Вечная проблема поколений: Почему “отцы и дети” – вечная тема? (сочинение)

Содержание

Почему “отцы и дети” – вечная тема? (сочинение)

Проблему, поднятую Иваном Сергеевичем Тургеневым, принято называть вечной. Для понимания содержания и общего смысла романа необходимо понимать, почему «Отцы и дети» вечная тема.

Вечные проблемы в литературе

Литература от начала своего развития до современного дня имеет ряд проблем, которые можно назвать «вечными» благодаря тому, что они волнуют сознание людей на протяжении многих веков. Проблемы добра и зла, поиска истины и смысла жизни были актуальны во все времена. Одной из таких проблем становится проблема взаимоотношений разных поколений. Многие авторы в основу своих произведении ставили конфликт «отцов и детей». А. С. Грибоедов в своей комедии «Горе от ума» противопоставил Чацкого, представителя «века нынешнего», фамусовскому обществу, то есть представителям «века минувшего». Поднимали проблему взаимоотношений «отцов и детей» и Д. И. Фонвизин («Недоросль»), и А. Н. Островский («Гроза»).

Однако всегда конфликты поколений оставались неразрешенными, поэтому они так волновали душу и писателей, и читателей.

Конфликт мировоззрений

Первым основанием того, что «отцы и дети» – вечная тема, служит то, что в основе конфликта поколений лежит конфликт мировоззрений. Общественная жизнь меняется, происходит смена потребностей и взглядов людей на свое существование. Поэтому происходит смена эпох, смена веков, когда сталкиваются мнения представителей и старого, и нового общества. «Новое» поколение утверждает необходимость социальных преобразований, а «старое» поколение с этим совершенно не согласно. Из этого выливаются противоречия в обществе и в политике.

Конфликт, лежащий в основе романа И. С. Тургенева «Отцы и дети», выходит за рамки семейного. Это спор взглядов дворянства и мировоззрений революционно-демократической молодежи.

Тема «отцов и детей» не выражает противоречия частных лиц, она не описывает конфликт отдельной семьи, а олицетворяет общественные отношения определенного периода жизни России. Конфликт поколений становится общим для всего общества, поэтому он так и ценен.

Проблема «отцов и детей» в романе

Назревавший в современном И. С. Тургеневу обществе конфликт писатель показал на примере семьи Кирсановых и Базарова. Конфликт поколений демонстрируется в виде спора Евгений Базарова и Павла Петровича Кирсанова. На смену умирающему дворянству пришел новый тип людей. Подчеркивая неодинаковость взглядов героев, писатель противопоставляет их внешности, манеры, речи, взгляды на мир. Жизненные позиции Базарова и Кирсанова полностью противоположны друг другу. Герои не только замечают свою несхожесть, но и вступают друг с другом в конфликт, который уже говорит о необходимости смены общественных начал.

С помощью всего лишь одного примера автору удалось показать деление на 2 лагеря, свойственное всему обществу. Общность и демонстрация современных тому времени отношений сделали роман «Отцы и дети» по-настоящему вечным.

И. С. Тургенев, открыто не выражая свою позицию относительно победы какого-то конкретного поколения, показал и достоинства, и недостатки «отцов» и «детей».

Для писателя важно было указать на наличие конфликта поколений, царствовавшего в обществе, а не выразить свое отношение к нему. Способность правдиво оценивать ситуацию сделала роман «Отцы и дети» знаменитым на века.

Данная статья, которая поможет написать сочинение «Почему «Отцы и дети» вечная тема?», объяснит, почему некоторые проблемы в литературе называют «вечными» и почему тема «отцов и детей» актуальна во все времена, а также статья рассмотрит, каким образом выражается конфликт поколений в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети».

Посмотрите, что еще у нас есть:

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

  • Ангелина Аминова

    13/15

  • Наталья Садовская

    5/15

  • Максим Тарасенко

    15/15

  • Den Uchiha

    9/15

  • Евгений Проскура

    13/15

  • Виктория Чекед

    15/15

  • Хохлов Тема

    15/15

  • Исмаилова Азиза

    14/15

  • Алексей Пилипенко

    15/15

  • Покачто Рычков

    13/15

Проблема «отцов и детей» в романе Отцы и дети Тургенев И.

С. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения



Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Тургенев И.С. / Отцы и дети / Проблема «отцов и детей» в романе

    Проблема “отцов и детей” — это извечная проблема, возникающая перед людьми разных поколений. Жизненные принципы старших когда-то считались основой человеческого бытия, но они уходят в прошлое, и им на смену приходят новые жизненные идеалы, принадлежащие молодому поколению. Поколение “отцов” пытается сохранить все то, во что оно верило, чем жило всю свою жизнь, иногда не принимая новые убеждения молодых, стремится оставить все на своих местах, стремится к покою. “Дети” более прогрессивны, всегда в движении, хотят все перестроить, изменить, они не понимают пассивности старших.

Проблема -“отцов и детей” возникает почти во всех формах организации человеческой жизни: в семье, в рабочем коллективе, в обществе в целом. Задача установления равновесия во взглядах при столкновении “отцов” и “детей” сложна, а в некоторых случаях ее нельзя решить вовсе. Кто-то вступает в открытый конфликт с представителями старшего поколения, обвиняя его в бездеятельности, в пустословии; кто-то, понимая необходимость мирного решения этой проблемы, уходит в сторону, предоставляя и себе, и другим право свободной реализации своих планов и идей, не сталкиваясь с представителями другого поколения.
    Столкновение “отцов” и “детей”, которое происходило, происходит и будет происходить, не могло не отразиться в творчестве русских писателей. Каждый из них по-разному разрешает эту проблему в своих произведениях.
    Среди таких писателей хочется выделить И. С. Тургенева, который написал великолепный роман “Отцы и дети”. В основу своей книги писатель положил сложный конфликт, возникающий между “отцами” и “детьми”, между новыми и отживающими взглядами на жизнь.
Тургенев лично столкнулся с этой проблемой в журнале “Современник”. Писателю были чужды новые мировоззрения Добролюбова и Чернышевского. Тургеневу пришлось уйти из редакции журнала.
    В романе “Отцы и дети” главными противниками и антагонистами являются Евгений Базаров и Павел Петрович Кирсанов. Конфликт между ними рассматривается с точки зрения проблемы “отцов и детей”, с позиции их социальных, политических и общественных разногласий.
    Нужно сказать, что Базаров и Кирсанов отличаются по своему социальному происхождению, что, конечно, отразилось на формировании взглядов этих людей.
    Прародителями Базарова были крепостные крестьяне. Все, чего он добился, являлось результатом тяжелого умственного труда. Евгений увлекся медициной и естественными науками, проводил опыты, собирал различных жуков и насекомых.
    Павел Петрович рос в атмосфере достатка и благополучия. В восемнадцать лет его определили в пажеский корпус, а в двадцать восемь лет он получил звание капитана. Переехав в деревню к брату, Кирсанов и здесь соблюдал светские приличия. Большое значение Павел Петрович придавал внешнему виду. Он всегда был хорошо выбрит и носил сильно накрахмаленные воротнички, что Базаров иронически высмеивает: “Ногти-то, ногти, хоть на выставку посылай!..” Евгений же совершенно не заботится ни о внешности, ни о том, что подумают о нем люди. Базаров был большим материалистом. Для него имело значение только то, что можно потрогать руками, положить, на язык. Нигилист отрицал все духовные наслаждения, не понимая того, что люди получают удовольствие, когда любуются красотами природы, слушают музыку, читают Пушкина, восхищаются картинами Рафаэля. Базаров лишь говорил: “Рафаэль гроша медного не стоит…”
    Павел Петрович, безусловно, не принимал такие взгляды нигилиста. Кирсанов увлекался поэзией и считал своим долгом блюсти дворянские традиции.
    Огромную роль для раскрытия основных противоречий эпохи играют споры Базарова с П. П. Кирсановым. В них мы видим множество направлений и вопросов, по которым не сходятся представители молодого и старшего поколения.

    Базаров отрицает принципы и авторитеты, Павел Петрович утверждает, что “…без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди”. Евгений разоблачает государственное устройство и обвиняет “аристократишек” в пустословии. Павел Петрович же признает старое общественное устройство, не видя изъянов в нем, боясь его разрушения.
    Одно из главных противоречий возникает между антагонистами в их отношении к народу.
    Хотя Базаров с презрением относится к народу за его темноту и невежество, все представители народной массы в доме Кирсанова считают его “своим ” человеком, потому что он прост в общении с людьми, в нем нет барской изнеженности. А в это время Павел Петрович утверждает, что Евгений Базаров не знает русского народа: “Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он — патриархальный, он не может жить без веры…” Но после этих красивых слов при разговоре с мужиками отворачивается и нюхает одеколон.
    Разногласия, возникшие между нашими героями, серьезные. Базарову, чья жизнь построена на всеотрицании, не понять Павла Петровича. Последнему не понять Евгения. Кульминацией их личной неприязни и разногласий во взглядах явилась дуэль. Но главной причиной дуэли являются не противоречия между Кирсановым и Базаровым, а недоброжелательные отношения, которые зародились между ними еще в самом начале их знакомства друг с другом. Поэтому проблема “отцов и детей” заключается в личной предвзятости друг к другу, ведь решить ее можно мирным путем, не прибегая к крайним мерам, если старшее поколение будет более терпимо к молодому поколению, где-то, может быть, соглашаясь с ним, а поколение “детей” будет больше проявлять уважения к старшим.
    Тургенев изучил извечную проблему “отцов и детей” с позиций своего времени, своей жизни. Он сам относился к плеяде “отцов” и, хотя симпатии автора на стороне Базарова, выступал за человеколюбие и развитие духовного начала в людях. Включив в повествование описание природы, испытывая Базарова любовью, автор незаметно включается в спор со своим героем, во многом с ним не соглашаясь.
    Проблема “отцов и детей” актуальна в наши дни. Она остро встает перед людьми, которые принадлежат к разным поколениям. “Дети”, открыто выступающие против поколения “отцов”, должны помнить, что лишь терпимость друг к другу, взаимное уважение помогут избежать серьезных столкновений.


365917 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Тургенев И.С. / Отцы и дети / Проблема «отцов и детей» в романе


Смотрите также по произведению «Отцы и дети»:


Проблема отцов и детей в романе И. С. Тургенева Отцы и дети Тургенев И.С. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra. ru!


/ Сочинения / Тургенев И.С. / Отцы и дети / Проблема отцов и детей в романе И. С. Тургенева

    Проблему отцов и детей можно назвать вечной. Но особенно она обостряется в переломные моменты развития общества, когда старшее и младшее поколения становятся выразителями идей двух разных эпох. Именно такое время в истории России — 60-е годы XIX века — показано в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Изображенный в нем конфликт отцов и детей выходит далеко за семейные рамки — это общественный конфликт старого дворянства и аристократии и молодой революционно-демократической интеллигенции.
    Проблема отцов и детей раскрывается в романе во взаимоотношениях молодого нигилиста Базарова с представителем дворянства Павлом Петровичем Кирсановым, Базарова с его родителями, а также на примере отношений внутри семьи Кирсановых.
    Два поколения противопоставлены в романе даже их внешним описанием. Евгений Базаров предстает перед нами как отторженный от внешнего мира человек, мрачный и вместе с тем обладающий огромной внутренней силой и энергией. Описывая Базарова, Тургенев акцентирует внимание на его уме. Описание же Павла Петровича Кирсанова, напротив, состоит в основном из внешних характеристик. Павел Петрович внешне привлекательный человек, он носит накрахмаленные белые рубашки и лаковые полусапожки. Бывший светский лев, некогда шумевший в столичном обществе, он сохранил свои привычки, живя у брата в деревне. Павел Петрович всегда безупречен и элегантен.
    Этот человек ведет жизнь типичного представителя аристократического общества — проводит время в праздности и безделье. В отличие от него Базаров приносит реальную пользу людям, занимается конкретными проблемами. На мой взгляд, проблема отцов и детей наиболее глубоко показана в романе именно во взаимоотношениях этих двух героев, несмотря на то, что их не связывают непосредственные родственные отношения. Конфликт, возникший между Базаровым и Кирсановым, доказывает, что проблема отцов и детей в романе Тургенева — это и проблема двух поколений, и проблема столкновения двух разных социально-политических лагерей.
    Эти герои романа занимают прямо противоположные жизненные позиции. В частых спорах Базарова и Павла Петровича затронуты почти все основные вопросы, по которым расходились во взглядах демократы-разночинцы и либералы (о путях дальнейшего развития страны, о материализме и идеализме, о знании науки, понимании искусства и об отношении к народу). Павел Петрович при этом активно защищает старые устои, а Базаров, напротив, выступает за их разрушение. А на упрек Кирсанова, что вы, мол, все разрушаете (“Да ведь надобно и строить”), Базаров отвечает, что “сперва нужно место расчистить”.
    Конфликт поколений мы видим и во взаимоотношениях Базарова с его родителями. У главного героя очень противоречивые чувства по отношению к ним: с одной стороны, он признается, что любит родителей, с другой — презирает “глупую жизнь отцов”. От родителей Базарова отдаляют прежде всего его убеждения. Если у Аркадия мы видим наносное презрение к старшему поколению, вызванное скорее желанием подражать другу, а не идущее изнутри, то у Базарова все иначе. Такова его жизненная позиция.
    При всем этом мы видим, что именно родителям их сын Евгений был по-настоящему дорог. Старички Базаровы очень любят Евгения, и эта любовь смягчает их взаимоотношения с сыном, отсутствие взаимопонимания. Она сильнее других чувств и живет даже тогда, когда главный герой умирает. “Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России… Оно являет вид печальный: окружающие его канавы давно заросли; серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами… Но между ними есть одна (могила), до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на нее и поют на заре… Базаров похоронен в этой могиле… К ней… приходят два уже дряхлых старичка…”
    Что же касается проблемы отцов и детей внутри семьи Кирсановых, мне кажется, что она не глубокая. Аркадий похож на своего отца. У него по сути те же ценности — родной дом, семья, покой. Такое простое счастье он предпочитает заботе о мировом благе. Аркадий лишь пытается подражать Базарову, и именно это является причиной раздоров внутри семьи Кирсановых. Старшее поколение Кирсановых сомневается “в пользе его влияния на Аркадия”. Но Базаров уходит из жизни Аркадия, и все становится на свои места.
    Проблема отцов и детей — одна из важнейших в русской классической литературе. Столкновение “века нынешнего” с “веком минувшим” отразил в своей замечательной комедии “Горе от ума” А. С. Грибоедов, эта тема раскрыта во всей остроте в драме Островского “Гроза”, ее отголоски мы встречаем у Пушкина и многих других русских классиков. Будучи людьми, смотрящими в будущее, писатели, как правило, стоят на стороне нового поколения. Тургенев же в своем произведении “Отцы и дети” не выступает открыто ни на одной из сторон. Вместе с тем, он настолько полно раскрывает жизненные позиции основных героев романа, показывает их положительные и отрицательные стороны, что предоставляет читателю возможность самому решить, кто же был прав. Неудивительно, что современники Тургенева остро отреагировали на появление произведения. Реакционная печать обвинила писателя в заискивании перед молодежью, а демократическая — упрекала автора в клевете на молодое поколение.
    Как бы то ни было, роман Тургенева “Отцы и дети” стал в ряд лучших классических произведений русской литературы, а затронутые в нем темы остаются актуальными и сегодня.



/ Сочинения / Тургенев И.С. / Отцы и дети / Проблема отцов и детей в романе И. С. Тургенева


Смотрите также по произведению «Отцы и дети»:


Конфликт поколений. Вечная проблема человечества. | Наталья Каркачёва

Свободный источник.

Свободный источник.

Доброго времени суток всем. Сегодня хочу поговорить о вечной проблеме человечества. Эта самая проблема будет жива, пока живы представители разных поколений. Отцы и дети. Бабушки и внуки. И это вечная проблема непонимания.

Я часто сталкиваюсь с тем, что представители старших поколений ругают молодёжь. И за что ругают? За то, что молодые парни и девушки не такие, как они. Не так посмотрели, не так ответили. Не уступили место в транспорте. Позволяют себе шутить, веселиться, быть шумными. За то, что позволяют себе жить полной жизнью.

Ребят, вы это серьёзно? Начнём с того, что каждое новое поколение отличается от предыдущего. Отличается от поколения отцов и дедов.

Какие претензии часто слышу я в адрес молодёжи.

Спасибо Интернету.

Спасибо Интернету.

1. ХАМСТВО.

Да — да. Именно эту претензию я слышу чаще всего от людей от 35 и старше. Да чего греха таить сама на данный момент близка к данному порогу. Но суть в чём. Как я говорила выше. Чаще всего люди принимают за хамство тот факт, молодёжь не так посмотрела, не так ответила. Не подскочила в общественном транспорте в тот момент, когда появился представитель старшего поколения. Вы серьёзно? Если мне не понравилось то, как на меня посмотрел представитель молодёжи, это мои проблемы. Фиг с ним. Покосился и ладно. Посмотрел презрительным взглядом. Опять же фиг с ним. Тоже мне проблема.

Не понравилась интонация в голосе. Опять же. Если человек откровенно хамит. При этом реально хамит. Посылает на 3 весёлых клавиши, дерзит и нарывается. То терпеть этого не стоит. И эта проблема всегда была и всегда будет. Я сама не раз сталкивалась с этим. Как пример. В моём городе, как и во многих городах миллионниках есть ТРЦ. И есть у меня любимый ТРЦ. Часто бываю там как по работе, так и в свободное время. Есть там места для курения. А так, как я курю, периодически выхожу в такие места. До пандемии часто в этих самых местах для курения ошивалась молодёжь 14 — 17 лет. И часто они подходили ко мне и просили сигарету. Я из принципа им не даю прикурить. И в момент отказа слышу такой мат в свой адрес, что уши в трубочку сворачиваются. В такие моменты думаю о том, что в тот момент, когда наше поколение было в их возрасте, такого себе не позволяли. Боялись. Знали, что получим подзатыльник. Уж если не физически, так морально.

2.НЕВОСПИТАННОСТЬ.

Конфликт поколений. Вечная проблема человечества.

Тоже часто слышу данную претензию в адрес молодёжи. В чём проявляется? Чаще всего в том, что посмели не уступить место в транспорте. Посмели ответить не так, как хочется старшим. Да, блин. Молодёжь может не уступить место в транспорте по ряду причин. Я говорю о том, что молодой парень или же девушка может ехать с тяжёлой смены. Может, он или она провёл сутки на ногах. И теперь не то, что еле ходит, еле сидит. И из последних сил терпит, чтобы не вырубиться. Или же имеет проблемы со здоровьем, которые не позволяют ему долго стоять. У человека мог быть компрессионный перелом позвоночника, при таком переломе человеку очень тяжело стоять долго. Или же была серьёзная травма ноги. Или сразу обеих ног. В таком случае тоже очень трудно стоять долго. У моего старшего брата был сложнейший перелом. Ему в своё время коленный сустав в прямом смысле собирали по кусочкам. И это не считая других переломов. У его шрам почти во всю ногу. Больше года реабилитации. Страшный шрам занимает 80% ноги. И он не может долго стоять. Боль адская накатывает. И часто его считают невоспитанным из за того, что он место в маршрутке не уступает. Ну не может он. Рад бы, но никак. И да, он бОльшую часть времени носит джинсы, чтобы людей не смущать.

Конфликт поколений. Вечная проблема человечества.

3. ИЗЛИШНИЙ ШУМ.

Под излишним шумом старшие поколения понимают то, что молодёжь позволяет себе веселиться, смеяться и шутить на улице. уверена, что каждый из нас встречал компании молодёжи, идущие по улице. И, зачастую, молодёжь в такие моменты, веселится, смеётся. Кто то слушает музыку на колонке, кто то поёт. И многих взрослых это раздражает. Да, бывает так, что слышно маты. Но, блин. Они так общаются, им весело и они счастливы.

Вот только не говорите, что сами такими не были. Не поверю. Многие такими были. Просто не все хотят это признавать.

В чём заключается сам конфликт? Да в том, что взрослые часто не хотят признать то, что сами были такими же. В том, что сами косячили. А молодёжь не может или не хочет смириться с тем, что их обвиняют в том, в чём они не виноваты.

Весёлые представители старшего поколения.

Весёлые представители старшего поколения.

Современная молодёжь распущена? Ранние связи и беременности? Алкоголики, наркоманы и прочая нечисть? Не смешите. Это всегда было. Просто раньше об этом не принято было говорить. Всё скрывалось.

Конфликт поколений. Вечная проблема человечества.

Я часто ловлю себя на том, что ворчу на мальчишек и девочек. Но в этот момент вспоминаю то, что мы сами когда то были юными. Сами шумели, веселились часто так, что нас слышно было на весь квартал. Но ведь юность дана именно для этого.

Я периодически встречаю невоспитанных малолетних хамов. Тех, кому хочется скалкой по голове врезать. Но беру себя в руки. Они не виноваты в том, что их так воспитывают в семье. Чаще всего дети берут пример с родителей. Милые «святые» родители, только не говорите, что вы не учите их сквернословить, хамить, вести разгульный образ жизни. Вот не поверю. Я не отрицаю, что бывают исключения из правил, когда в хорошей семье ребёнок слетает с катушек. Но это скорее редкое исключение. И надо глубже копнуть, скорее всего на то есть своя определённая скрытая причина. Но, часто бывает так, что на пути оступившегося мальчишки или девочки встречается человек, который сумеет вернуть его или её к нормальной жизни, который сделает Человеком.

Я лично знаю такого человека. Несколько лет назад познакомилась с парнем, он переехал к нам в станицу вместе с семьёй. На тот момент ему было около 30 +-. Он потомственный казак и его на этом основании приняли в наше казачество. Так же его приняли в нашу узкую компанию, опять же от казачества. Сразу поясню, я на тот момент встречалась с казаком и по этой причине для них я своя. С казаком расстались, а круг общения остался. Но суть не в этом. Так он, назовём его Димой. Первое время вёл себя осторожно. Был немногословен. Что и понятно. Он никого толком не знал. Пришлось мне его брать в оборот в том смысле, что объяснять кто кем является в человеческом плане, кому стоит верить ,кому нет. На кого можно опереться, а от кого нужно бежать.

Он устроился учителем труда и ОБЖ в одну из наших школ. Начал работать с детьми. И да, он смог перевоспитать многих отпетых хулиганов не только в школе, в которой работал, но и во второй нашей школе. И очень сильно изменились в лучшую сторону. Я видела их изменения. Да, его попёрли со школы. Клуши, работающие там, не согласились с его методами. Хотя сами же от тех хулиганов выли.

В конце хочу сказать главное. Ребят, хорошая у нас молодёжь в большинстве своём. Они в большинстве своём воспитанные, хорошие парнишки и девочки. Они и место в транспорте уступят. И помогут в случае чего. И не смогут пройти мимо, если человеку или животному плохо станет. И они так же много читают. Просто источники информации у них сейчас другие. И не все слушают тупую современную музыку. Есть среди них думающие люди. И, если увидите представителя молодёжи с наушниками в ушах, не спешите их ругать. Сейчас доступны аудиокниги. Они вполне могут слушать их. Они вполне могут слушать интересную музыку со смыслом. И, каждый раз, когда соберётесь их ругать, вспомните себя в их возрасте. Вспомните, как сами шумели и веселились.

Всем добра и всех благ. И всех с наступающим Новым годом.

Собрание родителей «Вечная проблема отцов и детей»

 

 

МКОУ СОШ №19

 

 

 

 

 

 

 

 

Родительское собрание:

 

 

«ПРОБЛЕМА ОТЦОВ И ДЕТЕЙ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ»

 

 

 

 

 

 

 

                                         

 

 

 Педагог-психолог:

Магомедова А. Р.

 

 

 

 

 

      1. Вступительное слово психолога.

Психолог:

Здравствуйте! Мы рады, что вы нашли время поговорить о проблемах, которые возникают у нас, взрослых, в процессе общения с детьми. Мы не будем с вами искать правильные или определять неправильные приемы воспитания (такой традиции вообще не существует, т.к. все зависит от обстоятельств и то, что хорошо в одном случае, в другом окажется вредно). Мы поговорим об эффективных формах общения.
Итак, предлагаю познакомиться поближе. Сделаем это следующим образом: каждый по кругу представится, назовет себя, скажет, чьи вы родители и закончит следующее предложение: «Я пришел сюда …» (в ходе выполнения этого задания ведущий фиксирует на листе высказывания участников и в конце подводит итог того, что тема общения с детьми является для многих очень актуальной).

Один известный политик высказал в телепередаче свою точку зрения о значении семьи: “Если в мире происходят катастрофы, войны, неурядицы, человечество это вынесет на своих плечах, но если в семье – ссоры, непонимание, ненависть – это трагедия для всех в семье, которая скажется в жизни каждого, особенно детей”. Ведь семья сейчас не только воспитывает детей и решает повседневные проблемы. В наше время она должна быть надежным психологическим “укрытием”, помогать человеку, выжить в трудных и быстро изменяющихся условиях современной жизни.
Укрытие в семье – это взаимоотношение родителей и детей, это любовь и теплота отношений, это внимание к проблемам каждого в семье. А для этого в первую очередь необходимо любить ребенка. 

Проблеме отцов и детей. Это проблема жизни всех государств. Проблема одна из древнейших на земле. Ведь ещё Сократ, живший,  в 5 веке до нашей эры говорил об этой проблеме: »Нынешняя молодёжь привыкла к роскоши. Она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших. Дети спорят с родителями, жадно глотают еду и изводят учителей» Не правда ли, как будто Сократ излагал мысли наших современников?

      О конфликте поколений говорили многие великие люди. Тургенев посвятил этой проблеме произведение «Отцы и дети». Прошло более 100 лет, а проблема существует и поныне.

      Конфликт поколений — это противоборство старого и нового, реальный факт, с которым каждый из нас сталкивается в повседневной жизни. Проблема эта актуализируется, когда наши дети становятся взрослее. Ситуация осложняется тем, что отсутствует преемственность поколений, базирующаяся на традициях Мы с вами дети другого времени, и этот факт глупо отрицать.

      Мы попытаемся сегодня найти ответ на вопросы: Разрешим ли конфликт между отцами и детьми? Отчего возникают конфликты? Кто виноват в том, что мы часто попадаем в ловушки семейного общения?

     Чтобы успешно разрешать возникающие противоречия между поколениями, находить общий язык с ребёнком и таким образом влиять на динамику его развития, важно знать некоторые правила поведения и общения.

    Повышенная утомляемость, вследствие неразвитости сердечно- сосудистой и нервной системы, может выражаться в негативных  поведенческих реакциях; от агрессивности до полной апатии к происходящему вокруг. Как видите, наши дети в 15-17 лет переживают очень сложный период своей жизни и поэтому им как никогда нужны внимание и понимание взрослых, и прежде всего родителей.

     В силу возрастной дистанции перед родителями, стоят одни проблемы, а перед детьми другие. Естественно, различаются и их потребности. Так что же мы удивляемся, что наши дети вырастают не такими, как нам хотелось бы?

Одна из причин в том, что мы не понимаем себя, пытаясь понять своего ребенка. Давайте попробуем выяснить, какие позиции мы занимаем чаще всего  в общении с ребенком.

     Первая и самая распространенная позиция, это позиция жертвы. Человек в этой позиции пытается вызвать к себе сострадание, жалость, сочувствие .Излюбленные фразы такого человека: «Что же мне делать, он меня совсем не слушает? Я ничего не могу с ним поделать».

    Следующая позиция- прокурор. Человек в позиции прокурора всегда разговаривает свысока. Он учит, приказывает, осуждает, но никогда не понимает. Фразы: «Ты всегда такой! Я знаю, что для тебя лучше! Ты сам виноват во всем!»- самые характерные выражения прокурора.

    И, наконец, третья позиция, это статист. Человек в позиции статиста комментирует события, действия. Особенность в том, что все фразы начинаются одинаково»если бы…». А далее идут размышления о третьих лицах. Длинные витиеватые фразы, ссылки на высказывания великих людей, народную мудрость, пословицы, поговорки. В отличие от пламенной обвинительной речи прокурора тон разговора статиста холодный.

     Выше перечисленные позиции в общении с подростком деструктивны по своей сути. Они способны вызвать у ребенка такие негативные чувства, о которых мы, взрослые, даже не подозреваем.

    Достичь взаимопонимания с подростком могут только те родители, которые понимают, принимают и признают подростка.

Понимание – это умение видеть своего ребенка как бы «изнутри». Смотреть на мир одновременно с двух точек зрения- своей собственной и подростка.

Приятие означает безусловное, положительное отношение к подростку независимо от того оправдал он наши ожидания в чем-то или нет.

Признание уникальности подростка – признание его права голоса и выбора в тех или иных ситуациях.

    В подростковом возрасте наши дети особенно нуждаются в доверительных отношениях взрослых. Поэтому для достижения взаимопонимания в семье родителям надо научиться слушать и слышать.

    Умение слушать – навык, необходимый каждому человеку и родителям в особенности.  Часто родители неправильно понимают этот термин. Ведь с трудом дающееся молчание и ожидание своей очереди высказаться в ответ на речь собеседника вовсе не означает умения слушать. Тем более, если ваш собеседник- подросток, отстаивающий свою точку зрения, многое воспринимающий в штыки и в любой момент готовый обидеться и замкнуться.

    Практическое задание родителям “Загибаем лист”.

Психолог: Конфликты в современных семьях – явление частое. Но, к сожалению, не все умеют правильно разрешать ссоры, находить причину и ликвидировать ее. Находясь в агрессивном состоянии, взрослые не контролируют свои эмоции, не отдают отчет сказанным словам, тем самым, нанося душевную боль своему ребенку. Сейчас мы с вами выполним практическое задание. Возьмите листик бумаги. Представьте, что этот лист душа вашего сына или дочери. Когда-нибудь вы ругали своих детей злобно, невыдержанно. При каждом сгибе листка вспомните все то негативное, что было сказано вами в адрес ребенка. А сейчас начинайте разгибать лист и с каждым отгибанием вспоминайте, то хорошее, что вы говорили детям.

Психолог: Что произошло с листом бумаги? (Родители высказывают свои мнения. Психолог формулирует вслух вывод).

Психолог: Вы расправили листок, но на нем так и остались линии сгиба. Так же и в душе детей на всю жизнь остаются травмы от непонимания и несправедливости к ним.

Психолог: Каждому ребенку необходимо важно, чтобы его понимали, чтобы разделяли его чувства и переживания. «Счастье — это когда тебя понимают», — не просто слова, а отражение сути человеческого общения. Чтобы ребенка понять, его нужно выслушать. Ведь очень часто в разговоре с нашими детьми мы их просто слушаем, но не слышим. Причины трудностей детей часто бывают спрятаны в сфере его чувств. Поэтому, если просто что-то показать, чему-то научить или как-то направить ребенка — мы ему не поможем. В таких случаях лучше всего ребенка выслушать. Психологи называют этот способ активным слушанием.  Скажите, как вы понимаете слова «активно слушать»? Что вы знаете об этой технике?

(Родители делятся своими мнениями, и, может быть, даже опытом использования этой техники).

Психолог: Многие из вас совершенно верно изложили суть этой техники. Активно слушать ребенка — значит «возвращать» ему в беседе то, что он вам поведал, при этом обозначив его чувства. Активное слушание является одним из самых важных навыков в создании и поддержании отношений. Потребности каждого человека выражаются в его чувствах, мыслях, желаниях. Они возникают у нас как «Я-мысли»: я хочу есть, я люблю это делать, я чувствую усталость, я беспокоюсь и т.д.  Например, произнося фразу: «Надень шарф, сегодня холодная погода», — взрослый может иметь в виду: «Я тебя люблю и беспокоюсь о тебе, хочу, чтобы ты был здоров», а ребенок может услышать: «Ты еще мал и беспомощен» или: «Без моего руководства ты не можешь сделать и шагу».

 

    Как же избежать конфликта, используя прием активного слушания.

Рассмотрим его на том же примере.

Сын, бросая портфель, со злостью «Не пойду я больше в  школу»                                                                                   Родитель, после паузы, поворачиваясь лицом к ребенку и глядя ему прямо в глаза- констатирует «Ты не хочешь ходить больше в школу.»

Сын раздраженно «Там математичка ко мне цепляется!» Родитель, выдерживая паузу, как бы сопереживая вместе с ребенком, высказывается в утвердительной форме «Тебя что-то расстроило на уроке математики»

Сын уже с обидой говорит «Я сам эту контрольную сделал, а она говорит, что я его опять у кого-то списал»       Родитель «Я понимаю тебя, это действительно обидно»

Сын «Вечно она ко мне придирается…»

Родитель. «Думаю , я тоже расстроилась бы…»

Сын «Хоть ты меня понимаешь…Ладно, бывало ведь, что я и списывал. …Но я докажу ей и всем остальным, что могу решать задачи самостоятельно!»

    Как вы понимаете это лишь один из вариантов беседы со своим ребенком в сложной для него ситуации. Но какова бы не была ситуация, цель родителей – некритическая оценка происходящего.

    Убедившись, что взрослый готов слушать, подросток обычно начинает рассказывать о себе все больше и чаще всего сам продвигается в решении своей проблемы. И с другой стороны, мы своим примером показываем, как важно уметь слушать и слышать своего собеседника.

    Однако важно помнить, что активное слушание – это не способ добиться чего –то от подростка, а просто путь к установлению лучшего контакта, способ показать подростку, что мы его понимаем и любим таким какой он есть.

    Бесспорно, чувства и переживания подростка заслуживают внимания со стороны родителей. Но как быть в тех случаях, когда в понимании нуждается родитель? И как общаться с подростком в тех случаях, когда его поведение отклоняется от норм и правил, принятых в семье.               Сообщать подростку о чувствах, испытываемых родителями, можно по-разному. К сожалению, часто мы делаем это неэффективно. Гнев, раздражение или обида, даже справедливые плохие советчики. Поддавшись своим эмоциям, мы можем повышать голос, требовать немедленного послушания, грозить наказанием и т.д. Делаем мы это с благим намерением – изменить в лучшую сторону нежелательное поведение подростка, но безрезультатно. Подросток реагирует агрессивно или не реагирует вообще. Однако, даже убедившись в неэффективности этого подхода, многие родители продолжают действовать прежним образом, не видя другого выхода. А это тупиковая ситуация.

Притча о двух волках

Когда-то давно старый индеец открыл своему внуку одну жизненную истину.

—                                 В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло – зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь… Другой волк представляет добро – мир, любовь, надежду, истину, доброту, верность. ..

Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько мгновений задумался, а потом спросил:

– А какой волк в конце побеждает?

Старый индеец едва заметно улыбнулся и ответил:

– Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.

Вот и подумайте, дорогие родители, какого волка в себе «кормите» Вы?

 

Психолог: Чтобы ваше общение с ребенком приносило вам радость, чтобы между вашими детьми и вами всегда было взаимопонимание, я приготовила всем вам небольшой подарок – буклет. Очень надеюсь, что советы и рекомендации, которые содержатся в этом буклете, будут хорошим помощником и подсказчиком вам при построении взаимоотношений между всеми членами вашей семьи! Всего вам доброго!

 

 

  


 

сочинение по литературе на Сочиняшка.Ру

  • Сочинения
  • По литературе
  • Тургенев
  • Конфликт поколений в романе Отцы и дети Тургенева

«Отцы и дети» – роман, созданный И. С.Тургеневым в 1862 году, в котором раскрывает важную проблему конфликта между поколениями. Этот вопрос является вечным, но он особенно обостряется в моменты, когда молодое поколение решает изменить старые устои. Проблема выражается в самых различных ситуациях на протяжении всего произведения. Представителями родителей являются Кирсановы и родители Базарова. Их поколение 40-х годов свято чтит традиции предков и пытается сохранить их для следующего поколения. Но молодые «шестидесятники» не хотят принимать старое мировоззрение, они боролись против помещичества (время действия романа близко к 1861 — году отмены крепостного права), за равенство и прогресс, за свободное саморазвитие. Они являются представителями демократии.

Основным представителем «новых людей» является Евгений Базаров. Он не признаёт искусство, ему важно, чтоб человек был полезен и практичен для общества: «Мы действуем в силу того, что мы признаём полезным». Смысл жизни Базаров видит в непрерывном труде на благо общества. Это хорошее качество, но отрицание прекрасного напротив играет в минус «детям». Аркадий заинтересован в нигилизме, он восхищается Базаровым, но сам никогда не станет таким. Молодой Кирсанов романтик, чувственный и мягкий, а его увлечение новейшим учением только поверхностно. Поэтому его можно назвать представителем «отцов»

Павел Петрович постоянно спорит с Базаровым, пытается вывести его на конфликт. Его поражает, как он может жить без принципов, отрицать любовь, чувства, живопись. Два поколения противопоставлены даже во внешности Павла и Евгения. Кирсанов описан как мужчина средних лет, идеально выбритый, с белыми воротничками и манжетами, розовыми чистыми ногтями. А Базаров, который ходит в балахоне, с щетиной, совершенно не заботится о внешности, о манерах, у него красные руки рабочего человека. Столкновения между Павлом Кирсановым и Базаровым играют важную роль для раскрытия сути противоречий поколений. В них раскрываются различные стороны жизни, как видят их и отцы, и дети.

Николай Петрович Кирсанов, в отличие от своего брата, не конфликтует с молодыми. Он понимает страсть Аркадия к чему-то новому, неизведанному и даёт ему время, чтоб он сам «нагулялся» и осознал всё. Он не конфликтует даже в момент, когда сын демонстративно забрал отцовский сборник Пушкина и положил вместо него немецкую книгу «Stoff und Kraft».

Частично конфликта проявляется по приезде Базарова к родителям. Для стариков их сын всё тот же маленький Енюша, они горячо любят его, но боятся спугнуть своей любовью, заботой и чувствами. Сам Евгений же держит себя равнодушным, скрывает чувства, в первую очередь перед Аркадием.

Проблема отцов и детей актуальна и по сей день. Решение этой проблемы зависит от всех людей: если предыдущее поколение будет более терпимо к изменениям и идеям нового, будет принимать и пытаться понимать их. А молодые в то же время будут с уважением относиться к старым традициям.

Сочинение Отцы и дети. Конфликт поколений

Жизнь знаменитого русского писателя И.С. Тургенева, проходила во время зарождения нового типа людей – борца с либерально-демократическими взглядами. Образ, воплотивший в себе все черты, писатель отразил в своем романе «Отцы и дети».

Роман «Отцы и дети» — это роман о необходимости любви – любви сыновьей и отцовской, любви человека к своему народу, любви женщины.

Произведение Тургенева «Отцы и дети» четко выделяет насущные проблемы общества во всякое время развития человечества.

Одна из них – это нехватка родственной любви. Автор ярко показывает конфликт двух поколений. Молодой мыслитель-демократ попадает в гнездо феодалов. Все: от одежды до образа жизни раздражает авторитета в нигилистические взглядах Базарова и его друга-последователя Аркадия. Конфликт аристократа и нигилиста вырывает бесконечную пропасть, из-за которой сын не может сказать своему отцу: «я люблю»

Внешние социально-экономические проблемы раздувают огонь революции. И даже в семье назревает противостояние.

Между аккуратным и воспитанным Павлом Кирсановым и грубым, прямым Базаровым разгорается неприменимым спор. И дело не только в положении героев – аристократ и мужик, а в отличии их взглядов. Молодые люди, того времени брали за правило все отрицать, а феодалы преданы величественному патриархальному русскому народу, который не может жить без веры.

В спорах сталкиваются взгляды о прекрасном: мнение Кирсановых по сути отличаются от он базаровых, он предпочитает оставить Пушкина, который «никуда не годится» и отдать себя науке.

Но в каждом герое присутствует, то что они отрицают – любовь. Базаров высказывал презрение к всему романтичному, но любовь к Анне Сергеевне раскрыло истину в душе несчастного. Чистая душа открывается лишь на смертном одре, ведь в каждом человеке живёт желание любить и быть любимым.

Судьба Кирсанова в отношении любви тоже несчастна. Ради любви он бросил все, перечеркнул жизнь, но потерпел крушение в виде духовной гибели.

В романе показана борьба отживающего и рождающегося. Однако, Тургенев подчеркивает главную мысль – нельзя отбрасывать наследие прошлых поколений, необходимо дополнять их, учиться на ошибках, извлекать уроки и двигаться на благо продвижения вперёд.

Основа разногласий в романе

Тема взаимопонимания родителей и детей — вечная. Особенно удачно ее раскрыл русский классик Иван Тургенев. Конфликт поколений в романе «Отцы и дети» — это различие взглядов на политическую, культурную и социальную ситуацию в России во второй половине XIX века. Именно 1860 год стал переломным в истории империи. Постоянные восстания недовольных крестьян заставили власть отменить крепостное право. Это разделило людей на два лагеря.

В первом были представители старого мира, дворяне и богачи. Вторая часть — сторонники новой, свободной эпохи, где ценили и уважали человека. Евгений Базаров, герой романа «Отцы и дети», принадлежал к тем, кто хотел революции. Он нигилист, а значит не признает авторитетов и смеется над общепринятыми ценностями. Его идеи разделяют Аркадий и любимая Анна. Но вместе с тем он становится врагом для близкого друга и для своих родителей.

Роль всей жизни Базарова

Неприступное сердце не так уж и неприступно. С первых строк романа читатель наблюдает, как пренебрежительно относится Евгений к старшему поколению. Въедливый, напыщенный, самовлюбленный, он отказывается от любых чужих мыслей. Его высокомерие и холод отталкивают. Он бесчеловечен и равнодушен к старости.

Но стоило ему оказаться в доме родителей, как большая часть его презрения исчезает. Главная тема романа «Отцы и дети», разница поколений, ярко выражается именно в отношениях Евгения и его родителей. Изменение среды меняет образ мыслей Базарова. Он становится мягче, терпимее, нежнее. Несмотря на то что он редко наведывается на родину, он горячо любит близких, хотя и старательно это скрывает за маской рассеянности. Основная его проблема в том, что он так и не научился выражать чувства, особенно если это касается светлых, положительных эмоций. Именно с такой стеной неумения и непонимания столкнулись родители.

Мир, который не дорос до взглядов Базарова

События в романе происходят с мая 1859-го до зимы 1860-го. Это знаменательные годы для истории России. Именно тогда зарождались новые идеалы. И первым, кто начал их распространять, был Евгений Базаров. Но мир оказался не готов к его убеждениям, поэтому единственное, что осталось одинокому герою, это оставить свои попытки изменить страну. Но судьба выбрала для него другой путь.

Смерть положила конец страданиям на земле, где никто его не понимал. Вместе со смертью Базарова решились и все конфликты, которые создал автор в произведении. История романа «Отцы и дети» — это рассказ безродного человека. Он был забыт друзьями, сторонниками и любимой. И только престарелые родители продолжали оплакивать свою единственную радость.

Проблема «отцов и детей» возникает во всех сферах человеческой жизни: в семье, в рабочем коллективе, в обществе. Этот вопрос удастся решить, если старшее поколение будет терпимее относиться к младшему, где-то, возможно, соглашаясь с ним, а «дети» при этом будут проявлять большее уважение.

Идея романа

Нет любви, но есть физическое влечение. Нет красоты природы, но есть вечный круговорот химических процессов. Нет духовного наслаждения искусством, но есть лишь физиологическое раздражение нервов. Молодёжь с порога отрицает ветхие идеалы отцов. Материя и сила – лишь они не поддаются сомнению. Только почему-то ни один психически здоровый человек не мечтает о смерти, и каждый стремится любить и быть любимым. Подобные мысли не давали покоя писателю, и именно из них и был рожден роман, в котором как ни в одном другом раскрыта тема конфликта отцов и детей.

СПАДИЛО.РУ

Основной конфликт романа

Конфликт между отцами и детьми длится с начала времен и по сей день. Особенно остро он ощущается в периоды перемен общественной жизни, когда поколение прошлого выступает как консерватор, а молодежь ратует за новизну. Такая ситуация характерна для России 60-х гг. 19 в., свое отражение она нашла в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети». Столкновение старого и молодого поколения преодолевает рамки семейного конфликта и затрагивает социально-политическое устройство страны – социал-демократы встают на борьбу с либералами-аристократами.

Базаров и Павел Петрович

Молодой нигилист Евгений Васильевич Базаров противостоит дворянину аристократу Павлу Петровичу Кирсанову. Разница поколений выражена уже во внешности героев.
Базаров – человек огромной силы воли, человек слова, немного отстраненный от людей. Тургенев особое внимание уделяет живому уму героя. А Кирсанов описан лишь внешне: носит белое белье, накрахмаленные воротнички, лаковые полусапожки. Будучи в прошлом известным светским человеком, Павел Петрович сохранил свои привычки и в деревенской усадьбе брата – безупречность и элегантность образа.

Кирсанов ничего не делает, не имеет никаких обязанностей и стремлений, живет в свое удовольствие. Базаров же деятелен, все, что он делает, полезно для общества, для науки, для народа.

Жизненные позиции героев крайне противоположны. Они спорят постоянно и спорят обо всем на свете: о том, как дальше развиваться России, о реальном и иррациональном, о полезности науки и искусства, о патриархальности народа. Базаров утверждает, что все старое должно быть разрушено, а Павел Петрович уверен, что все это должно быть сохранено для будущих поколений. Кирсанова возмущает еще и то, что конкретного плана преобразования миропорядка у Базарова и его последователей нет. Они призывают лишь разрушать, а созидать не собираются. В ответ на упрек в этом, Базаров говорит, что сперва нужно «место расчистить».

Базаров и его родители

В отношениях Базарова с его родителями также отчетливо просматривается конфликт поколений. Базаров любит отца и мать, но в то же время испытывает презрение к их глупой бесцельной жизни. Несмотря на непонимания друг друга, родители любят Евгения. Любовь не прекращает существовать даже после смерти героя. В конце концов оказывается так, что только родителям Базаров был по-настоящему дорог.

Аркадий и семья

В семье Кирсановых противостояние поколений не столь очевидно. Аркадий Кирсанов постепенно превращается в копию своего отца. В жизни он ценит то же, что и он: дом, семейная жизнь, покой. Для него это намного важнее, чем борьба за всеобщее мировое благополучие. Аркадий всего лишь подражал Базарову, и это вызывало небольшие раздоры в семье. И когда Базаров уходит из поля зрения Аркадия, и конфликты сходят на нет.

Тема «отцов» и «детей» в русской литературе

Взаимоотношения отцов и детей – одна из первостепенных и значимых в русской литературе. Эта проблема отражена в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума», в драме «Гроза» А.Н. Островского, в творениях А.С. Пушкина и мн. др. Авторы как люди творческие стоят на стороне молодого поколения. Однако Тургенев не занимает определенной позиции, и предоставляет возможность читателю самому выбрать правильную идеологию. Я думаю, для Тургенева было важно показать, что только в мире и гармонии общество сможет правильно развиваться в дальнейшем.

Главный конфликт романа И. С. Тургенева — противоречия между «отцами» и «детьми». Название романа часто понимается весьма упрощенно: противоречие между поколениями, конфликт между аристократами и разночинцами. Но содержание романа выходит гораздо шире за рамки обозначенных выше проблем. Философские и психологические проблемы также важны для автора.

Конфликт поколений дается Тургеневым как противостояние Николая Петровича Кирсанова и Аркадия, Павла Петровича Кирсанова и Базарова.

Спор между Аркадием и его отцом проходит более мирно. Николай Петрович — семейный человек, его невозможно представить вне семейного круга. Он — отец, который стремится исполнить свой отцовский долг как можно лучше. Именно на нем, по мнению Тургенева, должна лежать ответственность за связь поколений. Во имя отцовской любви Николай Петрович готов многим поступиться. Николая Петровича отличает чуткость, терпение, мудрость. Именно эти качества предотвращают разрыв между отцом и сыном.

Павел Петрович, напротив, высокомерен и горд. Базаров тоже не уступает Кирсанову — он также сильная личность. Оба героя способны подчинять себе других, но сами при этом не попадают под чужое влияние. В чем-то схожи и их биографии: у каждого в жизни была неразделенная, несчастливая любовь. Оба они одиноки, у них нет наследников. Оба героя не умеют слышать других.

Базаров критически относятся к старшему поколению и многое отрицает в нем не потому, что оно старо по возрасту, а потому, что оно старо по духу, по своим жизненным принципам и мировоззрению.

Герои ведут полемику, которая начинается легкими перепалками, затем перерастает в спор, а затем противостояние героев приводит их к барьеру. Очень часто участниками спора движет не стремление к истине, а взаимная нетерпимость, раздражение. Поэтому они не могут справедливо оценить своего оппонента, понять его точку зрения.

Базаров отстаивает теорию «нигилизма»: «…мы действуем в силу того, что признаем полезным …В теперешнее время полезнее всего отрицание — мы отрицаем». Базаров подвергает отрицанию все: искусство («Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта», «Рафаэль гроша ломаного не стоит»), природу как предмет для восхищения («природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник»), любовь, и даже… Павел Петрович пытается уточнить, насколько далеко господин нигилист зашел в своих отрицаниях. И Базаров приводит в ужас своим ответом обоих старших Кирсановых:

— Мы отрицаем.

— Все?

— Все.

— Как? Не только искусство, поэзию… но и… страшно вымолвить…

— Все, — с невыразимым спокойствием повторил Базаров.

Читатель лишь может догадываться, что стоит за этим категоричным «все», это и религия, и вера, и даже смерть.

Несмотря на категоричность суждений героя (Базарова), нельзя не заметить интереса и симпатии со стороны Тургенева к своему герою. Он, конечно же, не разделяет позиций Базарова, но по-человечески некоторые заблуждения Базарова вызывают скорее сочувствие Тургенева, нежели осуждение.

Со своей стороны Кирсанов говорит о необходимости следовать авторитетам и верить в них. Павел Петрович уверен, что без «принсипов» могут жить лишь безнравственные люди. Сам он под принципами понимает, во-первых, конституцию, прогресс, во-вторых, аристократизм на английский манер, в-третьих, Павел Петрович открыто ненавидит материалистические идеи, разделяя точку зрения эстетов и идеалистов.

В своем романе автор пытается разрешить вечный конфликт двух поколений. С одной стороны, это конфликт возникает из-за непонимания мировоззрения одного поколения другим. С другой стороны, героям не хватает просто человеческой мудрости, терпения и доброты, а также внимания и открытости. Сам Тургенев утверждает, что жизнь сильнее любой теории, никакая теория не может определять течение жизни. И наконец, автор пытается найти выход из возникшего противостоянии: идеал писателя — жизнь, идущая беспрерывно от прошлого в будущее через настоящее. Самая главная ценность в жизни — любовь отцов к детям. Молодое поколение наследует лучшее от старшего, а старшее более терпимо относится к наследникам. Только в таком случае возможен диалог поколений.

Идеи нигилистов

В апреле 1860 года Тургенев в очередной раз уехал во Францию. В небольшом городке Содене он изучал труды философов-материалистов. В шестидесятые годы многие молодые люди проявляли интерес к естественным наукам. Тургенева задела статья Добролюбова, в которой автор высказывал крайне нигилистские взгляды.

Молодежь умнее стариков — именно эта мысль просматривалась между строк в работе молодого критика. В переписке Добролюбова и Тургенева развернулся яростный спор. Причём дискуссия касалась прежде всего основных категорий человеческого существования – любви и смерти.

Новый герой

В 1860 году Тургенев начал работать над новым романом. Первые дни в его мыслях смутно выступал образ героя, убежденного в том, что естественнонаучные открытия могут объяснить в человеке всё. Прозаик представлял себе фигуру сумрачную, значительную, сильную, злобную, но при этом чистую и искреннюю. И обреченную на гибель.

Тургенев создал персонаж, который стоит в преддверии будущего, но находится в постоянной конфронтации с настоящим. При этом оказывается слишком слаб для того, чтобы реализовать свои идеи, воплотить их в жизнь. Конфликт отцов и детей, гуманистов и нигилистов, представителей русского дворянства и разночинцев — все это вдохновило писателя на создание романа.

Человеческая природа неизменна

Какие политические события происходили в годы, когда Тургенев работал над своим романом? Из Сибири были возвращены декабристы. Начались реформы. В обществе прогрессируют либеральные взгляды. Тургенев быстро понял, что всё, что происходит, имеет поверхностный характер. Это всего лишь разговоры, за которыми ничего не следует. Тургенев, в отличие от Некрасова, иллюзий не питал.

Писатель никогда не возлагал на прогресс больших надежд. Он понимал, что человеческая природа неизменна. Главный герой романа — Евгений Базаров — человек, полностью свободный от либеральных иллюзий. Ему чужды пустые разговоры, которые страстно ведёт Павел Петрович Кирсанов. Базаров ни во что не верит, ничего не хочет. Это глубоко разочарованный человек.

Проблема отцов и детей: аргументы. Отцы и дети: проблема взаимоотношений

Вечная проблема отцов и детей существовала всегда. Она заключается в том, что на определенном этапе взаимодействия «взрослый-ребенок» возникает конфликт, требующий скорейшего рассмотрения и взаимовыгодного решения. Проблема поколений сама по себе является достаточно острой и конфликтной. Сторонам трудно прийти к согласию именно потому, что у каждой имеются свои собственные представления о том, как должна быть устроена жизнь.

Часто родители просто искренне переживают за своих детей, потому и стремятся во всем контролировать их действия. Дети же этого не понимают, им кажется, что их свободу ограничивают, причем намеренно. Но родитель никогда не поступает негативно по отношению к ребенку, так сказать, из вредности, в то время как отпрыск иногда готов страдать за принцип. В этом и состоит основная проблема отцов и детей. Аргументы могут быть самыми различными: от желания отстоять свою точку зрения до рьяной защиты индивидуальности.


Общие закономерности возникновения непонимания между поколениями

Самые открытые и длительные конфликты в основном порождают отцы и дети. Проблема поколений часто не дает прийти к единому соглашению, понять и услышать друг друга в противоречивой, отчаянной борьбе идеалов, смыслов, представлений. Со стороны кому-нибудь может показаться, что дети растут неблагодарными, но они просто отстаивают свою личность, желание во всем быть автономными и самодостаточными. Другой вопрос: готовы ли они к этой самостоятельности, о которой так самозабвенно кричат? Скорее всего, нет. Подростки и юноши еще в достаточной степени незрелы, чтобы начинать самостоятельную жизнь: элементарно не смогут обеспечить себя жильем, полноценным питанием.

«Я уже взрослый!»

Нередко такую фразу можно услышать от ребенка тринадцати-шестнадцати лет. Он хочет поступать так, как считает нужным, воплощать в жизнь свои смелые идеи и цели. Однако следует помнить, что подростку важнее отстоять принцип, чем в реальности что-то сделать. И спорит он с родителем чаще потому, что не умеет пока договариваться иначе. Ему важно, чтобы окружающие воспринимали его как взрослого и состоявшегося человека. При этом, по сути, он еще ребенок и не готов к полноценной самостоятельной жизни.

Проблема поколений нередко обостряется еще и тем обстоятельством, что ребенок совершенно не понимает, что значит быть взрослым. Ему кажется, что самое важное – суметь доказать в споре свою правоту, идею, но на самом деле подлинная зрелость приходит тогда, когда молодой человек готов сам себя обеспечивать и полностью жить самостоятельно. Не все оказываются готовы к такому шагу, как отделение от родителей в 18, 20, 25 лет и старше.

«Ты одеваешься вызывающе!»

Такую реплику могут услышать в свой адрес подросшие дети. Родители нередко считают, что их отпрыски взрослеют слишком быстро, носят одежду, которая их портит, излишне привлекает к себе внимание окружающих. У детей же имеется совершенно иное видение ситуации. Им кажется, что это родители излишне их опекают, не дают самостоятельно ступить ни шагу.

Что можно посоветовать родителям? Понятное дело, что вам категорически не нравится, как одевается ваш ребенок: какие-то непонятные фасоны, темные или, наоборот, слишком яркие цвета. Но лучшее, что можно сделать, – это принять выбор вашего ребенка. Уважайте в нем личность — и тогда однажды он прислушается к вашему мнению. Детям следует быть терпеливее и не слишком выпячивать напоказ свою «независимость», помня о том, что самостоятельными они еще не стали.

Примеры проблемы отцов и детей: дочь пятнадцати лет собирается на свидание, красится перед зеркалом. Мать делает ей замечание: короткая юбка, вызывающий макияж. В результате дочь обижается и демонстративно отправляется. Проблема не решена. Дочь еще несовершеннолетняя и не может сама себя содержать.

Сын шестнадцати лет любит слушать рок-музыку. Все свои карманные деньги, которые ему выделяют родители, он тратит на покупку музыкальных дисков. Отцу не нравится увлечение сына, он хотел бы видеть его в будущем преуспевающим спортсменом. При каждом удобном случае отец говорит сыну, что его увлечение ничего не стоит и не может считаться достойным настоящего мужчины. Сын обижается, хотя и не меняет своей позиции. Конфликт вялотекущий, но длительный.

Разность интересов

Важно понять, что у родителей и детей не могут быть одинаковые взгляды на жизнь, лишь за редким исключением наблюдается почти полная идиллия. Это абсолютно нормально, и вовсе не нужно стремиться к тому, чтобы всем все нравилось. Кроме того, не следует забывать о том, что для родителей важна атмосфера тишины и покоя, в то время, как детям необходимы общение со сверстниками, гуляния, а значит — динамичность, шум.

Конфликты могут вызывать сами отцы и дети. Проблема взаимоотношений быстрее образуется там, где есть ощутимые разногласия, ярко выраженные противоречия.

Проблема отдельного жилья

Пожалуй, это самый болезненный вопрос, который только может возникнуть во взаимоотношениях «родитель-ребенок». Разумеется, это касается совершеннолетних детей, которым уже исполнилось восемнадцать-двадцать лет, и взрослых молодых людей. По мере взросления хочется самостоятельности, возникает желание видеть результаты своих трудов. В этом случае вовсе не надуманной предстает проблема отцов и детей. Аргументы более чем серьезные: ребенок должен научиться быть полностью независимым. Но далеко не у каждой семьи есть возможность заранее обеспечить ребенка всем необходимым, купить ему квартиру к тому моменту, когда он окажется готов себя обеспечивать самостоятельно. Тем, у кого нет средств на покупку квартиры, должны как-то выходить из положения: снимать отдельное жилье или продолжать жить вместе с родителями. В том случае, когда молодой человек или девушка, достигнув сознательного возраста, остаются под крышей родного дома, они должны вносить свой вклад в семейный бюджет. Ведь родители не должны кормить и содержать великовозрастных детей, это было бы крайне неправильно.

Убеждения и ценности

Проблема отцов и детей (аргументы в пользу того, что старшее и младшее поколения должны прислушиваться друк к другу, не всегда правильно воспринимаются) порождает нередко взаимные обиды и недоразумения. Родителям кажется, что если взрослый ребенок живет вместе с ними, то должен жить по их указке, во всем выполнять их волю. Молодой человек и рад бы отделиться, да пока, к примеру, не позволяют финансы.

Взгляды на жизнь, убеждения родителей и детей, даже при низкой конфликтности, будут в какой-то степени различаться. Ведь всякая личность имеет свои цели и стремления. Достижения детей далеко не сразу видны, порой требуется приложить значительные усилия.

Проблема границ и свободы

Тот, кто много лет прожил бок о бок с родителями, а потом наконец-то получил возможность приобрести собственное жилье, без сомнения, оценит все преимущества отдельного проживания. Родители могут быть самыми золотыми, но свою задачу по воспитанию детей они могут считать выполненной тогда, когда ребенок достиг хорошего уровня самостоятельности: он имеет возможность снимать жилье, питаться отдельно, обеспечивать себе быт, решать возникающие вопросы. Словом, нужно принять на себя ответственность, и только тогда приступать к взрослой жизни. Сама по себе самостоятельность требует больших вложений, преимущества не сразу заметны.

Живя с родителями под одной крышей, мы невольно нарушаем их личное пространство, а они ненароком вмешиваются в наше. Это нужно учитывать и понимать, если вы пока не собираетесь отделяться. Конечно, не у всех есть такая возможность, но тогда вы должны принять правила, царящие в вашей семье. Гнуть свою линию, спорить, конфликтовать с родителями, находясь у них на попечении, недостойно, некрасиво и неправильно.

Одной из самых значительных является проблема отцов и детей. Произведения русской классической литературы демонстрируют нам примеры подобных проявлений конфликта. Сразу же вспоминаются известные персонажи: Евгений Базаров и Павел Петрович Кирсанов, «сражающиеся» в словесном поединке за идею. Кроме них, есть еще герои из драмы «Гроза»: Катерина, которая не смогла жить вместе со сварливой свекровью, и ее муж Тихон, всю жизнь подстраивающийся под желания своей матушки.

Современные проблемы отцов и детей

На сегодняшний день конфликты поколений существуют так же, как и много лет назад. Причинами разногласий служат разность интересов, взглядов на жизнь, воззрений, квартирный вопрос. Последний является наболевшим для многих, поскольку не иметь своего жилья для некоторых молодых людей оборачивается перспективой всю жизнь провести в неудачниках.

Никто так не стремится доказать свою правоту оппоненту, как отцы и дети. Проблема взаимоотношений кроется часто в нежелании понимать, учитывать потребности друг друга.

Шаги к сохранению теплых, доверительных отношений

Тем, кто желает долгие годы радовать своих близких, лучше понимать мотивы их поступков и просто настроения, пригодятся наши советы. Прочной нитью связаны друг с другом отцы и дети. Проблема поколений чаще всего заключается в том, что люди не умеют правильно понять друг друга. Они словно говорят на разных языках. Детям следует с почтением относиться к родителям, уважать их опыт и мудрость, не стыдиться перенимать какие-то полезные навыки. Родителям же пойдет на пользу искреннее доверительное общение с выросшими детьми: их знания могут не раз пригодиться. Важно научиться уважать позицию другого человека, принимать его таким, какой он есть на самом деле, и не пытаться его переделать.

Таким образом, весьма существенной и важной является проблема отцов и детей. Аргументы, свидетельствующие о наличии трудностей взаимодействия, всегда содержат в себе ключи для позитивного решения. Стоит только захотеть что-то изменить в своей жизни, как находятся адекватные и приемлемые способы для реализации этого намерения.

Амнезия поколений: потеря памяти, наносящая вред планете

Можно забыть даже самые знакомые примеры природы, близкие к дому. Зоолог Лиззи Джонс из Royal Holloway, Лондон, и ее коллеги недавно опросили людей, живущих в Великобритании, об их восприятии и воспоминаниях о 10 видах садовых птиц, как во время опроса, так и в их воспоминаниях о том, когда им было 18 лет. Они обнаружили, что молодые люди, которые были ближе к 18 годам, были менее способны описать истинные долгосрочные экологические изменения, произошедшие среди британских популяций птиц.Как указали Джонс и его коллеги, когда-то шепот скворцов был обычным явлением в Великобритании, но в одной только Англии их количество снизилось на 87% в период с 1967 по 2015 год. Другим примером может быть «феномен ветрового стекла», который описывает наблюдения всех, кроме самое молодое поколение, что в наши дни меньше насекомых забрызгивают свои автомобили.

Есть ли способ избежать такой экологической амнезии поколений? Может показаться, что это просто вопрос обучения каждого нового поколения, но Кан и Вайс предполагают, что это не обязательно означает традиционное обучение в классе.Вместо этого они призывают старшее поколение развивать то, что они называют «паттернами взаимодействия», — более основанный на опыте подход, при котором детям и молодым людям предлагается встречаться с природой везде, где они могут ее найти.

Это не обязательно должен быть романтичный идеал посещения редкого дикого леса или похода в недоступную дикую местность — это может быть так же просто, как прогулка по краю водоема, поиск ягод в летний день или даже просто лежа на траве или земле. Неважно, живете ли вы в городе или в деревне.«Предлагаемое нами решение — это, по сути,« одно небольшое взаимодействие с природой за раз »», — пишут Кан и Вайс.

По мере того, как каждое поколение стареет, может возникнуть соблазн пожаловаться на недостаточную осведомленность среди «детей в наши дни», как это делало предыдущее поколение, когда мы были молоды. Но когда дело доходит до того, чтобы наши лучшие воспоминания о мире не были забыты, кажется, что по крайней мере часть этой энергии может быть лучше потрачена на передачу опыта, а не на вынесение суждений.

* Ричард Фишер — старший журналист BBC Future.Твиттер: @rifish .

Добро пожаловать в серию новостей BBC Future Wise Words , цель которой пополнить словарный запас, который мы используем для описания быстро меняющегося мира. Мы раскроем менее известные слова и фразы, обозначающие ранее скрытые явления, руководствуясь убеждением, что новый язык может открыть новое понимание.

Присоединяйтесь к одному миллиону поклонников Future, поставив нам лайк на Facebook , или подписывайтесь на нас в Twitter или Instagram .

Если вам понравился этот рассказ, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com , которая называется «Основной список». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Вечная проблема с разрывом поколений. Пример

Разрыв поколений — это тот разрыв, который невозможно преодолеть. Обсуждать.

Каждое поколение живет согласно нормам и убеждениям в свое время.Время приносит изменения, новые технологии, новый образ жизни и новые способы мышления и поведения. Люди неизбежно и даже неосознанно следят за этими изменениями, и они тоже страдают. В любом процессе переходный период является самым трудным препятствием для преодоления, и вопрос о том, можно ли преодолеть разрыв между поколениями, является причиной горячих споров между членами в каждом обществе.

Есть люди, которые верят, что одно поколение никогда не сможет понять людей из следующего.Они подтверждают свое утверждение тем, что для того, чтобы что-то понять, нужно это пережить. Одна из иллюстраций их тезиса — трудности, с которыми пожилые люди приспосабливаются к современным технологиям. Более того, они верят, что образ мышления людей имеет глубокие корни, и трудно принять что-то иное, чем то, о чем они думали. В результате незнание изменений — их первая защита.

С другой стороны, те, кто считает себя более гибкими и приспосабливаемыми, полагают, что если люди попытаются, разрыв между поколениями может быть весьма сокращен и даже незначителен, чтобы о нем когда-либо упоминали.Они надеются, что если бы только люди из каждого поколения принимали и уважали хороший и полезный опыт и знания другого поколения, они могли бы встретить друг друга на полпути и иметь возможность сосуществовать без предубеждения друг к другу.

Итак, отношения между людьми всегда сложные, даже в одном поколении. Когда речь идет о нескольких поколениях, это еще труднее. Разрыв между ними может быть преодолен, а может и нет, это зависит от людей, но если бы каждое поколение могло уважать другое, было бы, конечно, легче пройти по этому мосту.

Это эссе написал сокурсник. Вы можете использовать его как руководство или образец для напишите свою статью, но не забудьте процитировать ее правильно. Не отправьте его как свое собственное, так как это будет считаться плагиатом.

Нужен индивидуальный образец эссе, написанный специально для вашего требования?

Выберите квалифицированного специалиста в своей области и получите оригинальную статью с бесплатным плагиатом отчет

порядок нестандартная бумага Без предоплаты

Вы должны перестать говорить о поколениях (потому что они на самом деле не существуют)

Я всегда чувствовал себя сиротой из-за разговоров о поколениях.Я родился в 1980 году и был слишком молод, чтобы полностью погрузиться в атмосферу Reality Bites / grunge Gen-X. С другой стороны, у меня не было собственного компьютера или адреса электронной почты, пока мне не исполнилось 18 лет. К моему вечному стыду, я до сих пор помню, что не понимал, почему Интернет имел большое значение, когда кто-то впервые объяснил мне это (извините, Эван , ты был прав). Я тоже не являюсь стереотипным миллениалом.

У нас теперь есть куча запоминающихся терминов, таких как «Xennial», «Generation Catalano» и, что мне не нравится, «гериатрический Millennial» для «микрогенерации» между Gen-X и Millennial, но мой опыт ощущения исключенности из типичных категорий поколений оставил меня скептически настроенным ко всему предприятию.Полезно ли сгруппировать людей в блоки на 15–20 лет? Разве это не произвольно? И действительно ли эти группы имеют фундаментальное сходство?

Исследования показывают, что многие общепринятые представления об определенных поколениях являются бессмыслицей — миллениалы — не те, кого называют тостами из авокадо, как их выставляют, — но недавняя статья New Yorker идет дальше. В нем Луи Менанд утверждает, что проблема заключается не только в неточном понимании отдельных групп, но и в самой идее разделения населения на поколения в первую очередь.

Насколько действительно полезно понятие «поколения»?

В длинной статье Менанд излагает историю нашей одержимости поколениями, объясняя, что импульс разделить людей на эти группы возник в 1940-х годах, когда молодые люди стали дольше учиться. Так родилась «молодежная культура», а вместе с ней и импульс определять каждую новую когорту, чтобы продавать им вещи.

Поколения — это просто условность, которую мы придумали, чтобы упростить разговоры о социологии и маркетинге.Но действительно ли эти термины помогают нам понять что-нибудь более ясно? Менанд пролистал несколько книг по этому вопросу и пришел к выводу, что поколения на самом деле не так уж и полезны.

Во-первых, поколения невероятно разнообразны, и когда мы начинаем говорить, например, о «поколении Z», то на самом деле мы обычно подразумеваем определенный тип молодых людей, которые не являются репрезентативными для группы в целом. «У женщины, родившейся в семье иммигрантов в Сан-Антонио в 1947 году, были совсем другие жизненные шансы, чем у белого мужчины, родившегося в Сан-Франциско в том году.«Тем не менее, прототип Baby-Boom — это белый студент колледжа, одетый в полосатые брюки-клеш и кнопку мира, точно так же, как прототип Gen-Z — это ученица старшей школы с тратой денег и учетной записью в Instagram», — отмечает Менанд.

Во-вторых, заботы и характер людей постоянно меняются на разных этапах жизни. Подростки зациклены на идентичности. Молодые люди беспокоятся о том, чтобы платить за квартиру. Став родителем, вы больше не рискуете. Эти эффекты часто смешиваются с «поколенческими» тенденциями.

Наконец, просто нет свидетельств того, что многие различия приписываются поколениям. В своей книге «Миф о поколении » социолог Королевского колледжа Лондона Бобби Даффи использует данные, чтобы показать, что «люди в разных возрастных группах гораздо больше похожи, чем предполагают все разговоры о поколениях», — сообщает Менанд. «Нет никаких свидетельств, — говорит он, — об« эпидемии одиночества »среди молодежи или о росте числа самоубийств. Спад сексуальной активности в Соединенных Штатах и ​​США.К. распространяется на все население, а не только на молодежь «. Поколение Z не более этично, чем предыдущие молодые люди. Поддающихся проверке различий на рабочем месте между поколениями не существует — важное понятие, о котором следует помнить, когда вы возглавляете команду сотрудников разного возраста.

Вещи меняются, но, возможно, не из-за «поколений»

Очевидно, что определенная мода принадлежит определенным моментам, и культура меняется со временем. Когда я вступил во взрослую жизнь, только 35 процентов американцев поддерживали то же самое -половой брак.Теперь примерно от 60 до 70 процентов, в зависимости от того, с каким опросом вы обращаетесь. Подобные изменения требуют объяснений. Но действительно ли поколения помогают нам понять взлет и падение идей? Или разговор о поколениях — это просто способ продать консультационные услуги и дать нам иллюзию порядка в неуправляемом мире (во многом как листиклы, астрология и Майерс-Бриггс)?

Мой необычный год рождения уже давно заставил меня скептически относиться к разговорам о поколениях. Я был рад узнать, что существует множество доказательств того, что нарезка и нарезка возрастных групп на самом деле не учит нас многому из ничего полезного.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Вечное поколение: кто бы это отрицал?

Во время участия в академической конференции в прошлом году я пошел на обед с друзьями и другими участниками конференции. Беседа за столом была оживленной, разносторонней и очень веселой. В какой-то момент разговор зашел о вечном рождении Сына. В разгар дискуссии человек, которого я раньше не встречал, сказал что-то на этот счет: «Я люблю Варфилда, но я просто не могу понять, почему он отверг вечное поколение.«Его заявление было не совсем точным, и я сказал ему об этом в соответствии с мысленной перепалкой, происходящей за нашим столом. Он не согласился.

Что ж, конференция окончена, и все мои собеседники разошлись по домам. Итак, позвольте мне заняться боксом с тенью. Позвольте мне задать вопрос моим читателям. Отвергал ли Варфилд учение о вечном рождении Сына? Я не изменил своего мнения после конференции. Итак, ответ — нет. Варфилд не отвергал вечное рождение Сына.Но почему кто-то мог подумать, что он это сделал?

Ответ можно найти в статье, которую он написал для Princeton Theological Review в 1909 году под названием «Доктрина Троицы Кальвина». В этой статье Варфилд разбирается с кажущимися сомнениями Кальвина в отношении доктрины вечного зарождения. Однако это лишь «кажущиеся колебания», потому что внимательное чтение статьи дает некоторые конкретные результаты. Например, согласно Варфилду, Кальвин не отвергал доктрину вечного зарождения.Фактически, говорит Варфилд, «мы только что увидели, что Кальвин прямо учит« вечное поколение »Сына… Очевидно, для него это было вопросом твердой веры »[1]. Но если Кальвин утверждал о вечном рождении Сына, тогда в чем была проблема?

Проблема Кальвина заключалась не в учении о вечном рождении как таковом, а в том, как «оно было разъяснено никейскими отцами». [2] Другими словами, факт вечного рождения, как учил в Никейском символе веры, был для Кальвина , не оспаривается, но объяснение этого факта Никейским Отцом было.[3]

Проблема?

Как может быть «постоянное движение божественной сущности от первого лица ко второму, всегда полное, никогда не завершенное»? [4] Кальвин, похоже, счел «эту концепцию трудной, если не бессмысленной» [5]. Другими словами, как может быть непрерывный акт порождения, если три Личности существовали от вечности?

Следовательно, Кальвин аргументирует две аксиоматические точки. Во-первых, он утверждает, что мы должны верить в учение о вечном рождении и утверждать его, не пытаясь спекулировать на его природе.Во-вторых, мы должны не только утвердить вечное порождение Личности Сына, но мы также должны подтвердить верность Сына по отношению к его сущности. Другими словами, если Сын (не говоря уже о Духе) имеет ту же сущность, что и Отец, тогда он autotheos или Бог Самого Себя, то есть есть акцент на равенстве Лиц. разделяя одну и ту же сущность. По этому поводу Варфилд решительно говорил:

В частности, Кальвину выпало в интересах истинного Божества Христа — постоянного побуждения всего тела тринитарной мысли — подтвердить и укрепить атрибут самости. существование ( autotheotos ) для Сына.Таким образом, Кальвин занимает свое место, наряду с Тертуллианом, Афанасием и Августином, как один из главных авторов точного и жизненно важного утверждения христианской доктрины Триединого Бога. [6]

Вдобавок Кальвин нанес два отличных очка; Во-первых, он утверждал, что отрицание качества верности Сыну или Духу сделает их творениями Отца. Однако наиболее интересным является второе утверждение Варфилда относительно Кальвина. Варфилд утверждает, что Кальвин был далеко не новичком в этом вопросе.Фактически, он даже процитировал самих никейских отцов, которые утверждали это «столь многословно». [7] Итак, отрицает ли Варфилд вечное рождение? Не больше, чем Кальвин.

Джеффри А. Стивасон — пастор реформатской пресвитерианской церкви Грейс в Гибсонии, штат Пенсильвания. Он также имеет докторскую степень. по систематическому богословию Вестминстерской духовной семинарии в Филадельфии, штат Пенсильвания. Джефф — автор книги «От непостижимости к согласию» (P&R), он участвовал в энциклопедии Джонатана Эдвардса (Eerdmans) и является исполнительным редактором журнала Place for Truth.



[1] Варфилд, Бенджамин Б., Работы Бенджамина Б. Варфилда, том. 5, Кальвин и кальвинизм (Гранд-Рапидс, Мичиган: Бейкер Букс, 2000), 248.

[6] Варфилд, Бенджамин. B. Работы Бенджамина Б. Варфилда: т. 2, Biblical Doctrines (Bellingham, WA: Logos Bible Software, 2008), 171.

[7] Warfield, vol. 5.583.

Как миллениалы стали выгоревшим поколением

«Я пытался зарегистрироваться в на выборах 2016 года, но к тому времени, когда я попытался это сделать, срок истек», — объяснил прошлой осенью New York Magazine мужчина по имени Тим, 27 лет.«Я ненавижу рассылку писем; это вызывает у меня беспокойство ». Тим обрисовывал причины, по которым он, как и 11 других миллениалов, опрошенных журналом, вероятно, не проголосует на промежуточных выборах 2018 года. «По логике работы не так уж и много», — продолжил он. «Заполните форму, отправьте по почте, отправляйтесь в определенное место в определенный день. Но мне может быть трудно выполнять такие задачи, если я не испытываю к этому энтузиазма ».

Тим признает, что некоторые друзья помогли ему зарегистрироваться для голосования, и он, вероятно, планировал сделать это на промежуточных экзаменах.Но его объяснение — хотя, как он отметил, его борьба в этом случае была частично вызвана его СДВГ — вызвало современную тенденцию замочить неспособность миллениалов выполнять, казалось бы, базовые задачи. Подрасти , общее настроение идет. Жизнь не так уж и сложна. «Так вот и кончился мир», — написал в Твиттере корреспондент HuffPost Мэтт Фуллер. «Не на ура, а с группой миллениалов, которые не знают, как отправлять почту».

Объяснения, подобные объяснениям Тима, лежат в основе репутации миллениалов: мы избалованы, имеем право, ленивы и терпим неудачи в том, что стало известно как «взрослые» — слово, придуманное миллениалами для решения задач самообороны. достаточное существование.Выражение «взрослого» часто выглядит как привилегированное изумление перед реалиями, ну, жизни : что вы должны платить по счетам и идти на работу; что вы должны покупать еду и готовить ее, если хотите ее съесть; что действия имеют последствия. Взросление сложно, потому что жизнь трудна — или, как предостерегает читателей статья из Bustle, «все тяжело, если вы хотите смотреть на это таким образом».

Миллениалы любят жаловаться на других миллениалов, дающих им плохую репутацию.Но пока я негодовал по поводу беспокойства этого 27-летнего почтальона, я был глубоко в круговороте тенденции, развившейся за последние пять лет, которую я назвал «бессистемный паралич». Я вносил что-то в свой еженедельный список дел, и он переходил от одной недели к другой, преследуя меня месяцами.

Ни одна из этих задач не была такой сложной: заточить ножи, отдать сапоги сапожнику, зарегистрировать мою собаку для получения новой лицензии, отправить кому-нибудь подписанную копию моей книги, записаться на прием к дерматологу, пожертвовать книги в библиотеку, пылесосить мою машину.Несколько писем — одно от дорогого друга, одно от бывшего студента, спрашивающее, как складывается моя жизнь, — скопились в моем личном почтовом ящике, который я использую как своего рода альтернативный список дел, до такой степени, что я начал называть его «почтовый ящик стыда».

Не то чтобы я всю оставшуюся жизнь бездельничал. Я публиковал рассказы, писал две книги, готовил еду, совершал переезды по стране, планировал поездки, выплачивал студенческие ссуды, регулярно тренировался. Но когда дело касалось обыденного, среднего приоритета, вещей, которые не облегчили бы мою работу или мою работу лучше, я избегал этого.

Мне стыдно за эти поручения с каждым днем. Я напоминаю себе, что моя мама почти всегда выполняла поручения. Они ей понравились? Нет, но она их сделала. Так почему бы мне не собрать все вместе — особенно когда все задачи, на первый взгляд, легко выполнялись? Я понял, что подавляющее большинство этих задач имеет общий знаменатель: их основной бенефициар — я, но не таким образом, чтобы на самом деле кардинально улучшить мою жизнь. Это, казалось бы, трудоемкие задачи с низким вознаграждением, и они парализуют меня — мало чем отличается от того, как регистрация для голосования парализовала тысячелетнего Тима.

Мы больше не беспомощные подростки; мы уже взрослые, и проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не мимолетные, а системные.

Тим и я не одиноки в этом параличе. Мой партнер был настолько сбит с толку многоступенчатым, невероятно (и целенаправленно) запутанным процессом подачи бланков страхового возмещения за каждую неделю терапии, что в течение нескольких месяцев он просто не отправлял их — и съел более 1000 долларов.Другая женщина рассказала мне, что у нее уже больше года лежит пакет без почты в углу ее комнаты. Один друг признался, что потратил сотни долларов на одежду, которая не подходит, потому что он не смог ее вернуть. Беспорядочный паралич, почтовое беспокойство — это разные проявления одного недуга.

В течение последних двух лет я отказывался от предупреждений — от редакторов, членов семьи, от коллег — о том, что могу привести к выгоранию. На мой взгляд, выгорание — это то, чем занимаются гуманитарные работники, влиятельные юристы или журналисты-расследователи.Это было то, что можно было бы вылечить, проведя неделю на пляже. Я все еще работал, делал еще другой дела — конечно, я не перегорел.

Но чем больше я пытался разгадать свой бессистемный паралич, тем больше стали проявляться фактические параметры выгорания. Выгорание, сопровождающие его поведение и лишний вес — это не то, что мы можем вылечить, отправившись в отпуск. Это касается не только работников, находящихся в условиях сильного стресса. И это не временный недуг: это состояние тысячелетия.Это наша базовая температура. Это наша фоновая музыка. Таковы вещи. Это наша жизнь.

Это осознание изменило мою недавнюю борьбу: почему я не могу справиться с этим приземленным делом? Потому что я выгорела. Почему я выгорел? Потому что я усвоил идею, что я должен работать все время. Почему я усвоил эту идею? Потому что все и все в моей жизни подкрепляли его — явно и неявно — с тех пор, как я был молод. Жизнь всегда была тяжелой, но многие миллениалы не готовы справляться с тем, как нам становится трудно.

И что теперь? Следует ли мне больше медитировать, договариваться о большем свободном времени, делегировать задачи в рамках моих отношений, выполнять действия по уходу за собой и устанавливать таймеры в своих социальных сетях? Иными словами, как я могу оптимизировать себя, чтобы выполнять эти рутинные задачи и теоретически вылечить свое выгорание? По мере того как миллениалы достигают тридцатилетнего возраста, мы все время задаем этот вопрос и не можем дать адекватного ответа. Но, может быть, это потому, что это вообще неправильный вопрос.

За последнее десятилетие «миллениалов» использовались для описания или приписывания того, что правильно и что неправильно с молодыми людьми, но в 2019 году миллениалы достигли совершеннолетия: самым молодым — 22 года; самому старшему, как и мне, где-то около 38.Это потребовало изменения в том, как люди в нашем поколении и за его пределами настраивают свою критику. Мы больше не беспомощные подростки; мы уже взрослые, и проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не мимолетные, а системные.

Многие виды поведения, приписываемые миллениалам, являются поведением определенной подгруппы в основном белых людей, в основном представителей среднего класса, родившихся между 1981 и 1996 годами. Но даже если вы миллениал, который не рос в привилегированных условиях, вы подверглись влиянию социальных и культурных сдвигов, сформировавших поколение.Наши родители — смесь молодых бумеров и старых представителей поколения X — вырастили нас в эпоху относительной экономической и политической стабильности. Как и в случае с предыдущими поколениями, ожидалось, что следующее поколение будет лучше — как с точки зрения здоровья, так и с точки зрения финансов — чем то, что было раньше.

Но когда миллениалы вступают в среднюю зрелость, этот прогноз оказался ложным. С финансовой точки зрения большинство из нас сильно отстает от своих родителей в нашем возрасте. У нас гораздо меньше сбережений, гораздо меньше капитала, гораздо меньше стабильности и намного больше, студенческих долгов.У «величайшего поколения» была Депрессия и закон о военнослужащих; у бумеров был золотой век капитализма; Поколение X имело дерегулирование и экономику просачивания вниз. А миллениалы? У нас есть венчурный капитал, но мы также столкнулись с финансовым кризисом 2008 года, упадком среднего класса и подъемом на 1%, а также постоянным упадком профсоюзов и стабильной полной занятостью.

По мере того, как американский бизнес становился более эффективным, лучше с получением прибыли, следующее поколение должно было быть конкурентоспособным.Мы не могли просто появиться с дипломом и рассчитывать получить и сохранить работу, которая позволила бы нам выйти на пенсию в 55 лет. В условиях заметного сдвига по сравнению с предыдущими поколениями, миллениалам нужно было оптимизировать себя, чтобы стать самыми лучшими работниками. .

И этот процесс начался очень рано. В книге Kids Today: Human Capital and the Making of Millennials Малкольм Харрис излагает бесчисленные способы обучения, адаптации, подготовки и оптимизации нашего поколения для работы на рабочем месте — сначала в школе, затем в средней школе. как очень маленькие дети.«Раньше управление рисками было деловой практикой, — пишет Харрис, — а теперь это наша доминирующая стратегия воспитания детей». В зависимости от вашего возраста, эта идея применима к тому, что наши родители разрешали или не позволяли нам делать (играть на «опасных» игровых площадках, гулять без мобильных телефонов, водить машину без взрослых) и как они позволяли нам это делать. то, что мы делали (учились, исследовали, ели, играли).

Харрис указывает на методы, которые мы теперь считаем стандартными, как средство «оптимизации» детских игр, отношение, которое часто называют «интенсивным воспитанием».«Бегство по окрестностям стало игрой под присмотром взрослых. Неструктурированный дневной уход превратился в дошкольное учреждение. Игры «Neighborhood Kick the Can» или «пикапы» превратились в строго регламентированную организованную игру лиги, которая длится круглый год. Неканализированная энергия (диагностированная как гиперактивность) стала лечебной и дисциплинированной.

Мы не пытались сломать систему, потому что нас не так воспитывали. Мы пытались выиграть .

Мое детство в конце 80-х — начале 90-х лишь частично определялось такой родительской оптимизацией и контролем, в основном потому, что я жил в сельском городке в Северном Айдахо, где такая структурированная деятельность была редкостью. Я проводил перерыв, играя на (очень опасных!) Качелях и карусели. Я носил шлем, чтобы кататься на велосипеде и скейтборде, но мы с братом были единственными детьми, которых мы знали, кто это делал.Я не проходил стажировку в средней школе или в колледже, потому что они еще не были стандартизированным компонентом любого опыта. Я брал уроки игры на фортепиано для развлечения, а не ради будущего. У меня не было подготовительного класса к SAT. Я выбрал один доступный мне курс AP и подал заявление в колледжи (на бумаге, вручную!) На основе брошюр и коротких рецензий в книге «Лучшие колледжи».

Но это было началом конца этого отношения — к воспитанию детей, к досугу детей, к отбору в колледж.И не только среди буржуазных, образованных, стереотипных родителей-вертолетчиков: помимо «интенсивного воспитания», миллениалы также характеризуются родительским поведением «линчевателя», при котором, как описывает социолог Линда М. Блум, «непоколебимая бдительность и защита материнства. ее ребенок [берет] на себя императив одиноких моральных поисков ».

Недавнее исследование показало, что поведение «линчевателей» пересекается с расами и классами. Может быть, пригородная семья из высшего сословия вкладывается в то, чтобы их ребенок поступил в школу Лиги плюща, в то время как мама из Филадельфии, у которой не было возможности поступить в колледж, сама вкладывается в то, чтобы ее дочь стала первой в семье, кто это сделал. в колледж.Цели несколько различаются, но наблюдение, отношение, оценка рисков и кампания, направленная на то, чтобы привести ребенка к этой цели, очень похожи.

Только после окончания колледжа я начал видеть результаты такого отношения в действии. Через четыре года после окончания учебы выпускники жаловались, что в школе полно ботаников: никто даже не тусовался по вторникам! Я засмеялся над вечным рефреном — Эти младшие дети, какие придурки, мы были намного круче — но только через несколько лет, когда я вернулся в кампус в качестве профессора, я осознал, насколько принципиально отличается ориентация этих учеников на учебу.Были по-прежнему неприятные мальчики из студенческого общества и модные девчонки из студенческого общества, но они были гораздо более прилежными, чем мои сверстники. Они пропускали меньше уроков. Они неукоснительно соблюдали рабочие часы. Они писали по электронной почте в любое время. Но они также были встревоженными ученицами, парализованными при мысли об окончании учебы и регулярно ставшими в тупик заданиями, требующими творческого подхода. Всю свою жизнь они находились под пристальным руководством, и они хотели, чтобы я тоже направлял их. Словом, испугались .

Каждый выпускник в какой-то степени боится будущего, но это было на другом уровне.Когда мой класс оставил уроки гуманитарных наук, мы разбежались по временным концертам: я работал на мужском ранчо; другой друг, няня на лето; один устроился на ферму в Новой Зеландии; другие стали гидами на плотах и ​​перешли в лыжные инструкторы. Мы не думали, что наша первая работа была важной; это была просто работа, которая, в конечном итоге, постепенно приведет к работе.

Но эти студенты были убеждены, что их первая работа после окончания колледжа определит не только их карьеру, но и их внутреннюю ценность на всю оставшуюся жизнь.Я сказал одной студентке, чьи десятки заявок на стажировку и стипендию не дали никаких результатов, что она должна переехать куда-нибудь весело, устроиться на любую работу и выяснить, что ее интересует и какую работу она не хочет делать — предложение это вызвало плач. «Но что я скажу своим родителям?» она сказала. «Я хочу классную работу, которой я увлечен!»

Эти ожидания заключают в себе проект воспитания миллениалов, в котором учащиеся усваивают необходимость найти работу, которая хорошо отражается на их родителях (стабильная, прилично оплачиваемая, узнаваемая как «хорошая работа»), которая также впечатляет их сверстников (на «крутой» ») И выполняет то, что им говорили было конечной целью всей этой детской оптимизации: делать работу, которая вам нравится.Будь то работа профессионального спортсмена, менеджера по социальным сетям в Патагонии, программиста в стартапе или партнера в юридической фирме, кажется, имеет меньшее значение, чем проверка всех этих полей.

По крайней мере, это теория. Так что же происходит, когда миллениалы начинают реальный поиск своей карьеры святого Грааля — и начинают «взрослеть» — но это совсем не похоже на обещанную мечту?

Как и большинство старых миллениалов, мой собственный карьерный путь был отмечен двумя финансовыми катастрофами.В начале 2000-х, когда многие из нас либо только поступали в колледж, либо работали, пузырь доткомов лопнул. В результате финансовые развалины были не такими масштабными, как кризис 2008 года, но они ужесточили рынок труда и торпедировали фондовый рынок, что косвенно повлияло на миллениалов, которые рассчитывали на инвестиции родителей, чтобы помочь им закончить колледж. Когда в 2003 году я получил диплом по гуманитарным наукам и переехал в Сиэтл, город все еще был доступен, но квалифицированных рабочих мест не хватало.Я работала няней, сосед по дому работал помощником, друг прибегал к продаже того, что позже стало известно как субстандартная ипотека.

Те два года работы няней были тяжелыми — мне было невероятно скучно, и я ездила на работу по часу в каждом направлении — но это был последний раз, когда я помню , а не , чувство сгорания. У меня был мобильный телефон, но я не мог даже отправлять сообщения; Я проверял свою электронную почту раз в день на настольном компьютере в комнате друга. Поскольку меня направили через агентство по уходу за детьми, мой контракт включал медицинское обслуживание, больничные и оплачиваемый отпуск.Я зарабатывал 32000 долларов в год и платил 500 долларов в месяц за аренду. У меня не было студенческих долгов за бакалавриат, и моя машина была выплачена. Я сэкономил немного, но деньги были на фильмы и обеды. Я был интеллектуально нестимулирован, но хорошо справлялся со своей работой — ухаживал за двумя младенцами — и у меня были четкие границы между временем, когда я работала, и не работала.

Потом эти два года закончились, и большая часть моей группы друзей начала бегство в аспирантуру. Мы поступили на программы PhD, юридический факультет, медицинский институт, архитектурный факультет, образовательные программы магистратуры, MBA.Не потому, что мы жаждали новых знаний. Это произошло потому, что мы жаждали надежных рабочих мест для среднего класса — и нам сказали, правильно или нет, что эти рабочие места доступны только в аспирантуре. Когда мы учились в аспирантуре, и микрогенерация позади нас выходила из колледжа на работу, разразился финансовый кризис 2008 года.

Я никогда не думал, что система будет справедливой. Я знал, что выиграть в нем могут лишь немногие.Я просто верил, что смогу продолжить оптимизацию, чтобы стать одним из них.

Кризис так или иначе затронул всех, но то, как он повлиял на миллениалов, имеет фундаментальное значение: он всегда определял наш опыт работы на рынке труда. Более опытные работники и недавно уволенные составили пулы соискателей на должности начального и нижнего уровня, которые когда-то в основном предназначались для недавних выпускников. Мы не могли найти работу или могли найти только работу с частичной занятостью, работу без пособий или работу, которая на самом деле была несколькими побочными делами, объединенными в одну работу.В результате мы переехали домой с родителями, у нас появились соседи по комнате, мы вернулись в школу, мы пытались заставить это работать. В конце концов, мы умели решать проблемы — и учили, что если мы будем работать усерднее, все получится.

На первый взгляд, отработал . Экономика восстановилась. Большинство из нас переехали из родительских домов. Мы нашли работу. Но чего мы не смогли найти, так это финансовой безопасности. Поскольку образование — аспирантура, бакалавриат, профессионально-техническое училище, онлайн — считалось лучшим и единственным способом выжить, многие из нас вышли из этих программ с выплатами по кредитам, которые не смогли компенсировать наши перспективы послеуниверситетского образования.Ситуация была еще более ужасной, если вы поступили в коммерческую школу, где средний общий долг за четырехлетнюю степень составляет 39 950 долларов, а перспективы трудоустройства после окончания учебы еще более мрачны.

По мере того, как я продолжал учиться в аспирантуре, у меня накапливалось все больше и больше долгов — долга, который я рационализировал, как и многие представители моего поколения, как единственное средство для достижения конечной цели: 1) «хорошая» работа, которая 2) была бы или звучит круто, и 3) позвольте мне следовать своей «страсти». В данном случае — постоянная работа профессора по изучению СМИ.В прошлом получение степени доктора философии было, как правило, делом без долгов: ученые работали над получением степени, работая ассистентами, которые оплачивали им прожиточный минимум и оплачивали стоимость обучения.

Эта модель начала меняться в 1980-х годах, особенно в государственных университетах, вынужденных компенсировать сокращение государственного бюджета. Преподавательский труд был намного дешевле, чем оплата штатного профессора, поэтому университеты не просто сохраняли программы докторантуры, но и расширяли их, даже при сокращении средств для адекватной оплаты этих студентов.Тем не менее, тысячи аспирантов остались верны идее постоянной профессуры. И чем теснее становился академический рынок, тем упорнее мы работали. Мы не пытались сломать систему, потому что нас не так воспитывали. Мы пытались выиграть .

Я никогда не думал, что система будет справедливой. Я знал, что выиграть в нем могут лишь немногие. Я просто верил, что смогу продолжить оптимизацию, чтобы стать одним из них. И мне потребовались годы, чтобы понять истинные последствия такого мировоззрения.Я много работал в колледже, но, как старый миллениал, ожидания в отношении работы были умеренными. Нам нравилось говорить, что мы много работали, много играли — и вокруг каждого из этих занятий были четкие границы. Таким образом, в аспирантуре я научился работать как миллениал, то есть постоянно. Моим новым девизом было: «Все хорошее — плохо, все плохое — хорошо»: то, что должно было казаться хорошим (отдых, не работа), было плохим, потому что я чувствовал себя виноватым за то, что не работал; вещи, которые должны были казаться «плохими» (работать все время), казались мне хорошими, потому что я делал то, что я думал, что должен и что мне нужно делать, чтобы добиться успеха.

Мы терпим, когда компании плохо к нам относятся, потому что не видим другого выхода. Мы не уходим. Мы понимаем, что не прилагаем достаточно усилий. И мы получаем второй концерт.

В моей магистерской программе труд аспирантов, возможно, эксплуатировался, но мы были объединены в профсоюзы и получали компенсацию таким образом, что позволяли выйти из программы без долгов.Наша медицинская страховка была прочной; размеры классов были управляемыми. Но все изменилось в моей докторской программе в Техасе — в штате с «правом на работу», где профсоюзы, если они вообще существуют, не имеют никакой позиции на переговорах. Мне заплатили достаточно, чтобы покрыть месячную арендную плату в Остине, и оставалось 200 долларов на все остальное. Я самостоятельно преподавал в классах до 60 человек. Единственные люди в моей когорте, которым не приходилось брать ссуды, имели партнеров на «реальной» работе или на семейных деньгах; большинство из нас были обременены долгами за привилегию подготовиться к отсутствию перспектив работы.Либо мы продолжали работать, либо потерпели неудачу.

Итак, мы взяли эти ссуды с заверением федерального правительства в том, что если после окончания учебы мы перейдем на сферу государственной службы (например, преподавание в колледже или университете) и выплатим процент от наших ссуд вовремя в течение 10 лет. , остальным простительно. В прошлом году — первом году, когда правомочные выпускники смогли подать прошение о прощении — был принят только 1% заявлений.

Когда мы говорим о студенческой задолженности миллениалов, мы говорим не только о платежах, которые удерживают миллениалов от участия в американских «учреждениях», таких как владение домом или покупка бриллиантов.Это также связано с психологическими потерями, связанными с осознанием того, что то, что вам сказали и вы сами поверили, «того стоит» — стоит ссуд, стоит труда, стоит всей этой самооптимизации — не стоит.

Одна вещь, которая вызывает у осознание еще большего, — это наблюдение, как другие живут своей, казалось бы, крутой, страстной и полноценной жизнью в сети. Все мы знаем, что то, что мы видим в Facebook или Instagram, не «настоящее», но это не значит, что мы не осуждаем себя против этого.Я считаю, что миллениалы гораздо меньше завидуют объектам или имуществу в социальных сетях, чем представленному там целостному опыту, который побуждает людей комментировать Я хочу твою жизнь . Это завидное сочетание отдыха и путешествий, скопление домашних животных и детей, заселенные пейзажи и потребляемая еда кажутся не просто желанными, но сбалансированными, удовлетворенными и не подверженными выгоранию.

И хотя сама работа редко изображается, она всегда есть.Периодически это место фотографируется как веселое или забавное, всегда приносящее удовлетворение или удовлетворение. Но в большинстве случаев это то, от чего вы ускользаете: вы достаточно много работали, чтобы наслаждаться жизнью .

Это не временная болезнь: это состояние тысячелетия. Это наша базовая температура. Это наша фоновая музыка. Таковы вещи. Это наша жизнь.

Лента социальных сетей — и Instagram в частности — свидетельствует о плодах тяжелого, вознаграждаемого труда и самого труда.Больше всего ревности вызывают те фото и видео, которые предполагают, что достигнуто идеальное равновесие (много работать, много играть!). Но, конечно, для большинства из нас это не так. В конце концов, публикации в социальных сетях — это средство повествования о нашей собственной жизни: о том, что мы говорим себе о своей жизни. И когда мы не чувствуем удовлетворения, которое, как нам сказали, мы должны получать от хорошей работы, которая «приносит удовлетворение», уравновешенной с личной жизнью, которая в равной степени такова, лучший способ убедить себя, что вы чувствуете, что это так. чтобы проиллюстрировать это другим.

Для многих миллениалов присутствие в социальных сетях — в LinkedIn, Instagram, Facebook или Twitter — также стало неотъемлемой частью получения и сохранения работы. Самый «чистый» пример — это влиятельный человек в социальных сетях, весь источник дохода которого действует и опосредует себя в Интернете. Но социальные сети также являются средством, с помощью которого многие «работники умственного труда», то есть работники, которые обрабатывают информацию, обрабатывают ее или придают ей смысл, продают и создают собственные бренды. Журналисты используют Twitter, чтобы узнавать о других историях, но они также используют его для развития личного бренда и следования, которое можно использовать; люди используют LinkedIn не только для составления резюме и нетворкинга, но и для размещения статей, подтверждающих их личность (их бренд!) как менеджера или предпринимателя.Миллениалы — не единственные, кто это делает, но мы те, кто совершенствовался и, таким образом, устанавливаем стандарты для тех, кто это делает.

«Брендинг» — подходящее слово для этой работы, поскольку оно подчеркивает то, чем становится миллениал: продуктом. И, как в детстве, работа по оптимизации этого бренда стирает все границы, остававшиеся между работой и отдыхом. Не бывает «вне времени», когда в любое время суток вы можете документировать свой опыт работы с брендом или твитнуть свои наблюдения, связанные с брендом. Распространение смартфонов делает такое поведение беспрепятственным и, следовательно, более распространенным и стандартизированным.На заре существования Facebook вам приходилось делать снимки цифровой камерой, загружать их на свой компьютер и публиковать в альбомах. Теперь ваш телефон представляет собой сложную камеру, всегда готовую запечатлеть каждую составляющую вашей жизни — в виде легко обрабатываемых фотографий, в виде коротких серий видео, в постоянных обновлениях историй в Instagram — а также для облегчения работы по самообслуживанию для общественного потребления.

«Взрослым» означает завершить ваш список дел, но в него входит все, и этот список никогда не заканчивается.

Но телефон также является связующим звеном с «настоящим» рабочим местом. Электронная почта и Slack делают так, что сотрудники всегда доступны, всегда в состоянии работать, даже после того, как они покинули физическое рабочее место и традиционные рамки оплачиваемого труда с 9 до 5. Попытки отговорить работать «не по расписанию» дают осечку, поскольку миллениалы воспринимают их не как разрешение прекратить работу, а как средство еще больше отличиться тем, что они все равно доступны.

«Нас поощряют разрабатывать стратегию и схемы, чтобы найти места, время и роли, где мы можем эффективно работать», — пишет Харрис, автор книги Kids These Days . «Эффективность — это наша жизненная цель, и мы являемся поколением отточенных инструментов, созданных из эмбрионов, чтобы быть экономными, средними производственными машинами».

Но, как указывает социолог Арне Л. Каллеберг, эта эффективность должна была дать нам на больше, гарантии работы, больше, зарплаты, возможно, даже на больше, чем на досуге.Короче, лучшие рабочие места.

Тем не менее, чем больше мы выполняем работы, тем более эффективными мы себя показываем, хуже становится наша работа: более низкая оплата труда, меньшие льготы, меньшая гарантия занятости. Наша эффективность не преодолела стагнацию заработной платы; наша стойкость не сделала нас более ценными. Во всяком случае, наша приверженность работе, какой бы эксплуататорской она ни была, просто поощряла и способствовала нашей эксплуатации. Мы терпим, когда компании плохо к нам относятся, потому что не видим другого выхода. Мы не уходим.Мы понимаем, что не прилагаем достаточно усилий. И мы получаем второй концерт.

Вся эта оптимизация — в детстве, в колледже, в Интернете — приводит к преобладающему миллениуму, независимо от класса, расы или местоположения: выгоранию. «Выгорание» впервые было признано психологическим диагнозом в 1974 г. и применено психологом Гербертом Фройденбергером к случаям «физического или психического коллапса, вызванного переутомлением или стрессом.«Выгорание» — это категория, существенно отличная от «истощения», хотя и связанная с этим. Истощение означает достижение точки, в которой вы не можете двигаться дальше; выгорание означает достичь этой точки и заставить себя продолжать работать в течение нескольких дней, недель или лет.

Что еще хуже, чувство выполненного долга, которое следует за изнурительной задачей — выходом в финал! Завершение масштабного рабочего проекта! — никогда не приходит. «Истощение, переживаемое при выгорании, сочетает в себе сильную тоску по этому состоянию завершения с мучительным чувством, что его невозможно достичь, что всегда есть некоторая потребность, беспокойство или отвлечение, которые нельзя заставить замолчать», — говорит Джош Коэн, психоаналитик, специализирующийся на выгорание, пишет.«Вы чувствуете выгорание, когда исчерпываете все свои внутренние ресурсы, но не можете избавиться от нервного принуждения, чтобы продолжать работу».

В своем сочинении о выгорании Коэн осторожно отмечает, что у него есть предшественники; «Меланхолическая усталость от мира», как он выражается, отмечена в книге Экклезиаста, диагностирована Гиппократом и присуща эпохе Возрождения, симптом замешательства с чувством «неумолимой перемены». В конце 1800-х годов «неврастения», или нервное истощение, приводило к утомлению пациентов «темпами и напряжением современной промышленной жизни.Выгорание различается по интенсивности и распространенности: это не болезнь, переживаемая сравнительно немногими людьми, которая свидетельствует о более мрачных качествах изменений, но все чаще, особенно среди миллениалов, — это современное состояние.

Люди, работающие в розничной торговле с непредсказуемым расписанием, управляя Uber и занимаясь организацией ухода за детьми, сгорают. Начинающие работники, которые готовят изысканные обеды, бесплатные услуги прачечной и 70 минут добираются до работы, сгорают. У академиков, которые преподают четыре дополнительных курса и выживают на талоны на питание, пытаясь опубликовать результаты исследований в последней попытке найти работу с постоянным сроком пребывания, выгорают.Художники-фрилансеры, работающие по собственному графику без медицинской помощи или оплачиваемого отпуска, перегорают.

Один из способов осмыслить механику выгорания тысячелетия — это внимательно изучить различные объекты и отрасли, которые наше поколение якобы «убило». Мы «убили» бриллианты, потому что мы женимся позже (или не женимся вообще), и если или когда мы это сделаем, то редко у одного партнера будет финансовая стабильность, чтобы отложить традиционную двухмесячную зарплату за бриллиант. обручальное кольцо.Мы убиваем антиквариат, выбирая вместо него «быструю мебель» — не потому, что мы ненавидим старые вещи наших дедушек и бабушек, а потому, что мы ищем стабильную работу по всей стране, а таскание старой мебели и хрупкого фарфора стоит денег, которых мы не делаем. имеют. Мы заменили повседневный ужин сидя (Applebee’s, TGI Fridays) на fast casual (Chipotle et al.), Потому что, если мы собираемся заплатить за что-то, это должно быть либо опытом, за которым стоит ждать в очереди (Cronuts! World- знаменитый BBQ! Momofuku!) или чертовски эффективно.

Даже тенденции, которые популяризировали миллениалы, такие как спорт, говорят о нашей самооптимизации. Штаны для йоги могут показаться вашей маме небрежными, но они эффективны: вы можете легко перейти от занятия по Skype к встрече с ребенком. Мы используем Fresh Direct и Amazon, потому что время, которое они экономят, позволяет нам выполнять на работу больше .

Вот почему фундаментальная критика миллениалов — что мы ленивы и имеем право — так расстраивает: мы так суетимся, что придумали, как не тратить время зря на обед и имеем право просить справедливого компенсация и льготы, такие как удаленная работа (чтобы мы могли жить в доступных городах), адекватное медицинское обслуживание или 401 (k) s (чтобы мы теоретически могли перестать работать в какой-то момент до дня нашей смерти).Нас называют плаксивыми за то, что мы откровенно говорим о том, как много мы делаем или насколько мы этим измучены. Но поскольку сверхурочная работа за меньшие деньги не всегда заметна — потому что поиск работы теперь означает рыскание по LinkedIn, потому что «сверхурочная работа» теперь означает ответ на электронные письма в постели, объем нашего труда часто игнорируется или принижается.

В конце концов, дело в том, что американский труд состоит в том, что нас учат стирать его.

В конце концов, дело в том, что американская рабочая сила обучена стирать ее.Беспокойство лечится лекарствами; Выгорание лечится терапией, которая постепенно нормализуется, но все же мягко стигматизируется. (В конце концов, время на терапию — это время, когда вы можете работать.) Никто бы не сказал моей бабушке, что сбивать масло и стирать вручную — это не работа. Но планировать неделю здорового питания для семьи из четырех человек, выяснять список покупок, находить время, чтобы добраться до продуктового магазина, а затем готовить и убирать после этих обедов, сохраняя при этом постоянную работу? Это просто материнство, а не труд.

Выгорание среди поколения миллениалов часто проявляется по-разному среди женщин, особенно среди гетеросексуальных женщин с семьями. Частично это связано с так называемой «второй сменой» — представлением о том, что женщины, перешедшие на рабочее место, выполняют свою работу, а затем возвращаются домой и выполняют работу домохозяйки. (Недавнее исследование показало, что матери на рабочем месте тратят на заботу о своих детях столько же времени, сколько и домашние матери в 1975 году.) Можно подумать, что, когда женщины работают, объем домашнего труда уменьшается или распределяется между обоими партнерами. .Но социолог Джуди Вайцман обнаружила, что в гетеросексуальных парах это просто не так: в целом выполняется меньше домашнего труда, но этот труд по-прежнему в значительной степени ложится на женщину.

Работа, вызывающая выгорание, — это не просто складывание посуды или складывание белья — задачи, которые можно легко распределить между остальной семьей. Это больше связано с тем, что французский карикатурист Эмма называет «умственной нагрузкой», или со сценарием, в котором один член семьи — часто женщина — берет на себя роль, сродни «руководителю проекта по управлению домашним хозяйством».«Менеджер не просто выполняет работу по дому; они держат в уме расписание всего домашнего хозяйства. Они не забывают взять туалетную бумагу, потому что она закончится через четыре дня. В конечном итоге они несут ответственность за здоровье семьи, поддержание дома и своего тела, поддержание половой жизни, развитие эмоциональной связи со своими детьми, наблюдение за заботой стареющих родителей, обеспечение оплаты счетов и приветствия соседей. и чей-то дом для обращения в службу поддержки и праздничные открытки, полученные по почте, и отпуск запланирован на шесть месяцев вперед, и мили авиалиний не истекают, а собака занимается спортом.

Женщины рассказывали мне, что чтение карикатуры Эммы, которая много раз становилась вирусной, довело их до слез: они никогда не видели конкретной работы, которую они описывают, не говоря уже о признании. А для миллениалов эта домашняя работа теперь должна проверять бесконечное количество желаемых коробок: прогулки должны быть «впечатлениями», еда должна быть здоровой, домашней и веселой, тела должны быть скульптурными, морщины должны быть сведены к минимуму, одежда должна быть безупречной. мило и модно, сон должен быть регулируемым, отношения должны быть здоровыми, новости должны быть прочитаны и обработаны, детям нужно уделять личное внимание и процветать.Миллениальное воспитание, как было сказано в недавней статье в New York Times, безжалостное .

СМИ, которые нас окружают — как социальные, так и основные, от нового шоу Мари Кондо на Netflix до экономики, влияющей на образ жизни, — говорят нам, что наше личное пространство должно быть оптимизировано так же, как и личность и карьера. Конечным результатом является не просто усталость, а обволакивающее выгорание, которое сопровождает нас домой и обратно. Самый распространенный рецепт — это «уход за собой». Сделайте себе маску для лица! Иди на йогу! Используйте свое приложение для медитации! Но большая часть заботы о себе — это вообще безразличие: это отрасль с оборотом в 11 миллиардов долларов, конечная цель которой не в том, чтобы облегчить цикл выгорания, а в том, чтобы предоставить дополнительные средства самооптимизации.По крайней мере, в его современной, коммерческой итерации забота о себе не является решением; это утомительно.

«Современные миллениалы, по большей части рассматривают взрослую жизнь как серию действий, а не как состояние бытия», — объясняется в статье в Elite Daily. «Взрослый, следовательно, становится глаголом». «Взрослым» означает завершить ваш список дел, но в него входит все, и этот список никогда не заканчивается.«Я действительно изо всех сил пытаюсь найти рождественское волшебство в этом году», — недавно написала одна женщина из группы в Facebook, которая занимается самообслуживанием. «У меня двое маленьких детей (2 и 6 месяцев), и, пока мы весело читали рождественские книги, пели песни, гуляли по окрестностям, чтобы посмотреть на огни, я в основном чувствую, что это всего лишь один список дел, наложенный на мой и без того огромный список дел. Я чувствую себя таким измученным. Сочувствие или совет? »

Это одно из самых невыразимых и разочаровывающих проявлений эмоционального выгорания: оно сводит то, что должно доставлять удовольствие, к списку задач, смешанных с другими обязательствами, которые должны быть легко или своевременно выполнены.Конечным результатом является то, что все, от свадебных торжеств до регистрации для голосования, приобретает оттенок негодования, беспокойства и избегания. Может быть, моя неспособность заточить ножи связана не столько с ленивостью, сколько с тем, что я слишком хорош, слишком долго, из-за того, что я миллениал.

Это одно из самых невыразимых и разочаровывающих проявлений эмоционального выгорания: оно сводит то, что должно доставлять удовольствие, к списку задач.

Есть несколько способов взглянуть на эту исходную проблему бессистемного паралича. Многие задачи, которые миллениалы считают парализующими, невозможно оптимизировать для повышения эффективности либо потому, что они упорно остаются аналоговыми (почтовое отделение), либо потому, что компании оптимизировали себя и свой труд, чтобы сделать этот опыт как можно более трудным. пользователь (все, что связано со страховкой, счетами или подачей жалобы).Иногда неэффективность является частью проблемы: чем сложнее подать запрос на возмещение, тем меньше вероятность, что вы это сделаете. То же самое и с возвратами.

Другие задачи становятся трудными из-за слишком множества вариантов и того, что известно как «усталость от решений». Я так много переезжала из-за своей карьеры и всегда ненавидела процесс поиска семейных врачей, дантистов и дерматологов. Поиск врача — и не просто врача, но и того, кто возьмет на себя вашу страховку и принимает новых пациентов — может показаться легкой задачей в эпоху Зокдока, но множество вариантов может парализовать без рекомендаций друзей и семьи, которых не хватает, когда вы переезжаете в новый город.

Остальные задачи скучные. Я делал их слишком много раз. Выплата за их выполнение слишком мала. Скука от монотонности труда обычно ассоциируется с физическими работами и / или работой на конвейере, но широко распространена среди «работников умственного труда». Как отмечает Кэролайн Битон, много писавшая о миллениалах и рабочей силе, рост «сектора знаний» просто «изменил среду однообразия с тяжелой техники на цифровые технологии. … Мы привыкаем к высокоинтенсивным, но предсказуемым задачам современного персонала.Поскольку стимулы не меняются, нас перестают стимулировать. Последствия двоякие. Во-первых, как своего рода китайская пытка водой, каждая идентичная вещь становится все более болезненной. В обороне мы все меньше занимаемся защитой ».

Мой отказ отвечать на любезную личную переписку в Facebook, таким образом, является симптомом огромного количества призывов к моему вниманию в Интернете: призывов прочитать статью, призывов продвигать мою собственную работу, призывов к остроумию или защиты от троллей или как фотография их ребенка родственником.

Для ясности, ни одно из этих объяснений, на мой взгляд, не оправдывает себя. Они не кажутся серьезными или рациональными причинами, чтобы избегать того, что я знаю, абстрактно, что я хочу или должен делать. Но глупые, нелогичные решения — это симптом выгорания. Мы совершаем саморазрушительное поведение или ищем убежища в избегании, чтобы сойти с беговой дорожки нашего списка дел. Это помогает объяснить одну из жалоб на рабочие привычки миллениалов: они опаздывают, пропускают смены, призраки на работе.Некоторые люди, которые так себя ведут, могут действительно просто не знать, как опускать голову и работать. Но гораздо более вероятно, что они плохо работают из-за того, сколько работы они делают, особенно когда она выполняется на фоне финансовой нестабильности.

Мы начинаем понимать, что нас беспокоит, и это не то, что можно исправить с помощью кислородной косметики или беговой дорожки.

В последние годы новые научные исследования продемонстрировали «огромную когнитивную нагрузку» на тех, кто финансово незащищен.Жизнь в бедности сродни потере 13 баллов IQ. Миллионы американцев миллениума живут в бедности; миллионы других сидят за чертой, но с трудом справляются, часто работая на условных работах, не оставляя ничего для своего рода одеяла безопасности, которое могло бы облегчить эту когнитивную нагрузку. Быть бедным — значит иметь очень мало возможностей для принятия решений, «хороших» или иных — как родитель, как работник, как партнер, как гражданин. Чем стабильнее наша жизнь, тем больше вероятность того, что мы примем решения, которые сделают ее еще более устойчивой.

Но устойчивость — это не то слово, которое мы используем для описания современной американской жизни. И в зависимости от вашей религии, иммиграционного статуса, этнической принадлежности и сексуальной идентичности есть вероятность, что избрание Дональда Трампа сделало только будущее, безопасность и возможность трудоустройства стабильными на минус . Медицинское обслуживание и страхование уже существующих заболеваний, по-видимому, всегда находятся под вопросом и / или в опасности, как и репродуктивные права женщин. Грядет война с Северной Кореей. Мы никогда не считали социальные сети и смартфоны более токсичными и более необходимыми.В связи с невероятно волатильным фондовым рынком нас больше всего беспокоит то, как его темперамент влияет на нашу повседневную занятость. Планета умирает. Демократия находится под серьезной угрозой. Тридцать девять процентов взрослых американцев ответили утвердительно на вопрос опроса: «Вы тревожитесь в этом году больше, чем в прошлом?» И что такое тревога, как не состояние попытки жить в этих условиях?

Ученые мужи тратят много времени, говоря: «Это ненормально», но единственный способ выжить для нас изо дня в день — это нормализовать события, угрозы, информационный поток, затраты, наши ожидания. .Burnout — не то место, куда нужно приходить и возвращаться; это наше постоянное место жительства.

В своем сочинении о выгорании, психоаналитик Коэн описывает клиента, который пришел к нему с сильным выгоранием: Он был типичным ребенком тысячелетия, оптимизированным для безупречной работы, что окупилось, когда он получил свою работу в качестве влиятельного финансового банкира. . Он все делал правильно и продолжал делать все правильно в своей работе.Однажды утром он проснулся, выключил будильник, перевернулся и отказался идти на работу. Он больше никогда не выходил на работу. Он был «заинтригован тем, что увольнение его не беспокоило».

В киноверсии этой истории этот человек переезжает на остров, чтобы заново открыть для себя хорошую жизнь, или выясняет, что он любит деревообработку, и открывает магазин. Но это своего рода фантастическое решение, которое делает выгорания тысячелетия настолько повсеместным. Выгорание не вылечишь, уйдя в отпуск. Вы не исправите это с помощью «лайфхаков», таких как нулевой почтовый ящик, или с помощью приложения для медитации в течение пяти минут утром, или приготовив воскресную еду для всей семьи, или начав вести дневник.Вы не исправите это, прочитав книгу о том, как «расслабиться». Вы не исправите это ни отпуском, ни книжкой-раскраской для взрослых, ни «выпечкой тревоги», ни техникой помидора, ни чертовым овсом за ночь.

Проблема целостного, всепоглощающего выгорания в том, что для нее нет решения. Вы не можете оптимизировать его, чтобы он закончился быстрее. Вы не можете увидеть это как простуду и начать принимать версию Airborne для предотвращения выгорания. Лучший способ вылечить его — сначала признать его тем, чем он является — не преходящим недугом, а хроническим заболеванием, — и понять его корни и параметры.Вот почему люди, с которыми я разговаривал, чувствовали такое облегчение, читая карикатуру о «умственной нагрузке», и почему чтение книги Харриса было для меня таким катарсическим: они не извиняют, почему мы ведем себя и чувствуем то же самое. Они просто точно описывают эти чувства и поведение — а также более крупные системы капитализма и патриархата, которые им способствуют.

Точное описание выгорания тысячелетия означает признание разнообразия нашей жизненной реальности — что мы не только выпускники средней школы, родители или работники умственного труда, но и все вышеперечисленные — при признании нашего статус-кво.Мы по уши в долгах, работаем больше часов и больше работы за меньшую оплату и меньшую безопасность, изо всех сил пытаемся достичь того же уровня жизни, что и наши родители, работаем в психологической и физической нестабильности, и при этом нам говорят, что если мы просто будем работать усерднее, меритократия восторжествует, и мы начнем процветать. Морковь, свисающая перед нами, — это мечта о том, что список дел закончится или, по крайней мере, станет более управляемым.

Но одного действия недостаточно. Сам по себе личный выбор не спасет планету от смерти или не заставит Facebook прекратить нарушать нашу конфиденциальность.Для этого вам понадобится смена парадигмы. Это помогает объяснить, почему так много миллениалов все чаще отождествляют себя с демократическим социализмом и принимают профсоюзы: мы начинаем понимать, что нас беспокоит, и это не то, что можно исправить с помощью кислородного ухода за лицом или беговой дорожкой.

Наша способность выгорать и продолжать работать — наша самая большая ценность.

До или вместо революционного свержения капиталистической системы, как мы можем надеяться уменьшить или предотвратить — вместо того, чтобы временно остановить — выгорание? Изменения могут быть результатом законодательства, коллективных действий или продолжающейся феминистской пропаганды, но глупо полагать, что они будут исходить от самих компаний.Наша способность выгорать и продолжать работать — наша самая большая ценность.

Во время написания этой статьи я планировал переезд, планировал поездку, собирал рецепты, гулял с собакой, пытался заниматься спортом, готовил ужин, пытался участвовать в рабочих беседах в Slack, публиковал фотографии в социальных сетях и читал новости. . Я просыпался в 6 утра, чтобы писать, упаковывая коробки за обедом, перемещая груды дров за ужином, падая в постель в 9. Я был на беговой дорожке списка дел: одно чертово дело за другим.Но когда я заканчиваю это произведение, я чувствую то, чего не чувствовал долгое время: катарсис. Я чувствую себя великолепным . Я чувствую что-то — чего я на самом деле не чувствовал по завершении задания через какое-то время.

После этого еще есть над чем поработать. Но впервые я ясно вижу себя, параметры своего труда и причины своего выгорания. И это не похоже на бездну. Это не кажется безнадежным. Это не проблема, которую я могу решить, но это реальность, которую я могу признать, парадигма, с помощью которой я могу понять свои действия.

В своих статьях о бездомности социальный психолог Девон Прайс сказала, что «лени», по крайней мере в том смысле, в каком ее обычно понимают большинство из нас, просто не существует. «Если поведение человека не имеет для вас смысла, — пишут они, — это потому, что вы упускаете часть его контекста. Это так просто.» Мое поведение не имело для меня смысла, потому что я упускал из виду часть моего контекста: выгорание. Мне было слишком стыдно признаться, что я пережил это. Я считал себя слишком сильным, чтобы поддаться этому.Я сузил определение выгорания, чтобы исключить собственное поведение и симптомы. Но я был неправ.

Думаю, у меня есть некоторые ответы на конкретные вопросы, которые побудили меня начать писать это эссе. Ваши, вероятно, несколько или существенно отличаются. У меня нет плана действий, кроме как быть более честным с самим собой в отношении того, что я делаю и чего не делаю и почему, и попытаться освободиться от идеи, что все хорошее — это плохо, а все плохое — хорошо. Это не задача, которую нужно выполнить, или строка в списке дел, и даже не новогоднее решение.Это способ думать о жизни, о том, какую радость и смысл мы можем получить не только от ее оптимизации, но и от ее жизни. Другими словами: это настоящая работа всей жизни. ●

ИСПРАВЛЕНИЕ

Тридцать девять процентов взрослых американцев ответили утвердительно на вопрос опроса: «Вы тревожитесь в этом году больше, чем в прошлом?» Предыдущая версия этой истории искажала эту статистику.

неразборчивых вопросов о вечном поколении — Центр баптистского обновления

Брэндон Д. Смит

Доктрина вечного поколения (EG) вызывает множество вопросов, потому что это учение во многих отношениях загадочно. Но в то же время его можно описать и подтвердить. Когда ученые и пасторы пытаются описать и подтвердить ЭГ, они смотрят на такие отрывки, как Иоанн 3:16 и слово «рожденный», а также на множество других, которые обсуждают божественность и человечность Иисуса.

EG также поднимает вопросы о том, был ли Иисус создан, и как он может быть вечным Сыном, но при этом не быть вечно ниже своего Отца или подчиняться ему. Как сын может быть сыном, если он родился не позже своего отца? Мы могли бы продолжить.

Хотя, опять же, ЭГ для нас в значительной степени загадка, это учение, которое помогает нам библейски и теологически разобраться в отношениях между Отцом и Сыном. Когда я преподаю Троицу и связанные с ней предметы в колледжах и в своей поместной церкви, я обнаружил несколько основных моментов, которые могут помочь в объяснении ЭГ.

1. Мы используем конечный язык для объяснения бесконечной истины

Прежде всего, мы должны признать, что тринитарный язык — это несовершенная попытка описания совершенного Бога. Если бы мы могли полностью исчерпать доктрину Троицы, мы бы, вероятно, не говорили о Боге. «Единство» и «тройственность» дают нам некоторую помощь, но даже эти слова не подходят для истинного объяснения тайны Троицы.

Он рядом с нами и открылся нам, но мы можем понять только эту сторону вечности.Это не значит, что мы не пытаемся или что Бог держится от нас; это означает, что мы принимаем наши лучшие конечные попытки такими, какие они есть — конечными. Слава Богу, он явился нам в Писании, и однажды мы увидим его лицом к лицу и больше не будем стремиться узнать его полностью и беспрепятственно (Откр. 21-22).

2. Сын должен иметь ту же природу, что и Отец

Сын не может быть создан. Отец вечен, и поэтому его Сын должен быть. Сын является Сыном только в том случае, если его природа соответствует природе его Отца.Вы можете называть свою собаку своим «ребенком», но это не ваш ребенок. Человек не может родить что-то от другой природы / вида.

Вот почему усыновленная христология не приносит нам пользы. Если бы Иисус позже был усыновлен как Сын Божий, он не был бы вечным Отцом и не разделял бы в полной мере все его качества. Он был бы сыном в усыновленном смысле, но не в самом правильном. Между ними должен существовать онтологический брандмауэр, независимо от названий и ролей. Но Сын является полностью Богом и разделяет природу, власть, славу и силу Отца (и Святого Духа).Следовательно, его не усыновляют и не создают, а наоборот.

3. Сын отца не совсем такой, как наши сыновья

Сын не был «рожден», как наши дети. Да, в воплощении Сын был рожден от девы как Богочеловек Иисус Христос, но здесь это не подлежит сомнению. Мы обсуждаем его вечную природу и отношения с Отцом вне времени и пространства, до основания мира.

Ориген — даже со своими недостатками — дает нам достойный язык для работы, когда говорит, что ЭГ Сына является разновидностью «вечного рождения».«Мы не можем понять, как кто-то мог существовать вечно и каким-то образом« родиться »- это восходит к тому, что наш конечный язык подводит нас. Но ЭГ говорит нам, что Сын каким-то образом относится к Отцу, как любой сын к отцу, но вечным и не подчиненным образом. Доктрина ЭГ просто наилучшим образом использует библейский язык об Отце и Сыне («рожденный», «от Отца», «все было создано Им и через него», «первенец над всем творением» и т. Д. ), понимая, что язык только доходит до нас.Излишний упор на отношения Отец-Сын через современные линзы может привести нас к путанице традиционной концепции такси (порядок) с сомнительными выводами относительно властных структур внутри Божества (например, Вечного функционального подчинения).

Хотя ЭГ может сбивать с толку, это историческая и ортодоксальная доктрина, которую нужно подтверждать и праздновать. Иисус Христос — не просто человек с особым благословением от Бога — он его вечный Сын, полностью божественный, но готовый стать послушным человеком, чтобы быть вторым Адамом и заместителем наших грехов (Фил.2: 5-11).

Борьба с вечной войной против утка, одного из самых страшных экологических сорняков Тасмании.

Вертолет летит низко, бульдозер пробивает подлесок, гектары сорняков сжигаются и опрыскиваются средством для уничтожения сорняков.

Это не место огня, это битва, которая бушует по Тасмании на протяжении нескольких поколений.

Враг — дрок, густой колючий куст с нежными желтыми цветами.

Фермер Джон Аткинсон живет в конце долины под названием Исида в северной части Мидлендса.Его семья борется с распространением сорняков на протяжении трех поколений.

«Горс всегда был для нас довольно серьезной проблемой, на протяжении многих лет мы медленно контролировали его на наших пахотных землях, но непахотные земли были проблемой, потому что химический контроль — наш единственный вариант», — говорит г-н Аткинсон. .

«У нас было несколько побед, но много неудач».

Семья Джона Аткинсона в течение трех поколений боролась за контроль над диким тельцом. (ABC Rural: Люк Рэдфорд)

Бесконечная битва

Горс был завезен на Тасманию в начале 1800-х годов в качестве декоративной изгороди поселенцами, надеявшимися воспроизвести загоны Англии

Однако он быстро распространился, сделав почву кислой и обеспечение достаточного количества трута для лесных пожаров.

Джордж Гейтенби живет через дорогу от мистера Аткинсона и работает с ним, чтобы бороться с местными паразитами. Его семья жила в долине восемь поколений.

«Я могу вернуться только к тому времени, когда мой дед рассказывал мне, что они расчистили, и мы все еще расчищаем те же места сегодня», — говорит г-н Гейтенби.

У дрока характерные желтые цветы и острые колючки, которые образуют плотно сплетенный барьер, которого избегает домашний скот. (ABC Rural: Люк Рэдфорд)

«У нас есть примерно 400 гектаров нашей страны, зараженной дроком.Мы попытаемся вернуть 20–50 гектаров в год, что составляет от 20 до 50 тысяч долларов в год.

«Если у нас есть время и позволяют финансы, мы сможем справиться с этим. Проблема в том, что средства борьбы с тростником удваиваются каждый год.

« Я виню своих предков во многих вещах, но они дал мне также много вещей, поэтому я не проклинаю их, когда ложусь спать ночью ».

Джордж Гейтенби обеспокоен влиянием дрока на местные заросли кустарников, а также на его сельскохозяйственные угодья. (ABC Rural: Люк Рэдфорд)

Но г-н Гатенби беспокоится не только о продуктивных сельскохозяйственных угодьях.

«Проблема заключается в том, что местные заросли и прибрежные районы задыхаются диким травами, что оказывает давление на биоразнообразие нашей флоры и фауны», — говорит он.

«Работая вместе, он показывает сообществу, что если вы можете контролировать всю территорию, то что это значит для ландшафта.

« Это поможет сохранить биоразнообразие на всех наших объектах, что хорошо для наших животных и местных жителей. разновидность.«

Горс быстро горит, даже если он зеленый, что увеличивает риск лесных пожаров в зараженных им районах. (ABC Rural: Люк Рэдфорд)

Общегосударственная проблема

Консультант по вопросам окружающей среды Мелани Келли не понаслышке знает, насколько сложно контролировать скотина.

Она провела 20 лет, работая как в государственных, так и в частных подразделениях по борьбе с сорняками на восточном побережье и в центральной части Тасмании.

Она говорит, что отсутствие единого подхода в масштабах штата позволило дроку продолжать распространяться.

Обработка почвы требует времени, но причиняет наименьший побочный ущерб. (ABC Rural: Люк Рэдфорд)

«Что касается дрока, он очень привязан к целям управления имуществом и ценам. Часто возникает вопрос:« Достаточно ли высока цена на шерсть, чтобы ее стоило расчистить определенные загоны », — говорит г-жа Келли. .

«Но не только фермеры сталкиваются с проблемами скотоводства, это целый ряд землеустроителей. Для некоторых это может не быть приоритетом. Они могут не рассматривать это как проблему, в то время как для других, безусловно, это так.

«Если управляющие государственными землями не занимают лидирующие позиции, то для частных управляющих землей, безусловно, может быть очень обидно приложить усилия». Бульдозеры

— это эффективный инструмент, но он также является самым дорогим вариантом и может повредить почву. (ABC Rural: Люк Рэдфорд)

Мистер Аткинсон слишком ясно понимает это сообщение.

«Семя может бездействовать в земле в течение 30 лет, так что вы можете подумать, что вы его контролировали, и оно вернется», — сказал он.

«Мы узнали, что нам нужна строгая программа, в которой мы отслеживаем деятельность, проделанную нами в предыдущие годы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.