Стихи брат: Маленькому брату — Кольцов. Полный текст стихотворения — Маленькому брату

Содержание

Агния Барто| Читать стихи из цикла

Цикл стихов «Младший брат» был написан Агнией Барто о простых мальчишках  и девчонках. Которых много-много кругом, и которые так похожи на нас.   И поэтому совсем неудивительно, что многие дети просто обожают читать стихи из цикла А. Барто «Младший брат». Теперь вспомнить детство и прочитать эти можем и мы с Вами.

МЛАДШИЙ БРАТ

Звенели птичьи голоса,

В саду цвела сирень,

Весной Андрюша родился

В один хороший день.

Гордится мальчиком отец,

А Света —

Ей шесть лет —

Кричит братишке: — Молодец,

Что родился на свет!

ДВЕ СЕСТРЫ ГЛЯДЯТ

 НА БРАТЦА

Две сестры глядят на братца:

— Маленький, неловкий,

Не умеет улыбаться,

Только хмурит бровки!

Младший брат чихнул спросонок,

Радуются сестры:

— Вот уже растет ребенок,

Он чихнул, как взрослый!

СВЕТА ДУМАЕТ

Утром сад в сиянье, в блеске,

На кустах горит роса,

Над коляской занавески

Поднялись, как паруса.

Ветерок листву качает.

Света думает: «А вдруг

Всё мальчишка замечает?

Он лежит, глядит вокруг…

Мы в саду забудем книжку

Или влезем на забор —

Поглядит на нас братишка,

Будет брать пример с сестер!»

Говорит сердито братцу

Света, старшая сестра:

— Подрастешь, не вздумай драться,

Например, как мы вчера!

КОМАРЫ

 

Всех разморило от жары.

В саду сейчас прохлада,

Но так кусают комары,

Что хоть беги из сада!

Марина, младшая сестра,

Воюет с комарами.

Упрямый нрав у комара,

Но у нее упрямей!

Она отгонит их рукой,

Они кружатся снова.

Она кричит: — Позор какой,

Напали на грудного!

И видит мама из окна,

Как храбрая Марина

В саду сражается одна

С отрядом комариным.

Опять сидят два комара

У малыша на пальце!

Марина, храбрая сестра,

Хлоп по одеяльцу!

Она убила комаров —

Забудут, как кусаться!. .

Но раздается громкий рев

Испуганного братца.

КУПАНИЕ

Купание! Купание!

Полон дом народу!

Целая компания

В кухне греет воду.

А мама в белой юбке,

Как капитан из рубки,

Дает команду бодро:

— Скорей несите ведра,

Мыльницы и губки!

Удивляет братца

Вся эта суматоха:

Зачем ему купаться?

Ему и так неплохо!

В ванне умный малый

Только щурит глазки:

Здесь лежать, пожалуй,

Лучше, чем в коляске!

ГРОЗА

Начинается гроза,

Потемнело в полдень,

Полетел песок в глаза,

В небе — вспышки молний.

Ветер треплет цветники

На зеленом сквере,

В дом ворвались сквозняки,

Распахнулись двери.

Сестры в комнату скорей —

Мамы нету дома.

Может маленький Андрей

Испугаться грома!

Вспыхнул на небе пожар,

Сосны зашумели,

Сестры, словно сторожа,

Встали у постели.

Но вполне спокоен брат —

Не заметил молний,

Ручки вытащил и рад

И лежит, довольный.

ЧЕПЧИК

Света тихо шепчет

Брату по секрету:

— Шью тебе я чепчик

Голубого цвета.

Буду шить до вечера,

Завтра рано встану…—

Младший брат доверчиво

Смотрит на Светлану.

Но прошло три месяца,

Вырос младший братик:

Скоро не поместится

Он в своей кровати.

Стал братишка крепче,

Возмужал за лето.

Вот готов и чепчик

Голубого цвета.

Горькими слезами

Плачет мастерица,

Жалуется маме:

—    Чепчик не годится!

СТРАШНАЯ ПТИЦА

 

На окошко села птаха,

Брат закрыл глаза от страха:

Это что за птица?

Он ее боится!

Клюв у этой птицы острый,

Встрепанные перья.

Где же мама?  Где же сестры?

Ну, пропал теперь я.

— Кто тебя, сынок, обидел? —

Засмеялась мама.—

Ты воробышка увидел

За оконной рамой.

ДОМ ПРОСНУЛСЯ

 НА ЗАРЕ

Дом проснулся на заре —

Слышно, как пила

Зазвенела во дворе,

Голос подала.

Слышно, как топор стучит…

Замолчал топор,

Завели дрова в печи

Тихий разговор.

Чайник в комнате запел:

«Я готов! Я закипел!

Пей горячий чай,

Чайник выключай!»

Бой часов, и скрип дверей,

И посуды звон

Слышит маленький Андрей

По утрам сквозь сон.

К этим звукам, голосам

Младший брат привык.

Громче всех кричит он сам —

Слышен в доме по утрам

Звонкий детский крик.

ПОГРЕМУШКА

Как большой, сидит Андрюшка

На ковре перед крыльцом,

У него в руках игрушка —

Погремушка с бубенцом.

Мальчик смотрит — что за чудо?

Мальчик очень удивлен,

Не поймет он: ну откуда

Раздается этот звон?

РАЗГОВОР С МАМОЙ

Сын зовет: — Агу, агу! —

Мол,  побудь со мною.

А в ответ: — Я не могу,

Я посуду мою.

Но опять: — Агу, агу! —

Слышно с новой силой.

И в ответ: — Бегу, бегу,

Не сердись,  мой  милый!

МОРКОВНЫЙ СОК

Глушит сорная трава

Кустики гороха,

И морковь видна едва —

В общем, дело плохо.

Так не вырастет морковь,

Так не будет толку!

Две сестры сегодня вновь

Вышли на прополку.

У Маринки две руки,

И у Светы две руки;

Хорошо пошла работа:

Берегитесь, сорняки!

Поработали часок —

И, пожалуй, хватит.

Будет пить морковный сок

Через месяц братик.

МАМА УХОДИТ

 НА РАБОТУ

 

Сын узнаёт родителей —

Не так уже он мал.

Но маму в темном кителе

Сегодня не узнал.

—  Это мама в форме! —

Ему твердит сестра.—

Дежурить на платформе,

Работать ей пора.

Что ж, сердце ведь не камень!

Не сердится Андрей,

Узнал он голос мамин

И потянулся к ней.

В ЧЕСТЬ АНДРЕЯ

Дуб качает головою,

Сосны ветками шумят,

И осыпан мокрой хвоей

По утрам осенний сад.

Но сегодня в честь Андрея

Стало солнышко добрее:

Нынче мальчику полгода —

Вот и ясная погода!

В честь Андрюши будут пляски,

Ребятишек полон двор.

Мальчик смотрит из коляски

На танцующих сестер.

Он сидит, как зритель в ложе,

У него в руках букет.

Он и сам сплясал бы тоже,

Да устойчивости нет!

ДЕТСКАЯ ПЕРЕДАЧА

Льется песенка горниста,

Пионеров радуя.

Утром звонко, голосисто

Распевает радио.

Сестры очень любят обе

Песни юных ленинцев,

Разговоры об учебе

Слушают, не ленятся.

Говорят они Андрюше,

Маленькому братику:

— И тебе полезно слушать,

Как учить грамматику.

И когда Андрюша плачет,

Нужно радио включать:

Может только хор ребячий,

Хор из детской передачи,

Малыша перекричать.

ДЕТСКАЯ ПЕРЕДАЧА

Льется песенка горниста,

Пионеров радуя.

Утром звонко, голосисто

Распевает радио.

Сестры очень любят обе

Песни юных ленинцев,

Разговоры об учебе

Слушают, не ленятся.

Говорят они Андрюше,

Маленькому братику:

— И тебе полезно слушать,

Как учить грамматику.

И когда Андрюша плачет,

Нужно радио включать:

Может только хор ребячий,

Хор из детской передачи,

Малыша перекричать.

ВСТРЕЧА

Не в машине легковой,

Не в подводе тряской —

Едет брат по мостовой

В собственной коляске.

С горки на горку

По городу Загорску.

Вдруг, откуда ни возьмись,

Как принцесса в сказке,

Едет важно с горки вниз

Девочка в коляске.

С горки на горку

По городу Загорску.

Но уже коляски нет —

Скрылась незнакомка.

Поглядел Андрюша вслед

И заплакал громко.

НА КОСОГОРЕ

На косогоре,

На травке устроясь,

Девочки ждут —

Вот появится поезд.

Дальний гудит

И проносится мимо,

Мчится окутанный

Клубами дыма.

Слушают сестры

Гудков перекличку:

— Папа сейчас

Поведет электричку!

Девочки знают:

В четырнадцать тридцать

Папин состав

Мимо станции мчится.

Сестры повыше

Приподняли братца:

Пусть поглядит,

Как вагоны промчатся.

НАСТУПИЛИ ХОЛОДА

Ветер на терраске,

Холодно в коляске!

На Андрейке — телогрейки,

Кофты,  рукавицы,

Полосатый шарф Андрейке

Принесли сестрицы.

Он сидит едва дыша

В телогрейке  пестрой.

Как на полюс, малыша

Снарядили сестры.

— Привыкай и к холодам!

Объясняет Света.—

И зима приходит к нам,

А не только лето.

БАШМАКИ

Брату впору башмаки:

Не малы, не велики.

Их надели на Андрюшку,

Но ни с места он пока —

Он их принял за игрушку,

Глаз не сводит с башмака.

Мальчик с толком,

С расстановкой

Занимается обновкой:

То погладит башмаки,

То потянет за шнурки,

Сел Андрей и поднял ногу,

Языком лизнул башмак…

Ну, теперь пора в дорогу,

Можно сделать первый шаг!

Я ЗНАЮ, ЧТО НАДО

 ПРИДУМАТЬ

Я знаю, что надо придумать,

Чтоб не было больше зимы,

Чтоб вместо высоких сугробов

Вокруг зеленели холмы.

Смотрю я в стекляшку

Зеленого цвета,

И сразу зима

Превращается в лето.

СВЕРЧОК

Папа работал,

Шуметь запрещал…

Вдруг

Под диваном

Сверчок

Затрещал.

Ищу под диваном —

Не вижу сверчка,

А он, как нарочно,

Трещит с потолка.

То близко сверчок,

То далеко сверчок,

То вдруг застрекочет,

То снова молчок.

Летает сверчок

Или ходит пешком?

С усами сверчок

Или с пестрым брюшком?

А вдруг он лохматый

И страшный на вид?

Он выползет на пол

И всех удивит.

Петька сказал мне:

— Давай  пятачок,

Тогда я скажу тебе,

Что за сверчок.

Мама сказала:

— Трещит без конца!

Выселить нужно

Такого жильца!

Везде мы искали,

Где только могли,

Потерянный зонтик

Под шкафом

Нашли.

Нашли под диваном

Футляр от очков,

Но никаких

Не поймали

Сверчков.

Сверчок — невидимка,

Его не найдешь.

Я так и не знаю,

На что он похож.

ПОМОЩНИЦА

У Танюши дел немало,

У Танюши много дел:

Утром брату помогала —

Он с утра конфеты ел.

Вот у Тани сколько дела:

Таня ела, чай пила,

Села, с мамой посидела,

Встала, к бабушке пошла.

Перед сном сказала маме:

— Вы меня разденьте сами,

Я устала, не могу,

Я вам завтра помогу.

Вторую часть стихотворений из цикла А.Барто «Младший брат» вы можете прочитать здесь.

Стихи и голосовые поздравления с днем рождения брату

Пожелать хочу, братишка,
Я тебе везения,
Процветания и славы
В классный день рождения.

Будь всегда упорным в деле,
А в любви – ранимым,
В дружбе – преданным и верным,
В битве – невредимым.

Будь здоров, любимый братец,
Побеждай и властвуй.
Небосвод пусть над тобою
Будет чистым, ясным. ©


В день рождения нынче брату
Шлю свой низкий я поклон.
В счастья миг, минуты боли
Рядом был со мною он.

Пожелать хочу, братишка,
Только взлетов я тебе.
Чтоб всегда отпор дал смело
Всем обидам ты в судьбе.

Чтоб здоровым тело было,
Боевой чтоб был азарт.
Ты силен, умен и молод.
Это жизни только старт. ©


Денежки в твоих карманах
Непременно пусть шуршат.
Жить достойно и богато
Я тебе желаю, брат.

Будь всегда моей опорой,
Гордостью большой моей.
Ты, братишка, очень дорог,
Человека нет родней.

Будь здоров, люби, надейся,
Верно, преданно дружи,
Зааркань-ка птицу счастья
И незыблемо держи. ©


Мой братишка, с днём рожденья!
Пожелать я хочу тебе
Много радости, веселья
И больших побед в судьбе!

Чтоб здоров ты был навеки,
Чтоб не знал бед никогда,
Чтоб хорошим человеком
Оставался ты всегда!


Брат, день рожденья твой настал,
Ты на год стал взрослей,
Желаю, чтоб проблем не знал
И жил, чтоб веселей,

Чтоб было всё в судьбе твоей
Везение, любовь,
Достаток, много ярких дней,
Чтоб счастлив был, здоров!


Поздравляю, старший брат
С днем чудесным — днем рожденья!
Будь же счастлив, жизни рад,
Каждое цени мгновенье!


С Днем рожденья, дорогой мой брат,
Пусть твои исполнятся желанья,
Пусть в семье царит любовь и лад,
А в делах – успех и процветанье.

Пусть судьба к тебе будет добра,
Не жалей о прошлом, будь уверен:
Завтра будет лучше, чем вчера,
Открывай для будущего двери.

Сил и здравия на много лет
Я тебе от всей души желаю.
Оставляй по жизни добрый след.
Будь счастливым, брат мой! Поздравляю!


Братик мой, пришел твой праздник —
День рожденья у тебя!
И любимая сестренка
Поздравляет с ним тебя!

Будь всегда как майский ветер,
Как луч солнца в темноте!
И друзей пусть будет куча,
И журавль в твоей руке!


Желаю брат, тебе всегда быть первым,
Не упускать свой шанс и двигаться вперёд,
Иметь здоровье крепкое, стальные нервы,
Пускай тебе всегда по крупному везёт!

Пусть солнышко и счастье путь твой освещают
И дарят тебе силы, радость, вдохновение,
Пусть вера и любовь тебя не покидают,
Живи сто лет, родной мой, с днём рождения!


С Днем Рожденья, братик дорогой.
Связь с тобой повсюду ощущаю.
Для меня ты самый добрый и родной,
И стихи свои тебе сегодня посвящаю.

Мы с тобой дружили много лет,
Интересы поровну делили,
Повзрослели и имеем важный вид,
Но про детство наше не забыли.

Посидим и вспомним о былом.
Все уходит в прошлое когда-то,
В сложном мире, братик, мы живем,
И поэтому держаться вместе надо.

Пожелаю счастья и добра,
Чтобы неудачи обходили,
Дружной, радостной была семья,
Люди уважали и любили.

Два брата — сказка Евгения Львовича Шварца

  

Два брата — сказка Евгения Львовича Шварца

 
Деревья разговаривать не умеют и стоят на месте как вкопанные, но всё-таки они живые. Они дышат. Они растут всю жизнь. Даже огромные старики-деревья и те каждый год подрастают, как маленькие дети.
 
Стада пасут пастухи, а о лесах заботятся лесничие.
 
И вот в одном огромном лесу жил-был лесничий, по имени Чернобородый. Он целый день бродил взад и вперёд по лесу, и каждое дерево на своём участке знал он по имени.
 
В лесу лесничий всегда был весел, но зато дома он часто вздыхал и хмурился. В лесу у него всё шло хорошо, а дома бедного лесничего очень огорчали его сыновья. Звали их Старший и Младший. Старшему было двенадцать лет, а Младшему — семь. Как лесничий ни уговаривал своих детей, сколько ни просил, братья ссорились каждый день, как чужие.
 
И вот однажды — было это двадцать восьмого декабря утром — позвал лесничий сыновей и сказал, что ёлки к Новому году он им не устроит. За ёлочными украшениями надо ехать в город. Маму послать — её по дороге волки съедят. Самому ехать — он не умеет по магазинам ходить. А вдвоём ехать тоже нельзя. Без родителей старший брат младшего совсем погубит.
 
Старший был мальчик умный. Он хорошо учился, много читал и умел убедительно говорить. И вот он стал убеждать отца, что он не обидит Младшего и что дома всё будет в полном порядке, пока родители не вернутся из города.
 
— Ты даёшь мне слово? — спросил отец.
— Даю честное слово, — ответил Старший.
— Хорошо, — сказал отец. — Три дня нас не будет дома. Мы вернёмся тридцать первого вечером, часов в восемь. До этого времени ты здесь будешь хозяином. Ты отвечаешь за дом, а главное — за брата. Ты ему будешь вместо отца. Смотри же!
 
И вот мама приготовила на три дня три обеда, три завтрака и три ужина и показала мальчикам, как их нужно разогревать.
 
А отец принёс дров на три дня и дал Старшему коробку спичек. После этого запрягли лошадь в сани, бубенчики зазвенели, полозья заскрипели, и родители уехали.
 
Первый день прошёл хорошо. Второй — ещё лучше.
 
И вот наступило тридцать первое декабря. В шесть часов накормил Старший Младшего ужином и сел читать книжку «Приключения Синдбада-Морехода». И дошёл он до самого интересного места, когда появляется над кораблём птица Рок, огромная, как туча, и несёт она в когтях камень величиною с дом.
 
Старшему хочется узнать, что будет дальше, а Младший слоняется вокруг, скучает, томится. И стал Младший просить брата:
 
— Поиграй со мной, пожалуйста.
 
Их ссоры всегда так и начинались. Младший скучал без Старшего, а тот гнал брата безо всякой жалости и кричал: «Оставь меня в покое!»
И на этот раз кончилось дело худо. Старший терпел-терпел, потом схватил Младшего за шиворот, крикнул: «Оставь меня в покое!» — вытолкал его во двор и запер дверь.
А ведь зимой темнеет рано, и во дворе стояла уже тёмная ночь. Младший забарабанил в дверь кулаками и закричал:
 
— Что ты делаешь! Ведь ты мне вместо отца!
 
У Старшего сжалось на миг сердце, он сделал шаг к двери, но потом подумал:
«Ладно, ладно. Я только прочту пять строчек и пущу его обратно. За это время ничего с ним не случится».
И он сел в кресло и стал читать и зачитался, а когда опомнился, то часы показывали уже без четверти восемь.
Старший вскочил и закричал:
 
— Что же это! Что я наделал! Младший там на морозе, один, неодетый!
 
И он бросился во двор.
Стояла тёмная-тёмная ночь, и тихо-тихо было вокруг.
Старший во весь голос позвал Младшего, но никто ему не ответил.
Тогда Старший зажёг фонарь и с фонарём обыскал все закоулки во дворе.
Брат пропал бесследно.
Свежий снег запорошил землю, и на снегу не было следов Младшего. Он исчез, как будто его унесла птица Рок.
Старший горько заплакал и громко попросил у Младшего прощенья.
Но и это не помогло. Младший брат не отзывался.
Часы в доме пробили восемь раз, и в ту же минуту далеко-далеко в лесу зазвенели бубенчики.
«Наши возвращаются,- подумал с тоскою Старший.- Ах, если бы всё передвинулось на два часа назад! Я не выгнал бы младшего брата во двор. И теперь мы стояли бы рядом и радовались».
 
А бубенчики звенели всё ближе и ближе; вот стало слышно, как фыркает лошадь, вот заскрипели полозья, и сани въехали во двор. И отец выскочил из саней. Его чёрная борода на морозе покрылась инеем и теперь была совсем белая.
 
Вслед за отцом из саней вышла мать с большой корзинкой в руке. И отец и мать были веселы, — они не знали, что дома случилось такое несчастье.
 
— Зачем ты выбежал во двор без пальто? — спросила мать.
— А где Младший? — спросил отец. Старший не ответил ни слова.
— Где твой младший брат? — спросил отец ещё раз. И Старший заплакал. И отец взял его за руку и повёл в дом. И мать молча пошла за ними. И Старший всё рассказал родителям.
Кончив рассказ, мальчик взглянул на отца. В комнате было тепло, а иней на бороде отца не растаял. И Старший вскрикнул. Он вдруг понял, что теперь борода отца бела не от инея. Отец так огорчился, что даже поседел.
 
— Одевайся, — сказал отец тихо.- Одевайся и уходи. И не смей возвращаться, пока не разыщешь своего младшего брата.
— Что же, мы теперь совсем без детей останемся? — спросила мать плача, но отец ей ничего не ответил. И Старший оделся, взял фонарь и вышел из дому.
 
Он шёл и звал брата, шёл и звал, но никто ему не отвечал. Знакомый лес стеной стоял вокруг, но Старшему казалось, что он теперь один на свете. Деревья, конечно, живые существа, но разговаривать они не умеют и стоят на месте как вкопанные. А кроме того, зимою они спят крепким сном. И мальчику не с кем было поговорить. Он шёл по тем местам, где часто бегал с младшим братом. И трудно было ему теперь понять, почему это они всю жизнь ссорились, как чужие. Он вспомнил, какой Младший был худенький, и как на затылке у него прядь волос всегда стояла дыбом, и как он смеялся, когда Старший изредка шутил с ним, и как радовался и старался, когда Старший принимал его в свою игру. И Старший так жалел брата, что не замечал ни холода, ни темноты, ни тишины. Только изредка ему становилось очень жутко, и он оглядывался по сторонам, как заяц. Старший, правда, был уже большой мальчик, двенадцати лет, но рядом с огромными деревьями в лесу он казался совсем маленьким.
 
Вот кончился участок отца и начался участок соседнего лесничего, который приезжал в гости каждое воскресенье играть с отцом в шахматы. Кончился и его участок, и мальчик зашагал по участку лесничего, который бывал у них в гостях только раз в месяц. А потом пошли участки лесничих, которых мальчик видел только раз в три месяца, раз в полгода, раз в год. Свеча в фонаре давно погасла, а Старший шагал, шагал, шагал всё быстрее и быстрее.
 
Вот уже кончились участки таких лесничих, о которых Старший только слышал, но не встречал ни разу в жизни. А потом дорожка пошла всё вверх и вверх, и, когда рассвело, мальчик увидел: кругом, куда ни глянешь, всё горы и горы, покрытые густыми лесами.
 
Старший остановился.
Он знал, что от их дома до гор семь недель езды. Как же он добрался сюда за одну только ночь?
И вдруг мальчик услышал где-то далеко-далеко лёгкий звон. Сначала ему показалось, что это звенит у него в ушах. Потом он задрожал от радости, — не бубенчики ли это? Может быть, младший брат нашёлся и отец гонится за Старшим в санях, чтобы отвезти его домой?
Но звон не приближался, и никогда бубенчики не звенели так тоненько и так ровно.
 
— Пойду и узнаю, что там за звон,- сказал Старший.
 
Он шёл час, и два, и три. Звон становился всё громче и громче. И вот мальчик очутился среди удивительных деревьев, — высокие сосны росли вокруг, но они были прозрачные, как стёкла. Верхушки сосен сверкали на солнце так, что больно было смотреть. Сосны раскачивались на ветру, ветки били о ветки и звенели, звенели, звенели.
 
Мальчик пошёл дальше и увидел прозрачные ёлки, прозрачные берёзы, прозрачные клёны. Огромный прозрачный дуб стоял среди поляны и звенел басом, как шмель. Мальчик поскользнулся и посмотрел под ноги. Что это? И земля в этом лесу прозрачна! А в земле темнеют и переплетаются, как змеи, и уходят в глубину прозрачные корни деревьев.
 
Мальчик подошёл к берёзе и отломил веточку. И, пока он её разглядывал, веточка растаяла, как ледяная сосулька.
 
И Старший понял: лес, промёрзший насквозь, превратившийся в лёд, стоит вокруг. И растёт этот лес на ледяной земле, и корни деревьев тоже ледяные.
 
— Здесь такой страшный мороз, почему же мне не холодно? — спросил Старший.
— Я распорядился, чтобы холод не причинил тебе до поры до времени никакого вреда, — ответил кто-то тоненьким звонким голосом.
 
Мальчик оглянулся.
 
Позади стоял высокий старик в шубе, шапке и валенках из чистого снега. Борода и усы у старика были ледяные и позванивали тихонько, когда он говорил. Старик смотрел на мальчика не мигая. Не доброе и не злое лицо его было до того спокойно, что у мальчика сжалось сердце.
 
А старик, помолчав, повторил отчётливо, гладко, как будто он читал по книжке или диктовал:
 
— Я. Распорядился. Чтобы холод. Не причинил тебе. До поры до времени. Ни малейшего вреда. Ты знаешь, кто я?
— Вы как будто Дедушка Мороз? — спросил мальчик.
— Отнюдь нет! — ответил старик холодно. — Дедушка Мороз — мой сын. Я проклял его. Этот здоровяк слишком добродушен. Я — Прадедушка Мороз, а это совсем другое дело, мой юный друг. Следуй за мной.
 
И старик пошёл вперёд, неслышно ступая по льду своими мягкими белоснежными валенками.
 
Вскоре они остановились у высокого крутого холма. Прадедушка Мороз порылся в снегу, из которого была сделана его шуба, и вытащил огромный ледяной ключ. Щёлкнул замок, и тяжёлые ледяные ворота открылись в холме.
 
— Следуй за мной, — повторил старик.
— Но ведь мне нужно искать брата! — воскликнул мальчик.
— Твой брат здесь, — сказал Прадедушка Мороз спокойно. — Следуй за мной.
 
И они вошли в холм, и ворота со звоном захлопнулись, и Старший оказался в огромном, пустом, ледяном зале. Сквозь открытые настежь высокие двери виден был следующий зал, а за ним ещё и ещё. Казалось, что нет конца этим просторным, пустынным комнатам. На стенах светились круглые ледяные фонари. Над дверью в соседний зал, на ледяной табличке, была вырезана цифра «2».
 
— В моём дворце сорок девять таких зал. Следуй за мной, — приказал Прадедушка Мороз.
 
Ледяной пол был такой скользкий, что мальчик упал два раза, но старик даже не обернулся. Он мерно шагал вперёд и остановился только в двадцать пятом зале ледяного дворца.
Посреди этого зала стояла высокая белая печь. Мальчик обрадовался. Ему так хотелось погреться.
Но в печке этой ледяные поленья горели чёрным пламенем. Чёрные отблески прыгали по полу. Из печной дверцы тянуло леденящим холодом. И Прадедушка Мороз опустился на ледяную скамейку у ледяной печки и протянул свои ледяные пальцы к ледяному пламени.
 
— Садись рядом, помёрзнем, — предложил он мальчику.
 
Мальчик ничего не ответил.
А старик уселся поудобнее и мёрз, мёрз, мёрз, пока ледяные поленья не превратились в ледяные угольки.
Тогда Прадедушка Мороз заново набил печь ледяными дровами и разжёг их ледяными спичками.
 
— Ну, а теперь я некоторое время посвящу беседе с тобою, — сказал он мальчику. — Ты. Должен. Слушать. Меня. Внимательно. Понял?
 
Мальчик кивнул головой.
И Прадедушка Мороз продолжал отчётливо и гладко:
 
— Ты. Выгнал. Младшего брата. На мороз. Сказав. Чтобы он. Оставил. Тебя. В покое. Мне нравится этот поступок. Ты любишь покой так же, как я. Ты останешься здесь навеки. Понял?
 
— Но ведь нас дома ждут! — воскликнул Старший жалобно.
— Ты. Останешься. Здесь. Навеки, — повторил Прадедушка Мороз.
 
Он подошёл к печке, потряс полами своей снежной шубы, и мальчик вскрикнул горестно. Из снега на ледяной пол посыпались птицы. Синицы, поползни, дятлы, маленькие лесные зверюшки, взъерошенные и окоченевшие, горкой легли на полу.
 
— Эти суетливые существа даже зимой не оставляют лес в покое, — сказал старик.
— Они мёртвые? — спросил мальчик.
— Я успокоил их, но не совсем, — ответил Прадедушка Мороз. — Их следует вертеть перед печкой, пока они не станут совсем прозрачными и ледяными. Займись. Немедленно. Этим. Полезным. Делом.
— Я убегу! — крикнул мальчик.
— Ты никуда не убежишь! — ответил Прадедушка Мороз твердо. — Брат твой заперт в сорок девятом зале. Пока что он удержит тебя здесь, а впоследствии ты привыкнешь ко мне. Принимайся за работу.
 
И мальчик уселся перед открытой дверцей печки. Он поднял с полу дятла, и руки у него задрожали. Ему казалось, что птица ещё дышит. Но старик не мигая смотрел на мальчика, и мальчик угрюмо протянул дятла к ледяному пламени.
 
И перья несчастной птицы сначала побелели, как снег. Потом вся она стала твёрдой, как камень. А когда она сделалась прозрачной, как стекло, старик сказал:
 
— Готово! Принимайся за следующую.
 
До поздней ночи работал мальчик, а Прадедушка Мороз неподвижно стоял возле.
Потом он осторожно уложил ледяных птиц в мешок и спросил мальчика:
 
— Руки у тебя не замёрзли?
— Нет, — ответил он.
— Это я распорядился, чтобы холод не причинил тебе до поры до времени никакого вреда,- сказал старик.- Но помни! Если. Ты. Ослушаешься. Меня. То я. Тебя. Заморожу. Сиди здесь и жди. Я скоро вернусь.
 
И Прадедушка Мороз, взяв мешок, ушёл в глубину дворца, и мальчик остался один.
Где-то далеко-далеко захлопнулась со звоном дверь, и эхо перекатилось по всем залам.
И Прадедушка Мороз вернулся с пустым мешком.
 
— Пришло время удалиться ко сну, — сказал Прадедушка Мороз. И он указал мальчику на ледяную кровать, которая стояла в углу. Сам он занял такую же кровать в противоположном конце зала.
 
Прошло две-три минуты, и мальчику показалось, что кто-то заводит карманные часы. Но он понял вскоре, что это тихонько храпит во сне Прадедушка Мороз.
Утром старик разбудил его.
 
— Отправляйся в кладовую, — сказал он. — Двери в неё находятся в левом углу зала. Принеси завтрак номер один. Он стоит на полке номер девять.
 
И мальчик пошёл в кладовую. Она была большая, как зал. Замороженная еда стояла на полках. И Старший принёс на ледяном блюде завтрак номер один.
И котлеты, и чай, и хлеб — всё было ледяное, и всё это надо было грызть или сосать, как леденцы.
 
— Я удаляюсь на промысел, — сказал Прадедушка Мороз, окончив завтрак. — Можешь бродить по всем комнатам и даже выходить из дворца.
 
И Прадедушка Мороз удалился, неслышно ступая своими белоснежными валенками, а мальчик бросился в сорок девятый зал. Он бежал, и падал, и звал брата во весь голос, но только эхо отвечало ему. И вот он добрался, наконец, до сорок девятого зала и остановился как вкопанный.
Все двери были открыты настежь, кроме одной, последней, над которой стояла цифра «49». Последний зал был заперт наглухо.
 
— Младший! — крикнул старший брат. — Я пришёл за тобой. Ты здесь?
«Ты здесь?» — повторило эхо.
 
Дверь была вырезана из цельного промёрзшего ледяного дуба. Мальчик уцепился ногтями за ледяную дубовую кору, но пальцы его скользили и срывались. Тогда он стал колотить в дверь кулаками, плечом, ногами, пока совсем не выбился из сил. И хоть бы ледяная щепочка откололась от ледяного дуба.
 
И мальчик тихо вернулся обратно, и почти тотчас же в зал вошёл Прадедушка Мороз.
И после ледяного обеда до поздней ночи мальчик вертел перед ледяным огнём несчастных замёрзших птиц, белок и зайцев.
Так и пошли дни за днями.
 
И все эти дни Старший думал, и думал, и думал только об одном: чем бы разбить ему ледяную дубовую дверь. Он обыскал всю кладовую. Он ворочал мешки с замороженной капустой, с замороженным зерном, с замороженными орехами, надеясь найти топор. И он нашёл его наконец, но и топор отскакивал от ледяного дуба, как от камня.
 
И Старший думал, думал, и наяву и во сне, всё об одном, всё об одном.
И старик хвалил мальчика за спокойствие. Стоя у печки неподвижно, как столб, глядя, как превращаются в лёд птицы, зайцы, белки, Прадедушка Мороз говорил:
 
— Нет, я не ошибся в тебе, мой юный друг. «Оставь меня в покое!» — какие великие слова. С помощью этих слов люди постоянно губят своих братьев. «Оставь меня в покое!» Эти. Великие. Слова. Установят. Когда-нибудь. Вечный. Покой. На земле.
 
И отец, и мать, и бедный младший брат, и все знакомые лесничие говорили просто, а Прадедушка Мороз как будто читал по книжке, и разговор его наводил такую же тоску, как огромные пронумерованные залы.
 
Старик любил вспоминать о древних-древних временах, когда ледники покрывали почти всю землю.
 
— Ах, как тихо, как прекрасно было тогда жить на белом, холодном свете! — рассказывал он, и его ледяные усы и борода звенели тихонько.- Я был тогда молод и полон сил. Куда исчезли мои дорогие друзья — спокойные, солидные, гигантские мамонты! Как я любил беседовать с ними! Правда, язык мамонтов труден. У этих огромных животных и слова были огромные, необычайно длинные. Чтобы произнести одно только слово на языке мамонтов, нужно было потратить двое, а иногда и трое суток. Но. Там. Некуда. Было. Спешить.
 
И вот однажды, слушая рассказы Прадедушки Мороза, мальчик вскочил и запрыгал на месте как бешеный.
 
— Что значит твоё нелепое поведение? — спросил старик сухо.
 
Мальчик не ответил ни слова, но сердце его так и стучало от радости.
Когда думаешь всё об одном и об одном, то непременно в конце концов придумаешь, что делать.
Спички!
Мальчик вспомнил, что у него в кармане лежат те самые спички, которые ему дал отец, уезжая в город.
И на другое же утро, едва Прадедушка Мороз отправился на промысел, мальчик взял из кладовой топор и верёвку и выбежал из дворца.
 
Старик пошёл налево, а мальчик побежал направо, к живому лесу, который темнел за прозрачными стволами ледяных деревьев. На самой опушке живого леса лежала в снегу огромная сосна. И топор застучал, и мальчик вернулся во дворец с большой вязанкой дров.
 
У ледяной дубовой двери в сорок девятый зал мальчик разложил высокий костёр. Вспыхнула спичка, затрещали щепки, загорелись дрова, запрыгало настоящее пламя, и мальчик засмеялся от радости. Он уселся у огня и грелся, грелся, грелся.
 
Дубовая дверь сначала только блестела и сверкала так, что больно было смотреть, но вот, наконец, вся она покрылась мелкими водяными капельками. И когда костёр погас, мальчик увидел: дверь чуть-чуть подтаяла.
 
— Ага! — сказал он и ударил по двери топором. Но ледяной дуб по-прежнему был твёрд, как камень.
— Ладно! — сказал мальчик. — Завтра начнем сначала.
 
Вечером, сидя у ледяной печки, мальчик взял и осторожно припрятал в рукав маленькую синичку. Прадедушка Мороз ничего не заметил. И на другой день, когда костёр разгорелся, мальчик протянул птицу к огню.
Он ждал, ждал, и вдруг клюв у птицы дрогнул, и глаза открылись, и она посмотрела на мальчика.
 
— Здравствуй! — сказал ей мальчик, чуть не плача от радости. — Погоди, Прадедушка Мороз! Мы ещё поживём!
 
И каждый день теперь отогревал мальчик птиц, белок и зайцев. Он устроил своим новым друзьям снеговые домики в уголках зала, где было потемнее. Домики эти он устлал мохом, который набрал в живом лесу. Конечно, по ночам было холодно, но зато потом, у костра, и птицы, и белки, и зайцы запасались теплом до завтрашнего утра.
 
Мешки с капустой, зерном и орехами теперь пошли в дело. Мальчик кормил своих друзей до отвала. А потом он играл с ними у огня или рассказывал о своём брате, который спрятан там, за дверью. И ему казалось, что и птицы, и белки, и зайцы понимают его.
 
И вот однажды мальчик, как всегда, принёс вязанку дров, развёл костёр и уселся у огня. Но никто из его друзей не вышел из своих снеговых домиков.
 
Мальчик хотел спросить: «Где же вы?» — но тяжёлая ледяная рука с силой оттолкнула его от огня.
Это Прадедушка Мороз подкрался к нему, неслышно ступая своими белоснежными валенками.
Он дунул на костёр, и поленья стали прозрачными, а пламя чёрным. И когда ледяные дрова догорели, дубовая дверь стала такою, как много дней назад.
 
— Ещё. Раз. Попадёшься. Заморожу! — сказал Прадедушка Мороз холодно. И он поднял с пола топор и запрятал его глубоко в снегу своей шубы.
 
Целый день плакал мальчик. И ночью с горя заснул как убитый. И вдруг он услышал сквозь сон: кто-то осторожно мягкими лапками барабанит по его щеке.
Мальчик открыл глаза.
Заяц стоял возле.
И все его друзья собрались вокруг ледяной постели. Утром они не вышли из своих домиков, потому что почуяли опасность. Но теперь, когда Прадедушка Мороз уснул, они пришли на выручку к своему другу.
Когда мальчик проснулся, семь белок бросились к ледяной постели старика. Они нырнули в снег шубы Прадедушки Мороза и долго рылись там. И вдруг что-то зазвенело тихонечко.
 
— Оставьте меня в покое, — пробормотал во сне старик.
 
И белки спрыгнули на пол и побежали к мальчику.
И он увидел: они принесли в зубах большую связку ледяных ключей.
И мальчик всё понял.
С ключами в руках бросился он к сорок девятому залу. Друзья его летели, прыгали, бежали следом.
Вот и дубовая дверь.
Мальчик нашёл ключ с цифрой «49». Но где замочная скважина? Он искал, искал, искал… но напрасно.
Тогда поползень подлетел к двери. Цепляясь лапками за дубовую кору, поползень принялся ползать по двери вниз головою. И вот он нашёл что-то. И чирикнул негромко. И семь дятлов слетелись к тому месту двери, на которое указал поползень.
 
И дятлы терпеливо застучали своими твёрдыми клювами по льду. Они стучали, стучали, стучали, и вдруг четырёхугольная ледяная дощечка сорвалась с двери, упала на пол и разбилась.
 
А за дощечкой мальчик увидел большую замочную скважину. И он вставил ключ и повернул его, и замок щёлкнул, и упрямая дверь открылась наконец со звоном.
 
И мальчик, дрожа, вошёл в последний зал ледяного дворца. На полу грудами лежали прозрачные ледяные птицы и ледяные звери.
 
А на ледяном столе посреди комнаты стоял бедный младший брат. Он был очень грустный и глядел прямо перед собой, и слезы блестели у него на щеках, и прядь волос на затылке, как всегда, стояла дыбом. Но он был весь прозрачный, как стеклянный, и лицо его, и руки, и курточка, и прядь волос на затылке, и слезы на щеках — всё было ледяное. И он не дышал и молчал, ни слова не отвечая брату. А Старший шептал:
 
— Бежим, прошу тебя, бежим! Мама ждёт! Скорее бежим домой!
 
Не дождавшись ответа, Старший схватил своего ледяного брата на руки и побежал осторожно по ледяным залам к выходу из дворца, а друзья его летели, прыгали, мчались следом.
Прадедушка Мороз по-прежнему крепко спал. И они благополучно выбрались из дворца.
Солнце только что встало. Ледяные деревья сверкали так, что больно было смотреть. Старший побежал к живому лесу осторожно, боясь споткнуться и уронить Младшего. И вдруг громкий крик раздался позади.
Прадедушка Мороз кричал тонким голосом так громко, что дрожали ледяные деревья:
 
— Мальчик! Мальчик! Мальчик!
 
Сразу стало страшно холодно. Старший почувствовал, что у него холодеют ноги, леденеют и отнимаются руки. А Младший печально глядел прямо перед собой, и застывшие слезы его блестели на солнце.
 
— Остановись! — приказал старик. Старший остановился.
 
И вдруг все птицы прижались к мальчику близко-близко, как будто покрыли его живой тёплой шубой.
И Старший ожил и побежал вперёд, осторожно глядя под ноги, изо всех сил оберегая младшего брата.
 
Старик приближался, а мальчик не смел бежать быстрее, — ледяная земля была такая скользкая. И вот, когда он уже думал, что погиб, зайцы вдруг бросились кубарем под ноги злому старику. И Прадедушка Мороз упал, а когда поднялся, то зайцы ещё раз и ещё раз свалили его на землю. Они делали это дрожа от страха, но надо же было спасти лучшего своего друга. И когда Прадедушка Мороз поднялся в последний раз, то мальчик, крепко держа в руках своего брата, уже был далеко внизу, в живом лесу. И Прадедушка Мороз заплакал от злости. И когда он заплакал, сразу стало теплее. И Старший увидел, что снег быстро тает вокруг, и ручьи бегут по оврагам. А внизу, у подножия гор, почки набухли на деревьях.
 
— Смотри — подснежник! — крикнул Старший радостно.
 
Но Младший не ответил ни слова. Он по-прежнему был неподвижен, как кукла, и печально глядел прямо перед собой.
 
— Ничего. Отец всё умеет делать! — сказал Старший Младшему.- Он оживит тебя. Наверное оживит!
 
И мальчик побежал со всех ног, крепко держа в руках брата. До гор Старший добрался так быстро с горя, а теперь он мчался, как вихрь, от радости. Ведь всё-таки брата он нашёл.
 
Вот кончились участки лесничих, о которых мальчик только слышал, и замелькали участки знакомых, которых мальчик видел раз в год, раз в полгода, раз в три месяца. И чем ближе было к дому, тем теплее становилось вокруг. Друзья-зайцы кувыркались от радости, друзья-белки прыгали с ветки на ветку, друзья-птицы свистели и пели. Деревья разговаривать не умеют, но и они шумели радостно, — ведь листья распустились, весна пришла.
 
И вдруг старший брат поскользнулся.
На дне ямки, под старым клёном, куда не заглядывало солнце, лежал подтаявший тёмный снег.
И Старший упал.
И бедный Младший ударился о корень дерева.
Сразу тихо-тихо стало в лесу.
И из снега вдруг негромко раздался знакомый тоненький голос:
 
— Конечно! От меня. Так. Легко. Не уйдёшь!
 
И Старший упал на землю и заплакал так горько, как не плакал ещё ни разу в жизни. Нет, ему нечем было утешиться.
Он плакал и плакал, пока не уснул с горя как убитый.
 
А птицы собрали Младшего по кусочкам, и белки сложили кусочек с кусочком своими цепкими лапками и склеили берёзовым клеем. И потом все они тесно окружили Младшего как бы живой тёплой шубкой. А когда взошло солнце, то все они улетели прочь. Младший лежал на весеннем солнышке, и оно осторожно, тихонечко согревало его. И вот слезы на лице у Младшего высохли. И глаза спокойно закрылись. И руки стали тёплыми. И курточка стала полосатой. И башмаки стали чёрными. И прядь волос на затылке стала мягкой. И мальчик вздохнул раз, и другой, и стал дышать ровно и спокойно, как всегда дышал во сне.
 
И когда Старший проснулся, брат его, целый и невредимый, спал на холмике. Старший стоял и хлопал глазами, ничего не понимая, а птицы свистели, лес шумел, и громко журчали ручьи в канавах.
 
Но вот Старший опомнился, бросился к Младшему и схватил его за руку.
А тот открыл глаза и спросил как ни в чём не бывало:
 
— А, это ты? Который час?
 
И Старший обнял его и помог ему встать, и оба брата помчались домой.
Мать и отец сидели рядом у открытого окна и молчали. И лицо у отца было такое же строгое и суровое, как в тот вечер, когда он приказал Старшему идти на поиски брата.
 
— Как птицы громко кричат сегодня, — сказала мать.
— Обрадовались теплу, — ответил отец.
— Белки прыгают с ветки на ветку, — сказала мать.
— И они тоже рады весне, — ответил отец.
— Слышишь?! — вдруг крикнула мать.
— Нет, — ответил отец. — А что случилось?
— Кто-то бежит сюда!
— Нет! — повторил отец печально. -Мне тоже всю зиму чудилось, что снег скрипит под окнами. Никто к нам не прибежит.
 
Но мать была уже во дворе и звала:
 
— Дети, дети!
 
И отец вышел за нею. И оба они увидели: по лесу бегут Старший и Младший, взявшись за руки.
Родители бросились к ним навстречу.
И когда все успокоились немного и вошли в дом, Старший взглянул на отца и ахнул от удивления.
Седая борода отца темнела на глазах, и вот она стала совсем чёрной, как прежде. И отец помолодел от этого лет на десять.
С горя люди седеют, а от радости седина исчезает, тает, как иней на солнце. Это, правда, бывает очень-очень редко, но всё-таки бывает.
И с тех пор они жили счастливо.
Правда, Старший говорил изредка брату:
 
— Оставь меня в покое.
 
Но сейчас же добавлял:
 
— Не надолго оставь, минут на десять, пожалуйста. Очень прошу тебя.
 
И Младший всегда слушался, потому что братья жили теперь дружно.
——————————————

Евгений Шварц. Сказки для детей.


Читаем бесплатно онлайн

 

Читать все сказки Шварца. Список  

53 лучших братских стихотворения, отражающих любовь и заботу

Нас объединяет уникальная связь с нашим братом. Он особенный друг, который больше всего дразнит, но борется со всеми, чтобы защитить вас. Брат — это тот, кто растет вместе с вами и знает о вас все. Он любит вас безоговорочно и поддерживает вас.

Выразите, как сильно вы его любите и цените каждую мелочь, которую он для вас сделал, и храните все прекрасные воспоминания, которыми вы делились с детства. В этом посте вы найдете несколько стихов о братьях, которые будут напоминать ему, что вы всегда рядом с ним.

53 Стихи о брате

Брат Стихи от сестер

1. Брат и сестра

Я не могу выбрать, но думаю о времени
Когда наши две жизни выросли, как два бутона, которые целуются
При малейшем волнении от раскачивания пчелы звон,
Потому что один так близко к другому.

Он был старшим и маленьким мужчиной
Сорок дюймов, не должен показывать страха,
А я, девочка, которая сейчас бежала, как щенок,
Теперь отставала от большей поступи моего брата.

Я считал его мудрым, и когда он говорил со мной
О змеях и птицах, которых Бог любил больше всего,
Я думал, что его знания отмечают границу
Где люди ослепли, хотя ангелы знали остальное.

Если он сказал «Тише!», Я попытался задержать дыхание;
Куда бы он ни сказал: «Идите!» Я шагал с верой.

— Джордж Элиот

2. Мой брат

Мой брат
Мой брат силен, когда я слаб
Смел, когда мне страшно
Забавно, когда мне грустно
Мой брат

Мой брат
Он всегда рядом, когда мне нужно его
Он там, когда меня нет
Он тот, кто не нуждается в представлении
Мой брат

Мой брат
Он тот, который бесценен
Тот, который искренен
Мой брат самый крутой
Мой брат

Если он мне когда-нибудь понадобится, вы знаете, кому я позвоню.
Мой брат

— Бенджамин Л.Wiley

3. Взрослея

Когда рос, я всегда был виноват
Ты все равно сидел и улыбался.

Что бы я ни делал
Ты всегда винил «ребенка».

И посреди ночи.
Ты бы подкрался и напугал меня.
И были времена, когда я прятался.
И вы будете искать меня повсюду.

А снег тебе всегда нравились.
Вы слепили снеговиков для галочки.
Ты всегда хорошо сдавал тесты.
Вы были умнее остальных.

А в подростковом возрасте ты считал себя крутым.
Девочки смотрели на тебя и пускали слюни.
Я закатил глаза и вздохнул.
Если бы они только знали, они бы заплакали.

Ой, воспоминания о столь далеком прошлом
Да, когда мы были детьми, мы не знали.
Какие мы были бы большими друзьями
По мере того, как мы становились старше и безумнее!

Итак, мой дорогой брат, у меня есть залог.
Я так полюбил вас.
Ты лучший брат для девушки.
Даже если ты чуть не свел меня с ума!

—Кэтрин Пульсифер

4.
Понимание моего брата

Он мой брат,
Мой старший брат.

Его глаза прикованы к экрану ноутбука,
Легкая улыбка тянется к его губам.
Комната вибрирует от его музыки.
Его пальцы отбивают ритм по клавишам.

Он мой брат,
Мой старший брат.

Раннее утро,
Я слышу, как он плачет в своей спальне.
За завтраком он кажется веселым,
Но его голубые глаза блестят слезами.

Он мой брат,
Мой старший брат.

Он никогда не проводит время дома.
Вместо этого предпочитает длительные прогулки.
Он приходит домой тихонько поет,
И садится прямо за свой ноутбук.

Он мой брат,
Мой старший брат.

—Лена Харрис

5. Проблемы с братом

Из всего бремени, которое я должен нести,
Номер один для моего брата.
Наши родители действительно напортачили.
Они вырастили ужасного сына.
Он ленив, упрям, груб и подл.
И думает, что он мой начальник.
Самый большой ворчун, которого вы когда-либо видели.
И жадный, насколько это возможно.

Его постоянные поддразнивания меня раздражают.
Он делает это просто назло.
Он жульничает и хвастается, и, более того,
Он щекочет, когда мы ссоримся.
Если он не остановится, клянусь, когда-нибудь
я ударю его по уродливому лицу.
И если бы мне позволили,
я бы выстрелил в него в космос.

Но в других случаях он не так уж плох.
Он научил меня множеству игр.
Он дал мне игрушки и книги, которые у него были
И называет меня смешными именами.
Он помогает мне, когда у меня тяжелая домашняя работа.
И находит меня, когда я прячусь.
Он построил домик на дереве у нас во дворе
И позволяет мне играть внутри.

Он смеется над каждой моей шуткой
И дает мне хороший совет.
Он знает, когда я плохо себя чувствую
И очень хорошо со мной обращается.

Итак, в общем, я должен сказать
В конце концов, лучше
Оставить бесполезную неприятность.
Мой брат — мой друг.

— Ричард Томас

6. Моему брату

Высокий, светлая кожа, красивые волосы, милый, честный
Доверчивый, уважительный, заботливый и многое другое
Это всего лишь несколько слов, чтобы описать вас
Мой защитник, мой друг, мое плечо, на котором можно плакать, моя любовь и моя жизнь
Это всего лишь несколько вещей, которыми ты для меня являешься
Ты следил за мной с первого дня и хорошо, пока их не стало
Ты показал мне, Люблю, разными способами
Ты ни разу не разочаровал меня
Ты ни разу не опозорил меня
Ты научил меня всему, что мог бы такой человек, как ты
Ты всегда верил в меня
Ты ни разу не сказал мне, что я не мог сделать то или это
Ты воспитал меня, зная, что «не могу» никогда не должно быть в моем словарном запасе
Когда я был маленьким, я рассчитывал на тебя во многих вещах, но теперь ты в таком месте, где
ты нужно рассчитывать на меня
Происходит и жизнь продолжается
Ты там, где ты находишься, а я остаюсь здесь один
Это не c хотя бы одну чертову вещь
Я так долго смотрел на тебя
Ты помогал мне во многих вещах
А теперь пришло время отплатить тебе
Неважно, что тебе нужно, я здесь
Как я уже сказал, ты любовь всей моей жизни, и никто не может это изменить.
Мы разделяем узы, которые невозможно разорвать.
Я буду здесь для тебя, пока ты не вернешься домой. были рядом со мной, и я буду рядом с тобой, что бы тебе ни понадобилось
Просто скажи слово, и я буду рядом
Я люблю тебя любовью, которую невозможно объяснить, и то же самое касается тебя
Так что, брат мой, не опускай голову, думая, что я смотрю на тебя иначе
Ничего не изменилось и ничего не изменится
Мы друзья, пока ты не вернешься домой
Держи голову высоко, как ты когда-то сказал мне, и все будет правильно
Я буду любить тебя до самой смерти, так что все хорошо
Тебе не нужно думать о том, что кто-то говорит, потому что они этого не делают. atter
Пока ты счастлив, значит и я счастлив
Больше нечего сказать
У меня болит сердце, я потерял слезы, но это закончится, когда ты вернешься домой.

— Роза М. Кинтеро

7. Брат, дорогой

С днем ​​рождения дорогого брата
Когда вы читаете это, я вижу вашу ухмылку от уха до уха.
Да, это я, твоя сестра говорит тебе дорогой.
Вы когда-нибудь думали, что услышите эти слова?

Но ты, мой брат, лучший.
Ваш возраст показывает, что вы достигли вершины.
Теперь это для вас за холмом.
Так что позвольте вашей сестре, пожалуйста, разрешите

Песня, которую я хочу спеть для вас
Братья и сестры, мы всегда будем, это правда.
А с возрастом тебе сейчас
Ничего страшного, ты толстоват.

Если не считать шуток, желаю вам счастливого дня.
Пусть вам это понравится во всех отношениях.
Мы хотим, чтобы вы знали, что мы всегда рядом.
А о тебе мы заботимся!

—Кэтрин Пульсифер

8. Мой брат

Мой брат
замечательный парень.
Хотя
он немного стеснительный

Мой брат,
— замечательный парень.
Он забавный и умный,
Я не могу отрицать.

Он понимает,
искусство убеждения.
И готов его использовать,
при каждом удобном случае.

Он один из тех парней,
, интересных и уникальных.
Со своим оригинальным стилем,
он крутой компьютерщик.

Всегда целеустремлен,
добиваться любой цели.
Так много благословляет,
— прекрасной душой.

Мой брат,
замечательный парень.
Я его очень люблю,
Я не собираюсь лгать.

9. Мой брат всегда рядом со мной

«Если бы ничего не было, не было бы ничего», — сказал мне брат.
Такая глубокая мысль для маленького мальчика.
Звучит довольно просто, но это очень сложно.
Понимаете … Если бы не было брата, я бы не была сестрой.
Отчасти я из-за моего брата.
Когда я чувствовал себя слабым, как будто я не мог с чем-то столкнуться, он всегда проливал свет на мои сильные стороны.
Он помог мне понять, что я сильная, умная и смелая женщина.
Когда мне было грустно, он говорил что-нибудь веселое и заставлял меня смеяться.
Он помог мне понять, что печаль — это часть жизни, но не нужно останавливаться на ней.
Когда я не хотел с чем-то сталкиваться, он держал меня за руку.
Он показал мне, что иногда нужен единый фронт.
Мы произошли от одного и того же семени, но уникальны…
В каждом есть что-то особенное.
Мы дополняем друг друга… всегда были и всегда будем.
Так же, как соль и перец, у каждого свой неповторимый вкус,
но вы всегда видите их вместе…
Потому что так и должно быть.

— Лиза Гарднер

10. Брат, о брат

Брат, о брат, где бы я был без тебя
На протяжении многих лет ты помогал мне во всем, что я делаю.
Вы были вдохновителем и большим поклонником.
По-моему, ты лучший в клане!

Вы всегда готовы помочь.
И у вас всегда было время послушать и понять
Братья, как будто вас далеко и мало.
Что бы я делал без тебя?

Мы разделили много слез.
За последние годы
Но у нас было и больше.
Веселых времен в изобилии!

Братья и сестры, но теперь лучшие друзья
Я всегда буду с тобой до конца.
Я просто хочу сказать спасибо, брат мой,
Воистину другого нет!

— Кэтрин Пульсифер

11. Замечательный брат

Ты мой замечательный брат,
, которым я искренне восхищаюсь.
Вы меня вдохновляете,
легко вдохновляете.

Ты один из тех,
Я всегда мог положиться.
Ты утешишь меня,
когда я почувствовал печаль и плакал.

В те дни
Мне просто нужно было поговорить.
Ты бы остался,
слушал, а не гулял.

Всякий раз, когда у меня были проблемы,
или просто застревал.
Я могу положиться на тебя,
не нужна удача.

Я всегда в восторге,
за моменты, которые мы разделяем.
Такой брат, как ты,
определенно редкость.

За то, что был моим братом,
и за то, что был там.
Я бесконечно благодарен,
Я люблю тебя и забочусь.

Стихи «Я люблю тебя, брат»

12. Я люблю тебя, дорогой брат

Моему старому дорогому брату, которого я люблю;
Вот в чем дело…
Я люблю тебя днем; Люблю в ночное время;
Я люблю тебя в пасмурную погоду; Я люблю тебя, когда солнечно;
Я люблю тебя, когда ты счастлив; Я люблю тебя, когда тебе грустно;
Я люблю тебя, когда ты на улице; Я люблю тебя, когда ты внутри;
Я люблю тебя, когда ты не спишь; Я люблю тебя, когда ты спишь;

Думаю, я пытаюсь сказать, что люблю тебя… несмотря ни на что… всегда и навсегда… в моем сердце будет для тебя особое место!

—Кейтлин Арриола

13.
Брат, о брат

Брат, о брат, где бы я был без тебя
На протяжении многих лет ты помогал мне во всем, что я делаю.
Ты был вдохновителем и большим поклонником.
По-моему, ты лучший в клане!

Вы всегда готовы протянуть руку помощи
И у вас всегда было время, чтобы послушать и понять
Братья, такие как вы, далекие и немногие
Что бы я делал без вас?

Мы разделили много слез
За последние годы
Но также у нас было больше
Веселых времен в изобилии!

Братья и сестры, но теперь лучшие друзья
Я всегда буду с тобой до конца.
Я просто хочу сказать спасибо, брат мой,
Воистину другого нет!

— Кэтрин Пульсифер

14. Мой любящий брат

Ты мой замечательный брат,
, и я так сильно тебя люблю.
Говорю от души,
правдиво и искренне.

Ты всегда был рядом,
как слушатель и друг.
Ты один из редких,
Я всегда мог положиться.

На словах и времени,
вы честны и добры.
Ты помог мне направить меня,
— в те времена, когда я был слеп.

Мой любящий брат,
Я люблю тебя, и мне не все равно,
Я с нетерпением жду,
всех тех моментов, которыми мы поделимся.

—Неизвестно

15. Если есть

Если хоть немного моя любовь
Может сделать жизнь слаще,

Если хоть немного моя забота
Может сделать друга беглецом,

Если хоть какой-то мой подъем может облегчить
Труженик изгиба,

Дай мне Бог любви и заботы, и силы,
Мы им живем на взаймы.

— Неизвестно

Стихи «Я скучаю по тебе, брат»

16.Брат

Брат,
о брат.

Брат, разве ты не видишь,
ты меня раздираешь.
Брат, понимаешь,
эта война бьется в моем сердце.

Брат, помни, пожалуйста,
, когда мы когда-то были единым целым.
Брат, запомни, пожалуйста,
все песни, которые мы спели.

Брат, о брат,
можем ли мы еще быть друзьями?
Брат, брата,
это не конец.

Брат, мы потеряли
всего, что у нас было.
Брат, можем ли мы стереть
все, что испортилось.

Брат, мы убили
все наше братство.
Никогда не думал, что ты меня ненавидишь,
никогда не думал.

Брат, о брат,
можем ли мы еще быть друзьями?
Брат, брата,
это не конец.

Брат, о брат,
мы никогда не будем друзьями.
Брат, о брат,
это будет конец.

— Барри Эндрю Пьетрантонио

17. Большой брат

Большой брат, как я любил тебя
Большой брат, почему ты ушел
Большой брат, ты обещал, что останешься
Большой брат, ты никогда не вернулся

Большой брат, я должен был пойти первым
Большой брат, ты им все еще нужен
Большой брат, ты мне все еще нужен
Большой брат, ты обещал мне, что будешь здесь

Старший брат, меня никто не поймет
Большой брат кто будет здесь для меня
Большой брат, наши планы никогда не будут прежними
Большой брат, никто не сможет заполнить пробел, который ты оставил мне

Старший брат, ты больше не загорелый
Большой брат, ты больше не тепло
Большой брат, ты больше не двигаешься
Большой брат, ты больше не заставляешь меня улыбаться

Старший брат, они говорят, что ты никогда не вернешься
Большой брат, я знаю их неправоту, ты обещал
Большой брат, ты бгоке свой обещание
Большой брат, ты оставил меня безжизненным, как и ты . .. 9000 3

—Чендлер Дарлингз

18.Через два месяца

Через два месяца
будет май
и тебя не будет.
Я пытаюсь забыть об этом
, но я вспоминаю
, и я просто должен сказать, что
вам будет не хватать
, потому что до него всего два месяца.
скоро вы закончите
, и воспоминания
останутся все, что осталось.
через два месяца
ты будешь на другом переулке
, а я все еще буду на другом
, испытывая сильные боли.
Ты лучший, брат
девушка могла бы даже попросить
Я просто хочу, чтобы у нас было пару лет больше
, чтобы у меня было больше воспоминаний
Потому что, если ты этого не знал,
Май всего два месяца прочь!

— Отэм Харрис

19.Я скучаю по тебе, мой маленький братан

Я люблю тебя и хочу, чтобы ты был дома.
Мне больно думать, что ты такой одинокий.
Без тебя здесь все не то же самое.
Почему вы сделали то, что сделали, до сих пор неясно.
Помню, когда мы были маленькими, мы играли во дворе.
Тогда мы сидели внутри и играли в карты.
Вы бы посмотрели на меня и улыбнулись.
Раньше твоя улыбка растягивалась на милю.
Когда у меня был плохой день, ты был единственным, кто мог меня рассмешить.
Это похоже на то, что ты была моей второй половинкой.
Мне больно видеть, через что ты проходишь.
Мне больнее, потому что я ничего не могу сделать.
Я просто хочу, чтобы у меня все было хорошо,
Но все, что я могу сделать, это молиться.
Я молюсь за тебя каждую ночь перед сном.
И каждый раз, когда мне кажется, я слышу, как ты ползаешь.
Иногда кажется, что ты все еще здесь.
Я смотрю на дверь и жду вашего появления.
Тогда я понимаю, что тебя нет дома,
И я снова чувствую себя таким одиноким.
Я так тебя люблю; ты просто не знаешь,
Что бы ни случилось, ты всегда будешь моим маленьким братишкой.

— Мисти Д. Кроуфорд

20. Мой старший брат в армию

Ты всегда был здесь со мной,
Но теперь ты собираешься уйти.
Я знаю, что мы ссоримся и ссоримся,
Но я люблю тебя изо всех сил.

Ты мой старший брат,
А другого нет.
Никто не сможет занять твое место,
И когда ты уйдешь, будет это большое пустое пространство.

Мы никогда не были очень близки,
Но, по крайней мере, вы не всегда жили по ту сторону побережья.
Как некоторые старшие братья,
Я очень благодарен за те 15 лет, что прожил с вами.

Я помню, когда был маленьким,
И я всегда падал.
Ты всегда был рядом со мной,
И я знаю, что ты всегда будешь.

Ты сказал мне не плакать,
Что все будет нормально.
Даже если бы я думал, что ты солгал,
Как будто мой старший брат спас положение.

Ты меня рассмешил, ты заставил меня плакать,
Ты даже помог мне скрыть ложь.
Я люблю тебя — это то, о чем я мало говорю тебе,
Но я хочу, чтобы ты знал.
Когда уйдешь, будет очень тяжело.

Не знаю, какой будет моя жизнь,
Без тебя рядом со мной.
Вы прожили со мной 15 лет,
Но теперь мы проливаем прощальные слезы.

Я знаю, что тебе нужно съехать,
И начать свою жизнь.
Но обещай мне без сомнения,
Ты никогда не забудешь нас дома.

— Терри Л. Брюэр

21. Дорогой брат

Я искал много лет,
Жил сквозь туннели слез,
Вспоминая то, что могло быть,
Герой, которого я всегда видел внутри.

Время от времени возвращалась мысль:
Разве я не твоя сестра? Разве я не твоя кровь?

Мы расстались каждый по-своему,
Наши родители, разумеется, не помогли.

Пару месяцев назад мои поиски наконец подошли к концу,
Мой давно потерянный брат теперь мой хороший друг.

То, что вы для меня значите, я не могу выразить,
Вы больше, чем тот, кому я звоню, когда я в беде.

Сегодня, когда ты проводил меня по проходу,
Отдавая меня,
У меня была самая широкая улыбка,
Которая могла поколебать.

Это новое начало, новая дорога,
Давайте оба сядем поудобнее и посмотрим, как это разворачивается.

— Ширли Родригес

22. Возвращайся домой

Уходя, ты сказал, что вернешься.
И пообещал, что мы снова будем вместе.
Видения будущего,
Из всех обещанных вами веселых времен заполнило мою голову.
Как мы прощаемся.

Вернись, брат.
Не оставляй меня одного в этом мире.
Мы связаны кровью,
Братья и лучшие друзья навсегда.
Не разрывай эту связь.
Вернись ко мне домой.

Твое лицо светит мой день,
И твой голос — музыка для меня,
Твоя улыбка — сокровище,
И твоя любовь и доброта вечны,
И я буду скучать по всему этому, пока тебя не будет.

Вернись, брат.
Не оставляй меня одного в этом мире.
Мы связаны кровью,
Братья и лучшие друзья навсегда.
Не разрывай эту связь,
Вернись ко мне домой.

Ты друг, которого Бог послал мне,
Ангел, который будет заботиться обо мне.
Небеса послали тебя сюда,
Так зачем оставлять меня сейчас?
Казалось, наше веселье никогда не закончится,
И наш смех наполнил воздух.

Вернись, брат.
Не оставляй меня одного в этом мире.
Мы связаны кровью,
Братья и лучшие друзья навсегда.
Не разрывай эту связь,
Вернись ко мне домой.

Время идет,
И воспоминания исчезают,
Я найду способ сохранить тебе жизнь,
И я буду надеяться вечно.
Когда-нибудь ты вернешься ко мне домой.

Вернись, брат.
Не оставляй меня одного в этом мире.
Мы связаны кровью,
Братья и лучшие друзья навсегда.
Не разрывай эту связь,
Вернись ко мне домой.

Ты мой брат,
Ты мой друг.
Мы связаны вместе,
И я всегда буду присматривать за тобой,
Потому что я знаю, что ты следишь за мной,
Где бы ты ни был.

Вернись, брат.
Не оставляй меня одного в этом мире.
Мы связаны кровью,
Братья и лучшие друзья навсегда.
Не разрывай эту связь,
Вернись ко мне домой.

—Айеша Патель

23. Я скучаю по

Я скучаю по тебе,
Я скучаю по громкой музыке, доносящейся из твоей комнаты
,
Я скучаю по теплоте осознания
Ты всего на расстоянии одного звонка,
Я скучаю по дороге мы ссорились и
играли,
Я скучаю по твоей большой яркой улыбке
,
Я скучаю по тому, чтобы меня выгнали из
твоей комнаты,
Я скучаю по тебе здесь и
там,
Я скучаю по приготовлению тебе завтрака
обеда и ужина,
Я Я скучаю по твоему приходу
ночью,
Я скучаю, заставляю тебя пристегнуть ремень безопасности
,
Я скучаю по твоей руке
молись,
Я скучаю по твоему запаху,
Я скучаю по тебе изо всех сил,
Я скучаю по дороге мы будем драться,
Я скучаю по брату,
Я скучаю по другу,
Я скучаю по тебе, я люблю тебя, и это
КОНЕЦ!

—Салена А. Hayes

24. Я помню

Я помню время моей юности.
Братья, лучшие друзья, всегда вместе.
Рыбалка и бейсбол — о, те времена были.

Помню, мы вместе были подростками.
Ссоры, споры и все между ними
Смех и шутки до слез наполнились нашими глазами.

Я вспоминаю те времена каждый день, когда просыпаюсь.
Непонимание выбора Бога в том, кого взять.
Брат, отец, хороший человек для всех.

Я помню, как мы в последний раз были вместе.
Сижу и болтаю до поздней ночи.
Вместе, в твоей болезни, мы поклялись сражаться.

Я помню, как ты спрашивал: «Джер, ты уверен?»
Глядя на тебя, наши глаза наполнились слезами.
«Джек, ты мой брат — моя кровь твоя. ‘

Я помню, как они говорили, что пересадка прошла хорошо.
Поцелуя тебя на прощание, я продолжил свой путь.
Я в порядке, вы сказали, не нужно оставаться.

Я помню ту июньскую ночь.
Телефонный звонок, которого мы все боимся.
До сих пор помню эти слова спустя столько лет.

Я помню эти слова всю жизнь.
Голос твоей жены дрожал, «трансплантат не удался».
Три коротких слова пронзили мое сердце, как нож.

Я помню тебя, брат, всегда такой сильный.
Я молюсь каждый день; Надеюсь, ты меня простишь.
Я думал, что смогу тебе помочь; Думаю, я ошибался.

Я помню время моей юности.
Братья, лучшие друзья, всегда вместе.
Рыбалка и бейсбол, ох, те были времена.

— Джерри Краузе старший

25. Горжусь тем, что назову тебя настоящим братом

Каждое утро, просыпаясь, я думаю о тебе,
, как о герое, вошедшем в мою жизнь.
Все чаще и чаще ты являлся мне, когда я был в раздоре.
Боюсь, что не смогу жить без тебя.
Я молился только каждый день и каждую ночь.
Чтобы рядом со мной был такой брат, как ты.
Когда меня так много раз ранили.
Ты никогда меня не подводил.
Поэтому я горжусь.
Чтобы называть тебя настоящим братом.
Хотя я знаю, что ты не ребенок моей матери.
Для меня ты всегда будешь.
Я вспомнил, видите ли.
Как Мекка, человек, который спас мне жизнь.
Навсегда память будет казаться правильной.

— Slim Deuce

Братские стихи, которые заставляют вас плакать

Вы скучаете по своему брату? Если вы хотите поделиться своими чувствами к нему в социальных сетях или на каком-либо мероприятии, вот несколько стихотворений.

26. Брат, брат, что я могу сказать?

Брат, Брат, что ты наделал?
Ты поднялся по лестнице, чтобы стать сыном Бога.
Твой голос все еще эхом звучит в моем сердце.
Твоя улыбка отгоняет мрачные мысли.

Брат, брат, почему ты ушел
, когда зло посчитало тебя слишком наивным;
Разве не правда, что смерть — это неизбежный конец,
и что вы не можете избежать странной траектории.

Брат, брат, не считай меня эгоистом,
Я не разговаривал с тобой, извини, я был глуп.
Я хочу выразить свою печаль
Но я не знаю, почему у меня не бывает слез.

Брат, может быть, жизнь научила меня так,
оставаться непоколебимым, когда ржут эмоции.
Покой, который показывает твое лицо, утешает меня
, потому что зеркало твоей души — это только лицо.

Но ваша душа вернулась к своему происхождению
ваше лицо не имеет значения; вы были
предательства, препятствий и скрытых ловушек жизни
, просто расслабьтесь возле этой силы и наблюдайте за нами.

Брат, теперь твоё присутствие намного больше,
ты мог бы взлетать высоко и низко,
бороздить морские просторы, прыгать по облакам;
маскируется под неизвестные чудеса природы.

Брат, брат, у тебя нет гонки,
ты такой же, как дымка радуги,
или свет, падающий на каскады,
или ветер, который утешал меня этим вечером.

Брат, я знаю, что есть судьба
, и природа не судит справедливо.
Когда ваше сердце замедлилось,
Вы чего-то желали?

Все, что я могу сделать, это предположить
Потому что смерть всегда лжет
вот как она манипулирует своими жертвами
только Ангел смерти должен слушать твой последний шепот.

Ваша душа будет такой же, как у других существ.
Мы просто животные; Земля всегда вращается.
Брат, это дает вам день
Но никогда не показывает, что будет успешным.

За счастьем всегда следует печаль
успех за неудачами
рождение за смерть
случай за трудом.

Уважение вызывает не то, что вы делаете в жизни;
напротив, это проявление благодарности, когда помощь остается без помощи.
Это заставляет вас помнить и любить.
Смерть сама по себе чудо, никогда не оставляющая справедливого шанса.

Ты обещаешь, мой дорогой брат,
Конца никогда не беспокоит.
Шаги, которые вы сделали, создали
жизни без какой-либо души, даже без ведома.

Дорогой брат, твои осколки возвращаются на Землю.
Твоя душа к вращающемуся огненному очагу.
Поглощает всю энергию, как магнит.
Я верю, что вы примете новую форму жизни.

Как и все мои близкие, которых я потерял
, ты будешь моим защитником, а не вечным для прошлого.
Извини, брат, когда-нибудь мое дыхание станет свежим.
И я все равно буду там, где ты.

— Сьюзан Джейкоб

27. Слезы

Сегодня я видел, как мой брат плакал.
На вид ему было пять лет.
Мне не казалось, что он был шести футов ростом.
Он потерял то, что ценил,
Я видел это по его глазам.
Увидеть, что моему брату больно,
Мне захотелось плакать.
Любовь не измеряется твоим ростом,
Или твоими объятиями.
Когда ты обнимаешь того, кого так любишь.
Но как больно отпускать то, что любишь.
Я хочу, чтобы мой брат знал, что его
любят все, особенно я.
Сегодня я видел, как мой брат плакал.

—Маргарет А. Коллинз

28. Моему брату

Моему брату:

Сложно описать чувства словами,
Я всегда был лучше с изображениями.
Но записываю, как сильно я скучаю по тебе,
Кажется, дает мне больше спокойствия.

Пишет, чтобы отпустить, чтобы дать всему этому место.
Это никогда не заживет, оно никогда не исчезнет, ​​
Но просто научиться давать ему время и пространство.

Я могу сказать вам, насколько я забочусь, сколько я бы отдал, чтобы вы вернулись в мою жизнь,
Но вы все это знаете, и это ничего не изменит;
это то, что я учусь с течением времени,

Пишу, чтобы рассказать вам, как много я узнал, чтобы показать вам, что благодаря хрупкости я становлюсь более сильным человеком.
Более способный понимать, более способный слушать и заботиться,
Обиженный утратой, я стал еще более мудрым человеком.

— Энн Харскэмп

29. Его умирающему брату, мастеру Уильяму Херрику

Жизнь моей жизни, не беги так скоро,
Но задержись, пока мы не пожелаем спокойной ночи.
У тебя с тобою ветер и прилив; твой путь.
Как днем, так и ночью отправка.
Не пойдем впредь так грубо.
Пока мы не заплакали, не поцеловались, не вздохнули, не пожали друг другу руки или около того.
Боль в разлуке и что-то вроде ада.
Когда однажды настоящие любовники прощаются в последний раз.
Что? мы двое наших бесконечных листочков возьмем сюда
Без грустного взгляда и торжественной слезы?
Он не знает любви, которая не доказала эту истину.
Любовь очень не любит оставлять то, что возлюбленное.
Исполни свои клятвы и уходим; но когда мы расстанемся,
Тогда, даже тогда, я завещаю свое сердце.
В твои любящие руки; потому что я никого не оставлю.
Чтобы согреть мою грудь, когда ты, мой пульс, ушел,
Нет, здесь я продержусь и пойду, безобидная тень,
Об этой урне, в которой лежит твоя прах,
Чтобы охранять ее так, как ничто здесь будет
Тяжелая, чтобы повредить твоим священным семенам.

—Роберт Херрик

30. Совет моему лучшему брату

Фрэнк, ты будешь жить некрасиво? не доверяй не слишком далеко.

Но посели здесь свой покой и возьми свое состояние,
И в спокойном безмятежном гнездышке твори свою судьбу;
Pretheelye вниз надежно, Фрэнк, и держите
Столько шума, непостоянной глубины
Как его жители; нет, твердая стойка,
Как будто открыла новая земля,
Здесь можно посадить плантацию.Мечтайте, все еще мечтайте,
Колыбель Лулл’дина Дионы; мечтать, пока
Ужас не пробудит ваши чувства, и теперь вы обнаружите, что
Себя пузырится времяпрепровождением для ветра;
И в разорванных и брошенных одеялах Фетиды.
Фрэнк, чтобы уничтожить себя, зачем искусство дорого?

Не будьте слишком уверены, fix’don the Shore:
Ибо даже это тоже позаимствует из магазина.
О ее богатой соседке, о которой теперь знают самые мудрые.
(И это по мнению Галилея),
Паралич самой земли — это каждая мелочь.
Такой же хилый, непостоянный, размахивающий, как это пятно.
Мы лежим на глубине, которая иногда лежит.
Chang’d, можно подумать, со свойствами дна;
Но это вечное странное колесо Иксиона.
Из головокружительной земли не кружатся листья, чтобы катиться,
Пока все не перевернется, пока не превратится в
Повернется к тому античному запутанному состоянию, в котором они были.

Кто любит золотую середину, тот и хочет.
Ему очень нужна дрянь для размножения.
Гадюки и мотыльки, питающиеся по кормушкам;
Игрушка, которую мы (слишком верно) называем хозяйкой,
Чье зеркало и перо все весит;
И одежду, в которой жаворонки играют на солнце,
Это насмехается над ним в ночи, когда курс идет.

Возвести здание искусством так высоко,
Эта зависть не должна коснуться его глазом,
Нет, мыслью, подойди к нему. Знаешь,
Как такое сооружение нужно возводить, строить низко.
Порыв ветра невидимый грубый удар
Чаще встряхивает самый упорный, проп’стак;
И в гордых башенках мы видим, что
«Вершина империи не склоняется к падению:
Молния Неба не поражает скромные долины.

Грудь доказательства бросает вызов всем потрясениям Судьбы,
Страхи в лучших надеждах в худшем состоянии;
Не дай бог это, по-прежнему, когда-либо.
Flourish’din Spring — так наоборот, теперь никогда.
То могущественное дыхание, которое дунуло сюда зловонную зиму,
Может легко смягчить его до более ясной погоды.
Зачем же тогда отчаяться, Фрэнк? У Эола есть
Зефира А, а также Борей.

«Тиса ложное продолжение, солесизм» усиливает эти
Заповеди фортуны, чтобы предположить, что
То, «потому что теперь оно больно», так и не будет;
Аполлон не всегда наклоняет свой лук;
Но часто, не увенчанный своими божественными лучами,
Своей мягкой арфой пробуждает спящую Девять.

В строжайших вещах кажутся великодушными,
Больше в надежде, как бы ни была твоя судьба, потом страхом:
Спусти все свои паруса быстро, хотя шторма нет
Тревожной тревогой угрожай своей гибели;
Ибо скажите мне, чем они отличаются, скажите, молитесь,
Облачная буря и слишком ясный день?

— Ричард Лавлейс

31. Моему брату

Дай мне руку, брат мой, исследуй мое лицо;
Посмотри в эти глаза, дабы я не подумал о стыде;
Ибо мы сделали конец всем основаниям.
Возвращаемся той дорогой, к которой пришли.

Твой удел с призраками мертвых солдат,
А я на поле, где люди должны сражаться.
Но во мраке я вижу твою лавровую голову.
И благодаря твоей победе я завоюю свет.

—Зигфрид Сассун

32. Братья

Оседлал вас на весь день, я и Пол
пошли через потрепанное поле к автобусной остановке,
обсуждали шансы Шеффилд Уэнсдей на Кубок
, а вы проскакивали рядом с нами в своем нелепая майка,
извергающая взгляды шестилетней давности на Ротерхэм Юнайтед.

Вдруг вы замерзли, сказали, что у вас нет проезда на автобусе.
Я вздохнул, сказал, что тебе нужно пойти и спросить маму
, и пока ты мельница домой, я посмотрел на Пола.
Его улыбка, как и моя, говорила, что мне девять, а ему десять.
и мы должны гулять по городу, делая то, что делают взрослые.

Когда автобус проезжал холм, мы преследовали олимпийское золото.
Оглядываясь назад, я увидел, как ты прыгнул к воротам,
твоя рука протянула что-то, должно быть, монету.
Я побежал, не сумев сократить дистанцию, которую я начал.

—Эндрю Форстер

33. Памяти моего брата

Столько печали,
с бесконечной болью,
Эмоции внутри,
Я никогда не мог объяснить.

Мой брат ушел,
я стою здесь и плачу.
Мои горящие слезы,
спрашивают, почему.

Я буду хранить эти воспоминания,
мы оба разделили.
Он был человеком,
искренне заботился.

Я так по нему скучаю,
просто не могу попрощаться,
Я знаю, что он хотел бы меня,
чтобы держать голову высоко.

Я так его любил,
мой брат и дорогой друг,
Я хотел бы проснуться,
и этот кошмар закончится.

Но теперь я должен позволить ему,
просто покойся с миром
Его память и образ,
я никогда не отпущу.

34. Твой дух

Я знаю, что несмотря ни на что
Ты всегда будешь со мной.
Когда жизнь разделяет нас
Я знаю, что это только твоя душа.
Прощайся со своим телом
Но твой дух всегда будет со мной.
Когда я увижу щебетание птицы на соседней ветке
, я пойму, что это ты мне поешь.
Когда бабочка так беззаботно касается меня нежно
Я буду знать, что это ты, уверяя меня, что ты свободен от боли.
Когда нежный аромат цветка привлечет мое внимание
Я буду знать, что это ты мне напоминаешь.
Ценить простые вещи в жизни.
Когда солнце, сияющее в моем окне, разбудит меня
Я почувствую тепло твоей любви.
Когда я услышу стук дождя по моему подоконнику
, я услышу ваши мудрые слова.
И буду помнить то, чему ты меня так хорошо научил.’
Что без дождя деревья не могут расти.
Без дождя цветы не могут цвести.
Без жизненных проблем я не могу стать сильным.
Когда я смотрю на море
Я буду думать о твоей бесконечной любви к своей семье.
Когда я думаю о горах, их величии и великолепии
Я буду думать о вашем мужестве ради вашей страны.
Где бы я ни был
Твой дух будет рядом со мной.
Ибо я знаю, что несмотря ни на что
Ты всегда будешь со мной.

— Трамвай-Тиара Т.Фон Райхенбах

35. In My Mind

Где-то сегодня вечером в моих снах
я увижу тебя стоящим там.
Ты смотришь на меня с улыбкой.
«Жизнь не всегда справедлива».

Вы говорите, что были выбраны для его сада.
Его тщательно подобранный букет.
«Бог действительно нуждался во мне,
Вот почему я не мог остаться».

Говорят, это ангелы.
Посылаются свыше
У меня всегда был мой ангел.
Мой брат — чье сердце было наполнено любовью

Везде, где океан встречается с небом
Там будут воспоминания о тебе, и я
Когда я смотрю на такое синее небо
Все, что я вижу, — это твои видения.
«Пока во мне есть сердце, ты будешь частью меня».

— Дженн Фаррелл

36. Сад Бога

Бог оглядел свой сад и нашел пустое место.
Затем он посмотрел на Землю и увидел твое усталое лицо.
Он обнял вас и поднял, чтобы отдохнуть.
С помощью его ангелов они доставили вас в ваше райское место.

Сад Бога должен быть красивым; он всегда берет лучшее.
Он знал, что вы страдаете; он знал, что тебе больно.
Он знал, что ты никогда больше не поправишься на Земле.

Он увидел, что дорога становится неровной, а по холмам невозможно взобраться.
Он закрыл твои усталые веки И прошептал: «Мир тебе».
Мы разбили наши сердца, потеряв тебя, но ты ушел не один.
Ибо часть из нас пошла с вами в тот день, когда Бог позвал вас домой.

— Мелисса Шрив

37. Спи, брат мой

Желаю тебе сладкого сна, мой брат, дорогой.
Хотя вы так много оставили голым.
Ненавижу, что вам пришлось вытерпеть такую ​​боль.
На мой взгляд, твои опечаленные глаза оставили пятно.

Я хочу знать, что пришло вам в голову.
невысказанных слов, которые вы оставили позади
невыполненных вещей, которые мы никогда не сделаем
Никаких мыслей, о которых вы никогда не знали.

Мир упал на вашу голову.
Нас накормили вкусом печали.
Это действительно похоже на дыру в нашей жизни.
Один, выкопанный быстро, но вырезанный ножами.

Но я надеюсь, что спящие встанут.
Библия говорит, что Бог откроет им глаза.
Ни страданий, ни болезней, ни даже боли
Те, кто творил добро, вечную жизнь обретут.

Итак… спать на моем брате, спать спокойно.
А пока с тобой небо ночное.
Но после ночи наступит рассвет.
Поэтому я буду ждать, надеясь увидеть тебя проснувшимся.

—Т. Хатчинсон

38. Лучшее место

Этот мир был бы лучше.
Если мы простили друг друга и дали некоторую благодать
Когда другие поступают неправильно, мы быстро обвиняем
Но во многих случаях мы одинаковы.

Братство людей может быть
Реализации ты не видишь.
Помогая друг другу, протягивая руку
Вместо гнева и требований.

Вместо того, чтобы судить друг друга
Мы должны действовать больше как братья.
Любовь друг к другу меняет вещи
И мир во всем мире это принесет.

—Кэтрин Пульсифер

39. Его мирная могила

Наш брат живет с нами в памяти.
На наших глазах он слабел с каждым днем.
Делаем все возможное, чтобы спасти его.
Пока Бог не забрал его
Никогда не померкнет его память
Наша сладчайшая любовь останется.
Навсегда вокруг его мирной могилы.

— Неизвестно

40. Дорогой брат, твоя память никогда не исчезнет.

Мой дорогой брат, теперь, когда тебя нет.
Тебя здесь больше нет, чтобы делиться.
Узы, которые у нас были вместе —
Узы любви и заботы.
И все же что-то мне подсказывает.
Вы наблюдаете за мной —
Теперь, когда от мирских забот.
Вы наконец-то свободны.
Я так по тебе скучаю,
И слезы не могу скрыть.
Но в глубине души я чувствую.
Ты всегда рядом со мной.
С тех пор, как ты ушел
Жизнь никогда не была прежней.
Тем не менее, это утешает меня знать.
В один прекрасный день мы снова встретимся.

— Неизвестно

41. В наших мыслях

Мы стоим неподвижно,
поглощенные горем.
Скорбь приехала,
с улыбками вор.

Мы собрались здесь,
, чтобы оплакивать и плакать.
Наши вопросы указывают,
на чистое голубое небо.

Почему ты ушел,
Почему ты ушел,
Жизнь без тебя,
так сложно представить.

Наши сердца повреждены,
и сильно ранены.
Мы будем скучать по тебе,
намного больше чем дорого.

За то, что ты в нашей жизни,
мы все благословлены.
Но теперь пришло время,
вам отдохнуть.

Обещаем,
беречь наши воспоминания о вас.
Ты будешь жить в наших умах,
и все, что мы делаем.

—Неизвестно

42.Мой любимый брат

С первого дня все, что мы делали, это дрались,
сейчас все, что я делаю, это сдерживаю слезы.
Я хотел сделать все, что ты делал,
потому что хотел быть таким же, как ты.
Теперь я сижу здесь и думаю, что делать,
потому что тебя некому заменить.

Я никогда не рассказывал тебе всего, что чувствовал,
нравится, как сильно я тебя действительно любил.
Я бы хотел, чтобы мы могли вернуться и начать все сначала.
Я не хочу быть одна. Мне нужен мой брат,
Мне нужен мой лучший друг.

Когда вы думаете обо мне
, находясь на небесах,
Подумайте, как много вы для меня значили.

Печально, что ты ушел из
, не попрощавшись,
Но помни, что мы все любим тебя
, когда ты начал летать.

Ты так много сделал для меня,
, как и я мало тебе сделал.
Надеюсь, ты простишь меня,
за все, что я не делал

Ты был моим братом
и моим лучшим другом.
Я всегда буду любить тебя
, как бы долго это ни было,
с тех пор, как твоя жизнь подошла к концу.

—Неизвестно

43. Памяти особенного брата

Сегодняшний день полон воспоминаний
об упокоении брата
, и каждый из них
наполнен счастьем.

Для вас было кем-то особенным
Всегда было приятно знать
и было так много боли
, когда пришло время отпустить вас

Вот почему это специальное сообщение
отправляется на небеса выше
, чтобы ангелы позаботились из вас
и отдаю вам всю свою любовь

— Неизвестно

44.Разорванная цепь

В тот день мы мало знали об этом.
Бог собирался назвать ваше имя.
В жизни мы тебя очень любили,
В смерти мы делаем то же самое.

Мы разбили наши сердца, потеряв тебя.
Но вы пошли не один.
По части нас пошли с тобой.
В тот день, когда Бог позвал вас домой.

Ты оставил нам мирные воспоминания.
Твоя любовь все еще наш проводник,
И хотя мы тебя не видим.
Вы всегда на нашей стороне.

Наша семейная цепь разорвана
, и все выглядит так же,
, но, как Бог призывает нас одного за другим
, цепь снова соединится.

—Рон Транмер

45. Мой брат

В детстве мы жили вместе.
Мы дрались, смеялись, плакали.
Мы не всегда проявляли любовь,
, которая была у нас обоих внутри.
Мы поделились своими мечтами и планами,
и некоторыми секретами тоже.
Все воспоминания, которые мы разделяем,
Это то, что связывает меня сейчас с тобой.
Мы выросли и обнаружили, что у нас есть любовь
, которая сегодня очень сильна.
Это любовь, которую разделяет наша семья,
, которая никогда не исчезнет.
Ты мой брат не по выбору,
но по природе нашего рождения
Я не мог выбрать лучшего
Ты был лучшим на земле.

— Неизвестно

46. Долгие годы

Долгие годы оставили свои записи на моем лбу,
Но все же свежесть и пропитанный росой луч. дальний поток

С удочкой и леской. В нашей корзине был магазин
Выпечка только для нас, и я с радостью подумал
Что я получу свою долю, хотя у него было больше,
Потому что он был старшим и мальчиком.

Маргаритные небосводы с тех пор для меня
Утро открывалось в их глазах,
Бледная прозрачность связки коровьего черепа
Несет этот солнечный свет сладких воспоминаний,

И ветви шиповника берут свой лучший аромат
Из тех прекрасных часов детское содержание.

— Джордж Элиот

47. Наша Мать

Наша мать велела нам идти проторенными путями,
Погладила мой палантин, накинула оборку моего брата,
Потом, благословив ее взгляд,
Прижалась к нам, уменьшаясь, и преследовала нас по-прежнему

Через усадьбу к лежбищу вязов,
Чьи высокие старые стволы имели травянистый холмик,
Так богат для нас, мы посчитали их за царства
С разнообразными продуктами: здесь были найдены земляные орехи,

И вот Дамские пальцы глубокого оттенка;
Здесь, наклоняясь к Рву, росли тростники,
Большой разрезать на сердцевину, малый — на плетение;
Пока летели все темные грачи каркающие,

И совершили странную радостную торжественность,
Глубокое пение из неведомой мне жизни.

— Джордж Элиот

48. Наш Коричневый канал

Наш коричневый канал казался мне бесконечным;
И на его берегу я сидел в мечтательном покое,
Не зная, как творилось добро, которое я любил,
Не беспокоил страх, что оно исчезнет.

Медленно проплыли баржи.
Обогнув холм, покрытый травой, передо мной возвышенное.
Что-то Неизвестное за ним, куда летела
Прощальная кукушка навстречу свежей весне.

Широко-арочный мост, благоухающие цветы бузины,
Чудесные водянистые кольца, которые умерли слишком рано,
Отголоски карьера, тихие часы
Белые одежды, подметающие без тени полудня,

Были только мои растущее «я» — часть меня,
Мое настоящее Прошлое, мой корень благочестия.

— Джордж Элиот

49. Те долгие дни

Те долгие дни, измеренные моими маленькими ногами
Хроники, которые дают мне много текста;
Где ирония до сих пор находит образ, соответствует
Из суждений зрелых в этом мире недоумевает.

Однажды мой брат оставил меня в высшей степени,
Чтобы присмотреть за удочкой, пока он искал наживку,
И сказал мне, когда я увидел приближающуюся баржу,
Вырвите леску, чтобы он не пришел слишком поздно.

Гордый задачей, я наблюдал изо всех сил
Целую минуту, пока мои глаза не расширились,
Пока небо и земля не озарились новым странным светом
И казались миром снов, плывущим на каком-то приливе —

Прекрасная лодка с павильонами для меня одного
Несет меня вперед через необъятное неизведанное.

— Джордж Элиот

50. Черный как смоль нос баржи

Но внезапно появился черный как смоль нос баржи,
Ближе и злее раздался крик моего брата:
И всю мою душу трепетал страх, когда вот!
На опасной линии, высоко подвешенный,

Серебряный окунь! Моя вина, которая выиграла добычу,
Теперь обратилась к заслугам, была богата гердоном
Песнями и похвалами и весело играла,
Пока мой триумф не достиг своей высшей точки

Когда всем в доме рассказали о чудесном подвиге,
И как маленькая сестра ловила рыбу хорошо.
По секрету, хотя моя удача была сладкой,
Я удивлялся, почему это счастье выпало на долю.

«Девушке повезло», — сказал садовник:
И так я узнал, что удача связана со славой.

—Джордж Элиот

51. Тот же самый мир

У нас был один и тот же мир, увеличивающийся для каждого
Из любви к разнице между девочкой и мальчиком:
Плод, который висел высоко вне моей досягаемости
Он сорвал для меня, и часто он должен использовать

Измерительный взгляд, чтобы направлять мою крошечную туфлю
Где лежат твердые ступеньки или вспоминать
‘Этого я, как моя сестра, не могу делать,
Потому что она маленькая, и я должен быть добрым .’

Так мальчишеская Воля познала более благородное мастерство.
Там, где царит внутреннее видение над импульсами,
Расширение своей жизни за счет различения отдельной жизни,
Подобное непохожее, Самость, которая сдерживает себя.

Его годы с другими должны быть слаще
За те короткие дни, которые он провел в любви ко мне.

— Джордж Элиот

52. Печаль и радость

Его печаль была моей печалью, а его радостью
Посылал маленькие прыжки и смех через все мое тело;
Моя кукла казалась безжизненной и никакой девчачьей игрушки
Была причина, когда пришел мой брат.

Я встал с ним на колени у шариков, обозначил его бросок
Разрезал окольцованный стебель и заставил яблоко капать,
Или наблюдал, как он наматывает спиральную нить
Это закольцовывает орбиты жужжащего волчка.

Охваченная таким общением, моя бродячая мысль
Прекращена мечтой-плодом-мечтой-желаниями для исполнения;
Моей воздушной фантазии научили.
Подчинение более сложному, более истинному умению.

Который стремится делами, чтобы разрушить мысленно прослеживаемую линию,
И с помощью «Что есть», «Что будет», чтобы определить.

—Джордж Элиот

53. Школа нас разлучила

Школа нас разлучила; мы больше никогда не встретим.
Тот детский мир, в котором смешались наши два духа.
Как ароматы разных роз, которые остались.
Одна сладость, и ее невозможно больше выделить.

И все же двойная привычка того раннего времени
Надолго задержалась в сердце и языке:
Мы были уроженцами одного счастливого края
И его любимый акцент в наших высказываниях цеплялся.

До мрачных лет, чье ужасное имя — Перемена.
Охватывал наши души, все еще жаждущие развода,
И безжалостно формировал их в двух формах, которые варьируются.
Два элемента, которые прерывают их жизненный путь.

Но если бы я был в другом мире детства,
я родилась бы там маленькой сестренкой.

— Джордж Элиот

Стихи — прекрасный способ выразить наши эмоции. Если вы хотите передать то, что вы чувствуете к своему брату, сделайте это в поэтическом стиле, который тронет его сердце. Вы можете выбрать любой из вышеперечисленных или записать свои мысли, чтобы поделиться своей бессмертной любовью, заботой и привязанностью к своему любящему брату.

Следующие две вкладки изменяют содержание ниже. Сравани имеет степень аспиранта в области биотехнологии.Будучи заядлым читателем, она держит себя в курсе исследований. Ее интерес заключается в творческом обучении детей новым вещам. Для MomJunction она освещает литературу и информационные статьи для детей. Шравани любит расслабляться, обучая своего сына, проводя время с семьей, просматривая сериалы и … еще

стихотворений «Брат» — Hello Poetry

«Зачем вы расплавили воскового мужчину
Сестра Хелен?
Сегодня третий с момента вашего начала «.
«Время было долгим, но время бежало,
Младший брат.
(О Мать, Мария Мать,
Три дня сегодня, между Адом и Небом!)

«Но если ты выполнила свою работу правильно,
Сестра Хелен,
Ты позволишь мне играть, потому что ты сказал, что я могу . »
«Успокойся сегодня вечером в своей пьесе,
Маленький брат».
(О Мать, Мария Мать,
Третья ночь, сегодня, между Адом и Небом!)

«Вы сказали, что он должен растаять до вечернего колокола,
Сестра Хелен;
Если сейчас он расплавится, все хорошо.
«Даже так, — нет, мир! ты не можешь сказать,
Младший брат. »
(О Мать, Мария Мать,
О, что это, между Адом и Небом?)

«О, восковой негодяй сегодня был пухленьким,
Сестра Хелен;
Как он упал, как мертвец! »
«Нет, о мертвых, что ты скажешь,
Маленький брат?»
(О Мать, Мария-Мать,
Что насчет мертвых, между адом и небом?)

«Смотри, видишь, затонувшая груда дров,
Сестра Хелен,
Сияет сквозь тонкий воск, красный, как кровь!»
«А теперь, когда ты еще смотрел на кровь,
Маленький брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Какая она бледная, между Адом и Небом!)

«А теперь закрой глаза, потому что они больны и болят,
Сестра Хелен,
И я буду играть без двери галереи. .
«Да, дай мне отдохнуть, — я лягу на пол,
Маленький брат».
(О Мать, Мария Мать,
Какой отдых сегодня ночью, между Адом и Небом?)

«Здесь, высоко на балконе,
Сестра Хелен,
Луна летит со мной лицом к лицу».
«Ага, смотри и говори все, что видишь,
Маленький брат».
(О Мать, Мария-Мать,
Какое зрелище сегодня ночью, между Адом и Небом?)

«Снаружи весело, на кильватере ветра,
Сестра Хелен;
В дрожащих деревьях дрожат холодные звезды.
«Тише, ты слышал топот, когда говорил,
Маленький брат?»
(О Мать, Мария-Мать,
Какой звук сегодня ночью, между Адом и Небом?)

«Я слышу топот коня и вижу,
Сестра Хелен,
Три всадника, которые ужасно едут».
«Младший брат, откуда эти трое,
Младший брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Откуда они должны прийти, между Адом и Небом?)

«Они идут по краю холма от Бойн-Бара,
Сестра Хелен,
И один приближается, а двое — далеко.
«Послушай, посмотри, ты знаешь их, кто они такие,
Маленький брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Кто они должны быть, между Адом и Небом?)

«О, это Кит из Истхольма едет так быстро,
Сестра Хелен,
Потому что я знаю белую гриву при взрыве».
«Час настал, наконец настал,
Брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Ее час наконец-то, между Адом и Небом!)

«Он сделал знак и позвал Привет!
Сестра Хелен,
И он говорит, что поговорит с вами.
«О, скажи ему, что я боюсь замерзшей росы,
Маленький брат».
(О Мать, Мария-Мать,
Почему она так смеется между Адом и Небом?)

«Ветер громкий, но я слышу, как он плачет,
Сестра Хелен,
Этот Кит Эверн хочет умереть».
«И он, и ты, и ты, и я,
Младший брат».
(О Мать, Мария Мать,
И они и мы, между Адом и Небом!)

«Три дня назад, в день его свадьбы,
Сестра Хелен,
Он заболел и с тех пор лежит в одиночестве.
«На стороне жениха невеста — шип,
Брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Холодное свадебное приветствие, между Адом и Небом!)

«Три дня и ночи он лежал в постели,
Сестра Хелен,
И он в мучениях молится, чтобы умереть».
«Эта вещь может быть случайной, если он помолился,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Если бы он молился, между Адом и Небом!)

«Но он не перестал плакать сегодня,
Сестра Хелен,
Чтобы ты сняла свое проклятие. .
«Моя молитва была услышана — нужно только молиться,
Брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Разве Бог не услышит, между Адом и Небом?)

«Но он говорит, что, пока вы не отмените свой запрет,
Сестра Хелен,
Его душа пройдет, но никогда не сможет».
«Нет, тогда мне убить живого человека,
Младший брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Живая душа, между Адом и Небом!)

«Но он всегда зовет твое имя,
Сестра Хелен,
И говорит, что тает перед пламенем.
«Мое сердце к его удовольствиям далеко не то же самое,
Младший брат».
(О Мать, Мария-Мать,
Огонь в сердце, между Адом и Небом!)

«Вот Кейт Вестхольмский быстро едет,
Сестра Хелен,
Ибо я знаю белый шлейф на взрыве».
«Час, сладкий час, который я предсказываю,
Младший брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Сладкий час между Адом и Небом?)

«Он останавливается, чтобы говорить, и он останавливает свою лошадь,
Сестра Хелен;
Но его слова тонут на ветру.
«Нет, нет, слышишь, ты должен слышать волю,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария-Мать,
Какое слово теперь слышно, между Адом и Небом?)

«О, он говорит, что Кит из крика Эверна,
Сестра Хелен,
Когда-нибудь увижу тебя перед смертью».
«Во всем, что видит его душа, есть я.
Младший брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Единственное зрелище души, между Адом и Небом!)

«Он посылает кольцо и битую монету,
Сестра Хелен,
И предлагает вам следить за берегами Бойна.
«К чему еще он сломал, присоединится ли он когда-нибудь,
Маленький брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Нет, никогда не присоединяйся, между Адом и Небом!)

«Он дает тебе это и жаждет полного счастья,
Сестра Хелен,
Ты прости его в его смертельной боли».
«Что еще он взял, даст ли он снова,
Младший брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Не дважды давать, между Адом и Небом!)

«Он зовет твое имя в агонии,
Сестра Хелен,
Это даже мертвая Любовь должна плакать, чтобы увидеть.»
« Ненависть, рожденная от любви, слепа, как и он,
Младший брат! »
(О Мать, Мария-Мать,
Любовь превратилась в ненависть, между Адом и Небом!)

«О, это Кит из Кита, который быстро едет,
Сестра Хелен,
Потому что я знаю седые волосы на взрыве. ”
«Скоро пройдёт короткий короткий час,
Младший брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Скоро пройдет, между Адом и Небом!)

«Он смотрит на меня и пытается заговорить,
Сестра Хелен,
Но о! его голос печален и слаб! »
«Что здесь должен искать могущественный Барон,
Младший брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Это конец, между Адом и Небом?)

«О, его сын все еще плачет, если ты простишь,
Сестра Хелен,
Тело умирает, но душа будет жить.»
« Огонь простит мне, как я прощаю,
Младший брат! »
(О Мать, Мария Мать,
Как она прощает, между Адом и Небом!)

«О, он молится тебе, как его сердце,
Сестра Хелен,
Чтобы спасти душу своего дорогого сына».
«Огонь не может убить его, он будет процветать,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Увы, увы, между Адом и Небом!)

«Он взывает к тебе, преклонив колени на дороге,
Сестра Хелен,
Пойти с ним во имя любви к Богу!»
«Путь к обители его сына долог,
Младший брат.
(О Мать, Мария Мать,
Путь долог, между Адом и Небом!)

«Здесь дама, привезенная темным конем,
Сестра Хелен,
Так одета в темное, что я ее не видел».
«Увидишь ее сейчас или ничего не увидишь,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Что еще можно увидеть, между Адом и Небом?)

«Ее капюшон опускается, и луна светит ярко,
Сестра Хелен,
На золотых волосах Леди Эверн».
«Благословенный час моей силы и ее отчаяния,
Младший брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Час благословен и запрещен, между Адом и Небом!)

«Бледные, бледные щеки, которые от гордости сияли,
Сестра Хелен,
‘Три дня под свадебным венком. назад.
«Одно утро для гордости и три дня для горя,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария-Мать,
Три дня, три ночи, между Адом и Небом!)

«Ее сцепленные руки выходят из ее согнутой головы,
Сестра Хелен;
С громким завыванием ветра ее рыдания заключены в брак. »
«Какие свадебные наряды у ее брачного ложа,
Младший брат?»
(О Мать, Мария Мать,
Какое напряжение, кроме смерти, между Адом и Небом?)

«Она не может говорить, она падает в обморок,
Сестра Хелен, —
Она поднимает губы и задыхается, глядя на луну.
«О! мог бы я услышать веселую мелодию ее души,
Маленький брат! »
(О Мать, Мария-Мать,
Ее горе, немой крик, между Адом и Небом!)

«Они поймали ее на седло Вестхольма,
Сестра Хелен,
И ее залитые лунным светом волосы блестят белым светом».
«Пусть белее зимнего снега,
Брат!»
(О Мать, Мария-Мать,
Горячее золото, между Адом и Небом!)

«О Сестра Хелен, вы слышали звонок,
Сестра Хелен!
Он упал громче вечернего перезвона.
«Не вечерний звон, но предсмертный звон,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Его предсмертный звон между Адом и Небом!)

«Увы! но я боюсь тяжелого звука,
Сестра Хелен;
Это в небе или в земле? »
«Слушай, а они лошадей перевернули,
Брат?»
(О Мать, Мария-Мать,
Что бы она еще хотела, между Адом и Небом?)

«Они подняли старика с колен,
Сестра Хелен,
И они спешно едут в тишине.
«Быстрее убегает душа обнаженная,
Брат!»
(О Мать, Мария-Мать,
Обнаженная душа, между Адом и Небом!)

«С фланга к флангу три коня исчезли,
Сестра Хелен,
Но темный конь леди идет один».
«И улетела душа жениха ее одинока,
Брат».
(О Мать, Мария-Мать,
Одинокий призрак, между Адом и Небом!)

«О, ветер грустен в железной стуже,
Сестра Хелен,
И устало грустно смотрят они на холм.
«Но нам с ним еще грустнее,
Маленький брат!»
(О Мать, Мария-Мать,
Самое печальное, между Адом и Небом!)

«Видишь, понимаешь, воск сошел со своего места,
Сестра Хелен,
И пламя стремительно разгорается! ”
«Но здесь они горят, если не считать места,
Брат!
(О Мать, Мария Мать,
Здесь пространство, между адом и раем!)

«Ах! какая белая вещь у двери помечена крестиком,
Сестра Хелен?
А! что это вздыхает на морозе? »
«Потеряна душа, как моя, потеряна,
Брат!»
(О Мать, Мария Мать,
Потерянный, потерянный, все потерянный, между Адом и Небом!)

Поэзия Энтони Джеймса: Духовная и вдохновляющая поэма от всех существ.org

Духовная и вдохновляющая поэзия, которая трогает сердце и душу и возбуждает разум.


Брат
Поэзия Энтони Джеймса

Есть в этом мире кое-кого, кого я люблю.
Я не понимаю.
Я знаю о здравом уме — и как оно может каким-то образом
выливаться из нас, как песок сквозь наши руки?

Я знаю, потому что я мужчина.
Мы все знаем, что подходим близко-
Возможно, мы все идем к краю-
И некоторые из нас находят способ отступить-
Но как насчет «он и она», пойманных в ловушку?

В этом мире есть кое-кого, кого я люблю-
Мое сердце бьется и пульсирует любовь к нему-
Он этого не видит или не чувствует-
Он находится в месте, куда я не могу добраться- несмотря на мои усилия-

Я знаю что я не все понимаю-
Я знаю, что то, что я понимаю, может мне подходить как перчатка
Зашифрованное понимание между мной и Богом-
Ура мне и «он и она», нашедшие эту любовь-

Но как насчет того, что «он и она» сильно попали в ловушку-
Я не могу оглянуться, не протягивая руку-
Брат, держи меня за руку Я знаю, что я моложе тебя-
Все в порядке, я не буду видеть тебя меньше- Давай переживем этот беспорядок-
Тогда я снова буду твоим младшим братом-
Ты знаешь, что, хотя я стал выше тебя,
Я никогда не мог смотреть на тебя свысока?

Вы когда-нибудь узнаете, что у меня на сердце?
Любовь? Я молюсь за вас, чтобы вы получили свою зашифрованную любовь-
С Богом выше-

Знаете ли вы, что я молюсь Иисусу каждый божий день?
Я вижу всю нашу семью перед Иисусом-
Я плачу здесь, на земле, так что представьте себе плач перед Христом.

Спаси нас О Господи, наша семья.
Покажи нам, как нам нужно измениться здесь и сейчас —
Я буду как-нибудь сильным-
Пока мы все будем свидетелями испытаний и невзгод друг друга-

О Боже, пожалуйста, верни нас всех Домой.

13 декабря 2010 г. Энтони Джеймс, Все права защищены

Брат подсолнечника — Поэтический центр Кливлендского государственного университета

Сэм Уитт родился в Уимблдоне, Англия, и жил там до семи лет, когда его семья переехала в Америку, где они жили в Северной Каролине, а затем в Вирджинии.После окончания Университета Вирджинии и Мастерской писателей Айовы Витт несколько лет жил и работал журналистом-фрилансером в Сан-Франциско, публиковался в таких журналах, как Computerworld , San Francisco Chronicle , Salon и . Проводной . Его первая книга стихов, Everlasting Quail , в 2000 году получила премию Кэтрин Нейсон за первую книгу Bakeless, спонсируемую Bread Loaf. Everlasting Quail был опубликован UPNE в следующем году, и он получил стипендию Фулбрайта, чтобы жить и писать в Санкт-Петербурге, Россия, в течение года.Витт преподавал в Университете Айовы, Гарвардском университете, Университете Миссури, Канзас-Сити, Колледже Уитмана и других учреждениях. В настоящее время он преподает творческое письмо и пояснительное письмо в Государственном университете Фрамингема.

Sunflower Brother сочетает пасторальную обстановку с изображениями огня, взрыва, излучения и горения; оба набора образов равноценны созданию и разрушению. В голосе Витта всегда чувствуется свежесть и полнота утраты, а его элегии — стихи, написанные для умерших — не только признают смерть и ограничения, но и пытаются вернуть скорбящее «я» жизнью.Результат может быть как прекрасным, так и прямым, независимо от того, обращается ли поэт к умершему родственнику или в более общем плане говорит о том, что он воспринимает как наш распадающийся мир. Часто это больше похоже на то, что Витт читал Китса, чем на что-нибудь из своего столетия ». –Кэти Петерсон

«Сэм Уитт признается:« Правда в том, // Я люблю мир. / Иногда часть меня даже любит / то, что мы с ним сделали. ‘Витт сильно любит наш мир, и то, что он делает для него, — это создание языка, грустного и горького, но жесткого и полного подсолнухов, который указывает нам путь тоже любить это.Это поэзия для сильных читателей ». –Роберт Э. МакДонаф

«Стихи Сэма Уитта — это рапсодия и« четкое пение ». Лучшее из них — чистейшая поэзия, сочетающая в себе красоту, возможности языка и воображение, в равной степени состоящее из тела и грации. Он говорит всеми нашими тонами. Его эквиваленты свежи и раскрывают сложный, симпатичный мир ». –Кэрол Фрост

Дополнительная информация:

Веб-сайт Сэма Уитта

ДИАГРАММА

Из Fishouse

Шампунь

Обзор My Boston Keeper

Boston Keeper —

Поэзия

Хранитель моего брата

Мой брат унаследовал дары
Так же, как я унаследовал дары.

Мой брат завещал таланты
Так же, как я завещал таланты.

Мой брат вырос в росте
Так же, как я вырос в росте.

Мой брат применил и адаптировал,
Я применил и адаптировал, так что вы видите;
у меня и моего брата одна и та же природа,
но наше окружение даровало нам
разных предрасположенностей.

Но разве не здесь покоится красота
и чудо всплывает на поверхность?
Семья в единстве с единым сердцем
Как мы развиваемся в единый разум?

Мы с братом верим в верность
на практике, а не только в теории.
И хотя мы иногда можем отклоняться от
нашего пути,
Мы оба сделали этот выбор
пожертвовать всем, что у нас есть на земле,
нашей жизнью,
отдать тем, кого мы любим …

Мой брат и я отрезаны от та же ткань,
, но на разных участках одежды.
Я рационализировал; мой брат действовал инстинктивно.
меня судили; мой брат был осужден.

Я все еще живу свободным,
мой брат получил
благословение познания нашей истинной физической реальности.

Он видит проявленную природу нынешнего
человеческого существования в оковах и цепях.
Закрыт от солнечного света и, в свою очередь,
лишен присущего нам достоинства.

Обманывал и говорил, что это достоинство лежит
в чем-то вне нас,
обманом заставили думать, что мы слишком темны
, чтобы очиститься.

а кого можно очистить
кто еще не испачкался?
Ибо как написано
«Отец наказывает тех, кого любит».

Когда-то мы с братом были скромными гусеницами.
Жители дна, упираясь животом в кисть.
И даже тогда мы были красивы.

Теперь мы с братом выбрали
, чтобы войти в наш кокон.
Исполнение воли Отца
для защиты избранных.

Здесь мы научимся бояться Отца
, чтобы мы могли родиться в той же семье,
что и наш старший брат, которого они назвали
«Назарянином».

Ибо из этого ночного одиночества
происходит преобразование и возрождение.
Новое существо принимает форму
и начинает экспериментировать со своими недавно обнаруженными
благословениями.

Это здесь мой брат, где мы,
, будем укреплять крылья
, о которых мы никогда не знали, что у нас есть
, но всегда были там.

Большинство из них хотят выйти из своих коконов
как бабочки, которыми нужно восхищаться
за их удивительную красоту.

Но ты и я, брат мой,
мы выйдем, как мотыльки лесные;
Преследуются человеком как вредители.

Они знают, что мы руководствуемся великолепием
солнца, а также любезностью луны, поэтому они пытаются
ослепить нас своим искусственным освещением.
Ложные фонари, несущие смерть вместо жизни.
Тем не менее, когда они улавливают хотя бы проблеск нашего истинного потенциала
, они стремятся выращивать нас, чтобы получить шелк, который мы производим.

Они не знают, что Отец
усовершенствовал нас силой муссонной бабочки;
Ведомый верой во время миграции
из плена в пустыню,
в надежде на более светлый день.
Это такая слава, которая ставит меня на колени.
трепет и хвалит моих братьев.

Они сказали, что ничего хорошего не может произойти
из такого Богом забытого места
, но вот мы стоим.
Здоровый и мирный, как всегда.

Наше сердце все еще бьется в устойчивом ритме;
Наши легкие все еще расширяются и сжимаются в гармонии;
Электричество по-прежнему освещает наш разум
, обеспечивая функциональность всему телу;
Кровь все еще течет даже в самые дальние конечности!

Это дары, которые Отец дает нам
каждый божий день, братья мои.
Взамен мы отдаем ему свою жизнь, зная
, что ошибок быть не может,
Только уроки.

Наш брат учит, что страдание
— это путь к праведности.
Эти невзгоды — это корабли
, которые держат нас на плаву в водах мира.
Ибо как мы можем оценить то, что хорошо,
, если мы никогда не знали, что такое зло?
Плод был необходим, чтобы увидеть полное сострадание нашего Отца.
Его любовь непреходяща.
точно так же, как пришел увидеть наш брат Иов.

Как он нес свой крест
Когда я беру свой крест;
Как братья Мои несут свой крест.
У всех нас есть надежда на тот факт, что наш брат
охотно понес этот крест, чтобы все человечество
было освобождено от рабства и не только покрыто, но и очищено,
и очищено, чтобы мы могли должным образом принять наследство нашего Отца.

Я останусь верным нашему ГОСПОДУ,
, чтобы жертва моего брата не была напрасной.
Аминь.

Мой брат у канадской границы (стихи)

Для Омида

По пути в Канаду на красной Мазде мой брат и его друг, кандидат наук и мало здравомыслящий, остановились на границе, и охранник, наклонившись вперед, спросил: Куда вы, ребята, направляетесь?

Мой брат, плакат Добро пожаловать в Канаду в его глазах ответил: Мексика.Охранник моргнул, сделал шаг назад и сказал: «Сэр, это граница с Канадой». Мой брат повернулся к другу, выхватил карту из его рук и ударил по бритой голове. — Тупой идиот, — кричал он, — ты держал карту вверх ногами.

В комнате для допросов, заполненной металлическими столами и стульями с скрипящими колесами и гудением флуоресцентного света, засыпанными вопросами, и наконец: Гонка?

Забегая, мой брат признался: я действительно не знаю, мои родители никогда не говорили, и женщина за столом расширила свои голубые глаза, чтобы рассмотреть оливковую кожу моего брата, карие глаза, светлый мех, покрывающий его руки и ноги.Исчезнув за пластиковой перегородкой, она вернулась с пыльной книгой, толстой, как «Война и мир», и сказала: «Это расскажет нам о вашей расе». Где родился твой отец? — спросила она, надевая очки в роговой оправе. «Персия», — сказал он. Вы имеете в виду, что я сбежал?

Я бежал, ты бежал, мы все бежали, — улыбнулся он. Откуда твоя мама? Голос холодный, как ружье.

Россия, — ответил он. Она коснулась одним пальцем слова над таблицей в книге, а другим — словом внизу страницы, сведя их вместе, как сумасшедший математик, стремящийся раскрыть преступления, умноженные на ноль на единицу.Ее пальцы остановились на слове. Заявлено: вы белый.

Мой брат отшатнулся, положив руку на грудь, широко раскрыв глаза, рот в форме буквы «О», как в слове «О мой Бог!» Все эти годы я и не знал. Затем в комнату, к женщине и охранникам:

Я белый. Я могу пойти куда угодно. Делать все, что угодно. Я могу поехать в Канаду и представить, что это Мексика. Наконец-то я белый, и у вас нет причин держать меня здесь.

Биография:

Шоле Вольпе — автор книги «Грех — избранные стихи Форуха Фаррохзада» (University of Arkansas Press, Oct.2007), The Scar Saloon (Red Hen Press), Rooftops of Tehran (Red Hen Press, январь 2008) и компакт-диск Poetry (Refuge Studios). Она является соредактором будущих антологий «Иконоборцы и провидцы» и «С любовью», «Из Ирана» — поэм о любви и соблазнении. Ее стихи, переводы, эссе и обзоры опубликованы во многих литературных журналах, периодических изданиях и антологиях по всему миру и переведены на несколько языков. Шоле родилась в Иране, но большую часть подростковых лет провела в странах Карибского бассейна и в Европе, в конечном итоге в США.S., где она получила степень магистра в области радио, телевидения и кино (Северо-Западный университет) и общественного здравоохранения (Университет Джона Хопкинса). Она лауреат нескольких наград за свои стихи и живет в Лос-Анджелесе. Для получения дополнительной информации посетите: www.sholehwolpe.com

Натан Принс | Брат | Стекло: Поэтический журнал

Masthead

Эми Шульц:
Moth to Flame Theories

Даниэль Хэнсон:
Как я узнала, что вы неверны

Лиза К.Крюгер:
Secured Cushions, Beer and Olives

Анатолий Кудрявицкий:
The Lakeside Wind

Лори Бартон:
Word Over the World

John Calavitta

John Calavitta:
2 John Calavitta :

Жидкая картография

Энн Бриттинг Олесон:
Куда мы прыгнули

Фред Лонгворт:
внезапно вы понимаете, что попали в ловушку фильма

Натан Принс

Брат

Плавание с небес, бесстрашие, отлив и ослепляющий белый жар, звериный.И ты должен был быть первым, как всегда должен быть сначала, но перед яростью, в тот резкий момент соприкосновения — змеиный удар по-прежнему — излияние чудес, притяжение света, запредельное. Это ты всегда знал, с познанием за пределами знания, но по ошибке приписал это к повороту приливов, безупречным, непредвиденным взрывам где угодно ты двинулся — прыгнул вперед, неуклюже, подумал о жеребенке и все бесконечное возможное, даже невероятное для меня желание. Вы пришли сильный с небес, плавающий в яростном белом жаре звезд, чтобы быть первым, вы изучили их позиции, вычислили расстояния, хронометраж движения с выемкой на луке, перышком на стрелке.Кареглазый и любопытный, уклоняющийся от неизбежного, неизменного гипотетические как хищник, опустив голову, опьяненный кровью. Это я никогда не учил ты, но ты меня; вот твой подарок: навигация по звездам сквозь приливы секретное знание пространства и скрытого небеса.

Стив Клепетар:
Говоря с полевыми мышами

Лори Бартон:
Любовная записка в Нотр-Дам

Джон Грей:
Несвоевременно

Кристина Попил: 9002 9000 Elegy на моей матери Эми Шульц:
Слушает Koi

Уильям Райт Харрис:
Удрученная ода кофе

Стивен Уильямс:
Обнаружение огня

Пол Нельсон:
21 декабря

Брат Принц Натан Брат

Гейл Ди Маджио:
Мой мертвый муж отправил

авторов

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.