Состояние как во сне: О СОСТОЯНИЯХ «НЕРЕАЛЬНОСТИ» У ПСИХОНЕВРОТИКОВ («ГРЕЗОВЫХ СОСТОЯНИЯХ»)

Содержание

О СОСТОЯНИЯХ «НЕРЕАЛЬНОСТИ» У ПСИХОНЕВРОТИКОВ («ГРЕЗОВЫХ СОСТОЯНИЯХ»)

М.В. Вульф

В 1909 г. в «Zentralblatt für Nervenheilkunde» Г.Лёвенфельд поместил статью «Ueber traumartige und verwandte Zustände», в которой описал особенные, не отмеченные до того в литературе явления у невротиков. Г.Лёвенфельд характеризует эти состояния следующим образом:

«Внешний мир не производит обычного впечатления, хорошо известное и видимое ежедневно кажется измененным, как бы незнакомым, новым, чуждым, или все окружающее производит впечатление какой-то фантазии, грезы, видения. В последнем случае больным кажется, будто они находятся в полусне или видят какой-нибудь сон либо находятся в состоянии гипноза или сомнамбулизма. Тогда они большей частью и жалуются на «грезовые состояния»». Степень и длительность таких состояний могут быть, по описанию Г.Лёвенфельда, очень различны и часто ссопровождаться чувством страха.

После Г.Лёвенфельда описанию и анализу этих состояний посвятил интересную статью К.Абрахам во II томе «Jahrbuch für psychoanalytische und psychopathologische Forschungen». В дальнейшем мне придется еще неоднократно возвращаться к этой работе К.Абрахама, а здесь могу лишь подтвердить его слова, что эти явления вовсе не редки. Мне часто случалось встречать их среди своих больных. Вот как описывала эти состояния одна моя пациентка, интеллигентная барышня:

«Я – не я. Окружающее становится нереальным и призрачным, собственная личность начинает казаться такою же. Какое-то сознание все-таки как будто бы есть, хотя оно словно где-то далеко стоит и совершенно от оболочки (от тела) оторвано; например, брала руку и казалось, что она не моя, голос, кажется, не мой, начнешь, поэтому говорить, и не кончаешь. Окружающее кажется очень далеким, голоса очень далекими. Иногда бывает страх, иногда страха не бывает. Самое жуткое, когда голос кажется не своим. Впервые это состояние появилось в 11 лет, когда мне показалось, что существует стена между мной и матерью.

Кажется, что до первого припадка я сама себя довела, потому что мне не хотелось реагировать на все, что происходит дома, хотелось игнорировать дом».

Еще такое состояние бывает хроническим, когда долгое время, иногда месяцами кажется, что окружающее не совсем реально.

Особенно ярко такие состояния были выражены у одного молодого человека 19 лет, страдавшего фобиями (Angsthysterie

) и кардионеврозом. Он дал им удачное название – «состояние нереальности». Вот как он их описывает:

«В таком состоянии я вижу все как бы сквозь сон: ясно все помню, например, дорогу, улицу, город, деревья, лес, дома, но… субъективного, ясного ощущения собственного восприятия нет. Когда я нахожусь один и ничто постороннее меня не отвлекает, я ухожу далеко-далеко, как бы в себя, в свою фантазию. Все кругом бледнеет, исчезает. Я могу сам нарочно вызывать такие состояния, погружаться в них. Но когда боюсь их, то скорее в них попадаю. Могу всегда, в любое время в них погрузиться. Кажется тогда, что вся прежняя жизнь была, как во сне, не знаешь, была ли это жизнь или сон. Уходишь от жизни – и тоже ничего нет. Как пространство кажется без конца, так и мысль кажется без конца. Возникает вопрос: кто я? Где нахожусь? Кажется, что жизнь только показалась. Хочешь вернуться в реальную жизнь – и не можешь. Получается, что и здесь ничего нет, и жизни нет, все пустота. В таком состоянии находишься, что уже нигде ничего нет. И так, кажется, и останешься целую вечность и ничего нельзя сделать. Тогда наступает страх. После хочешь вернуться к жизни, но уже не можешь, все кажется, как во сне и лишь постепенно все становится яснее, вспоминаешь, что и раньше жил. Сознания не теряешь, но оно не имеет никакого содержания, а чувствуешь только пустоту и страх.

Начались эти состояния лет с девяти – с того, что стал задумываться: что это такое – «Я»? Для чего я существую? На самом ли деле «Я» – это я? Смотрел на одну точку и все казалось странным. Нарочно сразу открывал и закрывал быстро глаза – и видел, что все одно и то же, в одном и том же мире нахожусь.

И это состояние было очень приятным. Каждый вечер это делал, днем думал, что будет вечер и буду это делать. Все хотел дальше и дальше продолжать, думая: «Что будет дальше?». Не было опоры, всё как бы уходишь дальше и дальше в бесконечное пространство. Но всегда я удерживался. Но раз не удержался и дал себе волю унестись совсем в бесконечное пространство, забыться совсем. И вдруг сделалось очень страшно: как будто все прекратилось, где-то витаешь и не можешь остановиться, не знаешь, где находишься, в каком миру. Сначала было трудно вызвать такое приятное состояние, а потом легко, так что даже на улице его вызывал. Затем то же случилось со страхами: они стали легко, даже на улице появляться».

Для сравнения приведу описание случая К.Абрахама:

«Находящийся в юношеском возрасте пациент А. склонен к дневным грезам наяву большой яркости. Как он указывает, к таким грезам его побуждают конкретные реальные события. Например, известие об открытии северного полюса дало ему повод для фантазии, что он принимает участие в большой экспедиции. Он представлял ее себе во всех деталях, особенно в отношении его собственной деятельности. Подобная фантазия уже в течение долгого времени захватывает его всего. Стоило ему на улице уловить из разговора прохожих слово, напоминающее «цеппелин», как его воображение начинало чрезвычайно живо работать. Когда эти грезы достигали большой интенсивности, пациент чувствовал себя все более оторванным от реальности. Им овладевало помрачение, он грезил. Затем на короткое время наступала «пустота» в голове, за которой быстро следовало «головокружение, связанное со страхом и сердцебиением. Состояние до момента головокружения сопровождалось, по словам пациента, чувством наслаждения».

Я привел подробно описание случая К.Абрахама, чтобы подчеркнуть сходство состояния во время припадка, даже в деталях, у обоих больных.

Это указывает на то, что в этих припадочных «грезовых состояниях» (Traumzustände) или «состояниях нереальности», как называл их мой больной, имеется определенная последовательность и закономерность развития, течения и чередования деталей, как, например, в типичном эпилептическом приступе.

К.Абрахам, подчеркивал эту закономерность, описывая «грезовые состояния» следующим образом: типичным вступлением к припадку служит состояние грезовой экзальтации (Phanstastisch exaltation), содержание которой имеет чисто индивидуальный хapaктеp. Зaтeм следует состояние грезовой оторванности (Entrückung). В этом состоянии больным хорошо знакомая окружающая действительность кажется, как это удачно описывает Г.Лёвенфельд, нереальной, чуждой, изменившейся. Они сами чувствуют себя, как во сне. Обозначение «грезовое состояние» (Тraumzuständ), кoтopoe часто употребляют больные независимо друг от друга, обусловлено фантазированием в первой стадии и изменением сознания во второй. Далее я различаю еще третью стадию пустоты в сознании. Она характеризуется отмеченной пациентами «остановкой мыслей» (называемой также «пустотой в голове» или чем-то в этом роде).

Финал образует депрессивное состояние, самый важный признак которого составляет аффект страха с обычно сопровождающими его явлениями (головокружение, сердцебиение и т.д.). Большинство больных описывают кроме того фантазии депрессивного характера. Разграничение обоих стадий не абсолютно, напротив, легко заметить постепенные переходы из одной в другую.

Однако, такое описание припадков и грезовых состояний при всей его важности, интересе и практической целесообразности не дает ответа на вопрос об их сущности и причинах происхождения. Посредством расспросов больных, говорит К.Абрахам, мы можем почерпнуть кое-какие сведения относительно представлений и чувств в грезовом состоянии, а также вызывающего их повода и колебаний состояния сознания. Если таким способом исследовать ряд случаев, то нам пожалуй удастся познакомиться с индивидуальным многообразием указанных отношений. Мы, вероятно, смогли бы подтвердить результаты наблюдений Г.Лёвенфельда относительно различия в интенсивности и длительности этих состояний.

Но этим мы уж достигли границ того, что можем узнать, поскольку ограничиваемся как единственным источником знания тем, что доступно сознанию пациента. Непонятной остается причина наступления грезовых состояний. В общем, невротик удовлетворяется грезами в состоянии бодрствования. Неясно, почему иногда эти грезы усиливаются до острых припадочных состояний, связанных с легким изменением сознания.

Неясным остается сущность этой оторванности (Entrückung), особенно присутствующее в ней чувство отчужденности, нереальности. Совершенно непонятной остается вpeмeнная пустота сознания и наконец, появление страха и сопровождающих его явлений.

Для полного изучения и понимания этих припадков грезовых состояний во всех их проявлениях и деталях недостаточно, очевидно, ограничиться изучением рассказов больных о том, что они сознательно переживают. Недостаточно только исследовать эти явления лишь из-за того, что они отражаются в сознании, а необходимо более глубокое проникновение в бессознательную душевную жизнь больных. Такое проникновение делается возможным при помощи метода, называемого психоанализом.

Начну с казуистического материала из более или менее обширных психоаналитических данных описываемого и других следующих случаев, ограниваясь по мере возможности лишь тем, что касается «состояний нереальности» («грезовых состояний»).

Как уж указано, эти «состояния нереальности» явились у вышеописанного больного дальнейшим развитием особых приятных состояний, во время которых он погружался в свои мечты, грезы, фантазии. Такая наклонность к фантазированию, грезам была у больного сильно развита с самого раннего детства. Грезить было его любимым занятием с первых же дней сознательной жизни, и память сохранила ему воспоминания об этом. 3начительная и субъективно более ценная, может быть, часть его детства протекала в грезах. Содержание этих фантазий главным образом – «идеи величия». То он мечтал о каком-то сверхъестественном коне, на котором всех обгоняет, то о чудесном автомобиле-невидимке, уносящим его на Луну или Марс. В грезах он – объект всеобщего преклонения, восхищения и любви, покоряет всех и властвует над всеми и т.

п. Такими фантазиями он компенсирует себя за действительность, в которой ему приходится переносить частые при его большой чувствительности обиды и оскорбления от старших, родных, товарищей и особенно от столкновений с главным соперником в семье – младшим братом.

Выше я уже привел описание больного и то, как эти грезы, сначала очень приятные, будучи усердно культивируемыми им при ясном сознании с нарочитой целью – получения известного удовольствия, постепенно усиливаясь и углубляясь, привели к состоянию нереальности и страху, закончившись вышеописанными припадками.

Далее, важно отметить, что, по словам больного, он чувствует связь между онанизмом, которому предавался в детстве, и этими приятными состояниями, и что он иногда вместе с онанизмом их намеренно вызывал. Начало онанизма и появление этих состояний приблизительно совпадают по времени. Но вскоре у него началась и борьба с онанизмом, сопровождавшаяся нравственными мучениями, явлениями навязчивости, особенно в виде навязчивых вопросов, болезненных сомнений, страхов. И тогда же приблизительно впервые появились и связанные со страхом «состояния нереальности». Быть может, говорит больной, они и создались благодаря онанизму.

«Помню, – добавляет он, – что вместо онанизма я занимался тем, что старался довести себя до такого приятного грезового состояния. И в то же время думал про себя: кто это я такой, зачем я здесь лежу? и т.д. Это было приятно, старался долго-долго думать, чтоб стало приятно и жутко. Но не додумывал до конца. А однажды додумался до конца – и сделалось страшно».

Из этих слов ясна не только связь таких состояний с онанизмом, но и то, что больной старался онанистический акт заменить состоянием грез, при котором приятное грезовое состояние стало для него эквивалентом запретного онанистического акта, – об этом обстоятельстве ниже еще будет идти речь.

Что касается тех мыслей, образов, представлений, которые составляют, так сказать, содержание этих «состояний нереальности», то больной описывает их так:

«Начались эти состояния у меня зимой, когда я был в первом классе, но они повторялись редко, всего раза 2-3 были за ту зиму. Потом будто прошли и летом, кажется, я чувствовал себя почти совершенно здоровым. Но следующей зимой они начались с новой силой и бывали почти каждый день – и все казалось тогда нереальным, страшным, будто жил я в кошмарном сне… Я помню, что думал тогда: это вовсе неправда, что я живу, неправда, что это – мои родители или что живу только я один, а остальные люди кругом не по-настоящему живые, что они мне только кажутся живыми, что родителей моих нет, что мне только кажется, что это мои родители. Казалось, что все кругом – только сон, что все меня обманывают, что, может быть, что-то от меня скрывают, что-то ужасное, чтобы легче было жить, что если бы их не было, было бы ужасно жить. Если бы мне не казалось, что они есть, то я был бы один, и жизнь была бы ужасна. И я боялся, чтобы как-нибудь не раскрылось, что я – не сын моих родителей.

Кто я такой, думал я? Почему я существую? Помню, раз уехала сестра Надя, а когда она вернулась, мне странно было, что эта «чужая» девочка – моя сестра и что зовут ее Надей. То же самое было и с нашей девушкой-гувернанткой и с мамой, когда они уезжали и возвращались. Потом перешел и на себя: как я не понимал сестру, так не понимал и себя, будто никогда я в этой семье не был, теперь только явился – и это тоже перешло в страх… Все казалось, что со мной каждый момент может сделаться что-то особенное: вот я умер, но от меня это скрывают, в миру я совершенно один. Кругом меня не люди, а только притворятся все, что люди; им трудно со мной говорить, трудно сдерживаться от хохота, что обманывают меня. Вдруг брат расхохочется и выдаст «тайну»: и тогда все расхохочутся и во всем доме будет хохот. Что же я буду делать? «Тайна» это – неправда, что я жив. Что-то они от меня скрывают. А когда откроют тайну, я не буду здесь жить, не буду знать, куда примоститься. Кругом мир – а я один; все другие – не люди, а только притворяются людьми, чтобы облегчить мне, или мне назло… Еще лет с 7-8 стал задумываться над «всеми вопросами»: есть ли Бог? Почему говорят, что есть? Что значит «я»? Почему жизнь? Могу ли я перейти в другое тело? Где я нахожусь, а где меня нет? Может быть, ничего не происходит? Почему я в этом теле? Брошу его и перейду в другое. И казалось, что удаляюсь из своего тела, уже совсем покинул его. Казалось, что пойду по комнате и увижу свое тело в кровати, если бы дальше развивал болезнь».

В связи с этими своими состояниями больной вспоминает повторившийся в детстве кошмарный сон: «Будто светопреставление. Низко на небе стоит кроваво-красное громадное солнце и от него идет странный, кошмарный свет. Все друг друга не узнают, у меня чувство, что я совершенно один. Никто тебе ни мать, ни брат и не знаешь, куда деваться. Против наших окон завод весь красный и труба красная, а труба качается, а из нее турок глядит, правый глаз у него закрыт, левый широко открыт и язык высунут. Слышится глухой гул, подземные удары. Просыпаюсь в страхе».

С самого раннего детства больной томился чувством одиночества и обиды, неудовлетворенностью требовательного детского чувства любви к матери, к бонне-воспитательнице, мучился ревностью, соперничая с младшим братом. И как реакция на эти обиды и чувство неудовлетворенности у больного росли враждебные чувства ко всему окружающему, проснулись яркие садистические импульсы, желание смерти и уничтожения всего и всех.

«B раннем детстве, – говорит больной, – я, кажется, любил мать. Но позже помню только, что всегда боялся, чтобы с ней что-нибудь не случилось, – тогда мне плохо будет, у меня будет сердцебиение. Бывали у меня мысли, что если бы мама умерла и была бы у меня другая мать, я бы ее больше любил. Думал, что если она ко мне приедет сюда, я буду с ней холоден, оскорблю ее и т.п. Всегда в детстве сердился на больших, всегда мне казалось, что меня не любят, что я особенный и должен переносить многое, потому, что много грешил. Я не очень люблю родных, на сестер набрасывался и бил их палками. Мне казалось, что ко мне плохо относятся, не любят меня, потому, что я не родной сын, а приемыш. Я даже хотел бежать из дому и не вернуться, думал, что убегу и не буду больше сыном своих родителей, хотел быть совершенно свободным и думал, как буду жить, когда вдруг отец и мать умрут… В этом (родном) доме я прожил детство в вечном страхе, никогда не было у меня радости, все не нравилось, не находил удовлетворения, никто на меня не обращал внимания. Всегда там тоска, все одно и то же, никаких перемен. Такое чувство охватывает меня, как только я вхожу в дом. Когда я сходил дома с лестницы, мне казалось, что это не моя семья, что я никогда здесь больше не буду, оторвусь от них, буду жить один в этой семье или в другой. Казалось: вот это моя сестра, мои брат, мать – а на другой день может сделаться так, что будут у меня другие сестры, другая мать, другой брат. И может быть, мне только кажется, что я был вчера в этой семье. А мне действительно иногда хотелось, чтобы у меня были другие сестры, другой брат, другая мать, чтобы был не этот дом, а другой».

Особенно у него были сильны, как видно из анализа сновидений, враждебные чувства к отцу и брату. Даже положительные чувства, привязанность, любовь имеют у него садистическую окраску: «Если я кого-нибудь люблю, мне кто-нибудь нравится, то я бываю, груб, зол, делаю назло, хочу мучить, обидеть».

Еще ярче его садистические импульсы проявляются в некоторых фантазиях, желаниях: «В детстве я видел раз в синематографе картину – «Дьявол на паровозе», там дьявол бросает машиниста в топку, развивает большую скорость, и паровоз вместе с поездом сходят с рельс и летят в пропасть. И я сам хотел это сделать, потом хотел со всего разгона влететь в вокзал, чтобы паровоз разлетелся вдребезги. Я хотел видеть крушение поездов, думал, что поезд разобьется, и это будет очень интересно смотреть, а я успею выскочить. Позже я стал думать, что могу пострадать, и стал бояться ездить по железной дopoгe. Я мечтал о том, чтобы тайно отвести стрелку и сбросить поезд в пропасть. Когда я читал в книге, как пытают человека, то думал: вот плохо пытают, не умеют, я бы не так пытал. Еще у меня бывали такие фантазии: попасть в страну, из которой очень хочется убежать, я бы сделал крушение, взорвал бы всю страну – и убежал. Всегда мне хотелось делать то, что запретно, что нельзя. Хотелось мне также, чтобы был у нас пожар, что было бы интересно поджечь наш дом, если бы можно было».

С другой стороны, чувство обиды и мысль, что младший брат пользуется предпочтением и большей любовью родных, зародили у больного типичную мысль о «тайне» своего рождения, о том, что он не родной сын своих родителей, а жалкий приемыш, «чужой» и что они ему «чужие», «не настоящие», что его из жалости обманывают, скрывают от него правду о его происхождении

. Его не любят, потому что он, должно быть, не стоит любви, потому что действительно хуже других, некрасив, уродлив, смешон и что такого, как он, и любить нельзя.

И у него нарождается сильное желание измениться, быть не таким, каков он есть, а более красивым, умным. «С раннего детства, – говорит больной, – я желал, чтобы я был не я, а другой. Мне все хотелось уметь, все делать лучше всех, пользоваться всеобщей любовью и уважение, хотелось быть красивым, играть лучше всех в теннис. Иногда я мечтал, чтобы весь свет умер и чтобы я остался один. Тогда все будет мое, я все буду иметь. А потом появятся первобытные люди, а я все буду уметь и знать». И в упомянутых выше фантазиях «величия» он с лихвой вознаграждал себя. Страстное желание быть не таким, не тем, кем он был в действительности, доходило до бессознательных фантазий о собственной смерти и самоуничтожении, что нашло выражение в невротическом симптоме «состояний нереальности», сопровождавшемся мыслями «я – не я», «тело не мое» и т.п.

Символическое удовлетворение, подобно желанию изменить, уничтожить окружающую действительность, достигалось таким же символическим образом в тех же «состояниях нереальности». И до настоящего времени они ярче всего проявляются в гнетущей, тяжелой для него обстановке, когда обстоятельства окружающей реальности будят отрицательные, враждебные к ней чувства. Так действовала иногда даже чисто внешняя обстановка, например, деревенского дома, с небольшими узкими низкими комнатами и скудным светом керосиновых ламп. Эта обстановка напоминает больному деревню бабушки, где он гостил и где у него несколько недель были такие «состояния нереальности», сильные страхи, тоска, скверное самочувствие и резкое ухудшение болезни. С тем пребыванием в деревне связаны также плохое отношение к нему бабушки и окружающих, насмешки сверстников, чувство одиночества и т.п.

На уроках в школе у него также являлись подобные состояния, особенно если казалось, что учитель к нему плохо относиться. Общество чужих, гости, молодежная среда, где он чувствовал себя особенно униженным, находящимся на заднем плане, более слабым, неловким, больным, некрасивым, где всегда терялся, отставал от других и т.п. – все это способствовало наступлению припадков

. Часто даже когда ему только предстояло отправиться в гости, театр и т.п., он до того боялся наступления таких состояний, что не решался уходить из дома.

Другим моментом, благоприятствовавшим наступлению «состояний нереальности», было присутствие нравившейся ему женщины, особенно – как это почти всегда бывало – когда ему казалось, что она на него обращает меньше внимания, чем на других, отдавая им предпочтение. То же было и когда он, чтобы окончательно отказаться от онанизма, решил перейти к нормальному коитусу; все, что имело хотя бы отдаленнейшее отношение к этому решению, способствовало приближению «состояний нереальности».

Воздерживаясь пока от каких бы то ни было выводов, я перехожу к изложению следующего случая. Немолодая девушка страдает тяжелыми навязчивыми состояниями и фобиями, мучающими ее на каждом шагу, чуть ли не по всякому поводу обыденной жизни и лишающими ее возможности выходить на улицу, быть на людях и т.д. Среди многочисленных симптомов ее очень тяжелой болезни не последнее место занимают «состояния нереальности». Вот что больная рассказывает об их возникновении:

«»Чувство нереальности» всего окружающего появилось у меня лет десять тому назад, когда я вернулась в деревню из-за границы, где разыгрался мой несчастный роман со скрипачом N. Я тогда очень скучала, тосковала и долго не получала от него писем. Когда получила письмо, это чувство («нереальности») на несколько дней прошло, но потом опять наступало – до следующего письма. Так чередовалось все лето. Впервые это чувство появилось тогда при следующих обстоятельствах: я лежала в комнате и фантазировала о коитусе с N, при этом прибегла к онанизму. Чувство, что все это не реальность, а лишь фантазия, действовало на меня ужасно, хотела превратить эту фантазию в действительность, оторваться от реальности и всецело унестись в свою фантазию. Меня так мучило тогда одиночество, не удовлетворяло окружающее, волновало отсутствие известий. Мне это удалось: я потеряла чувство действительности, и оно сменилось чувством «нереальности» и страхом. Потом онанистические акты стали часто сменяться чувством нереальности».

Свои ощущения и переживания при таких состояниях больная описывает следующим образом:

«Летом здесь часто находила на меня легкая дремота, когда я лежала в саду после обеда, хотя не спала и все слышала. Мысль путалась. Потом, понемногу прихожу я в бодрствование, силюсь понять, схватить все кругом – и не могу, не могу выйти из этого состояния как бы сна. Смотрю на небо, деревья, людей, хочу все это «понять» (осознать) – ничего не понимаю. Кажется мне, что я погибаю на месте, хочу бежать, но не могу. Кажется, что не смогу добраться до своей комнаты, что-то мешает, какое-то препятствие. Кажется, что вот я оторвусь от земли и полечу вверх или провалюсь вниз. Кажется мне, что кушетка, на которой я лежу, двигается подо мной. Является ощущение, что я одна, не могу достичь никого из людей, ничего общего с окружающими не имею. Буду говорить, но они ничего не поймут – и так я погибну. Меня охватывает страх, и я больше уж ничего не вижу, не слышу – пустота!».

Относительно условий и обстоятельств, вызывающих такие припадки нереальности, больная говорит:

«Состояния нереальности наступают иногда внезапно, а иногда какая-нибудь мысль наводит на них. Раз, например, на улице подумала о силе и власти полового чувства (больная очень эротична – Прим.авт.) – и мне стало страшно. И вдруг все показалось мне странным – и люди, и улица. Откуда все это взялось, как появилось? Будто ничего общего со мной все это не имеет, будто все думают и чувствуют не так, как я, а иначе. Я одна и мне страшно одной, мне мучительно, что я ничего не могу понять и никогда не смогу. Я делаю усилие, чтобы понять (ясно осознать), и не могу… И тогда мне хочется не видеть этой толпы, спрятаться поскорее в комнату и закрыть глаза».

А вот другой эпизод:

«В пятницу вечером (на Страстной неделе) собиралась пойти в церковь на службу, и вдруг сделалось очень тяжелое состояние нереальности, какого уже давно не было. В три часа была тоже служба, но я думала, что не смогу подойти к плащанице, не смогу видеть обнаженный образ Христа, боялась и гроба, который: понесут, боялась, что усилятся эротические богохульные мысли

. А в тоже время в церковь тянуло, хотелось воскресить прежние религиозные чувства к Богу. Тогда мною овладело чувство какой-то душевной пустоты: будто все похоронила и Бога похоронила. Сама в оболочке какой-то, от всех отделена, кругом темнота и ничего я не хочу. Думала пойти исповедаться или не пойти? Хотела чувств к Богу, как у всех людей, как к святому существу, у которого нет плотских желаний и мыслей, и боролась против богохульно-эротических представлений. Раз не могла думать так, как хочу, то старалась совсем ничего не думать и не чувствовать, уйти от всего. Тогда наступила пустота в голове, потом чувство нереальности и страх».

Больная легко влюблялась и часто испытывала разочарования на этой почве. Оно всегда сопровождалось ухудшением общего самочувствия, усилением и учащением припадков «нереальности». После разрыва одного такого любовного увлечения она рассказывала:

«В последние дни «состояния нереальности» стали сильнее. Они всегда усиливаются, когда мои эротические чувства и фантазии блекнут. Усилилось чувство одиночества, не о ком думать, мечтать, никому я не нужна, точно в пространстве ношусь, все не интересно, бессодержательно. Сильная тоска, переходящая в страх. Смотришь на небо, на деревья – все это красиво, но холодно, бессмысленно, все это не нужно мне – ни природа, ни люди. И вот тогда является состояние, будто я во сне, оно нарастает, усиливается и переходит в «состояние нереальности». При этом чувство одиночества, ото всех как бы отделена, люди, все окружающее со мной ничего общего не имеют».

В тот период больная особенно жаловалась на усиление «состояний нереальности» в обществе, за общим столом и т.п.: «Состояния нереальности и страх особенно сильны у меня за столом – вдруг все кругом будто исчезает, все люди начинают путаться, сливаться в один хаос, все становится странным, чуждым, никто меня не любит. Хочется бежать куда-нибудь, чтоб найти кого-нибудь, кто хорошо ко мне отнесется, полюбит». Отношения больной к окружающим было явно враждебное, озлобленное.

Слова больной в данном случае настолько ясны, определенны и ярки, что мне кажется лишним приводить еще дальнейшие данные из огромного психоаналитического материала истории ее болезни. Недостаточно оттенены ею садистические импульсы, находившие выражение в обильных фантазиях. Подчеркну еще только ярко выраженную связь этих «состояний нереальности» с онанизмом, чувствами одиночества и неудовлетворенности окружающей действительностью, враждебным отношением к ней.

Более сложен следующий случай молодого человека 26 лет, страдающего истерией, навязчивыми состояниями и фобиями. И у этого больного в картине болезни не последнее место занимал симптом, который он называл «все сон». Он болен лет с двенадцати, и с самого начала вся его болезнь сосредоточилась на двух симптомах: один, который он определял словами «все сон», а другой – «болезнь сердца», точнее, страх, что у него больное сердце и с ним может случиться что-нибудь ужасное, опасное. И симптом «все сон», который сопровождался чувством страха и опасением, боязнью сойти с ума. Вот как больной описывает это состояние:

«Не знаю, где я, все окружающее, как сон, все странно, отрывки мыслей, воспоминаний, которыми я не владею. Боязнь, что сумятица в голове, в сознании – предвестник надвигающегося полного сумасшествия, кажется, что навсегда так останусь. Сильный страх и ощущение пустоты в сознании».

Относительно происхождения этого симптома у больного почему-то сложилось представление – почему, он и сам не знал, – что он явился следствием какого-то неприятного переживания, которое поразило, удивило, даже ужаснуло больного. С появлением этого симптома у него далее связывается и в течение долгого времени навязчиво повторяется следующая очень яркая картина (он oпиcывaeт ее во время сеанса, лежа, с закрытыми глазами).

«Сижу у себя за столом в детской и делаю уроки. Тоска, не хочется их делать, невообразимая тоска (больной приходит в возбуждение, говорит с усилием, стонет). Репетитор рядом – один, другой. Мне тяжело… Сижу за столом, огонь горит, книги, тетради… Тоска, тоска… Ой, как страшно, невообразимо страшно. В комнате полутемно, лампа с абажуром на столе. Моя кровать с подушкой, полотенце висит на стене. Этого полотенца я боялся, потому что боялся повеситься на нем… Позже писал на стене стихи… Конец печальный, будто я умираю от чахотки.

А думал я, что умру не от чахотки, а от сухотки спинного мозга, как следствие онанизма. Боялся, что у меня сухотка спинного мозга. До сих пор не могу сознать, что у меня был онанизм и страх заболеть сухоткой спинного мозга. (Больной вначале совершенно искренне утверждал, что никогда не онанировал). Был навязчивый страх перед самоубийством… Вспоминаю слова двоюродного брата, что когда он делал уроки, бывала тошнота, а я с ней связывал страшную тоску, которая у меня была; когда у меня бывала тоска, я не мог есть, было отвращение к пище, было близко к тошноте. Потом брат говорил об эрекции во время волнений на уроке… Сижу за столом… Страшно. Тогда сидя за столом, я онанировал, и тогда стало вдруг «все сон»».

Далее больной еще припоминает, что впервые явление «все сон» появилось у него еще раньше, ночью, когда он лежал в постели, большей частью на животе и делал попытки онанировать, представляя себе любимую девушку, делал при этом движении коитуса и потом обрывал их из страха перед оргазмом. Так как он не доводил себя до оргазма и эякуляции, то и считал, что не онанирует. Оргазма он больше всего боялся, боялся эякуляций и поллюций. Все эти ощущения были в то время связаны у него с половым влечением к сестре, которое было в то время очень сильным. Уже одно ее присутствие в комнате возбуждало до того, что ему стоило усилий скрыть от присутствующих возбуждение. Часто тогда он хватал сестру в коридоре, когда никто из родных не видел, и прижимался изо всех сил своим телом и пенисом к ней. Потом ужасно мучился угрызениями совести и страдал из-за этого. Тогда он и стал бороться против оргазма и эякуляций.

Но тогда же, во время сна участились поллюции в связи с эротическими сновидениями, где фигурировала сестра. Страх перешел и на поллюции, и он стал стараться просыпаться заблаговременно, чтоб их предупредить. Сначала это не удавалось, но потом он довел себя до того, что почти всегда вовремя просыпался и не допускал наступления оргазма. Таким путем он довел себя до того, что уже в течение нескольких лет не испытывал ощущение оргазма ни при эякуляции, ни во время коитуса. В своей тоске, сердцебиении и страхе в 13-14 лет больной сам видит теперь защитные «средства против онанирования». А для усиления этих средств он еще говорил себе, что «все сон», т.е. «нет ни дедушки, ни матери, ни сестры, ни всех тех, кого люблю». И он нарочно вызывал в себе эти чувства в связи с состоянием «все сон», чтобы «предохраниться от онанизма».

В дальнейшем развитии болезни этот симптом все чаще повторялся, усиливался, и вместе с тем учащались поводы, обуславливавшие его появление. Формально он заболел, т.е. почувствовал себя больным и стал обращаться к врачебной помощи в семнадцатилетнем возрасте после случившегося с ним однажды во время мочеиспускания припадка «все сон». Особенно часты припадки «все сон» у больного в присутствии молодых женщин: «Тогда мне ужасно трудно делается сидеть – вид мой, как мне кажется, какой-то безумный, глаза блуждают, дергаюсь весь, появляется ощущение пустоты в сознании и «все сон»». Когда месяцев семь тому назад больной влюбился в одну барышню, то страхи и состояния «все сон» до того усилились, что вынудили его оставить то место и город, где эта барышня жила.

Но кроме того припадки «все сон» бывали и в обществе, на людях и иногда на улице, в трамвае, особенно, когда больному казалось, что на него смотрят. Из страха перед этими припадками он почти изолировал себя от жизни.

Психическая импотенция сделала половую жизнь для него совершенно невозможной. Несколько лет тому назад у него в течение нескольких месяцев была связь с одной женщиной, связь, в которой он играл чисто пассивную роль, лишь позволяя себя любить. Вначале ему еще удалось совершить несколько раз более или менее удачный коитус, а в дальнейшем импотенция все усиливалась и попытки кончались ejaculatio ante portam

без достаточной эрекции. Такая же картина осталась и в дальнейшем при повторяющихся время от времени попытках интимной близости с другими женщинами. Но вместе с тем фантазии о женщинах, влюбленность в тех из них, с которыми он даже не старался познакомиться, играли очень большую роль в его душевной жизни. Избегая в реальной жизни всяких конкретных проявлений сексуальной жизни, боясь их в действительности вплоть до неспособности оставаться в течение хотя бы короткого времени в обществе молодой, нравящейся ему женщины, не испытывая при этом страха, усиления симптомов и т.п. И с тем бóльшим увлечением он предавался при этом эротическим грезам, мечтам о недостижимом идеале возлюбленной, «личном счастье» и т.п. Типичная картина невротического либидо, «вытесненного», подавленного, лишенного возможности конкретного удовлетворения и усиленно изживаемого в сознательных грезах и бессознательных фантазиях.

Гомосексуальная психическая констелляция его носила явный характер «амбивалентности» (по Э.Блейлеру). Он относился к некоторым молодым людям определенного типа – своим весьма немногочисленным приятелям – с чувством привязанности и дружбы, с оттенком даже чувственной влюбленности. Но при этом иногда проявлял с первой же встречи почти ко всем другим мужчинам враждебность, раздражительную, никакими фактическими отношениями не оправдываемую озлобленность, побуждаемый к тому бессознательными мыслями и фантазиями о соперничестве, ревности, желании превосходства. Но чаще он терялся в мужском обществе, испытывал страх, неуверенность и пассивную, чисто внешнюю уступчивость, скрывая и иногда даже ясно не сознавая свои враждебные чувства и отношения.

В общем, получается картина оторванности, отрезанности от реальной жизни, даже враждебности и страха перед ней, душевного одиночества, уединенной мечтательности и большой склонности к грезам.

«У меня, – говорит больной, – как бы нет ощущения собственного тела, я теряюсь в пространстве, ничто не привязывает меня к жизни, к земле, я лечу, как во сне – и все для меня сон, нереальность и страх». Интересно еще прибавить, что больной склонен видеть причину этого состояния в том, что он «лишен чувства удовольствия при трении пениса, лишен чувства оргазма и удовлетворения в реальности и может его испытать только при поллюциях во сне» (см. выше: эротические сны с сестрой).

Хочу упомянуть, что я кроме этого случая наблюдал подобные состояния «нереальности», хотя и не очень большой интенсивности, но непрерывные, хронические, длящиеся неделями и месяцами. От их подобного описания я, к сожалению, вынужден пока отказаться.

Далее я привожу отрывок из весьма обширной истории болезни пациентки, страдающей тяжелой истерией. Исключительный интерес этого случая состоит в том, что больная страдала истерическими припадками, во время которых в сомнамбулическом состоянии переживала и делилась воспоминаниями из событий своей жизни, переживания и фантазии, эпизоды из собственной болезни. Однажды она в таком припадке рассказала о каких-то переживаниях, сходных по ее описанию с «состояниями нереальности», хотя я лично у нее их не замечал.

«Бывало, – говорила она, – нарочно такие состояния вызываю длительные, нарочно повторяю одни и те же слова, пока они не потеряют всякий смысл, потом другие, потом все делается бессмысленно, пустынно, слова – оболочка без всякого содержания… Я в детстве такие состояния вызывала нарочно – знаете когда? Когда бывало, чувствуешь свою вину и не хочешь сознаться. Для того, чтобы этого сознания не было, «уезжала» совсем. Бывало, начинала повторять слова: ну и буду, ну и буду, – так долго, что потом это уж для меня не слова, а звуки. А потом все дальше и дальше, пока все, что ни говорят – одни звуки. Слышишь сначала свою речь только как звуки, а потом и речь других – только как звуки. Потом это же и с глазами делала: натирала их, пока красные круги появлялись, потом дальше куда-то уносишься, потом улетишь куда-то в пропасть. А потом откроешь глаза – и все чудно!

Сейчас опять так, как тогда, когда я била себя по голове, чтобы обалдеть, чтобы все было не по-настоящему, как когда-то. Чтобы, например, были люди-куклы, когда они меня ругали, мне это было неприятно, и я думала, что это вовсе не по-настоящему они меня ругают и что это не настоящие люди, а люди-куклы. И теперь опять так. Но от чего я теперь убегаю? И еще знаете, когда так бывало, все будто не по-настоящему? Когда гадости делала, сама гадости делала (так больная называет мастурбацию). Это чудная минутка, так странно бывает тогда. Вот делаешь гадость и вдруг наступает минутка чудная – телу приятно, а голова отрывается, будто и улетает, и все делается как-то чудно, мутно в голове, черные точки плывут, плывут, в голове как будто мурашки, куда-то летишь в пропасть, от жизни улетаешь, все видишь и ничего не видишь, все равно – что открыты глаза, что закрыты. И кажется: еще минуточка – и будет припадок, но я никогда не допускала этой минуточки, я всегда обрывала…

Другой раз, когда гадость делала сама: вот все смутится, все не по-настоящему. Еще минуточку так, еще минуточку – и все полетит в пропасть. Только я никогда этой минуточки не переходила, потому что боялась, что тогда уже нельзя будет вернуться к настоящему. Это чудно, потому что тогда только одно тело наслаждается и чувствует. А то еще без гадости одно только такое состояние делала, глаза закрывала и терла их. Тру, тру глаза, поедут миллиарды точек разных, дороги разные черные и красные, зеленые; а потом открою глаза – и все кажется не по-настоящему. И тоже так тру, тру глаза и кажется, что вот так и останусь и так все и останется и страшно делается и кажется: еще минуточку потру и полечу в бездну. Потом трудно вернуться к жизни, все кажется, что люди не настоящие, вот вижу маму, папу и как-то не понимаю, что это мама, пала. Помнится, что я часто так делала, когда мне не хотелось по-настоящему…».

Во всех приведенных случаях отмечается связь этих состояний нереальности с мастурбацией. На связь эту указывает и К.Абрахам и придает ей большое значение, объясняя происходящее следующим образом: «З.Фрейд доказал, что значение некоторых эпизодических явлений истерии состоит в том, что они дают известное удовлетворение (Ersatzbefriedigung

) взамен прекращенной мастурбации». В дальнейшем мы еще остановим наше внимание на этом мнении. Таким заменяющим удовлетворением (Ersatzbefriedigung) в указанной смысле слова является также и грезовое состояние… Пациент К.Абрахама привык с ранней юности предаваться грезам наяву, и когда работа его фантазии доходила до высшего напряжения и живости, он давал выход накопившейся энергии в мастурбации. Когда он стал отучать себя от этого, явилась необходимость дать грезам в состоянии бодрствования какое-либо другое заключение; с тех пор они образовали вступление к грезовому состоянию, как ранее к акту мастурбации.

Вторая и третья стадия «оторванности» (Entrückung) и пустоты сознания соответствуют нарастанию полового возбуждение и его кульминационному пункту в момент эякуляции. Конечная стадия со страхами и слабостью перенята без изменений из мастурбационного процесса; эти симптомы мы ведь постоянно встречаем у невротиков, как неизбежное следствие мастурбации.

Этот взгляд нуждается в отношении второй и третьей стадии еще в дальнейшем обосновании. Состояние, сходное с «оторванностью» (Entrückung) в грезовом состоянии, имеет место и в мастурбационном акте. Нарастающее половое возбуждение закрывает доступ внешним впечатлениям. Этот процесс имеет место и в грезовом состоянии, но переносится в психическую область. Пациент испытывает полное «обращение вовнутрь» (своего внимания, сознания). Благодаря такой аутоэротической замкнутости по отношению к внешнему миру, у него является чувство изолированности. Для него обрывается общность с людьми, он уносится в своих мечтах в другой мир, соответствующий его вытесненным желаниям. Сила их так велика, что когда им удастся прорваться из бессознательного, то фантастическое исполнение кажется действительностью, а действительность – пустяковым сновидением. Все окружающее, даже собственное тело, кажется пациенту чужим и недействительным…

Свойственное третьей стадии отсутствие мыслей, пустота в сознании соответствует более или менее значительной потере сознания, которая наступает на высоте всякого полового возбуждения – особенно сильно это выражено у невротиков. Одновременно появляется чувство сильного головокружения или сходное с ним и трудно описываемое ощущение. Haш пациент вполне определенно указывает, что такое же чувство наступает у него при мастурбации в момент эякуляции. Короткая, соответствующая выделению половых продуктов пауза сознания имеет место также и в истерическом припадке.

Ничего поэтому нет удивительного, что грезовое состояние, до стадии потери сознания, связано с ощущением наслаждения. Этим оно вскрывает свое происхождение от мастурбации, которая до соответствующей стадиидает ощущение наслаждения, но затем влечет за собой у невротика самые острые неприятные чувства.

Несомненно однако, что приведенными рассуждениями К.Абрахама не исчерпывается сущность этих грезовых состояний. Он и сам признает, что «если видеть в грезовом состоянии удовлетворение (Ersatzbefriedigung) взамен оставленной формы половой активности, то мы все же еще далеки от полного понимания его свойств».

Небольшая экскурсия в область психиатрии в состоянии помочь найти путь к пополнению понимания интересующих нас состояний «нереальности». Весьма важно отметить – что, между прочим, делает и К.Абрахам, – что подобные же или весьма сходные явления встречаются и при Dementia praecox (шизофрении). Больные жалуются, что все кругом переменилось, не настоящее, сделано как будто нарочно, недействительное, что всё и все «представляются, как в театре» и т.п.

И как раз этому симптому новейшие исследования этой болезни уделяют особое внимание – особенноцюрихская школа Э.Блейлера. В этом симптоме «нереальности действительности всего окружающего», в связи часто с мыслями о погибели всего мира действительного, исчезновении его (см. страх «свето-конца» у моего первого больного) видят вытеснение больным всей реальности и его уход больного от нее в мир аутохтонных комплексов. «Один из важнейших симптомов шизофрении

, – говорит Э.Блейлер, – состоит в преобладании внутренней душевной жизни в связи с активным отвращением от внешнего мира. Тяжелые больные уходят совсем в себя и живут в мире грез; в более легких случаях мы находим более легкую степень того же явления. Этот симптом я назвал “аутизмом”».

Относительно сущности этого явления интересно следующее примечание Э.Блейлера к указанной цитате: «В довольно большой степени аутизм совпадает с понятием К.Г.Юнга “интроверсия”, что означает обращение внутрь либидо, которое нормально должно искать свои объекты в реальности. Однако аутистические стремления могут быть направлены во внешнее»… З.Фрейд

в своем аналитическом разборе случая шизофрении

говорит: «Я считаю вполне вероятным, что измененное отношение к реальному миру можно объяснить исключительно или преимущественно отпадением либидонозного интереса».

Но тенденция «бежать от действительности», жить в мире грез и фантазий и там искать то удовлетворение, которое в реальной жизни недоступно и невозможно, в значительной степени свойственно и психологии невротика. К.Абрахам в цитируемой работе неоднократно указывает, что «невротик – это фантазер», и только «знание жизни фантазии невротика, приобретенное путем психоаналитического исследования, может дать нам ключ к разрешению загадки» – объяснению «состояний нереальности».

Он говорит об изолированности невротика, его отчужденности от окружающей реальности и силе его вытесненных желаний, которые, находя себе воплощение в мире фантазий, «превращают их в реальность, а реальность в неосуществленную мнимую грезу». Именно эта особенность психики невротика играет огромную роль в образовании грезовых состояний, и К.Абрахам, по-моему, эту роль не достаточно оценил или подчеркнул. Важен факт, что отношение невротика к реальности ненормально. Невротик не только душевно изолирован от окружающей действительности. Он ей чужд, но к ней привязан, не может любить ее проявления. Он не может найти в ней объектов для своего либидо, которое у него фиксировано на вытесненных бессознательных комплексах и изживается, самое большее, посредством симптомов болезни или в фантазиях и снах. Поэтому реальность никогда не может удовлетворить невротика, кажется ему скучной, пустой, неинтересной. Отсюда и его вечная неудовлетворенность жизнью и всегдашнее стремление заменить ее «нереальностью», грезой, «жизнью, как во сне». «Я теряюсь в пространстве, – говорит мой больной, – ничто не привязывает меня к жизни, к земле, я лечу, как во сне».

Другая пациентка, рассказывая про отношение к ней любимого человека, говорит:

«…Если бы он относился ко мне зло, нечутко, тогда бы этого не было, душа съежилась и ушла в себя и тогда знаете, что случилось бы? – тогда бы вот эти минуты «не настоящие», когда все не по-настоящему, а как во сне, тогда бы они были ужасно сильны. Так у меня было, когда К. меня оттолкнул своей чисто физической грубостью от себя. Тогда у меня очень сильны были эти состояния «не по-настоящему, сонные состояния». Мне казалось, что я совсем одна, кроме меня никого нет, отрезана, отделена от всех, замкнута в себе. Но это тогда не такое чувство отделенности, изолированности; преграды тогда не сознаешь, а чувствуешь только, что изолирована. Тогда уж эти состояния не вызываешь сама, не надо глаза тереть, они сами являются и не можешь их отбросить. Эти состояния обрываются, когда начинается сильная любовь ко всем людям, хочется всем рассказать, чтобы все были друзья твои и сильная влюбленность, влюбляешься легко».

Последними словами больная особенно хорошо характеризует душевное состояние, при котором «грезы» не возникают, а либидо свободно и легко находит объект в реальности (разумеется, я употребляю слово «либидо» во фрейдовском смысле: объектом может быть не только отдельное лицо другого пола, но и люди вообще или какое-либо удовлетворяющее занятие, труд, спорт и т.п.).

Однако между оторванностью от реальной жизни больного шизофренией и невротика существует большая разница. Больной шизофренией просто уходит от реальности, аутистически погружаясь в переживания своих комплексов и впадая по отношению к окружающему в глубокую апатию, в ступор. А невротик, наоборот, не только не апатичен, но реагирует на всякие жизненные столкновения особенно остро

. При всем своем желании убежать от реальной жизни они сохраняют с ней много аффективных связей, не теряя «чувства реальности». Невротику не удается оторвать свое либидо, т.е. свои интересы и желания, от реальности, они остаются направленными на внешние объекты окружающего мира, хотя и в полном несоответствии с ними.

В мире грез и фантазий невротик в отличие от шизофреника находит лишь временное утешение, а не полное удовлетворение и возмещение действительности. Он ищет в реальности объекты для направления на них своего либидо и, хотя никогда не находит в ней вполне удовлетворяющих, все же продолжает их искать. Eго интересы и желания, не находящие никогда полного осуществления, продолжают оставаться направленными на объекты действительности, а не на воображаемые продукты собственных болезненных комплексов, как у шизофреника. В несоответствии желания и реальности, в непримиримой борьбе между «могу и хочу» – трагедия жизни невротика. И его бегстве от реальности он продолжаете в ней жить, но пребывает с ней в постоянном конфликте. Потому у невротика нет ступора и апатии, а есть чувство враждебности к неудовлетворяющей его реальной жизни.

Невротик в отличие от шизофреника не хочет знать никакой жизни, видеть ее такой, какая она есть, но мечтает о другой, которую мог бы любить. А реальную жизнь он ненавидит и хочет ее уничтожить. Вот эта-то ненависть к реальности и желание ее уничтожить и находит свое выражение в состояниях «нереальности» или «грезовых состояниях». В изложенных выше историях болезни прямо указывается на связь между фантазиями об уничтожении окружающего, сновидениями о «свето-конце» и «состояниями нереальности». Неоднократно также указывалось выше на усиление или появление этих состояний в связи с усилившейся неудовлетворенностью и враждебностью к окружающему у моих больных.

С особенной яркостью это выражено в следующих словах последней описанной мной в этой статье больной, говорящей о своем разочаровании в любимом человеке:

«…Он ушел, а я была рада. Потом я встала и повесилась на полотенце – и потеряла сознание, не помню, как было дальше, только рано на рассвете я пришла в себя на полу. Но я повешусь все равно еще раз. Не хочу ничего, все равно жить не хочу, все гадость и гадость. Хотела любить; мечтала об этом – вот она любовь! Все гадость и гадость. И нечего больше мне ждать, я не хочу жить. Мне страшно, страшно… Мне жутко и ничего меня больше не привлекает, все гадость. Пусть все будет сон! Вечный сон! Чтоб всегда и сон был сон, и не сон был сон, и настоящее, чтоб было сон».

Интересно еще то, что такое недовольство действительностью, разочарование в ней часто направлено на собственную личность, свое тело, свою наружность или даже внутренние качества, которые кажутся нехорошими, отталкивающими и т.п. Тогда это состояние «нереальности» направляется на собственное тело, и уже начинает казаться «странным, чудным, искусственным, неживым, нереальным». Особенно ярко это выражено в первом моем случае. Больной глубоко страдал от мысли, что он безобразен, уродлив,никому не может нравиться, смешон и в своих припадках имел очень сильное ощущение «нереальности своего существа, своего тела». «С раннего детства мне хотелось, чтоб я был не я, а другой», – говорит он. Ему даже казалось, что он покинул свое тело и может, зайдя в комнату, увидеть его в постели.

Не менее ярко выражает это последняя моя больная, у которой мысль, что она уродлива, гадка, грязна, а также острое и можно сказать страстное отвращение к своему телу было одним из доминирующих, сильных и самых тяжелых симптомов болезни.

«Сегодня днем, – говорит она, – после того, как посмотрела на свое тело, наступило состояние «ненастоящего», сердцебиение и страх большой. Казалось, что все люди – куклы заведенные, только оболочка, а внутренности нет. Я все вижу и не понимаю, например, лампу, дверь – все. И сама я тоже не настоящая, а оболочка. Дотронусь до своего тела и – будто я дотронулась до чужого тела, будто чужая рука, а не я дотрагиваюсь».

Все вышеизложенное приводит нас к выводу, что в состояниях «нереальности» или «грезовых состояниях» находят свое симптоматическое выражение два желания: эротическое и сопровождающееся чувством ненависти и гнева садистическое –уничтожить всю окружающую действительность. Но в тесной связи с этими состояниями находится еще третье – чувство страха, входящее как составная часть в припадок «состояний нереальности» и составляющее одну из его фаз. И у нас возникает вопрос: какова же роль и значение этого третьего чувства? И почему оно неизменно сопровождает припадок независимо от того, выражается ли в нем эротическое чувство или гнев?

Как ни скудны паши знания психологии аффектов, но огромное биологическое значение именно этих трех чувств – эротического, гнева и страха и их тесная взаимная связь уже давно установлены наукой. Havelосk Ellis пишет по этому поводу

, что более мужской, «стенический» аффект – гнева, более женский, «астенический» аффект – страха являются основными аффектами (Grund-Affekt) животной жизни, посредством которых происходит психический процесс естественного отбора. Каждое животное обязано отчасти своим существованием аффективной реакции по отношению к более слабым соперникам в форме гнева, по отношению к более сильным – в форме страха. Поэтому-то оба эти аффекта имеют такие глубокие и крепкие корни во всем животном мире, к которому принадлежим и мы.

Но гнев и страх имеют не менее важное значение также и в половой жизни. «Ухаживание» (Werbung) самца является по существу демонстрацией боевого задора, и даже жесты, которыми он старается произвести впечатление на самку, часто только боевые, с ними же он выступает и навстречу врагу. У самки, напротив, средством завлечения становится ловкое изображение боязливых настроений, и основным мотивом ее поведения при ухаживании, как показали мои исследования психологии чувства стыда, является не что иное, как совокупность страхов.

Первоначальную связь гнева и страха с половым чувством хорошо описал Colin Scott в замечательном исследовании «Sex and Art». «Если высшие формы «ухаживания», – пишет он, – основаны на борьбе, по крайней мере, у мужчин, то гнев и любовь должны быть тесно ассоциированы. И обоих подстерегает страх… Чтобы победить в эротике, и самке, и самцу необходимо его преодолеть… Борьба и «ухаживание» сливаются друг с другом, «ухаживание» заступает на место простых движений борьбы. Таким путем создается ассоциация страстей страха и гнева с любовью…».

Более детально связь и взаимоотношение между эротическим чувством и чувством страха описал З.Фрейд, по учению которого, патологический страх есть проявление подавленного вытесненного в бессознательное либидо. Всякое систематическое эротическое возбуждение, длительные эротические желания, не находящие естественного и адекватного разряжения и удовлетворения, а подавленные и фиксированные на бессознательных комплексах, ведут к образованию страха и различных фобий

. Таким же источником страха может быть и вытесненный в бессознательное аффект гнева и ненависти, неосознанные агрессивные враждебные желания уничтожения, смерти в адрес лица, по отношению к которому сознание подобных желаний допустить не может. В.Штекель указал также, что у лиц, страдающих фобиями, иногда бывают острые вспышки гнева как эквивалент фобического припадка.

Выше я привел сделанное К.Абрахамом подразделение припадка «состояния нереальности» на четыре стадии, из которых страх характеризует четвертую, последнюю. Эта стадия, как я указал, может быть вызвана и подавлением аффекта ненависти, гнева, злобы. То же можно сказать и о двух предшествующих стадиях – второй и третьей: стадиях «пустоты сознания» и «оторванности» (Entrückung). Выше я указал, что наступление этих стадий К.Абрахам объясняет тем, что свойственное третьей стадии отсутствие мыслей, пустота в сознании соответствует более или менее значительной его потере, наступающей на высоте всякого полового возбуждения, что особенно сильно выражено у невротиков. Такое же минутное потемнение сознания у них может наступить в момент высшего напряжения аффекта гнева, ненависти, ярости.

В.Штекель описал случаи «псевдоэпилептических» припадков, сходных по внешней форме с эпилептическими, сопровождающихся глубокой потерей сознания, но чисто психогенного происхождения, наступающих в припадке ярости, под влиянием сильного аффекта ненависти, гнева. Так что выдвигаемая мной вторая возможная причина «состояний нереальности» – аффект гнева, ярости, ненависти – также может повлечь за собой наступление этих двух стадий.

Что касается первой стадии – радостной экзальтации при усиленном фантазировании, то наступления ее под влиянием бессознательного аффекта ненависти, гнева наблюдать не приходится. Но фантазии агрессивного характера, злобные, враждебные, желания, чувства ненависти и гнева, как известно, очень часто встречаются у невротиков, особенно в виде бессознательных фантазий и желаний. Под влиянием этих бессознательных переживаний невротики проявляют иногда даже своего рода «экзальтацию» озлобления, раздражительности, большую придирчивость и обидчивость. В этих случаях длительная, часто даже хроническая стадия экзальтации заменяется такой же длительной стадией повышенной раздражительности и озлобления.

Однако при психоневрозах, особенно при истерии, бывают, как известно, и другие формы изменения сознания, и вполне естественно напрашивается сравнение «грезовых состояний (нереальности)» с этими другими формами. К последним относится сопровождающийся более глубоким нарушением работы сознания сомнамбулический сон, во время которого невротик претворяет свои фантазии в поступки и действия, не сохраняя о них впоследствии никаких воспоминаний. Далее гипноидные и сумеречные состояния, имеющие наибольшее сходство с интересующими нас «состояниями нереальности». По словам Й.Брейера

, впервые описавшего эти гипноидные состояния, они характеризуются (как и «грезовые») явлением «оторванности» (das Entrücken), «помрачением окружающей реальности» и «аффективной остановкой мышления». Но во время сумеречных состояний больные совершают иногда сложные действия с последующей амнезией, чем они сходны с сомнамбулическим сном и чем отличаются от грезовых состояний. Наконец, при истерии еще встречается может быть самое типичное для этой болезни явление – так называемый истерический припадок. И он сопровождается нарушением функции сознания, но нарушение это отличается большей глубиной, чем при «состояниях нереальности», доходя до полной потери сознания. Кроме того, пустота в сознании при «грезовых состояниях» очень кратковременна, моментальна, а при истерическом припадке может быть довольно продолжительной.

Остается еще прибавить, что «грезовые состояния» встречаются не только при тяжелых случаях невротических заболеваний, но и при самых легких, и имеют тогда формы мимолетных, моментальных «потемнений» сознания, связанных с быстро проходящим страхом. И именно этим последним моментом – страхом – они отличаются от petits maux или коротких, быстро проходящих сужений сознания истерического характера.

Обложка журнала, в котором впервые была опубликована статья М.В.Вульфа «О состояниях “нереальности” у психоневротиков (“грезовых состояниях”)».

Деперсонализация: синдром, мешающий чувствовать — BBC News Русская служба

  • Адам Илей
  • Би-би-си

Подпись к фото,

Сара рассказывает, что из-за ее заболевания привычные места кажутся декорациями

Людям с синдромом деперсонализации мир кажется нереальным, двумерным, как будто в тумане. Этим расстройством страдает каждый сотый, но, несмотря на это, работать с такими пациентами британских врачей не учат, говорят эксперты.

«Связи, которые ты считаешь ценными, теряют свой первоначальный смысл. Ты знаешь, что любишь свою семью. Но дело в том, что ты скорее осознаешь это умом, а не ощущаешь», — рассказывает Сара в программе Виктории Дербишир на Би-би-си.

Сара — актриса, она постоянно примеряет различные образы и воспроизводит чужие эмоции. Но в реальности большую часть своей сознательной жизни она эмоционально парализована и неспособна испытывать никакие чувства.

Причина этого — малоизученное психическое расстройство, которое называется деперсонализация.

У Сары синдром проявился трижды. Впервые это случилось, когда она готовилась к выпускным экзаменам.

Главный признак деперсонализации — ощущение, будто человек теряет физическую связь с миром вокруг и собственным телом.

Считается, что так проявляется защитный механизм, когда во время стресса или серьезного потрясения сознание отключается от реальности. Такой же эффект могут вызвать некоторые наркотики, например, марихуана.

Для людей с синдромом деперсонализации мир может поменяться за секунду.

«Это было неожиданное переключение. Все вокруг показалось чужим и даже пугающим. Внезапно квартира и другие места, где ты привык находиться, становятся для тебя съемочной площадкой, а все твои вещи — декорациями», — говорит Сара.

Другие пациенты рассказывают об ощущении, что они находятся вне своего тела, что оно не принадлежит им, а мир вокруг кажется двумерным и плоским.

С Сарой такое произошло во время второго эпизода.

«Я читала, в руках была книга. И вдруг мои руки стали выглядеть как картинка, на которой нарисованы две руки. Было ощущение, что реальный мир и мое восприятие его не совпадали».

Расстройство, которым страдает Сара, не редкость. Три независимых исследования доказали, что это оно встречается у одного человека из ста.

Эксперты утверждают, что расстройство давно признано медицинским заболеванием. Оно так же распространено, как и обсессивно-компульсивное расстройство или шизофрения.

Некоторые пациенты, не прошедшие курс лечения, могут страдать от симптомов деперсонализации всю жизнь. И, тем не менее, не все медики знают, что это такое.

Доктор, который недавно закончил обучение и сам страдает этим расстройством, заявил, что о деперсонализации не рассказывали ни в медицинской школе, ни на курсах повышения квалификации для терапевтов.

Он признался, что сам минимум дважды поставил неверный диагноз своим пациентам. По его словам, он очень удивится, если окажется, что хоть кто-нибудь из его коллег слышал про этот синдром.

Сара рассказывает, что за свою жизнь столкнулась как минимум с 20 специалистами, которые понятия не имели, о чем она говорит. Среди них — консультанты, терапевты, районные психиатры и врачи.

В Королевском колледже врачей общей практики (RCGP) в Лондоне заявили, что психологическое здоровье было ключевым элементом расширенного курса подготовки врачей.

В институте добавили, что изучение более сложных психологических проблем пока находится в разработке.

В Королевском колледже психиатрии подчеркнули, что необходимо удостовериться, что эти расстройства изучены должным образом.

Подпись к фото,

Доктор Элейн Хантер руководит единственным специализированным центром в Великобритании, который занимается пациентами с деперсонализацией

Плохая диагностика — это только часть проблемы, еще одна сложность — доступ к лечению.

В Великобритании действует всего одна специализированная клиника. Ее ресурсы ограничены, там могут принять только 80 пациентов в год. При том, что потенциально страдать этим заболеванием могут 650 тысяч человек.

Чтобы бесплатно попасть в этот медицинский центр, требуется направление от участкового врача. И даже если пациенту поставили диагноз деперсонализация, лечения придется ждать несколько месяцев или дольше.

После года ожидания в очереди Сара решила, что единственный выход — оплатить лечение самостоятельно.

«У меня постоянно случались приступы паники. Это правда очень страшно. Я понимала, что это кризис», — говорит она.

Только для взрослых

Специализированный центр для пациентов с синдромом деперсонализации действует при больнице Maudsley на юге Лондона. Однако, для пациентов до 18 лет там есть ограничения, в центре занимаются только лечением взрослых.

Часто заболевание возникает именно в подростковом возрасте. Доктор Элейн Хантер, которая возглавляет центр, обеспокоена тем, что ей приходится отказывать в помощи детям и подросткам.

«Иногда к нам приходят глубоко подавленные и напуганные пятнадцатилетние пациенты, но нам нечего им предложить», — говорит она.

У одной из взрослых пациенток центра синдром развился в 13 лет. На протяжении двух лет она не могла выйти из дома, в день она переживала по десять панических атак, вызванных расстройством.

В начале лечения она не узнавала даже собственных родителей.

Доктор Хантер надеется, что со временем нужное лечение будет доступно и несовершеннолетним пациентам.

Она считает, что лечение нужно организовать в каждом районе. Врачи в локальных центрах психологической помощи должны пройти специальный тренинг, затем распространить информацию среди других специалистов.

Подпись к фото,

Сара Эшли не могла есть и спать, пока не прошла терапию доктора Хантер

Специально для пациентов с деперсонализацией Хантер разработала методику когнитивной поведенческий терапии (КПТ). Она считает, что ей легко смогут овладеть врачи, у которых уже есть опыт разговорной психотерапии.

Сара Эшли, пациентка доктора Хантер, говорит, что сначала скептически отнеслась к этой методике, но спустя некоторое время почувствовала огромную разницу.

«[До КПТ] Я смотрела на собственные руки или другие части тела и мне казалось, что они не мои. Я смотрела на себя в зеркало и не понимала, что это я», — объясняет Сара.

«Я не могла есть и спать, из-за стресса я похудела до 42 кг. Сейчас у меня все еще проявляются некоторые симптомы, но я могу быстро с ними справиться», — продолжает она.

Лечение есть, но получить его сложно.

Как говорит доктор Хантер, надо исправлять ситуацию, в которой пациенты вынуждены выискивать информацию о своем расстройстве в интернете, а потом объяснять врачу, о чем идет речь. Вместо того чтобы, наоборот, врач рассказывал пациенту о его болезни.

Открыв глаза, вы не можете пошевелиться — что делать? — Wonderzine

«Когда случается сонный паралич, сложно поверить, что я ещё сплю, ведь обстановка точно копирует явь, — рассказывает редактор Юлия. — Снится, что я открываю глаза в своей комнате, в своей кровати, но ощущаю присутствие чего-то „демонического“. И дальше фантазия каждый раз подкидывает что-то новое: это „существо“ над тобой нависло, оно бежит к тебе через всю комнату, оно стоит в углу — и тому подобное. Внешний вид этого „существа“ тоже варьируется. Что неизменно, так это то, что ты не можешь пошевелить ни единым мускулом, силишься крикнуть, махнуть рукой — и ничего. Самый настоящий паралич, замешанный с чистым ужасом и такой тяжестью в груди, что невозможно вздохнуть».

Многие отмечают, что приступы сонного паралича ухудшаются, когда настает тяжелый период в жизни. «Я училась в институте и параллельно работала, заливая грусть алкоголем на постоянных тусовках, — рассказывает дизайнер Даша. — И тогда сонный паралич начал проявляться жестче и чаще. Например, помню, как сплю — и мне снится кошмар. Я просыпаюсь и вижу черную непонятную массу, которая плывет в воздухе надо мной и как будто начинает вытягивать меня из тела — жуткое ощущение. В ушах стоял оглушающий звон, казалось, что барабанные перепонки сейчас лопнут. Мне стало настолько страшно, что я убежала спать к родителям (я тогда ещё жила с ними), как только смогла окончательно проснуться».

Руководитель Центра медицины сна МГУ им. М. В. Ломоносова Александр Калинкин отмечает, что даже повторяющийся сонный паралич может быть отдельным симптомом, не влияющим на качество и продолжительность жизни — но бывают и более сложные ситуации: «Сонный паралич также может быть симптомом нарколепсии. Это неврологическая патология, у неё несколько характерных признаков, главный среди них — выраженная дневная сонливость (то есть человек может засыпать и во время активных действий днем)». По мнению специалиста, важно различать подобные случаи.

Cиндром обструктивного апноэ во сне: состояние церебрального гемодинамического резерва | Кунельская

1. Stradling JR, Schwarz EI, Schlatzer C, Manuel AR, Lee R, Antoniades C, Kohler M. Biomarkers of oxidative stress following continuous positive airway pressure withdrawal: data from two randomised trials. Eur Respir J. 2015;46(4):1065–71. doi: 10.1183/09031936.00023215.

2. Кузнецов ДИ, Кузнецова ИВ. Синдром обструктивного апноэ во сне и менопаузальный переход. Consilium Medicum. 2013;15(6):18–24.

3. Ковальзон В. Основы сомнологии. 3-е изд. М.: Бином; 2014. 272 с.

4. Фрис ЯЕ, Шелякина ЛА, Камчатнов ПР, Зверева ИВ, Гусев ЕИ. Информированность населения о факторах риска сосудистых заболеваний головного мозга и клинических проявлениях инсульта. Кремлевская медицина. Клинический вестник. 2009;(2):63–7.

5. Munoz R, Duran-Cantolla J, Martínez-Vila E, Gallego J, Rubio R, Aizpuru F, De La Torre G. Severe sleep apnea and risk of ischemic stroke in the elderly. Stroke. 2006;37(9):2317–21. doi: 10.1161/01.STR.0000236560.15735.0f.

6. Вейн АМ. Медицина сна. Терапевтический архив. 1991;63(4):143–56.

7. Кузнецов ДИ. Сахарный диабет и синдром обструктивного апноэ во сне. Consilium Medicum. 2013;15(4):23–8.

8. Стулин ИД, Тардов МВ, Шнайдер ЯЭ, Тутова МГ. Влияние иглорефлексотерапии на церебральный гемодинамический резерв в предоперационном периоде у больных с сочетанными стенозами брахиоцефальных артерий. Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2014;114(10):20–4.

9. Lally F, Thakkar A, Roffe C. Sleep apnoea and stroke. Somnologie. 2011;15(3):148–53. doi: 10.1007/s11818-011-0523-z.

10. Chan W, Coutts SB, Hanly P. Sleep apnea in patients with transient ischemic attack and minor stroke: opportunity for risk reduction of recurrent stroke? Stroke. 2010;41(12):2973–5. doi: 10.1161/STROKEAHA.110.596759.

11. Bassetti CL, Milanova M, Gugger M. Sleep-disordered breathing and acute ischemic stroke: diagnosis, risk factors, treatment, evolution, and long-term clinical outcome. Stroke. 2006;37(4):967–72. doi: 10.1161/01.STR.0000208215.49243.c3.

12. Yan-fang S, Yu-ping W. Sleep-disordered breathing: impact on functional outcome of ischemic stroke patients. Sleep Med. 2009;10(7):717–9. doi: 10.1016/j.sleep.2008.08.006.

13. Hermann DM, Bassetti CL. Sleep-related breathing and sleep-wake disturbances in ischemic stroke. Neurology. 2009;73(16):1313–22. doi: 10.1212/WNL.0b013e3181bd137c.

14. Скоромец АА, Скоромец АП, Скоромец ТА, Тиссен ТП. Спинальная ангионеврология. Руководство для врачей. М.: МЕДпрессинформ; 2003. 608 c.

15. Blackwell T, Yaffe K, Laffan A, Redline S, Ancoli-Israel S, Ensrud KE, Song Y, Stone KL; Osteoporotic Fractures in Men Study Group. Associations between sleep-disordered breathing, nocturnal hypoxemia, and subsequent cognitive decline in older community-dwelling men: the Osteoporotic Fractures in Men Sleep Study. J Am Geriatr Soc. 2015;63(3):453–61. doi: 10.1111/jgs.13321.

16. Hsu CY, Vennelle M, Li HY, Engleman HM, Dennis MS, Douglas NJ. Sleep-disordered breathing after stroke: a randomised controlled trial of continuous positive airway pressure. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2006;77(10):1143–9. doi: 10.1136/jnnp.2005.086686.

17. Martínez-García MA, Soler-Cataluña JJ, Ejarque-Martínez L, Soriano Y, Román-Sánchez P, Illa FB, Canal JM, Durán-Cantolla J. Continuous positive airway pressure treatment reduces mortality in patients with ischemic stroke and obstructive sleep apnea: a 5-year follow-up study. Am J Respir Crit Care Med. 2009;180(1):36–41. doi: 10.1164/rccm.200808-1341OC.

Обмануть сон: возможно ли это? — Энергетика и промышленность России — № 06 (290) март 2016 года — WWW.EPRUSSIA.RU

Газета «Энергетика и промышленность России» | № 06 (290) март 2016 года

В погоне за временем многие, не колеблясь, заимствуют часы у сна. Насколько хороша такая идея? Попробуем разобраться.

Молодая наука

На школьных уроках биологии учительница рассказывала нам о том, что сон нужен человеку для отдыха, что во сне наш организм – мышцы, внутренние органы – отдыхает, набирается сил для нового дня, а мозг и сознание как бы отключаются. Сновидения, объясняла она, – побочный эффект сна. Мы же с девчонками на переменах очень любили делиться друг с другом тем, что видели во сне. Сны наши, надо заметить, были один другого захватывающе и ярче. И поспать мы любили – утром в школу нас «из пушки» было не разбудить. Но уже в университете любой из моих одногруппников зачастую спокойно обходился тремя-четырьмя часами сна, нагоняя недосып в выходные, а вот мой дедушка, например, спит часов шесть, тем и обходится. Получается, что продолжительность сна обу­словлена возрастом? Отчасти да.

Научные исследования подтверждают: потребность человека в сне меняется с возрастом, но только лишь в период формирования организма. Новорожденные спят около 20 часов в сутки, дети от 2 до 4 лет – около 16 часов, 4‑5‑летним детям рекомендуют обеспечить 13‑часовой сон, дети 6‑7 лет должны спать 12 часов, а подросткам необходимо 9 часов сна. Взрослому же, независимо от того, 25, 40, 60 или 100 ему лет, – в среднем спать нужно 8 часов.

Проникнуть в природу сна человек пытается давно, но серьезно эту загадочную часть нашей жизни наука изучает только с 1950‑х годов. Дисциплина, изучающая сон, называется сомнологией, а специалисты, ее изучающие, – сомнологами. Популярнейшие темы, изучаемые сомнологами, – бессонница и апноэ (остановка дыхания во сне). Бессонница – самое распространенное из расстройств сна, а остановка дыхания – самое опасное. Оба заболевания хорошо поддаются лечению.

Физиология сна

Когда учительница говорила, что наш мозг во сне «отключается», она сообщала нам устаревшие данные. С помощью электроэнцефалографической техники (регистрирует биоэлектрическую активность мозга) было установлено, что во время сна в головном мозгу происходят активные процессы. Доказано, что сон состоит из фаз «медленного» и «быстрого» сна, которые, циклически чередуясь между собой, повторяются от четырех до шести раз в течение ночи.

Стадии сна характеризуются активностью различных структур головного мозга и несут в себе различные функции для организма. Стадия медленного сна делится на четыре подстадии. Первая – полусонное состояние (снижение мышечной активности, пульса и частоты дыхания, понижение температуры тела). Вторая стадия – неглубокий сон (продолжение снижения мышечной активности, пульса и частоты дыхания). Третья стадия называется медленным сном (организм почти полностью расслаблен, клетки начинают восстановительную работу). Четвертая стадия – глубокий медленный сон (тело полностью расслаблено, организм отдыхает и восстанавливается). Благодаря третьей и четвертой стадиям при пробуждении мы чувствуем себя отдохнувшими.

Стадию быстрого сна иначе называют парадоксальным сном. Парадокс заключается в том, что активность мозга в этой стадии приравнивается к активности в состоянии бодрствования, однако информация от органов чувств к мозгу не поступает. При этом мышцы тела полностью расслаблены, температура и артериальное давление повышены, увеличивается частота дыхания и сердцебиения, а глаза под веками быстро движутся. Именно в этот период нам снятся сны. Физиолог И. М. Сеченов называл сны небывалыми комбинациями бывалых впечатлений, а многие называют сны «осколками дня», так как сны – не что иное, как переработка информации, полученной за день, а также в течение всей жизни.

Стадия быстрого сна наступает примерно через 70‑90 минут после начала сна и длится 5‑10 минут. По ходу сна длительность последующих эпизодов быстрого сна нарастает, достигая под утро нескольких десятков минут. Глубина сна при этом снижается. У взрослого человека на долю быстрого сна приходится около 20‑25 процентов общего времени сна. Если человека разбудить во время стадии быстрого сна, он обязательно запомнит и расскажет о сновидении.

Экспериментальное лишение людей фазы быстрого сна приводило к изменениям в их психике, близким к невротическим. На сегодняшний день сомнологи не сомневаются в присутствии психической активности и в глубоком медленном сне. Несмотря на то что при пробуждении из медленного сна рассказы о сновидениях отмечаются реже, в период медленного сна фиксируют снохождение и сноговорение (психическая деятельность). Лишение медленного сна влечет за собой апатию, астению (нервное истощение), снижение работоспособности, памяти и спонтанной активности. Предполагается роль психической активности медленного сна в усвоении принципиально новой информации, запоминании.

Наше тело и нервная система одновременно с отдыхом во сне ведут активную работу. Синтезируется львиная доля гормона роста и гормона мелатонина, восстанавливается иммунитет. Быстрый сон обеспечивает функции психологической защиты, переработку информации, ее обмен между сознанием и подсознанием, облегчает закрепление изученного материала, быстрый сон реализует подсознательные модели ожидаемых событий.

Утро вечера мудренее

О взаимосвязи продолжительности сна и здоровья человека нашей газете рассказал Михаил Гурьевич Полуэктов, кандидат медицинских наук, доцент кафедры нервных болезней Института профессионального образования Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова, заведующий отделением медицины сна университетской клинической больницы № 3.

– Международная рекомендация 2015 года говорит о том, что человек должен спать не меньше семи часов. Действительно, есть люди, которым требуется спать меньшее количество времени, но большинство людей спит семь-восемь часов в сутки. Нехватка сна сопровождается повышением риска развития артериальной гипертонии, сахарного диабета и снижением иммунитета. Известно, что при сокращении времени сна увеличиваются показатели смертности. Люди, которые спят меньше, имеют больший риск преждевременной смерти. Тот, кто пытается приучить свой организм спать пять-шесть часов, спорит с природой. Потребность в семи-восьмичасовом сне заложена в нас на генетическом уровне, изменить свою природу мы не можем.

А вот те, кто в будние дни недосыпает и «нагоняет» сон в выходные, поступает правильно. Научные исследования доказывают, что в краткосрочной перспективе сном можно «запастись». Чувство разбитости после «лишних» часов сна – всего лишь побочный эффект, ничего страшного в нем нет.

Расстройством сна считается нарушение сна частотой три и больше раз в неделю. Если расстройство случается меньше трех раз в неделю, расстройства сна нет.

Сновидения – это отражение психической деятельности, которая происходит не только в состоянии бодрствования, но и во сне. Другое дело, что мы об этой психической деятельности знаем очень мало, так как она доступна только по рассказам человека, который проснулся и который быстро забывает сюжет сна.

В вещие сны я не верю, все объяснимо. Существует классификация, согласно которой бывают самосбывающиеся сновидения: когда человек под влиянием своего сна делает то, что ему снилось, а потом удивляется, что это совпало. Бывают сновидения-умозаключения: человек долго думает над чем‑то наяву и во сне к нему приходит решение. Но это не вещий сон, это плод большой внутренней работы. А бывает, и скорее всего это самый частый случай, когда люди обманывают себя и других.

По-настоящему вещими являются сновидения о болезнях. Есть группа заболеваний – дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, – для которых характерны очень специфические сновидения. Например, болезни органов дыхания сопровождаются в сновидениях сюжетами удушья, утопления. Болезни органов пищеварения – поеданием неприятных видов пищи.

Здоровый сон – это работа

Хороший сон – часть здорового образа жизни, залог хорошего самочувствия, настроения и, как следствие, работоспособности. Здоровый сон начинается с правильной подготовки. Доктора советуют обзавестись ритуалом для сна, он поможет выработать привычку, следуя которой организм получит сигнал – пора спать. Особенное внимание нужно уделять спальному месту. Комфортная кровать, удобная подушка, теплое одеяло, приятное постельное белье, матрац, обеспечивающий хорошую поддержку позвоночника, очень важны. Неправильное положение позвоночника во сне может «перекрыть» полноценный доступ крови к голове, отсюда плохой сон, головные боли после пробуждения и в течение дня.

Одежда для сна должна быть свободной, не стесняющей движений, из натуральных материалов, без резинок на руках и ногах. Перед сном помещение нужно проветривать, а еще лучше спать с открытой форточкой, но при этом не забывайте тепло укрываться, иначе простудитесь. Оптимальная температура для сна, по мнению большинства ученых, – 17‑20 градусов.

Банальный, но не менее действенный совет, – исключить плотный прием пищи менее чем за четыре часа до сна и вообще не переедать в ужин. Однако голодный желудок мешает сну так же, как и активный процесс пищеварения, поэтому стакан кефира или легкий салат за час до сна пойдут на пользу. Способствуют хорошему сну прогулка на свежем воздухе, теплая ванна, душ, любимая книга или расслабляющая музыка, звуки природы перед сном. Мешают – просмотр телевизора, видеоигры, прокручивание проблем уходящего дня, обдумывание плана дня грядущего… Это же относится к тонизирующим напиткам. Чай, кофе, апельсиновый сок, а также алкоголь хорошему сну не товарищи.

Режим – еще одна важная составляющая здорового сна. Засыпать и просыпаться примерно в одно и то же время, независимо от того, будни это или выходные, – привычка, способствующая хорошему сну и самочувствию.

Хорошего вам сна!

Нюансы проведения колоноскопии и гастроскопии во сне – статьи о здоровье

Оглавление

Патологии различных отделов желудочно-кишечного тракта встречаются достаточно часто. Для их выявления используется целый ряд методов, но самыми информативными и эффективными сегодня являются гастроскопия и колоноскопия. Такие обследования позволяют выявить заболевания быстро и поставить точный диагноз в кратчайшие сроки. К сожалению, оба метода достаточно сложны и болезненны для пациентов.

Но сегодня эндоскопия (гастроскопия и колоноскопия) могут проводиться под наркозом (в состоянии медикаментозного сна). Такая диагностика не доставляет пациенту выраженного дискомфорта. При этом выход из состояния происходит достаточно быстро даже у детей и пожилых людей.

Особенности колоноскопии и гастроскопии во сне

Информативный метод диагностики пищевода, желудка и кишечника дает возможности для комплексной оценки состояния множества внутренних органов. Обследование проводится достаточно быстро и может быть рекомендовано пациентам вне зависимости от пола, возраста и текущего состояния.

Медикаментозный сон, в который погружается человек, относительно безопасен. При этом такая анестезия позволяет сделать процедуру комфортной, снизив чувствительность и исключив неприятные ощущения.

Показания к проведению обеих процедур за 1 сеанс

Совмещение колоно- и гастроскопии рекомендовано при наличии симптомов, которые свидетельствуют о поражениях верхних и нижних отделов пищеварительного тракта. Также методики показаны при неясной клинической картине, обусловленной общим ухудшением самочувствия, при потере веса, слабости и железодефицитной анемии, которая не поддается лечению.

Одновременно гастроскопия и колоноскопия во сне проводятся и при:

  • Подозрении на наличие в ЖКТ инородных предметов
  • Непроходимости пищеварительных путей и кишечника
  • Кишечном и/или желудочном кровотечении при невозможности точного определения локализации их источника
  • Подозрении на наличие метастазов
  • Ранее диагностированных онкологических патологиях

Методики применяются с целью как постановки первичного диагноза, так и контроля уже проводимой терапии для увеличения ее эффективности.

Подготовка к диагностике

Основной целью комплексной подготовки к обследованию является освобождение всего пищеварительного тракта от каловых масс и остатков пищи. Такое очищение является обязательным, если не провести его, диагностика будет существенно затруднена. Остатки пищи и каловые массы помешают качественному осмотру структуры стенок органов и их слизистых оболочек.

Начинать подготовку к эндоскопии во сне следует с диеты. Придерживаться ее необходимо в течение 3-5 дней перед обследованием.

Диета подразумевает отказ от:

  • Свежих овощей и фруктов (особенно тех, которые содержат большое количество клетчатки)
  • Длительно перевариваемых продуктов: колбас, солений, семечек и орехов, копченостей и жирного мяса
  • Сладостей и сдобы (в том числе шоколада, любых кондитерских изделий)
  • Напитков и продуктов, которые вызывают интенсивный приток крови к слизистым оболочкам ЖКТ и перистальтику кишечника (лимонадов, алкоголя, специй, крепкого чая и кофе)
  • Ярко окрашенных овощей, ягод и фруктов (ежевики, черники, свеклы и др.)

При составлении рациона питания следует отдавать предпочтение овощам, которые прошли термическую обработку. Можно запекать картофель, кабачки, тыкву и морковь, добавлять в еду цветную капусту. Также следует питаться продуктами в виде суфле и пюре, протертыми кашами, киселями.

За 12 часов до гастроскопии и колоноскопии под медикаментозным сном следует выполнить очищение желудка и кишечника. Процедура проводится с использованием специальных продуктов. Об особенностях такого очищения расскажет ваш врач. Также полезную информацию можно найти на нашем сайте.

За 12 часов до обследования также рекомендуется отказаться от употребления напитков.

Важно! При наличии такой возможности за 12 часов следует прекратить и прием лекарственных препаратов. Особенно важно отказаться от средств, которые способствуют разжижению крови. Если вы принимаете жизненно важные препараты и не можете обойтись без них, предупредите об этом специалиста, который будет выполнять эндоскопию.

Существуют ли альтернативные методы диагностики?

Одновременное проведение двух процедур позволяет всего за один сеанс изучить всю систему пищеварения. При этом успешно выявляются даже скрытые патологии. Медикаментозный сон сокращает дискомфорт пациента, дает возможности для безболезненного выполнения вмешательства.

Тем не менее альтернативные методы все-таки существуют.

К ним относят:

  • МРТ пищеварительного тракта
  • Компьютерную томографию желудка и кишечника (в том числе с контрастом)
  • Капсульную эндоскопию

Представленные методы также абсолютно безболезненны и позволяют врачу оценить состояние как стенок органов и окружающих тканей, так и слизистых оболочек. Но такие процедуры зачастую являются более дорогостоящими. Кроме того, во время их проведения у специалистов нет возможностей для забора тканей (биопсии) и дальнейшего их микроскопического и цитологического исследования.

По этой причине заменять гастроскопию и колоноскопию желудка и других органов под наркозом иными обследованиями не всегда целесообразно.

Показания и возможные противопоказания

Диагностика назначается при таких симптомах, как:

  • Приступы диареи и запоры (в том числе регулярные)
  • Частая тошнота
  • Рвотные позывы и рвота
  • Изжога и отрыжка
  • Боли в области живота
  • Вздутие живота без объективных причин
  • Острое ощущение голода с выраженным болевым синдромом
  • Урчание в животе

Эндоскопия желудка и других органов под наркозом проводится и в том случае, если ближайшие родственники пациента страдают от проблем в работе желудочно-кишечного тракта. Обследование назначают и при подозрении на наличие инородных тел, полипов, иных добро- и злокачественных образований.

Зачастую диагностику во сне рекомендуют проходить детям и пожилым людям, лицам с низким болевым порогом, пациентам, которые страдают от некоторых патологий нервной системы. При необходимости такое обследование выполняется и по личному желанию больного.

К противопоказаниям относят:

  • Ранее перенесенный инфаркт
  • Наличие гемофилии
  • Деформации грудной клетки или позвоночника
  • Явные психические отклонения
  • Повышенное артериальное давление
  • Серьезные хронические заболевания внутренних органов

Выделяют и условные (относительные) ограничения. Поэтому в каждом конкретном случае решение о выполнении обследования принимается исключительно врачом. Однако если ситуация требует быстрого вмешательства и связана с угрозой здоровью и жизни пациента, диагностика проводится без ограничений.

Преимущества проведения обследований в МЕДСИ

  • Опытные врачи. Эндоскописты клиник постоянно повышают квалификацию и могут выполнять широкий перечень исследований с высокой точностью и минимальным дискомфортом для пациента. Они пользуются современным инструментом и расходными материалами, что позволяет достичь максимальной эффективности диагностики
  • Безопасные и эффективные исследования. При проведении диагностики используются инновационные препараты, которые уже зарекомендовали себя. Средства для введения пациента в состояние медикаментозного сна полностью устраняют дискомфорт и позволяют выполнить исследование даже пациентам с высокой чувствительностью. Мы обеспечиваем максимальный комфорт и заботимся об отсутствии болевых и иных неприятных ощущений, стремимся к сокращению психологического дискомфорта (смущения, страха и др.)
  • Современные технологии и инновационное оборудование. Кабинеты для обследований оснащены аппаратурой экспертного класса известных иностранных производителей
  • Возможности для записи на удобное время. Сделать гастроскопию и колоноскопию во сне могут у нас даже самые занятые люди
  • Наличие современных палат для подготовки к диагностике и восстановления после нее. Они оснащены удобными кроватями, техникой, санузлом. Пациент находится в максимально комфортных условиях и может полноценно подготовиться к исследованию и восстановиться после него

Если вы хотите записаться на гастроскопию и колоноскопию во сне, уточнить цену эндоскопии желудка и других органов под наркозом, позвоните по номеру +7 (812) 336-33-33.

Что нужно знать о сне и его отсутствии в восьми тезисах

«Что такое усталость?», — это вопрос, с которого берет начало наука сомнология. Как только стало возможным оценить активность нейронов и нейронных сетей, сразу стало понятно, что во время сна мозг не отдыхает, а напротив — работает более активно, чем во время бодрствования.

Если бы единственной функцией сна была консолидация памяти, то есть ее переукладка и перезагрузка, то в определенные мы могли бы отказываться от него. Представьте, в дни, когда вам не нужно решать сложные логические задачи, вы могли бы гулять всю ночь напролет и не уставать. Но очевидно — главная функция сна в чем-то другом.

Еще в XIX веке основоположница науки о сне Марина Манасеина провела опыты на собаках, которые доказали, что полное отсутствие сна приводит к смерти. Всего за шесть дней щенки погибали от разных патологических отклонений в системах внутренних органов. У них начинали трястись лапки, появлялись язвы на коже. То же самое происходит и с людьми, которые недосыпают: появляются мешки под глазами, ухудшается состояние кожи, начинается тремор рук, происходит расстройство желудка и так далее.

Эти исследования раскрыли главный парадокс отсутствия сна: самый большой урон на внутренних органах, а не в области мозга, как считали ранее.

Дальнейшие эксперименты привели ученого Ивана Пигарева к формированию висцеральной теории сна. Предполагалось, что одни и те же области коры головного мозга, которые во время бодрствования анализируют сигналы из окружающей среды, во время сна переключаются на анализ сигналов, поступающих из внутренних органов.

В ходе множества экспериментов были установлены две стадии функционирования организма. Первая — бодрствование — состояние, при котором в кору мозга поступает информация из окружающей среды через зрение, слух и другие экстерорецепторы, а функционирование внутренних органов в бодрствовании поддерживается работой автономной нервной системы. Вторая стадия — сон — состояние, при котором выключается сознание, расслабляются мышцы и прекращается поведенческая активность. В этот момент в определенные отделы коры мозга проходят потоки информации от внутренних органов. Пока мы спим, мозг восстанавливает работоспособность тела: результат обработки информации поступает в высшие центры висцеральной интеграции и всем системам жизнеобеспечения организма сообщаются программы восстановления.

Получается, усталость — это некоторая сумма ошибок, которые за день накапливаются у человека в системах жизнеобеспечения. И как только количество этих ошибок превышает допустимый максимум, включается сигнал тревоги — срочно надо поспать. Во сне все системы органов обмениваются информацией с головным мозгом, и когда техобслуживание завершается — можно просыпаться и некоторое время снова чувствовать себя хорошо.

Некоторые люди утверждают, что никогда не спят. Подобное явление наблюдается у дельфинов: у них поочередно засыпают то правое, то левое полушарие мозга.

Но человеческий мозг устроен несколько иначе и сомнология пришла к выводу, что таких случаев не бывает.

Иногда пациенты приходят к сомнологам с фразой: «Доктор, запишите меня в книгу Рекордов Гиннеса, я вообще никогда не сплю!» Такого пациента кладут на ночь на полисомнографическое обследование — проводят непрерывную регистрацию электроэнцефалограммы разных отделов коры головного мозга, частоты сердечного ритма, дыхательной активность, движения конечностей и не только. Все эти сигналы позволяют определить моменты начала и конца ночных циклов сна. Обычно у таких пациентов вскоре наступает нормальный сон, но при пробуждении они говорят врачу: «Ну вот, еще одна мучительная бессонная ночь!», — врач теперь может показать пациенту полисомнограмму и сказать: «Человек, ты спал, мы это видим! Теперь нужно разобраться, почему ты спал неправильно!» Обычно нескольких ночей с такими записями бывает достаточно, чтобы у человека восстановилось нормальное чувство сна.

Но нередко бывают случаи, когда люди действительно проводят очень короткое время в постели. Сегодня в развитых странах отмечается снижение продолжительности сна — кривая увеличения времени бодрствования идет параллельно с кривой роста числа многих заболеваний.

Представьте студента, который сидит на неинтересной лекции: он постепенно начинает переходить в состояние сна, пока не уронит ручку или не упадет носом в тетрадь. Дело в том, что наш мозг, словно совокупность маленьких процессоров, позволяет засыпать постепенно. Это так называемое явление локального сна, когда часть коры мозга уже перешла на обслуживание проблем нашего тела, а часть продолжает поддерживать активность бодрствования.

Очевидно, что малоспящие большую часть своего бодрствования находятся именно в состоянии локального сна. И это кажется нормальным до тех пор, пока активность проста и не требует вовлечения в работу всех корковых зон. Но стоит появиться сложной задаче, требующей повышенного внимания, как человек допускает ошибки. Большинство техногенных катастроф, вызванных ошибками операторов, происходило в ночное время, когда развитие локального сна у операторов наиболее вероятно.

Многие великие ученые и политики жаловались, что сон отнимает слишком много времени: Маргарет Тэтчер предпочитала минимальный сон и иногда спала по полтора-два часа. Впрочем, эти цифры никто не проверял, и они явно занижены, но надо вспомнить, что последние годы своей жизни она страдала от болезни Альцгеймера. Другой пример — Софи Лорен. Она утверждала, что даже работая в кино никогда не жертвовала своим сном. И как результат — актриса до сих пор выглядит гораздо моложе своего возраста.

Самым злостным нарушителем режима сна принято считать Леонардо да Винчи: говорят, что изобретатель спал каждые четыре часа по 15-20 минут и не более двух часов в день. Но источник этой легенды найти так никому и не удалось.

Подобные техники ужасают, считает Виктория. Даже попытки спать по четыре-пять часов в день — это довольно эффективный и быстрый путь к мучительной смерти. Поспать днем и бодрствовать ночью — это плохо, но хуже всего, когда делаешь это то ночью, то днем без всякого графика. А вот кратковременный дневной сон, конечно, полезен. Как показали опыты на собаках, долгое время находившихся в искусственном бодрствовании, достаточно даже пяти минут сна, чтобы при тяжелых расстройствах резко улучшить состояние здоровья.

Использование состояния сна — движение внутреннего духовного осознания

Сновидения происходят на собственных уровнях сознания человека, на нижних уровнях, во внутренних сферах. Но по большей части то, что мы называем ночным путешествием, происходит на духовных уровнях и является той частью активности в состоянии сна, которая может быть использована для достижения Превосходства Души.

Другими словами, сновидения — это то, что мы хотим научиться проходить и достичь более высоких уровней духовного осознания, и мы не хотим сосредоточиваться на самом сновидении.

Состояние сна, ночное путешествие на стороне Духа — это познавательный опыт, продвижение вашего сознания к более высоким уровням Света. Ваша свобода находится в Сознании Души. В процессе сновидения вы можете научиться распознавать и обходить иллюзии нижних уровней.

Сонник

Сны лучше всего интерпретируются сновидцем, то есть вами, если это ваш сон. В восьмидесяти пяти процентах случаев вы сами являетесь каждым человеком в своих снах.Также полезно помнить, что сны могут иметь ряд различных функций: они могут быть снятием напряжения и забот дня, очищением кармы этой жизни и других существований, обучением в одной из духовных школ и т. Д. на.

Кроме того, сны часто носят скорее символический, чем буквальный характер, и они могут включать в себя несколько различных уровней, которые могут быть смешаны вместе в том, что кажется одним сном. Вы также можете получить одно переживание и вернуть его части в нескольких разных снах, распределенных на несколько дней.

Балансирующая карма

Ваш прошлый опыт, который не был сбалансирован, — другими словами, ваша карма — может быть смоделирован в состоянии сна, чтобы его можно было высвободить. Например, однажды утром вы можете проснуться и сказать: «Знаешь, прошлой ночью, мне кажется, я дрался и спарринговал всю ночь напролет». Ты не только был в Спарте, ты застрял прямо в животе. Но парень, который вас застрял, был скопирован в состоянии сна, и вы его простили. Вы отпустили все свои чувства по отношению к этому, и теперь с этим покончено.

Обучение и рост

За одну ночь вне тела вы можете научиться чему-то, что может занять много лет, чтобы усвоить здесь на физическом уровне. В Трансценденции Души каждую ночь обучение продолжается, потому что мы должны прояснить много вещей в вашем сознании. Предстоит проделать колоссальный объем работы, чтобы подготовить вас к принятию Духа с такой интенсивностью, которая позволит вам уйти из физического царства и достичь высших сфер.

Завершите день

Если вы умен, если вы мудры и если вы духовны, то карма, которую вы создаете, вы рассеиваете к концу ночи. Если на следующее утро вы возьмете на себя негативные мысли, значит, вы на пути к созданию еще большей кармы. Вот почему мы говорим: не ложитесь спать с вещами, висящими на голове. Так что, если вам нужно, встаньте и напишите их на листе бумаги и сожгите его.

Вы можете растворить кармические вещи ночью перед сном, рассматривая события дня как ступеньки к сознанию Бога.Каждую ночь в божественной любви вашего существа благодарите Бога за все, что пережил ваш день. А когда вы проснетесь утром, поймите, что «это день, который создал Бог, и все хорошее приходит мне на пути. Это день, когда Бог внутри меня признает Бога во всем творении. Сегодня я буду действовать вне сознания Бога ».

Техника перед сном

Хорошая идея — уделить несколько минут перед сном и попросить Свет быть с вами и защищать вас всю ночь.Вы также можете сказать себе, что если вы видите что-то негативное (касается ли это вас лично, ситуации в мире или что-то еще), вы немедленно, во сне, просите Свет для защиты и будете использовать этот Свет, чтобы разогнать любой негатив.

Путешествуя в высшие миры во время ночного путешествия, вы усиливаете осознание своей Души. Вы усиливаете положительные качества в своем сознании, что облегчает поддержание этих положительных качеств в повседневной жизни здесь, на физическом уровне.

определение состояния мечты | Словарь английских определений

мечта


n

умственная деятельность, обычно в форме воображаемой серии событий, происходящих во время определенных фаз сна

b (как модификатор)
последовательность сновидений

c (в комбинации)
dreamland Родственный прил → онейрик

a последовательность образных мыслей, которым предавались во время бодрствования; мечта; фантазия

b (как модификатор)
мир грез

3 человек или предмет, увиденные или происходящие во сне

4 заветная надежда; амбиция; стремление

6 человек или вещь, столь же приятная или кажущаяся нереальной, как сон

7 ♦ идти как мечта двигаться, развиваться или работать очень хорошо
vb , мечты, мечты, мечты, мечты

8 может принимать пункт как объект , который нужно пройти или испытать (сон или мечты)

9 intr , чтобы предаться мечтам

10 intr страдать от заблуждений; быть нереальным
вы мечтаете, если думаете, что можете выиграть

11 когда интр, следуйте за: или около иметь образ (этого) или фантазию (о) во сне или как будто во сне

12 внутр; следовать: из , чтобы рассмотреть возможность (из)
Я бы не стал беспокоить вас (см. также) → мечта
прил

13 слишком хорошо, чтобы быть правдой; Идеальная
кухня мечты
(Древнеанглийская песня мечты; родственная древневерхненемецкому труму, древнескандинавскому драумру, греческому thrulos noise)
мечтательный прил
мечтательно adv
мечтать n, прил.
мечтательно adv
без сновидений прил
без сновидений adv
без сновидений n
сказочный прил

Американская мечта
n the.представление о том, что американская социальная, экономическая и политическая система делает возможным успех каждого человека.

билет мечты
n комбинация двух человек, ус. кандидатов на выборах, что считается идеальным

пофантазировать
vb tr, adv изобретать с помощью изобретательности и воображения
пофантазировать, чтобы уйти

несбыточная мечта
n фантастический или невозможный план или надежда
(отсылка к мечтам, вызванным курением опиумной трубки)

поллюции
n эротический сон, сопровождающийся выделением семени во время или сразу после сна

Руководство по осознанным сновидениям для новичков

Случалось ли вам когда-нибудь просыпаться во сне, когда вы все еще спите, но внезапно понимаете, что действительно спите?

Это называется осознанными сновидениями .Иногда это может произойти ненадолго во время переходной стадии между сном и бодрствованием, что иногда может произойти, когда вы вздремнете или засыпаете после будильника.

Но это может произойти и во время обычного сна. С практикой вы сможете регулярно осознанные сновидения и научитесь контролировать состояние своего сна, чтобы исследовать свое подсознание, что может помочь улучшить ваше самосознание и повысить ваши творческие способности.

Если вам интересно, как осознанные сновидения могут помочь вам в личном развитии, вот небольшой видеоролик о том, как состояние осознанных сновидений вдохновляло необычных людей на протяжении всей истории.

Если это звучит как что-то, что вас интересует, вот как начать экспериментировать с осознанными сновидениями сегодня вечером:

1. Начните с формы умственной тренировки, называемой проверкой реальности.

Проверка реальности — это форма ментальной тренировки, которая увеличивает ваше метапознание, тренируя свой разум замечать поле своего осознания.

Согласно когнитивной нейропсихиатрии, ваш уровень метапознания одинаков в состояниях бодрствования и сна.Это означает, что активное развитие более высокого метапознания, когда вы бодрствуете, может привести к более высокому метапознанию во время сна.

Чтобы потренироваться в проверке реальности, потребуется всего минута:

  1. Спросите себя: «Я сплю?»
  2. Проверьте свое окружение, чтобы убедиться, спите вы или нет.
  3. Обратите внимание на все поле вашего осознания и обратите пристальное внимание на то, как вы взаимодействуете (видите и чувствуете) с окружающим миром в течение 30 секунд.

Делайте это 3-5 раз в день, и вы начнете программировать свое подсознание, чтобы напоминать вам просыпаться в это решающее время в состоянии сна.

2. Использование мантры также помогает запрограммировать ваше подсознание.

Чтобы еще больше запрограммировать свое подсознание, вам также следует неоднократно напоминать себе короткое утверждение, подтверждающее ваше намерение увидеть осознанный сон.

Поскольку полет, как правило, является хорошим спусковым крючком, когда вы находитесь в состоянии сна, может быть полезно установить намерение, что сегодня вечером, когда вы спите, вы будете летать, как птица. Я считаю полезным установить это намерение сразу после того, как я проверил реальность за 1 минуту.

Вот мантра, которую стоит попробовать: Сегодня ночью, когда мне снится, я просыпаюсь и летаю, как птица.

Если это слишком долго для вас, вы можете сократить его до простого повторения: Сегодня вечером я буду летать, как птица.

3. Попробуйте мнемоническую индукцию осознанных снов (MILD).

Крестным отцом исследования осознанных сновидений является Стивен Лаберж, он создал технику, называемую Мнемоническая индукция осознанных сновидений (МИЛД). Это был один из первых методов, которые он опробовал в начале 1980-х годов в своих научных исследованиях индукции осознанных сновидений.

Вы можете использовать MILD непосредственно перед сном, чтобы создать намерение вспомнить, что вы спите. Вот как работает мнемоническая индукция осознанных снов:

  1. Когда вы засыпаете, вспомните недавний сон.
  2. Определите «знак сновидения» или что-то необычное или странное во сне. Примером может служить способность летать или зеркало, часы или физический объект, который не выглядит нормально.
  3. Подумайте о возвращении к своей мечте. Признайте, что это сновидение происходит только тогда, когда вы мечтаете.
  4. Повторите про себя: «В следующий раз, когда я сплю, я хочу вспомнить, что сплю» Произнесите фразу в уме или просто используйте свою мантру: сегодня вечером, когда мне снится, я проснусь и полетю, как птица.

Вы также можете практиковать ЛЕГКОСТЬ после пробуждения посреди сна. Обычно это хорошая идея, так как мечта будет свежее в вашей голове.

4. Практикуйте медитацию, когда просыпаетесь и перед сном.

Я обнаружил, что высокий уровень стресса и беспокойства, а также мощные стимуляторы, такие как кофе, принятый в конце дня, могут значительно затруднить пробуждение во сне.

Лучший способ снизить уровень стресса и отождествить себя со своими мыслями — это практика медитации. Еще один бонус от практики медитации — когда вы научитесь вызывать медитативные состояния с усилением альфа-волн, вы можете использовать свою мантру в этом глубоко расслабленном состоянии, чтобы более эффективно программировать свое подсознание.

Обычно, если вы сняли напряжение со своего тела, требуется около 10-15 минут, чтобы войти в состояние альфа-волны мозга. Вы можете распознать, что находитесь в альфа-состоянии, когда ваше тело расслабляется, а мысли заметно успокаиваются.

Когда вы находитесь в состоянии медитации, это также идеальное время, чтобы потратить несколько минут на повторение мантры и визуализацию того, как вы собираетесь летать в следующем осознанном сне.

5. Принимайте лекарственные травы, которые улучшают состояние вашего сна.

Тысячи лет люди обращались к ведьмам, шаманам и знахарям за помощью в изучении своих снов.

Часто прописываемые лекарственные травы уже давно доказали свою эффективность в помощи людям как при засыпании, так и при пробуждении во сне, поэтому мы можем лучше понять наши сны.

Сегодня у нас может не быть шамана на скоростном диете, но у нас есть Интернет, где вы можете заказать практически любые травы и получить доступ к тысячелетним знаниям о травах из разных культур.

Вот лучшие травы для улучшения состояния вашей мечты:

Предупреждение: все 3 лечебных травы являются мягкими и разрешенными почти везде, но, пожалуйста, проведите собственное исследование и поговорите со своим врачом, если у вас есть заболевание.

1. Calea Zacatechichi

Calea Zacatechichi считается «травой снов» из-за его доказанной эффективности в улучшении регулярных сновидений и их запоминании.ИТ зародились в культуре народа зоке-пополука в Мексике.

2. Полынь

Полынь использовалась в европейском траволечении на протяжении тысячелетий для улучшения состояния сновидений и активации состояний осознанных сновидений. Кельтские друиды использовали его для поиска предсказаний в духовном мире. Следует избегать, если вы беременны.

3. Голубой лотос

Синий лотос использовался в религиозных церемониях в Древнем Египте. Он может быть эффективным для улучшения состояния сна и вызова состояний успокаивающей эйфории, которые облегчают засыпание (он отлично подходит для снотворного, если у вас бессонница).

Многие биохакеры сообщают, что травы и ноотропы, улучшающие когнитивные функции, такие как гуперзин-А, 5-HTP, гинкго билоба и галантамин, также эффективны для улучшения запоминания сновидений, что помогает повысить ваши шансы на осознанные сновидения.

6. Проснувшись, расслабьтесь в постели и размышляйте о своих снах.

Лучше всего полежать в постели и попытаться вспомнить свои сны. Чем дольше вы будете стараться, тем больше будете помнить свои сны. Постарайтесь каждое утро уделять как минимум 5 минут размышлениям о своих снах, и через неделю их воспоминания значительно улучшатся.

Это также действительно помогает следить за тем, чтобы вы высыпались каждую ночь. Чем дольше вы спите, тем ярче становятся сны и тем выше шансы, что вы запомните свои сны.

Вы также можете повысить вероятность достижения состояния осознанного сновидения, позволяя себе спать как можно дольше по утрам или коротко вздремнув после обеда, когда вам будет легче заметить, что вы спите.

Один из моих любимых инструментов для пробуждения осознанных сновидений — это короткий дневной сон, когда я слушаю бинауральные ритмы, которые захватывают мозговые волны как для тета-, так и для дельта-состояний сознания (см. Мои бинауральные ритмы для руководства по осознанным сновидениям).

Попробуйте эти бинауральные ритмы на себе, они могут творить чудеса для некоторых людей.

7. Ведите дневник сновидений, записывая каждое утро свои сны.

Посидев в постели и обдумывая свои сны, встаньте и запишите как можно больше своих снов в дневник сновидений. Если вы запоминаете только отрывки, просто запишите их в виде точек, а затем попытайтесь записать свои сны в форме повествования.

Как правило, вы будете помнить только свой последний сон перед тем, как проснуться, но с практикой вы можете вспомнить до 4 или 5 снов за ночь.Также неплохо напомнить себе о своих намерениях и погрузиться в дух своей мечты, прочитав журнал сновидений перед сном (вы заметите много повторяющихся тем и архетипов снов, если обратите внимание).

Делайте это последовательно, и у вас будет осознанный сон

Исходя из моего опыта преподавания осознанных сновидений в рамках курса «Дизайн потока», большинство моих учеников, которые делают это, последовательно достигают осознанного сновидения в течение недели или двух (но только те, кто придерживается процесса).

Если вам сложно вспомнить сны, имейте в виду, что достаточное количество сна — это первый шаг к хорошему воспоминанию снов (больше, чем у обычного человека). Ваш первый ночной сон обычно самый короткий, возможно, всего 10 минут, а после 8 часов сна периоды сновидений могут растянуться до 60 минут.

Мы все мечтаем каждую ночь, примерно один период сновидений каждые 90 минут. Люди, которые говорят, что им никогда не снились, просто никогда не помнят своих снов. Среди исследователей сна принято считать, что сны обычно не вспоминаются, если спящий не просыпается непосредственно после сна, а не после перехода к другим стадиям сна.

Следуйте этим простым шагам, и вы, вероятно, получите свое первое осознанное сновидение в течение недели. С этого момента вы сможете со временем отточить привычку к осознанным сновидениям.

Поверьте, эффект стоит того, потому что это такой мощный опыт и потенциально способный изменить жизнь инструмент для личного развития.

Психоз — сонное состояние ума?

Вы когда-нибудь думали о психозе как о состоянии ума, похожем на сон? Сновидения действительно имеют сильное сходство с психотическим состоянием психических заболеваний, таких как шизофрения.Психотические состояния характеризуются галлюцинациями, ослаблением ассоциаций, несоответствием личного опыта и потерей способности к саморефлексии. Сны также можно рассматривать как своего рода бредовую мысль, во время которой полностью отсутствует понимание истинного состояния сознания. И психотический пациент, и сновидец находятся в состоянии принятия бессмысленных переживаний как реальных.

Сновидение может быть моделью психоза — давняя идея, которая теперь подтверждена недавними исследованиями феноменологии сновидений.Существует большое сходство в измерениях когнитивной странности между мыслями наяву психотических пациентов и сообщениями о сновидениях как психотических пациентов, так и здоровых людей из контрольной группы. Но в то время как здоровые субъекты отключают эти галлюцинации во время бодрствования, психотические пациенты постоянно испытывают подобную сновидению умственную деятельность.

Одним из ключевых аспектов модели сновидения-психоза является проблема инсайта, то есть осознания психического состояния. Отсутствие понимания состояния сна является отличительной чертой переживания сна; аналогично, 50-80% больных шизофренией плохо понимают свою болезнь.

Однако, в отличие от нормального сновидения, существует особый вид сновидений, в котором спящий субъект полностью осознает психическое состояние: осознанное сновидение. В осознанных сновидениях сновидец осознает, что он спит, и часто может контролировать продолжающийся сон. Во время нормального сна с быстрым движением глаз (REM), когда происходят самые яркие сновидения, наблюдается повышенная активность в высших зрительных и моторных областях, что отражает появление зрительно-моторных галлюцинаций, характерных для типичных сновидений.

Напротив, области, связанные с готовностью и критическим мышлением, демонстрируют снижение активности. С другой стороны, во время осознанного быстрого сна происходит повышенная активация областей, участвующих в внимании и высших когнитивных процессах, таких как интеллект или рабочая память. Тем не менее, осознанный быстрый сон по-прежнему включает в себя все классические особенности сновидений, такие как зрительно-моторные галлюцинации, но осознанный сновидец может распознавать сновидения как таковые.

Осознанность во время сна представляет то, чего не хватает пациентам во время психоза: понимание бредовой природы их состояния сознания.Учитывая эти характеристики, было высказано предположение, что осознанность во время сновидений может быть хорошей моделью для понимания модели сновидения-психоза. Эта модель предполагает, что нейронные процессы осознанного сновидения широко пересекаются с процессами понимания психотического состояния, и что средства достижения осознанности во время нормального сновидения могут также улучшить понимание патологического состояния у психотических пациентов.

На самом деле, для всех областей мозга, связанных с осознанными сновидениями, было по крайней мере одно исследование, демонстрирующее участие этой области также в психотических нарушениях проницательности; Точно так же области мозга, связанные с проблемами инсайта при психозах, показали замечательное совпадение с областями мозга, в которых активация увеличивается во время осознанных сновидений, что убедительно подтверждает теоретическую идею о том, что сновидения действительно могут служить моделью психоза.

Вмешательства, способствующие инсайту, считаются многообещающей альтернативой терапии шизофрении. Осознанным сновидениям можно научиться, что делает это явление интересным инструментом и темой для исследования, хотя у неподготовленных людей оно встречается редко. На дефицит инсайта при психозах были направлены различные вмешательства, но без заметного успеха.

Тренинг осознанности уже применялся в других клинических условиях, например, в терапии кошмаров. Если он окажется успешным в усилении способности проникновения в суть во время психоза, тренировка ясности может позволить психотическому пациенту осознать свое состояние и, надеюсь, даже контролировать его.

Список литературы

Dresler M, Wehrle R, Spoormaker VI, Steiger A, Holsboer F, Czisch M, & Hobson JA (2014). Нейронные корреляты озарения при сновидении и психозе. Отзывы о медицине сна PMID: 25092021

Кан Д. и Говер Т. (2010). Сознание во сне. Международный обзор нейробиологии, 92, 181-95 PMID: 20870068

Limosani I, D’Agostino A, Manzone ML и Scarone S (2011). Сновидящий мозг / разум, сознание и психоз.Сознание и познание, 20 (4), 987-92 PMID: 21288741

Stumbrys T, Erlacher D, Schädlich M, & Schredl M (2012). Вызывание осознанных сновидений: систематический обзор доказательств. Сознание и познание, 21 (3), 1456-75 PMID: 22841958

Изображение предоставлено Bruniewska / Shutterstock.

Будьте осторожны — жизнь — это состояние мечты

Наша жизнь — это не настоящая жизнь, а состояние мечты. Все, что мы переживаем в этой жизни, нереально, это опыт сна.Однако этот факт не принимается до тех пор, пока мы не просыпаемся от этого сна, а пробуждение от этого сна означает, что душа просыпается в космосе совсем одна после смерти физического тела.

Каждую ночь мы попадаем в состояние сна, и во время сна мы не осознаем, что мы спим, и переживания во сне являются реальными переживаниями, пока мы не выходим из сна. Во время сна мы не осознаем, что спим на кровати и мечтаем. Этот факт известен только тогда, когда мы просыпаемся. Точно так же и эта жизнь — сон, хотя это не так, но этот факт становится очевидным, когда мы умираем и душа покидает тело.

Наш ночной сон считается сном только после того, как мы просыпаемся утром, и это тоже потому, что подсознание знает, что человек, который спал ночью, — это тот же человек, который проснулся, поэтому непрерывность существования людей учредил. Точно так же, когда мы умираем и покидаем тело, мы (душа) внезапно оказываемся совсем одни в пространстве без физического тела и без супруга, родителей, детей, членов семьи, дома, машины, друзей, общества и материального мира, который существовало до смерти.Это состояние души, находящейся в полном одиночестве в пространстве, такое же, как и до ее рождения, и, следовательно, устанавливается непрерывность ее одинокого существования без физического тела, и воспоминания о жизненных происшествиях становятся сном. Он смеется, когда всплывают жизненные происшествия, и вспоминает своих родителей, супруга, детей, дом, машину, работу и т. Д., Которыми он владел, как что-то, что произошло во сне, а не на самом деле. Он знает, что кроме него нет никого, и в действительности не существует грубого тела или какого-либо грубого мира.

Жизнь в мире 70-80 лет кажется недолгой для души в космосе. Это похоже на сон в ночи, когда были бы преодолены тысячи километров или ребенок вырос бы во взрослого за несколько минут нашего временного пояса. Это происходит из-за разницы в частоте сознания в пробужденном состоянии, состоянии сна и нефизическом состоянии души.

На самом деле наше существование только во сне.Мы, как душа в космосе, мечтаем о жизни в этом мире (от рождения до смерти), и мы, как люди в этом мире, мечтаем о другом, когда засыпаем. Во сне мы также можем попасть в другое состояние сна.

Итак, поскольку ничто не является реальным и постоянным во всем существовании этой вселенной, почему мы должны бояться, беспокоиться и беспокоиться о чем-либо. Почему мы должны каяться в прошлом и беспокоиться о будущем. В один прекрасный день все пройдет как сон, включая благоприятные и неблагоприятные ситуации, обстоятельства, людей и нас самих.На самом деле, если мы посмотрим на нашу жизнь ретроспективно, все будет выглядеть как сон. Наше детство, школьные годы, брак, смерть члена семьи, работа, выход на пенсию, убытки, прибыль, болезнь, напряженные и сердечные отношения, развлечения и т. Д. — все будет выглядеть как сон. Это могут быть хорошие или плохие сны, дающие радость или страшные сны, но все эти события, которые прошли, являются сновидениями и не существуют. Точно так же все, что происходит сейчас, в будущем станет мечтой.

В конце концов, однажды, когда мы достигнем духовного просветления, мы испытаем и поймем, что мы связаны с мечтами и освободились от них.Ничего не было настоящим и ничего настоящего. Реальность только одна, и это наше существование как чистое я — бесформенное и вечное сознание.

Можно сразу достичь этого просветленного состояния, если он может постоянно осознавать, все время, что находится в состоянии сна. Наблюдать за всем происходящим во сне и не реагировать негативно на любую ситуацию, прекрасно зная, что ничто не вечно и ничего не нужно воспринимать всерьез. Даже если человек не достигает просветленного состояния, по крайней мере, он может превратить эту жизнь в хороший сон, который нужно помнить и наслаждаться в ретроспективе.

состояние нашей мечты

Если мы рассуждаем на facebook о фиксированных социальных проблемах, мы представляем, что Америка к настоящему времени может стать утопией.

Но по какой-то причине эти виртуальные разговоры не уводят нас очень далеко в мир, который подходит каждому.

Вся цель Our Dream State состоит в том, чтобы творчески переосмыслить, как превратить наш штат из кошмара в исцеленный и процветающий дом для всех оттенков человека в этом волшебном уголке Америки, начиная с вашего собственного района.Обсуждения в кругах могут появляться повсюду, но человек, управляющий этим сайтом, живет в Мандевилле, так что с этого мы и начинаем.

Если посмотреть на Америку прямо за последние 400 лет, можно увидеть множество разных кошмаров, снов и реальностей, происходящих в одно и то же время, которые кардинально отличаются друг от друга.

Чтобы извлечь уроки из нашего прошлого, самих себя, наших соседей и нашей планеты, мы хотим попробовать кое-что очень старое: говорящие круги.

Представляем: Прогулки и беседы….

В честь и признание многих первых народов, Хоума, Читимача, Аколаписса, Туника, Билокси и многих других, которые заботились об этом штате, в котором мы живем, еще до того, как он стал называться Луизиана, мы организуем дискуссионные круги для объединить воображение членов сообщества с целью придумать практические решения различных кошмаров в нашем обществе.

В наших разговорных кругах:

  1. Каждый хьюман * может говорить и быть услышанным всей группой.По одному человеку за раз. У того, у кого есть говорящий элемент / палка, есть микрофон / пол / уши группы.

  2. Каждый человек * делится своим видением, надеждами, страхами, опасениями, наблюдениями, чувствами или молитвами.

  3. Каждый человек * говорит от всего сердца и полностью слушает своим сердцем.

  4. Каждый человек «* уважает практику мирного слушания в честь нашей общей человечности. Мы не будем соглашаться со всем, что вы слышите, но мы должны дождаться своей очереди, чтобы высказать свое сердце.

  5. Мы собираемся с намерением найти решения, возможности, союзников, сообщества и способы преобразования разрушенных частей нашего государства.

  6. Если мы группа из более чем 20 человек, мы разделимся на небольшие группы, чтобы говорящий фрагмент можно было передать несколько раз в одном круге.

  7. Если кто-то из присутствующих не уважает другого человека или процесс, его попросят возобновить прослушивание или покинуть круг, чтобы у желающих выполнить работу по слушанию было для этого достаточно места.

Напишите нам по адресу [email protected], чтобы узнать, как организовать дискуссионный кружок в вашей части мира. .

* Мы используем термин «хьюман», чтобы признать, что, хотя наша история, общество и правительство говорят о нас как о разных «расах», зависящих от внешнего вида нашей кожи, с научной точки зрения все мы являемся одной и той же расой.

У нас просто разные оттенки. Ужасно, что эти цветовые различия использовались для оправдания безумной жестокости, вреда, боли, насилия, терроризма, эксплуатации, войны, сегрегации, рабства, несправедливости, ненависти и простых старых страданий.Мы считаем, что «расизм» — это психологический или ментальный вирус, который мы должны искоренить в нашем обществе, и мы считаем, что первым шагом в этом процессе является сидение и слушание.

Независимо от вашего оттенка, мы приглашаем вас прийти и поделиться своим видением и историями.

У нас много культур, много языков, много опыта, много восприятий, много идей, но одна раса существ Хьюман.

В честь мудрости первых народов, населявших эти территории, которые мы в настоящее время называем «Соединенными Штатами Америки», давайте объединяться, слушать и учиться друг у друга.

Калифорнийская мечта | КПБС

Вы стали калифорнийцем, потому что кто-то из вашей семьи поверил в мечту. Сильное государственное образование. Обещание работы. Погода. (Аааа, погода.) За свою долгую историю «Калифорнийская мечта» означала разные вещи для разных людей. Сегодня идентичность государства резко контрастирует с остальной частью страны. Мечта еще жива, но ее бросают вызов на каждом углу.

Что это значит сегодня?

KPBS и целевые СМИ по всему штату будут исследовать «Калифорнийскую мечту», начиная с этого года.Репортеры и продюсеры расскажут личные истории и обсудят идеи, из которых состоит история, будущее и текущее состояние Калифорнийской мечты.

Заключенный 79-й тюрьмы Калифорнии умер от осложнений, связанных с COVID-19

2 ноября 2020 г.
Ассошиэйтед Пресс

Власти заявляют, что заключенный в тюрьме центральной Калифорнии умер от осложнений, вызванных коронавирусом, в субботу, став 79-м человеком в штате, у которого был смертельный случай COVID-19 во время содержания под стражей.

Реквизит для вас, калифорнийцы: предварительный просмотр того, что у вас в ноябрьском избирательном бюллетене

4 июля 2020 г.
Бен Кристофер / CalMatters

Столкнувшись с десятком мер в ноябрьском голосовании, избирателям будет предложено решить судьбу горячих вопросов, от налогов до контроля за арендной платой, залога, частной жизни и многого другого.

Калифорнийский университет одобряет меру позитивных действий

15 июня 2020 г.
Ассошиэйтед Пресс

Предложенная мера голосования отменит неоднозначный одобренный избирателями запрет на уровне штата, который обвиняют в сокращении разнообразия в престижной университетской системе.

«Отходы мозгов»: высококвалифицированные иммигранты пытаются заполнить пробелы в рабочей силе

8 января 2020 г.
Фарида Джабвала Ромеро / KQED

По мере того, как большая часть иммигрантов с высшим образованием стекается в Калифорнию, они сталкиваются с препятствиями на пути к хорошей работе — «пустой тратой мозгов», которая, по оценкам, обходится Калифорнии и другим штатам в миллиарды долларов в год в виде потерянных индивидуальных доходов и налоговых поступлений.

Записная книжка репортера: терпимость или истерики? Не только политики должны выбирать

6 января 2020 г.
Бен Адлер / Capital Public Radio

Покидая ритм, опытный репортер California Capitol снова копается в записной книжке своего репортера, чтобы задуматься о нашей растущей поляризации. Его вынос? Просто потому, что вы не согласны с чьими-то политическими взглядами, это не делает их плохим человеком.

Сохранение ярких людей в педагогической профессии

2 января 2020 г.
Ванесса Ранкано / KQED News

Наем учителей-мужчин — это одно. Заставить их остаться — другое.

Будущее за мужчинами: почему Калифорнии нужно больше учителей цвета мужчин

31 декабря 2019 г.
Ванесса Ранкано / KQED News

Три четверти студентов Калифорнии — цветные.Для этих учеников наличие учителя цвета, у которого большие ожидания, может иметь отношение к их опыту и служить образцом для подражания, может иметь большое значение.

Калифорния стремится сократить количество бездомных за счет более эффективных мер профилактики

27 декабря 2019 г.
Давид Вагнер / KPCC

Чиновники ждут от таких городов, как Чикаго, уроков о том, как не дать людям стать бездомными.

Большое халдейское население Ирака процветает в пригороде Сан-Диего

3 декабря 2019 г.
Автор: Claire Trageser

В последние десятилетия город претерпел изменения — теперь в нем проживает одно из самых больших в стране халдеев, преследуемое религиозное и этническое меньшинство из Ирака.

Студенты Сан-Диего едут в Мексику для учебы в колледже

Ноябрь7, 2019
Макс Ривлин-Надлер

Частный университет Тихуаны предлагает бизнес-степень на английском языке, которая стала недорогой альтернативой для американских студентов. Все больше студентов из США переезжают в Мексику, чтобы получить высшее образование в CETYS.

Санта-Крус, наименее доступное место для учителей, пытается сделать его более пригодным для жизни

6 ноября 2019 г.
Эрика Махони / Общественное радио КАЗУ

По крайней мере три из 10 школьных округов в округе Санта-Крус изучают возможность строительства домов ниже рыночной для учителей и сотрудников на территории школьного округа.В соседнем округе Монтерей как минимум два округа из 34 также рассматривают эту идею.

От Тикка Масала до мексиканского барбекю — домашние кухни расширятся по всему штату

6 ноября 2019 г.
Скотт Родд / Capital Public Radio

Округ Риверсайд первым разрешил поварам-любителям приглашать посетителей в свои дома или предлагать еду на вынос.

Жилье для бездомных сокращает бремя здравоохранения на штат

Ноябрь5, 2019
Мэтт Тиноко / KPCC

По мере того, как более 100 000 человек находят дома на тротуарах, дорогах и в парках Калифорнии, расходы местных властей и властей штата растут.

Могут ли фабрично построенные квартиры решить жилищные проблемы Калифорнии?

30 октября 2019 г.
Мэтт Левин / CALmatters

Пестрое прошлое и многообещающее будущее сборного жилья.

PG&E раскритиковали за то, что управление отключениями электроэнергии больше не похоже на SDG&E, но справедливо ли сравнение?

24 октября 2019 г.
Автор: Claire Trageser

Несколько недель назад PG&E отключила электричество более чем 700 000 клиентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *