бьется;
Встает, упал; в такой беде
Арапов черный рой мятется;
Шумят, толкаются, бегут,
Хватают колдуна в охапку
И вон распутывать несут,
Оставя у Людмилы шапку

Но что-то добрый витязь наш?
Вы помните ль нежданну встречу?
Бери свой быстрый карандаш,
Рисуй, Орловский, ночь и сечу!
При свете трепетном луны
Сразились витязи жестоко;
Сердца их гневом стеснены,
Уж копья брошены далеко,
Уже мечи раздроблены,
Кольчуги кровию покрыты,
Щиты трещат, в куски разбиты…
Они схватились на конях;
Взрывая к небу черный прах,
Под ними борзы кони бьются;
Борцы, недвижно сплетены,
Друг друга стиснув, остаются,
Как бы к седлу пригвождены;
Их члены злобой сведены;
Переплелись и костенеют;
По жилам быстрый огнь бежит;
На вражьей груди грудь дрожит —
И вот колеблются, слабеют —
Кому-то пасть… вдруг витязь мой,
Вскипев, железною рукой
С седла наездника срывает,
Подъемлет, держит над собой
И в волны с берега бросает.
«Погибни! — грозно восклицает; —
Умри, завистник злобный мой!»

Ты догадался, мой читатель,
С кем бился доблестный Руслан:
То был кровавых битв искатель,
Рогдай, надежда киевлян,
Людмилы мрачный обожатель.
Он вдоль днепровских берегов
Искал соперника следов;
Нашел, настиг, но прежня сила
Питомцу битвы изменила,
И Руси древний удалец
В пустыне свой нашел конец.
И слышно было, что Рогдая
Тех вод русалка молодая
На хладны перси приняла
И, жадно витязя лобзая,
На дно со смехом увлекла,
И долго после, ночью темной,
Бродя близ тихих берегов,
Богатыря призрак огромный
Пугал пустынных рыбаков.

Песнь третия

Напрасно вы в тени таились
Для мирных, счастливых друзей,
Стихи мои! Вы не сокрылись
От гневных зависти очей.
Уж бледный критик, ей в услугу,
Вопрос мне сделал роковой:
Зачем Русланову подругу,
Как бы на смех ее супругу,
Зову и девой и княжной?
Ты видишь, добрый мой читатель,
Тут злобы черную печать!
Скажи, Зоил, скажи, предатель,
Ну как и что мне отвечать?
Красней, несчастный, бог с тобою!
Красней, я спорить не хочу;
Довольный тем, что прав душою,
В смиренной кротости молчу.
Но ты поймешь меня, Климена,
Потупишь томные глаза,
Ты, жертва скучного Гимена…
Я вижу: тайная слеза
Падет на стих мой, сердцу внятный;
Ты покраснела, взор погас;
Вздохнула молча… вздох понятный!
Ревнивец: бойся, близок час;
Амур с Досадой своенравной
Вступили в смелый заговор,
И для главы твоей бесславной
Готов уж мстительный убор.

Уж утро хладное сияло
На темени полнощных гор;
Но в дивном замке всё молчало.
В досаде скрытой Черномор,
Без шапки, в утреннем халате,
Зевал сердито на кровати.
Вокруг брады его седой
Рабы толпились молчаливы,
И нежно гребень костяной
Расчесывал ее извивы;
Меж тем, для пользы и красы,
На бесконечные усы
Лились восточны ароматы,
И кудри хитрые вились;
Как вдруг, откуда ни возьмись,
В окно влетает змий крылатый;
Гремя железной чешуей,
Он в кольца быстрые согнулся
И вдруг Наиной обернулся
Пред изумленною толпой.
«Приветствую тебя, — сказала, —
Собрат, издавна чтимый мной!
Досель я Черномора знала
Одною громкою молвой;
Но тайный рок соединяет
Теперь нас общею враждой;
Тебе опасность угрожает,
Нависла туча над тобой;
И голос оскорбленной чести
Меня к отмщению зовет».

Со взором, полным хитрой лести,
Ей карла руку подает,
Вещая: «Дивная Наина!
Мне драгоценен твой союз.
Мы посрамим коварство Финна;
Но мрачных козней не боюсь:
Противник слабый мне не страшен;
Узнай чудесный жребий мой:
Сей благодатной бородой
Недаром Черномор украшен.
Доколь власов ее седых
Враждебный меч не перерубит,
Никто из витязей лихих,
Никто из смертных не погубит
Малейших замыслов моих;
Моею будет век Людмила,
Руслан же гробу обречен!»
И мрачно ведьма повторила:
«Погибнет он! погибнет он!»
Потом три раза прошипела,
Три раза топнула ногой
И черным змием улетела.

Блистая в ризе парчевой,
Колдун, колдуньей ободренный,
Развеселясь, решился вновь
Нести к ногам девицы пленной
Усы, покорность и любовь.
Разряжен карлик бородатый,
Опять идет в ее палаты;
Проходит длинный комнат ряд:
Княжны в них нет. Он дале, в сад,
В лавровый лес, к решетке сада,
Вдоль озера, вкруг водопада,
Под мостики, в беседки… нет!
Княжна ушла, пропал и след!
Кто выразит его смущенье,
И рев, и трепет исступленья?
С досады дня не взвидел он.
Раздался карлы дикий стон:
«Сюда, невольники, бегите!
Сюда, надеюсь я на вас!
Сейчас Людмилу мне сыщите!
Скорее, слышите ль? сейчас!
Не то — шутите вы со мною —
Всех удавлю вас бородою!»

Читатель, расскажу ль тебе,
Куда красавица девалась?
Всю ночь она своей судьбе
В слезах дивилась и — смеялась.
Ее пугала борода,
Но Черномор уж был известен,
И был смешон, а никогда
Со смехом ужас несовместен.
Навстречу утренним лучам
Постель оставила Людмила
И взор невольный обратила
К высоким, чистым зеркалам;
Невольно кудри золотые
С лилейных плеч приподняла;
Невольно волосы густые
Рукой небрежной заплела;
Свои вчерашние наряды
Нечаянно в углу нашла;
Вздохнув, оделась и с досады
Тихонько плакать начала;
Однако с верного стекла,
Вздыхая, не сводила взора,
И девице пришло на ум,
В волненье своенравных дум,
Примерить шапку Черномора.
Всё тихо, никого здесь нет;
Никто на девушку не взглянет…
А девушке в семнадцать лет
Какая шапка не пристанет!
Рядиться никогда не лень!
Людмила шапкой завертела;
На брови, прямо, набекрень
И задом наперед надела.
И что ж? о чудо старых дней!
Людмила в зеркале пропала;
Перевернула — перед ней
Людмила прежняя предстала;
Назад надела — снова нет;
Сняла — и в зеркале! «Прекрасно!
Добро, колдун, добро, мой свет!
Теперь мне здесь уж безопасно;
Теперь избавлюсь от хлопот!»
И шапку старого злодея
Княжна, от радости краснея,
Надела задом наперед.

Но возвратимся же к герою.
Не стыдно ль заниматься нам
Так долго шапкой, бородою,
Руслана поруча судьбам?
Свершив с Рогдаем бой жестокий,
Проехал он дремучий лес;
Пред ним открылся дол широкий
При блеске утренних небес.
Трепещет витязь поневоле:
Он видит старой битвы поле.
Вдали всё пусто; здесь и там
Желтеют кости; по холмам
Разбросаны колчаны, латы;
Где сбруя, где заржавый щит;
В костях руки здесь меч лежит;
Травой оброс там шлем косматый,
И старый череп тлеет в нем;
Богатыря там остов целый
С его поверженным конем
Лежит недвижный; копья, стрелы
В сырую землю вонзены,
И мирный плющ их обвивает…
Ничто безмолвной тишины
Пустыни сей не возмущает,
И солнце с ясной вышины
Долину смерти озаряет.

Со вздохом витязь вкруг себя
Взирает грустными очами.
«О поле, поле, кто тебя
Усеял мертвыми костями?
Чей борзый конь тебя топтал
В последний час кровавой битвы?
Кто на тебе со славой пал?
Чьи небо слышало молитвы?
Зачем же, поле, смолкло ты
И поросло травой забвенья?..
Времен от вечной темноты,
Быть может, нет и мне спасенья!
Быть может, на холме немом
Поставят тихий гроб Русланов,
И струны громкие Баянов
Не будут говорить о нем!»

Но вскоре вспомнил витязь мой,
Что добрый меч герою нужен
И даже панцирь; а герой
С последней битвы безоружен.
Обходит поле он вокруг;
В кустах, среди костей забвенных,
В громаде тлеющих кольчуг,
Мечей и шлемов раздробленных
Себе доспехов ищет он.
Проснулись гул и степь немая,
Поднялся в поле треск и звон;
Он поднял щит, не выбирая,
Нашел и шлем и звонкий рог;
Но лишь меча сыскать не мог.
Долину брани объезжая,
Он видит множество мечей,
Но все легки, да слишком малы,
А князь красавец был не вялый,
Не то, что витязь наших дней.
Чтоб чем-нибудь играть от скуки,
Копье стальное взял он в руки,
Кольчугу он надел на грудь
И далее пустился в путь.

Уж побледнел закат румяный
Над усыпленною землей;
Дымятся синие туманы,
И всходит месяц золотой;
Померкла степь. Тропою темной
Задумчив едет наш Руслан
И видит: сквозь ночной туман
Вдали чернеет холм огромный,
И что-то страшное храпит.
Он ближе к холму, ближе — слышит:
Чудесный холм как будто дышит.
Руслан внимает и глядит
Бестрепетно, с покойным духом;
Но, шевеля пугливым ухом,
Конь упирается, дрожит,
Трясет упрямой головою,
И грива дыбом поднялась.
Вдруг холм, безоблачной луною
В тумане бледно озарясь,
Яснеет; смотрит храбрый князь —
И чудо видит пред собою.
Найду ли краски и слова?
Пред ним живая голова.
Огромны очи сном объяты;
Храпит, качая шлем пернатый,
И перья в темной высоте,
Как тени, ходят, развеваясь.
В своей ужасной красоте
Над мрачной степью возвышаясь,
Безмолвием окружена,
Пустыни сторож безымянной,
Руслану предстоит она
Громадой грозной и туманной.
В недоуменье хочет он
Таинственный разрушить сон.
Вблизи осматривая диво,
Объехал голову кругом
И стал пред носом молчаливо;
Щекотит ноздри копием,
И, сморщась, голова зевнула,
Глаза открыла и чихнула…
Поднялся вихорь, степь дрогнула,
Взвилася пыль; с ресниц, с усов,
С бровей слетела стая сов;
Проснулись рощи молчаливы,
Чихнуло эхо — конь ретивый
Заржал, запрыгал, отлетел,
Едва сам витязь усидел,
И вслед раздался голос шумный:
«Куда ты, витязь неразумный?
Ступай назад, я не шучу!
Как раз нахала проглочу!»
Руслан с презреньем оглянулся,
Браздами удержал коня
И с гордым видом усмехнулся.
«Чего ты хочешь от меня? —
Нахмурясь, голова вскричала. —
Вот гостя мне судьба послала!
Послушай, убирайся прочь!
Я спать хочу, теперь уж ночь,
Прощай!» Но витязь знаменитый,
Услыша грубые слова,
Воскликнул с важностью сердитой:
«Молчи, пустая голова!
Слыхал я истину, бывало:
Хоть лоб широк, да мозгу мало!
Я еду, еду, не свищу,
А как наеду, не спущу!»

Тогда, от ярости немея,
Стесненной злобой пламенея,
Надулась голова; как жар,
Кровавы очи засверкали;
Напенясь, губы задрожали,
Из уст, ушей поднялся пар —
И вдруг она, что было мочи,
Навстречу князю стала дуть;
Напрасно конь, зажмуря очи,
Склонив главу, натужа грудь,
Сквозь вихорь, дождь и сумрак ночи
Неверный продолжает путь;
Объятый страхом, ослепленный,
Он мчится вновь, изнеможенный,
Далече в поле отдохнуть.
Вновь обратиться витязь хочет —
Вновь отражен, надежды нет!
А голова ему вослед,
Как сумасшедшая, хохочет,
Гремит: «Ай, витязь! ай, герой!
Куда ты? тише, тише, стой!
Эй, витязь, шею сломишь даром;
Не трусь, наездник, и меня
Порадуй хоть одним ударом,
Пока не заморил коня».
И между тем она героя
Дразнила страшным языком.
Руслан, досаду в сердце кроя,
Грозит ей молча копием,
Трясет его рукой свободной,
И, задрожав, булат холодный
Вонзился в дерзостный язык.
И кровь из бешеного зева
Рекою побежала вмиг.
От удивленья, боли, гнева,
В минуту дерзости лишась,
На князя голова глядела,
Железо грызла и бледнела
В спокойном духе горячась,
Так иногда средь нашей сцены
Плохой питомец Мельпомены,
Внезапным свистом оглушен,
Уж ничего не видит он,
Бледнеет, ролю забывает,
Дрожит, поникнув головой,
И, заикаясь, умолкает
Перед насмешливой толпой.
Счастливым пользуясь мгновеньем,
К объятой голове смущеньем,
Как ястреб, богатырь летит
С подъятой, грозною десницей
И в щеку тяжкой рукавицей
С размаха голову разит;
И степь ударом огласилась;
Кругом росистая трава
Кровавой пеной обагрилась,
И, зашатавшись, голова
Перевернулась, покатилась,
И шлем чугунный застучал.
Тогда на месте опустелом
Меч богатырский засверкал.
Наш витязь в трепете веселом
Его схватил и к голове
По окровавленной траве
Бежит с намереньем жестоким
Ей нос и уши обрубить;
Уже Руслан готов разить,
Уже взмахнул мечом широким —
Вдруг, изумленный, внемлет он
Главы молящей жалкий стон…
И тихо меч он опускает,
В нем гнев свирепый умирает,
И мщенье бурное падет
В душе, моленьем усмиренной:
Так на долине тает лед,
Лучом полудня пораженный.

«Ты вразумил меня, герой, —
Со вздохом голова сказала, —
Твоя десница доказала,
Что я виновен пред тобой;
Отныне я тебе послушен;
Но, витязь, будь великодушен!
Достоин плача жребий мой.
И я был витязь удалой!
В кровавых битвах супостата
Себе я равного не зрел;
Счастлив, когда бы не имел
Соперником меньшого брата!
Коварный, злобный Черномор,
Ты, ты всех бед моих виною!
Семейства нашего позор,
Рожденный карлой, с бородою,
Мой дивный рост от юных дней
Не мог он без досады видеть
И стал за то в душе своей
Меня, жестокий, ненавидеть.
Я был всегда немного прост,
Хотя высок; а сей несчастный,
Имея самый глупый рост,
Умен как бес — и зол ужасно.
Притом же, знай, к моей беде,
В его чудесной бороде
Таится сила роковая,
И, всё на свете презирая,
Доколе борода цела —
Изменник не страшится зла.
Вот он однажды с видом дружбы
«Послушай, — хитро мне сказал, —
Не откажись от важной службы:
Я в черных книгах отыскал,
Что за восточными горами,
На тихих моря берегах,
В глухом подвале, под замками
Хранится меч — и что же? страх!
Я разобрал во тьме волшебной,
Что волею судьбы враждебной
Сей меч известен будет нам;
Что нас он обоих погубит:
Мне бороду мою отрубит,
Тебе главу; суди же сам,
Сколь важно нам приобретенье
Сего созданья злых духов!»
«Ну, что же? где тут затрудненье? —
Сказал я карле, — я готов;
Иду, хоть за пределы света».
И сосну на плечо взвалил,
А на другое для совета
Злодея брата посадил;
Пустился в дальную дорогу,
Шагал, шагал и, слава богу,
Как бы пророчеству назло,
Всё счастливо сначало шло.
За отдаленными горами
Нашли мы роковой подвал;
Я разметал его руками
И потаенный меч достал.
Но нет! судьба того хотела:
Меж нами ссора закипела —
И было, признаюсь, о чем!
Вопрос: кому владеть мечом?
Я спорил, карла горячился;
Бранились долго; наконец
Уловку выдумал хитрец,
Притих и будто бы смягчился.
«Оставим бесполезный спор, —
Сказал мне важно Черномор, —
Мы тем союз наш обесславим;
Рассудок в мире жить велит;
Судьбе решить мы предоставим,
Кому сей меч принадлежит.
К земле приникнем ухом оба
(Чего не выдумает злоба!),
И кто услышит первый звон,
Тот и владей мечом до гроба».
Сказал и лег на землю он.
Я сдуру также растянулся;
Лежу, не слышу ничего,
Смекая: обману его!
Но сам жестоко обманулся.
Злодей в глубокой тишине,
Привстав, на цыпочках ко мне
Подкрался сзади, размахнулся;
Как вихорь свистнул острый меч,
И прежде, чем я оглянулся,
Уж голова слетела с плеч —
И сверхъестественная сила
В ней жизни дух остановила.
Мой остов тернием оброс;
Вдали, в стране, людьми забвенной,
Истлел мой прах непогребенный;
Но злобный карла перенес
Меня в сей край уединенный,
Где вечно должен был стеречь
Тобой сегодня взятый меч.
О витязь! Ты храним судьбою,
Возьми его, и бог с тобою!
Быть может, на своем пути
Ты карлу-чародея встретишь —
Ах, если ты его заметишь,
Коварству, злобе отомсти!
И наконец я счастлив буду,
Спокойно мир оставлю сей —
И в благодарности моей
Твою пощечину забуду».

Песнь четвертая

Я каждый день, восстав от сна,
Благодарю сердечно бога
За то, что в наши времена
Волшебников не так уж много.
К тому же — честь и слава им! —
Женитьбы наши безопасны…
Их замыслы не так ужасны
Мужьям, девицам молодым.
Но есть волшебники другие,
Которых ненавижу я:
Улыбка, очи голубые
И голос милый — о друзья!
Не верьте им: они лукавы!
Страшитесь, подражая мне,
Их упоительной отравы,
И почивайте в тишине.

Поэзии чудесный гений,
Певец таинственных видений,
Любви, мечтаний и чертей,
Могил и рая верный житель,
И музы ветреной моей
Наперсник, пестун и хранитель!
Прости мне, северный Орфей,
Что в повести моей забавной
Теперь вослед тебе лечу
И лиру музы своенравной
Во лжи прелестной обличу.

Друзья мои, вы все слыхали,
Как бесу в древни дни злодей
Предал сперва себя с печали,
А там и души дочерей;
Как после щедрым подаяньем,
Молитвой, верой, и постом,
И непритворным покаяньем
Снискал заступника в святом;
Как умер он и как заснули
Его двенадцать дочерей:
И нас пленили, ужаснули
Картины тайных сих ночей,
Сии чудесные виденья,
Сей мрачный бес, сей божий гнев,
Живые грешника мученья
И прелесть непорочных дев.
Мы с ними плакали, бродили
Вокруг зубчатых замка стен,
И сердцем тронутым любили
Их тихий сон, их тихий плен;
Душой Вадима призывали,
И пробужденье зрели их,
И часто инокинь святых
На гроб отцовский провожали.
И что ж, возможно ль?.. нам солгали!
Но правду возвещу ли я?

Младой Ратмир, направя к югу
Нетерпеливый бег коня,
Уж думал пред закатом дня
Нагнать Русланову супругу.
Но день багряный вечерел;
Напрасно витязь пред собою
В туманы дальние смотрел:
Всё было пусто над рекою.
Зари последний луч горел
Над ярко-позлащенным бором.
Наш витязь мимо черных скал
Тихонько проезжал и взором
Ночлега меж дерев искал.
Он на долину выезжает
И видит: замок на скалах
Зубчаты стены возвышает;
Чернеют башни на углах;
И дева по стене высокой,
Как в море лебедь одинокой,
Идет, зарей освещена;
И девы песнь едва слышна
Долины в тишине глубокой.

«Ложится в поле мрак ночной;
От волн поднялся ветер хладный.
Уж поздно, путник молодой!
Укройся в терем наш отрадный.

Здесь ночью нега и покой,
А днем и шум и пированье.
Приди на дружное призванье,
Приди, о путник молодой!

У нас найдешь красавиц рой;
Их нежны речи и лобзанье.
Приди на тайное призванье,
Приди, о путник молодой!

Тебе мы с утренней зарей
Наполним кубок на прощанье.
Приди на мирное призванье,
Приди, о путник молодой!

Ложится в поле мрак ночной;
От волн поднялся ветер хладный.
Уж поздно, путник молодой!
Укройся в терем наш отрадный».

Она манит, она поет;
И юный хан уж под стеною;
Его встречают у ворот
Девицы красные толпою;
При шуме ласковых речей
Он окружен; с него не сводят
Они пленительных очей;
Две девицы коня уводят;
В чертоги входит хан младой,
За ним отшельниц милых рой;
Одна снимает шлем крылатый,
Другая кованые латы,
Та меч берет, та пыльный щит;
Одежда неги заменит
Железные доспехи брани.
Но прежде юношу ведут
К великолепной русской бане.
Уж волны дымные текут
В ее серебряные чаны,
И брызжут хладные фонтаны;
Разостлан роскошью ковер;
На нем усталый хан ложится;
Прозрачный пар над ним клубится;
Потупя неги полный взор,
Прелестные, полунагие,
В заботе нежной и немой,
Вкруг хана девы молодые
Теснятся резвою толпой.
Над рыцарем иная машет
Ветвями молодых берез,
И жар от них душистый пашет;
Другая соком вешних роз
Усталы члены прохлаждает
И в ароматах потопляет
Темнокудрявые власы.
Восторгом витязь упоенный
Уже забыл Людмилы пленной
Недавно милые красы;
Томится сладостным желаньем;
Бродящий взор его блестит,
И, полный страстным ожиданьем,
Он тает сердцем, он горит.

Но вот выходит он из бани.
Одетый в бархатные ткани,
В кругу прелестных дев, Ратмир
Садится за богатый пир.
Я не Омер: в стихах высоких
Он может воспевать один
Обеды греческих дружин
И звон и пену чаш глубоких.
Милее, по следам Парни,
Мне славить лирою небрежной
И наготу в ночной тени,
И поцелуй любови нежной!
Луною замок озарен;
Я вижу терем отдаленный,
Где витязь томный, воспаленный
Вкушает одинокий сон;
Его чело, его ланиты
Мгновенным пламенем горят;
Его уста полуоткрыты
Лобзанье тайное манят;
Он страстно, медленно вздыхает,
Он видит их — и в пылком сне
Покровы к сердцу прижимает.
Но вот в глубокой тишине
Дверь отворилась: пол ревнивый
Скрыпит под ножкой торопливой,
И при серебряной луне
Мелькнула дева. Сны крылаты,
Сокройтесь, отлетите прочь!
Проснись — твоя настала ночь!
Проснися — дорог миг утраты!..
Она подходит, он лежит
И в сладострастной неге дремлет;
Покров его с одра скользит,
И жаркий пух чело объемлет.
В молчаньи дева перед ним
Стоит недвижно, бездыханна,
Как лицемерная Диана
Пред милым пастырем своим;
И вот она, на ложе хана
Коленом опершись одним,
Вздохнув, лицо к нему склоняет
С томленьем, с трепетом живым,
И сон счастливца прерывает
Лобзаньем страстным и немым…

Но, други, девственная лира
Умолкла под моей рукой;
Слабеет робкий голос мой —
Оставим юного Ратмира;
Не смею песней продолжать:
Руслан нас должен занимать,
Руслан, сей витязь беспримерный,
В душе герой, любовник верный.
Упорным боем утомлен,
Под богатырской головою
Он сладостный вкушает сон.
Но вот уж раннею зарею
Сияет тихий небосклон;
Всё ясно; утра луч игривый
Главы косматый лоб златит.
Руслан встает, и конь ретивый
Уж витязя стрелою мчит.

И дни бегут; желтеют нивы;
С дерев спадает дряхлый лист;
В лесах осенний ветра свист
Певиц пернатых заглушает;
Тяжелый, пасмурный туман
Нагие холмы обвивает;
Зима приближилась — Руслан
Свой путь отважно продолжает
На дальный север; с каждым днем
Преграды новые встречает:
То бьется он с богатырем,
То с ведьмою, то с великаном,
То лунной ночью видит он,
Как будто сквозь волшебный сон,
Окружены седым туманом,
Русалки, тихо на ветвях
Качаясь, витязя младого
С улыбкой хитрой на устах
Манят, не говоря ни слова…
Но тайным промыслом храним,
Бесстрашный витязь невредим;
В его душе желанье дремлет,
Он их не видит, им не внемлет,
Одна Людмила всюду с ним.

Но между тем, никем не зрима,
От нападений колдуна
Волшебной шапкою хранима,
Что делает моя княжна,
Моя прекрасная Людмила?
Она, безмолвна и уныла,
Одна гуляет по садам,
О друге мыслит и вздыхает,
Иль, волю дав своим мечтам,
К родимым киевским полям
В забвенье сердца улетает;
Отца и братьев обнимает,
Подружек видит молодых
И старых мамушек своих —
Забыты плен и разлученье!
Но вскоре бедная княжна
Свое теряет заблужденье
И вновь уныла и одна.
Рабы влюбленного злодея,
И день и ночь, сидеть не смея,
Меж тем по замку, по садам
Прелестной пленницы искали,
Метались, громко призывали,
Однако всё по пустякам.
Людмила ими забавлялась:
В волшебных рощах иногда
Без шапки вдруг она являлась
И кликала: «Сюда, сюда!»
И все бросались к ней толпою;
Но в сторону — незрима вдруг —
Она неслышною стопою
От хищных убегала рук.
Везде всечасно замечали
Ее минутные следы:
То позлащенные плоды
На шумных ветвях исчезали,
То капли ключевой воды
На луг измятый упадали:
Тогда наверно в замке знали,
Что пьет иль кушает княжна.
На ветвях кедра иль березы
Скрываясь по ночам, она
Минутного искала сна —
Но только проливала слезы,
Звала супруга и покой,
Томилась грустью и зевотой,
И редко, редко пред зарей,
Склонясь ко древу головой,
Дремала тонкою дремотой;
Едва редела ночи мгла,
Людмила к водопаду шла
Умыться хладною струею:
Сам карла утренней порою
Однажды видел из палат,
Как под невидимой рукою
Плескал и брызгал водопад.
С своей обычною тоскою
До новой ночи, здесь и там,
Она бродила по садам:
Нередко под вечер слыхали
Ее приятный голосок;
Нередко в рощах поднимали
Иль ею брошенный венок,
Или клочки персидской шали,
Или заплаканный платок.

Жестокой страстью уязвленный,
Досадой, злобой омраченный,
Колдун решился наконец
Поймать Людмилу непременно.
Так Лемноса хромой кузнец,
Прияв супружеский венец
Из рук прелестной Цитереи,
Раскинул сеть ее красам,
Открыв насмешливым богам
Киприды нежные затеи…

Скучая, бедная княжна
В прохладе мраморной беседки
Сидела тихо близ окна
И сквозь колеблемые ветки
Смотрела на цветущий луг.
Вдруг слышит — кличут: «Милый друг!»
И видит верного Руслана.
Его черты, походка, стан;
Но бледен он, в очах туман,
И на бедре живая рана —
В ней сердце дрогнуло. «Руслан!
Руслан!.. он точно!» И стрелою
К супругу пленница летит,
В слезах, трепеща, говорит:
«Ты здесь… ты ранен… что с тобою?»
Уже достигла, обняла:
О ужас… призрак исчезает!
Княжна в сетях; с ее чела
На землю шапка упадает.
Хладея, слышит грозный крик:
«Она моя!» — и в тот же миг
Зрит колдуна перед очами.
Раздался девы жалкий стон,
Падет без чувств — и дивный сон
Объял несчастную крылами.

Что будет с бедною княжной!
О страшный вид: волшебник хилый
Ласкает дерзостной рукой
Младые прелести Людмилы!
Ужели счастлив будет он?
Чу… вдруг раздался рога звон,
И кто-то карлу вызывает.
В смятеньи, бледный чародей
На деву шапку надевает;
Трубят опять; звучней, звучней!
И он летит к безвестной встрече,
Закинув бороду за плечи.

Песнь пятая

Ах, как мила моя княжна!
Мне нрав ее всего дороже:
Она чувствительна, скромна,
Любви супружеской верна,
Немножко ветрена… так что же?
Еще милее тем она.
Всечасно прелестию новой
Умеет нас она пленить;
Скажите: можно ли сравнить
Ее с Дельфирою суровой?
Одной — судьба послала дар
Обворожать сердца и взоры;
Ее улыбка, разговоры
Во мне любви рождают жар.
А та — под юбкою гусар,
Лишь дайте ей усы да шпоры!
Блажен, кого под вечерок
В уединенный уголок
Моя Людмила поджидает
И другом сердца назовет;
Но, верьте мне, блажен и тот,
Кто от Дельфиры убегает
И даже с нею незнаком.
Да, впрочем, дело не о том!
Но кто трубил? Кто чародея
На сечу грозну вызывал?
Кто колдуна перепугал?
Руслан. Он, местью пламенея,
Достиг обители злодея.
Уж витязь под горой стоит,
Призывный рог, как буря, воет,
Нетерпеливый конь кипит
И снег копытом мочным роет.
Князь карлу ждет. Внезапно он
По шлему крепкому стальному
Рукой незримой поражен;
Удар упал подобно грому;
Руслан подъемлет смутный взор
И видит — прямо над главою —
С подъятой, страшной булавою
Летает карла Черномор.
Щитом покрывшись, он нагнулся,
Мечом потряс и замахнулся;
Но тот взвился под облака;
На миг исчез — и свысока
Шумя летит на князя снова.
Проворный витязь отлетел,
И в снег с размаха рокового
Колдун упал — да там и сел;
Руслан, не говоря ни слова,
С коня долой, к нему спешит,
Поймал, за бороду хватает,
Волшебник силится, кряхтит
И вдруг с Русланом улетает…
Ретивый конь вослед глядит;
Уже колдун под облаками;
На бороде герой висит;
Летят над мрачными лесами,
Летят над дикими горами,
Летят над бездною морской;
От напряженья костенея,
Руслан за бороду злодея
Упорной держится рукой.
Меж тем, на воздухе слабея
И силе русской изумясь,
Волшебник гордому Руслану
Коварно молвит: «Слушай, князь!
Тебе вредить я перестану;
Младое мужество любя,
Забуду всё, прощу тебя,
Спущусь — но только с уговором…»
«Молчи, коварный чародей! —
Прервал наш витязь: — с Черномором,
С мучителем жены своей,
Руслан не знает договора!
Сей грозный меч накажет вора.
Лети хоть до ночной звезды,
А быть тебе без бороды!»
Боязнь объемлет Черномора;
В досаде, в горести немой,
Напрасно длинной бородой
Усталый карла потрясает:
Руслан ее не выпускает
И щиплет волосы порой.
Два дни колдун героя носит,
На третий он пощады просит:
«О рыцарь, сжалься надо мной;
Едва дышу; нет мочи боле;
Оставь мне жизнь, в твоей я воле;
Скажи — спущусь, куда велишь… »
«Теперь ты наш: ага, дрожишь!
Смирись, покорствуй русской силе!
Неси меня к моей Людмиле».

Смиренно внемлет Черномор;
Домой он с витязем пустился;
Летит — и мигом очутился
Среди своих ужасных гор.
Тогда Руслан одной рукою
Взял меч сраженной головы
И, бороду схватив другою,
Отсек ее, как горсть травы.
«Знай наших! — молвил он жестоко, —
Что, хищник, где твоя краса?
Где сила?» — и на шлем высокий
Седые вяжет волоса;
Свистя зовет коня лихого;
Веселый конь летит и ржет;
Наш витязь карлу чуть живого
В котомку за седло кладет,
А сам, боясь мгновенья траты,
Спешит на верх горы крутой,
Достиг, и с радостной душой
Летит в волшебные палаты.
Вдали завидя шлем брадатый,
Залог победы роковой,
Пред ним арапов чудный рой,
Толпы невольниц боязливых,
Как призраки, со всех сторон
Бегут — и скрылись. Ходит он
Один средь храмин горделивых,
Супругу милую зовет —
Лишь эхо сводов молчаливых
Руслану голос подает;
В волненье чувств нетерпеливых
Он отворяет двери в сад —
Идет, идет — и не находит;
Кругом смущенный взор обводит —
Всё мертво: рощицы молчат,
Беседки пусты; на стремнинах,
Вдоль берегов ручья, в долинах,
Нигде Людмилы следу нет,
И ухо ничего не внемлет.
Внезапный князя хлад объемлет,
В очах его темнеет свет,
В уме возникли мрачны думы…
«Быть может, горесть… плен угрюмый…
Минута… волны…» В сих мечтах
Он погружен. С немой тоскою
Поникнул витязь головою;
Его томит невольный страх;
Недвижим он, как мертвый камень;
Мрачится разум; дикий пламень
И яд отчаянной любви
Уже текут в его крови.
Казалось — тень княжны прекрасной
Коснулась трепетным устам…
И вдруг, неистовый, ужасный,
Стремится витязь по садам;
Людмилу с воплем призывает,
С холмов утесы отрывает,
Всё рушит, всё крушит мечом —
Беседки, рощи упадают,
Древа, мосты в волнах ныряют,
Степь обнажается кругом!
Далеко гулы повторяют
И рев, и треск, и шум, и гром;
Повсюду меч звенит и свищет,
Прелестный край опустошен —
Безумный витязь жертвы ищет,
С размаха вправо, влево он
Пустынный воздух рассекает…
И вдруг — нечаянный удар
С княжны невидимой сбивает
Прощальный Черномора дар…
Волшебства вмиг исчезла сила:
В сетях открылася Людмила!
Не веря сам своим очам,
Нежданным счастьем упоенный,
Наш витязь падает к ногам
Подруги верной, незабвенной,
Целует руки, сети рвет,
Любви, восторга слезы льет,
Зовет ее — но дева дремлет,
Сомкнуты очи и уста,
И сладострастная мечта
Младую грудь ее подъемлет.
Руслан с нее не сводит глаз,
Его терзает вновь кручина…
Но вдруг знакомый слышит глас,
Глас добродетельного Финна:

«Мужайся, князь! В обратный путь
Ступай со спящею Людмилой;
Наполни сердце новой силой,
Любви и чести верен будь.
Небесный гром на злобу грянет,
И воцарится тишина —
И в светлом Киеве княжна
Перед Владимиром восстанет
От очарованного сна».

Руслан, сим гласом оживленный,
Берет в объятия жену,
И тихо с ношей драгоценной
Он оставляет вышину
И сходит в дол уединенный.

В молчаньи, с карлой за седлом,
Поехал он своим путем;
В его руках лежит Людмила
Свежа, как вешняя заря,
И на плечо богатыря
Лицо спокойное склонила.
Власами, свитыми в кольцо,
Пустынный ветерок играет;
Как часто грудь ее вздыхает!
Как часто тихое лицо
Мгновенной розою пылает!
Любовь и тайная мечта
Русланов образ ей приносят,
И с томным шопотом уста
Супруга имя произносят…
В забвеньи сладком ловит он
Её волшебное дыханье,
Улыбку, слезы, нежный стон
И сонных персей волнованье…

Меж тем, по долам, по горам,
И в белый день, и по ночам,
Наш витязь едет непрестанно.
Еще далек предел желанный,
А дева спит. Но юный князь,
Бесплодным пламенем томясь,
Ужель, страдалец постоянный,
Супругу только сторожил
И в целомудренном мечтанье,
Смирив нескромное желанье,
Свое блаженство находил?
Монах, который сохранил
Потомству верное преданье
О славном витязе моем,
Нас уверяет смело в том:
И верю я! Без разделенья
Унылы, грубы наслажденья:
Мы прямо счастливы вдвоем.
Пастушки, сон княжны прелестной
Не походил на ваши сны,
Порой томительной весны,
На мураве, в тени древесной.
Я помню маленький лужок
Среди березовой дубравы,
Я помню темный вечерок,
Я помню Лиды сон лукавый…
Ах, первый поцелуй любви,
Дрожащий, легкий, торопливый,
Не разогнал, друзья мои,
Ее дремоты терпеливой…
Но полно, я болтаю вздор!
К чему любви воспоминанье?
Ее утеха и страданье
Забыты мною с давних пор;
Теперь влекут мое вниманье
Княжна, Руслан и Черномор.

Пред ними стелется равнина,
Где ели изредка взошли;
И грозного холма вдали
Чернеет круглая вершина
Небес на яркой синеве.
Руслан глядит — и догадался,
Что подъезжает к голове;
Быстрее борзый конь помчался;
Уж видно чудо из чудес;
Она глядит недвижным оком;
Власы ее как черный лес,
Поросший на челе высоком;
Ланиты жизни лишены,
Свинцовой бледностью покрыты;
Уста огромные открыты,
Огромны зубы стеснены…
Над полумертвой головою
Последний день уж тяготел.
К ней храбрый витязь прилетел
С Людмилой, с карлой за спиною.
Он крикнул: «Здравствуй, голова!
Я здесь! наказан твой изменник!
Гляди: вот он, злодей наш пленник!»
И князя гордые слова
Ее внезапно оживили,
На миг в ней чувство разбудили,
Очнулась будто ото сна,
Взглянула, страшно застонала…
Узнала витязя она
И брата с ужасом узнала.
Надулись ноздри; на щеках
Багровый огнь еще родился,
И в умирающих глазах
Последний гнев изобразился.
В смятенье, в бешенстве немом
Она зубами скрежетала
И брату хладным языком
Укор невнятный лепетала…
Уже ее в тот самый час
Кончалось долгое страданье:
Чела мгновенный пламень гас,
Слабело тяжкое дыханье,
Огромный закатился взор,
И вскоре князь и Черномор
Узрели смерти содроганье…
Она почила вечным сном.
В молчанье витязь удалился;
Дрожащий карлик за седлом
Не смел дышать, не шевелился
И чернокнижным языком
Усердно демонам молился.

На склоне темных берегов
Какой-то речки безымянной,
В прохладном сумраке лесов,
Стоял поникшей хаты кров,
Густыми соснами венчанный.
В теченьи медленном река
Вблизи плетень из тростника
Волною сонной омывала
И вкруг него едва журчала
При легком шуме ветерка.
Долина в сих местах таилась,
Уединенна и темна;
И там, казалось, тишина
С начала мира воцарилась.
Руслан остановил коня.
Всё было тихо, безмятежно;
От рассветающего дня
Долина с рощею прибрежной
Сквозь утренний сияла дым.
Руслан на луг жену слагает,
Садится близ нее, вздыхает
С уныньем сладким и немым;
И вдруг он видит пред собою
Смиренный парус челнока
И слышит песню рыбака
Над тихоструйною рекою.
Раскинув невод по волнам,
Рыбак, на весла наклоненный,
Плывет к лесистым берегам,
К порогу хижины смиренной.
И видит добрый князь Руслан:
Челнок ко брегу приплывает;
Из темной хаты выбегает
Младая дева; стройный стан,
Власы, небрежно распущенны,
Улыбка, тихий взор очей,
И грудь, и плечи обнаженны,
Всё мило, всё пленяет в ней.
И вот они, обняв друг друга,
Садятся у прохладных вод,
И час беспечного досуга
Для них с любовью настает.
Но в изумленьи молчаливом
Кого же в рыбаке счастливом
Наш юный витязь узнает?
Хазарский хан, избранный славой,
Ратмир, в любви, в войне кровавой
Его соперник молодой,
Ратмир в пустыне безмятежной
Людмилу, славу позабыл
И им навеки изменил
В объятиях подруги нежной.

Герой приближился, и вмиг
Отшельник узнает Руслана,
Встает, летит. Раздался крик…
И обнял князь младого хана.
«Что вижу я? — спросил герой, —
Зачем ты здесь, зачем оставил
Тревоги жизни боевой
И меч, который ты прославил?»
«Мой друг, — ответствовал рыбак, —
Душе наскучил бранной славы
Пустой и гибельный призрак.
Поверь: невинные забавы,
Любовь и мирные дубравы
Милее сердцу во сто крат.
Теперь, утратив жажду брани,
Престал платить безумству дани,
И, верным счастием богат,
Я всё забыл, товарищ милый,
Всё, даже прелести Людмилы».
«Любезный хан, я очень рад! —
Сказал Руслан, — она со мною».
«Возможно ли, какой судьбою?
Что слышу? Русская княжна…
Она с тобою, где ж она?
Позволь… но нет, боюсь измены;
Моя подруга мне мила;
Моей счастливой перемены
Она виновницей была;
Она мне жизнь, она мне радость!
Она мне возвратила вновь
Мою утраченную младость,
И мир, и чистую любовь.
Напрасно счастье мне сулили
Уста волшебниц молодых;
Двенадцать дев меня любили:
Я для нее покинул их;
Оставил терем их веселый,
В тени хранительных дубров;
Сложил и меч и шлем тяжелый,
Забыл и славу и врагов.
Отшельник, мирный и безвестный,
Остался в счастливой глуши,
С тобой, друг милый, друг прелестный,
С тобою, свет моей души!»

Пастушка милая внимала
Друзей открытый разговор
И, устремив на хана взор,
И улыбалась и вздыхала.

Рыбак и витязь на брегах
До темной ночи просидели
С душой и сердцем на устах —
Часы невидимо летели.
Чернеет лес, темна гора;
Встает луна — всё тихо стало.
Герою в путь давно пора —
Накинув тихо покрывало
На деву спящую, Руслан
Идет и на коня садится;
Задумчиво безмолвный хан
Душой вослед ему стремится,
Руслану счастия, побед
И славы и любви желает…
И думы гордых, юных лет
Невольной грустью оживляет…

Зачем судьбой не суждено
Моей непостоянной лире
Геройство воспевать одно
И с ним (незнаемые в мире)
Любовь и дружбу старых лет?
Печальной истины поэт,
Зачем я должен для потомств
Порок и злобу обнажать
И тайны козни вероломства
В правдивых песнях обличать?

Княжны искатель недостойный,
Охоту к славе потеряв,
Никем не знаемый, Фарлаф
В пустыне дальней и спокойной
Скрывался и Наины ждал.
И час торжественный настал.
К нему волшебница явилась,
Вещая: «Знаешь ли меня?
Ступай за мной; седлай коня!»
И ведьма кошкой обратилась;
Оседлан конь, она пустилась;
Тропами мрачными дубрав
За нею следует Фарлаф.

Долина тихая дремала,
В ночной одетая туман,
Луна во мгле перебегала
Из тучи в тучу и курган
Мгновенным блеском озаряла.
Под ним в безмолвии Руслан
Сидел с обычною тоскою
Пред усыпленною княжною.
Глубоку думу думал он,
Мечты летели за мечтами,
И неприметно веял сон
Над ним холодными крылами.
На деву смутными очами
В дремоте томной он взглянул
И, утомленною главою
Склонясь к ногам ее, заснул.

И снится вещий сон герою:
Он видит, будто бы княжна
Над страшной бездны глубиною
Стоит недвижна и бледна…
И вдруг Людмила исчезает,
Стоит один над бездной он…
Знакомый глас, призывный стон
Из тихой бездны вылетает…
Руслан стремится за женой;
Стремглав летит во тьме глубокой.
И видит вдруг перед собой:
Владимир, в гриднице высокой,
В кругу седых богатырей,
Между двенадцатью сынами,
С толпою названных гостей
Сидит за браными столами.
И так же гневен старый князь,
Как в день ужасный расставанья,
И все сидят не шевелясь,
Не смея перервать молчанья.
Утих веселый шум гостей,
Не ходит чаша круговая…
И видит он среди гостей
В бою сраженного Рогдая:
Убитый, как живой, сидит;
Из опененного стакана
Он, весел, пьет и не глядит
На изумленного Руслана.
Князь видит и младого хана,
Друзей и недругов… и вдруг
Раздался гуслей беглый звук
И голос вещего Баяна,
Певца героев и забав.
Вступает в гридницу Фарлаф,
Ведет он за руку Людмилу;
Но старец, с места не привстав,
Молчит, склонив главу унылу,
Князья, бояре — все молчат,
Душевные движенья кроя.
И всё исчезло — смертный хлад
Объемлет спящего героя.
В дремоту тяжко погружен,
Он льет мучительные слезы,
В волненьи мыслит: это сон!
Томится, но зловещей грезы,
Увы, прервать не в силах он.

Луна чуть светит над горою;
Объяты рощи темнотою,
Долина в мертвой тишине…
Изменник едет на коне.

Перед ним открылася поляна;
Он видит сумрачный курган;
У ног Людмилы спит Руслан,
И ходит конь кругом кургана
Фарлаф с боязнию глядит;
В тумане ведьма исчезает,
В нем сердце замерло, дрожи
Из хладных рук узду роняет,
Тихонько обнажает меч,
Готовясь витязя без боя
С размаха надвое рассечь…
К нему подъехал. Конь героя,
Врага почуя, закипел,
Заржал и топнул. Знак напрасный!
Руслан не внемлет; сон ужасный,
Как груз, над ним отяготел!..
Изменник, ведьмой ободренный,
Герою в грудь рукой презренной
Вонзает трижды хладну сталь…
И мчится боязливо вдаль
С своей добычей драгоценной.

Всю ночь бесчувственный Руслан
Лежал во мраке под горою.
Часы летели. Кровь рекою
Текла из воспаленных ран.
Поутру, взор открыв туманный,
Пуская тяжкий, слабый стон,
С усильем приподнялся он,
Взглянул, поник главою бранной —
И пал недвижный, бездыханный.

Песнь шестая

Ты мне велишь, о друг мой нежный,
На лире легкой и небрежной
Старинны были напевать
И музе верной посвящать
Часы бесценного досуга…
Ты знаешь, милая подруга:
Поссорясь с ветреной молвой,
Твой друг, блаженством упоенный,
Забыл и труд уединенный,
И звуки лиры дорогой.
От гармонической забавы
Я, негой упоен, отвык…
Дышу тобой — и гордой славы
Невнятен мне призывный клик
Меня покинул тайный гений
И вымыслов, и сладких дум;
Любовь и жажда наслаждений
Одни преследуют мой ум.
Но ты велишь, но ты любила
Рассказы прежние мои,
Преданья славы и любви;
Мой богатырь, моя Людмила,
Владимир, ведьма, Черномор,
И Финна верные печали
Твое мечтанье занимали;
Ты, слушая мой легкий вздор,
С улыбкой иногда дремала;
Но иногда свой нежный взор
Нежнее на певца бросала…
Решусь; влюбленный говорун,
Касаюсь вновь ленивых струн;
Сажусь у ног твоих и снова
Бренчу про витязя младого.

Но что сказал я? Где Руслан?
Лежит он мертвый в чистом поле;
Уж кровь его не льется боле,
Над ним летает жадный вран,
Безгласен рог, недвижны латы,
Не шевелится шлем косматый!

Вокруг Руслана ходит конь,
Поникнув гордой головою,
В его глазах исчез огонь!
Не машет гривой золотою,
Не тешится, не скачет он,
И ждет, когда Руслан воспрянет…
Но князя крепок хладный сон,
И долго щит его не грянет.

А Черномор? Он за седлом,
В котомке, ведьмою забытый,
Еще не знает ни о чем;
Усталый, сонный и сердитый
Княжну, героя моего
Бранил от скуки молчаливо;
Не слыша долго ничего,
Волшебник выглянул — о диво!
Он видит, богатырь убит;
В крови потопленный лежит;
Людмилы нет, всё пусто в поле;
Злодей от радости дрожит
И мнит: свершилось, я на воле!
Но старый карла был неправ.

Меж тем, Наиной осененный
С Людмилой, тихо усыпленной
Стремится к Киеву Фарлаф:
Летит, надежды, страха полный;
Пред ним уже днепровски волны
В знакомых пажитях шумят;
Уж видит златоверхий град;
Уже Фарлаф по граду мчится,
И шум на стогнах восстает;
В волненьи радостном народ
Валит за всадником, теснится;
Бегут обрадовать отца:
И вот изменник у крыльца.

Влача в душе печали бремя,
Владимир-солнышко в то время
В высоком тереме своем
Сидел, томясь привычной думой.
Бояре, витязи кругом
Сидели с важностью угрюмой.
Вдруг внемлет он: перед крыльцом
Волненье, крики, шум чудесный;
Дверь отворилась; перед ним
Явился воин неизвестный;
Все встали с шепотом глухим
И вдруг смутились, зашумели:
«Людмила здесь! Фарлаф… ужели?»
В лице печальном изменясь,
Встает со стула старый князь,
Спешит тяжелыми шагами
К несчастной дочери своей,
Подходит; отчими руками
Он хочет прикоснуться к ней;
Но дева милая не внемлет,
И очарованная дремлет
В руках убийцы — все глядят
На князя в смутном ожиданье;
И старец беспокойный взгляд
Вперил на витязя в молчанье.
Но, хитро перст к устам прижав,
«Людмила спит, — сказал Фарлаф, —
Я так нашел ее недавно
В пустынных муромских лесах
У злого лешего в руках;
Там совершилось дело славно;
Три дня мы билися; луна
Над боем трижды подымалась;
Он пал, а юная княжна
Мне в руки сонною досталась;
И кто прервет сей дивный сон?
Когда настанет пробужденье?
Не знаю — скрыт судьбы закон!
А нам надежда и терпенье
Одни остались в утешенье».

И вскоре с вестью роковой
Молва по граду полетела;
Народа пестрою толпой
Градская площадь закипела;
Печальный терем всем открыт;
Толпа волнуется, валит
Туда, где на одре высоком,
На одеяле парчевом
Княжна лежит во сне глубоком;
Князья и витязи кругом
Стоят унылы; гласы трубны,
Рога, тимпаны, гусли, бубны
Гремят над нею; старый князь,
Тоской тяжелой изнурясь,
К ногам Людмилы сединами
Приник с безмолвными слезами;
И бледный близ него Фарлаф
В немом раскаяньи, в досаде,
Трепещет, дерзость потеряв.

Настала ночь. Никто во граде
Очей бессонных не смыкал;
Шумя, теснились все друг к другу:
О чуде всякой толковал;
Младой супруг свою супругу
В светлице скромной забывал.
Но только свет луны двурогой
Исчез пред утренней зарей,
Весь Киев новою тревогой
Смутился! Клики, шум и вой
Возникли всюду. Киевляне
Толпятся на стене градской…
И видят: в утреннем тумане
Шатры белеют за рекой;
Щиты, как зарево, блистают,
В полях наездники мелькают,
Вдали подъемля черный прах;
Идут походные телеги,
Костры пылают на холмах.
Беда: восстали печенеги!

Но в это время вещий Финн,
Духов могучий властелин,
В своей пустыне безмятежной,
С спокойным сердцем ожидал,
Чтоб день судьбины неизбежной,
Давно предвиденный, восстал.

В немой глуши степей горючих
За дальней цепью диких гор,
Жилища ветров, бурь гремучих,
Куда и ведьмы смелый взор
Проникнуть в поздний час боится,
Долина чудная таится,
И в той долине два ключа:
Один течет волной живою,
По камням весело журча,
Тот льется мертвою водою;
Кругом всё тихо, ветры спят,
Прохлада вешняя не веет,
Столетни сосны не шумят,
Не вьются птицы, лань не смеет
В жар летний пить из тайных вод;
Чета духов с начала мира,
Безмолвная на лоне мира,
Дремучий берег стережет…
С двумя кувшинами пустыми
Предстал отшельник перед ними;
Прервали духи давний сон
И удалились страха полны.
Склонившись, погружает он
Сосуды в девственные волны;
Наполнил, в воздухе пропал
И очутился в два мгновенья
В долине, где Руслан лежал
В крови, безгласный, без движенья;
И стал над рыцарем старик,
И вспрыснул мертвою водою,
И раны засияли вмиг,
И труп чудесной красотою
Процвел; тогда водой живою
Героя старец окропил,
И бодрый, полный новых сил,
Трепеща жизнью молодою,
Встает Руслан, на ясный день
Очами жадными взирает,
Как безобразный сон, как тень,
Перед ним минувшее мелькает.
Но где Людмила? Он один!
В нем сердце, вспыхнув, замирает.
Вдруг витязь вспрянул; вещий Финн
Его зовет и обнимает:
«Судьба свершилась, о мой сын!
Тебя блаженство ожидает;
Тебя зовет кровавый пир;
Твой грозный меч бедою грянет;
На Киев снидет кроткий мир,
И там она тебе предстанет.
Возьми заветное кольцо,
Коснися им чела Людмилы,
И тайных чар исчезнут силы,
Врагов смутит твое лицо,
Настанет мир, погибнет злоба.
Достойны счастья будьте оба!
Прости надолго, витязь мой!
Дай руку… там, за дверью гроба —
Не прежде — свидимся с тобой!»
Сказал, исчезнул. Упоенный
Восторгом пылким и немым,
Руслан, для жизни пробужденный,
Подъемлет руки вслед за ним.
Но ничего не слышно боле!
Руслан один в пустынном поле;
Запрыгав, с карлой за седлом,
Русланов конь нетерпеливый
Бежит и ржет, махая гривой;
Уж князь готов, уж он верхом,
Уж он летит живой и здравый
Через поля, через дубравы.

Но между тем какой позор
Являет Киев осажденный?
Там, устремив на нивы взор,
Народ, уныньем пораженный,
Стоит на башнях и стенах
И в страхе ждет небесной казни;
Стенанья робкие в домах,
На стогнах тишина боязни;
Один, близ дочери своей,
Владимир в горестной молитве;
И храбрый сонм богатырей
С дружиной верною князей
Готовится к кровавой битве.

И день настал. Толпы врагов
С зарею двинулись с холмов;
Неукротимые дружины,
Волнуясь, хлынули с равнины
И потекли к стене градской;
Во граде трубы загремели,
Бойцы сомкнулись, полетели
Навстречу рати удалой,
Сошлись — и заварился бой.
Почуя смерть, взыграли кони,
Пошли стучать мечи о брони;
Со свистом туча стрел взвилась,
Равнина кровью залилась;
Стремглав наездники помчались,
Дружины конные смешались;
Сомкнутой, дружною стеной
Там рубится со строем строй;
Со всадником там пеший бьется;
Там конь испуганный несется;
Там русский пал, там печенег;
Там клики битвы, там побег;
Тот опрокинут булавою;
Тот легкой поражен стрелою;
Другой, придавленный щитом,
Растоптан бешеным конем…
И длился бой до темной ночи;
Ни враг, ни наш не одолел!
За грудами кровавых тел
Бойцы сомкнули томны очи,
И крепок был их бранный сон;
Лишь изредка на поле битвы
Был слышен падших скорбный стон
И русских витязей молитвы.

Бледнела утренняя тень,
Волна сребрилася в потоке,
Сомнительный рождался день
На отуманенном востоке.
Яснели холмы и леса,
И просыпались небеса.
Еще в бездейственном покое
Дремало поле боевое;
Вдруг сон прервался: вражий стан
С тревогой шумною воспрянул,
Внезапный крик сражений грянул;
Смутилось сердце киевлян;
Бегут нестройными толпами
И видят: в поле меж врагами,
Блистая в латах, как в огне,
Чудесный воин на коне
Грозой несется, колет, рубит,
В ревущий рог, летая, трубит…
То был Руслан. Как божий гром,
Наш витязь пал на басурмана;
Он рыщет с карлой за седлом
Среди испуганного стана.
Где ни просвищет грозный меч,
Где конь сердитый ни промчится,
Везде главы слетают с плеч
И с воплем строй на строй валится;
В одно мгновенье бранный луг
Покрыт холмами тел кровавых,
Живых, раздавленных, безглавых,
Громадой копий, стрел, кольчуг.
На трубный звук, на голос боя
Дружины конные славян
Помчались по следам героя,
Сразились… гибни, басурман!
Объемлет ужас печенегов;
Питомцы бурные набегов
Зовут рассеянных коней,
Противиться не смеют боле
И с диким воплем в пыльном поле
Бегут от киевских мечей,
Обречены на жертву аду;
Их сонмы русский меч казнит;
Ликует Киев… Но по граду
Могучий богатырь летит;
В деснице держит меч победный;
Копье сияет как звезда;
Струится кровь с кольчуги медной;
На шлеме вьется борода;
Летит, надеждой окриленный,
По стогнам шумным в княжий дом.
Народ, восторгом упоенный,
Толпится с кликами кругом,
И князя радость оживила.
В безмолвный терем входит он,
Где дремлет чудным сном Людмила.
Владимир, в думу погружен,
У ног ее стоял унылый.
Он был один. Его друзей
Война влекла в поля кровавы.
Но с ним Фарлаф, чуждаясь славы
Вдали от вражеских мечей,
В душе презрев тревоги стана,
Стоял на страже у дверей.
Едва злодей узнал Руслана,
В нем кровь остыла, взор погас,
В устах открытых замер глас,
И пал без чувств он на колена…
Достойной казни ждет измена!
Но, помня тайный дар кольца,
Руслан летит к Людмиле спящей,
Ее спокойного лица
Касается рукой дрожащей…
И чудо: юная княжна,
Вздохнув, открыла светлы очи!
Казалось, будто бы она
Дивилася столь долгой ночи;
Казалось, что какой-то сон
Ее томил мечтой неясной,
И вдруг узнала — это он!
И князь в объятиях прекрасной.
Воскреснув пламенной душой,
Руслан не видит, не внимает,
И старец в радости немой,
Рыдая, милых обнимает.

Чем кончу длинный мой pассказ?
Ты угадаешь, друг мой милый!
Неправый старца гнев погас,
Фарлаф пред ним и пред Людмилой
У ног Руслана объявил
Свой стыд и мрачное злодейство;
Счастливый князь ему простил;
Лишенный силы чародейства,
Был принят карла во дворец;
И, бедствий празднуя конец,
Владимир в гриднице высокой
Запировал в семье своей.

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой.

Эпилог

Так, мира житель равнодушный,
На лоне праздной тишины,
Я славил лирою послушной
Преданья темной старины.
Я пел — и забывал обиды
Слепого счастья и врагов,
Измены ветреной Дориды
И сплетни шумные глупцов.
На крыльях вымысла носимый,
Ум улетал за край земной;
И между тем грозы незримой
Сбиралась туча надо мной!..
Я погибал… Святой хранитель
Первоначальных, бурных дней,
О дружба, нежный утешитель
Болезненной души моей!
Ты умолила непогоду;
Ты сердцу возвратила мир;
Ты сохранила мне свободу,
Кипящей младости кумир!
Забытый светом и молвою,
Далече от брегов Невы,
Теперь я вижу пред собою
Кавказа гордые главы.
Над их вершинами крутыми,
На скате каменных стремнин,
Питаюсь чувствами немыми
И чудной прелестью картин
Природы дикой и угрюмой;
Душа, как прежде, каждый час
Полна томительною думой —
Но огнь поэзии погас.
Ищу напрасно впечатлений:
Она прошла, пора стихов,
Пора любви, веселых снов,
Пора сердечных вдохновений!
Восторгов краткий день протек —
И скрылась от меня навек
Богиня тихих песнопений…

Интервью с астрономом и популяризатором науки с сурдиным — Реальное время

Известный астроном и популяризатор науки о ситуации в российской космонавтике, нехватке интеллекта и фонде «Династия» Зимина

Фото: Максим Платонов

Еще одним спикером, с которым удалось пообщаться «Реальному времени» в рамках летнего книжного фестиваля «Смена» стал известный российский астроном и популяризатор науки, старший научный сотрудник Государственного астрономического института имени П.К. Штернберга, доцент физического факультета МГУ Владимир Сурдин, приезд которого был организован совместно с издательством «Альпина нон-фикшн». В Казани ученый прочитал лекцию про Марс и презентовал свою книгу «Вселенная в вопросах и ответах. Задачи и тесты по астрономии и космонавтике». В беседе с корреспондентом «Реального времени» он рассказал о том, что происходит в отечественной космонавтике, почему в России даже при наличии идей и средств не получится добиться больших успехов на этом поприще и почему власти не нужно образованное население.

«В космонавтике у нас все очень плохо, пока обсуждаются только планы»


— Владимир Георгиевич, естественно, одна из самых интересных тем это космос. Что у нас сейчас с ним происходит? Насколько мне известно, если мы раньше по коммерческим запускам были на первом месте, то сейчас уступаем Америке и Китаю.

— Америке мы пока не уступаем, потому что их космонавтика дорого стоит — они хорошо платят своим рабочим и инженерам. Наши все еще недорого стоят, мы не очень хорошо оплачиваем труд своих рабочих. Но китайцы начинают нас обгонять, поскольку они тоже платят немного, но ракеты у них стали не хуже наших, а сейчас одна ракета будет даже лучше. Китаю мы заметно уступаем. Очень активно начинает выходить на рынок Индия — она уступает китайцам, но уже догоняет нас. В этом смысле мы уже последние лет 20 топчемся на месте в космонавтике. Хотя не только в космонавтике — у нас новых моделей автомобилей не появлялось, осталась с советских времен сельскохозяйственная техника, много чего. Мы лично обогащаемся: строим дачи и покупаем «Мерседесы». Когда этот процесс кончится, наверное, опять начнется развитие техники. В космонавтике у нас все очень плохо, пока обсуждаются только планы, а реальных достижений почти нет. Мы летаем на одном и том же туда же, куда летали последнее десятилетие. Мы 30 лет ничего не запускали дальше околоземной орбиты, то есть на Луну, на Марс, на Венеру. За 30 лет ушло поколение инженеров, которые умели это делать. Пришли новые, молодые, у которых нет опыта. Если они даже начнут сегодня запускать космические аппараты, то они пройдут через все ошибки, через которые проходило то поколение.

— Еще несколько лет назад была надежда, что мы вот-вот что-то сможем, но сейчас отложили запуск ракеты «Федерация», непонятно, что происходит с «Ангарой» и «Протоном»…

— «Протон» уже кончает свою жизнь — это старая, хорошая ракета, но ей уже полвека. Денег нет. Денег нет — это фраза, за которой скрывается, что мы плохо работаем. У нас производительность труда втрое ниже, чем в Штатах. Значит что-то хуже. Может быть не рабочие, а инженеры хуже, может быть по-другому надо управлять всей этой огромной массой заводов. Между прочим, идем мы накануне с итальянцем-астрономом по Москве, и он видит, как там яму копают — сейчас там много чего копают в центре. Один с лопатой внизу копает, а трое стоят на краю ямы и смотрят на него. Ну я прикинул, как раз один к трем производительность труда. В Штатах я такого не видел, но в Европе идешь — если кто-то работает на улице, то все что-то делают. Нет ни одного человека, который бы просто стоял и наблюдал за процессом. У каждого свое дело и каждый им занимается. Наш неплохо копает — не хуже, чем, например, американские рабочие! Просто он один, а еще трое над ним стоят и в носу ковыряют — вот что плохо.

— У нас есть задел? Можно ли надеяться, что мы все-таки добьемся больших успехов в современной космонавтике?

— В начале XX века у кого была надежда, что именно Россия, крайне отставшая аграрная страна, запустит первый спутник, первого человека в космос, совершит первую посадку на Луну? Невозможно было это предвидеть. Это получилось, потому что пришли большевики — очень жестокая власть, которая выворачивала людей наизнанку, заставляя их работать. Но она смогла мобилизовать страну на колоссальный рывок в технике и промышленности. Чудовищными потерями и людей, и произведений искусства — мы распродавали дорогие картины из Эрмитажа, чтобы купить заводское оборудование у американцев. Но так или иначе именно власть сделала из отставшей аграрной страны передовую техническую. То есть фактически все упирается в желание и умение власти сделать страну другой. Какой хочет сделать эту страну власть, зависит — есть у нас надежда или нет. Каждый отдельный человек хочет благополучия в семье, уюта, удобства, поменьше работать, побольше иметь — это нормальное желание почти любого человека. А власть мы для того и кормим, чтобы она как капитан рулила кораблем. Куда она руль повернет, туда наши надежды и отправятся. Либо по-прежнему будем новые «Мерседесы» покупать, либо новые станки, чтобы делать новые изделия.

Денег нет — фраза, за которой скрывается, что мы плохо работаем. У нас производительность труда втрое ниже, чем в Штатах. Значит что-то хуже. Может быть не рабочие, а инженеры хуже, может быть по-другому надо управлять всей этой огромной массой заводов

— На каком месте мы сейчас находимся в этой гонке?

— Надо очень хорошо запомнить одну цифру — 2 процента. Население России — это 2 процента от мирового. Научный продукт — это 2 процента от мирового научного продукта. У американцев — 30 процентов, у китайцев сегодня примерно 15 процентов. Это очень взаимосвязанные вещи. Но если на эти 2 процента мы продолжим покупать дорогие автомобили, строить дачи и покупать яхты, то страны, грубо говоря, не будет. Швейцария в мировом производстве занимает порядка одного процента, но то, что они делают качественно, создает благополучную жизнь для всей нации. Нам надо на это рассчитывать, раз у нас 2 процента населения, значит мы для них должны создать нормальные условия. Нужны мощные программы для обучения людей. Сейчас не принято цитировать Ленина, но одна его цитата не выходит из головы: учиться, учиться и еще раз учиться. Это он сказал, когда революция уже совершилась и он увидел, на каком уровне находится население. Большевики либо расстреляли, либо посадили, либо выгнали за границу культурный слой, и когда он увидел, что осталось, то сказал, что единственная задача — это учиться. И начали учиться.

«Мы все чаще возим на МКС чужих космонавтов, потому что это дает деньги»

— Компания S7 выкупила космодром «Морской старт». Какие перспективы у этого проекта?

— Это замечательная идея. Наша страна северная, и мы далеко от экватора, а запускать ракеты выгоднее с экватора, потому что вращение Земли подталкивает ракету, но когда вы на Северном полюсе — никакого вращения не ощущается. На экваторе, даже стоя на месте, ты уже несешься со скоростью полкилометра в секунду. Но раз у нас нет космодромов у экватора, значит их надо там создать. Можно договориться с экваториальной страной, но они ненадежные, поэтому лучше поставить на воду на экваторе большой корабль и пулять с него ракеты. Илон Макс, кстати, сажает свои ракеты на плавучую платформу — тоже не хочет связываться с правительствами. А перспективы замечательные, S7 зря денег не заплатит.

— Вы в курсе конфликта в Центре подготовки космонавтов, из-за которого из отряда космонавтов ушел Геннадий Падалка и еще трое его коллег. Что там происходит?

— Не могу ничего сказать, я далек от этого.

— Может быть хотя бы поясните, какая там обстановка? Потому что Падалка мотивировал свой уход тем, что ему не дают работы.

— Мы все чаще возим на МКС чужих космонавтов, потому что это дает деньги. Сейчас, по-моему, отправить туда одного человека стоит 70 млн долларов. Конечно, «Роскосмос» хочет на этом зарабатывать, поэтому места наших космонавтов отдаются другим. Кроме нас никто сейчас не умеет доставлять туда людей. Трудно с этим спорить, люди зарабатывают тем, чем могут. А космонавтам хочется полететь, стать героем, получить большую зарплату, звездочки на погонах — это все понятно, но в любом деле есть такие конфликты. Я думаю, в это вмешиваться не стоит, и не наше это дело, как внутри этой корпорации делятся деньги, делятся посты.

В принципе, само понятие космонавт перестало быть интересным молодежи. Летчики все еще рвутся в космонавты — стать героем значит на всю жизнь обеспечить семью и тому подобное. Но смотрите, они же никуда не летают. Если в 60-е годы был Гагарин, Луна и шаги вдаль, то сейчас они подпрыгивают на 400 км, покрутятся немного и возвращаются. То есть никакой романтики в этой работе уже не осталось. Если не будет перспектив полета к Луне, Марсу, астероидам, то работа станет, как у летчиков гражданской авиации. Раньше каждый летчик был героем, а сейчас они извозчики. Космонавты стали такими же извозчиками.

— Что, кстати, после крушения «ЭкзоМарс» у нас сейчас происходит с Марсом?

— «ЭкзоМарс» — замечательный проект. Нам просто повезло, что американцы вышли из этого проекта со своими деньгами. Изначально это был европейско-американский проект, мы тут были вообще ни при чем. Но у американцев перестало хватать на него денег и они ушли. Таким образом, европейцы оказались без денег и предложили поучаствовать в проекте нам. Наше участие традиционное — мы дали ракету и несколько хороших приборов. Европейцы пока делают основное — спутники, которые работали вокруг Марса. В первый запуск наша ракета сработала на «пятерку» — она отвезла к Марсу два европейских аппарата, один из которых вышел на орбиту и прекрасно работает — это уже три четверти успеха. А неуспех был в попытке сесть на поверхность — аппарат разбился. У европейцев это не первая неудача, несколько лет назад разбился «Бигль-2», сейчас «Скиапарелли». У нас опыт был только один — в 1971 году, тогда мы успешно посадили на Марс аппарат «Марс-3». Может быть нам надо сажать на Марс, а не европейцам? Теперь в 2020 году будет следующий полет на Марс, и наша посадочная платформа посадит на планету европейский марсоход. То есть перелет и посадку обеспечиваем мы, а европейский марсоход будет бурить Марс, брать пробу грунта, делать биохимический анализ — думаю, европейцы сделают это хорошо, они это умеют. А мы возвращаемся к Марсу спустя 30 лет.

Сейчас не принято цитировать Ленина, но одна его цитата не выходит из головы: учиться, учиться и еще раз учиться. Это он сказал, когда революция уже совершилась, и он увидел, на каком уровне находится население

— Есть ли у России ближайшие перспективы освоения Марса?

— С Марсом у нас никаких планов. Если бы европейцы не притянули нас к этому проекту, то их бы и не было. С Луной есть планы, но пока только планы. Есть у нас такое «НПО Лавочкина» — завод, где делают хорошие спутники. Там начали делать роботов, которые будут летать вокруг Луны, садиться на нее, привозить пробы грунта — в общем, повторение того, что мы делали в 60-е годы, но на более современном уровне. То есть новое поколение инженеров опять будет учиться делать то, через что прошло предыдущее поколение. Думаю, китайцы нас опередят, потому что у них все сроки намечены гораздо раньше российских, а наши наоборот откладываются, и из-за недостатка денег все это уходит куда-то вдаль. У китайцев очень четкие сроки и точное исполнение. У меня за последние 10 лет учились астрономии несколько китайских студентов. Они всегда говорят: «Нам про Луну». Я отвечаю, что кроме Луны есть много еще чего интересного. Но они продолжают: «Нет, нам про Луну. У нас лунная программа и нам сказали уметь обращаться с Луной». Я смотрю и вижу, что они-таки научились с ней обращаться. Где-нибудь через лет 7-8 они посадят на Луну человека.

— Если не ошибаюсь, есть определенные сложности с лунной пылью якобы она даже разъедает скафандры космонавтов.

— Лунная пыль, конечно, мерзкая вещь, которая мешает работать, но не разъедает. Она очень тонкая и липкая, похожая на цемент. А на Луне еще хуже там нет атмосферы, солнечные лучи заряжают пыль электричеством, и она начинает ко всему притягиваться. Видно, как после нескольких часов работы на Луне скафандры космонавтов оказывались облеплены пылью. Потом они заходят в космический корабль и начинают от нее чихать.

— Как с ней бороться?

— Тряпочкой мокрой обтираться пыль она и есть пыль, хоть и лунная.

«Илон Маск молодец, он знает, что делать»

— Илон Маск поставил цель к 2100 году колонизировать Марс. Как вы относитесь к предпринимателю и на сколько реальны его планы?

— Одни восхищаются Маском, другие говорят, что он проходимец. Мне кажется, что пока все, что он обещал ему удается воплощать. За что его не любить, если он действительно талантливый бизнесмен и грамотный инженер? Но это работа не просто одного человека он опирается на колоссальную американскую технику. Он умеет придумать проект, найти деньги и запустить американскую промышленность на реализацию. У нас был умный человек Юрий Мильнер, который здесь стал миллиардером, после чего переехал в Силиконовую долину и сейчас запускает великолепные проекты по поиску внеземных цивилизаций, по отправке межзвездных зондов. Казалось бы, ты сделал здесь эти деньги, почему ты не можешь запустить проекты в России? А дело в том, что у нас нет базы. Даже если есть деньги, нужно, чтобы кто-то на них сделал умные штуки. Как раз Илон Маск, и не он один, пользуется тем, что в американской промышленности только ждут хорошую идею, чтобы начать ее воплощать. Дайте нам идею и деньги, а мы это сделаем. В нашей стране мало людей, которые могут сделать. Даже если есть деньги и идеи, умелых людей, рабочих, инженеров почти нет, а если есть, то они работают на нашу военную промышленность, которая оттягивает к себе все лучшее, что есть в стране. Так что Маск молодец, знает, что делать. Он еще и пиарщик хороший умело раскручивает это дело.

— Он и коммерческие запуски очень успешно осуществляет.

— Да, у него ракета уже стала удачно садиться на землю. Многократное использование удешевляет запуски. Он четко понимает, как надо развивать космонавтику.

— По-моему в феврале NASA анонсировало открытие еще нескольких экзопланет, на которых теоретически может быть жизнь…

— Это обнаруживается постоянно. Самое интересное, что у ближайшей звезды у Проксима Центавра нашли планету, которая похожа на Землю, там почти такая же температура. Никто вообще не ожидал, что у ближайшей звезды будет такая благополучная планета. Потом еще немного подальше есть звезда TRAPPIST-1, у которой семь планет, три из которых похожи на Землю, и в хорошей температурной зоне, там тоже может быть вода на поверхности. Вариантов масса, но у астрономов пока нет достаточно мощных телескопов, которые бы помогли разобраться, а если там жизнь. Мы видим эти планеты, как маленькие точки, и нам надо детально их изучить: получить спектр, газовый состав атмосферы. Наших телескопов пока на это не хватает, они недостаточно большие, чтобы собрать свет от этих планет.

— Наших в смысле, российские или вы имели ввиду во всем мире?

— Во всеми мире, конечно. Мы сейчас сильно не впереди – у нас есть один большой телескоп на Кавказе, но он уже в сравнении не такой большой. Сейчас началось строительство четырех гигантских телескопов. Даже не понятно, кто их делает, поскольку одна страна уже не в состоянии потянуть такие проекты. Каждый такой проект поддерживается деньгами нескольких стран и строят их не на их территории, а там, где телескопу лучше всего работать. Таких мест на Земле немного это либо Гавайские острова, там телескопы ставят на вершинах высоких вулканов, либо на севере Чили, где очень подходящие для астрономии горы, либо на Канарах. Пожалуй, в мире пять мест, где телескоп может эффективно и качественно работать.

Когда речь идет о частной инициативе, она всегда лучше использует свои средства, чем огромные государственные деньги, половина из которых разворуется, а вторая половина неэффективно сработает. Я вообще за все частное, кроме армии

Мы по-прежнему строим на своей территории, если речь идет о государственных деньгах. Но наши любители астрономии и некоторые профессионалы стали устанавливать свои телескопы в других странах, где просто лучше условия наблюдения. Наш институт сделал серию небольшого размера телескопов, мы их поставили по всей территории России от Владивостока до Калининграда и в последний год поставили в Южной Африке, на Канарских островах, в Аргентине и на днях еще откроем в Чили. Но это частная инициатива — это не государственные деньги, институт пользуется поддержкой наших отдельных выпускников, которые на чем-то разбогатели и служат спонсорами для строительства наших телескопов. Когда речь идет о частной инициативе, она всегда лучше использует свои средства, чем огромные государственные деньги, половина из которых разворуется, а вторая половина неэффективно сработает. Я вообще за все частное, кроме армии.

— У нас много организаций, которые в частном порядке финансируют какие-либо исследования?

— Есть небольшие организации типа фонда Потанина, раньше был фонд Зимина. Хотя Зимин и сейчас продолжает — он не из тех, кого можно закрыть. Его назвали иностранным агентом, потому что он здесь заработал деньги и здесь их тратит, но держит капитал за рубежом в надежном банке. Фантастика. Но он продолжает свою деятельность, конечно. Он просто назвал фонды другими именами. Зимин, если он решил что-то делать, то будет этим заниматься несмотря ни на что. Он решил поддерживать интеллект в России, и он делает и будет это делать. Разве что его на Луну отправить, но он и там будет этим заниматься. На самом деле мы ему очень благодарны. Я посмотрел сейчас на вашем книжном фестивале — лучшие книги, которые выходили в последнее время, были поддержаны либо «Династией», либо фондами, которые выросли из «Династии».

«Если интеллект уезжает, то его нужно воспроизводить и выращивать здесь»


— Владимир Георгиевич, вы известны в первую очередь как популяризатор науки. Насколько это сложно и с какими проблемами в восприятии вы сталкиваетесь, все-таки проблемы с грамотностью в России есть.

— Именно поэтому и надо заниматься популяризацией — если бы все были поголовно грамотными, то, наверно, нас бы не стали приглашать в другие города. Жалко, что я достаточно консервативный человек и не люблю пользоваться новыми средствами связи. Например, мои более молодые коллеги во всю используют соцсети и там у них колоссальная аудитория. Одно это показывает, что любознательность никуда не делась, люди интересуются наукой. Я предпочитаю бумажные носители, которые выходят из моды — пишу книжки и статьи. Мне приятнее по старой студенческой памяти в руках держать книжку, а не прослушав лекцию, потерять ее на просторах сети. Это просто другое ощущение – книжки сопровождают тебя всю жизнь, как старые знакомые. Я понимаю, что от этого надо отказываться — как ушли глиняные таблички, ушли папирусы, так уйдут и бумажные книги. Надо привыкать к соцсетям, но, видимо, это будет уже другое поколение. Это моя личная проблема, а не проблема популяризации науки.

Более серьезная проблема — это опасения власти, связанные с тем, что грамотный, любознательный народ — это народ, не принимающий все на веру, это народ-скептик. Когда мы общаемся с аудиторией, мы прежде всего говорим о нерешенных проблемах, о том, что не до конца доказано, о том, что требует проверки. А словосочетание «требует проверки» для власти очень неприятно, власть любит создавать правила, по которым ей самой лучше жить, управлять государством. Ее функция нужна — без власти общество развалится, но власти комфортнее, когда люди беспрекословно верят и воспринимают все, что от нее идет. А научная популяризация как раз настраивает людей на то, чтобы все проверять, ничему не доверять, во всем сомневаться, иначе наука бы просто не могла развиваться. Это совершенно разный подход к жизни. Конечно, власть не приветствует развитие популяризации наук.

Индивидуальные люди — спонсоры и меценаты поддерживают, как могут. Самым значительным явлением за последние 15 лет была «Династия» Дмитрия Борисовича Зимина, который, кстати говоря, сделал большие деньги на том, что создавал для страны средства противоракетной обороны, и это абсолютно честные, патриотические деньги. Потом он создал первую телефонную сотовую компанию «Билайн» и на этом сделал себе капитал, который полностью отдавал на развитие российского интеллекта — поддерживал публикации книг, приглашал лекторов из-за рубежа. Поскольку он, человек неуправляемый, уверенный, что стране нужны умные люди, фонд «Династия» был объявлен иностранным агентом, что стало совершенным нонсенсом. Государство вообще не заморачивается, не важно, есть или нет логика в его поведении, оно делает то, что ему кажется правильным. Но то, что правильно для маленькой кучки администраторов, вовсе не может быть правильным для страны в целом. А стране нужны умные люди.

Пожалуй, единственное, чего мы добились, отменив советскую власть, — это свободу выезда за границу. В первую очередь ею воспользовались те, кто видит за границей лучшие условия для применения своих знаний. То есть уехал интеллект. И продолжает уезжать. Но это большое достижение — сейчас мы ездим за границу, не думая, пустят нас или не пустят. Это прекрасно. Но если интеллект уезжает, то его нужно воспроизводить и выращивать здесь. А выращивать интеллект — это и есть популяризация науки, сильное преподавание в вузах. Об этом власть как-то не сильно беспокоится. Но ей вовсе не нужны ученые, которые ставят под сомнение какие-то решения власти. Это более серьезная проблема, с этим мы, наверное, не скоро справимся. Для этого нужно не создавать какие-то отдельные программы, лектории, а изменять отношение власти к интеллекту в стране. Чем больше его будет, тем сильнее будут критиковать власть — от этого никуда не денешься.

Научная популяризация как раз настраивает людей на то, чтобы все проверять, ничему не доверять, во всем сомневаться, иначе наука бы просто не могла развиваться. Это совершенно разный подход к жизни. Конечно, власть не приветствует развитие популяризации наук

Посмотрите на развитые страны там правительство все время под гнетом критики общества. Но этот же интеллект создал благополучную жизнь и в Западной Европе, и в Америке там лучшие врачи и инженеры. Интеллект же не может заниматься только критикой власти, куда же деть все мысли, они же рождаются в голове! И они делают «Мерседесы», которые тут у нас богатые с удовольствием покупают, буровые установки, которыми мы пользуемся, чтобы добывать нефть. Интеллект нужен, и когда люди это поймут там, где принимают решения, тогда может популяризация станет более легким и интересным занятием, но сейчас, конечно, мы смотрим на жизнь с обочины дороги.

«Стыдно же покупать «айфоны», которые китайцы почему-то делают, а мы не умеем»

— Много ли в России популяризаторов науки? Кого вы можете отметить, кого, может быть, покритиковать?

— Что тут критиковать? Каждый делает, как может. Но дело в том, что нужно же еще семью кормить. Если ты всю жизнь занимаешься чтением лекций, а они, как правило, бывают бесплатными, то это не дает заметного дохода. Значит помимо этого нужно где-то работать, и хорошо, что некоторые умеют совмещать и научную работу, и преподавание. Я с 1 января уже был на Дальнем Востоке, почти всю европейскую часть объездил, был в Сибири, в Новосибирске. Хорошо, что там находятся энтузиасты, поскольку за свой счет я бы эти поездки не осилил.

— Значит есть спрос.

— Он есть, но это очень узкая прослойка людей от 25 до 40 лет, которые еще надеются найти применение своему интеллекту и охотно черпают знания. Но на уровне нас, энтузиастов, конечно, не поднять такую проблему. Я несколько лет назад преподавал в Южной Корее. Как человеческий капитал это не очень сильная страна, но они решили создавать современные технологии, пошли в судостроение, сейчас делают «айфоны» даже лучше китайцев. Как им войти в верхний эшелон мирового технического содружества? С помощью языка. Я видел, как государство Южная Корея решило обучить всю страну английскому языку. На это были направлены колоссальные ресурсы, и я преподавал в школе, где десятиклассники не могут по-английски и двух слов связать, а пятиклассники, которые прошли несколько лет этой государственной инициативы обучения языку, спокойно общаются на английском. Десятиклассникам меня переводили на корейский.

То есть я понимаю, что сейчас, спустя пять лет, все юное население страны вышло на уровень свободного понимания международного языка. Они могут изучать патенты на английском, быстро читать журналы, не дожидаясь перевода. Страна рванула вперед именно на базе языка. Государство сказало надо и сделало это. Когда у нас будет также: государство скажет, что нам нужны хорошие инженеры, умные врачи, образованные люди, то через 10 лет они будут. А пока не скажет не будут.

— Какие направления науки, на ваш взгляд, стоит развивать в России в первую очередь?

— Если подходить к этому делу меркантильно, то, наверное, те науки, которые могут из наших ресурсов создать продукцию. У нас есть нефть, газ, интересные металлы: алюминий, цинк. Пока мы все это продаем как сырье. Те инженерные специальности, которые сделают из этого дорогостоящую продукцию, более востребованы. Но дело в том, что хорошего инженера можно создать только в том случае, если в стране есть люди, которые следят за всеми направлениями науки, потому что инженерия сегодня — это то, что вчера открыли фундаментальные ученые. Иначе не получится. Вчера было сделано открытие фуллерена — совершенно никому не понятного клубка из углеродных атомов. Сегодня они пошли в промышленность. Или нанотрубки, которые просто открыли в фундаментальной лаборатории, а сегодня из них делают суперпрочные канаты и прочее. Если у нас не будет прослойки ученых во всех специальностях, то мы потеряем контакт с мировой наукой. Не будет людей, которые займутся переводом на понятный для инженеров язык того, что открыли фундаментальные ученые. И мы опять пролетим. Такая большая страна, как наша, конечно, обязана поддерживать все науки хотя бы не на передовом уровне, а так, чтобы было понимание того, что делается за границей. Чтобы мы могли создавать инженеров, которые будут из нашего сырья делать, грубо говоря, «айфоны». Стыдно же покупать «айфоны», которые китайцы почему-то делают, а мы не умеем.

Такая большая страна, как наша, конечно, обязана поддерживать все науки хотя бы не на передовом уровне, а так, чтобы было понимание того, что делается за границей. Чтобы мы могли создавать инженеров, которые будут из нашего сырья делать, грубо говоря, «айфоны». Стыдно же покупать «айфоны», которые китайцы почему-то делают, а мы не умеем

— Сейчас в России стали больше внимания уделять среднему профессиональному образованию. Как думаете, это положительная тенденция?

— У меня было много автомобилей. Были новые «Жигули», и я видел, что некоторые болты там забиты молотком. Потом у меня был и до сих пор есть немецкий автомобиль — я видел, что он не хочет ломаться и почему-то все ездит и ездит, потому что сделан аккуратным человеком. Раньше я думал, что вопрос просто в том, чтобы заставить рабочего хорошо делать свою работу. Но это невозможно — нужно к каждому рабочему приставить надсмотрщика, который будет смотреть, не забивает ли он шурупы и винты молотком. А можно сделать по-другому и просто вырастить культурных людей, у которых рука не поднимется сделать плохо. Я как-то ехал в поезде из Европы и разговорился с молодым человеком из соседнего купе. Он рассказал, что путешествует и сейчас едет в Россию, а потом его путь лежит в Африку. Он разговаривал на немецком, английском, французском языках, моя жена говорила с ним по-итальянски. Молодой человек был культурным, симпатичным, хорошо одетым. Когда я в конце концов спросил, как он зарабатывает деньги, он ответил, что работает на конвейере на автосборочном заводе в Германии. Тут меня, конечно, пробрало. Человек во всех отношениях выросший культурным, образованным, аккуратным, работает на сборке. И я понял, почему «Мерседес» не ломается.

У нас это большая проблема. Наверное, надо начинать с деревень. Если человек вырос с туалетом в огороде, то ему трудно объяснить правила работы на современном электронном заводе, на котором даже чихнуть нельзя на изделия, — иначе прилетит не тот атом, и процессор не будет работать. Тут рывком ничего не сделать, надо поднимать общую культуру. Приятно, что она постепенно растет — тут нельзя приуменьшать, люди становятся грамотными.

А технические колледжи — это тот трамплин, где человек уже достаточно образованный может понять, как работать с современным оборудованием. Сейчас уже никто с грязными руками в замасленном комбинезоне у станка не стоит. Стоят у компьютеров, программируют их, но от того, как аккуратно ты это сделаешь, зависит тысячерублевая деталь, которую выплевывает этот станок.

Мария Горожанинова, фото Максима Платонова

50 лет со дня первой высадки человека на Луну

На эту неделю выпала знаменательная дата, связанная с мировой космической индустрией в целом и космонавтикой США в частности. 21 июля исполняется ровно 50 лет со дня, когда был совершен тот самый знаменитый «маленький шаг для человека и огромный — для человечества». Едва ли есть на Земле люди, ни разу за свою жизнь не слышавшие о миссии «Аполлон-11» и не знающие имен Нила Армстронга и Базза Олдрина.

Старт миссии «Аполлон-11». 16 июля 1969 года

Для тех, кто любит точность: лунный модуль космического корабля «Аполлон-11» коснулся поверхности спутника 20 июля 1969-го в 20:17:39 по Всемирному координированному времени (UTC). Командир экипажа Нил Армстронг и пилот Базз Олдрин посадили лунный модуль корабля в юго-западном районе Моря Спокойствия. Первым человеком, ступившим на Луну, как известно, стал Нил Армстронг, произнесший ту самую легендарную фразу через гарнитуру Plantronics MS50. Это произошло 21 июля, в 02:56:15 UTC. Через 15 минут к нему присоединился Олдрин. Они оставались на поверхности Луны в течение 21 часа 36 минут и 21 секунды. Всё это время пилот командного модуля Майкл Коллинз ожидал их на окололунной орбите. Астронавты совершили один выход на лунную поверхность, который продолжался 2 часа 31 минуту 40 секунд. Они установили в месте посадки флаг США, разместили научное оборудование и собрали 21,55 кг образцов лунного грунта, которые были доставлены на Землю.

Базз Олдрин и Нил Армстронг идут к капсуле «Аполлона-11». 16 июля 1969 года.

Успешное выполнение программы полета «Аполлона-11» означало достижение национальной цели, поставленной 35-м президентом США Джоном Кеннеди, и ознаменовало победу США в лунной гонке с СССР. Вне всякий сомнений, эта посадка на Луну — одно из величайших достижений в истории человечества.

Понятно, что больше остальных этот юбилей будут отмечать в США, где запланировано множество торжественных мероприятий. В честь этого события на монументе Вашингтона на днях разместили 110-метровую проекцию ракеты-носителя Saturn V.

A Saturn V rocket is being projected onto the Washington Monument right now — 50 years later, to the day, post-launch of Apollo 11.

This is incredible.#Apollo50th pic.twitter.com/4co25tP2JO

— John Kraus (@johnkrausphotos) July 17, 2019

Кроме того, к пятидесятилетию высадки человека на Луну NASA отреставрировало и вновь открыло восстановленный Центр управления полетами миссии «Аполлон» в Космическом центре Линдона Джонсона в Хьюстоне. Работы по восстановлению зала заняли целых семь месяцев. Вот как он выглядит сейчас:

Центр управления можно будет посетить с июля в составе туров, организуемых по Космическому центру.

Кроме того, буквально на днях NASA опубликовало симуляцию посадки Нила Армстронга на Луну от первого лица. Для создания ролика авторы использовали оригинальное видео из камеры возле окна Базза Олдрина и записи разговоров между командой Аполлона в мгновения первой в истории человечества посадки на Луну.

По случаю юбилея канал Discovery Channel покажет документальный фильм «Аполлон: найденные видео». В нем можно будет увидеть обнаруженные недавно архивные кадры подготовки и запуска миссии, а также интервью с участниками. Фильм выйдет в эфир Discovery Channel 21 июля в 22:00.

Наконец, особо постаралась Google. Во-первых, она создала AR-модель командного модуля космического корабля Apollo 11, которая позволяет крупным планом в формате 3D осмотреть аппарат со всех сторон. Правда, для этого под рукой нужно иметь соответствующую модель смартфона, поддерживающую AR. Выбрав в настройках поиска на смартфоне английский язык и вбив в поиск Apollo 11, можно получить вот такую модель:

О добавлении поддержки подобных 3D-моделей, с которыми можно взаимодействовать в AR, мы рассказывали еще в мае.

Во-вторых, 20 новых визуальных историй, связанных с полетами на Луну, можно исследовать прямо в поисковике Google(в настройках поиска необходимо выбрать английский язык). Достаточно задать соответствующий запрос, например, Apollo 11 mission, после чего на мобильном устройстве отобразятся визуальные карточки от Смитсоновского музея о полете, космическом корабле и людях, которые сделали это возможным. Одной из самых захватывающих является историй, история Маргарет Гамильтон, которая помогла ввести термин «программная инженерия» и создать бортовое программное обеспечение для «Apollo 11».

И, в-третьих, в Google Arts & Culture есть 40 новых экспонатов, связанных с миссией «Apollo 11». Например, размышления Уолтера Кронкита о первых шагах человечества, или урок о том, как одеть космический скафандр и упаковать еду для путешествия.

Космос для человека по-прежнему является тайной за семью печатями, но именно программа Apollo в свое время помогла вывести мировую космонавтику на новый уровень развития. Это важная часть нашей истории.

Прямо сейчас на наших глазах разворачивается новая лунная гонка — но, в отличие от соревнования США и СССР полувековой давности, эта куда масштабнее и зрелищнее, поскольку в ней участвует множество частных компаний, а цель не в том, чтобы просто высадить человека на поверхность спутника Земли. Планы куда амбициознее — колонизация Луны и всей Солнечной системы целиком, чтобы сделать человечество межпланетной цивилизацией. По крайней мере, такую цель ставит перед собой небезызвестный Илон Маск с революционным проектом ракетной системы Super Heavy and Starship. В 2022 году первые корабли Starship без экипажа должны полететь на Марс с разного рода оборудованием в рамках подготовки к колонизации, в 2023 — с помощью Starship планируется отправить к Луне (без высадки) туристическую делегацию во главе с японским миллиардером, а в 2024 году на Starship к Марсу отправятся первые колонизаторы.

Ну и не забываем про NASA, планах строительства окололунной станции Gateway и программе Artemis, которая в числе прочего подразумевает отправку астронавтов на Луну к 2024 году в соответствии с президентской директивой. Ранее NASA запросило дополнительные $1,6 млрд, сверх утвержденного на 2020 год бюджета в размере $21 млрд. Плюс еще $20-30 млрд в течение следующих пяти лет, чтобы гарантировать выполнение программы в указанные сроки. Все таки в замечательное время мы живем.

Да, 11 июля исполнилось 50 лет знаменитой песне Дэвида Боуи «Space Oddity», которая вышла за девять дней до высадки Нила Армстронга и Базза Олдрина на Луну.

  • Всего по программе «Аполлон» были совершены 6 успешных высадок астронавтов на Луну (последняя — в 1972 году). Эти шесть полётов по программе «Аполлон» на данный момент — единственные за всю историю человечества, когда люди высаживались на другом астрономическом объекте.

Китай извлечет первые лунные камни за 40 лет

Китай возвращается на Луну в конце этого месяца Фото: NASA / SPL

Позже в этом месяце китайский космический корабль отправится на Луну, чтобы впервые за более чем 40 лет зачерпнуть лунные камни. Миссия, названная Chang’e-5, является последней в серии все более сложных полетов к поверхности Луны, проводимых Национальным космическим управлением Китая (CNSA) после его первой посадки корабля Chang’e-4 на обратная сторона Луны в прошлом году.

«Вывести его на новый уровень и вернуть образцы с Луны — это важный технологический потенциал», — говорит Каролин ван дер Богерт, планетный геолог из Мюнстерского университета, Германия.

Ожидается, что корабль взлетит 24 ноября с космодрома Вэньчан на острове Хайнань. Его первоначальный запуск, запланированный на 2017 год, был отложен из-за отказа двигателя китайской ракеты-носителя Long March 5.

«Чанъэ-5» выполняет миссию по сбору пыли и обломков из ранее неизведанной области на обратной стороне Луны и их возвращению на Землю.Если миссия будет успешной, будет получен первый лунный материал после миссий США и СССР в 1960-х и 1970-х годах. Лунные ученые будут стремиться изучить новые образцы из-за того, что они могут узнать об эволюции Луны. Этот материал также может помочь исследователям более точно датировать поверхности таких планет, как Марс и Меркурий.

«Место посадки было выбрано чрезвычайно мудро, — говорит Харальд Хизингер, геолог из Мюнстерского университета.

Захвати и отправляйся

Chang’e-5 включает посадочный модуль, восходящий модуль, орбитальный аппарат и возвращаемый аппарат.После того, как космический корабль выйдет на орбиту Луны, пара посадочного модуля и восходящего аппарата разделится и спустится недалеко от Монса Рюмкера, вулканического комплекса высотой 1300 метров в северной части Oceanus Procellarum — обширных темных лавовых равнин, видимых с Земли. .

Изображение предоставлено НАСА

.

Как только аппарат приземлится, он просверлит землю на глубину до 2 метров и вытянет роботизированную руку, чтобы зачерпнуть около 2 килограммов поверхностного материала. Материал будет храниться в зажимном устройстве для подъема.

Спуск и подъем будут происходить в течение одного лунного дня, что эквивалентно примерно 14 земным дням, чтобы избежать экстремальных ночных температур, которые могут повредить электронику, говорит Клайв Нил, геолог из Университета Нотр-Дам в Индиане.

«Миссия технически сложна, и многое может пойти не так», — говорит Нил. Посадочный модуль может упасть или опрокинуться, а по пути образцы могут выскользнуть из контейнера. «Мы все надеемся, что это сработает», — говорит он.

Как только восходящее устройство вернется на лунную орбиту, образцы будут переданы возвращающему устройству. Это рандеву в полете будет сложным и «хорошей репетицией для будущих исследований человека», — говорит Джеймс Карпентер, координатор исследований человека и роботов в Европейском космическом агентстве в Нордвейке, Нидерланды. Китай планирует отправить людей на Луну примерно в 2030 году.

Затем космический корабль Chang’e-5 отправится обратно на Землю, а спускаемый аппарат совершит прыжок с парашютом в направлении Siziwang Banner во Внутренней Монголии, север Китая, вероятно, где-то в начале декабря.

Вернуться на Землю

Большинство образцов Луны будут храниться в Национальной астрономической обсерватории Китая (NAOC) Китайской академии наук в Пекине, говорит Ли Чуньлай, заместитель главного конструктора миссии Chang’e-5. Некоторые материалы будут храниться на отдельном месте, защищенном от природных опасностей, а некоторые будут выделены для всеобщего обозрения, говорит Ли.

Но непонятно, покинут ли образцы из страны. CNSA поддерживает международное сотрудничество и предоставляет исследователям за пределами Китая доступ к образцам, если они работают с китайскими учеными, — говорит Сяо Лонг, планетный геолог из Китайского университета геолого-геофизических исследований в Ухане, который участвовал в выборе места посадки.

Хизингер надеется, что доступ к образцам будет аналогичен тому, как исследователи получают доступ к камням, собранным американскими миссиями «Аполлон» — путем подачи предложения в НАСА о том, как они планируют их использовать.

Но Сяо отмечает, что ученые из китайских учреждений не могут получить доступ к образцам Аполлона, потому что правительство США запрещает НАСА напрямую сотрудничать с Китаем.

Эволюционные идеи

Образцы Чанъэ-5 могут заполнить важный пробел в понимании учеными вулканической активности Луны.Камни, полученные в ходе предыдущих лунных миссий США и Советского Союза, предполагают, что активность на Луне достигла пика 3,5 миллиарда лет назад, затем сошла на нет и прекратилась. Но наблюдения за лунной поверхностью обнаружили регионы, которые могли содержать вулканическую лаву, образовавшуюся всего один или два миллиарда лет назад.

Если образцы Чанъэ-5 подтвердят, что Луна все еще была активна в это время, «мы перепишем историю Луны», — говорит Сяо.

Изучение состава горных пород может также выяснить, что так долго подпитывало эту термальную активность.«Луна маленькая, поэтому ее тепловая машина должна была давным-давно разрядиться», — говорит Нил.

Луна также является важным ориентиром для датировки других планет на основе метода подсчета кратеров. Общее правило состоит в том, что в более старых регионах больше и больше кратеров, а в более молодых — меньше и меньше. Затем для этих относительных возрастов указываются абсолютные даты с использованием образцов с Луны. Но не существует образцов за период между 850 миллионами лет и 3,2 миллиардами лет назад. Chang’e-5 может восполнить этот пробел.«Луна — единственное место, где у нас есть образцы, откуда мы точно знаем, откуда они взяли», — говорит ван дер Богерт.

астронавтов НАСА проверили, насколько быстро люди могут бегать по Луне

С точки зрения дизайна культовый скафандр Нила Армстронга 1969 года был не совсем оптимальным. Громоздкий и жесткий, скафандр затруднял передвижение астронавтов на борту Аполлона-11. Таким образом, тот факт, что в самых знаковых моментах Армстронга и Базза Олдрина они выглядят так, будто они летают по поверхности Луны, на самом деле является продуктом их оборудования, а не низкой гравитацией Луны.


мы потратили последние 40 лет, не проверяя, насколько быстро астронавты могут перемещаться в условиях лунной гравитации

Тем не менее, несмотря на то, что мы знали, насколько ограничивающим был скафандр во время высадки на Луну, мы потратили последние 40 лет, никогда не проверяя, насколько быстро астронавты могут перемещаться по Луне. К счастью, группа ученых НАСА наконец-то изучила этот вопрос. И, согласно исследованию, которое они опубликовали сегодня в журнале Journal of Experimental Biology , люди могут бегать в лунной гравитации намного быстрее, чем кто-либо ожидал.

В ходе исследования исследователи взяли восемь участников исследования, трое из которых были настоящими астронавтами, в путешествие на борту самолета НАСА DC-9, который способен уменьшать свою внутреннюю силу тяжести до гравитации Луны во время парящих параболических полетов. Там астронавтов попросили пробежать на беговой дорожке во время 20-секундных погружений при лунной гравитации.

Авторы и права: NASA

Джон Де Витт, старший биомеханик в Космическом центре имени Джонсона НАСА и соавтор исследования, сказал репортеру Journal of Experimental Biology , что эксперимент не совсем понравился восьми участникам.«Если вы заболеете, вы закончите … Мы хотели быть уверены, что у нас есть люди, которые привыкли летать». Тем не менее, похоже, что они справились с этим отлично.

Согласно теоретическим расчетам НАСА, испытуемые должны были иметь среднюю скорость перехода от ходьбы к бегу примерно 1,8 мили в час (это по сравнению со скоростью перехода 4,5 мили в час здесь, на Земле). Но в реальной обстановке, предлагаемой самолетом DC-9, все обернулось иначе: средняя скорость перехода участников была фактически 3.13 миль в час — скорость, которая намного ближе к той, которую мы видим на Земле.

Авторы и права: NASA

Так почему же теоретические расчеты НАСА не соответствуют действительности? Де Витт считает, что силы, создаваемые встречным движением рук и ног бегунов, дали им толчок. По его словам, эта сила, вероятно, существует и на Земле, но поскольку земная гравитация намного сильнее, эффект слишком мал, чтобы его можно было заметить.

Авторы и права: NASA

Чтобы попасть на Луну, женщины должны избежать гендерных предубеждений на Земле

[ Прочтите все Times, посвященные 50-летию высадки на Луну Аполлона-11 .| Подпишитесь на еженедельник Science Times по электронной почте .]

В связи с празднованием 50-летия посадки Аполлона-11 на Луну НАСА запустило программу Artemis, цель которой «вернуть астронавтов в космос». поверхность Луны к 2024 году, включая первую женщину и следующего мужчину ».

Хотя у обоих астронавтов впереди огромные проблемы, первая женщина столкнется с дополнительными препятствиями просто потому, что все в космосе несет в себе наследие Аполлона.Он был разработан мужчинами для мужчин.

Возможно, не специально для мужчин, но женщины не допускались к участию в программе астронавтов до конца 1970-х годов, и никто из них не летал до тех пор, пока Салли Райд не стала первой американской женщиной в космосе в 1983 году. К этому моменту космическая программа строилась вокруг мужские тела.

Если мы не признаем гендерную предвзятость ранней космической программы, будет трудно отказаться от нее. Одна из самых убедительных вещей в НАСА — это подход к неудачам. Неудача не наказывается в ее культуре; его ценят за то, чему он может научить, чтобы спасти жизни или ресурсы в будущем.Как сказал Бобак Фирдоуси, системный инженер Лаборатории реактивного движения НАСА, «наши лучшие ошибки — это те, на которых мы можем учиться».

Какие уроки можно извлечь из того, что НАСА не смогло управлять женщинами в эпоху Аполлона?

[ Подпишитесь, чтобы получать напоминания о космических и астрономических событиях в вашем календаре .]

Последний урок появился в апреле, когда НАСА запланировало выход в открытый космос, который был довольно случайно, в нем работают две женщины-космонавты.Агентству пришлось переоборудовать выход в открытый космос, потому что у него был только один скафандр, который подходил по размеру обеим женщинам.

Это не обвинительное заключение НАСА в 2019 году. Но оно демонстрирует причинно-следственную цепочку, которая начинается с программы «Аполлон» и ведет к нынешнему выбору персонала.

Костюмы, известные как устройства для передвижения в открытом космосе, были разработаны более 40 лет назад на основе проектов миссий Аполлон, когда все космонавты были мужчинами. Только четыре из 18 скафандров по-прежнему рассчитаны на космические полеты, и все они находятся на космической станции.

НАСА сначала планировало создать сверхмалые, маленькие, средние, большие и очень большие костюмы. Из соображений бюджета были скроены сверхмалые, маленькие и очень большие костюмы. Однако многие мужчины-космонавты не могли поместиться в больших костюмах, поэтому они вернули больший размер.

Меньших размеров никогда не было.

Кэди Коулман, астронавт, который летал на двух космических шаттлах и побывал на космической станции, ростом 5 футов 4 дюйма остается самым маленьким человеком, когда-либо имевшим право на выход в открытый космос.Во время тренировок в Лаборатории нейтральной плавучести НАСА ей пришлось импровизировать набивку, чтобы носить ее внутри своего скафандра.

Без этого у маленьких людей внутри костюмов был бы воздушный пузырь, который заставлял бы их кружиться в лабораторном бассейне, как если бы к животу был привязан пляжный мяч. — В космосе проблем не возникнет, — сказала мне мисс Коулман. «Но N.B.L. Именно здесь люди решали, есть ли у вас все необходимое для выхода в открытый космос », — сказала она.

А жалобы? Ну, раньше ни у кого не было такой проблемы, так что это должен быть человек, который жаловался.В результате это гендерное предубеждение стало ошибкой, которой мы не научились, потому что женщины-астронавты компенсировали это.

Внутри скафандров космонавты носят одежду с жидкостным охлаждением и вентиляцией. Это похоже на длинное белье, покрытое метрами трубок. Он окатывает космонавтов водой, чтобы охладить их. Мужчины и женщины носят одежду одного и того же стиля, несмотря на то, что у нас разные рисунки пота. Мужчины потеют больше, чем женщины в той же физической форме, и области, где они больше всего потеют, находятся в разных частях тела.Другими словами, когда дело доходит до одежды с регулируемой температурой, потребности мужчин и женщин различны.

Мы уже знаем об этом в отношении офисных температур. Температура установлена ​​для мужчин, поэтому женщины несут на работу свитера.

Исследование, проведенное голландскими исследователями в 2015 году, показало, что нормативы микроклимата в помещениях основаны на «эмпирической модели теплового комфорта», разработанной в 1960-х годах. «Стандартные значения для одной из основных переменных — скорости метаболизма — основаны на среднем мужчине и могут завышать скорость метаболизма у женщин до 35 процентов», — заключили они.

НАСА гордилось тем, что рекламировало космический шаттл как среду обитания без рубашки. И все же, если вы посмотрите «Мечта жива», документальный фильм 1985 года, снятый экипажами на борту шаттлов, обратите внимание на толстые шерстяные тапочки на ногах Кэтрин Салливан.

Женщин просят идти на компромисс в, казалось бы, мелочах, чтобы участвовать. Каждый раз, делая это, мы переносим эти отпечатки в будущее.

Стоит вспомнить 1950-е годы, когда казалось, что женщины могут быть включены в раннюю космическую программу.

В 1950-х годах, еще до того, как мы вообще отправили кого-либо в космос, доктор Рэндольф Лавлейс интересовался, как женщины будут жить в космосе. Он разработал тесты для астронавтов Меркурия и приступил к тестированию 19 женщин. Прошло тринадцать. Фактически, в ходе тестирования «первых леди-стажеров-астронавтов» доктор Лавлейс обнаружил, что женщины, возможно, лучше подходят для работы в космосе, чем мужчины.

Они были меньше по размеру, что уменьшало вес полезной нагрузки. У них улучшилось здоровье сердечно-сосудистой системы и снизилось потребление кислорода.И они переносили более высокие перегрузки и превосходили мужчин в тестах на изоляцию и стресс. (Одна из женщин была матерью восьмерых детей, и я представляю, как она смотрит на тесты и задается вопросом, когда все станет трудно.)

Несмотря на все это, тесты были остановлены. Женщины, позже известные как Меркурий 13, отправились в Конгресс, чтобы попытаться бороться с правлением, но к тому времени Соединенные Штаты были в лунной гонке. Отправка женщины в космос воспринималась как отвлечение, отчасти потому, что Советский Союз уже отправил первую женщину в космос, Валентину Терешкову, и это высмеивалось как просто рекламный ход.

Это решение означало, что к 1962 году была подтверждена политика, как один из сотрудников НАСА написал в письме молодой девушке, которая хотела стать астронавтом, что «в настоящее время у нас нет планов нанимать женщин в космические полеты из-за степени слабости». научная и летная подготовка, а также требуемые физические характеристики ».

Гендерная предвзятость в этом утверждении для современного читателя очевидна.

В рамках проекта «Меркурий» астронавтам не требовалась научная подготовка — им просто требовалась степень бакалавра или ее эквивалент.У Джона Гленна не было даже ученой степени.

А летная подготовка — что именно это значило? Для проекта «Меркурий» астронавты должны были быть выпускниками школы летчиков-испытателей, иметь как минимум 1500 часов налета, и иметь квалификацию пилота реактивного самолета.

Требование быть летчиком-испытателем было логичным выбором не столько из-за стальных нервов, необходимых для управления экспериментальным самолетом, сколько из-за того, что летчики-испытатели обучены делать заметки во время пилотирования и после этого предоставлять четкие отчеты.Но этот критерий исключал женщин-пилотов, потому что единственными школами квалифицированных летчиков-испытателей были военные, и они не принимали женщин.

Напомню, что во время Второй мировой войны женщины-летчицы ВВС отвечали за обучение пилотов и буксировку самолетов боевым патронам, а также за перегонку и испытания самолетов. Во многих случаях эти женщины налетали больше часов, чем их коллеги-мужчины. Однако у них не было свидетельства об окончании школы летчиков-испытателей.

Кари Лав, бывший дизайнер скафандров, однажды сказала мне, что «хотя мы можем оглянуться назад и понять, почему до сих пор женщины были второстепенными в аэрокосмической отрасли, мы серьезно рискуем воспроизвести это по мере того, как мы переходим к коммерческим космическим полетам. эпоха.”

Без сознательного обдумывания дизайн корабля и лунной платформы для миссий Артемиды, вероятно, будет воспроизводить конструктивный выбор, сделанный в эпоху Аполлона, когда все астронавты были людьми.

Ступени лестницы расположены на оптимальном расстоянии для среднего человека. Инструмент с пистолетной рукояткой или аккумуляторная дрель размером с руку человека.

Тогда есть вопросы, на которые мы не можем ответить просто потому, что у нас слишком мало данных. С 1961 года, когда Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе, в космосе побывало более 500 человек, и только 64 из них были женщины.Мы знаем, что космонавты получают больше радиации в космосе. Исследования на Земле показывают, что радиация влияет на женщин в 10 раз чаще, чем на мужчин. Как это будет происходить в космосе?

Оглядываясь назад на миссию «Аполлон» и перейдя к «Артемиде», важно изучить гендерные предубеждения в ранней космической программе для извлечения уроков. Если мы хотим высадить первую женщину на Луне, давайте позаботимся о том, чтобы у нее были инструменты, созданные специально для нее. Устранение наследия гендерной предвзятости — всего лишь один маленький шаг.

____

Мэри Робинетт Коваль , обладательница Премии Хьюго, является автором серии «Истории гламуриста», «Говорящих с привидениями» и дуологии «Леди-астронавт». Ее работы появлялись в «Жутком», «Космосе» и «Азимове».

Как человечество вернется на Луну: будущее исследования Луны

В течение почти 40 лет наш ближайший космический сосед, Луна, оставался один, когда мы смотрели в другие места Солнечной системы. Ситуация изменилась в 2013 году, когда китайский посадочный модуль Chang’e 3 приземлился на поверхности Луны.С тех пор интерес к Луне резко вырос. НАСА, Китай и даже частные компании возвращаются к этому, планируя десятки роботизированных и человеческих миссий. В ближайшее десятилетие на поверхности Луны станет намного больше людей, но на этот раз мы останемся.

«Мы знаем, что у Луны есть потенциальные ресурсы, которые будут полезны для исследования космоса», — говорит Ян Кроуфорд, профессор планетологии из Биркбека, Лондонский университет. «В частности, водяной лед, застрявший в очень темных тенях кратеров на полюсах.”

В отличие от Земли, ось Луны не наклонена под большим углом, поэтому Солнце постоянно находится над головой, когда вы находитесь на лунном экваторе. Однако если вы находитесь на полюсах Луны, Солнце всегда находится на горизонте, создавая длинные постоянные тени в окружающих кратерах. Скрытые от Солнца в течение миллиардов лет, температуры в этих кратерах достаточно низкие, чтобы водяной лед смог выжить в них, и это вызывает всеобщий интерес.

«Вода — чрезвычайно полезное вещество для исследования космоса, особенно в контексте исследования человека», — говорит Кроуфорд.«Это требование для жизни, но его также можно разложить на кислород и водород. В совокупности они представляют собой полезное ракетное топливо «.

Китайский посадочный модуль Chang’e 3 и его марсоход Yutu приземлились на Луне 14 декабря 2013 года — первый космический аппарат с Земли, совершивший такую ​​посадку за почти четыре десятилетия © Shutterstock

Хотя планетные геологи видели признаки лунного льда в течение многих лет, первое окончательное доказательство наличия воды было получено в 2018 году после подробного анализа, проведенного NASA Moon Mineralogy Mapper на индийском лунном орбитальном аппарате Chandrayaan-1.

Хотя у нас на Земле много воды, она тяжелая — каждый кубический метр весит 1000 кг. На запуск его в космос уходит огромное количество энергии. Если бы вместо этого мы могли найти способ собирать воду за пределами гравитационного поля Земли, это позволило бы реализовать более масштабные и амбициозные проекты как на Луне, так и за ее пределами.

«Если мы собираемся участвовать в программе исследования космоса человеком, очевидно, что с Луны следует начать», — говорит Кроуфорд.

Хотя вода, кажется, есть на обоих полюсах, больше всего она сосредоточена на юге.В регионе, известном как бассейн Южного полюса и Эйткена — крупнейший ударный кратер Луны, — находится несколько крупных залежей льда. Однако неясно, какую форму принимает лед.

«Мы все еще находимся на начальной стадии разведки», — говорит Кроуфорд. «Мы не знаем, должны ли мы исследовать здесь и там большие глыбы льда или просто крошечные, размером с микроны, ледяные зерна, смешанные с лунным грунтом».

Подробнее об исследовании Луны:

НАСА планирует отправить в 2023 году марсоход Volatiles Investigating Polar Exploration Rover (VIPER) в бассейн Эйткен.Оказавшись там, он заедет в тень одного из кратеров, чтобы исследовать лед на поверхности и с помощью бура на два метра ниже него.

Вода представляет особый интерес и для ученых. Поскольку он оставался нетронутым в течение миллионов, а иногда и миллиардов лет, он дает планетным геологам окно в прошлое.

«Луна очень древняя и геологически неактивная, а это означает, что это своего рода музей эволюции каменистых планет — [ее породы содержат] записи о ее самой ранней эволюции вскоре после ее образования», — говорит Кроуфорд.Лед может служить архивом, в котором подробно описывается, как вода была доставлена ​​на Луну кометами и астероидами. Поскольку они также переносили воду на нашу планету, такое понимание могло бы рассказать нам об истории Земли столько же, сколько и о Луне.

Картограф лунной минералогии НАСА обнаружил водные отложения (показаны синим цветом) возле полюсов Луны в 2018 году © Getty Images

Хотя многие миссии хотят следовать по воде и исследовать полярные регионы, это не без проблем.До сих пор большинство лунных миссий приземлялись вокруг залитого солнцем экватора, где солнечные батареи могут легко обеспечивать энергию. Гораздо сложнее, когда вы идете куда-нибудь в постоянной темноте.

Некоторые ранние миссии, такие как VIPER, будут использовать перезаряжаемые батареи, чтобы совершить кратковременное пребывание в тени, но более долгосрочные миссии потребуют большего внимания. Если будущие астронавты планируют добывать лунный лед, им потребуется постоянная база для этого, а для процветания потребуется очень конкретное место.

«Лучшим местом, если бы вы могли найти его на Луне, было бы постоянно затененное место с водой, рядом с пиком с постоянным светом, который мог бы оставаться солнечным почти круглый год для энергии от солнечных батарей, и пещера для укрытия», — говорит Джон Торнтон из Astrobotic, компании, с которой НАСА заключило контракт на транспортировку VIPER на Луну. «Пещеры создают приятную термальную среду под землей. Если нам удастся найти это место, нет никаких сомнений в том, что именно здесь появится человеческое поселение.”

Как только место найдено, начинается строительство базы. Первоначально это, вероятно, будет сделано со структурами, доставленными с Земли, хотя ограничения по весу и размеру для ракет-носителей ограничат то, что можно отправить, поэтому было бы намного лучше построить базу на месте. К счастью, на Луне повсюду есть строительные материалы. Несколько проектов направлены на сбор реголита — тонкого слоя пыли, созданного микрометеоритами, измельчающими лунные камни, — и использование его для 3D-печати структур.

В более долгосрочной перспективе можно будет извлекать железо и титан из лунных горных пород. Нам нужно было бы построить нефтеперерабатывающий завод для их переработки, но доступ к таким металлам за пределами земной гравитации позволит нам строить гораздо более крупные конструкции и космические корабли. Космический корабль «Клементина», запущенный в январе 1994 года, обнаружил самые высокие уровни металлов вокруг лунной кобылы — темные области, созданные древними потоками лавы. В качестве дополнительного бонуса большинство руд представляют собой оксиды, поэтому в качестве побочного продукта они производят кислород.

Но не все потенциальные лунные ресурсы так легко добыть. По оценкам, на поверхности Луны находится около миллиарда тонн гелия-3, потенциального источника топлива, но для его извлечения потребуется огромный промышленный комплекс, добывающий сотни тонн реголита каждую секунду — перспектива, которая через несколько столетий станет реальностью, даже если она не осуществима. самые грандиозные обстоятельства.

НАСА разрабатывает марсоход VIPER для исследования кратеров у южного полюса Луны и проверки любого льда, который он обнаруживает на поверхности Луны и под ней © NASA / Dominic Hart

Однако такие амбициозные планы не могут быть реализованы в одиночку.В настоящее время над посадкой людей на Луну работают две сверхдержавы: США и Китай. Хотя законы США не позволяют им сотрудничать, они оба обращаются к другим странам, чтобы помочь им в достижении их цели.

«Исследование Луны может стать важным направлением международного сотрудничества, что, я думаю, было бы очень желательно, особенно в сегодняшней международной обстановке», — говорит Кроуфорд.

Несмотря на то, что первый «тайконавт» был отправлен в космос только в 2003 году, космическая программа Китая делает большие успехи.Его серия роботизированных лунных миссий Chang’e оказалась чрезвычайно успешной, и в 2019 году была совершена первая посадка на обратной стороне Луны (Chang’e 4), а также планируется вернуть первые образцы с южного полюса Луны с помощью Chang’e 6. (запуск в 2023 году).

Миссия Chang’e 4 использовала инструменты из Нидерландов, Швеции и Германии, в то время как европейские астронавты уже провели несколько тренировок вместе со своими китайскими коллегами. Хотя китайцы скрывают свои точные планы, они ясно дали понять, что эти миссии предшествуют миссии по высадке на Луну.

Имея несколько десятилетий опыта, усилия США стали немного более зрелыми. Их текущие планы сосредоточены вокруг Врат, лунной станции, которая будет вращаться вокруг Луны. Станция будет действовать как плацдарм для полетов на поверхность Луны и, возможно, на Марс и за его пределы.

Японские, канадские и европейские космические агентства подписались на помощь, согласившись построить части станции, обещая однажды отправить своих астронавтов на Луну.Первые участки шлюза должны вылететь в 2023 году, а операции начнутся в 2026 году. Между тем НАСА уже планирует миссию Артемиды, которая отправит первую женщину на поверхность Луны к 2024 году.

Лунная среда обитания может быть построена с использованием надувных конструкций, покрытых оболочкой из реголита, напечатанного на 3D-принтере, для защиты людей от радиации © ESA / Foster + Partners

Эти амбиции также помогают развивать отрасль освоения космоса, которая процветала за последнее десятилетие: частное предпринимательство.Чтобы стимулировать рост космического сектора, НАСА создало инициативу «Коммерческие услуги по предоставлению лунной полезной нагрузки», попросив компании доставить научные инструменты космического агентства на Луну.

«НАСА планирует закупать по крайней мере две лунные миссии в год в течение следующих восьми-десяти лет», — говорит Торнтон. «Это первый шаг к коммерциализации рутинных регулярных перевозок на Луну».

Помимо того, что он намного дешевле для НАСА, он также открывает возможности для людей с гораздо меньшим бюджетом.В конце 2021 года Astrobotic отправит на Луну свой спускаемый аппарат Peregrine с дюжиной инструментов НАСА, но у него также есть место для транспортировки других проектов по цене 1,2 миллиона долларов за килограмм (примерно 850 000 фунтов стерлингов). Это может показаться многообещающим, но с точки зрения космических полетов это выгодная сделка.

«У нас широкий круг клиентов, даже если мы только выполняем нашу первую миссию», — говорит Торнтон, который видел, как университеты, компании и даже частные лица подписывались на автостоянку. «У нас есть груз из Великобритании, который на самом деле представляет собой забавный прогулочный вездеход, который будет ходить по поверхности.”

Наряду с Astrobotic многие другие компании готовятся отправиться на поверхность Луны. Хотя ни один из них еще не приземлился, недостатка в пассажирах, ожидающих, когда их подвезут, нет. Поверхность Луны станет более загруженной, чем когда-либо.

Подробнее о будущем геологоразведки:

в глубину | Европа — НАСА Исследование солнечной системы

Вступление

Десятилетия назад научная фантастика предложила гипотетический сценарий: что, если бы инопланетная жизнь процветала в океане под ледяной поверхностью спутника Юпитера Европы? Эта идея вытащила Европу из безвестности в центр внимания, где она и осталась, разжигая воображение людей как внутри, так и за пределами научного сообщества, которые фантазируют о людях, открывающих жизнь за пределами Земли.Однако эта фантазия может быть основана на реальности.

С помощью наземных телескопов ученые узнали, что поверхность Европы в основном состоит из водяного льда, и ученые нашли убедительные доказательства того, что под ледяной коркой находится океан жидкой воды или слякотного льда. В 1979 году два космических корабля «Вояджер» прошли через систему Юпитера, дав первые указания на то, что Европа может содержать жидкую воду. Затем наземные телескопы на Земле, а также космический корабль «Галилео» и космические телескопы повысили уверенность ученых в европейском океане.

Ученые считают, что ледяной панцирь Европы имеет толщину от 10 до 15 миль (от 15 до 25 километров) и плавает в океане глубиной от 40 до 100 миль (от 60 до 150 километров). Таким образом, хотя диаметр Европы составляет лишь четверть диаметра Земли, ее океан может содержать в два раза больше воды, чем все океаны Земли вместе взятые. Обширный и неизмеримо глубокий океан Европы считается самым многообещающим местом для поиска жизни за пределами Земли. Проходящий космический корабль может даже получить образцы океана Европы, не приземляясь на поверхность Луны, потому что не исключено, что океан Европы может просачиваться в космос.

Хотя во время нахождения космического корабля Галилео в системе Юпитера в 1990-х годах не наблюдалось никаких шлейфов, более поздние наблюдения с помощью телескопов, таких как космический телескоп Хаббла, а также повторный анализ некоторых данных с космического корабля Галилео предположили, что это возможно. что тонкие струйки воды выбрасываются на 100 миль (160 километров) над поверхностью Европы. В ноябре 2019 года международная исследовательская группа под руководством НАСА объявила, что они впервые непосредственно обнаружили водяной пар над поверхностью Европы.Команда измерила пар с помощью спектрографа в обсерватории Кека на Гавайях, который измеряет химический состав планетных атмосфер с помощью инфракрасного света, который они излучают или поглощают.

Если шлейфы действительно существуют, и если их источник связан с океаном Европы, то космический корабль мог бы пройти через шлейф, чтобы взять образцы и проанализировать его с орбиты, и, по сути, он будет анализировать лунный океан (космический корабль Кассини совершил этот подвиг в Спутник Сатурна Энцелад, о котором известно, что океан разбрызгивается в космос).Даже если Европа не выбрасывает бесплатные образцы в космос, исследование 2018 года пришло к выводу, что образцы океана Европы могут замерзнуть в основании ледяной оболочки Луны, где лед соприкасается с океаном. По мере того как ледяная оболочка деформируется и изгибается под действием приливных сил, более теплый и менее плотный лед будет подниматься, вынося образцы океана на поверхность, где космический корабль мог бы анализировать их удаленно, используя, среди прочего, инфракрасные и ультрафиолетовые приборы. Затем ученые могли бы изучить состав материала, чтобы определить, может ли океан Европы быть гостеприимным для какой-либо формы жизни.

Тезка

Тезка

Европа названа в честь женщины, которая в греческой мифологии была похищена богом Зевсом — Юпитером в римской мифологии.

3D-модель спутника Юпитера Европа, ледяной луны со скрытым под поверхностью океана. Предоставлено: NASA Visualization Technology Applications and Development (VTAD) ›Параметры загрузки Потенциал для жизни

Жизненный потенциал

Жизнь, как мы ее знаем, по-видимому, имеет три основных требования: жидкая вода, соответствующие химические элементы и источник энергии.

Астробиологи — ученые, изучающие происхождение, эволюцию и будущее жизни во Вселенной — полагают, что на Европе много воды и нужных химических элементов, но наличие источника энергии на Европе трудно подтвердить. Было обнаружено, что на Земле формы жизни процветают вблизи подземных вулканов, глубоководных жерл и других экстремальных условий. Эти «экстремофильные» формы жизни дают ученым подсказки о том, как жизнь может выжить под ледяной панцирем Европы.

Если мы в конце концов найдем какую-то форму жизни на Европе (или Марсе или Энцеладе, если на то пошло), она может выглядеть как микробы или, может быть, что-то более сложное.Если можно будет продемонстрировать, что жизнь сформировалась независимо в двух местах вокруг одной звезды, тогда было бы разумно подозревать, что жизнь во Вселенной возникает довольно легко, когда присутствуют необходимые ингредиенты, и что жизнь может быть найдена по всей нашей галактике и Вселенная. Если бы жизнь была найдена на Европе, как она могла бы изменить ваш взгляд на космос и наше место в нем?

Размер и расстояние

Размер и расстояние

При экваториальном диаметре 1 940 миль (3100 км) Европа примерно на 90 процентов меньше земной Луны.Итак, если мы заменим нашу Луну на Европу, она будет выглядеть на небе примерно того же размера, что и наша Луна, но ярче — намного, намного ярче. Поверхность Европы состоит из водяного льда и поэтому отражает в 5,5 раз больше солнечного света, чем наша Луна.

Европа вращается вокруг Юпитера на расстоянии около 417 000 миль (671 000 километров) от планеты, которая сама вращается вокруг Солнца на расстоянии примерно 500 миллионов миль (780 миллионов километров), или 5,2 астрономических единиц (AU). Одна а.е. — это расстояние от Земли до Солнца.Свет от Солнца достигает Европы примерно за 45 минут. Из-за расстояния солнечный свет на Юпитере и Европе примерно в 25 раз слабее, чем на Земле.

Орбита и вращение

Орбита и вращение

Европа обращается вокруг Юпитера каждые 3,5 дня и под действием силы тяжести привязана к Юпитеру, поэтому одно и то же полушарие Луны всегда обращено к планете. Юпитеру требуется около 4333 земных дня (или около 12 земных лет), чтобы вращаться вокруг Солнца (год Юпитера). Экватор Юпитера (и плоскости орбиты его спутников) наклонены по отношению к орбитальной траектории Юпитера вокруг Солнца всего на 3 градуса (Земля наклонена на 23 градуса.5 градусов). Это означает, что Юпитер вращается почти вертикально, поэтому на планете, а также на Европе и десятках других лун Юпитера не бывает таких экстремальных сезонов, как на других планетах.

Спутники Юпитера Ио, Европа и Ганимед находятся в так называемом резонансе — каждый раз, когда Ганимед обращается вокруг Юпитера один раз, Европа — дважды, а Ио — четыре раза. Со временем орбиты большинства больших спутников или планет имеют тенденцию становиться круговыми, но в случае этих трех спутников резонанс создает вынужденный эксцентриситет, поскольку спутники выстраиваются друг с другом в одних и тех же точках на своих орбитах снова и снова, давая друг другу небольшой гравитационный рывок, не позволяющий их орбитам стать круговыми.

Поскольку орбита Европы имеет эллиптическую форму (слегка отклонена от круга), ее расстояние от Юпитера меняется, и ближняя сторона Луны ощущает гравитацию Юпитера сильнее, чем ее дальняя сторона. Величина этой разницы меняется по мере того, как Европа движется по орбите, создавая приливы, которые растягивают и расслабляют поверхность Луны.

Изгиб от приливов, вероятно, создает трещины на поверхности Луны. Если океан Европы существует, приливное нагревание может также привести к вулканической или гидротермальной активности на морском дне, поставляя питательные вещества, которые могут сделать океан пригодным для жизни живых существ.

Формирование

Пласт

Большие галилеевы спутники Юпитера (Ио, Европа, Ганимед и Каллисто), вероятно, образовались из оставшегося материала после того, как Юпитер сконденсировался из первоначального облака газа и пыли, окружавшего Солнце, в начале истории Солнечной системы. Эти четыре луны, вероятно, примерно того же возраста, что и остальная часть Солнечной системы — около 4,5 миллиардов лет.

На самом деле, галилеевы спутники иногда называют «мини-солнечной системой», поскольку они образовались из остатков Юпитера, подобно тому, как Земля и другие планеты образовались из газа и пыли, оставшихся от образования нашего Солнца.На этом сходства не заканчиваются. Каждая планета во внутренней солнечной системе менее плотна, чем их внутренний сосед — Марс менее плотен, чем Земля, которая менее плотна, чем Венера, которая менее плотна, чем Меркурий. Галилеевы луны следуют тому же принципу, будучи менее плотными, чем дальше они от Юпитера. Уменьшение плотности на больших расстояниях, вероятно, связано с температурой: более плотный, скалистый и металлический материал сначала конденсируется вблизи Юпитера или Солнца, тогда как более легкий ледяной материал конденсируется только на больших расстояниях, где он холоднее.

Расстояние от Юпитера также определяет, насколько сильно приливно-отливный нагрев испытывают галилеевы спутники — Ио, ближайший к Юпитеру, нагревается так сильно, что это самое вулканически активное тело в Солнечной системе, и оно, вероятно, давным-давно вытеснило всю воду, которая была на нем, когда он сформировался. Европа имеет слой льда и воды поверх каменистой и металлической внутренней части, в то время как Ганимед и Каллисто на самом деле имеют более высокие пропорции водяного льда и, следовательно, меньшую плотность.

Структура

Строение

Считается, что Европа, как и наша планета, имеет железное ядро, скалистую мантию и океан соленой воды.Однако, в отличие от Земли, океан Европы находится под ледяной оболочкой толщиной от 10 до 15 миль (от 15 до 25 километров) и имеет предполагаемую глубину от 40 до 100 миль (от 60 до 150 километров). Хотя свидетельства существования внутреннего океана убедительны, его присутствие ожидает подтверждения будущей миссией.

Поверхность

Поверхность

Водно-ледяная поверхность Европы изрезана длинными линейными трещинами. Судя по небольшому количеству наблюдаемых кратеров, возраст поверхности этой луны не превышает 40-90 миллионов лет, что является молодым с геологической точки зрения (поверхность Каллисто, еще одного спутника Юпитера, оценивается в несколько десятков лет). миллиардов лет).Вдоль многих трещин Европы и пятнистых узоров на ее поверхности находится красновато-коричневый материал, состав которого доподлинно неизвестен, но, вероятно, содержит соли и соединения серы, смешанные с водяным льдом и модифицированные радиацией. Такой состав поверхности может содержать ключи к разгадке потенциала Луны как пригодного для жизни мира.

Космический аппарат НАСА «Галилео» исследовал систему Юпитера с 1995 по 2003 год и совершил многочисленные облеты Европы. Галилей обнаружил странные ямы и купола, которые предполагают, что слой льда на Европе может медленно взбиваться или конвектировать (более холодный и плотный лед опускается, а более теплый и менее плотный лед поднимается) из-за тепла снизу.Длинные линейные трещины часто имеют ширину всего 1-2 километра, но могут простираться на тысячи километров по поверхности Европы. Некоторые из этих трещин превратились в гребни высотой в сотни метров, в то время как другие, похоже, разделились на широкие полосы множества параллельных трещин. Галилей также обнаружил области, названные «местностью хаоса», где разбитые блочные ландшафты были покрыты загадочным красноватым материалом. В 2011 году ученые, изучающие данные Галилео, предположили, что хаотичные ландшафты могут быть местами, где поверхность обрушилась над линзовидными озерами, погруженными в лед.

Атмосфера

Атмосфера

Европа имеет только разреженную атмосферу кислорода, но в 2013 году НАСА объявило, что исследователи с помощью космического телескопа Хаббла обнаружили доказательства того, что Европа может активно выпускать воду в космос. Это означало бы, что Луна геологически активна в настоящее время. В случае подтверждения последующими наблюдениями, водные шлейфы можно будет изучить с помощью космических аппаратов будущего, подобно тому, как «Кассини» брал пробы шлейфа Энцелада, спутника Сатурна.

Магнитосфера

Магнитосфера

Одно из самых важных измерений, сделанных миссией Галилео, показало, как магнитное поле Юпитера было нарушено в пространстве вокруг Европы. Измерение убедительно подразумевало, что особый тип магнитного поля создается (индуцируется) внутри Европы глубоким слоем некоторой электропроводящей жидкости под поверхностью. Основываясь на ледяном составе Европы, ученые считают, что наиболее вероятным материалом для создания этой магнитной сигнатуры является глобальный океан соленой воды, и этот результат магнитного поля по-прежнему является лучшим доказательством существования океана на Европе.

3D-модель Europa Clipper, будущая миссия к океанической луне Юпитера. Предоставлено: NASA Visualization Technology Applications and Development (VTAD) ›Параметры загрузки

Почему устойчивое будущее может зависеть от возвращения людей на Луну

Подумайте над этой проблемой: если бы вы хотели построить космический корабль для полета на Луну, что бы вы сделали в первую очередь? Вам понадобится герметичный лунный модуль и не забудьте о мощной ракете, чтобы преодолеть расстояние в 239 000 миль.Кстати, а вы знаете, как посадить корабль в месте, которое никто никогда не посещал с небольшой гравитацией? Я точно не знаю.

В 1960-х годах для ответа на эти головокружительные вопросы потребовалось 400 000 рабочих и почти 300 миллиардов долларов. 13-летняя программа «Аполлон» была грандиозным мероприятием, движимым любопытством, а также холодной войной. Все составляющие этих миссий — геополитическая борьба, ранние достижения в области вычислительной техники, изобретение ракет во время Второй мировой войны — объединились в самый подходящий момент, чтобы сделать лунную съемку возможной.

НАСА теперь нацелено на ответный визит людей к 2024 году — проект, получивший название Artemis, — но неясно, сможет ли агентство достичь своей цели. Вице-президент Майк Пенс, председатель Национального космического совета, заявил об этих амбициях в марте.

Люди не готовы устаревать.

— Элла Аткинс, аэрокосмический инженер Мичиганского университета

Тем не менее, этой весной Конгресс отклонил запрос НАСА о дополнительных 1,6 миллиарда долларов, которые агентство хотело начать строительство лунных посадочных устройств и ускорить планы по ракетным ускорителям и космической капсуле.

На этой неделе, когда администратор НАСА Джим Бриденстайн повторил свое дело перед комитетом Сената, он сказал, что, если Конгресс не примет бюджет в ближайшие дни, проект может быть отложен. «У нас сейчас нет в бюджете денег на разработку посадочного модуля. На это уходит немало времени, поэтому нам нужно сразу приступить к работе », — сказал Бриденстайн.

Полет на Луну стоит дорого — блестящее достижение, которое Соединенные Штаты уже отметили в списке.Хотят ли американцы принести жертвы, необходимые для нового лунного путешествия? Чтобы получить ответ, PBS NewsHour поговорил с четырьмя исследователями о том, что страна может получить и потерять от такого предприятия.

Миссии

на Луну порождают гордость, и люди не возражают против стоимости

Многие люди не осознают, что космическая гонка в первые дни столкнулась с огромным общественным сопротивлением. Опросы, проведенные в 1960-х годах, показали, что большинство американцев считают, что стоимость лунной миссии слишком высока, сообщает The Atlantic.Общественная поддержка за это десятилетие материализовалась лишь однажды: после посадки Аполлона-11 в июле 1969 года.

Эти настроения, безусловно, изменились, по словам главного редактора Gallup Мохамеда Юниса, который говорит, что сейчас поддержка является самой сильной из тех, что они когда-либо видели.

Астронавты «Аполлона-11» Нил Армстронг (слева), Майк Коллинз и Базз Олдрин позируют на фоне Сатурна V 20 мая 1969 года. Фото NASA

«Мы наблюдаем самые высокие цифры среди американцев, которые говорят, что затраты на космическую программу оправданы», — сказал Юнис, цитируя последние результаты опроса Gallup по этой теме, проведенного им 40 лет назад.«Шестьдесят четыре процента американцев сегодня придерживаются такой точки зрения».

Опрос

Gallup также фиксирует высокий процент американцев, которые говорят, что финансирование НАСА должно быть увеличено или сохранено на нынешнем уровне.

Юнис сказал, что это признание космических программ проистекает из американской гордости научными достижениями. Когда Gallup провел недавний опрос о том, что заставляет американцев чувствовать себя патриотами, они обнаружили, что некоторые группы находятся на рекордно низком уровне с точки зрения их национальной гордости.

Но когда Gallup спросил о восьми вещах, которые заставляют американцев гордиться своей страной, таких как военное или экономическое процветание, американские научные достижения заняли первое место: 91 процент заявили, что они вселяют гордость.

Корпоративные инвестиции в космические миссии и громкая конкуренция между такими компаниями, как SpaceX и Blue Origins, вероятно, в определенной степени вызывают интерес, сказал Юнис.

Базз Олдрин участвует в тренировке в Космическом центре Джонсона в Хьюстоне. Фото НАСА

Впервые большинство американцев поддерживают полет человека на Марс. Во многих сценариях марсианское приключение в первую очередь потребует большего количества лунных миссий в качестве ступеньки.

«Мы хотим использовать эту [лунную миссию] в качестве испытательного полигона», — заявила Бриденстайн в среду перед Сенатом.

Но гордость обходится недешево. НАСА потребуются дополнительные 5 миллиардов долларов в год, если первая миссия Artemis будет запущена к 2024 году, а один из ее основных компонентов — ракета Space Launch System — уже отстает от графика и превышает бюджет.

Освоение космоса опасно для человека — и это одна из самых больших выплат

Помимо удовлетворения научного любопытства, общественность в основном извлекает выгоду из миссий Аполлона и исследования космоса в области технологий.Миссии Аполлона обычно упоминаются как причина того, что у нас есть спутники, которые направляют нас, и миниатюрные телефоны, которые мы используем для связи с ними. Что теперь может предложить вам лунное возвращение?

Здоровье и устойчивость — две основные категории, в которых полет человека на Луну может сделать возможными технические инновации.

Астронавты «Аполлона-11» в фургоне после демонстрационного испытания обратного отсчета, 3 июля 1969 г.

По иронии судьбы, выгода для здоровья заключается в том, что длительные путешествия в космосе опасны для человека.Это подтвердили первые результаты двойного исследования НАСА, в котором за астронавтом Скоттом Келли внимательно наблюдали до, во время и после того, как он провел год на борту Международной космической станции. Его состояние сравнивали с его братом-близнецом, который остался на Земле.

Помимо типичной потери костной массы и отека глаз, наблюдаемых у космонавтов на орбите, опыт Келли привел к когнитивному дефициту и более коротким теломерам, что может быть связано со старением и такими состояниями, как сердечно-сосудистые заболевания и рак.

Еще одним фактором, влияющим на будущее космических путешествий, является то, на какой риск мы готовы пойти. В США «сейчас культура избегания рисков в большей степени, чем раньше», — сказала Элла Аткинс, аэрокосмический инженер из Мичиганского университета и старший член IEEE. «Это то, что заставляет нас замедлиться и тратить больше денег на анализ того, что может случиться в худшем случае».

Под «худшим случаем» она подразумевает вероятность того, что космонавт может погибнуть во время полета с экипажем, что также было постоянной проблемой еще в 1960-х годах после пожара на стартовой площадке Аполлона-1.В наши дни решение этих проблем равносильно огромному количеству проверок безопасности, которые значительно увеличивают расходы на миссии с экипажем.

Взлет «Аполлона-11», вид с пресс-сайта Стартового комплекса 39, 16 июля 1969 года. Фото NASA History Office

В то время как общество, кажется, не готово одобрить путешествие на Марс в один конец, добавила она, Луна предлагает более безопасную среднюю точку — где устранение неполадок или попытка спасения могут быть легче осуществлены, если жизнь космонавта в опасности.

Окольными путями эти космические щиты могут также научить нас экологической устойчивости.

Еще одна область, в которой мы могли бы извлечь выгоду, — это исследования рака. Радиационное повреждение может вызвать рак, сказал Оливье Л. де Век, аэрокосмический инженер Массачусетского технологического института. В предстоящие десятилетия научиться обнаруживать ускоренные мутации ДНК у космонавтов и затем найти способы восстановления этих повреждений может быть очень важно для тех, кто находится в небе, но также и здесь, на Земле.

То же самое касается поиска решений для деминерализации костей, которая приводит к развитию остеопороза, одного из самых распространенных заболеваний в стране.

Потеря костной массы, вероятно, происходит частично из-за радиации. Решение состоит в том, чтобы заблокировать вредное излучение с помощью защитных материалов, которые могут сделать больше, чем просто обезопасить космонавтов, сказал де Век.

Окольными путями эти космические щиты могут также научить нас экологической устойчивости.

Встреча лунного модуля Аполлона-11. Фото НАСА

Одним из основных кандидатов на защиту от радиации является вода. «Чтобы защитить себя как от галактических космических лучей, так и от заряженных частиц, многие из которых исходит от Солнца, мы хотели бы иметь богатые водородом защитные материалы», — сказал де Век.«Вода очень хорошо подходит для защиты материалов, содержащих углеводородные цепи, например пластмасс».

По некоторым оценкам, эти погруженные в воду стены космического корабля — известные как пассивная защита — должны иметь толщину от 2 до 3 футов, чтобы задерживать космическое излучение. Миссия не могла позволить себе тратить эту воду впустую, так как для ее подъема в космос потребуется огромное количество топлива. Но де Век сказал, что, к счастью, некоторые из самых больших достижений в аэрокосмической отрасли связаны с устойчивостью за счет систем жизнеобеспечения.

«Международная космическая станция много перерабатывает.Они перерабатывают питьевую воду, воздух и даже мочу. Это похоже на переработку более 90 процентов мочи », — сказал де Век. Пока мы пытаемся на Земле более эффективно предотвращать изменение климата, люди могут узнать, как люди справляются с ограниченными ресурсами в этой замкнутой среде.

Давай сделаем это с роботами?

Польза для здоровья и устойчивости от лунной миссии явно зависит от присутствия человека на борту. Но разве не мог робот управлять перспективами открытий, связанных с добычей полезных ископаемых? Страны отправили механические зонды по всей солнечной системе для проведения геологических исследований.На прошлой неделе японский зонд Hayabusa2 без человека вошел в историю, приземлившись на астероид, где он планирует собирать и отправлять минералы обратно на Землю.

Но Мария Зубер, планетарный геофизик из Массачусетского технологического института, сказала, что если кто-то хочет понять геологию, невозможно переоценить ценность полевых исследований человека. Марсоходы и посадочные аппараты могут ловко собирать пачки данных, но им не хватает интуиции. Например, она упоминает огромный подъем, который требуется для того, чтобы марсианский марсоход мог что-либо делать.

«Вы говорите:« Хорошо, я хочу изучить этот камень вон там », — сказал Зубер.«Таким образом, должен быть разработан код для отправки робота … и этот код должны проверяться многими людьми … и поэтому может потребоваться несколько дней, чтобы доставить этого робота туда».

Тогда как человек может просто подойти и сказать: «Нет, это просто неинтересный камень», и все будет сделано за секунды ».

Базз Олдрин проводит сейсмологический эксперимент во время миссии «Аполлон-11» по обнаружению лунных «лунотрясений». Фото НАСА

Такое вмешательство человека может стать неоценимым, если лунные миссии в конечном итоге превратятся в лунную добычу.Ранние геологические исследования, включающие образцы, полученные с помощью миссий Аполлон, а также более поздний спутниковый зонд, показали, что наша Луна содержит редкоземельный металл, используемый в современной электронике. У поверхности также есть топливные ресурсы в виде гелия-3 и ледяной воды.

По оценкам, лунная вода может приносить 2,4 миллиарда долларов дохода в год.

Вода на Луне «делает космические полеты более экономичными. Его можно использовать в качестве топлива для космических кораблей », — сказал Зубер.В июне ее команда также обнаружила, что южный полюс Луны содержит огромный кусок металла, который в пять раз больше, чем Гавайи.

Ядерная промышленность рассматривает гелий-3 как интересный источник топлива для термоядерных реакций, а ледяная вода в конечном итоге может быть преобразована в ракетное топливо.

«Если мы захотим использовать Луну в будущем в качестве путевой точки для отправки космических кораблей в другие места, это, по сути, космическая заправочная станция», — сказал Зубер.

Было подсчитано, что лунная вода может принести 2 доллара.4 миллиарда выручки ежегодно. Многие утверждают, что Китай выразил свои амбиции по добыче этой воды, приземлившись на обратной стороне Луны в январе, а в прошлом месяце вице-президент Пенс заявил, что новая космическая гонка началась.

След на Луне. Фото НАСА

Лучшим вкладом в наши усилия было бы послать вездеходы для проведения этих ранних раскопок, потому что роботизированные миссии стоят примерно в 100 раз меньше, чем отправка людей, сказал де Век. Но все опрошенные для этой истории сказали, что нет замены пилотируемому исследованию космоса, когда речь идет о том, чтобы научить нас выживанию людей, психологии и пределам нашей изобретательности.Они также добавили, что комбинированные миссии робота и человека были бы оптимальным сценарием, потому что это обеспечит большую гибкость.

«Чтобы быть ясным, я очень сильно сторонник автономных роботов», — сказал Аткинс, чьи исследования в значительной степени опираются на космическую робототехнику. Но она добавила, что человеческие миссии привлекают внимание общественности так, как роботы не могут.

«Люди не готовы устаревать», — сказал Аткинс.

, когда «Аполлон-8» впервые облетел Луну и увидел восход Земли в космосе: NPR

Знаменитый снимок «Восход Земли», сделанный астронавтом Биллом Андерсом на Аполлоне-8 в канун Рождества 1968 года.В пятницу исполнилось 50 лет со дня взлета «Аполлона-8». Уильям Андерс / НАСА через AP скрыть подпись

переключить подпись Уильям Андерс / НАСА через AP

Знаменитый снимок «Восход Земли», сделанный астронавтом Биллом Андерсом на Аполлоне-8 в канун Рождества 1968 года.В пятницу исполнилось 50 лет со дня взлета «Аполлона-8».

Уильям Андерс / НАСА через AP

Пятьдесят лет назад в пятницу, 21 декабря 1968 года, взлетел Аполлон-8, что стало первым разом, когда люди покинули низкую околоземную орбиту и полетели на Луну.

Это был второй пилотируемый космический полет в рамках программы «Аполлон», и это был поразительный и нервный полет, который привлек внимание всего мира. Миссия завершила сложный и наполненный конфликтами год в США.С., предлагая редкий момент, когда люди могут хорошо себя чувствовать за свою планету.

Любое путешествие в космос рискованно. Но миссия на Луну, почти в четверти миллиона миль от Земли, была совсем другим. Было много вещей, которые могли пойти не так, и много неизвестного об этой первой поездке. Но в канун Рождества 1968 года капсула вышла на лунную орбиту.

Соединенные Штаты и Советский Союз провели 60-е годы в космической гонке, и полет на Луну первым был захватывающим достижением для большинства американцев.

Но 1968 год был особенно неспокойным для США. Бушевала война во Вьетнаме. И Роберт Кеннеди, и Мартин Лютер Кинг-младший были убиты. Протесты всколыхнули Национальный съезд Демократической партии.

Во время шестидневной миссии эти вещи, казалось, исчезли, поскольку люди были очарованы тем, что они видели и слышали.

В канун Рождества, который в то время был самой популярной телетрансляцией, члены съемочной группы Фрэнк Борман, Джим Ловелл и Билл Андерс прочитали отрывок из Книги Бытия:

«Для всех людей на Земле, команда Аполлона 8 есть сообщение, которое мы хотели бы вам отправить.«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля была бесформенна и пуста; и тьма была на лице бездны ». «

Был также неожиданный момент в течение 20 часов, когда они кружили вокруг Луны. Когда они сфокусировались на лунной поверхности внизу, внимание экипажа привлекло кое-что еще.

«Боже мой, посмотри на ту картинку! Это Земля поднимается.- воскликнул Андерс.

Андерс бросился сфотографировать Землю, возвышающуюся над бесплодным лунным ландшафтом. Снимок «Восход Земли» остается одним из самых известных снимков, когда-либо сделанных в космосе, и Андерс говорит об этом навсегда. изменил то, как люди думают о том, где мы живем.

«Единственный цвет, который мы могли видеть и который контрастировал с этим действительно недружелюбным, суровым лунным горизонтом, заставил меня подумать:« Знаешь, мы действительно живем на красивой маленькой планете »». он говорит.

Во время полета отражался не только экипаж Аполлона-8.Автор Роберт Курсон написал о миссии в новой книге « Rocket Men ». Он говорит, что потом произошло нечто необычное: «В конце 1968 года, когда« Аполлон-8 »разбился, вы видели, как хиппи обнимали стариков на улице. То, что было немыслимо всего за шесть дней до этого».

Курсон говорит, что с миссией «Аполлон-8» на какое-то время смылись политические трудности 1968 года. В интервью NPR в начале этого года командир миссии Борман заметил то же самое.«Единственная телеграмма, которую я помню из всех тысяч, которые мы получили после Аполлона-8, гласила:« Спасибо, Аполлон-8, вы спасли 1968 год », — сказал он.

Борман говорит, что между 1968 и 2018 годами есть много параллелей, в частности, насколько разделена страна — гнев, разочарование и недоверие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.