Правда нет ни одной причины лгать мне я слишком понимающий человек: нет никаких причин лгать мне. серьезно. я слишком понимающий человек. и принимаю любую информацию, какой бы плохой она не была. и прекрасно знаю, что случиться может всякое, просто говори мне правду., Мем Игра слов 2

Содержание

О проекте. Человек и закон. Первый канал

Основное правило программы старо как мир: информация из первых рук и только проверенные факты.

Общественно-политическая программа «Человек и закон» выходит на Первом канале уже 35 лет (Алексей Пиманов ведет программу с 1996 года). Столь «преклонный возраст» ничуть не мешает программе оставаться одной из самых востребованных и актуальных на отечественном телевидении. Быть может потому, что основные темы — борьба с организованной преступностью, расследования о коррупции в высших эшелонах власти, криминальные истории…

Программа старается дать взвешенную оценку важнейшим событиям в политической, экономической и социальной жизни страны, освещает огромный спектр вопросов и проблем, с которыми каждодневно приходится сталкиваться человеку, причем не только с правовой точки зрения, но и с позиций общечеловеческой нравственности (заметим в скобках, что речь идет не о навязшем в зубах «шаманском моралите» советских времен или вызывающем оскомину «демагогическом словоблудии», а прежде всего об основополагающих ценностях человеческого общежития, которых осталось не так уж и много в современном мире). Именно поэтому «Человек и закон», ориентируясь на рядового зрителя, постоянно следит за судьбой своего постоянного героя — обыкновенного человека, попавшего в клещи несправедливости и беззакония.

Алексей Пиманов любит приглашать в студию программы «Человек и закон» гостей. Это основные ньюсмейкеры недели — политики, представители силовых структур и правоохранительных органов, известные журналисты со своими не всегда «удобными» расследованиями, известные всей стране VIP-персоны, не по своей вине попавшие в крупную передрягу (будь то неправильно оформленные авторские права, защита чести и достоинства или спровоцированное ДТП).

Связаться с редакцией можно по почте: [email protected]; [email protected] или по телефону: +7495 617-91-92. Также вы можете обратиться к юристам и адвокатам правового центра передачи «Человек и закон» по телефону +7495 646-06-97 или по электронной почте [email protected]

Люди о том, как разочаровались в религии — Wonderzine

  В моей семье отношение к религии и вере было абсолютно светским: хочешь — верь, хочешь — нет. Мои мама и папа православные, брат — буддист. Первая известная мне атеистка в роду — наша прабабушка. Пришла она к атеизму после того, как из-за продолжительной болезни умерли две её дочери. Она отреклась от бога, говорила, что никогда в жизни ничего плохого не делала и если бог есть, он бы такого никогда не допустил.

Моё знакомство с религией началось с мифов Древнего Египта — я смотрел мультсериал «Приключения Папируса». Я любил его, пока не показали серию, в которой Папирус оступился и бог с головой крокодила Себек его покарал. Это меня шокировало, я в слезах выключил телевизор и больше Папируса не смотрел. Мне было совершенно непонятно, почему этого бедного парнишку, который из сил выбивается, делает всё, что может, высшая сила наказывает. Для меня это было немыслимо.

Когда я стал постарше, но ещё не пошёл в школу, отец повёл меня в церковь крестить. Как только я туда зашёл, мне в нос ударил неприятный запах ладана. Стоял монотонный гул толпы молящихся, и это всё мне не понравилось, я начал нервничать. Тогда отец меня одёрнул и сказал, что в церкви нельзя плакать и капризничать, надо вести себя пристойно. Мне сразу стало неуютно и страшно — что это за место такое, где нельзя вести себя так, как ты себя чувствуешь? Почему я должен держать это в себе?

После крещения я стал читать религиозную литературу и мифы. У нас дома была большая библиотека, в ней хранились и обычная Библия, и Библия для детей. Я начал со второй и уже с первых страниц просто ужаснулся: уничтожение Содома и Гоморры, превращение жены Лота в соляной столп только за то, что она обернулась… Бог стал для меня не путеводной звездой, а таким монстром под кроватью, который всегда за мной следит, которому известно всё плохое про меня, и если я сделаю что-то не так, то плакали мои золотые годы.

Я начал углубляться в семейную библиотеку и дошёл до мифов народов Двуречья, где прочитал миф об Утнапишти. Мне это показалось подозрительно похожим на миф о Ное: боги так же хотели уничтожить людей, так же надо было построить плавательное средство — правда, не ковчег, а корабль. Следующими стали мифы Древней Греции. Вот подвиги Геракла: сын бога совершает благие дела, а потом в конце погибает от предательства и возвращается к отцу на небо. Что-то мне это подозрительно напоминало. Постепенно я перестал дрожать от присутствия бога вокруг себя.

Я вырос, поступил учиться на инженера. У нас началась математика, и мы проходили теорию пределов, которая оперирует бесконечностью: бесконечно большое, бесконечное маленькое, стремление к чему-либо на бесконечно большом промежутке. Кто ещё у нас оперирует бесконечностью? Религии. Я начал задаваться вопросом, что такое бесконечное райское счастье, какое оно? Оно же не может быть для всех одинаковым. Или вот заповеди. Они хорошо применимы для общин в аравийских пустынях, но для современного общества совсем не подходят. Например, «не завидуй». А так ли плоха зависть на самом деле? Моя зависть заставила меня поступить в университет, получить хорошее образование и востребованную профессию.

Как-то я летел на самолёте. Со мной сидел христианский проповедник, мы с ним разговорились — но рейс был ночной, нас попросили замолчать, поэтому он пригласил меня на встречу. Я пришёл туда уже абсолютно разуверившимся человеком: мечтал всё разнести, хотел доказать, что всё, во что они верят, — брехня, сказки и мифы. Но я увидел там уйму счастливых людей; они смеялись, пели песни. Я пытался вставить свои пять копеек, но мне это не удалось. И тогда я подумал, что нет смысла склонять людей в свою сторону. Если они счастливы и это наполняет их жизнь смыслом, почему нет? Я продолжаю немного общаться с тем проповедником — у него по-прежнему всё хорошо и нет ни одной фотографии с серьёзным лицом, он везде улыбается.

Я много путешествовал, смотрел, как церковь устроена за рубежом. Мне очень понравились костёлы в Скандинавии: тебя встречает татуированный священник, есть чайничек, плита, чтобы приготовить завтрак, детский уголок. Ребёнок коника катает, а ты можешь почитать молитву, подумать о вечном. Я переварил всё это и понял, что каждому своё: религия по-прежнему часть нашей культуры, она, например, дала нам крутую музыку — блюз, соул, григорианское пение. Я увидел мир во всём его многообразии — просто мы все разнимся в стремлении к счастью. Я ушёл от божественного восприятия мира, а другим, наоборот, хочется, чтобы сверху их кто-то вёл. Избавляться от религии незачем, только если она не идёт во вред. Думаю, это происходит, когда она срастается с государством, становится не чем-то личным, а тем, что может способствовать, чтобы на тебя написали донос или посадили в тюрьму.

Соблюдать все обряды мне чудовищно скучно и тяжело: нельзя есть мясо во время постов, нельзя вести себя неподобающе, надо причащаться, ходить в церковь, молиться. В католической и протестантской церквях ты хотя бы можешь присесть, поболтать, что-то обсудить и паства тебя выслушает и поможет. Это такое общественное объединение. А православная церковь, по моему опыту, построена больше на индивидуализме — все приходят туда сами по себе и, не попрощавшись, так же уходят.

Родители звонят мне на Пасху, например, и говорят: «Христос Воскресе» — я могу им ответить «Воистину Воскресе». Я же не начну: «Знаешь, мама, на самом деле вообще не доказано, что Христос существовал». Совсем не хочется препираться с родным человеком, да и смысла в этом большого нет. Вообще, с возрастом из-за страха смерти люди больше уповают на бога — мама говорит, что когда была молодой, тоже не уделяла этому внимания, но с возрастом это придёт. Ну, посмотрим. Если же меня попросят стать крёстным отцом ребёнка, тут я откажусь: это нечестно по отношению к верующим.

Ну и Nu — Авторевю

Kia Optima третьего поколения TF образца 2010 года и сегодня не выглядит пережитком прошлого. Но прежде чем подыскивать подержанный экземпляр, нужно ознакомиться со списком типичных недомоганий. А он не так короток, как хотелось бы.

Бензиновые атмосферные «четверки» 2.0 и 2.4 — лотерея. Обе могут жить себе долго и счастливо до 250 тысяч километров, а то и больше. Иногда развлекая по дороге подрастянувшейся цепью в приводе ГРМ, протечками масла, песнями слабоватого подшипника компрессора кондиционера да плясками холостых оборотов по вине зарастающей отложениями через 50—70 тысяч километров дроссельной заслонки.

А могут и коленце выкинуть. Причем старший мотор 2.4 образца 2005 года (45% автомобилей) семейства Theta II — в буквальном смысле. Известны случаи, когда через 100—150 тысяч километров, а то и через ­смехотворные 30—50 тысяч задирало и следом проворачивало шатунные вкладыши — при том что с коренными никаких проблем. Лечение недешевое: 500 долларов только за сам коленвал. И если вдруг услышите нехорошие стуки, поспешите с ремонтом: при неудачном стечении обстоятельств оборвет шатун — и за замену пробитого блока цилиндров придется отдать еще 2000 долларов. Плюс новый шатун или даже комплект шатунов.

Популярное место утечек масла на моторах Theta — стык посаженного на герметик поддона картера

Но с конца 2015 года изменили материал вкладышей и конструкцию шатуна, а масляный насос сделали более производительным. И двигатель 2.4 стал беспроигрышной лотереей. А постукивания через 90—100 тысяч километров означают лишь необходимость вручную отрегулировать зазоры в лишенном гидрокомпенсаторов клапанном механизме.

Причина замены этого коленвала — проворот шатунного вкладыша и повреждение шейки

Появившийся в 2010 году двухлитровый агрегат серии Nu (55% автомобилей) болезнью вкладышей не страдал. Однако не было б печали, да поршни подкачали: изящные, в «мини-юбках» с тонкими кольцами и микроскопическим расстоянием между канавками под кольца, они слишком нежные и не выносят тяжелых условий вроде перегрева. Как следствие — сперва возможны проплешины на стенках цилиндров через 80—120 тысяч километров, а затем, после 140—180 тысяч, и более серьезные задиры на зеркале, сопровождаемые колокольным звоном перекладки поршней и повышенным расходом масла. Случалось, шорт-блок (2800 долларов) меняли еще по гарантии. Проблему удалось решить только в 2017 году благодаря модернизации и при помощи дополнительных масляных форсунок для охлаждения поршней — когда Optima серии TF уже сошла со сцены.

Течь масла из-под клапанной крышки у ­Nu-моторов — вечная тема. Замена прокладки помогает лишь до тех пор, пока не покоробился пластик

А еще задиров может добавить керамическая крошка от осыпающегося нейтрализатора (50 долларов), что нередко бывает после пробега 100—120 тысяч километров. Или раньше, если хватануть откровенно неудачного топлива. Так что если начнет пропадать тяга (сперва на высоких оборотах), лучше не ждать, когда мотор станет глохнуть после запуска, а сразу обращаться к докторам.

Проблемы с датчиками кислорода случаются из-за отсыревания их проводки

И осмотр цилиндров двухлитрового двигателя эндоскопом перед покупкой рекомендую настоятельно.

А вот цокота из-под крышки клапанного механизма (в первую очередь на непрогретом моторе) бояться не надо: гидрокомпенсаторы чувствительны к чистоте и давлению масла, и для восстановления тишины и покоя достаточно всего лишь обновить смазку и промыть систему. Та же ситуация и с цепью в приводе ГРМ: сбивчивая работа двигателя не всегда следствие ее растяжения. Иногда к ослаблению цепи приводит просто забившийся канал гидронатяжителя.

При нежных сотах радиатора и крупных ячейках решетки сетка — полезное дополнение

Оба двигателя Оптимы строились с учетом опыта японских инженеров, поэтому основные требования к моторным маслам — по стандарту ILSAC: уровень эксплуатационных свойств должен быть не ниже GF-4, что соответствует уровню SM и выше по ­спецификации Американского института нефти (API). В зависимости от температуры окружающего воздуха вязкость по SAE может быть от 5W-30 до 20W-50. А в качестве энергосберегающего (Energy Conserving Oil) мы рекомендуем масло вязкостью 5W-20. 

Для замены понадобится ­4,1—4,2 литра двухлитровому мотору или ­4,5—4,6 литра двигателю 2.4. А менять масло в условиях городских пробок, неровных и запыленных дорог и низких температур нужно не реже чем раз в 7,5—10 тысяч километров.

В корейской механической коробке передач трансмиссионное масло API GL-4 класса вязкости SAE 75W-85 в объеме 1,8 литра придется обновлять раз в 120 тысяч километров. Автоматической коробке свежее масло с допуском ATF SP-IV в объеме 7,1 л потребуется чаще — как минимум каждые 90—100 тысяч километров.

Время первой замены жидкости в системе охлаждения наступает только через пять лет или 200 тысяч километров. Но затем периодичность значительно сокращается — до двух лет или 30—40 тысяч километров. Инструкция по эксплуатации рекомендует смесь воды и антифриза, очевидно ­подразумевая концентрат, содержание которого должно быть в пределах 35—65% от общего ­объема. Разумеется, проще и удобнее использовать готовые решения на традиционной силикатной технологии (класс G11) или гибридной карбоксилатной (G12+).

Тормозная жидкость подойдет уровня свойств не ниже DOT-3, но я бы посоветовал более современную DOT-4 и обязательно с допуском FMVSS 116. Периодичность замены — раз в два года.

Для двигателей: масло G-Energy Far East 5W-30 и G-Energy Synthetic Far East 5W-30 или энергосберегающие
G-Energy Far East 5W-20 и Energy Synthetic Far East 5W-20
Для АКП: масло G-Box ATF DX IV
Для системы охлаждения: жидкость G-Energy Antifreeze SNF 40
Для тормозной системы: жидкость G-Energy Expert DOT-4

Таблица двигателей для автомобилей Kia Optima (TF)  
Серия и код двигателя Рабочий объем,  см³ Мощность, л.с./кВт/об/мин Тип впрыска Годы выпуска Особенности
Бензиновые
Nu G4ND 1999 150/110/6500 MPI 2013—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Nu G4ND 1999 165/121/6500 MPI 2010—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Nu G4ND 1999 170/125/6500 MPI 2012—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Nu G4NC 1999 177/131/6500 GDI 2014—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Nu G4NE* 1999 192/141/6500** MPI 2013—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Theta II G4KH 1998 245/180/6000 GDI 2012—2015 R4, DOHC, 16 клапанов,  турбонаддув, интеркулер  
Theta II G4KH 1998 271/199/6000 GDI 2012—2015 R4, DOHC, 16 клапанов,  турбонаддув, интеркулер  
Theta II G4KE 2359 180/132/6000 MPI 2010—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Theta II G4KJ 2359 188/138/6300 GDI 2013—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Theta II G4KJ 2359 201/148/6200 GDI 2010—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Theta II G4KK* 2359 209/154/6200** MPI 2012—2015 R4, DOHC, 16 клапанов  
Дизельные
U II D4FD 1685 136/100/4000 сommon rail 2012—2015 R4, DOHC, 16 клапанов, турбонаддув, интеркулер
* В составе гибридной силовой установки
** Совокупная мощность ДВС и электродвигателя
МРI — распределенный впрыск топлива
GDI — непосредственный впрыск топлива
сommon rail — аккумуляторная система впрыска
R4 — рядный четырехцилиндровый двигатель
DOHC — два распредвала в головке блока цилиндров

Помните наши приключения с механической коробкой на младшем родственнике Hyundai Solaris во время ресурсных испытаний? Тогда ее слабым звеном оказалось блокирующее кольцо третьей передачи, исполненное с применением пластика. Шестискоростной агрегат M6CF3 на Оптимах после пробега 120—140 тысяч километров тоже может похрустывать и упираться при переключениях. После рестайлинга пластик благоразумно заменили металлом и забыли о сем казусе. Но выжимной подшипник (30 долларов фирменный и от десяти аналоги) по-прежнему не демонстрирует чудес выносливости, а после 120—130 тысяч километров могут ослабнуть тросики (по 100 долларов) в приводе механизма выбора передач — что не способствует четкости переключения.

Полная версия доступна только подписчикамПодпишитесь прямо сейчас

я уже подписан

«Протест открыл для власти «дорогу в ад»

Глава Movchan’s Group о том, почему Навальный как агент части элиты более интересен, чем как независимый оппозиционер

«Для теневых представителей элиты, которые решили бы, например, сместить Путина и на его место поставить кого-то из своих, Навальный был бы одним из средств, скорее всего, не самых серьезных», — считает гендиректор Movchan’s Group Андрей Мовчан. В интервью «БИЗНЕС Online» он дал прогноз о том, каких санкций можно ждать России в связи с преследованием лидера оппозиции и чем закончатся осенние выборы в Госдуму.

Андрей Мовчан: «На мой взгляд, Алексей Навальный не является ничьим проектом. Это человек, который в силу тех или иных причин пришел к занятию политикой самостоятельно» Фото: Сергей Николаев / ТАСС / Ведомости

«У НАВАЛЬНОГО, ПОХОЖЕ, ЕСТЬ ЦЕЛЬ СТАТЬ ЕДИНСТВЕННЫМ ЛИДЕРОМ ОППОЗИЦИИ — РЕАЛЬНОЙ, А НЕ МАРИОНЕТОЧНОЙ ИЛИ КУПЛЕННОЙ»

— Андрей Андреевич, в свое время американцы задавались вопросом: «Who is mister Putin?» Не пора ли нам поставить тот же вопрос в отношении Алексея Навального? Как по-вашему, who is it? Это чей-то проект?

— Если вы намекаете на президентские амбиции Алексея Навального, то такой вопрос ставить, конечно, рано — о его президентстве в обозримом будущем речи не идет. При этом, на мой взгляд, Алексей Навальный не является ничьим проектом. Это человек, который в силу тех или иных причин пришел к занятию политикой самостоятельно. Надо заметить, что человек он честолюбивый, он хочет быть лидером, он видит себя единственным лидером — единомышленников, потенциальной партии, страны. Для него такое лидерство и область деятельности, в которой он способен стать лидером, очень важны, и это тоже оказывает влияние на его действия. Вряд ли такой честолюбивый человек может сознательно являться чьим-то «проектом».

— Возможно, он отрабатывает чьи-то деньги и установки? Об этом сейчас говорят все провластные политики и комментаторы.  

— Насколько мы знаем, деятельность Алексея Навального и его организаций, ФБК в частности, финансируется через краудфандинг (коллективное сотрудничество людей (доноров), которые добровольно объединяют свои деньги или иные ресурсы вместе, как правило, через интернет, чтобы поддержать усилия других людей или организаций). Он никогда не скрывал и не скрывает того, как ему можно перечислять деньги. Я знаю достаточное число людей, которые ему средства перечисляют. Насколько я знаю, обычно ему отправляют немного, но поскольку таких людей значительное количество, то собираются суммы, которых, видимо, хватает на его политическую деятельность и на работу ФБК. Данный механизм вполне типичен для сбора средств политиками. И на Западе и на Востоке подобное происходит сплошь и рядом. То, что это имеет место и в России, не вызывает у меня никаких вопросов и не оставляет места для подозрений в наличии каких-то «спонсоров», чьи установки ему приходится отрабатывать.  

— Противники Навального очень часто говорят и пишут, дескать, никто из тех, кто выходит на протестные акции, практически ничего не знает ни о его программе, ни о тех, кто ее разрабатывал и разрабатывает; не знакомы и с людьми из ближайшего окружения, его «королевской свитой», с которой он идет на штурм власти. Вы можете что-то рассказать об этом?

— Тут все просто — это неправда от начала до конца. Навальный, конечно, не идет ни на какой штурм власти. Как он может штурмовать власть, будучи в здравом уме?! Он человек, прекрасно умеющий считать и прекрасно понимающий, что на данный момент власть в России крепка, как редко когда была, — сегодняшние власть предержащие не поделятся с Навальным ни граммом своей власти. Но даже если предположить чудо и вообразить некие выборы, в которых оппозиционер смог бы участвовать, ему президентом не стать, даже если выборы будут абсолютно прозрачными и честными — посмотрите на его рейтинги и рейтинги Путина (или его ближайшего окружения), посчитанные Левадой — вот уж кого не упрекнуть в продажности властям.

Разумеется, таких выборов в России в ближайшее время не будет. О честных и прозрачных выборах в России в ее нынешнем виде можно забыть. Навальный представляет собой лидера оппозиции власти. У него, похоже, есть цель стать единственным лидером оппозиции — реальной, а не марионеточной или купленной (таких у нас много). Он к такой цели постепенно идет. Хорошо это или плохо — совершенно отдельная тема. И в рамках реализации данной цели Навальный как нормальный представитель оппозиции больше критикует власть, чем что-то предлагает. Критика власти у него главным образом сосредоточена вокруг темы коррупции, которая для России, действительно, очень актуальна, хотя, может быть, и не настолько резонирующая в массе. Россия — страна, действительно, очень коррумпированная. Удивляться тут тоже нечему: Алексей Навальный по профессии юрист, специалист по корпоративному управлению, бизнесмен и чиновник в прошлом, в вопросах коррупции он понимает больше, чем, скажем, в макроэкономике или геополитике. 

Программа для него, как для оппозиционера, не так важна, но тем не менее она у него есть. Можно говорить, что она плоха или хороша, я сам ее достаточно много критиковал, но она у него есть. Подготовили ее люди тоже достаточно известные, никаких секретов из их фамилий не делалось и не делается. И говорить, что такой программы нет, — это либо показывать свою неосведомленность, либо нарочито врать.

Впрочем, я не знаю, какое количество сторонников Навального действительно в курсе данной программы. Повторюсь, сторонники оппозиционера выступают скорее против существующего порядка вещей, чем за какой-то другой, в этом смысле программа, конечно, вторична. 

— Многие наши политологи типа Сергея Маркова пишут и говорят, что если Навальный и его люди придут к власти, то это будет полная капитуляция перед Западом, еще похуже Горбачева-Ельцина. Мол, они сдадут все, начиная от Крыма и Донбасса и кончая контролем над ядерным оружием; все мало-мальски конкурентоспособное окажется уничтожено либо поставлено под иностранный контроль, а страна окончательно превратится в сырьевой придаток Запада и конфедерацию почти суверенных регионов с чисто номинальной властью в Москве (похожей на ту, что сейчас сидит в Киеве). И основная масса граждан России именно так и думает, поскольку с настоящей программой Навального они не знакомы.

— Если бы граждане России хотели, то вполне могли бы познакомиться, потому что, насколько я знаю, программа публиковалась, она присутствует на сайтах Навального. Более того, сам политик достаточно много открыто высказывал свое мнение публично, и его высказывания никак не дают нам возможность предположить, что он был бы сторонником «сдачи всего Западу» (как ни глупо звучит эта фраза сама по себе). Навальный выступал за войну России с Грузией и предлагал высылать грузин из России; он никогда не критиковал присоединение Крыма; он не так давно говорил, что войну в Донбассе России надо заканчивать по чисто экономическим причинам. В молодости Навальный идентифицировал себя как русский националист, и я не думаю, что он кардинально изменил свои взгляды. Так что Марков и прочие одиозные «политологи» могут не беспокоиться.

Кстати, нельзя не вспомнить, что одиозные комментаторы «с другого конца спектра» обвиняют Навального как раз в обратном: дескать, придя к власти, он установит диктатуру хуже путинской, начнет репрессии, будет проводить леворадикальную политику. Я думаю, что дело тут вовсе не в позиции Навального, а в бесчестном стремлении радикалов всех флангов ассоциировать его со своими страхами.

На этом фоне мало кто слушает радикалов: огромное большинство населения относится к политике совершенно индифферентно. Ну Навальный, что-то он там говорит плохо про Путина, а тот говорит плохо про оппозиционера. Да, у власти есть сила заставить Навального сидеть в тюрьме и замолчать и организовать гонения на его сторонников — ну и ладно, главное, чтобы мне было хорошо. Политическая индифферентность основной части населения является, разумеется, большим тормозом. Такую индифферентность создает, конечно, не безумный политолог Марков и не программа Навального, это наше историческое наследие, которое меняется очень медленно, это ресурсное проклятие, которое еще долго не уйдет, это 20 лет зачистки политического поля, роста бюджетного сектора экономики, централизации экономических ресурсов.

— Опять же, народ говорит: ну что эта партия Навального? Это практически то же самое, что партия Жириновского, все знают только его одного и немного его сына — тоже депутата Госдумы, больше ярких, харизматичных людей в ЛДПР нет. По сути, партия одного человека. С Навальным не получается похожая ситуация? Ведь на этом строится много спекуляций: дескать, члены его команды не светятся на протестных акциях, а сидят в теплом месте за границей, а людей кидают под дубинки и водометы. Это можно как-то опровергнуть?

— Вы знаете, есть некоторые вещи, которые не надо опровергать. Если человеку хочется во что-то верить, его не переубедишь — только время потратишь. Есть конкретные фамилии людей, есть их позиции в ФБК (включен минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, прим. ред.). Достаточно легко можно посмотреть и выяснить, арестовывались ли они в последнее время или задерживались. Если доставить себе труд и сделать это, то вы увидите, что достаточно большое количество соратников Навального, которые ему помогают и не скрывают своих имен, находятся в России, арестовываются, задерживаются. Если кому-то очень захочется, то очень легко, действительно, показать тот факт, что основное число сторонников и сподвижников политика находятся внутри России, действуют здесь, несмотря на репрессии. Хотя я, честно говоря, не понимаю, какая связь между отношением к Навальному и тем, где располагаются его люди и он сам. Мне кажется, это не так важно. А относительно того, один Навальный или не один, могу сказать, что мне, например, известны несколько десятков человек, которые активно с ним работают. Так что он, конечно, не одиночка. Что касается его стиля лидерства, то да, он, безусловно, достаточно авторитарный. Но это, к сожалению, вообще свойственно России. Здесь все лидеры авторитарны.

В то же время лично я считаю, что это неправильно, когда в ситуации таких репрессивных действий режима люди, которые составляют аналитическое ядро, центр, люди, которые придумывают стратегии, программы, которые могут делать расследования и так далее, находятся на территории, на которой они оказываются доступны репрессивным органам. Но я так понимаю, что у Навального и его людей мнение другое, и они в соответствии с ним действуют.

— Многие задаются вопросом, разделяет ли брат (попавший в тюрьму, по сути, рикошетом от удара по Алексею) его настроения относительно власти, он участвует в протестном движении? Супругу мы видим, она надежный партнер и соратник, а где брат?

— Я видел сообщения о том, что Олег Навальный был задержан. Ничего другого я сказать не могу, но сам этот факт говорит о том, что брат в России.

«Навальный представляет собой лидера оппозиции власти. У него, похоже, есть цель стать единственным лидером оппозиции — реальной, а не марионеточной или купленной» Фото: «БИЗНЕС Online»

 «К СОЖАЛЕНИЮ ИЛИ К СЧАСТЬЮ, НО НЕТ У ДВИЖЕНИЯ НАВАЛЬНОГО МАССОВОСТИ»

— Некоторые комментаторы усматривают в происходящем с Навальным определенные исторические аналогии. Что сначала якобы был отравлен, но затем, как Лжедмитрий или Пугачев, который называл себя императором Петром III, чудом спасся от вероломных убийц, прибыл в Россию героем, чтобы поднять народ на борьбу с властью тирании и беззакония именно в преддверии выборов в Госдуму. Как вы считаете, это действительно красиво легендированный и политтехнологически выверенный сценарий или оппозиционера на самом деле отравили, а все остальное просто так совпало?

— Я не помню, чтобы Лжедмитрий или Пугачев были отравлены; при этом они выдавали себя за других людей. Навальный выдает себя за Навального, а не кого-то другого. Так что сравнения неуместны. И потом: ну какая технология?! Есть же независимое свидетельство клиники «Шарите», которую сложно упрекнуть в ангажированности (думаю, если бы можно было, наши кремлевские бонзы в нее не ездили бы лечиться). Врачи достаточно четко поставили диагноз. Действительно, было отравление. Можно задавать вопросы о том, кто это сделал и по чьему приказу, но, учитывая характер вещества, которым его травили, ответ на вопрос, кто, тоже, наверное, однозначный — это те, кто имеет доступ к данному веществу. Это российские спецслужбы. Вопрос, кто приказал, кто решил и почему, — ну я не знаю на него ответ. Навальный совместно с другими расследовательскими организациями провел расследование на такую тему. У него есть свое мнение по ней. Политик его озвучил. Прав он или нет, я не знаю. Но то, что он был отравлен, и то, что это однозначно сделано не без участия российских силовых органов, по-моему, абсолютный факт. Ну а то, что человек почти месяц провел в реанимации, едва не умер, выжил, и это дает ему некие политические очки, так а что же вы хотели?! Конечно, это дает ему некие политические очки. Мало кто находился месяц в реанимации и почти умер в связи с тем, что его хотели отравить силовые органы родной страны. Но я что-то не знаю политиков в России, которые были бы готовы на такое, чтобы набрать политический капитал.    

— Аналогии с Лжедмитрием и Пугачевым вам кажутся уместными или нет? Ведь они много бед принесли России, но в то же время заставили власти и правящий класс о многом задуматься и провести впоследствии ряд реформ. Не может ли движение Навального стать похожим толчком к каким-то переменам в лучшую или, наоборот, худшую сторону? Вот по итогам протестов на Болотной в 2011 году создали же Росгвардию, которая сейчас профессионально метелит и пакует протестантов и вольнодумцев.  

— Ну с Лжедмитрием это просто смешная аналогия — какие там реформы впоследствии, смена династии, что ли? Да и после Пугачевского бунта реформ не просматривается; скорее, реформы проходили в силу существенно более серьезных исторических процессов, а бунты (как пугачевский, так и другие того времени) были лишь симптомами проблем. Что касается «движения Навального», давайте просто констатировать факт. К сожалению или к счастью, как хотите, но нет у движения Навального массовости. Его фильм про «дворец» посмотрели очень много людей, уникальных просмотров оказалось порядка 20 миллионов, но и это менее 15 процентов от населения России. В основном же данный фильм смотрели как шоу — это интересно, прикольно, — и на протест он много людей не поднял. Участников протеста сейчас было на пике около 100 тысяч человек на страну. Это очень мало для такой страны, как наша, для того, чтобы в ней начались перемены. Напротив, власть скорее использует такие протесты для того, чтобы показать свою силу, чтобы пересчитать по головам активных протестующих, с тем чтобы дальше за ними следить. Чувствуя свою силу, власть дальше продолжит только закручивать гайки и все зажимать: соотношение сил настолько неравное, что объяснить жесткость власти страхом, как это делают некоторые сторонники Навального, конечно, нельзя. Отношение туриста к комару, отношение Гитлера к евреям — это, конечно, не страх: это раздражение, ненависть, садистическое удовольствие от насилия, но не страх. Протест открыл для власти «дорогу в ад» — чем дальше она легко справляется с протестующими, тем жестче и более садистски будет действовать. Страна очень быстро превращается в полноценную автократию, в которой ничего нельзя — на всякий случай, а протестант оказывается вне закона, прежде всего для силовых органов и системы правосудия: его можно бить, пытать, насиловать, держать без еды и воды, в переполненных камерах, на морозе — он враг, за него не спросят. В этом смысле мы двигаемся в Советский Союз. Потому какой-то веры в то, что эти протесты сейчас что-то изменят, у меня, конечно, нет.

Другое дело, что они способны что-то менять в сознании людей, постепенно разворачивая его все-таки в сторону более либеральных, демократических ценностей, просто по принципу антитезы, особенно вместе с ухудшающейся экономической ситуацией. В этом году доходы населения потеряют еще примерно 9 процентов, и люди не могут этого не чувствовать. На Ближнем Востоке, где автократические власти были достаточно прочны и легко справлялись с протестами, пока не стало совсем плохо жить, наступил момент, когда их ресурс закончился. Когда стало совсем плохо жить, ситуация резко развернулась, и все поменялось (правда, не везде, и почти нигде не сменились системы — скорее, поменялись фамилии у людей при власти). Я думаю, что и в России, может быть, не скоро и, скорее всего, не в течение нескольких лет, но процесс будет идти по такой же траектории.

— А вам не кажется, что повышенное внимание со стороны политической администрации и спецслужб к Навальному может сделать его главным противником Путина и заставить гораздо бо́льшую, нежели сейчас, часть населения России интересоваться его деятельностью и расследованиями? Ведь как старались накануне протестных акций, особенно в регионах, — студентам СМС рассылали, чтобы никто никуда не ходил, грозили повыгонять из институтов, тех, кто работает, — с работы. В результате на акции пошли и те, кто раньше не знал о них. Это все что: глупость, чрезмерное усердие, непонимание, что, запрещая, наоборот, вызываешь интерес к чему-то, а в каких-то случаях озлобленность и желание противостоять?

— Я думаю, тут целый набор причин для такого поведения. С одной стороны, никто не рассуждает стратегически, это не дело силовиков, они решают проблемы по мере поступления. Местные начальники силовиков понимают, что их задача — продемонстрировать свою нужность и усердие. Чем больше размах протеста, тем легче это исполнить, а на вопрос «А вы что делали?» они отрапортуют: «Все, что могли, — вели профилактическую работу, СМС посылали, в школы, по семьям ходили, за ретвиты сажали и так далее». В конечном итоге, даже если действия силовиков вызвали рост числа протестующих — что ж такого? Только больше бюджета удастся списать на разгоны, только больше можно будет получить в следующем году финансирования. С другой стороны, подобные действия могут оказаться провокацией — силовики любят знать врагов в лицо, пусть лучше выйдут все, кто хочет, а силовики их перепишут, пальцы в отделениях откатают, дела заведут, кого-то под давлением завербуют в стукачи и провокаторы, в общем, станут контролировать «контингент». Неконтролируемой ситуации никто не боится: в регионах и до этого выходило не так много людей. 23 января выступило больше, чем ожидали, но уже 31-го — совсем мало.

Кроме того, я не думаю, что власть боится этих выходов. Она же хорошо понимает все, видит картинку, какие протесты бывают в демократических странах, какие идут в Венесуэле, в Беларуси. Они значительно более массовые, но и они ничего не меняют. Протест — это не форма смены власти, а выражение своего мнения. Российская власть чужих мнений не очень боится. Ее интересуют только реальные действия, и она явно готова стоять до конца, идти на любые поступки, чтобы себя защитить.

Наконец, я думаю, что все эти решения (что делать по поводу протестов) отрабатываются на основе соответствующих протоколов, стандартов. Такие протоколы идут еще с советских времен, и реагирование здесь осуществляется не по принципу «как нам лучше поступить, чтобы меньше людей вышло», а на основе каких-то формальных инструкций по работе с «антисоциальными элементами», «смутьянами», «подстрекателями». Формальные инструкции предписывают формы профилактической работы с потенциальными правонарушителями. Они предполагают формы работы с воспитательной системой, которая включает учебные заведения, производства и так далее. Ну и все это отрабатывается. На это спускаются какие-то бюджеты, а по результатам пишутся отчеты, получаются благодарности в приказе. Какой от этого реальный эффект, никого особенно не интересует. Это бюрократическая система. Она работает сама по себе, без связи с тем, что будет.

— А люди, которые выходят на протесты, кто они, чего хотят? Они желают видеть Навального президентом, хотят, чтобы ушел Путин и его команда, чтобы Путин остался, но сменил внутри- и внешнеполитический курс, чего-то еще?

— Кто они? Их очень много разных. Я сильно сомневаюсь, что в любой толпе все люди могут хотеть одного и того же. Конечно, каждый желает чего-то своего. Каждый представляет себе что-то по-своему. Основная масса людей, выходящих на улицу, всегда плохо знает историю, политологию и экономику. Они всегда хотят, чтобы стало лучше, и готовы поддержать того, кто это лучшее может пообещать или предложить. В то же время каждый такое лучшее будет представлять себе по-своему. Они выходят, когда возмущены, за тем, кто громко возмущается. Толпы не делают политику, но они иногда могут менять политиков. А политику уже начнут строить политики — чаще всего новые делают политику не лучше, чем старые. У политиков представление значительно более четкое о том, что будет происходить, и взгляд на мир значительно более циничен, чем у толпы.

«Я очень сильно сомневаюсь, что на ситуацию с Навальным последует какая-то серьезная санкционная реакция, а если и будет, то окажется она, безусловно, «поименной» Фото: © Bettina Strenske via www.imago-i / www.imago-images.de / www.globallookpress.com

 «САНКЦИОННАЯ РЕАКЦИЯ ЕСЛИ И БУДЕТ, ТО ОКАЖЕТСЯ ПОИМЕННОЙ»     

— Поговорим о так называемых «списках Навального». К примеру, эксперт по финансовым рынкам Дмитрий Голубовский считает, что дальнейшие репрессии в отношении оппозиционера и его сторонников могут стать причиной ужесточения политики ряда стран в отношении России. Речь, конечно, прежде всего об администрации нового президента США Джо Байдена. «Дело Навального может стать предлогом для жестких мер против России как страны, а не только против Владимира Путина и его окружения. Байден радикально пересмотрит политику Дональда Трампа. И этот пересмотр будет для нас неблагоприятным, затронет каждого человека в стране», — предполагает Голубовский. Что вы думаете?

— Давайте подождем и посмотрим. Опыт введения санкций в связи с репрессиями по отношению к конкретным политикам в мире говорит, что глобальные, тотальные, секторальные, какие хотите санкции, которые затрагивают население, используются в таких ситуациях крайне редко. Они появляются только тогда, когда наряду с репрессиями по отношению к конкретным политикам происходят массовые вопиющие беззакония, да и то по отношению к странам, которые менее значимы, чем Россия, с точки зрения глобальной или региональной экономики. Я очень сильно сомневаюсь, что на ситуацию с Навальным последует какая-то серьезная санкционная реакция, а если и будет, то окажется она, безусловно, «поименной». Это будут не санкции, которые могут подрывать экономику страны, а санкции в отношении конкретных лиц.

— Какие еще риски несет преследование Навального? «Северный поток» окончательно заморозят, попрут нас из каких-то международных организаций, какие-то политические шаги начнут предпринимать, что будут делать?

— «Северный поток» и без того висит на волоске, Навальный не имеет к этому отношения. Торговать с нами продолжат, поскольку у нас главным образом покупают сырье, которое всем нужно, и продают нам все остальное, что кому-то тоже требуется реализовывать. Мы ничем не хуже многих других покупателей. Сейчас, действительно, система санкций сосредоточилась на членах правящей элиты второго уровня и на отказе в праве проведения каких-либо публичных мероприятий. Ну мы к ним как-то особо и не стремимся в последнее время: после Олимпиады в Сочи, кажется, запал пропал. Конкретные физические лица тоже переживают эти санкции не так уж тяжело. Находят способы их обходить.

— Приезд Навального открыл политический сезон, который завершится выборами в Госдуму в сентябре. Впервые выборы проходят в сложной для ЕР ситуации — рейтинг у нее невысокий, харизматичных лидеров нет. В 2011 году на старте показатели были лучше, но все привело к протестам на Болотной площади. Да и экономика сейчас хуже. На ваш взгляд, что в этой ситуации предпримет власть?

— Власть, как я понимаю, готовится для начала не допустить на выборы никого, кто ее не устраивает, а потом еще просто формально отредактировать результаты. Она не хочет никаких для себя неопределенностей. Результаты выборов будут нарисованы так, как власти удобно, и законы, которые сейчас принимаются, фактически лишают людей возможности каким бы то ни было образом самоорганизоваться в противовес этому под угрозой уголовного преследования. И «новая» старая тактика борьбы, которую объявили сторонники Навального, — «умное голосование» — еще чуть-чуть поможет власти, проведет в Думу отобранных ей кандидатов от псевдооппозиционных партий. 

«У нас же фальсификации на выборах происходят регулярно и давно. Имеются довольно крупные фальсификации. Это, в общем, математически достаточно легко проанализировать и показать» Фото: «БИЗНЕС Online»

— То есть вы считаете, что «ЕдРо» будут протаскивать всеми, в том числе белорусскими способами, когда без всякой оглядки оказались нарисованы 76 процентов. Вот так нагло и в лоб?

— Ну у нас же фальсификации на выборах происходят регулярно и давно. Имеются довольно крупные фальсификации. Это, в общем, математически достаточно легко проанализировать и показать. Я думаю, что они продолжатся. Появится задача по регионам получить определенный результат, и каждый регион станет бороться за этот результат теми методами, которые у него будут получаться.

— А возможен ли «откат наката» на Навального и попытки власти найти с ним, его спонсорами и сторонниками компромисс?

— По решению суда уже понятно, как власть решила распорядиться данной ситуацией. Навального посадили, а это значит, что власть решила: надоело, пора заканчивать. Риторика и активность будет постепенно утихать, поскольку человек в тюрьме и ему сложно координировать своих сторонников.

Если бы его не посадили, то это означало бы, что власть устраивает канализация протестов вокруг одного человека и она готова играть в такую игру. Тогда было бы очень много шумных разговоров и мелких репрессий, много критики в отношении Навального со стороны провластных деятелей — как и раньше, для привлечения внимания. Но власть не захотела продолжать игру. Решение суда показало, что власть ни с кем в оппозиционные игры играть больше не хочет и не будет.

— Возможен ли раскол в элите и попытки части ее пойти на политические ситуативные союзы с Навальным?

— Разговоры о том, что расследования Навального происходят не без заказа со стороны части элиты и лица, попадающие в такие расследования, — это цели, которые атакует часть элиты, что сотрудничает с оппозиционером, идут. Ни подтвердить, ни опровергнуть подобные разговоры я не могу. Предположить — да. Это совершенно возможная вещь, и, в принципе, в этом нет ничего страшного. Наоборот, я как раз считаю, что исторически самые правильные, самые эффективные, самые безболезненные процессы трансформации власти происходили через расколы элит. Через ситуацию, когда элита осознает, что так дальше жить невозможно, и начинает что-то менять. И в этом смысле Навальный как гипотетический агент более прогрессивной части элиты, если хотите, выглядит гораздо более интересным и эффективным, чем как независимый революционер, оппозиционер, который представляет мнение абсолютного меньшинства и не влияет на элиту никак. Другое дело, что, конечно, речи не идет и не может идти о союзе с Навальным. Для теневых представителей элиты, которые решили бы, например, сместить Путина и на его место поставить кого-то из своих (это, конечно, теория заговора, но вы же спросили), Навальный был бы одним из средств, скорее всего, не самых серьезных, но точно не целью и не союзником.

— Так называемые патриоты-державники на каждом углу говорят о том, что Путин борется с либералами, засевшими во власти со времен Ельцина, особенно в экономическом блоке, и вот именно они не дают президенту развернуться во всю ширь его народно-патриотических устремлений. При этом Дмитрий Быков в интервью «Эху Москвы» говорит предельно прямо: «Никаких либералов там давно не осталось — ни в Кремле, ни вокруг». На ваш взгляд экономиста, кто прав?

— Либералы — это бессмысленная наклейка. Ее можно взять и наклеить на кого хотите. Подошли к человеку и наклеили ему на спину наклейку: он либерал. Слово «либерал» не имеет вообще никакого реального отношения к дискурсу патриотов-державников и к людям, которых они так называют.

Если говорить про экономических либералов, то это люди, которые выступают за максимальное снижение государственного регулирования. Есть либеральная экономическая политика, и есть нелиберальная. Либеральная — это когда условная, невидимая рука рынка определяет максимум, а государственное регулирование сведено к минимуму. В таком смысле в российской власти ни одного либерала нет! Все они выступают за тотальное государственное регулирование. Если же говорить, кто такая, скажем, Набиуллина, в отличие от Глазьева, например, то здесь речь идет о различных подходах к финансовому регулированию. Набиуллина исповедует скорее монетаристский подход в экономике, который требует очень консервативной денежной политики, а Глазьев — сильно извращенный кейнсианский подход к экономике, который предполагает, что развитие определяется денежными стимулами. К либерализму ни то ни другое не имеет никакого отношения. Это вопросы технической дискуссии между экономистами-«государственниками», и наклейки «либерал» здесь совершенно неприменимы. 

«Набиуллина исповедует скорее монетаристский подход в экономике, который требует очень консервативной денежной политики» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ С НАВАЛЬНЫМ В РОССИИ, — ЭТО, КОНЕЧНО, ВОПИЮЩЕЕ БЕЗЗАКОНИЕ»

— Во время двух судебных процессов (по делу «Ив Роше» и за оскорбление ветерана) у здания суда неизменно выстраивалась череда посольских машин западных стран, начиная США и кончая Швейцарией. По всем российским каналам тут же прошла эта картинка: мол, вот послы хозяев приехали поддержать своего ставленника. Эти ребята, приехавшие на замечательных машинах, не понимают, что они таким образом дискредитируют Навального и все его движение в глазах россиян, что это дает лишний повод для инсинуаций? Для чего они это делают?

— Я думаю, что они этого не понимают, потому что интерес к фигуре политика может его дискредитировать только в очень извращенном сознании, отравленном пропагандируемой сейчас в России паранойей. Если бы Навальный являлся секретным агентом Запада, который должен развалить Россию, как вы понимаете, никто бы не приезжал к суду и не выражал открыто свое отношение, не был бы открыто обеспокоен происходящим и так далее. Никто таким образом своих агентов не «палит». Сам факт того, что международная общественность интересуется судьбой Навального, протестного движения и беззакония в России, как раз убедительно доказывает, что никаких сговоров, мандатов, найма политика для разрушения страны не существует. Идет обычный процесс — дипломаты обязаны проявлять интерес к тому, что происходит в одной из крупнейших стран мира с известным оппозиционером. Такой же самый интерес был к судьбе самых разных оппозиционеров в самых разных государствах. В современном мире вообще принято уделять достаточно много внимания локальному беззаконию, хорошо это или плохо — другой вопрос. То, что происходит с Навальным в России, — это, конечно, вопиющее беззаконие. Его осудили за нарушение режима по делу, которое было оспорено в ЕСПЧ и по которому ЕСПЧ вынес оправдательное решение. В развитых странах такого просто не могло бы быть. Потому неудивительно, что представители дипломатических кругов, которые по своему роду деятельности должны осознавать, осмысливать и оценивать то, что происходит внутри России, интересуются данным делом.

— Почему в современной России человек, вполне искренне борющийся за идеалы, рассматривается исключительно как иностранный агент, и это принимается обществом? Подобное говорит о доминировании в обществе идеи отказа от прогресса и справедливости в пользу консервации и «охранительства», прощения элите «дворцов» и всяких беззаконий, «лишь бы не было проклятых 90-х или как на Украине»?

— Люди всегда вообще достаточно изолированы и сосредоточены на своих текущих проблемах. Все эти разговоры про «лишь бы не было» — это суждения пропагандистские, они идут из пропагандистского центра. Отдельный человек не думает такими категориями. Отдельный человек размышляет, как соотносятся его потенциальные риски с его потенциальными бенефитами. Вот он считает: «Хорошо, буду я сейчас активно протестовать, выйду на площадь — меня арестуют, могут посадить на какое-то время, могут с работы уволить за это, особенно если я бюджетник или занимаю какую-то должность важную, и так далее. А если я этого не сделаю, то что изменится? Да ничего, буду жить как вчера и позавчера. А если я выйду на площадь и подвергну себя всем этим рискам, то что изменится? Тоже ничего. Все останется как вчера, только мне станет хуже». Потому люди в массе своей этого не делают. Если жители начнут чувствовать, что на улицы выйдут миллионы, верить, что их выход что-то изменит, — они выйдут. В то же время такая перемена — это не чудо: вера в изменения появляется сразу у миллионов, и они выступают одновременно, но случается подобное при наличии определенных условий, которых в России просто нет.

— И что же должно произойти, чтобы на улицы вышли миллионы?

— Из истории России начала XX века мы знаем: для того чтобы начались массовые выступления, должна была быть проиграна русско-японская война, должен был случиться голод, должна была скопиться куча других проблем. Плюс должна была накопиться критическая масса различных оппозиционных идей, мышлений, партий и так далее. Об этом Ленин очень четко писал. Он вообще был человеком, аналитически очень хорошо мыслящим. Он писал, что для революционной ситуации (читай — выхода миллионов на площади) нужно четыре условия: необходимо, чтобы низы в массе своей не хотели жить по-старому (то есть им нужно понимать, что такое «по-новому», и «по-старому» должно быть невыносимо), верхи не могли управлять по-старому, активность народа оказалась повышена по тем или иным причинам (например массовая нищета или, как после 1916 года, множество оторванных от земли крестьян с оружием), и нужна сила, желающая и способная эту активность направлять, — сила умная, достаточно беспринципная, обладающая ресурсами.

Если мы посмотрим на сегодняшнюю ситуацию в России, то увидим, что низы, во всяком случае, пока, вполне готовы жить по-старому, верхи вполне могут управлять по-старому и только начали использовать свой большой арсенал подавления протестов, у них еще огромный резерв, активность хоть и повысилась сейчас чуть-чуть, но ее совершенно недостаточно для чего-то существенного, и, в общем, нет той силы, которая в состоянии эту активность направить. Навальный и ФБК, при всем моем уважении, такой силой не являются.      

— И раз уж мы затронули методы управления государством, не могу не спросить вас о действиях российских властей во время пандемии. Среди стран «большой двадцатки», по расчетам МВФ, Россия занимает третье место с конца по объему антикризисного пакета — ниже только Индонезия и Мексика. Почему так, ведь в закромах родины много денег, или их берегут для чего-то другого и тратят на что-то иное?

— Потому что страна по-другому живет. Кремль считает, что основой этой страны является добыча ресурсов и их экспорт. И справедливо полагает на сегодняшний день. Добыча ресурсов и их экспорт, в общем, не пострадали. А кто пострадал, тем помогли. Основой устойчивости власти является достаточно ограниченный круг приближенных, чиновников и силовиков, которые получили все, что им было нужно. Тут тоже все в порядке. Малый и средний бизнес приносят 18 процентов ВВП, что, в общем, очень немного, и все прекрасно понимают, что даже если половина его загнется, то за несколько лет отрастет обратно — это же бизнесмены. Благосостояние конкретных людей волнует власть тогда, когда они ее выбирают. В России эти люди на власть никак не влияют, в том числе потому, что 38 процентов трудовых ресурсов — это вообще бюджетники, и бюджет сам определяет, сколько им платить. Ну вот раз они не влияют, то никто их и учитывать не будет. А зачем тогда лишние деньги тратить? Они могут еще пригодиться. Я думаю, что все логично.

как понять, что люди думают об экономике? – Экономика – Коммерсантъ

6 октября в 17:00 в рамках лектория Российской экономической школы (РЭШ) состоялась лекция профессора экономики Гарвардского университета Стефани Станчевой. Она рассказала, что люди думают по поводу важных экономических вопросов и насколько их представления соответствуют реальности. Модератором выступил ректор РЭШ Рубен Ениколопов. Лекция доступна в YouTube-канале “Ъ”.


Подробнее о гостевом цикле лекций РЭШ на “Ъ” — в расписании Лектория.

Стенограмма лекции

Добрый день. Для меня действительно радость быть здесь. Это, пожалуй, все, что я могу сказать по-русски. Я очень рада находиться здесь для того, чтобы поделиться с вами моими слайдами. Здесь представлена тема моей презентации, моей лекции. В рамках этого проекта я хотела бы рассказать вам о том, какую работу мы проделали, что мы почерпнули из этого, как мы используем опросы и эксперименты для того, чтобы понимать, что люди думают об экономике. Метод, который мы используем во всех этих проектах,— это широкомасштабные социально-экономические опросы и эксперименты. Что это означает? Говоря «социально-экономические», мы имеем в виду, что пытаемся понять, как люди видят себя в обществе и как они функционируют не только как отдельные представители, но и что они думают, как они видят социальные проблемы, которые существуют вокруг них.

Для того чтобы убедить вас в том, что опросы — это очень важный инструмент, я хотела бы подчеркнуть, что благодаря опросам мы увидели то, что нам не позволяют увидеть другие данные: восприятие, отношение, знание, взгляды. Наша цель заключается в том, чтобы увидеть вот эти невидимые вещи. Дополнение к стандартным методам, которые мы применяем в экономике,— это изучение предпочтений и т. д. Этих методов больше недостаточно. Мы не отказываемся полностью от старых подходов, от опросов, в рамках которых производится измерения различных показателей, но сегодня мы имеем доступ к гораздо большему объему данных. Это административные данные, данные различных служб социального страхования, данные фирм и т. д. Все это позволяет видеть нам более широкую картину. Мы изучаем такие аспекты, как доходы и т. д. Но это все, что можно пощупать.

Есть и неосязаемые вещи. Вещи, которые нельзя увидеть, используя стандартный, традиционный инструментарий. И вот эти вот опросы нового поколения, над которыми многие сегодня работают,— это отличный инструмент, поскольку он может быть адаптирован к конкретным нуждам, им можно управлять, это интерактивный инструмент, и он позволяет получить от респондентов информацию, которую невозможно получить иначе. Иными словами, мы таким образом залезаем в головы, в мозги людей. Давайте поговорим об этом подробнее. Если вас интересует более подробная информация, я в Гарвардской школе создала вебсайт, и если вас интересует, что люди думают об экономике, наверняка вы знаете уже намного больше, вот этот вебсайт, understandingeconomics.org, зайдите туда.

В своей сегодняшней лекции я хотела бы поговорить о четырех разных темах. Первая — это межпоколенческая мобильность, каковы ваши шансы добиться успехов в обществе и как это связано с принимаемой политикой. Вторая тема — это иммиграция и политика, связанная с иммиграцией. Третья — это понимание налоговой политики, что люди думают о налоговой политике. И наконец, четвертая — это более общая тема — насколько люди доверяют правительству и как это связно с политикой в области перераспределения. Итак, давайте сразу перейдем к первой теме. Это работа, которую мы проделали совместно с Алберто Алезинетом — это мой коллега, к сожалению, скончавшийся в этом году,— и Эдуардо Тесоном. Это исследование было посвящено межпоколенческой мобильности, возможностям людей, возможностям всех людей добиться успеха в обществе.

Что мы изучали, с чего мы начинали. Мы начинали со следующего: существует стереотип, принято считать, что американцы всегда очень оптимистичны относительно «американской мечты», любой может осуществить свою «американскую мечту», для этого необходимо только прилагать усилия. Очень часто бедность обусловлена тем, что люди не прилагают достаточных усилий, и наоборот. В сознании и европейцев система несправедлива. Обычно люди богаты, если это связано с их семейной историей, если они получили богатство от своих родителей, бабушек, дедушек, а общество не помогает им добиться успеха. И государство не помогает. Мы провели очень большой, широкомасштабный международный опрос. 70% американцев и только 35% европейцев действительно верят, что если будешь напряженно работать, ты сможешь подняться по социальной лестнице. Да, во всех этих странах появились новые данные, которые показывают, что реальность на самом деле не вполне такова.

Что мы попытались узнать? Мы спрашивали людей, действительно ли они правильно представляют себе, что такое социальная мобильность в их странах, межпоколенческая мобильность, что нужно для того, чтобы подняться по социальной лестнице. Ну и, наконец, что они думают по поводу справедливости экономической системы. Например, какова роль усилий в сравнении с удачей. Мы постарались оценить точно, что люди думают о мобильности и каковы их предпочтения в отношении разных видов политики, обеспечивающей эту мобильность. В частности, в политике в области равенства возможностей. Это то, что призвано организовать связь между поколениями, дать новые возможности людям, открыть им новые возможности в области образования, в области налогообложения наследства, с тем чтобы люди, которые получают все по наследству, имели те же возможности, что и другие люди. Далее, равенство результатов применения той или иной политики. Здесь речь идет о политике распределения и перераспределения. Это и медицинское страхование, и медицинский налог и т. д. Мы попытались установить все эти связи между восприятием мобильности, с одной стороны, для того, чтобы выстроить корреляцию, действительно ли люди, которые более пессимистичны насчет мобильности, в большей степени поддерживают перераспределение. И если перенести с помощью эксперимента мысли людей с мобильности на обмен информацией, изменится ли как-нибудь отношение к социальной мобильности.

Мы попытались понять, как отношение ко всему этому различается в разных странах с учетом политических взглядов людей и т. д. Основополагающая теория здесь заключается — и вы наверняка с ней знакомы — в следующем: а что было бы, если бы было меньше мобильности? Действительно ли шансы вырваться из бедности у всех разные и результат у всех будет разный? Люди думают, что это не очень справедливо, поскольку это не обеспечивает людям возможность изначально вырваться из бедности и добиться равных результатов. С другой стороны, если бы у всех были бы одни и те же возможности и отправные точки, позволило бы это уменьшить неравенство в результатах? Это вот то, что мы пытались выяснить в своих интервью. Для рассмотрения этого вопроса мы провели опросы в пяти странах. К сожалению, Россия не попала в эту выборку, хотя Россия — исключительно интересная страна и нам было бы очень интересно все эти эксперименты провести здесь. Мы провели опросы в США. Великобритании, Франции, Италии и Швеции. Это совершенно разные страны с разными экономическими социальным системами, и в каждой их этих стран мы опросили порядка 2 тыс. человек, хотя в США их было больше — 4 тыс. для каждого опроса. Итак, как же мы анализировали взгляды людей на мобильность? Мы спрашивали людей, каковы шансы у бедных людей вырваться из бедности. Раньше представления об этом были очень размыты. Нам интересно было убедиться в том, что люди понимают, о чем мы их спрашиваем. Рассмотрим 500 семей, которые представляют население США, и разметим их на левой лестнице по уровню доходов родителей. То есть у нас внизу находятся 100 самых бедных семей, потом 100 семей, не настолько бедных, и вплоть до самых богатых 100 семей. И теперь рассмотрим ребенка, который вырос в семье самого нижнего сегмента. И мы спросим вас, где окажется этот человек, этот ребенок, когда он вырастет? Будет ли он среди сотни самых богатых семей или среди бедных. И вот люди давали свои оценки, и эти оценки делили всю выборку на тритили, если использовать профессиональный термин. И показывали, что люди думают.

Итак, что люди думают или знают о мобильности? На этом графике я представляю вам воспринимаемую и фактическую вероятность того, что вы останетесь внизу. Вот это количество людей, детей из бедных семей, они останутся среди бедных семей. Как читать этот график? По оси х идет фактическая вероятность, измеренная на базе выборки из 100 детей, то есть 30 детей из 100, которые родились внизу лестницы, останутся внизу. И по оси х можно увидеть, каково реальное распределение бедности в этих странах. Вы видите, что Швеция — страна самых равных условий. Только 27 детей останутся там. Соединенные Штаты — это страна, которая характеризуется наименьшей мобильностью, больше 33 детей останутся там. Ну а остальные страны — Италия, Франция или Великобритания — где-то в середине. А по оси y показано среднее восприятие людей в этих странах, что они думают, что они вводят в это окошечко на предыдущем экране. И вот смотрите, люди из США относительно точно оценивают свои шансы, что они останутся внизу. Но респонденты из европейских стран — слишком большие пессимисты. Они переоценивают вероятность остаться внизу. И реальность необязательно великолепна в этих странах, нету идеальной мобильности, конечно, никак, однако она не настолько плоха, как ее воспринимают люди. Каковы шансы переместиться с нижней квинтили в верхнюю, то есть реализовать «американскую мечту»? Давайте посмотрим. График читается аналогичным образом, за исключением того, что предметом здесь является вероятность перехода с самого низа на самый верх. Сейчас вы видите по оси x, что реальная вероятность реализации «американской мечты» меньше всего именно в США. Шансы перейти снизу на самый верх составляют всего 7,8 для точности. А в европейских странах средняя вероятность находится в районе 11%, то есть выше, чем в США. То есть что люди думают, опять по оси y. В Европе люди опять же проявляют несколько чрезмерный пессимизм, хотя и не очень сильный, но США — и это потрясает! — идея «американской мечты» владеет умами, и люди очень сильно переоценивают свои шансы попасть снизу вверх, и в общем это не соответствует реальности.

Также вы можете задать вопрос в Соединенных Штатах, что происходит с точки зрения неправильного восприятия? Можно на это посмотреть так: восприятие очень сильно разнится по территории США, Если посмотреть на карты штатов Соединенных Штатов Америки, то вот здесь представлена фактическая вероятность того, что ребенок, рожденный внизу лестницы, попадет на ее верх, насколько жива «американская мечта» в этих разных штатах. Чем бледнее цвет, тем ниже мобильность. Смотрите, юго-восточные штаты демонстрируют мобильность меньше 6. То есть меньше 6 детей из 100 попадут наверх. А вот штаты, покрашенные красным и оранжевым,— там мобильность выше, 10%, 11% и даже 14%. Такова реальность. Теперь, если бы мы показали среднее восприятие в этих штатах, вот как это выглядит. И давайте я рядом помещу эти две карты, чтобы было видно. Реальность — слева, восприятие — справа. И первое, что мы видим, что все цвета стали темнее. И это подтверждает идею, что в Америке переоценивают вероятность возможности забраться снизу вверх. Однако вы можете видеть, что закономерность практически обратная к тем, что в реальности. И если взять отношение восприятия и реальности и построить карту по этому признаку, то она будет выглядеть так: на Юго-Востоке: люди более чем вдвое переоценивают реализацию «американской мечты». То есть там, где мобильность самая низкая, там люди переоценивают реальность успеха больше всего. А вот там, где мобильность выше — на Среднем Западе, на Западном побережье, люди либо воспринимают ее адекватно, либо меньше переоценивают. То есть восприятие зависит от реальности, от того, где живут люди.

Вы также можете задать вопрос, какие социальные группы имеют разное восприятие мобильности по всем странам? И что получается? Имеются определенные вариации по уровню доходов, по возрасту, есть у вас дети или нет и т. д. Но важнейшие факторы, которые определяют вашу мобильность,— это политические интересы. Вот, например, в Италии гораздо более пессимистично относятся к реальности и думают, что шансы меньше. Если вы справа, то вы увидите, что возможности более равны, и если вы считаете, что человек сам делает свое будущее, то и вероятность достижения успеха выше. Это относится ко всем странам. Как реальность отражается на распределении? То, что мы нашли, можно изобразить в виде такого графика: здесь, слева, по оси x отложен уровень пессимизма людей. Это фактически степень убежденности в том, что ребенок, рожденный внизу лестницы, останется внизу. А тут, по оси y указан предпочитаемый уровень налогообложения самого высокого сегмента. И посмотрите, чем больший пессимизм испытывают люди в любых странах, тем больший уровень налогообложения состоятельных граждан они хотят, и это касается всего. А справа показана обратная картина, насколько оптимистичны люди относительно своих перспектив переместиться снизу лестницы кверху. И чем больше они верят в «американскую мечту», тем меньший уровень налогов они хотят получить. И это соотношение здесь, оно чисто корреляционное, и я просто накладывала на график точки зрения, выраженные людьми, по одному параметры от другого. Но если вы попытаетесь сместить представления людей о мобильности, поделившись с ними, например, пессимистической информацией о мобильности, если они оптимисты, вы увидите, что эти соотношения по-прежнему сохранятся. То есть даже в некоторых случаях экспериментами можно добиться того, что люди еще более укрепятся в своих точках зрения. То есть это отношение не только корреляционное, оно также имеет каузальную компоненту.

Что я хотела показать? В целом представление о справедливости в этих странах выглядит так — и опять же мне очень было бы интересно посмотреть, что российские респонденты ответили бы на эти вопросы,— здесь представлены доли респондентов, которые ответили «да» на вопросы, перечисленные слева. Каждый символ отображает одну страну. Например, красный ромб — это США, синий шарик — Великобритания и т. д. Мы видим, что существует большой разброс. Внизу только 10–20% респондентов в Италии, Франции считают, что система вообще несправедлива. А наверху у нас Швеция и США, граждане которых думают, что система достаточно справедлива. А там, где люди верят в то, что «американская мечта» жива, опять же мы видим, что Италия и Франция внизу, а Соединенные Штаты и Великобритания наверху. Если люди верят в то, что бедность оправдывается слабыми усилиями, которые предпринимает человек, то вот видите вторую картинку снизу. А там, где усилия приводят к богатству,— внизу. Еще одна картина — различие во взглядах между людьми левых и правых убеждений. Здесь мы собрали результаты, собранные по всем странам и разбили просто по политическим убеждениям: левые — правые. И мы видим, что существует устойчивый разрыв. Люди правых убеждений говорят, что экономическая система справедлива. Приложенные усилия определяют бедность или богатство и т. д.

И наконец, по поводу взглядов правительства. То, что мы видим. Если вы спросите о разных точках зрения о правительстве, может ли правительство что-то сделать для того, чтобы увеличить мобильность, может ли оно реально помочь, или ему лучше оставаться в стороне, есть ли какие-то инструменты, мы увидим, что существует опять же большой разрыв. Правые респонденты с большей вероятностью говорят: нет, мы не верим правительству, что оно может сделать что-то хорошее для мобильности, Лучше бы правительству стоять в сторонке, и пусть частная экономика решает проблему. Есть этот разрыв. Почему это важно? Это важно, потому что, как мы обнаружим в конце, отношение между стремлением к перераспределению и мобильности зависит от того, левой или правой вы ориентации. Изменение представлений о мобильности состоит в том, что они не хотят перераспределения. И именно поэтому правые считают, что правительство — это скорее часть проблемы. И в результате американцы гораздо более оптимистичны по поводу мобильности, но что поражает, что американцы слишком оптимистичные, особенно в том, что касается «американской мечты», так сказать реализации выражения «из грязи в князи». Ваш пессимизм или оптимизм по поводу мобильности очень сильно связан с поддержкой в перераспределении. Если вы верите в равные возможности, то вы меньше хотите перераспределения. И в большинстве стран правые респонденты не хотят, чтобы государство вмешивалось в эти процессы и занималось перераспределением.

Переключим скорости. Второй проект: иммиграция и перераспределение. В рамках этого проекта мы попытались проверить, верно ли, что щедрость не так уже хорошо пересекает национальные и религиозные границы. Есть теория в экономике, что людям не нравится давать тому, кто от них отличается. Например, иммигрантам. Так ли это на самом деле? Давайте посмотрим. Иммиграция, конечно, стала важным вопросом, важным выбором во многих странах и очень часто оценки далеки от положительных. Наоборот, идет множество дебатов, дискуссий о том, что иммигранты наводнили страны, что они закрывают возможности для развития экономики. Это негры из США. Тут показаны и Германия, и Италия, и Франция. Нам не нужно уметь говорить по-французски, чтобы понять, что говорится на этой карикатуре с большой желтой рукой. Ну смотрите, если иммиграция будет определять ваше представление о политике, интересный вопрос, а люди правильно вообще воспринимают проблемы иммиграции? Восприятие религиозного, этнического аспекта иммиграции? Является ли оно точным? Так оно или нет, как это отличается в зависимости от политических взглядов, образования. Уровня доходов. И после того, как мы установим эти восприятия, то возникнет вопрос, есть ли корреляция между вот этими вещами и подходом к перераспределению? Для того чтобы ответить на эти вопросы, мы провели масштабные исследования в шести странах, в них во всех были проблемы с иммиграцией, и попытались собрать детальные суждения людей по поводу иммигрантов. И там был еще экспериментальный компонент внизу, в ходе которых мы делали три вещи. Первый экспериментальный компонент состоял в том, чтобы поменять на противоположный порядок вопросов. То есть в некоторых случаях мы спрашивали респондентов о политике перед тем, как задавали вопросы по иммигрантам. Для другой половины респондентов — мы выбирали их случайно — мы сначала спрашивали про иммиграцию, а потом уже про политику. И мы видим, что это значительно повлияло на высказанные точки зрения. Второе — мы делились с ними информацией, фактами о количестве и происхождении иммигрантов, с использованием видео и других материалов. И третье — рассказали такую жизненную историю, анекдот в классическом смысле этого слова, о тяжелой жизни иммигранта, который тяжело работает, пытаясь добиться хорошего уровня жизни.

Итак, вот первая часть — восприятие, как мы пытались извлечь эту информацию. Вот на этой диаграмме мы представили всех людей, которые живут в США, сначала респондент получает эту диаграмму в виде абсолютно серого кружка, и его просят сказать: сколько, как вы думаете, процентов в США составляет доля легальных иммигрантов? И вот люди указывают, и постепенно по мере сбора точек зрения появляется вот этот кусочек, сколько процентов составляют иммигранты. Потом мы стали задавать вопросы о происхождении иммигрантов. То есть респонденты должны были двигать вот этими слайдерами, указывать сколько, из каких регионов людей составляют какую часть населения США. И получились совершенно удивительные результаты. Вот здесь, на этой схеме, вы можете увидеть, что для каждой страны, которая здесь упомянута, как это видно слева, среднее количество иммигрантов из этой страны, как оно воспринимается людьми, обозначено красным квадратиком, а реальная цифра — синим ромбиком.

Например, в США фактическая доля легальных иммигрантов 13,5%, а по восприятию — 30%. Огромное различие в США — люди думают, что около трети всего населения — это иммигранты. Это абсолютно не соответствует реальности. Ну, я не знаю, может быть, они имеют в виду иммигрантов во втором поколении. Но даже если взять во втором поколении, там получится процентов 20. И, кроме того, таким дополнительным соображением является то, что люди считают людей иммигрантов во втором поколении по-прежнему иммигрантами. Это вообще-то не соответствует американским ценностям. Итак, когда начинаешь людей спрашивать, а из чего состоит доля иммигрантов, здесь представлена воспринимаемая доля иммигрантов-мусульман. Если вы спросите, сколько мусульман на 100 иммигрантов, я выбрала мусульман, потому что в большинстве этих стран религия большинства — это христианство, а мусульманские иммигранты, вероятно, являются самой крупной группой, которая не относится к христианам. В реальности это 10%. В Великобритании люди думают, что это 25%, на самом деле 21–22%. Самый большой разрыв в Италии и Германии. Там переоценка еще сильнее. Франция представляет собой исключение, благодаря своему колониальному прошлому. Там люди хорошо знают, какова доля иммигрантов-мусульман, поэтому разрыв не настолько велик. А вот здесь вы найдете более подробную информацию о том, что думают люди. Относящиеся к разным группам по доходам, по возрасту и т. д. Хочу обратить ваше внимание на один момент: ваши политические взгляды очень серьезно сказываются на ваших представлениях о том, кого представляют собой иммигранты. На самом деле различие между левыми и правыми не столь велико. Многие считают, что в основном иммигранты — это мусульмане, их уровень образования низок и т. д. Чем правее мы смещаемся, тем это становится заметнее. Хотя здесь сходства очень много, на самом деле состав иммигрантов в представлении людей разных политических взглядов различается. Что влияет на представления людей? В значительной степени это то, что они думают о том, какие блага в результате перераспределения получают иммигранты.

Итак, давайте посмотрим, сколько трансфертов льгот получают иммигранты от государства. Это показано слева. А справа показано, что в представлении людей иммигранты получают как минимум вдвое больше, чем люди, родившиеся в этих странах. На самом деле это все совершенно не так. Люди думают об этом совершенно неправильно. И, смотрите, Франция здесь демонстрирует самую большую неточность, почти четверть респондентов сказали, что иммигранты получают вдвое больше, чем все остальные. В других странах восприятие различается. Здесь внизу мы видим, что люди правых взглядов больше других склонны считать, что иммигранты получают слишком много от государства. Наконец мы задали вопрос, который свидетельствует о предвзятости людей по отношению к иммигрантам. Мы предложили сравнить двоих людей одного возраста с людьми с одним и тем же уровнем дохода, живущих в одной стране, только Джон — американский или французский гражданин, скажем, а Мохаммед — иммигрант. Кто, по вашему мнению, платит меньше налогов или получает больше государственных субсидий в этой ситуации? Никто не сказал — одинаково. Все считали, что у всех все одинаково, кроме налогов и государственной помощи. Ну вот смотрите, в Швеции ситуация была лучше всего. Они сказали, что Мохаммед не получает больше. В других странах люди — в Италии, Франции и других — более трети респондентов ответили: да, наверняка Мохаммед получает больше государственных субсидий и меньше платит налогов. Ну вот, смотрите, разница между правыми и левыми здесь тоже достаточно велика. Правые более склонны утверждать, что Мохаммед и налогов меньше платит, и получает больше государственных пособий.

Ну и, наконец, последнее — это как люди обмениваются информацией об иммигрантах. Мы провели исследование, посвященное этой теме, вот как люди представляют себе ситуацию с иммигрантами в разных странах. Вот смотрите, США находится где-то между Швейцарией и Финляндией. А это представление людей о странах исхода, происхождении иммигрантов. Здесь многие считают, что большинство их них из Латинской Америки, а здесь показано положение вещей в другой стране, где считают, что они прибыли из других мест. Ну и, наконец, еще одним способом проанализировать эту ситуацию может служить вот такой подход: это рассказ байки, такой короткой истории о женщине-иммигрантке, которая приехала в США, которая очень упорно, усердно работает, чтобы добиться успеха, и вносит вклад в экономику. Какие выводы мы сделали из этого обследования? Ну, во-первых, в разных странах среди разных групп респондентов люди склонны очень неправильно представлять себе ситуацию с иммиграцией. Они переоценивают общее количество иммигрантов и их долю, они неправильно представляют себе страны их происхождения и религиозную принадлежность, уровень образования, статус занятости, тот вклад, который они вносят в благосостояние страны. Во многих случаях люди точно так же ошибаются в отношении неиммигрантов, но применительно к иммигрантам эта ситуация наиболее очевидна. Воспринимаемый состав иммигрантов различается между левыми и правыми. Итак, когда мы начинаем давать людям информацию об иммигрантах, рассказываем, откуда иммигранты приезжают, это не оказывает большого влияния. С другой стороны, рассказ короткой истории, вот этой байки о жизни иммигрантов, работает. Но лучше всего срабатывает в плохом смысле вот тот подход, связанный с изменением порядка, когда мы сначала рассказываем о политике, а потом начинаем задавать вопросы. Что заставляет людей думать об иммиграции? Если вы начинаете их спрашивать об этом до того, как вы рассказываете о политике, они в меньшей степени склонны поддерживать перераспределение и наоборот. Таким образом возникает незапланированный эффект. Антииммигрантские партии могут говорить об иммиграции, и в результате побочным продуктом является меньшая поддержка перераспределения, направленного на выравнивание ситуации.

Итак, третий проект. Он был посвящен тому, как люди понимают определенные виды политики перераспределения, в частности налоговой политики. Это совершенно новый проект, мы его только что запустили. Что мы пытались тут проанализировать? Из чего люди исходят, думая о налоговой политике, что они знают, чего они не знают и на какие аргументы они опираются. Налоговая политика — это функция разных эффектов. Например, эффект эффективности, эффект распределения, кто платит больше всего налогов, кто получает максимальную выгоду, наконец, насколько справедлива система налогообложения, когда мы сравниваем себя с другими. Мы попытались проанализировать, какую роль каждый из этих компонентов играет в сознании людей. Это очень важно для понимания, потому что если мы начинаем анализировать все эти компоненты на совершенно другом уровне вместо того, чтобы смотреть, чего люди ждут от налоговой политики, мы в состоянии принимать более взвешенные решения и понимать, как это все скажется на экономике в целом. Очень важно понимать, где лежит несогласие, если несогласие между людьми имеет место, понимать, где требуется интервенция, вмешательство государства, понимать, как работают налоги, что нужно для того, чтобы исправить ситуацию, и т. д.

Если сосредоточиться только на справедливости, люди прекрасно понимают, что такое справедливость, как что работает, у каждого есть свои взгляды и представления об этом, но если опираться только на это, едва ли мы сможем что-то исправить. И лучше на этом не зацикливаться. Мы пытаемся подходить к этому вопросу так, чтобы иметь возможность действительно вносить позитивные изменения. Я не буду очень подробно рассказывать об этом проекте, расскажу только о его недостатках и достоинствах. Ну вначале мы задавали открытые вопросы. Мы просили людей описать конкретную тему: каковы, с вашей точки зрения, недостатки того или иного налога, подоходного налога в данном случае. Мы брали, вычленяли основную тему, то, что вызывает основную озабоченность. Говоря о подоходном налоге, перед тем как мы переходили на следующий уровень, люди говорили, что слишком много возможностей, лазеек для неуплаты налога, что очень страдает средний класс и т. д. Это служит для нас отправной точкой. Я задавала также вопрос о налоге на наследство.

Вы, возможно, не знаете, в США налог на наследство — это налог, который уплачивается, когда человек умирает, он передает свое богатство супругу или детям, с этого имущества уплачивается налог. Но у этого налога есть один серьезный недостаток, это двойной налог, люди считают, что этот доход уже был обложен налогом, когда родители, бабушки, дедушки заработали это богатство, а теперь они платят второй раз. Тему можно сгруппировать по темам, вот здесь мы выделяем девять тем, мы задаем людям вопрос, что вызывает у вас наибольшую озабоченность применительно к подоходному налогу, и первая тема, которая здесь возникает,— это распределение, перераспределение, неравномерность доходов, несправедливость перераспределения и т. д.

Как вы видите, вот эта тема, она у нас всегда попадает в левую часть этого спектра, мы опрашивали разных людей, от сторонников Клинтона, либералов, и до тех, кто здесь показан малиновым цветом, это сторонники Трампа, консерваторы, очень консервативные люди. Как вы видите, если говорить о распределении неравенства, здесь расхождение во взглядах намного менее очевидно между левыми и правыми. Возможно, вас удивит, что распределение по вопросу справедливости очень равномерное, люди, которые находятся в правой части спектра, очень много говорят о справедливости, но дело в том, что справедливость для сторонников левых и правых взглядов означает не одно и тоже. Слово «справедливость» для левых и правых означает совершенно разные вещи, у многих вызывает озабоченность тема государственных расходов, причем у правых она вызывает большую озабоченность, чем у левых. Если вы начнете задавать людям вопросы, касающиеся фактических знаний, знают ли они о налоговых ставках, знают ли они, сколько налогов платят, знакомо ли им такое понятие, как налоговые рамки, оказывается, что люди, которые находятся в правой части спектра США, это сторонники Трампа, живут совершенно в другой реальности, то же самое касается и социальных лифтов, мобильности и т. д. Они склонны поддерживать более высокие и более прогрессивные налоговые ставки, чем демократы. Если вы зайдете в Google, вы можете убедиться в этом. И даже по этому вопросу у сторонников правых и левых взглядов совершенно разные представления.

Теперь если говорить о том, кто больше сберегает, люди хотят узнавать больше, люди готовы платить за более точную информацию, когда людей просят назвать точную цифру, если дать людям эту информацию до начала опроса, то вдруг оказывается, что эти люди уже знают достаточно много, это указывает на то, что чем точнее мы, чем больше мы знаем, тем больше мы склонны узнавать еще больше, тем больше мы заинтересованы в том, чтобы получать точную информацию. Но на другой стороне спектра ситуация сохраняется неизменной, несмотря на доступность информации. Давайте рассмотрим разные аспекты того, что люди думают о налоговой политике: их взгляды очень разнятся, особенно если сравнивать сторонников левой и правой политики.

Давайте сначала поговорим об эффективности перераспределения, когда мы говорим об эффекте эффективности налогообложения, действенности налогов, правые считают, что налоги будут сказываться на экономике гораздо серьезнее — будете взимать большие налоги, люди будут меньше работать, у них меньше будет стимулов для предпринимательства и т. д. Левые совершенно так не думают, более того, люди не думают, что изменение налогов скажется на людях из разных групп одинаково, люди в правой части спектра считают, если уменьшить налоги для тех, кто зарабатывает много, это окажет эффект просачивания и благотворно скажется на всех. Будут появляться новые рабочие места, и в конечном счете это поможет всем, это будет тот благотворный прилив, который поможет всем. Те, кто находится в левой части спектра, так не думают. Теперь что касается справедливости, если говорить о подоходном налоге, о неравенстве доходов и так далее, здесь ситуация достаточно предсказуема, представители правого крыла считают, что несправедливость, разрыв достаточно велики. Теперь что касается налога на унаследованное имущество, здесь ситуация более сложная, и тут встает огромное количество разных вопросов, в частности отношения между родителями и детьми. С точки зрения родителей, представьте себя на секундочку, справедливо ли то, что родители, которые работали, экономили, чтобы передать свое богатство детям, должны платить большие налоги, многие скажут «да», даже демократы. Теперь посмотрим на все это глазами детей, у них еще нет семей, у них еще нет своих детей, некоторые из них родились в очень богатых семьях, и исходные стартовые позиции у них были очень хорошие — справедливо ли, что они получат много в качестве наследства, а другие получат мало? Многие ответят вам на этот вопрос «нет». Почему же не разрешить родителям без налогов передать заработанное ими богатство детям — с одной стороны, это было бы справедливо, с другой — нет, и вот тут возникает вот эта проблема. Люди, которые находятся в левой части спектра, они скорее выступают на стороне детей, они считают, что надо большим налогом облагать работающих родителей, которые много зарабатывают, чем потом облагать налогом детей. Правые скажут вам — нет, мне не нравится, что люди имеют разные исходные позиции, да, я действительно считаю, что вот это неравенство необходимо, неравенство возможности нужно устранять.

И тем не менее вот тут возникает этот дисбаланс, я пытаюсь с помощью этого графика показать — кстати, в YouTube есть видео, этому посвященное,— вот этот график, который показывает, как работают налоги. Это график построен на основе непредвзятого, нейтрального подхода, но акцент в нем делается либо на эффекте распределения налогообложения, либо на результативности, либо на все это можно посмотреть с точки зрения экономиста, то есть с учетом всех обстоятельств и распределения, действенности и т. д. Итак, если сделать акцент на перераспределении, посмотреть, как налоги сказываются на преодолении проблемы социального неравенства, здесь говорим о социальной активности — что произойдет, перестанут ли люди работать, станут ли они менее активным. Во всех случаях нам требуется поиск баланса. Итак, что же мы здесь видим, то же самое, кстати, касается налога на унаследованное имущество, какие выводы мы сделали из ответов, полученных на вопросы этого опроса. Ну, во-первых, что обеспечивает поддержку или неподдержку налогообложения, и в первую очередь это озабоченность проблемой справедливости, кто получит выгоду от перераспределения. Мы берем свои представления о политике, сравниваем их с представлениями об эффективности действенности налогов, результативности перераспределения и так далее, но в конечном счете самый главный фактор здесь — это перераспределение.

Дальше, что люди думают о государстве, те кто не доверяет государству, хотят меньше всего, меньше перераспределения, меньше налогообложения и так далее, парадоксально, но факт, это те две вещи, которые мы, экономисты, как правило, упускаем из своих стандартных моделей. И это та область политэкономии, которую сегодня очень важно не обходить вниманием в этом смысле. Озабоченность результативностью и эффективностью, экономическая роль налогообложения сегодня все больше и больше занимает умы, во всем этом можно убедиться, если посмотреть, как мы проводили наш эксперимент в видео, посвященном влиянию налогообложения. Мы говорим не только об экономических последствиях налогообложения, очень интересный момент, касающийся справедливости, важный для всех, мы должны понимать, что разные люди воспринимают справедливость по-разному, у каждого справедливость своя. И вот эта партийная зависимость, предвзятость, обусловленная взглядами, политическими предпочтениями людей, очень велика, и это касается каждого аспекта аргументации, начиная с реальности.

Люди не воспринимают нынешнюю систему налогообложения, ее справедливость одинаковая, если перемещаться с левой части политического спектра в правую часть политического спектра. Если правые считают, что изменение налогообложения, ставок налогообложения окажет очень серьезное воздействие на экономику, негативное, то слева это будет выглядеть несколько иначе, наша задача вернуть людей к реальности.

У меня заканчивается время, но я хотела бы упомянуть, что этот четвертый проект, он глубоко связан с тем, какую связь люди ощущают по поводу правительства, и их предпочтениями по перераспределению. Вначале им дают возможность высказаться о том, как они видят вопросы перераспределения, как бы они хотели, чтобы они выглядели, и все это дает распределение по несправедливости, но это никак не связано с реальными обстоятельствами жизни, они во всем начинают винить правительство, они считают рост неравенства, источником роста неравенства, является исключительно правительство. В Соединенных Штатах, например, непопулярны такие решения правительства, как помощь иностранным государствам или там большие взносы во Всемирный банк и так далее, и тут очень большое сходство с результатами предыдущего проекта по поводу налогообложения, я надеюсь, что этот общий взгляд с высоты птичьего полета на эти проекты вызовет у вас желание покопаться в этой теме поглубже, и хочу сказать, что очень много дает попытка разобраться, что у людей в голове по поводу социально-экономической политики, какие модели у них сложились в голове, это касается таких вопросов, как мобильность, миграция, понимание политики, с точки зрения деятельности правительства и государства, тут есть много аспектов, которые интересно исследовать. Я с удовольствием поговорила бы с вами больше, с удовольствием отвечу на ваши вопросы, большое спасибо за внимание.

Вопросы и ответы

Большой спасибо, Стефани, очень много отзывов, вопросов, я хочу заранее извиниться, что я не смогу все вопросы огласить, потому что вопросов намного больше, чем времени у нас, я думаю, тут несколько людей задавали одни и те же вопросы. Мы знаем, что людям понравилось ваше выступление, вот как весь этот подход по использованию исследований, насколько он эффективен, какие приемы приходится применять для того, чтобы извлекать объективную информацию?

Это великолепный вопрос, и он на самом деле ведет нас к самой сути специфики использования этого инструмента. Первая часть, в отличие от более традиционных исследований, то, что делается онлайн, вы стоите не перед человеком, не задаете ему вопросы, и тут не возникает эффекта экспериментального спроса предложения, то есть респонденты не пытаются подстроиться под вас, тут опрос ведется анонимно, через интернет, то есть каждый респондент знает, что его ответ не будет отслежен, нет причин лгать, мы наняли целый ряд опросных компаний, которые в основном занимались до этого исследованиями коммерческих продуктов, туристических программ и так далее, и респонденты вознаграждались даже не денежным образом, а, может быть, начислением дополнительных миль по программам лояльности авиационных компаний, и достаточно щедро при этом. При этом когда люди принимали предложения поучаствовать в опросе, они не знали, на какую тему, прежде чем они увидели тему, они должны были ответить на вопросы о себе, откуда вы, какой доход и т. д. А потом, если они видели тему и говорили, что я не хочу отвечать на этот вопрос, то мы это замечали и могли тоже из этого делать выводы — например, что люди правой политической ориентации не хотят отвечать на такие вопросы. Теперь по поводу точности, первые ошибки в точности, они связаны с неправильным пониманием вопроса, и вы, как дизайнер опроса, должны иметь это в виду, я показала вам пару примеров нарочно — помните, эта лестница с мобильностью или слайдер с круговой диаграммой с иммигрантами, потому что когда вы делаете это графически наглядно, вам не нужно опираться на то, понимают ли люди математические концепции, им становится гораздо яснее этот вопрос, и это значительно определяет качество, но есть, конечно, проблема намеренных, заведомо ложных ответов, и все это сводится к тому, хотят ли респонденты давать правильные ответы, люди получают денежные вознаграждения за то, что они предоставляют какие-то факты, и тут ничего не меняется, если вы поощряете людей за точные ответы, я могла бы подробно рассказать, каким образом мы это делаем, но фактически предусмотрен целый ряд стимулов за честность и точность ответов, и тут можно заметить, что использовать или не использовать — очень мало это меняет разрыв между представителями разных политических партий. Я могла бы рассказать еще об одних приемах, но это основные. В каком-то смысле все инструменты не идеальны, но нет причин отказываться от их использования, есть смысл продолжать их совершенствование, тут трудно увидеть картину, и существует определенное ограничение относительно того, какую информацию мы можем получить исключительно посредством наблюдения, необходимо каким-то образом пользоваться технологиями опроса, извлекать из сознания людей то, о чем они думают, и это прекрасное средство, я считаю.

Спасибо большое за ответ на этот вопрос. Еще одна группа вопросов, которые весьма близки: мы показали, что есть много ошибок восприятия и люди задают вопросы, и вот когда мы думали, сколько вопросов, мы думали, сейчас гораздо больше сотни, но многие из них, некоторые из них коррелируют, так вот, люди, вот какие глубинные причины. Почему вот ошибки восприятия носят настолько устойчивый характер по разным странам, можете назвать одну главную причину?

Это очень интересно, вы знаете, во всех этих проектах вам приходится обращать внимание на то, чего здесь не хватает, мы не говорили ничего о том, что вызывает это, во всех проектах мы показываем, какие различия мы наблюдаем в связи с информацией о респондентах, и мы видим, что экспериментально информация, то есть эти скрытые подсказки, они меняют в каком-то смысле точку зрения, я думаю, что тут результаты получаются различные по мобильности, по налоговой политике, по отношению к иммиграции, рассмотрим, проект по отношению к эмигрантам, мы начали в разных странах и во всех странах люди стали преувеличивать количество эмигрантов, я думаю, что это объяснить можно сразу же тем фактом, что, вы знаете, у нас есть тенденция центрироваться на наиболее явных, заметных вещах через средства массовой информации, например, и эмиграция в СМИ стала такой темой, и получается, что вы не заметите человека, если он, скажем так, не эмигрант, а уж если он эмигрант, сразу обратите внимание, так что заметность этого очень важна, также, я результаты не показывала, но люди, живущие в областях, где больше эмигрантов, они воспринимают, что эмигрантов еще больше, то есть тут вопрос сводится к тому, что у людей много взаимодействия с эмигрантами, они переоценивают их количество. Но они при этом высказывают менее негативные взгляды на эмигрантов, наверное, потому что больше имеют с ними дела. Что оказывается в мобильности есть разрыв между левыми и правыми, в целом люди в США и Европе по-разному относятся к этой проблеме и это, я думаю, легко можно объяснить тем, то есть наличием информации, и тем, какой нарратив присутствует в этих странах, то есть «американская мечта», она очень часто обсуждается, является ценностью для всех участников политического спектра, это то, к чему стремятся люди, это то, что имеет большую значимость в умах людей, это США. А в Европе, ну вследствие истории, культуры Европы, в общем-то мобильность никогда не была большой темой. По налоговой политике перераспределение, те из вас, кто изучает экономику, вы знаете, сколько работы нужно провести, чтобы изучить эти вещи, и в результате у меня такое ощущение, что если вы не будете копать глубже, вам просто очень легко воспринимать чужие взгляды, которые вы слышите, и вот эти взгляды налогового политика, они будут очень сильно отличаться, если вы будете читать, например, и правая ориентация полиция и левая ориентация, поэтому я думаю, что это в общем-то связано с тем, что люди пользуются информацией, которая подается по-разному в тех источниках, которыми они пользуются. И просто не задают дополнительных вопросов.

Спасибо, отлично, еще интересный вопрос, можете использовать результаты исследований опросов для того, чтобы оценить потенциальные результаты определенных политических решений прежде, чем они будут реализованы? Например, конкретно политика по ведению базового универсального налога? Вот интересно, как люди будут воспринимать, средний процент людей будет воспринимать, пользоваться этим, неправильно пользоваться, изменит ли поведение? Есть ли способ использовать такую методологию для того, чтобы предсказывать потенциальные результаты при принятии политических решений?

Да, в разумных рамках, да, я считаю особенно полезным будет посмотреть, какой результат люди ожидают, что они уже представили в своих умах, какой результат эта политика даст, и на основе этого принять решение, будут они поддерживать или нет, поэтому, я думаю, очень полезно использовать инструменты для того, чтобы прогнозировать уровень поддержки, разрыв в мышлении, можем ли мы из того, что люди говорят, что они сделают, что реально сделать, в некотором смысле, да, но есть работа (не моя), где люди пытались установить соотношение между тем, что им говорили, они будут делать, и тем, что они потом реально стали делать, за кого голосовать, или что они будут делать, если у них уровень доходов изменится, то есть сравнивали эти их заявления с фактическими, иногда бывает сложно людям в случае полного изменения обстоятельств предсказать, что они сделают, поэтому я не стала бы использовать опросы как инструмент прогнозирования реального эффекта, я бы использовала их для того, чтобы понять, как люди думают об этом. Причина, почему я говорю, в определенных пределах это можно использовать как прогнозирование, поясню следующим примером, внедрение вот этого углеродного налога или налога на топливо, который вводили в странах, помните, очень сильно протестовали против этого желтые жилеты и так далее, но можно вернуться в прошлое и подумать, а что пошло не так, и, не указав на то, что пошло неправильно, там был целый спектр причин, почему людей расстраивали эти налоги. Одна из причин состояла в том, что люди в сельской местности не имели возможности отказаться от использования транспорта, снижения потребления топлива и поэтому, когда ввели налог на топливо, а люди не смогли изменить свое поведение, это воспринялось просто абсолютно отрицательно, в результате люди не могут снизить, они просто начинают платить деньги, не могут изменить свое поведение, надо понимать ограничения таких вещей. И, конечно, нельзя предсказать точную реакцию на принятие определенной политики, но можно предсказать точные последствия с точки зрения возможности, например, и таким образом можно добиться гораздо лучшего понимания того, какие ограничения необходимо снять с людей, с тем, чтобы они не протестовали против введения новой политики, и в этом смысле я считаю, что опросы — это потрясающе эффективный инструмент предсказания поведения. Конечно, нужно понимать ограничения, и как раз для этого опросы очень хорошо подходят.

Отлично, еще один вопрос. Что вы думаете, насколько полезными являются все эти новые методы мониторинги социальных сетей, больших данных и так далее, для того чтобы получать ответы на те же самые вопросы, узнавать восприятие людей, узнавать, что они думают об определенных экономических или политических проблемах, насколько эти методы дополняют те методы опросовых экспериментов, о которых говорили вы?

Мне нравится слово «дополняют», потому что я бы именно его использовала, отвечая на ваш вопрос, то есть когда сопоставляла бы свои методы с более традиционными методами, и это тесно связано с ответом, который давался на вопрос о прогнозе политических решений. Что касается дополнения, на основе того, что люди делают, какие предположения мы можем сделать об их предпочтениях, ограничениях, способе работы, у нас есть большая степень вариаций, там цены, ограничения, структуру можно увидеть наблюдения, которые потом проявляются тем же самым человеком по сравнению с другими людьми и очень часто нам необходимо ввести какие-то структуры, это трудно делать без каких-либо моделей, необходимо сделать какие-то предположения, построить структуру, чтобы понять. Вот опрос — он имеет и преимущества, и недостатки, необходимо построить структуру, в данном случае она определяется тем, какие вопросы решаете задать, в каком порядке, как вы их формулируете, и в конечном итоге вы тут можете определить степень вариаций, которые можете не наблюдать в мире, то есть можете напрямую спросить, что конкретно сделает человек или что он думает об интересующей проблеме, это действительно подход, который дополняет традиционный, использовала бы я его для прогнозирования повышения цен на хлеб, да нет, наверное, я бы использовала другие инструменты, но если будет вопрос о том, что будут люди делать, если они не смогут больше пользоваться автомобилем из-за введения налогов на топливо, или как они будут поступать в отношении к эмигрантам, да, для этого я вопросы бы использовала.

Есть пара вопросов — один от человека, который работает в государственных органах, он связан с той частью большого проекта, который вы показали, который имеет там образовательное направление, вопрос таков: вот мы видим, что у людей много ошибок восприятия, как вы думаете, как лучше всего можно это исправить, организовать там просвещение экономики, там какое-то еще, а как государство должно коммуницировать более качественно?

Мне очень нравился этот вопрос, я об этом много думала. Вначале необходимо посмотреть, где проходит линия раздора, если люди не соглашаются по поводу справедливости, это уже вопрос не к экономистам, экономисты не могут на это повлиять. Экономисты, конечно, изучают социальные взгляды, но не могут предложить эффективного решения в данном случае, то есть таким образом мы не достигнем цели. Скорее всего, это задача политиков, тех, кто занимается социальной проблематикой. Но тем не менее существует большое количество недопониманий, неправильного восприятия многих вопросов, и эту ситуацию нужно исправлять для того, чтобы содействовать принятию более эффективных политических решений, и, естественно, в первую очередь для этого необходимо лучше информировать граждан, граждане должны лучше понимать, как на них скажется то или иное политическое решение. Я всегда с этого начинаю, и не потому что я экономист — очень важно заниматься экономическим просвещением как можно раньше. Обычно люди начинают изучать экономику если они поступают в университет, начинают изучать экономику. А это не большинство людей, я имею в виду тех, кто студенты-экономисты в результате. Удивительно, но факт, многие люди не знают ни о чем и совершенно не понимают, что представляет собой та политика и как она скажется на них — положительно или отрицательно. Люди очень часто не понимают, что что-то делается в их интересах, и они не знают, кого поддержать и что произойдет, если поддержать ту или иную точку зрения. Поэтому чем раньше мы начнем заниматься экономическим просвещением, тем лучше. Это очень важно, но такое образование, просвещение требует много времени. И второй момент — это наличие информации. Должны быть институты, беспристрастные, работающие непредвзято, и вот эта вот предвзятость и различия между людьми, придерживающимися разных точек зрения, в разных странах очень велика. Здесь очень важна роль прессы, соответственно, требуется какой-то институт, который пользуется отличной репутацией, своей беспристрастностью, непредвзятостью и т. д., ну и экономисты здесь должны играть определенную роль, как правило, экономисты воспринимаются как ученые, но они должны играть более активную роль в распространении такой непредвзятой информации, агрегирования данных и распространения этой информации. Но при этом очень важно иметь вот эту репутацию непредвзятой стороны, беспристрастно мыслящего лица.

Есть вопрос который не относится в полном объеме к теме этой лекции, и тем не менее он, с моей точки зрения, очень важен — люди задают вопрос, и мы всем задаем такой вопрос — почему вы решили заняться экономикой, стать экономистом и в конечном счете почему вы стали профессором, преподавателем экономики?

Я с радостью отвечу на этот вопрос, и конечно, он имеет отношение к нашей теме. Меня всегда интересовали экономические проблемы, при этом интересовали меня еще до того, как я стала понимать, что это именно экономические проблемы, я родилась в Болгарии, об этом свидетельствует моя фамилия и мой странный акцент, с которым я говорю по-русски, но в очень раннем возрасте меня перевезли родители в Восточную Германию, потом они переехали во Францию, теперь я живу в США, я была во многих странах, и меня всегда интересовал вопрос — почему эти страны такие разные и в социальном и в экономическом отношении, я столкнулась с таким явлением, как гиперинфляция в Болгарии, например, я еще не знала, что такое гиперинфляция, но я уже понимала, что обменный курс национальной валюты — это серьезная проблема, такая же серьезная проблема банкротства банков и так далее, потом мы переехали во Францию, мне стало интересно, почему какие-то люди могут себе позволить ходить в дорогие рестораны, а другие нет. А потом вдруг оказалось, что есть такая область исследований, наука экономика, и мне стало очевидно, что это именно то, что я хочу изучать для того, чтобы найти ответы на вопросы, которые меня интересовали. Таким образом я прошла очень много этапов, прежде чем добралась до Гарварда. И в конечном счете мне стало интересно, как можно использовать все эти знания для того, чтобы принести какую-то конкретную пользу.

То есть это наполовину личная тема, наполовину неличная. В связи с этим хочу спросить, с вашей точки зрения, из этих вопросов какой представляет наибольшую проблему с точки зрения правильности или неправильности восприятия? Какие три недопонимания главных вы бы исправили в первую очередь?

Это очень трудный вопрос, потому что мы обследуем многие страны, и везде ситуация своя, везде ситуация разная. Но если бы мне было нужно выбрать одну тему, я бы постаралась объяснить людям, как работает экономическая политика. Это стало бы огромным шагом, огромной вехой к улучшению всего этого политического дискурса, люди должны видеть причинно-следственные связи, они должны понимать, как сказывается на их жизни та или иная политика, но должна сделать признание, у меня в загашнике лежит список, где как минимум еще десяток таких вопросов наберется, и, естественно, все они очень важны, но в первую очередь людям нужно понимать основы экономической политики. Понятно, что все эти вопросы взаимосвязаны.

По сути дела, вы жили в разных условиях, в разных странах, учились в разных системах образования, не могли бы вы рассказать нам о том, как вот эти различия сказываются на разнице во взглядах и восприятии проблем людей?

Ну это очень сложный вопрос. Дело в том, что разные вещи даже в одной стране изучаются совершенно по-разному, в разных заведениях по-разному подходят к изучению одних и тех же проблем. Что поражает во всех странах, которые мы обследовали, система образования очень хорошая, и я не могу выделить какую-то одну из этих стран, о которой я могла бы сказать, что там система образования дала очевидный сбой. Везде люди заканчивают школу, отправляются в высшие учебные заведения, заканчивают их, во всех этих странах система образования очень высокого качества. Если говорить о доступе к образованию, тут ситуация может выглядеть по-разному. В США образование намного дороже, чем в континентальной Европе, Великобритания где-то между этими двумя полюсами находится. Но сегодня нам совершенно непонятно, как связать вот эту замечательную систему образования и систему принятия решений, и здесь требуется более детальное обучение. Что произойдет, если студенты возьмут, например, вместо одной специализации другую специализацию на этапе прохождения обучения в университете, как это скажется в будущем на той политике, которую они будут вырабатывать, как скажется на экономической жизни страны? Будут ли политики принимать более эффективные политические решения? Возможно, это то, что нужно изучать, но пока что еще мы не видим вот этой вот четкой связи между тем, что люди изучают в каждой из этих стран, и тем, какие политические решения в этих странах принимаются, это мне кажется было бы отличной темой для изучения.

Есть еще несколько вопросов взаимосвязанных, все они сводятся к следующему: как изменились мнения и восприятие людей за последние полгода в результате вот этих вот колоссальных экономических потрясений, которые произошли во всех странах в связи с теми обстоятельствами, в которых мы оказались?

Да, я боялась что вы спросите меня, как изменилось восприятие за последние 10 лет, к сожалению, я стала все этой изучать в рамках освоения экономической истории относительно недавно. Мы можем только сравнивать с учетом того, какие опросы мы проводили раньше. Да, мы сегодня проводим целый ряд тех же опросов, которые мы проводили раньше, до эпохи COVID-19. И некоторые вещи становятся совершенно очевидными, вот, например, некоторые виды политики, такие как помощь лицам с более низким уровнем доходов, в частности, в США приводит к тому, что люди все больше и больше понимают важность этой политики, возможно, в дальнейшем ситуация изменится, но сегодня мы уже думаем о том, какие нам потребуются в будущем буферы подобных экономических шоков, что нужно для того, чтобы более действенную помощь оказывать бедным в условиях этих шоков, мы меняем свое отношение к глобализации, пока мы еще не видим, что произойдет дальше, как все это ударит по нам по прошествии определенного времени, но сегодня что мы наблюдаем и что становится совершено очевидным — люди занимают все более и более протекционистскую позицию, и это начинает приобретать характер тенденции. Люди более негативно стали отзываться о глобализации, о политике в области торговли, которая проводилась раньше, будем наблюдать за тем, как ситуация будет развиваться в будущем.

Нижегородский областной клинический онкологический диспансер

Сергей

Здравствуйте. Я не пациент, а врач-хирург, завершающий обучение по циклу переподготовки по специальности «Онкология» на базе НОКОД. Хотелось бы здесь (извините, другого места я не нашёл) отметить глубочайшую признательность специалистам, которые здесь трудятся. В реалиях современной российской действительности, медицины и онкологии в частности, прямо скажем, крайне непростых, в условиях постоянного психологического прессинга, вызванного разными причинами от банальной постоянной “дикой” нехватки времени до непростых ситуаций, связанных с общением с тяжелым контингентом пациентов, от гнета всевозможных бесчисленных нормативно-правовых актов до непростых отношений с правящей финансами организацией ОМС данная команда не просто работает, а отдается своему делу со «сверхотдачей». Самое главное, чему я научился здесь, это не отрасли медицины «онкологии» (чему, я думаю, мне предстоит учиться, по правде сказать, всю мою оставшуюся жизнь), а той невероятной нацеленности на результат, вопреки всему. Всегда, когда смотришь на работу высочайшего уровня профессионалов возникает чувство благоговейного восхищения. Когда я обучался хирургии, такое чувство было при наблюдении за работой высококлассных хирургов. Восхищало то, как они могут работать руками, то какие чудеса они творят в операционной. Но то, как работают высококлассные врачи-химиотерапевты, например, то как они распутывают нереально сложные головоломки клинических ситуаций онкологических больных и принимают решение, восхищает, по меньшей мере, не менее. Так, например, высочайшего класса врач-химиотерапевт зав. дневным химиотерапевтическим отделением Овчинникова Елена Георгиевна принимает огромные толпы тяжелых больных на врачебном консилиуме со всей области, буквально организует их судьбу, болея за каждого, а не просто отправляет: «а езжай ка ты в район», руководит отделением с невероятным потоком пациентов, тонны документов, тысячи непростых решений, консультации молодым специалистам, районным онкологам, звонки по телефону, решение вопросов, цейтнот, психологическая нагрузка сумасшедшая … Человек невероятной неиссякаемой энергии, искренне болеющий своим делом. Благоговейное восхищение. Врачи-химиотерапевты-ординаторы дневного химиотерапевтического отделения Мошкова Ксения Анатольевна, Николаева Анжела Сергеевна — высококлассные специалисты. Невероятный поток пациентов, всегда корректное общение, быстрое решение трудных вопросов на фоне нехватки времени, несмотря, порой на очень сложную ситуацию.
Не меньше вызывает восхищение работа руководящего звена НОКОД. Так, например, зав. поликлиническим приемом Тарарова Екатерина Александровна разрешает множество конфликтных, спорных, трудных ситуаций, которых в современных реалиях возникает бесчисленное множество. Искренне завидую её невероятной психологической устойчивости, умению принимать выверенные решения в труднейших ситуациях.
Удалось увидеть работу таких высококлассных врачей-онкологов на приеме, как Згурская М. М., Уварова Н. В., Курмель Е.М., Круглов А.П., Гаранина А.А., Салова А.А. Спасибо вам за адекватное отношение и вашу добросовестную работу.
Спасибо большое доктору высоклассному онкологу-маммологу и по совместительству врачу УЗИ-диагностики Горбунову Михаилу Владимировичу. Доктор в очень короткий срок помог мне понять основы работы онколога-маммолога на приеме, основы УЗИ-диагностики в онкологии, в том числе ТАБ и кор-биопсий под контролем УЗИ.
Отдельно, так же хотелось бы выразить восхищение работой специалиста по онкодерматологии Гараниной Оксаны Евгеньевны. Специалист высочайшего класса. Для меня, не посвященного в таинства дерматоонкологии и дерматоскопии, казалось магией как она определяет, казалось мне, явную меланому, как нечто доброкачественное и наоборот. Мне, как хирургу, легче иссечь и первое и второе лишь только заподозрив меланому ))).
К сожалению, не удалось в должной мере побывать на многих базах НОКОД в силу ряда обстоятельств. Была попытка познакомиться с работой отделения под руководством Воронцова Алексея Юрьевича, пробыв там только 1 день, но успев заметить какой высококлассный коллектив работает там и какая высококлассная работа там делается, волею судеб нужно было продолжить обучение в другом ключе.
Отдельное огромное спасибо кафедре онкологии. И. о. зав каф проф. Масленниковой Анне Владимировне за всестороннее стремление помочь в освоении новой специальности, решение наших насущных проблем, организацию и терпение. Спасибо профессору Чернявскому Александру Александровичу, асс. Лаврову Николаю Александровичу, проф. Алясовой Анне Валерьевне, а также всем лекторам, читавшим нам лекции.
Всем, с кем контактировал за время обучения огромное спасибо, извините если, что не так. Маленькую частичку вашей общей энергии повезу к себе в район. Спасибо!

Что будет после коронавируса — Сноб

Эпоха пандемии рано или поздно закончится. Каким будет новый мир? Фантазируют те, кому в нем жить еще долго

Иллюстрация: Veronchikchik

Наличие развитого прогностического мышления — одно из коренных отличий человека от животных. Мы способны размышлять об отдаленных последствиях своих действий, строить подробнейшие планы на будущее. Мы, в отличие от животных, знаем, что все умрем.

В этом и наше существеннейшее преимущество как вида, дающее нам бесконечное число дополнительных возможностей, и одновременно — источник наших печалей и страхов. 

И еще одна особенность есть у человека: мы любим гадать о будущем. Это нам просто нравится.

Думаю, нет сегодня на планете ни одного более-менее взрослого человека (за женщин практически ручаюсь, за мужчин — осторожно предполагаю), который, вне зависимости от своего актуального мировоззрения, хотя бы раз в жизни не разложил карты, палочки, камешки, ракушки, руны, не заглянул в коридор из зеркал, не прочитал астрологический прогноз для своего знака в дешевом журнальчике или на «левом» сайте с одной-единственной целью — узнать, что будет, что сложится, чем сердце успокоится.

Есть у большинства людей и другая особенность, связанная с нашей темой: им самим нравится предсказывать. Мы часто искренне верим в то, что наш ментальный синтез совершенен, что на основании имеющихся у нас данных именно мы легко можем предсказать, как все будет. А потом, когда все уже случилось, легко производим тонкую, в пользу своей прозорливости, подстройку  памяти: «Ну вот, а я всегда говорила: ничего у нее с ним не выйдет», «Получили? А я об этом еще в начале сезона знал и вам всем говорил. С таким тренером они и должны были выиграть».

Как все эти особенности человеческой психики используются прямо сегодня? Мы все знаем, достаточно открыть практически любой сайт в интернете или включить телевизор.

Достоверных знаний для предсказания планетарного функционирования этого коронавируса на сегодня недостаточно даже у ученых, работающих на переднем крае с самыми передовыми методами доступной нам науки, поэтому они часто говорят вразнобой. А что уж говорить о «простых смертных», вроде журналистов всех на свете изданий, лихорадочно пытающихся выжить в наступающей экономической буре, бесчисленных «популярных блогеров», ловящих «волну хайпа», высокомерных политиков-аналитиков в хороших костюмах, которые учились во всех на свете университетах, но никогда не сделали ни одного более-менее полезного и применимого на практике прогноза, и бытовых паникеров в стиле «одному моему знакомому его знакомый вот совершенно точно сказал, что в конце апреля…»

Будем считать, что этого «А вот что будет завтра! Я-то точно знаю!» — нам на сегодня достаточно.

Поэтому сейчас я предлагаю использовать вышеописанную базовую особенность человеческой психики для предсказания на послезавтра.

Вирус и вызванная им эпидемия — в реальности и в головах — закончится. Я думаю, никто в этом не сомневается. И вот. Наступило послезавтра.

Каким будет мир после коронавируса? Что в нем изменится? Что останется прежним? В международных отношениях, во внутригосударственных, в отношениях между людьми? Что случится в политике, в науке, в экономике, в быту каждого из нас?

Предлагайте ваш анализ и ваши прогнозы. Мы опубликуем их здесь, и, возможно, методом мозгового штурма нам удастся построить объемную картину и немного добавить уверенности себе и уважаемым читателям. А потом мы всегда сможем сюда вернуться и сказать: ну надо же, как точно угадал про нашу политику N! А вот Х-то насчет экономики абсолютно ошибся, хотя тогда с ним многие согласились. А вот высказывание У — тогда мы подумали: какая глупость, такого вообще не может быть, — а ведь всё почти так и случилось. 

Для затравки предлагаю несколько мнений самых креативных и свободных в своих прогнозах людей — подростков от 9 до 15 лет (мнения собраны мной в письменном виде в последние две недели).

Итак: что будет после того, как вся эта история с коронавирусом закончится? Мир как-то изменится?

— Родители не будут запрещать детям мобильные телефоны.

— Все взрослые умрут, останутся одни дети, собаки и кошки. Им придется самим выживать и всему учиться. Они научатся, вырастут и будут жить все вместе. Мир будет другой.

— Ничего не изменится. Однажды все проснутся и удивятся, потому что этот вирус просто исчез. И все будут жить дальше и всё забудут. Потому что так всегда бывает.

— Кажется, после коронавируса мои родители все-таки разведутся.

— Школа будет онлайн. Или как сам выберешь. Все, кто захочет, будут ходить на уроки, и тогда будет видно, к какому учителю ходят — тот хорошо уроки ведет. А кто кричит и обзывается — к такому никто не пойдет, и он будет там один сидеть и злиться.

— Мир станет лучше, и все подружатся.

— Люди поймут, что они есть друг у друга.

— Природа воспрянет. Ее будут меньше загрязнять. Звери и леса возродятся. И будет чистый воздух и чистая вода.

— Китайцы все захватят. И будет такое новое рабство технологическое. Все сидят и работают, работают, работают. Иногда зарядку делают.

— Будет война. А после войны начнем все сначала. Зато природа восстановится.

— Наверное, сделают все-таки колонию на Луне и на Марсе. И может быть, в космосе еще, на большой станции. Чтобы, если здесь все вымрут, человечество все-таки сохранилось.

— Я думаю, наступит средневековье. Люди будут опять сидеть в своих странах, городах и верить в Бога, который карает просто так — кого захочет.

— Родители наконец поймут, как хорошо, когда ребенок сидит за компьютером или в телефоне и к ним не пристает.

— Все привыкнут жить в онлайне и потом не захотят оттуда выходить. Но это хорошо, потому что пробок не будет и воздух чище.

— Детям (и мне тоже) разрешат работать курьером или еще кем-нибудь нужным.

— Экономика рухнет, и будет такая борьба за существование. Всем, кто уже привык развлекаться и ничего не делать, придется взяться за дело или умереть. И это правильно. Эпидемии и всякое другое всегда вовремя, потому что это эволюция. Иначе будет застой.

— Все: страны, народы, школы, отдельные люди — наконец поймут, что главное в мире — это любовь и понимание, и не будут придираться друг к другу по мелочам.

6 причин, по которым люди лгут, когда им не нужно

Источник: Ана Блазич Павлович / Shutterstock

Патологическая ложь не является клиническим диагнозом, хотя иногда может быть симптомом других проблем, таких как расстройство личности или маниакальный эпизод. Но некоторые люди настолько привыкают лгать, что делают это даже тогда, когда нет ясной цели, и когда их ложь легко опровергнуть, заставляя всех ломать голову над их обманом.

На протяжении многих лет я работал с некоторыми из этих людей — так называемыми патологическими или компульсивными лжецами — и получил некоторое представление о том, как они думают.Вы не поверите, но их ложь имеет смысл, если посмотреть на нее их глазами.

1. Ложь имеет значение … для них. Основная причина, по которой люди лгут, когда это не имеет значения, заключается в том, что они на самом деле действительно считают, что это имеет значение. В то время как все вокруг думают, что это несущественная проблема, лжец считает, что это критически важно. Они могут уделять незаслуженное внимание или оказывать давление на себя или на проблему, но вы не узнаете этого, если не спросите что-то вроде: «Кажется, эта проблема действительно важна для вас — почему?»

2.Сказать правду — значит отказаться от контроля. Часто люди лгут, потому что они пытаются контролировать ситуацию и оказывать влияние на получение желаемых решений или реакций. Правда может быть «неудобной», потому что может не соответствовать их рассказу.

3. Они не хотят вас разочаровывать. Возможно, вам это не нравится, но люди, которые лгут за ложью, часто боятся потерять уважение окружающих. Они хотят, чтобы вы любили их, впечатляли и ценили их.И они обеспокоены тем, что правда может заставить вас отвергнуть или пристыдить их.

4. Лежит снежный ком. Я помню мультфильм, который мои дети смотрели много лет назад, о том, как растет ложь. Мы говорим небольшую ложь, но затем, чтобы скрыть эту ложь, мы должны сказать еще одну, затем еще и еще одну — каждая становится все больше и больше. Наконец, мы спорим о цвете неба, потому что допущение чего-либо создает потенциал для падения всего карточного домика. Если хронический лжец признает любую единственную ложь, он чувствует, что признает как лжецом, и тогда у вас будут основания не доверять им.

5. им не ложь. Когда мы находимся под давлением, наши представления о большой картине могут быть поставлены под сомнение. Наша память о вещах на самом деле довольно ненадежна: многочисленные исследования демонстрируют, что на наши воспоминания влияют многие вещи, что они меняются со временем и что они по сути восстанавливаются каждый раз, когда мы думаем о них. Часто повторяющиеся лжецы в тот момент испытывают такое давление, что их память становится просто ненадежной. Когда они что-то говорят, часто потому, что искренне верят в тот момент, что это правда.Их память была перегружена стрессом, текущими событиями и их желанием найти способ заставить эту ситуацию работать. Иногда это может стать настолько серьезным, что кажется, будто человек создал в своей голове целый альтернативный мир, который соответствует его постоянным убеждениям и потребностям.

6. Они хотят, чтобы было правдой. Наконец, лжец может так сильно хотеть, чтобы его ложь была правдой, что их желание и потребности снова пересилили их инстинкт говорить правду.«Будьте тем изменением, которое вы хотите видеть в мире», — на самом деле Ганди никогда не говорил. Но иногда лжецы надеются, что они смогут воплотить что-то в жизнь, повторяя это снова и снова и веря в это так сильно, как только могут. В сегодняшней обстановке «альтернативных фактов» трудно не считать это в какой-то мере оправданным.

Источник: Wikimedia Commons

Люди по большому счету честны по умолчанию. Большинство людей большую часть времени говорят правду. Сама наша способность к языку строится на допущении честности — мы согласны с тем, что слова, которые мы используем, постоянно означают одно и то же, и мы не используем слова обманчиво, потому что это сделало бы язык и само общение идей невозможным.Некоторые люди лгут больше, чем другие, но даже частые лжецы на самом деле большую часть времени на самом деле честны. Но это резко выделяется, когда их обман настолько очевиден, легко опровергается и кажется несущественным.

Каким бы неприятным ни было то, что люди рассказывают громкие слова, мы можем начать понимать мотивы, стоящие за ними. Спросите человека: «Почему эта ситуация так важна для вас?» или: «Почему вам нужно, чтобы я смотрел на это так же, как вы?» может быть полезным и безопасным способом найти причины стресса и отчаяния, которые часто лежат в основе обмана.Не спрашивайте: «Почему ты врешь?» Мы должны помнить, что человека часто мотивирует то, что его не считают лжецом, и этот вопрос загоняет его в угол.

Конечно, понимание мотивов большого выдумщика и сочувствие в таких ситуациях очень важно. Но для того, чтобы эффективно работать в реальном мире, нам также нужно, чтобы люди научились быть более честными. Сочувствие к отчаянию человека может быть ценным инструментом, позволяющим ему сказать правду. Кроме того, признание и подкрепление того, когда человек действительно говорит правду, — мощный способ узнать больше правды.Это показывает людям, что правда не пугает и что мир не погибнет, когда правда выйдет наружу.

Устали от того, что вам лгут? Вот почему они это делают (и как их остановить)

Мы используем ложь по многим причинам. Во-первых, мы используем его, чтобы защитить себя. Против чего, вот в чем вопрос. Иногда мы защищаем себя от чувства стыда, жестокого обращения или жестокости.

Мы лжем, чтобы защитить себя, своих близких и свое имущество. Мы лжем, чтобы добиться своего и привлечь внимание.Мы стараемся поддерживать свой имидж, скрывать свои ошибки и неудачи.

Мы лжем ради денег или ресурсов. Мы лжем на наши налоги и на страхование, мы обманываем наши экзамены и приукрашиваем наши навыки на нашей работе. Во время споров мы лжем нашим близким.

Мы лжем, чтобы сэкономить деньги или сберечь нашу энергию.

Почему мы так много лжем? Что дает нам вся эта защита? Если мы делаем это так часто, значит ли это, что это работает?

ПОЧЕМУ ЛОЖЬ ВООБЩЕ?

Это инстинкт выживания.

Люди боятся, что, если они не лгут, они рискуют отвернуться от них в обществе — отвержение и изоляция, потерять то, что у них есть, или не получить новых вещей.

Они не боятся последствий, если о них узнают, потому что часто им не грозят никакие последствия из-за притворства или нечестности. Это значит, что они чувствуют себя в безопасности.

Важно понимать, что лжецов часто принимают за злоумышленников, когда они просто небезопасны. И нужно отвечать сочувствием, а не мстительностью.Сострадание — ключ к улучшению отношений, запятнанных нечестностью.

Проведено исследование лжецов. Кто лжет, как часто люди лгут и почему лгут. Людей просили вести дневник всех своих разговоров. Оказывается, люди иногда лгут по привычке. Независимо от того, есть что-то, что можно получить или нет.

Что еще более интересно, одним людям лгут чаще, чем другим. В вас может быть что-то (в вашем лице, в ваших ответах или в вашем изображении), что побуждает людей солгать вам больше, чем другим людям.

Это могло быть плохо или хорошо. Можно было быть наивным. Или вы могли бы быть очень честными и доверчивыми. Но очень важно понимать, что некоторым людям нужно быть более осторожными, чтобы им не солгали, чем другим.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ВАМ ВРУЮТ?

1. Вы очень внимательны.

Ваши высокие ожидания заставляют людей лгать вам, чтобы соответствовать высокой планке, которую вы устанавливаете. Вы высоко о ком-то думаете. И они хотят быть рядом с тобой.Но у вас создается впечатление, что вы не просто ни с кем дружите. Вы только ожидаете, что они покажут вам свою лучшую сторону.

Вы настолько ценны, что они не могут позволить себе вас разочаровать. Когда они действительно видят в себе недостатки, они боятся рассказать вам об этом. Значит, они лгут. Для поддержания их имиджа и вашей дружбы. Они пришли из хорошего места.

2. Ваша честность.

У вас высокие моральные стандарты. Всегда поступаем правильно, всегда выбираем дорогу (независимо от того, меньше ли на ней пробок или нет.)

Вы делаете хорошее дело. И ты хороший человек.

Вы показываете это своими действиями и своим поведением. Не нужно кричать это с крыш. Или, может быть, да. Или твои родители делают это за тебя. Или твои друзья.

Дело здесь в психологии разочарования. Когда кто-то взаимодействует с другим — человеком с высокими моральными стандартами, у него нет желания, на самом деле они боятся признаться в собственных неудачах.

Представьте себе ситуацию между братьями и сестрами.Клише любимого ребенка. «Плохой» человек не желает признавать проступок, чтобы не разочаровать родителей, родственников или кого-либо еще. Они боятся подорвать свою неблагополучную репутацию.

3. Вы привлекаете это.

Это принцип ключа и замка. Один тип людей всегда будет привлекать другого. Лжецы находят идеальных жертв. Доверчивые.

Это ваша привлекательность. Это не физическая привлекательность, а набор черт характера, который перекликается с личностью лжеца.Лжецы восхищаются вами, и это побуждает их пытаться произвести на вас впечатление — заставить вас восхищаться ими. И они будут лгать, чтобы добиться этого.

4. Ваш социальный статус.

У вас высокий статус? Вы во власти? Вы работодатель. Или, может быть, у вас есть навыки или должность, которые влияют на жизнь или работу других людей? Вы учитель и можете ставить оценки своим ученикам? Вы влияете на их статус в школе, дома (как любимый ребенок), стоите ли вы между кем-то и колледжем его мечты (ваша рекомендация будет иметь решающее значение)?

Являетесь ли вы кем-то состоявшимся, чье мнение может сделать или сломать кого-то в обществе?

Если у вас есть какое-либо влияние или контроль над другими, ожидайте, что вам будут лгать чаще.У вас есть что-то, чего они желают, или, что еще хуже, то, на что, по их мнению, они имеют право, тогда они вам лгут.

Или они могли просто подлизываться. Они сделают вам комплименты. Они постараются заставить вас восхищаться ими больше, чем они того заслуживают. Они постараются стать твоими друзьями. Чтобы войти в свой круг общения. Может быть, вы сможете познакомить их с кем-нибудь еще, кто сможет изменить их жизнь к лучшему? Может быть, вы посчитаете их более благоприятными для продвижения по службе?

5.Твоя страшная личность.

Большинство качеств, которые заставляют других людей лгать, безвредны. Они работают на вашу жизнь к лучшему, и ложь — лишь побочный эффект. Это не всегда так.

Иногда это полностью ваша вина. Если вы переживаете трудный момент и чувствуете, что вам слишком часто лгут, и это даже не затрагивает поверхность всех ваших неудач, внимательно посмотрите на себя. Возможно, вы что-то делаете неправильно.Исправьте это, и ложь исчезнет вместе с другими вещами.

Вы помните, что в школе был один страшный учитель, с которым вы не могли заставить себя поговорить? Или этот страшный коллега или … твой босс? Вы для кого-то такой человек?

Страшные люди бывают разных форм. Хулиганы — один из них. «Босс» (в отличие от лидера) — другой. Но некоторые люди ничего не могут с собой поделать. Они запугивают людей одним своим присутствием.

И поэтому для напуганных лгать гораздо более важно.«Моя собака съела мою домашнюю работу». Кто, я? Я не опоздал. Я имею в виду, что я опоздал, но там было такое плохое движение ». Нет, мама, я обещаю, я не бросил колледж, что бы ни говорил папа, я бы никогда этого не сделал».

6. Вы уязвимы.

Депрессия, беспокойство, легкость ранения?

Может, это не ты. Может быть, вы просто переживаете особенно трудное время. Если ваш имидж таков, что вы слишком хрупкие, и люди это знают, будут ситуации, когда они будут очень неохотно говорить вам то, что вы не захотите слышать.

Они будут бояться вашей реакции и последствий, с которыми ваша душа столкнется из-за их большого рта. Они думают, что ты не справишься. Правда сломает тебя. Значит, они солгут.

7. На карту поставлено слишком много.

Представьте, что вы генеральный директор, например, большой компании. Ваши работники будут действовать в соответствии с вашим поведением. Они знают, что вы не хотите слышать какие-либо факты, которые могут составить плохие новости о вашей компании.

Или это может быть ваше эго.Допустим, вы красивая модель или актриса. Ваша уверенность — огромная часть вашей карьеры. Даже если что-то не так, окружающие будут готовы держать вас в темноте, чтобы поддерживать вашу энергию на высоком уровне.

8. Наследие.

Когда любимый человек в семье болеет, родители защищают своих детей, приукрашивая историю. Когда собаку нужно уложить спать, ее «отправляют на красивую ферму».

Когда родители заявляют, что «они не говорят о некоторых вещах в семье», дети наследуют это поведение, когда вырастут.Или даже раньше. Они «действуют как взрослые».

Хотя совершенно понятно, что они хотят защитить детей от боли, это начинает порочную спираль. Это усиливает инстинкт лжи. Это проявляется и в других ситуациях.

КАК УЗНАТЬ ЛЖЕЧКА?

Теперь, когда вы знаете немного больше о том, почему лжецы лгут, вы, вероятно, захотите узнать, когда они лгут.

Перекрестный анализ сотен научных работ о лжи показывает, что люди не так хорошо умеют определять лжецов, как они часто утверждают.Они точны только в 50% случаев.

Это означает, что независимо от того, используете ли вы свои бесценные навыки или подбрасываете монетку, чтобы сказать, результат будет примерно одинаковым. Мы с радостью не признаем, что нам лгали и не ловили лжеца, потому что это заставляет нас чувствовать себя глупыми и некомпетентными.

Вот несколько советов, которые помогут вам улучшить ваши шансы:

  • Лжец часто делает паузу или задерживается перед ответом , когда ожидается немедленный ответ.
  • Они испытывают несоответствие между поведением и словами (например, качая головой «НЕТ», говоря «Да»)
  • Экранирование . Ставить предмет или свою руку между собой и собеседником.
  • Прочищают горло перед тем, как заговорить.
  • Прикосновение к лицу. В момент сильного беспокойства, вызванного ложью, тело увеличивает количество крови, направляемой к лицу. Срабатывает инстинкт прикосновения к пораженному месту.
  • Уход или уборка . Закрепляя галстук, поправляя пиджак или переставляя листы бумаги перед ними.

Психология сегодня позволяет нам говорить о любимых вещах лжецов. Следующий раздел статьи — это краткий обзор этих подсказок.

[Устные сигналы действительно дают некоторую информацию о лжеце, обратите внимание, что полностью полагаться на них было бы ошибкой. Лучший способ предсказать обман — это сравнить их реакцию на известную истину.]

Однако следующие фразы указывают на повышенную вероятность обмана.

Отображение неопределенности

«Вот и все.»

Слово «примерно» в данном случае является уточняющим, указывающим, что говорящий не желает делиться всей историей. Обычно они дистанцируются от лжи, опасаясь социальных или юридических последствий.

Вызов

«Вы не можете этого доказать».

Слово «доказать» предполагает, что говорящему предъявлено обвинение, и он находится в неблагоприятном положении.Честный обычно не использует слово «доказательство». Они не будут думать в этом направлении. Доказательств не будет, если преступление не было совершено.

Запрос логики

«Зачем мне это делать?»

Честные люди сразу же начнут отрицать неправоту. Обычно они просто говорят: «Нет, я этого не делал». Обманчивые люди почувствуют, что их застали врасплох, и им нужно дополнительное время.

Нарушение закона

«Вы меня обвиняете?»

Во-первых, они отвечают на вопрос вопросом, что, опять же, является тактикой, разработанной для того, чтобы дать им больше времени.Затем они переходили к обороне. Это чрезмерная реакция, контратака, предпринимаемая для того, чтобы замаскировать настоящие эмоции — стыда, сожаления, страха. Все очень сильные эмоции, которые потребовали бы столь же сильного обвинения на другом конце, чтобы оправдать напряжение, которое можно было испытывать в обвиняемом.

Амнезия

«Я не помню, чтобы это делал».

Внезапная нехватка недавних воспоминаний, чтобы скрыть правду.

Во-первых, нехватка памяти — это отсутствие чего-то.Вы не можете отсутствовать в том, чего никогда не существовало. Говоря, что вы чего-то не помните, вы говорите, что раньше это помнили, но больше не помните. Если бы вы никогда не знали об этом событии, вы, вероятно, отреагировали бы по-другому.

Вторая подсказка кроется в слове «это». «Это» обычно означает определенный набор действий. Когда вы говорите: «Я этого не делал», вы обычно точно знаете, в каком событии вас обвиняют.

Идеальный дополнительный вопрос должен быть: «Что ты помнишь, чем занимался?» Если кто-то не лжет, он помнит, что делал, и у него не будет проблем с тем, чтобы поделиться этим.Лжецы же запутаются. Они будут заикаться, у них появятся признаки того, что они придумали историю.

Это всего лишь примеры. Простой способ следовать той же логике — послушать, соответствует ли ответ разговору. Чаще всего вы услышите что-то, что звучит не так, если вам лгут.

Посмотрите это увлекательное видео, в котором Памела Мейер рассказывает вам, как распознать лжеца.

КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ЛОЖЬ?

Если вы уверены, что вам лгут, вы можете отреагировать одним из четырех способов:

  1. Ничего не поделаешь. Может быть, вы не особо выигрываете, когда кого-то вызываете. Может быть, вы даже оказываете миру услугу, если подыгрываете невинной лжи.
  2. Используйте юмор — признайте ложь, но дайте лжецу возможность признаться, не создавая неловкой ситуации.
  3. Допросить подсудимого. (если вы зададите много вопросов, чтобы узнать подробности, лжец может признать свою нечестность, даже если вы его не вызовете).
  4. Позвони им. Лучше всего сделать это, не повредив самооценке лжеца.Сделайте это в частном порядке. И с уважением. И понимание.

Как бы вы ни отреагировали, убедитесь, что вы позволяете обвиняемому признать свои правонарушения без резких обвинений. Как мы уже обнаружили, во многих случаях ложь — это не что иное, как инстинкт. Реагируйте с состраданием. Задавать вопросы. Узнайте о корне такого поведения. Что заставило их солгать? Можно ли продолжить отношения без ущерба от лжи? Сочувствие имеет большое значение.

Вам может быть полезно активно убеждать лжеца, что вы пошли на его место.Допустим, они лгут вам о деньгах. И они пытаются обмануть вас из-за мелочей. Попробуйте объяснить им, что вы настолько разорены, что даже не можете позволить себе заплатить за свой обед. Посмотрите, как они отреагируют. Чаще всего лжец отказывается от своих смелых заявлений и позволяет вам получить ваши деньги. Они могут даже признаться в своей лжи.

Что делать, если вы ловите близкого на лжи? Первое правило: успокойся и постарайся быть объективным. Вы, наверное, рассказали им пару ложных слов здесь и там.А может, парочку потяжелее. Не будь слишком осуждающим.

Вы слишком много раз извлекали выгоду из того, что они не могли поймать вас на лжи. Как мы уже говорили ранее, люди правы только в 53% случаев, то есть, если это даже приходит им в голову, им можно солгать. Что еще страшнее, даже специалисты ЦРУ, чья работа заключается в выявлении лжи, не так хороши в этом. Вероятность того, что кто-то лжет, будет правдой, только на 60%, если они будут основывать свое суждение исключительно на словесных сигналах.

Но когда ты поймаешь близкого друга, может быть очень плохо. Вы сразу же забываете обо всех случаях, когда вы им лгали. И ты чувствуешь себя преданным и стыдным. Как будто ты сделал что-то не так. Это похоже на оскорбление.

Наш совет — не избегайте разговоров об этом. Ложь между друзьями и семьей должна быть устранена немедленно, иначе она может быть очень токсичной даже для самых неподвижных отношений.

Постарайтесь быть объективным. И позволить им легко сорваться с крючка.Они солгали тебе только один раз. Не проецируйте на них все те моменты, когда вы были подозрительны, если только у вас нет признания вины. Не увековечивайте плохое поведение. Будьте осторожны, не используйте оскорбления, слишком много обвинений… или новую ложь. Оставайтесь честными и говорите правду. Только время покажет, обречены ли ваши отношения.

Что делать, если это серьезно? Даже преступник? Прежде чем решить, как вы отреагируете на ложь, рассмотрите недавнюю историю подобных ситуаций. Если вы собираетесь кого-то позвать, вам нужно знать последствия — во что вы втягиваете себя и лжеца.

Чем серьезнее ложь, тем значительнее последствия. И некоторые из них могут отразиться на вас. Если это преступление, убедитесь, что вы действуете правильно с юридической точки зрения — сообщаете, даёте признательные показания.

Иногда отсутствие реакции также может быть вредным для вас. Это может стоить вам вашей семьи, вашей работы или даже отбытия наказания, в зависимости от контекста лжи.

Подумайте о:

  • Ваши мотивы. Вы эмоционально обижены и хотите отомстить, или вы считаете, что подавать заявление — это правильно? Юридически? Или просто потому, что это изменит жизнь каждого к лучшему?
  • Ваша защита. Прежде чем сообщать о лжи, убедитесь, что вы приняли все необходимые меры, чтобы защитить себя. Чего вы не хотите, так это использовать другую ложь для достижения этой цели.
  • Набрать свидетелей. Будьте осторожны — привлекайте только тех, кто уже осведомлен о ситуации. Не вовлекайте других, кто не вызвался изменить свою жизнь.
  • Расскажите свою историю прямо. Знаете ли вы всю размах лжи? Вы знаете всю правду? Кто, что, когда, где и т. Д.
  • Когда вы думаете о последствиях, всегда выбирайте наименьшее из зла. Даже если у вас есть способ не столкнуться с какими-либо последствиями, не стоит разрушать чью-то жизнь, чтобы продвинуться вперед. Вы можете быть невиновны, но они тоже.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы все много лжем. В основном, чтобы защитить себя от… Бог знает от чего. И нас редко ловят. Чуть более 50% случаев. Поэтому мы привыкли игнорировать последствия. Мы несем непропорционально большие риски.

Мы лжем о серьезных вещах, чтобы продвинуться вперед, даже если последствия могут причинить нам нашу семью, наши деньги или даже нашу свободу.

Мы знаем, как не попасться. Но разве мы? Стать все более и более храбрым в нашей лжи, принимая все больший и больший риск с уменьшающейся отдачей?

Стоит? В следующий раз, прежде чем солгать, подумайте еще раз.

Почему некоторые люди являются навязчивыми и патологическими лжецами

  • Есть несколько теорий, почему некоторые люди не могут перестать лгать.
  • Нарциссы часто патологические лжецы, потому что им просто наплевать на правду.
  • Они предпочитают лгать и получать контроль над людьми, чем быть честными.
  • Иногда навязчивые лжецы — очень импульсивные люди, которые изо всех сил стараются найти время, чтобы все обдумать и сказать правду.
  • Ложь не обязательно делает вас плохим человеком, но может быть признаком чего-то более зловещего.
  • Посетите домашнюю страницу Business Insider, чтобы узнать больше.

К трем или четырем годам мы все начинаем лгать. На этом этапе развития нашего мозга мы узнаем, что в нашем распоряжении есть невероятно универсальный и мощный инструмент — наш язык — и мы можем использовать его, чтобы играть с реальностью и влиять на результат происходящего.

Рано или поздно мы узнаем, что ложь — это «плохо», и нам не следует этого делать. Но если «Лжец-лжец» Джима Кэри и научил нас чему-нибудь, так это тому, что это просто невозможно.Всем нам иногда приходится лгать.

Но некоторые люди патологические лжецы, то есть они не могут перестать распространять дезинформацию о себе и других. Психологические причины того, почему некоторые люди поступают так, — это немного загадка, но в третьем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам патологическая ложь является самостоятельным расстройством, а также симптомом расстройства личности. как психопатия и нарциссизм.

«Я думаю, что это происходит из-за дефекта неврологической проводки с точки зрения того, что заставляет нас испытывать сострадание и сочувствие», — сказала Business Insider психиатр Джудит Орлофф, автор «Руководства по выживанию эмпата».«Потому что нарциссы, социопаты и психопаты страдают так называемым расстройством дефицита эмпатии, что означает, что они не испытывают сочувствия так, как мы».

Истина не имеет значения для нарциссистов

Когда тебе наплевать на других, ложь, кажется, не имеет значения. Отсутствие сочувствия по сути означает отсутствие совести, что является трудным для понимания понятием для многих людей.

«Когда они лгут, им не так больно, как нам», — сказал Орлофф.«Так много людей вступают в отношения с патологическими лжецами или просто не могут понять, почему они лгут, потому что они пытаются приспособить этих людей к обычным стандартам того, что значит быть чутким».

Но они не подходят. Фактически, они могут даже не осознавать, что лгут половину времени, потому что не осознают этого. Орлофф сказал, что они действительно верят, что часто говорят правду. По ее словам, дело не столько в самом факте, сколько в желании иметь власть над кем-то.

Это чрезвычайно опасно для высокочувствительных людей, потому что они привлекают нарциссистов. Затем, когда они видят, что кто-то лжет, они пытаются понять это или винят себя. Как только ложь начинается, она может закончиться газлайтом жертвы, по сути, когда им снова и снова говорят, что их версия реальности неверна, и они начинают верить искаженной правде обидчика.

«Великая сила отношений — это когда вы можете говорить друг другу правду, доверять друг другу и быть искренними — а с патологическими лжецами им нельзя доверять», — сказал Орлофф.«Вы не можете строить свою жизнь вокруг них. Это похоже на моральный дефицит, и здесь нет ответственности. Тот, кто патологический лжец, не скажет, что я прошу прощения за это. Они скажут, что это ваша вина».

Единственный способ вырваться из лап патологического лжеца — быть достаточно сильным, чтобы сказать: «Нет, это не моя вина, это неправда для меня, поэтому я действительно не могу тебе доверять», — сказала она.

К сожалению, люди склонны сомневаться в себе, потому что ложь может незаметно усиливаться. Это может начаться с небольшой белой лжи, а через несколько месяцев жизнь жертвы превратится в беспорядок из-за сплетенной паутины небылиц.

«Если кто-то лжет, не пытайтесь извиниться», — сказал Орлофф. «Ложь — это ложь. И если вы говорите об этом человеку, и он говорит, что это ваша вина, или нет, этого не было, просто знайте, что что-то происходит очень не так».

Навязчивые лжецы — не обязательно плохие люди

Психолог Линда Блэр, автор многих книг по психологии, сказала Business Insider, что некоторые навязчивые лжецы просто слишком импульсивны, чтобы говорить правду.Шкала импульсивности-рефлексии укоренилась в наших генах, и очень импульсивному человеку очень трудно найти время, чтобы обдумать вещи, точно так же, как рефлексивному человеку сложно прыгнуть во что-то головой.

«Если вы импульсивный человек, действительно трудно избавиться от этой привычки, потому что внутри вас есть ужасное чувство, что вам нужно разобраться во всем прямо сейчас», — сказал Блэр. «Итак, когда дело доходит до вашей головы, вы просто говорите это. Это не значит, что вы обязательно лжете, но вам немного сложнее перестать лгать, чем тому, кто более задумчив.«

Патологическая ложь и нарциссизм не являются синонимами, они просто иногда идут рука об руку. В других случаях навязчивые лжецы просто не в состоянии удержать себя от того, что выпаливают. И Блэр сказал, что им просто нужно научиться контролировать свои позывы и принуждения. Их ложь не обязательно исходит из плохого места.

«Я не думаю, что они знают, что с этим делать», — сказала она. «Мы думаем, что, вероятно, это как-то связано с реальной функцией мозга. и то, как работает мозг некоторых людей, из-за чего им намного труднее понять, какое влияние это окажет на других людей… Мы думаем, но еще не знаем наверняка ».

Подробнее:

8 признаков того, что ваш партнер лжет вам

Вы можете сказать, что кто-то лжет вам, наблюдая за его лицом — вот 12 мертвых раздач

8 способов стать лучшим лжецом

10 признаков того, что ваш партнер может вам лгать

и

токсичных людей: 12 вещей, которые они делают и как с ними бороться

Карен Янг

У всех нас были токсичные люди, которые обсыпали нас своим ядом.Иногда это больше похоже на обливание водой. Сложных людей привлекают разумные, и у всех нас, вероятно, был (или был) хотя бы один человек в нашей жизни, который заставлял нас сгибаться вокруг себя, как колючая проволока, в бесконечных попытках доставить им удовольствие — только для того, чтобы по-настоящему этого не достичь.

Их ущерб заключается в их тонкости и способе, которым они могут вызвать классический ответ: «Это не они, это я». Они могут заставить вас усомниться в вашей «чрезмерной реактивности», вашей «сверхчувствительности», вашей «склонности к неверному толкованию».Если вы тот, кто постоянно обижается, или тот, кто постоянно корректирует свое поведение, чтобы избежать боли, то велика вероятность, что это не вы, а они.

Возможность распознать их вредное поведение — первый шаг к минимизации их воздействия. Возможно, вы не сможете изменить то, что они делают, но вы можете изменить то, что вы делаете с этим, и любая идея, которая может возникнуть у токсичного кого-то в вашей жизни, может сойти с рук.

Ядовитые люди делают много вещей, чтобы манипулировать людьми и ситуациями в своих интересах.Вот 12 из них. Их знание поможет вам не попасть под влияние:

  1. Они будут держать вас в догадках, какую версию вы получаете.

    В один прекрасный день они будут совершенно милыми, а на следующий вам будет интересно, что вы сделали, чтобы их расстроить. Часто нет ничего очевидного, что могло бы объяснить изменение отношения — вы просто знаете, что что-то не так. Они могут быть колючими, грустными, холодными или капризными, и когда вы спросите, что не так, ответ, скорее всего, будет «ничего», но они дадут вам ровно столько, чтобы вы знали, что что-то произошло.«Достаточно» может быть вздох, приподнятая бровь, холодное плечо. Когда это происходит, вы можете искать им оправдания или делать все возможное, чтобы сделать их счастливыми. Посмотрите, почему это работает для них?

    Прекратите пытаться им угодить. Токсичные люди давно поняли, что порядочные люди пойдут на все, чтобы люди, о которых они заботятся, были счастливы. Если ваши попытки доставить удовольствие не работают или длятся недолго, возможно, пора прекратить. Уходите и возвращайтесь, когда настроение изменится.Вы не несете ответственности за чужие чувства. Если вы неосознанно сделали что-то, чтобы кого-то обидеть, спросите, поговорите об этом и, если нужно, извинитесь. Во всяком случае, не нужно гадать.

  1. Они будут манипулировать.

    Если вам кажется, что отношения строят только вы, возможно, вы правы. У токсичных людей есть способ посылать атмосферу, что вы им чем-то обязаны. У них также есть способ взять у вас что-то или сделать что-то, что причиняет вам боль, а затем сохранить, что они делали все это за вас.Это особенно часто встречается на рабочих местах или в отношениях, где баланс сил нарушен. «Я оставил вам документы на шесть месяцев». Я думал, вы оцените опыт и возможность научиться обращаться с картотечными шкафами ». Или:« Я собираюсь на званый обед. Почему бы тебе не принести обед. За 10. Это даст вам возможность продемонстрировать свои навыки работы на кухне. К? ’

    Вы никому ничего не должны. Если это не похоже на одолжение, то нет.

  1. Они не признают своих чувств.

    Вместо того, чтобы признавать свои собственные чувства, они будут действовать так, как если бы они были вашими. Это называется проекцией — проецировать на вас свои чувства и мысли. Например, кто-то, кто зол, но не берет на себя ответственность, может обвинить вас в гневе на него. Это может быть столь же тонкое, как «Ты в порядке со мной?» Или более резкое: «Почему ты злишься на меня?» Или «Ты весь день был в плохом настроении».

    Вы обнаружите, что оправдываете и защищаете, и часто это будет происходить по кругу — потому что дело не в вас.Четко определите, что ваше, а что их. Если вам кажется, что вы слишком много раз защищаете себя от обвинений или неподходящих вопросов, возможно, на вас спроецируют. Вам не нужно объяснять, оправдывать или защищать себя или разбираться с ошибочным обвинением. Помни это.

  1. Они заставят вас проявить себя перед ними.

    Они будут регулярно ставить вас в положение, когда вам придется выбирать между ними и чем-то еще — и вы всегда будете чувствовать себя обязанным выбирать их.Токсичные люди будут ждать, пока вы возьмете на себя обязательства, а затем развернут драму. «Если бы ты действительно заботился обо мне, ты бы пропустил занятия и проводил время со мной». Проблема в том, что этого никогда не будет достаточно. Немногие вещи смертельны — если это не жизнь или смерть, скорее всего, это может подождать.

    [irp posts = ”1195 ″ name =” Токсичные люди: 16 практических эффективных способов борьбы с ними ”]

  2. Они никогда не извиняются.

    Они солгут, прежде чем извинятся, так что нет смысла спорить.Они будут искажать историю, изменять то, как она происходила, и пересказывать ее настолько убедительно, что они поверят в свою чушь.

    Людям не нужно извиняться за неправоту. И вам не нужно извиняться, чтобы двигаться дальше. Просто двигайтесь вперед — без них. Не отказывайтесь от своей правды, но не поддерживайте спор. В этом нет никакого смысла. Некоторые люди хотят быть правыми больше, чем быть счастливыми, и у вас есть дела поважнее, чем кормить борцов за правые.

  1. Они будут рядом в кризисной ситуации, но никогда не разделят твоей радости.

    Они найдут причины, по которым ваши хорошие новости не являются хорошими новостями. Классика: о продвижении по службе: «Деньги не так хороши для того объема работы, который ты будешь делать». Об отпуске на пляже: «Что ж, будет очень жарко. Ты уверен, что хочешь поехать? »О том, что тебя сделали Королевой Вселенной:« Ну, знаешь, Вселенная не такая уж и большая, и я почти уверен, что у тебя не будет перерывов на чай ». Понятно? Не позволяйте им увлажнять вас или уменьшать до их размера. В любом случае вам не нужно их одобрение — или чье-либо еще в этом отношении.

  2. Они оставят разговор незавершенным, а затем отключаются.

    Они не берут трубку. Они не будут отвечать на сообщения или электронные письма. А между раундами их голосового сообщения вы можете снова и снова проигрывать разговор или спор в своей голове, гадая о статусе отношений, задаваясь вопросом, что вы сделали, чтобы их расстроить, или они мертвы, живым или просто игнорирующим вас — что иногда может ощущаться одинаково.Люди, которым вы небезразличны, не позволят вам продолжать чувствовать чушь, не пытаясь разобраться в этом. Конечно, это не значит, что вы разберетесь с этим, но они, по крайней мере, попытаются. Если они оставляют вас «на улице» на продолжительные сеансы, воспринимайте это как знак их вклада в отношения.

  3. Они будут использовать нетоксичные слова с ядовитым тоном.

    Сообщение может быть достаточно невинным, но тон передает гораздо больше. Что-то вроде «Что ты делал сегодня?» Может означать разные вещи в зависимости от того, как в нем говорится.Это могло означать что угодно: от «Я уверен, что ты ничего не сделал — как обычно» до «Я уверен, что твой день был лучше моего. Мой был ужасен. Просто ужас. И вы даже не заметили достаточно, чтобы спросить ». Когда вы сомневаетесь в тоне, они ответят:« Все, что я сказал, это то, что вы сделали сегодня », что в некотором роде верно, но не совсем.

  4. Они привнесут в разговор не относящиеся к делу детали.

    Когда вы пытаетесь решить что-то важное для вас, ядовитые люди привносят не относящиеся к делу детали из пяти аргументов назад.Проблема в том, что, прежде чем вы это осознаете, вы спорите о чем-то, что вы сделали шесть месяцев назад, все еще защищая себя, а не решая проблему. Почему-то всегда кажется, что все заканчивается тем, что вы с ними сделали.

  5. Они будут думать о том, как вы говорите, а не о том, о чем вы говорите.

    Возможно, вы пытаетесь решить проблему или получить разъяснения, и, прежде чем вы это узнаете, разговор / аргумент переместился от вопроса, который был важен для вас, к манере, в которой вы говорили об этом — есть ли проблема с твоей манерой или нет.Вы обнаружите, что защищаете свой тон, свои жесты, свой выбор слов или то, как вы двигаетесь животом при дыхании — в этом даже нет смысла. Между тем ваша первоначальная потребность ушла в груду незавершенных разговоров, которая, кажется, становится все больше с каждым днем.

    [irp posts = ”1762 ″ name =« Когда кто-то, кого вы любите, токсичен: как избавиться от токсичных людей, не чувствуя вины »]

  6. Они преувеличивают.

    «Ты всегда …» «Ты никогда …» Трудно защититься от этой формы манипуляции.Токсичные люди могут использовать один раз, когда вы этого не сделали, или один раз, когда вы это сделали, как доказательство своих недостатков. Не верьте аргументам. Вы не выиграете. И в этом нет необходимости.

  7. Они осуждающие.

    Мы все иногда ошибаемся, но ядовитые люди обязательно сделают так, чтобы вы это знали. Они будут судить вас и оценивать вашу самооценку, предполагая, что вы меньше, чем потому, что совершили ошибку. Нам всем время от времени разрешается ошибаться, но, если мы не сделали что-то, что затрагивает их, никто не имеет права выносить приговор.

Знание любимых мест для токсичных людей сделает ваш радар более точным, что сделает манипуляции более заметными и понятными. Что еще более важно, если вы знаете характерные признаки токсичного человека, у вас будет больше шансов поймать себя, прежде чем вы завяжете себе двойные узлы, пытаясь доставить ему удовольствие.

Некоторые люди не могут быть довольны, а некоторые не подходят для вас — и во многих случаях это не имеет к вам никакого отношения. Вы всегда можете отказаться от ненужного безумия.Будьте уверены в себе и признайте свои недостатки, свои причуды и вещи, которые заставляют вас сиять. Вам не нужно чье-либо одобрение, но помните, что если кто-то изо всех сил пытается манипулировать, это, вероятно, потому, что ему нужно ваше. Не всегда нужно давать это, но если вы это делаете, не позволяйте цене быть слишком высокой.

токсичных людей: 12 вещей, которые они делают и как с ними бороться

Карен Янг

У всех нас были токсичные люди, которые обсыпали нас своим ядом.Иногда это больше похоже на обливание водой. Сложных людей привлекают разумные, и у всех нас, вероятно, был (или был) хотя бы один человек в нашей жизни, который заставлял нас сгибаться вокруг себя, как колючая проволока, в бесконечных попытках доставить им удовольствие — только для того, чтобы по-настоящему этого не достичь.

Их ущерб заключается в их тонкости и способе, которым они могут вызвать классический ответ: «Это не они, это я». Они могут заставить вас усомниться в вашей «чрезмерной реактивности», вашей «сверхчувствительности», вашей «склонности к неверному толкованию».Если вы тот, кто постоянно обижается, или тот, кто постоянно корректирует свое поведение, чтобы избежать боли, то велика вероятность, что это не вы, а они.

Возможность распознать их вредное поведение — первый шаг к минимизации их воздействия. Возможно, вы не сможете изменить то, что они делают, но вы можете изменить то, что вы делаете с этим, и любая идея, которая может возникнуть у токсичного кого-то в вашей жизни, может сойти с рук.

Ядовитые люди делают много вещей, чтобы манипулировать людьми и ситуациями в своих интересах.Вот 12 из них. Их знание поможет вам не попасть под влияние:

  1. Они будут держать вас в догадках, какую версию вы получаете.

    В один прекрасный день они будут совершенно милыми, а на следующий вам будет интересно, что вы сделали, чтобы их расстроить. Часто нет ничего очевидного, что могло бы объяснить изменение отношения — вы просто знаете, что что-то не так. Они могут быть колючими, грустными, холодными или капризными, и когда вы спросите, что не так, ответ, скорее всего, будет «ничего», но они дадут вам ровно столько, чтобы вы знали, что что-то произошло.«Достаточно» может быть вздох, приподнятая бровь, холодное плечо. Когда это происходит, вы можете искать им оправдания или делать все возможное, чтобы сделать их счастливыми. Посмотрите, почему это работает для них?

    Прекратите пытаться им угодить. Токсичные люди давно поняли, что порядочные люди пойдут на все, чтобы люди, о которых они заботятся, были счастливы. Если ваши попытки доставить удовольствие не работают или длятся недолго, возможно, пора прекратить. Уходите и возвращайтесь, когда настроение изменится.Вы не несете ответственности за чужие чувства. Если вы неосознанно сделали что-то, чтобы кого-то обидеть, спросите, поговорите об этом и, если нужно, извинитесь. Во всяком случае, не нужно гадать.

  1. Они будут манипулировать.

    Если вам кажется, что отношения строят только вы, возможно, вы правы. У токсичных людей есть способ посылать атмосферу, что вы им чем-то обязаны. У них также есть способ взять у вас что-то или сделать что-то, что причиняет вам боль, а затем сохранить, что они делали все это за вас.Это особенно часто встречается на рабочих местах или в отношениях, где баланс сил нарушен. «Я оставил вам документы на шесть месяцев». Я думал, вы оцените опыт и возможность научиться обращаться с картотечными шкафами ». Или:« Я собираюсь на званый обед. Почему бы тебе не принести обед. За 10. Это даст вам возможность продемонстрировать свои навыки работы на кухне. К? ’

    Вы никому ничего не должны. Если это не похоже на одолжение, то нет.

  1. Они не признают своих чувств.

    Вместо того, чтобы признавать свои собственные чувства, они будут действовать так, как если бы они были вашими. Это называется проекцией — проецировать на вас свои чувства и мысли. Например, кто-то, кто зол, но не берет на себя ответственность, может обвинить вас в гневе на него. Это может быть столь же тонкое, как «Ты в порядке со мной?» Или более резкое: «Почему ты злишься на меня?» Или «Ты весь день был в плохом настроении».

    Вы обнаружите, что оправдываете и защищаете, и часто это будет происходить по кругу — потому что дело не в вас.Четко определите, что ваше, а что их. Если вам кажется, что вы слишком много раз защищаете себя от обвинений или неподходящих вопросов, возможно, на вас спроецируют. Вам не нужно объяснять, оправдывать или защищать себя или разбираться с ошибочным обвинением. Помни это.

  1. Они заставят вас проявить себя перед ними.

    Они будут регулярно ставить вас в положение, когда вам придется выбирать между ними и чем-то еще — и вы всегда будете чувствовать себя обязанным выбирать их.Токсичные люди будут ждать, пока вы возьмете на себя обязательства, а затем развернут драму. «Если бы ты действительно заботился обо мне, ты бы пропустил занятия и проводил время со мной». Проблема в том, что этого никогда не будет достаточно. Немногие вещи смертельны — если это не жизнь или смерть, скорее всего, это может подождать.

    [irp posts = ”1195 ″ name =” Токсичные люди: 16 практических эффективных способов борьбы с ними ”]

  2. Они никогда не извиняются.

    Они солгут, прежде чем извинятся, так что нет смысла спорить.Они будут искажать историю, изменять то, как она происходила, и пересказывать ее настолько убедительно, что они поверят в свою чушь.

    Людям не нужно извиняться за неправоту. И вам не нужно извиняться, чтобы двигаться дальше. Просто двигайтесь вперед — без них. Не отказывайтесь от своей правды, но не поддерживайте спор. В этом нет никакого смысла. Некоторые люди хотят быть правыми больше, чем быть счастливыми, и у вас есть дела поважнее, чем кормить борцов за правые.

  1. Они будут рядом в кризисной ситуации, но никогда не разделят твоей радости.

    Они найдут причины, по которым ваши хорошие новости не являются хорошими новостями. Классика: о продвижении по службе: «Деньги не так хороши для того объема работы, который ты будешь делать». Об отпуске на пляже: «Что ж, будет очень жарко. Ты уверен, что хочешь поехать? »О том, что тебя сделали Королевой Вселенной:« Ну, знаешь, Вселенная не такая уж и большая, и я почти уверен, что у тебя не будет перерывов на чай ». Понятно? Не позволяйте им увлажнять вас или уменьшать до их размера. В любом случае вам не нужно их одобрение — или чье-либо еще в этом отношении.

  2. Они оставят разговор незавершенным, а затем отключаются.

    Они не берут трубку. Они не будут отвечать на сообщения или электронные письма. А между раундами их голосового сообщения вы можете снова и снова проигрывать разговор или спор в своей голове, гадая о статусе отношений, задаваясь вопросом, что вы сделали, чтобы их расстроить, или они мертвы, живым или просто игнорирующим вас — что иногда может ощущаться одинаково.Люди, которым вы небезразличны, не позволят вам продолжать чувствовать чушь, не пытаясь разобраться в этом. Конечно, это не значит, что вы разберетесь с этим, но они, по крайней мере, попытаются. Если они оставляют вас «на улице» на продолжительные сеансы, воспринимайте это как знак их вклада в отношения.

  3. Они будут использовать нетоксичные слова с ядовитым тоном.

    Сообщение может быть достаточно невинным, но тон передает гораздо больше. Что-то вроде «Что ты делал сегодня?» Может означать разные вещи в зависимости от того, как в нем говорится.Это могло означать что угодно: от «Я уверен, что ты ничего не сделал — как обычно» до «Я уверен, что твой день был лучше моего. Мой был ужасен. Просто ужас. И вы даже не заметили достаточно, чтобы спросить ». Когда вы сомневаетесь в тоне, они ответят:« Все, что я сказал, это то, что вы сделали сегодня », что в некотором роде верно, но не совсем.

  4. Они привнесут в разговор не относящиеся к делу детали.

    Когда вы пытаетесь решить что-то важное для вас, ядовитые люди привносят не относящиеся к делу детали из пяти аргументов назад.Проблема в том, что, прежде чем вы это осознаете, вы спорите о чем-то, что вы сделали шесть месяцев назад, все еще защищая себя, а не решая проблему. Почему-то всегда кажется, что все заканчивается тем, что вы с ними сделали.

  5. Они будут думать о том, как вы говорите, а не о том, о чем вы говорите.

    Возможно, вы пытаетесь решить проблему или получить разъяснения, и, прежде чем вы это узнаете, разговор / аргумент переместился от вопроса, который был важен для вас, к манере, в которой вы говорили об этом — есть ли проблема с твоей манерой или нет.Вы обнаружите, что защищаете свой тон, свои жесты, свой выбор слов или то, как вы двигаетесь животом при дыхании — в этом даже нет смысла. Между тем ваша первоначальная потребность ушла в груду незавершенных разговоров, которая, кажется, становится все больше с каждым днем.

    [irp posts = ”1762 ″ name =« Когда кто-то, кого вы любите, токсичен: как избавиться от токсичных людей, не чувствуя вины »]

  6. Они преувеличивают.

    «Ты всегда …» «Ты никогда …» Трудно защититься от этой формы манипуляции.Токсичные люди могут использовать один раз, когда вы этого не сделали, или один раз, когда вы это сделали, как доказательство своих недостатков. Не верьте аргументам. Вы не выиграете. И в этом нет необходимости.

  7. Они осуждающие.

    Мы все иногда ошибаемся, но ядовитые люди обязательно сделают так, чтобы вы это знали. Они будут судить вас и оценивать вашу самооценку, предполагая, что вы меньше, чем потому, что совершили ошибку. Нам всем время от времени разрешается ошибаться, но, если мы не сделали что-то, что затрагивает их, никто не имеет права выносить приговор.

Знание любимых мест для токсичных людей сделает ваш радар более точным, что сделает манипуляции более заметными и понятными. Что еще более важно, если вы знаете характерные признаки токсичного человека, у вас будет больше шансов поймать себя, прежде чем вы завяжете себе двойные узлы, пытаясь доставить ему удовольствие.

Некоторые люди не могут быть довольны, а некоторые не подходят для вас — и во многих случаях это не имеет к вам никакого отношения. Вы всегда можете отказаться от ненужного безумия.Будьте уверены в себе и признайте свои недостатки, свои причуды и вещи, которые заставляют вас сиять. Вам не нужно чье-либо одобрение, но помните, что если кто-то изо всех сил пытается манипулировать, это, вероятно, потому, что ему нужно ваше. Не всегда нужно давать это, но если вы это делаете, не позволяйте цене быть слишком высокой.

примеров лжи: белая ложь и не только

Ложь означает нечестность или неправду.Есть много примеров лжи, которые происходят каждый день. Некоторая ложь безобидная ложь, считающаяся «белой ложью», тогда как другие могут быть очень вредными и вредными.

Белая ложь

Некоторые из наиболее распространенных примеров лжи происходят, когда люди лгут, чтобы быть милыми или пощадить чьи-то чувства. Это называется «белой ложью», потому что ложь рассказывается из доброты, а не для того, чтобы обмануть или злонамеренно.

Вот некоторые примеры белой лжи:

  • Говорить матери, что ее мясной рулет восхитителен, когда вы действительно ненавидите мясной рулет.
  • Сказать подруге, что она не выглядит толстой в платье, когда она спрашивает, потому что вы не хотите говорить ей, что она сильно прибавила в весе и выглядит тяжелой.
  • Сказать мужу, что его новая стрижка действительно хороша, потому что вы не хотите задеть его чувства, сказав ему, что ненавидите стрижку.
  • Сказать подруге, что вам действительно нравится ее новый дом, хотя вы на самом деле думаете, что он очень маленький и тесный, потому что не хотите ослаблять ее волнение.
  • Сказать начальнику, что вы счастливы поработать на выходных, когда вы действительно чувствуете себя очень обиженным, потому что не хотите его расстраивать.
  • Сказать сестре, что ее новый ребенок действительно милый, когда ребенок на самом деле совсем не такой милый.
  • Сказать брату, что вам нравится подарок, который он подарил вам на Рождество, потому что вы знаете, что он много думал, выбирая его для вас, даже если вы действительно ненавидите этот подарок.

Эта ложь довольно безобидна, и ее рассказывают для того, чтобы избавить чувства тех, кто вам небезразличен.Хотя есть люди, которые утверждают, что никогда не следует лгать ни при каких обстоятельствах, мир не обязательно был бы очень красивым или очень счастливым местом, если бы люди все время говорили правду.

Другая ложь

К сожалению, есть и другая ложь, гораздо более вредная, чем маленькая белая ложь. Это ложь, предназначенная для злонамеренных действий, обмана или получения чего-то, на что вы не имеете права.

Вот некоторые примеры такого рода лжи:

  • Сообщение супругу о том, что у вас не было романа, когда вы действительно встречались с кем-то вне брака в течение длительного времени.
  • Кража iPod вашего друга и затем сообщение ему, что вы его не видели и не знаете, где он находится.
  • Принимать должное за работу, выполненную кем-то другим, чтобы хорошо выглядеть, лгать своему боссу и требовать выполнения работы за себя.
  • Отказ признать, что вы украли предмет, и вместо этого солгал, а вместо этого говорил, что видел, как кто-то другой взял его.
  • Лгать о ваших финансовых активах при разводе, говоря, что у вас на самом деле гораздо меньше денег, чем у вас, чтобы не отдать своему супругу его или ее долю в семейном имуществе, которым вы оба владеете.
  • Ложь как политик, чтобы получить голоса, когда у тебя нет реального намерения делать то, что ты обещал людям, что собирался сделать.

Все эти виды лжи могут быть очень вредными. Известная история иллюстрирует опасность лжи. История о маленьком мальчике, который кричал волком. Мальчик снова и снова посылал сигнал о приближении волка. В конце концов, когда действительно появился волк, ему никто не поверил, потому что он слишком много раз лгал раньше.

Когда подростки лгут — Работа с лживыми подростками

«Мой 17-летний сын все время лжет», — сказала мне недавно мать.«Он лжет о своих школьных занятиях, о том, что ел на обед, и чистил ли он зубы. Он также преувеличивает, чтобы сделать свои истории более драматичными или сделать себя более крупными.

Дошло до того, что я не принимаю все, что он говорит, за чистую монету. Он неплохой ребенок, но я просто не понимаю, почему он так часто лжет, особенно когда было бы легче сказать правду. Что я должен делать?»

Признавая ложь без морали и лекций, вы посылаете своему ребенку мощный сигнал о том, что нечестность не принесет ему того, чего он хочет

Ложь расстраивает и сбивает с толку многих родителей.К сожалению, подростки и подростки часто лгут или говорят только часть правды. Джеймс Леман объясняет, что дети лгут по многим причинам: чтобы замести следы, чтобы избавиться от того, что они не хотят делать, и чтобы соответствовать своим сверстникам.

Иногда дети лгут, чтобы защитить других. Я слышал, как мой пасынок заявлял о «плохой связи», разговаривая с родственником по телефону, вместо того, чтобы просто сказать им: «Я не хочу сейчас разговаривать». Когда его спросили, он отвечает, что не хочет обидеть этого человека, говоря, что он хочет перестать разговаривать по телефону.Проще говоря, солгать было проще.

У некоторых подростков появляется привычка говорить полуправду или преувеличивать то, что кажется совершенно неуместным или ненужным. Они могут думать, что это даст им то, чего они хотят, или вытащит их из сложной ситуации. Как и многие взрослые, дети иногда могут быть менее честными, потому что считают правду недостаточно интересной. Они могут лгать, чтобы привлечь внимание, чтобы казаться более сильными или привлекательными для других, чтобы получить сочувствие или поддержку, или потому, что им не хватает навыков решения проблем.

Ложь о рискованном или опасном поведении
Здесь важно проводить различие между ложью, скрывающей употребление наркотиков или другое рискованное поведение, и «повседневной ложью», которую некоторые подростки рассказывают просто по привычке или для удобства. Не заблуждайтесь, ложь, которая приводит к небезопасному или незаконному поведению или прикрывает его, должна рассматриваться напрямую. Если ваш ребенок лжет о вещах, которые могут быть опасными, включая употребление наркотиков или алкоголя, воровство или другое рискованное поведение, поищите ресурсы и поддержку в вашем местном сообществе.

Почему мой ребенок не заботится о том, чтобы лгать неправильно?
Подростковый возраст — такое тяжелое время: попытки приспособиться, чувство несправедливой оценки или ограничений, желание, чтобы вас считали сильным, даже когда вы чувствуете себя совершенно бессильным. Подростки и подростки преодолевают довольно сложные воды. Некоторым ложь может показаться простым способом справиться со стрессом подросткового возраста. По данным Американской академии детской и подростковой психологии, случайные выдумки со стороны ребенка — не повод для беспокойства.С другой стороны, с хронической нечестностью и преувеличениями следует бороться — но, возможно, не так, как вы думаете.

Мы говорим со многими людьми, которые считают ложь проблемой морали. Но даже в этом случае, как советует Джеймс, такое отношение вряд ли поможет решить проблему. Когда ваш ребенок лжет, лекция о том, почему это неправильно, вероятно, не поможет ему изменить свое поведение. В большинстве случаев они все равно отключают наши мудрые слова! С другой стороны, если вы чувствуете, что у вашего ребенка появляется привычка лгать, вам нужно признать происходящее.Начните обсуждение с ними и узнайте, какую проблему они пытаются решить. Они пытаются избежать неприятностей? Думают ли они, что солгать легче, чем рискнуть причинить кому-то вред? Считают ли они, что если сказать что-то нечестное, им поможет? Когда они ответят вам, внимательно слушайте, что они говорят.

Материалы по теме: Как справиться с ложью у детей и подростков

Когда дети лгут, чтобы избежать неприятностей
В «Программе тотального преобразования» Джеймс указывает, что большинство детей лгут, потому что это целесообразно — это кажется лучшим решением на тот момент.Как только вы поймете, что ваш ребенок надеется получить от лжи, вы можете помочь ему придумать лучшую стратегию решения проблем. Если ваш ребенок лжет, чтобы избежать неприятностей — например, говорит вам, что он вынул мусор, хотя на самом деле этого не делал, — четко изложите правила вашего дома и последствия их нарушения. Напомните им, что им не обязательно нравиться правила, но им нужно их соблюдать. Вы также можете сказать своему ребенку, что если он нарушит правило и солгает об этом, за ложь будут иметь место отдельные последствия.(Для получения дополнительной информации о том, как это сделать, см. Статью Джеймса Лемана Почему дети лгут и что с этим делать .)

Преувеличивать и лгать ради лжи
Если ваш ребенок не просто лжет, чтобы избежать неприятностей, вам, возможно, придется копнуть немного глубже, чтобы понять, что происходит. Начните со слов: «Я замечаю, что вы часто лжете о вещах, которые мне кажутся странными. Например, когда я спросил вас, где находится телефон, вы ответили: «Я не знаю, у меня его нет», а затем я нашел его в вашей комнате.Если бы вы сказали правду, у вас не было бы проблем. Можешь сказать мне, почему ты солгал об этом? » Если ваш ребенок преувеличивает историю, вы можете спросить: «Мне была интересна ваша история, а потом мне показалось, что вы начали добавлять к ней ложные вещи. Можете ли вы сказать мне, почему вы решили это сделать? »

Теперь я понимаю, что вы не получите хорошего ответа от своего ребенка. Для некоторых подростков наилучший ответ, на который можно надеяться, — это пожать плечами. Но, признавая ложь без морализаторства и лекций, вы посылаете своему ребенку мощный сигнал о том, что нечестность не принесет ему того, чего он хочет.Вы также даете им понять, что знаете, что они не правдивы.

Дети часто не понимают, насколько обидной может быть ложь. Тем не менее, вам нужно напомнить им, что незнание не означает, что все в порядке. Начните обсуждение с ребенком о честности и нечестности, а также о том, почему они предпочитают лгать. И помните, сосредоточьтесь на проблеме, которую пытается решить ваш ребенок, а не на морали лжи. Возможно, вам не удастся помешать подростку создавать эту ежедневную ложь, но вы можете сообщить, что есть и другие варианты.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *