Я устала милый мой устала: Стихотворение «Я устала, милый мой », поэт Неронова Александра

Содержание

сигма — Ирина Котова. Я устала видеть женщин глазами мужчин

Ирина Котова — поэт. Родилась в Воронеже. Окончила Воронежский государственный медицинский институт и Литературный институт им. А.М. Горького. Доктор медицинских наук. Публиковалась в журналах «Новое литературное обозрение», «Воздух», «Новый мир», «Волга», «Лиterraтура», «Цирк “Олимп”+TV», TextOnly, Slavica Tergestina (Италия), альманахе «Артикуляция» и др. Автор книг «Подводная лодка», «Белые ноги деревьев», «Анатомический театр». Лауреат Малой премии Московский счет (2018). Живет в Москве.

Иллюстрации Насти Кулаковой. Instagram: zazuzai.graphic

СОЛОМЕННОЕ ЧУЧЕЛО МУЖЧИНЫ

я видел женщин с начисто содранной кожей
— часто цитирует мой сотрудник
я ношу штаны с мотней чтобы яйца были видны не сразу —
отвечаю я

несмотря на существование любви
кровная война между мужчинами и женщинами
не прекращается

много-много лет хочу сделать
огромное чучело мужчины
(его член должен упираться в землю)
и сжечь на красной площади

это началось в юности
наша соседка тетя катя
заболела раком молочной железы
из–за метастазов в кости
она не могла ходить/тело распинали страшные боли

муж напивался и бил ее
в такие моменты тетя катя
из последних сил стучала по батарее
мама хватала скалку
со словами — убью скотина
выскакивала в подъезд —
и почти высаживала дверь над нами
ее всегда вовремя открывала
маленькая плачущая девочка
с хомячком в руках

(папа считал — мама ведёт себя неприлично)
тетя катя умерла от кровоизлияния в мозг
перед смертью она долго стучала по батарее
но мамы дома не оказалось
для создания чучела

у меня все время не находилось сообщников
тебе надо в европу — там феминистки — отвечали подруги —
здесь посадят в тюрьму — как террористку
но в голове бесконечно крутилась/обострялась
символическая картинка сожжения/свержения/освобождения

я примерялась быть мастером масонской ложи
но туда не брали женщин
я ходила в горы и чуть не погибла на спасработах
где оказалась вместо сбежавшего с них мужчины

я постоянно трудилась в мужском коллективе
на якобы мужской работе
в таких коллективах женщина —
полигон для мужского самоутверждения
иногда ходила на красную площадь — прикидывала —
как впишется чучело в мужские военные мундиры
я все время хотела сделать это чучело
но
все вокруг утверждали — прежде-времен-но

недавно васякина рассказала:
они собрались большой компанией
сделали соломенное мужское чучело
с огромным хуем
и пустили
вниз по реке

меня не позвали

видимо
между поздно и прежде-времен-но
слишком маленькая дистанция

Я — УСТАЛА

Галине Рымбу

однажды мужчина открыл мне правду:
«радфемы бывают очень ласковы»
в то время
я думала:
радфемы — ненавидят мужчин

почему мужчины считают:
феминистки не могут любить
почему женщины считают:

феминистки обижают мужчин
при чем тут любовь и ненависть
при чем тут обычай —
накидывать/не накидывать на плечи пальто
при чём тут обычай —
самой/не самой снимать белье
при чём тут обычай подавать/не подавать руку

я устала видеть женщин глазами мужчин
всегда считывать свои мысли
серой корой мужчин
я устала
биться лбом
в заповедные мужские двери
устала слышать
насилуют — сама виновата
«юбку подлиннее
ноги покривее» —
говорит один мой знакомый
«скоро я открою курсы
по точной стрельбе в мошонку» —
отвечаю я
как же я устала
видеть побитые женские лица
похожие на антоновку под деревьями осенью
слышать
на своей кухне
на работе
в метро
как ловко уходят мужчины от алиментов
как ловко мужчины бросают своих детей
слышать
о женской семейной миссии
уверена —

слово «скрепы»
придумано лишь для женщин

но больше всего я устала
от женщин
от женского страха остаться без секса
остаться без денег
от женской готовности терпеть
мужское самоутверждение
собственное — унижение
почему
даже самые самодостаточные из мужчин
наступают на горло женщине?
я устала от женского ханжества
боязни называть всё своими именами
боязни знания о себе
боязни не стесняться собственной анатомии
собственной красоты
собственной вагины
желания продолжать лукавую игру:
сильный-слабый
устала —
от истории собственной жизни

АФРИКАНДИЯ

1.

африканскую девственницу отправляют в джунгли
совокупление с гориллой — единственный путь размножения с человеком

чем больше увечий принесёт самец гориллы
тем ярче карьера невесты-сексуального инвалида

дядьки-братья-друзья детства
перепрыгивают через лианы-напарываются на колючки-наступают на змей
бегут за ней
пытаются покалечить ожидаемым гориллообразным счастьем

если девушке достанется лучший муж —
скоро
очень скоро
всё тело
будет
из кривых красноватых шрамов

ух-ух-ух

будет напоминать черепицу
на старом колониальном доме

эта черепица
защитит от дождя-пожара-проказы-мухи це-це

если накроет нищета —
жена пожертвует клитор
богу

самец гориллы
уверен
в этом

2.

в другом племени
наполненный кровью рыбий пузырь
плавает во влагалище
заменяет счастье

самое пряное счастье

особенно если —
не брать в рот
красный перец
во время беременности

разве бог примет
жертвоприношение ради дождя

таким плодом?

3.

соколиная пара джо и джулия
третий год возвращаются из африки
под крышу миланского горсовета

через пару месяцев
их птенцы
решительно раскрывают крылья
падают на трамвайные пути

моника торри в исподнем
бежит их спасать
поднимает в лифте на шестидесятый этаж
в гнездо

ночью
джо-джулия-птенцы
мерно дышат под камерой видеонаблюдения
взрослым снятся тёмнокожие женщины
их цветастые тарелки на нижних губах ртов
ослиные уши половых губ между голых ног
блескучие обручи на ниточках шей

в европе
человеческий тлен
перемешивается
со средством для дезинфекции унитаза
пот — с парфюмерной фабрикой
секс — с любовью и феминизмом
это так нелепо —
лениво произносит джулия утром
ты — дикарка — клокочет джо —

как лишатся невинности дети —
разведусь

в следующую ночь
вновь бережно обнимает любимую крыльями

на огненном обруче экватора

САМ ВЫБИРАЙ

в современных поэтических текстах
даже самых романтических и изящных
текстах о любви и материнстве
текстах о внутренней жизни женщины
мужчинам не нравится слово — вагина
они настаивают на слове пизда
то есть они настаивают на том
что матери родили их из пизды
несмотря на детскую смазку контекста

им хочется ощущать вагину
только как средство совокупления
то есть — как пизду
в текстах о вагине
им страшны чернильные пятна темноты
им страшна спелеология
им страшна
ненадежная складчатость пещер
в их шершавые стены
они привыкли вбивать
крючки-ледорубы-топоры
они привыкли
но сегодня
в этих пещерах
на них лают
маленькие собачки со скрюченными хвостами

такие милые маленькие собачки
(женщины любят носить на груди)

или может всё проще —
пизда ощущается
милой простушкой
вагина — говоряще-зубастой акулой
обрезанной по краям мертвой птицей
к свадебному обряду

одну на пятерых
я встретилась с ней в дверях —
навстречу шли
пиздоглаза —
полные страха>
для этого вам так нужно слово пизда мужчины?
или
при слове пизда хуй становится выше ростом?

бойтесь бойтесь бойтесь нас
своей вагиной
каждая может поглощать-потрошить-порождать вас

бой-
тесь
бой

бой-
тесь
лю-
бовь

———————-

в закатной воде — золотые круги
в закатной воде — сведённые вёсла ног
не знаю
что между ними

твои яички на берегу мошонки
как раскалённые голыши

сам выбирай

Приложение.

Роман «Дом из папье-маше» (рабочее название).

Глава 2. Африка.

Ника берёт тюбик золотой краски, проводит по контуру фигуры африканской женщины справа, делает акцент на пышном бедре. Пусть с той стороны будет солнце, пусть тёмная кожа отливает золотом. Этим же тюбиком подчёркивает сверху округлость живота — у неё четыре-пять месяцев беременности. Пупок. Обязательно — пупок золотом. Делает более выпуклыми кольца на шее. Хотя должны ли они играть золотом? И могут ли быть в золоте вытянутые как уши спаниеля половые губы между ног? Шестилетние девочки садятся в круг и мучительно тянут эти губы к стопам для своего будущего счастья… Эти половые губы словно саваном накрывают собой джунгли и пустыню, соединяются с водами океана… Может, вместо этих половых ушей сделать огромные яйца? Показать — женщина тоже может иметь яйца. Если они есть внутри, почему не вынести их наружу? И покрыть — золотом… Ладно, потом. Частично снимет ножом блеск с шеи. Наклоняется к недоделанным подрамникам, поднимает коробку с гвоздями — фрагментами утапливает их в остатки краски, выкладывает новые шейные кольца.

Разворачивается, идёт в угол — хранилище инструмента, роется в ящиках, находит навесной замок — когда-то давно им закрывала шкафчик в бассейне. Замок пристраивает к ошейнику из гвоздей. Ага. Нужно не забыть закрепить проволокой с обратной стороны холста. Потом отрезает несколько завитков своих тёмно-каштановых кудрей и сажает их клеем «Момент» над бровью женщины.

Отходит в сторону, забирается на подоконник, смотрит на работу со стороны. Тарелка, оттягивающая нижнюю губу, тоже должна быть золотой. Фон — тёмный. Можно чуть высветлить верхний левый угол. Может, даже приклеить ткань. Да, точно… не забыть прикинуть для этой цели свои вещи из шкафа… Или, может, сделать за спиной женщины липкую паутину… Под ногами, в траве — мужчины-саранча, мужчины-крысы, мужчины-шаманы, пьющие из черепов кровь как вино из изящной посуды.

Шаманы — отдельная тема. Начатое полотно отвернуто к стене. На нём — шаман с зелёным бородавчатым лицом, по-лягушачьи расставленными в сторону ногами, огромным пузом и боками. Как толстым одеялом накрыт тёмными детскими трупиками и частями тел африканских альбиносов…

Ещё одна не законченная работа — девочка лет десяти, набитая как рождественская индюшка куриными яйцами, толстыми палками, округлыми камнями… Когда её выставят напоказ как готовое к употреблению тело, любой из племени может подойти и проверить — достаточно ли места для его члена. В этой работе она совсем не знает, что делать с цветом. Какой цвет главный?

Ещё одно полотно — женщина, вылезающая из собственного влагалища. При этом голова ее повёрнута неестественно назад. Вокруг огромной трубы-вагины красные цветы, в них должно быть что-то ещё… Кораблик! Спускается с подоконника, вырезает кораблик из папье-маше, ломает его посередине, вклеивает в картину.

Вновь возвращается на подоконник. За окном — два встречных потока автомобилей. Один — красный, другой — желтый. В каком потоке сейчас она? С цветом работать уже поздно. Лучше днём.

Вот ещё одна не законченная работа. Мужчина-дерево прорастает корнями в лежащую под землёй живую женщину. На лице у неё — паранджа. Лицо показывать стыдно. Зато во влагалище сходятся все корни и пьют из него сок…

Странно и даже мучительно складывается работа над феминистской выставкой с условным названием — «Африка»… Одолевают всё новые и новые сомнения. При погружении в историю, географию, этику Африка оказалась такой разной… Временами — оправдывающей самые нелепые и жестокие обряды. Но как убедить себя: спокойно, всё в рамках традиции. В одних регионах — чрезмерное развитие половых органов, замыкающее детское сознание лишь на удовлетворение мужской похоти, в других, наоборот, женское обрезание лезвием в антисанитарных условиях и зашивание вагины. Так девочку практически с рождения готовят к главному дню её жизни — свадьбе, после которой она, будучи сексуальным инвалидом, должна доставлять максимум удовольствия существу мужского пола. Потом какой-нибудь шестидесятилетний беззубый, пропахший козами, извращенец вспарывает без обезболивания ножом вагину тринадцатилетнему ребёнку до размеров, удобных для его полового органа, а через год девочка умирает в родах, так как плод не может выйти на свет. Или, например, женщина вынашивает ребёнка, ощущает биение его сердца, ловит его за пятку через свою кожу, иногда он икает внутри неё — от этого весь живот содрогается и тревога охватывает её существо. И в то же время он, этот ребёнок, обречён обернуться странным словом — жертво-при-ношение. Она сама отдаёт его из рук… Единственный путь — бегство. Но неужели из века в век бегство… бестолковое, бесконечное бегство… Неужели вода в решете никогда не превратиться в небо…

Впрочем, свобода и несвобода в каждом человеке, а тем более — каждой культуре, имеют разные векторы. Не наносит ли она своей живописью, своими инсталляциями вред? Что для этой женщины с золотым контуром на бедре — счастье?

Ника переводит взгляд на картины, развешенные на стенах. Это от прошлых выставок. Здесь всё предельно ясно и честно. Например, огромная, скользкая, вязкая медуза поглощает человека… Насилие примитивных особей над более сложноорганизованными. Внизу работы приклеены осколки зеркала. Медуза, отразившись в зеркале, каменеет, человек в отражениях видит себя со стороны и ищет выход. Как и тот, кто как зритель стоит возле картины.

Или множество огромных рыбьих ртов, прижатых друг к другу на полотне большого формата. Ты подходишь к ним и тут же понимаешь — да, тебя используют. Причём — все. Пищевой инстинкт близок к инстинктивному желанию подавить, уничтожить. Не зря в некоторых африканских племенах главное проявление любви — пожирание всех ресниц у партнёра, иногда — с частями век. Это, вообще, очень природное явление. Например, кошки от страсти жрут уши друг друга.

Для картины, изображающей женщину, лежащую на доске с торчащими из неё гвоздями, вообще, микроскоп не нужен…

Раздался стук в дверь, в проёме появилась патлатая седая голова соседа по мастерским Коли. Раньше он писал свои работы, приблизительно, в социально-утопическом жанре. Но потом заболел, прошёл через реанимацию, как говорится — постоял на краю, и живопись резко изменилась. Коля объявил, что теперь ему шесть лет и начал рисовать рыб. Разных. Изо ртов этих рыб всегда торчат зубы, иногда — змеиные жала, порой рыбы раскусывают людей пополам. Вскоре у Коли сформировался целый тотем зверей, которые, судя по цветовой гамме, радовались жизни и могли защищаться от насилия. Вначале, при виде новшеств, Ника не до конца ему верила, но с годами его работы стали так глубоки, что с последней выставки ее просто ноги не уносили. Она металась, многократно повторяя траекторию, от одного полотна к другому.

Коля сел рядом с Никой на подоконник и начал болтать ногами.

— Ба! Да у тебя тут просто ткацкий станок феминизма, его модель в действии… Любовников сюда не води. У любого зашедшего мужика внутри всё скукоживается от страха. А хороша эта золочёная!

— Знаешь, чего мне не хватает? Твоего умения наделять всё горестное радостным. Но этому не научишься…

— Это потому, что ты пытаешься изменить мир, — Коля сделал паузу, — а я его уже изменил, мне же теперь шесть лет. Вот твой кораблик из папье-маше. Его можно оставить, можно разломить как ты, а можно — раскрошить.

— Кое-что изменить хотелось бы… Не перестаю удивляться — все видят, что именно нужно изменить, ни день, ни два — столетия. Но ничего не меняется… Создаются различные обманки, фантомы, люди ликуют и попадают в ловушку.

— Я всегда хотел быть именно таким мальчиком как сейчас. А ты какой себя представляла, когда вырастишь? Может, тургеневской девушкой?

— Тургеневские девушки мне казались дурами. Сложный вопрос. Я скорее представляла себя хрупким юношей, обречённым на идею. Таким как Артур из «Овода»… Хотя взрослой эту книгу читать не смогла. Мама вдохновляла меня странными примерами. Например, Рахметов и гвозди. Однажды на даче тайком я вбила в доску несколько гвоздей и легла. Порвала платье и спину поцарапала… Ну само собой всегда перед глазами был пример родственницы-народоволки. Она облила себя керосином и спалила в Петропавловке. После этого там керосиновые лампы навсегда запретили. Не бойся… Я не буду обливать себя керосином.

— Да уж пожалуйста! А я завтра утром за коробками в вино-водочный пойду. Там обещали. Слишком много рисую. Денег на холст нет. Вот на коробки и перешёл. Да что я говорю! Ты же видела… Вот Алёна моя — молодец. Приспособилась на шторах работать. Знакомые волокут, у кого есть. Идём к нам чай пить. Алёна пирог испекла. Гитару притащу!

— Люблю ваш чай. У нас в семье то репрессии, то бомбежка, то переезды… Никогда ничего накопиться не успевало. В суматохе всё покупалось задёшево — на время. Подарила мне мама две хрустальные вазы — достижение развитого социализма и те я разгрохала. А у вас даже дедушкин кактус на окне… история.

Ника спряталась переодеться в шкаф, отгороженный тяжелой вишневой ширмой от мастерской. Когда вернулась, увидела Колю, сидящего на полу. Он рисовал рыбу на коробке из–под обуви. Рыба была чёрная, из неё торчали золотые шипы, рот наполняли острые золотые зубы, между ними — красное жало. Всё пружинистое её тело — улыбалось.

Усталость — приколы | (37 фото)

Приколы для тех и про тех, кто сильно задолбался и устал. От работы, учебы, жизни, домашних дел и всего остального. Смешные картинки и цитаты.

14/01/2021 | — Гости едут! Гости едут! — Уходите я устал! 04/11/2020 | Задолбана, но не сломлена. .. 02/11/2020 | Когда я стал родителем, я наконец понял сцену, где Йода настолько устал отвечать на вопросы Люка, что просто умер. 17/03/2020 | Я уже устал жить в исторических событиях 19/02/2020 | Выходные: приятная усталость. Будни: неприятная усталость. 09/02/2020 | Все после работы: смотрят кино, имеют хобби, изучают языки, ходят в зал, бассейн, общаются в реале. Я после работы: пришёл, поужинал, проверил соцсети, уснул в одежде. 20/12/2019 | — Я щас сдохну! — Это с заказчиком согласовано? 23/10/2019 | Молодежь в 2017 году: панки, рэперы, эмо, готы. Молодежь в 2К19 году: Я устал.. 18/08/2019 | У вас тоже сон не придаёт бодрости, а просто телепортирует из одного дня в другой? — Я так в 12 лет моргнул, и не понял, почему мне уже 25. 15/07/2019 | Как вы после работы можете ходить на тренировки, курсы, вот это вот всё? Даже не так. Как вы после работы можете ходить? 08/07/2019 | Обычно я устаю так и не успев дойти до своей работы. 10/06/2019 | В детстве я завидовал взрослым, мол пришёл с работы и никакой домашки, отдыхай. Я тогда не знал, что взрослые после работы хотят умереть. 04/06/2019 | Работающей женщине, возможно, самой нужна жена 06/05/2019 | Обычно я устаю, даже не успев дойти до своей работы. 03/03/2019 | Мне нужен оплачиваемый отпуск примерно на 7 лет. 28/02/2019 | Четверг — это когда ты уже всё, а рабочая неделя ещё нет. 28/02/2019 | Моё состояние под конец рабочей недели 12/02/2019 | Я — самая большая угроза для своего организма, потому что буду ли я спать 18 часов или не буду спать сутками вообще, буду голодать или потреблю 2000 калорий за раз, буду работать до изнеможения или буду валяться на диване до полной атрофии мыщц … 18/01/2019 | Милая, ты устала, отдыхай… Я сегодня буду бесить себя сам. 29/11/2018 | Только женщина может быть счастлива от того, что она лежит и её никто не трогает 29/11/2018 | У вас с утра бывает ощущение какого-то всплеска внутренней энергии, заряда бодрости на весь день и желания творить? У меня тоже нет. 26/11/2018 | Взрослая жизнь — это когда ты ещё не уснул, а уже мечтаешь о том, как завтра придёшь с работы и ляжешь спать в 8 вечера. 09/11/2018 | Если у бабы остаются силы выносить мозг, значит, она плохо работает. Нормальная баба после работы лыка не вяжет и не различает, спишь ты или умер 08/11/2018 | Орущая скотина: Кошка, ты сутками спишь, лежишь, играешь, ешь, никто тебя за квартиру платить не заставляет, работать тебе не надо, жирнеешь без мук совести, назревает вопрос, ты какого хрена орёшь, скотина, это я тут должна орать, я!!! 06/11/2018 | Вот так рабоеташь, работаешь… приходишь домой — и приуныл… — Собаки оборзели в край, корм подорожал, мыши все невкусные, ненатуральные, отчеты эти долбанные по лотку, одно и то же, одно и то же … 29/10/2018 | Восхищаюсь людьми, у которых после рабочего дня есть ещё желание что-то сделать, куда-то пойти. Что у них есть вообще какие-то желания, кроме как сдохнуть 25/10/2018 | Состояние к концу дня: жидкий леопард 23/10/2018 | Иногда для полного счастья достаточно избавиться от лифчика, смыть косметику, удобненько вытянуть ноги на диване. И чтобы никто! НИКТО! Блин . .. не спрашивал тебя: «А чё у нас есть пожрать?» диван, лифчик, усталость, отдых, косметика, еда, ноги, вечер, счастье, готовка, мужчины, муж, бесит, женщины 22/10/2018 | Когда нас на работе спрашивают, до какого часу мы обычно работаем, мы отвечаем просто: «Пока не сдохнем …» 19/10/2018 | Мама в начале учебного года. Мама в середине учебного года.

Страницы

Текст и перевод песни Виктория Дайнеко и Гарик

Послушай, дорогой, я 8 лет терпела,
Но жизнь с тобой слишком не простое дело!
Внимания на меня совсем не обращаешь,
Со мной вместе маму мою не навещаешь
А если вспоминать единственный букетик,
То нужен календарь за то тысячелетье.
Приходишь очень поздно,
нередко в стельку пьяный
Ни шуб, ни украшений,
Ни даже ресторанов!

Лет было мало, ума не хватало
И на тебя я как дура запала!
Как я устала, права была мама,
Жизнь с тобой, милый, порядком достала!
Как я устала, в журнале узнала,
Что одеваюсь как будто с Урала!
С виду солидный, только однако
Ты не Бульдог – простая собака!

Милая поверь, когда я тебя увидел,
Подумал, что сорвал куш в телевикторине!
Но если бы я знал, что будет с этим призом,
Уже через 5 дней медового круиза!
Ты же в первый день потратила все бабки,
Что на собирали мы с родных на свадьбе!
Лишив нашу семью поступком этим самым
И шуб, и украшений , и даже ресторанов!

Как-то случайно поцеловала,
От поцелуя мне башню сорвало!
Охомутала, жизнь мне сломала,
И твоя мама заколебала!

Вот простой скандал перешел ту грань
После которой идут слова «Я убью тебя!»
Убью я тебя, с особой жестокостью!
Убью я тебя, за все твои подлости!

Убью я тебя, ни на миг не задумавшись
Убью я тебя, что бы больно, что б мучилась!
Убил бы тебя, твоей же пилочкой для ногтей!
И не важно бы как, лишь бы поскорей!

Я бы смогла бы, я б постаралась!
Знаю, что трудно, но я бы смогла бы!

Глазом не дернув, не сомневаясь,
Вижу как просто с тобой расправляюсь!

Оу, оу, оу, оууу, оууу…….

Но когда я смотрю в глаза твои,
Злость проходит вдруг!

И улыбка губ твоих убивает в миг
Убивает негатив вокруг!

Снова судьба нам путь подсказала,
Орудьем убийства любовь наша стала!
Снова судьба нам путь подсказала,
Это любовь

Рассказы финалистов второго сезона конкурса


Дудко Мария. Ключи

Так… Тик… Так…

Голос старых напольных часов из прихожей уже встречал меня, а я никак не мог открыть дверь. Ну где же эти ключи?… Неужели, потерялись? Только этого не хватало, и так день не задался!.. А, нет, вот же…

Часы пробили восемь, когда я ступил на скрипучий паркет прихожей. Как я соскучился по тишине своей квартирки! Хотелось просто развалиться на потёртом диванчике, да так и пролежать до утра… Но вместо этого я поплёлся к компьютеру. Пока старенький агрегат, доставшийся по наследству от динозавров, включался, я заварил себе кофе. Сегодня понадобится не одна кружка. Статья за ночь, а вдохновения с гулькин нос. Еще и на работе сокращениями грозят. Нельзя затягивать, а то увольнения не избежать. И ещё блог не плохо бы обновить, а то скоро последние подписчики разбегутся. Эх…

Работал я в редакции одного журнальчика, что в нашем районе, да и в городе в общем, был вполне востребован. Редактор — Федот Степанович — всегда только лучшее в печать пускал.

Лучшее. Да. Это значит не меня. Почему-то в последнее время моя писанина совсем не впечатляла. Даже меня самого. Честно, не удивлён. Похоже, я потерял искру, как будто писать нечего было. Смешно как-то: живу в мегаполисе, где каждый день что-то случается, а гляжу как в пустоту. Чужие проблемы переставали волновать, каждый здесь — капля в море. Вот и новости у меня серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому.

О чём я писал? Как я тогда ещё думал, о важном. О вечном, в какой-то степени. Я заметил, что люди кругом так закрылись, что словно перестали видеть друг друга, не то, что чувствовать и понимать. Каждый в какой-то миг уходит в себя и теряет ключ от двери, в которую вошёл. Запирает сердце. Надевает маску. Безразличную. И молча идёт по серым камням мостовой…

Просто хотелось, чтобы услышали… Думал, стану ключиком к миру по эту сторону маски. Помогу нуждающимся своим словом, научу людей слушать и слышать, мир спасу… Но, кажется, что-то пошло не так. И теперь… Теперь не знаю даже, как себя то спасти. Вот и в ответ получаю плач рвущейся бумаги и знаменитое последние предупреждение из уст Федота Степаныча. Последний шанс. Завтра не приду с сенсацией — всё. Что ж… Похоже, пришла пора забыть на время о своих рассуждениях и погрузиться в мир человеческих интриг. Написать то, что будут читать. То, чего от меня ждут. Нет, не так. Что ждут от статьи в нашем журнале.

О чём шумят нынче каменные джунгли? Что несёт ветер перемен по их заасфальтированным тропам? Самой обсуждаемой темой стала череда странных смертей, впрочем, как это и бывает обычно. Вот уже долгое время один за другим погибают взятые под стражу преступники. Самые разные: от простых карманщиков до почти убийц, взрослые и совсем ещё подростки четырнадцати лет. Большинству из них ещё даже не вынесли приговор. И диагноз у всех один — отравление. А чем — пока загадка. Это происходило с некоторой периодичностью в разных районах города, но чаще всего именно в нашем отделении полиции. И, по чистой случайности, как раз там работал никто иной, как мой старший брат — офицер Юрий Дискарин.

Как пригодилась бы мне его помощь сейчас… Но нет. С братом мы не ладим. И никогда не ладили. Так повелось… Наверное, мы просто слишком разные. Юрик скрытный, недоверчивый. Он никогда и ничего не рассказывал мне, предпочитал всё делать сам, и я чувствовал, что совсем ему не нужен. Я же, должно быть, слегка завидовал брату. Он успешен, просто гордость семьи, а я хватаюсь за последний шанс остаться на работе.

…Хватаюсь за последний шанс остаться на работе. Хотя… Можно попробовать разузнать о громком деле из первых уст, так сказать. Подобное, наверняка, заинтересовало бы Федота Степаныча, но придется обратиться за помощью к брату. Ага… И в очередной раз стать неудачником в глазах целого рода. Черта с два! Даже ради работы я не стану просить о помощи этого человека!

Ну, ничего. Я подготовился, собрал материалы, теперь напишу и спасён! Справлюсь сам. Успеть бы до утра…

ТРЯМ!!!

Звук застал меня врасплох. То был сигнал, что кончился завод, от старых часиков в коридоре. Дело поправимое. Я встал, подошёл к часам, открыл крышку и привычным жестом потянулся к ключу. Только вот ключа то как раз и не было. Что за странное дело? В своём доме я ценил порядок, а такие вот казусы просто выбивали из колеи… Что мне теперь, искать этот потерявшийся ключик? Придётся, похоже…

Кинув грустный взгляд на компьютер, я стал припоминать, куда мог сунуть эту старую железку. Вот я уже облазил несколько полок, заглянул в ящики и…

Это что такое? В комоде лежал конверт. И, если ключ от заводящего механизма я готов был увидеть среди носков, с моей то рассеянностью, то вот странного послания уж никак. Хотя, может я слишком наивен? Ой, что-то не нравится мне это всё…

Конверт, я, естественно, распечатал и сразу узнал почерк Юрика.

«Не уверен, что за мной не следили. Загляни в почту. Я никогда не забывал про твой день рождения!
Ю.»

Что за шутки? Так и знал, что надо было отобрать у него ключи, когда он переехал! Постойте, что-то на обороте…

«KeyHole4u…»

Я ещё раз пробежался глазами по торопливо написанным строчкам. Текст казался лишенным смысла и ни о чём мне не говорил.

Чего это он? Для белены, вроде, не сезон… На всякий случай я сверился с календарём и убедился, что день рождения у меня не сегодня и даже не в ближайшие дни. Вразумительно выглядела лишь просьба проверить почту.

На что только я время трачу? Прежде, чем моя рука успела закрыть текстовый редактор, выплывшее окошко осведомилось, точно ли я хочу это сделать. Вот, даже оно издевается…

На почту мне и правда прилетело одно письмецо. Ну и спрашивается, зачем Юрику это: вторгаться в мой дом со странной запиской и одновременно чирикать в интернете? В конце концов, не проще ли позвонить? Конечно, я бы не прыгал от восторга, когда бы что-то заставило нашу звездочку снизойти до простых смертных, но зачем изобретать велосипед?

Так думал я, попивая уже остывший кофе в ожидании загрузки текста. Наконец, перед моими глазами замаячили такие строки:

«Здравствуй, Егор.

Знаю, ты будешь удивлён моему письму, но я не стал бы тебя беспокоить, не будь всё действительно серьёзно. Я хотел позвонить, но на моём новом телефоне не оказалось твоего номера. Мой же номер остался неизменным, если тебя это интересует…

Перехожу к делу. Нам надо поговорить. Но разговор должен пройти с глазу на глаз. Приезжай сегодня в девять на перекрёсток Псковской и Мясной, там, во дворе дома 26, я буду тебя ждать.

Речь пойдёт о серии смертей заключённых. Поправка, о серии убийств… Я подумал, это может тебя заинтересовать, объясню всё при встрече, если, конечно, ты явишься…

Егор, брат, я знаю, мы потеряли связь, и в том я вижу и свою вину. Но прошу тебя один единственный раз мне поверить. Ты — мой последний ключ к надежде. Я рассчитываю, что ты прочтёшь это письмо и придёшь.

Твой брат Юрий Дискарин»

Мда…

Всё чудесатее и чудесатее, как говорила героиня одной известной сказки…

Я перечитал сообщение несколько раз, чтобы убедиться, что действительно перестал что-либо понимать. Кроме, пожалуй, того, что во всём этом деле кроется какая-то тайна, а Юрка для меня сейчас — ключ ко всем ответам. К тому же, раз уж он сам вызывает меня на разговор, то я не премину случаем взять интервью у ведущего следствие… Если это, конечно, не дурацкая попытка пошутить… Но вряд ли он стал бы писать мне ради забавы.

И что, теперь снова под дождь, да?.. Только ведь домой пришел! Ладно, быстренько разберусь, и ещё часиков шесть на статью у меня будет… Я бросил взгляд на часы, запоздало вспомнив, что это бессмысленно. На телефон приходит очередное рекламное сообщение, услужливо подсказывая, что нужно выходить, если хочу успеть на встречу. Погасив только-только проснувшийся монитор и резко схватив еще не просохший после дневной прогулки плащ, я выскочил в подъезд.

Только у машины я самую малость помедлил. А не слишком ли легко я в это вписываюсь? Ещё пару минут назад я был уверен, что ради брата не пошевелю и бровью, а ради самого себя не стану связываться с ним. Что сделало со мной это сообщение?

Оно наполнило меня чувством собственной важности. Наконец от меня что-то зависело, от одного меня! Вероятно, мной двигало желание доказать, что я чего-то стою… Только вот признавать такие мотивы не хотелось. От этого в голове засела непонятная досада, но её я упорно объяснял только потраченным временем, отнятым у написания статьи.

Остановившись в условленном месте, я посмотрел на часы. Еще целых пять минут… Можно было позднее выйти, хотя… как будто это мне бы что-то дало. Кругом никого похожего на Юрия.

На улице царил неприятный, мерзкий туман. Я прятался от него в машине.

Солнце давно село за тучами, и город зажёг свои огни. Фонари, не звёзды. Я иногда думал о том, как не хватало этому шумному миру звёзд. Каждая из них уникальна, хоть их и миллиарды в темноте неба. Так и с людьми, разве нет? Но мы почти нарочно забываем о том, потому прячемся от осуждающих горящих взглядов из глубины необъятного.

И только сейчас мелькнула в голове мысль: как часто я сам думаю о других? Казалось бы, постоянно…

От философских размышлений я отвлёкся, чтобы глянуть на время. Пять минут. В поле зрения никого даже человекообразного, двор пустовал.

Десять… Проверяю телефон, почту. Ни строчки об опоздании.

Двадцать! Не, ну это уже не серьёзно! Не стоило мне приезжать… Нервно набираю номер, готовлю уничтожительную речь. В ответ доносятся лишь долгие гудки. Ладно… Подождем… Мало ли что. У него тоже работа… Попытка успокоиться, кажется, работает, пока не вспоминаю об этой треклятой вообще не начатой статье! Где этого дурня черти носят?!

«Жду еще пятнадцать минут и уезжаю» — злобно набираю сообщение и яростно нажимаю «Отправить».

Время уходит, а сообщение даже не прочитано! Двадцать пять минут… тридцать… Все еще тишина. Дольше ждать нет смысла.

Для очистки совести снова звоню. Из трубки доносится мелодичный женский голос:

— Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети… — произносит дама, неспешно повторяя фразу на английском.

— Чтоб тебя!.. — раздражённо шипя, бросаю телефон на соседнее сиденье. — Так… Ладно… Я предупреждал, я ждал… ждал дольше, чем обещал. Теперь с чистой совестью можно и домой.

Глядя на дорогу, я с удивлением обнаружил, что не столько злюсь, сколько нервничаю. Это бесило еще сильнее…

***

Времени на работу оставалось все меньше, а я продолжал мерить шагами квартиру. Обычно такой спокойный скрип половиц сейчас всеми силами измывался над моим бедным слухом. Отнюдь не статья занимала мои мысли, несмотря на то что мне не простят, если запорю такой материал…

Медленно текли минуты. Я их ощущал даже без привычного тиканья часов. Ладно. Буду откровенен с собой, ибо сил моих больше нет, а потом за работу! Всё это странно! Что именно? То, что я не смог дозвониться. Юра телефон не выключает и старательно следит за его зарядом, он всегда должен быть на связи, не мне ли, как брату, об этом знать. Ещё и эта строчка из той записки, не случайно же она самая первая…

Так… без паники. Какого лешего этот болван вообще так по-хозяйски обосновался в моей голове?! Всякое бывает. Всё! Статья. Только статья.

Усилием воли мне удалось сесть перед монитором и даже написать пару строк, прежде чем вновь погрузился в раздумья. И всё-таки… что могло случиться?..

***

Дни мчались как часы, но не мои. Ключ я так и не нашел, да и не пытался, по правде с того вечера. Они так и застыли, показывая половину девятого, будто тот день еще не прошел. На работу я на следующее утро так и не вышел. Сам не верю… как я мог поставить на алтарь все ради человека, которому смертельно завидовал, об исчезновении которого мечтал… того, кого знал всю жизнь и с кем всё же был связан незримо?!..

А квартира! Ох… видел бы прежний я, во что превратился мой храм уюта… впрочем, он бы сразу застрелился, оставив после себя лишь мрачную эстетику разбитого творца… Все столы были заставлены грязными кружками и упаковками от фастфуда. Весь пол в следах обуви. Тут и там лежали педантично составленные мной списки тех, с кем мог общаться мой брат, куда он мог пойти, кто мог желать ему зла. ..

Только всё это было уже не важно…

« — Егор Дискарин? — послышался из моего телефона этим утром спокойный мужской голос.

— Да. — нервно ответил я.

— Вас из полиции беспокоят, — моё сердце грозило сломать грудную клетку. Должно быть, от стресса и недосыпа… А в голове тем временем: «Хоть бы нашли…».

— Ваш брат найден сегодня в полдень, — небольшая пауза, будто для осознания сказанного, — Он мёртв. Обстоятельства смерти выясняются. — так же спокойно, как ни в чем не бывало продолжает человек на другом конце провода. — Приносим свои соболезнования. Сегодня вам следует явиться в отделение…»

Дальше шли инструкции и редкие вопросы, на которые я отвечал что-то вроде «да», «нет» и «понятно». Бойся своих желаний. Нашли…

Следующие полдня я провёл в том самом отделении. Какие-то бумаги, какие-то формальности, похороны… И разговор.

Из той беседы я узнал нечто, что меня поразило. Юру подозревали. Говорили, мол, это он убивал заключённых, подсовывая им яд в еду или что-то вроде того. Доказательств было не много, поэтому его только планировали арестовать, но теперь основная версия смерти моего брата — самоубийство во время попытки побега от правосудия. Какая ересь… Но в тот миг я не мог ничего возразить. Ровно как и поверить хоть единому слову.

И вот теперь я вновь вернулся в своё жилище. Опустошённый, с одной лишь мыслью в голове: «его больше нет»…

Что есть слова? Набор букв, набор звуков, ничего более… Но некоторые становятся ключами. Этот ключ с тремя тяжелыми зубцами откроет одну из самых страшных дверей: дверь отчаяния и боли. Может стоило сформулировать как-то мягче? А как? Что это изменило бы? Ключ один, как его не приукрась, и дверь одна, а ты стоишь на пороге. Назад нельзя. И замок поддался. Началось…

Отрешенно окидываю взглядом квартиру, медленно впадая в ярость.

— Черт! — вырывается из груди. Как давно я не произносил это слово, — Черт! — повторяю громче, резко всплеснув руками. Вся моя армия кружек летит вниз под звон стекла. Сверху их накрывает одеяло исчирканных листов.

— Балбес! Паршивец! Урод! — кричу, себя не помня.

— Посмотри… Взгляни, что ты натворил, мерзавец! Из-за тебя я лишился всего! Вдохновения! Работы! Мечты! Как мне теперь счета оплачивать прикажешь?! Я столько времени на тебя угробил, черт возьми, даже ключ от часов… — молчание резало слух, так что я продолжал кидать пустые фразы, пытаясь выплеснуть всё то, что скопилось внутри меня. Голос срывался, рычал и хрипел, переходил в истерический смех, а я даже не понимал, почему так зол… На себя?

Да… Я завидовал брату по-чёрному! Гордость семьи, большое будущее, офисный авторитет, высокие цели, работа мечты — всё, что хотел слышать о себе, я слышал в адрес Юраши! Я же оставался его младшим братом, всегда вторым, всегда недооценённым. Аксиомой было, что всё даётся ему легко. Но почему-то не приходило в голову, что мы вообще-то братья. Условия у нас были одни и те же. И я как будто слеп, не видел, через что приходилось проходить ему. И что же я сделал, когда надоело быть тенью? Именно. Воздвиг ту самую стену, стену равнодушия. Мне стало плевать. А в океане стало одной каплей больше. Не Юра закрылся от меня, а я от него. И к чему это привело? «Его больше нет», а я даже не могу с уверенностью сказать, что я не брат убийцы! А всё потому, что не знаю! Не знаю, чем жил он все эти годы, не знаю, что творилось в его душе, не знаю, звал ли он меня, чтоб пресечь слухи на корню, или же покаяться в содеянном последнему хоть каплю родному ему существу, пусть и такому мерзкому, как я… И не узнаю, видимо, уже никогда, мой ключ к этой тайне навсегда потерян… Какой же я болван… Чего стоят теперь все мои рассуждения о чувствах, о словах, о звёздах, да всё о тех же ключах! Как мог бы я изменить мир, когда сам в себе не умел отыскать тех пороков, в которых упрекал человечество?! Вот, почему мои статьи не читались. Меняя мир, начни с себя, а ни то всё — пустые слова. Серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому… Такие слова не станут ключами… Ключи… Я раз за разом к ним возвращаюсь. О, этот мир и правда на них помешался! У нас есть ключи от всего, они даже там, где мы и не думаем их найти, ведь они так глубоко вошли в нашу жизнь, что всё теперь держится на них одних, а мы и не замечаем. Да и жизнь сама по себе как постоянный взлом замков! Но важно даже не это. Важно то, что нет ключа, ведущего Оттуда. Именно это придаёт значение всем остальным ключам. Сколько бы ни пытался, я не заведу снова ход времени Юрика, как в старых часах. Но кто знает, от каких дверей, я бы его увёл, если б только был рядом… Жаль, я понял это слишком поздно…

— Никогда больше не сяду писать… — говорил я себе почти в бреду, едва узнавая собственный охрипший голос. После этого я провалился в сон и уже ни о чём не думал.

***

Весь следующий день я провёл почти не вставая. Только к вечеру я кое-как попытался устранить последствия моего вчерашнего помешательства… Но попытка была пресечена на корню, как только на глаза мне попалась та самая записка, что я нашёл среди носков… Удивительно, но всё то время, пока был занят поисками брата, я о ней почти не вспоминал, как о вещи совершенно не несущей в себе смысла. Но зато с ней было связано столько вопросов! Я перечитал её. Как и ожидалось, ничего нового не появилось… И всё-так… Зачем она была нужна?

Я погрузился в воспоминания о том дне, когда потерял ключ от столь молчаливых в последнюю неделю часиков… Похоже, с того времени я и не включал компьютер… Как он там, мой старичок?

Наследие предков ожидаемо разворчалось и разгуделось на моё длительное отсутствие, но в конце концов смилостивилось и открыло мне страничку моей электронной почты. Письмо Юрика никуда не исчезло. Его я перечитывать не стал. Одно дело записка с неясным текстом, а другое приглашение на встречу, которой не суждено было состояться…

«Загляни в почту…» — эхом раздалось в моих ушах. От внезапной догадки я аж подпрыгнул. Что, если… Этот странный текст на обороте — ничто иное, как логин?..

Какая ерунда… Я снова гонюсь незнамо за чем… Глупое предположение! Но мои руки уже не остановить…

Торопливо выйдя из аккаунта, я вбил символы в соответствующее окошко. Но нужен пароль… Пароль…Ещё одна глупая мысль… «Я никогда не забывал про твой день рождения!». Ввожу.

На мониторе переменилась всего одна цифра, но я ей не поверил. Не могла эта вечность длиться какую-то жалкую минуту.

— Получилось… — произнёс я, в исступлении глядя в этот светящийся ящик. Другой аккаунт. И только одно письмо.

Вся квартира погрузилась в абсолютное молчание, пока я читал написанное здесь.

«Егор, я знал, что ты разгадаешь моё послание! Выручай, брат! Ты нужен мне, нужен всем нам!

Вот уже несколько месяцев я занят делом о смерти нескольких взятых под стражу преступников. Это не просто смерти, Егор, это убийства. Я уверен, что подобрался очень близко к разгадке. У меня двое главных подозреваемых. Но есть проблема. Оба они — мои коллеги по работе. И я не знаю, действовал ли кто-то из них в одиночку или же сообща. Другими словами, не знаю, кому из полиции могу доверять касаемо этого дела.

И ещё, я замечаю, что за мной наблюдают. Видимо, злоумышленник чувствует, что я подобрался слишком близко, и вскоре попытается меня устранить. Что ж, это я использую, чтобы точно указать на преступника. Как? О нашей грядущей встрече я рассказал одному. Если я угадал, и он не преступник, то тебе не придётся это читать, я всё расскажу тебе сам. Но, если же я ошибся, и ты всё-таки это читаешь, то, скорее всего, я уже мёртв…

Брат, теперь только тебе под силу раскрыть это дело. И только тебе я могу доверить его. К этому письму я прикреплю документы, в которых собраны мои доказательства, там ты найдёшь подробности плана, все имена, все улики. Опубликуй их в своём журнале, пусть все узнают, и тогда злодеям уже будет некуда деться! Я надеюсь на тебя. Знаю, ты не подведёшь…»

Отчего-то сердце пропустило удар. Брат… Я не подведу!

***

Никогда не говори никогда. Следующие несколько дней я не выпускал из рук клавиатуру. Знаю, обещал ведь себе, за писанину ни-ни, но последний-распоследний разочек! Ради Юрика! Это будет моя самая лучшая статья…

И она правда стала лучшей. С чего я взял? Просто моего блога не хватило бы для столь важной миссии. Вот и пришлось навестить Федота Степановича. Я едва ли не на коленях просил его прочесть мою работу. Но он всё же прочёл. Прочёл и поместил на первой странице!

Ещё через несколько дней мне снова пришлось прийти в наш отдел полиции. Там, конечно, снова формальности, благодарности, извинения… Но не они меня интересовали. Его арестовали. Я хотел поговорить с ним. С убийцей. Хотел посмотреть ему в глаза. За помощь в раскрытии дела мне даже позволили это.

Меня провели в специальную комнату. Он сидел напротив меня и морозил своим холодным взглядом. Но в глазах не было ничего… Он был… Пуст. Однако заговорил первый.

— Потому что видел, как умирали души, — ответил он на мой вопрос до того, как я успел его задать, — Каждый преступник, которого приводили сюда, не от хорошей жизни ступал на этот путь. Мир обошёлся с ними жестоко. Дико, но для кого-то преступления — всё ещё способ выжить. Не для всех… Но я и говорил не со всеми. Знаешь, всё почему? Потому что их не слышат, понимаешь? И когда я беседовал с ними в этой самой комнате, им просто хотелось, чтобы их услышали… А я их слушал, наблюдая, как гаснут глаза напротив, и как безнадёжность проникает в самое сердце. Приговор им не вынесли ещё, но они уже не верили, что что-то можно изменить. Изгои человечества. Им оставалось только прятаться в себе и ждать конца. Тогда я давал им ключик к свободе. Ампулу с ядом, как конец всех мучений. Вы не поймёте, должно быть…

— А сейчас, оказавшись на их месте, ты хотел бы того же? — спросил я тихо. Мой собеседник молчал. А я продолжил, — Знаешь, почему? Потому что Оттуда ключика нет. А пока ты жив, всё ещё можно исправить…

Мы говорили с ним ещё не долго, а потом я вышел на улицу. Уже сгущались сумерки и загорались фонари. Ливень бросал осколки звёзд прямо мне под ноги, и они вспыхивали на миг земным человеческим светом, разбиваясь о мокрый асфальт. Я молча шёл по серым камням мостовой, скинув, наконец, безразличную маску. Капли дождя на моих щеках от чего-то становились солёными. Перед глазами стоял образ Его. Равнодушия. Таким, каким я видел его однажды на Болотной площади — не видящим, не слышащим, неприступным. Источником людских пороков. Мне хотелось от него бежать, и я даже побежал, словно это могло бы помочь. Боже! Кто бы знал, что открывать сердце миру так больно! В мыслях всё ещё звучал диалог с убийцей, а в душе эхом доносился голос брата. Но, если уж прятался от всего этого за стеной безразличия, то только пройдя через эту боль можно вернуться обратно, вновь познать истину. Обиды, убийства, войны… Сколько жизней ещё прольётся, прежде чем каждый из нас победит в себе это зло? Сердца людей закрыты, и ключ потерян. Но что могу поделать я?..

Я думал об этом уже в подъезде, не спеша поднимаясь по лестнице. Быть может… Нет, но я же обещал себе… И всё-таки…

Ключи. Я мог бы превращать слова в ключи. Я мог бы снова писать. Открывать сердца людей и помогать справляться с болью. Нет, в редакцию я больше не вернусь. Никаких статей. Я напишу книгу. Нельзя мне сейчас замолкать. «Решено!» — подумал я, открывая дверь. Но сначала…

Медленно-медленно поднял я с пола ключик. Отворил стеклянную дверцу. Вставил в скважину. И повернул. Голос старых напольных часов в прихожей снова меня встречал. Говорил же, поправимо…

Тик… Так… Тик…

Текст песни Виктория Дайнеко — Драма (и Харламов Гарик), слова песни

Послушай, дорогой, я 8 лет терпела,
Но жизнь с тобой слишком не простое дело!
Внимания на меня совсем не обращаешь,
Со мной вместе маму мою не навещаешь
А если вспоминать единственный букетик,
То нужен календарь за то тысячелетье.
Приходишь очень поздно,
нередко в стельку пьяный
Ни шуб, ни украшений,
Ни даже ресторанов!
Лет было мало, ума не хватало
И на тебя я как дура запала!
Как я устала, права была мама,
Жизнь с тобой, милый, порядком достала!
Как я устала, в журнале узнала,
Что одеваюсь как будто с Урала!
С виду солидный, только однако
Ты не Бульдог – простая собака!
Милая поверь, когда я тебя увидел,
Подумал, что сорвал куш в телевикторине!
Но если бы я знал, что будет с этим призом,
Уже через 5 дней медового круиза!
Ты же в первый день потратила все бабки,
Что на собирали мы с родных на свадьбе!
Лишив нашу семью поступком этим самым
И шуб, и украшений , и даже ресторанов!
Как-то случайно поцеловала,
От поцелуя мне башню сорвало!
Охомутала, жизнь мне сломала,
И твоя мама заколебала!
Вот простой скандал перешел ту грань
После которой идут слова «Убью тебя!»
Убью я тебя, с особой жестокостью!
Убью я тебя, за все твои подлости!
Убил бы тебя, ни на миг не задумавшись
Убил бы тебя, что бы больно, что б мучилась!
Убил бы тебя, твоей же пилочкой для ногтей!
И не важно как, лишь бы поскорей!
Я бы смогла бы, я б постаралась!
Знаю, что трудно, но я смогла бы!
Глазом не дернув, не сомневаясь,
Вижу как просто с тобой расправляюсь!
Оу, оу, оу, оууу, оууу…….
Но когда я смотрю в глаза твои,
Злость проходит вдруг!
И улыбка губ твоих в миг
Убивает негатив вокруг!
Снова судьба нам путь подсказала,
Орудьем убийства любовь наша стала!
Снова судьба нам путь подсказала,
Это любовь нас завоевала!
Это любовь нас завоевала!

| Лиpические стихи, Казань | страница 14

гордости не храня.

Объяснить — не по уму,

Но скажи мне, для чего

Ниткой бус рассыпал меня?

Жаркополденный мой путь

От тебя уводит вдаль.

Чем усыпана та стезя?

Капли-слезы — ну и пусть,

Капли крови — как ни жаль,

Жаль — тебя увидеть нельзя.

17 июля 1991

* * *

Гордость — жемчуга горсть

Скользит между пальцев — в пыль…

По пыльной дороге идешь ты

Снова, глаза опустив…

Я снова окликну тебя.

Солнце и ветер — друг другу навстречу,

На перекрещеньи воздуха струй и света лучей

Я стою к ветру спиной

Он меня подгоняет к солнцу,

Но солнце слепит мне глаза.

Я впускаю Болезнь в тело свое

Пусть оно отдохнет в ней, пока

Не вернется Работа.

сентябрь 1991

* * *

Ничего не знать — не дороже ли?

Опыт холодом отзывается.

Вот и в этот раз — «Было. Прожили.

Повторения возбраняются».

28 сентября 1991

* * *

Я опять устала без тебя

И с тобой хотя не отдыхала.

Как ни странно, трудно жить, любя,

Мне темно и скверно без тебя,

Я устала, милый, я устала.

Кудри вьются, ласковы, мягки,

Лишь твоей ладони ожидая.

Но как долго этой ждать руки?

Может, мы все так же далеки?

Я не знаю, милый, я не знаю.

Я храню заветный кошелек,

Где твою припрятывала сдачу.

Ты не думай, это не упрек,

Я уже остывший уголек,

Я не плачу, милый, я не плачу.

И когда ты пропадаешь вновь,

как мне скрасить глупую потерю?

Оправданий вовсе не готовь.

Мне опять послышалось «любовь».

Я не верю, милый, я не верю.

Но зачем мне плакать и грустить?

Ты опять завертишь все сначала.

Пропадать и снова приходить,

Целовать и снова не звонить…

Я устала, милый, я устала.

2 октября 1991

* * *

И опять моросит дождь,

Осеняя мой путь унылый.

Ты не встречи со мной ждешь,

А разлуки с

Блог мамы особенного ребенка. «Истерики стали моими буднями» — как научиться принимать своего ребенка

  • Людмила Шамрай
  • для BBC News Украина

Автор фото, Unsplash

Я верю, что не мы выбираем детей, — это они выбирают нас. Наши дети знают: мы все преодолеем и со всем справимся. Наши дети делают нас мудрее, сильнее, учат любить по-настоящему. Без условий и сомнений. Я верю, что дети приходят, чтобы сказать нам — любите!

Я помню ребенка из своих мечтаний. Вот я легко и непринужденно иду по улице, держа сына за руку. Богдан постоянно что-то щебечет, находит для себя что-то интересное, тычет пальчиком и спрашивает у меня: «Почему-почему-почему?» А прохожие провожают нас взглядом: как же повезло этой маме, такой милый, умный, спокойный мальчик.

Однако судьба решила дать мне урок переосмысления и принятия. Моя жизнь стала напоминать падение Алисы в кроличью нору. Я будто падала в глубокий колодец, пытаясь разглядеть, что ждет меня внизу, но там было темно и страшно.

Понимание, что с твоим ребенком что-то не так, становится для родителей серьезной травмой и испытанием. Когда рядом есть человек, который помогает, берет на себя часть ответственности, это всегда легче. Но, к сожалению, мамы особенных детей часто остаются одинокими.

И каждый выбирается по-своему. Кто-то впадает в депрессию, кто загоняет свои чувства внутрь, кто-то берет себя в руки и находит силы идти дальше.

Автор фото, Людмила Шамрай

Підпис до фото,

«Богдан не оправдывал моих ожиданий. Я злилась на весь мир, в первую очередь на себя и, конечно, на малыша»

Как не сорваться, как сохранить себя и своего ребенка, когда живешь в состоянии постоянного стресса?

Часто на форумах встречаю: как принять особенного ребенка, я устала и тому подобное. Я тоже устала, я тоже периодически падаю духом. Время для меня будто остановилось.

Иногда кажется, что мы топчемся на месте, хотя вроде и прогрессируем. Но так медленно, так тяжело дается каждый шаг. Еще многое следует подтянуть, работы много, времени и сил не всегда хватает.

Иногда родители, у которых появляется особенный ребенок, воспринимают это как наказание. Первое, что я почувствовала, был шок: «За что?! Почему?! Зачем?!». Потом протест. Это нормальная реакция после шока.

«Этого не может быть! Только не со мной, не с моим ребенком. Не верю! Это — ошибка! Это виноват врач, который поставил диагноз, он просто не компетентен. У меня не может быть больного ребенка! Нет, нет, нет!»

Когда жизнь разделяется на «до» и «после», приходят отчаяние, боль и растерянность.

Чем закончится фаза стенаний зависит оттого, во что веришь. Я, например, уверена: высшие силы послали мне такое испытание, и от моей выдержки, сил, терпения зависит многое.

Кто-то считает, что это — опыт. Кто-то воспринимает это как карму. А кто-то — как работу, которую важно выполнить. В любом случае появление особенного ребенка — не наказание.

Автор фото, Unsplash

После того, как мой страх подтвердился, я не могла себя сдержать. Самым сложным для меня было сжиться с мыслью, что мой сын вдруг стал особенным, ведь я вроде рожала здорового малыша.

Богдан не оправдывал моих ожиданий. Я злилась на весь мир, в первую очередь на себя и, конечно, на малыша. Эти чувства можно понять. Эмоции должны выходить наружу. Запертые эмоции — как бомба замедленного действия.

Потом я штурмовала интернет в поисках какого-то нетрадиционного способа лечения, ходила в церковь, выпрашивала у бога другое развитие событий. Я надеялась: а вдруг все изменится.

Не стоит тратить силы, время и деньги на сомнительные методы. Активная помощь ребенку начинается только тогда, когда мама находится в состоянии принятия.

Автор фото, Unsplash

Я долго настраивалась на жизнь в новой реальности. Впоследствии ко мне пришло осознание, что нужно проживать каждый день по максимуму, что нужно помогать Богдану развиваться и реализовывать себя в соответствии с его возможностями.

Я отпустила то, чего не могло быть, посмотрела на мир глазами не затуманенными призраком утраченных надежд и увидела новые возможности создания счастливой, полноценной жизни.

Это очень тяжелая внутренняя работа — переосмысление ориентиров: от отрицания — к принятию, от безнадежности — к надежде, от страха — к доверию, от бессмысленности — к пониманию.

Богдан (как ребенок с неврологическими расстройствами) эмоционально нестабилен и импульсивен, привлечь его внимание невероятно сложно. Когда он чего-то хочет, но не может сказать, просто устраивает истерику.

Истерики стали моими буднями. Крики, визги, слезы, валяния по полу по любому поводу. Помню свое бессилие от того, что сын не позволяет себя утешить, вырывается, не понимает объяснений.

Помню осуждающие взгляды окружающих — дескать, пора бы уже заняться воспитанием своего ребенка. Появиться с таким ребенком на улице — поступок не для слабонервных: выдержать повышенное внимание прохожих, упреки и постоянные замечания сможет не каждый.

Не сравнивайте своего ребенка с другими детьми. Сравнивать ребенка можно только с ним самим — сегодняшнего с вчерашним.

Не жалейте себя, не думайте, что вы единственная, у кого есть такая проблема. Ищите группы единомышленников, читайте форумы и тематические сайты, общайтесь с родителями, которые прошли этот путь, обращайтесь в фонды, которые помогают детям в похожей ситуации.

Таким образом вы можете получить необходимую достоверную информацию. Впоследствии вы увидите, как много возможностей вокруг вас, и что вы можете изменить свою ситуацию к лучшему.

Автор фото, Unsplash

Я мама все того же малыша, о котором мечтала, но уже с ярлыком, уже с диагнозом. А где тот мой сын, который должен задавать мне миллион вопросов и смешно коверкать слова? Вот он. Рядом со мной. Богдан не знает алфавит, не выводит аккуратные буквы, не декламирует с выражением стихи.

Я люблю его за то, что он есть, что он меняется, что меняюсь я и мое отношение к малышу и к себе. Я радуюсь каждому нашему достижению. Сейчас для меня я и мой сын — победители, потому что мы столько преодолеваем, чтобы двигаться вперед.

Автор фото, Людмила Шамрай

Підпис до фото,

Я знаю, что нужна Богдану, что никто кроме меня не сделает все возможное, чтобы приблизить его к «нормальности»

Да, мой сын — другой, непоседливый, неудержимый. Это он громко вокализует на всю улицу, машет руками в аптеке, прячется под прилавком или носится с детской коляской в ​​магазине.

Это он кричит, бегает, устраивает истерики, падает на пол. Это мой Богдан берет книгу, водит пальчиком по рисункам и спрашивает: «Мама, что это?» Это мой сын считает до 10 и пытается рисовать ладонями.

Любить и принимать особенного ребенка — это каждый день радоваться маленьким достижением, как олимпийским медалям. Все навыки, которые появляются у моего ребенка, приводят меня в восторг, потому что они долгожданны.

Я знаю, что нужна Богдану, что никто кроме меня не сделает все возможное, чтобы приблизить его к «нормальности». Я стараюсь не тратить время на деструктивные вопросы наподобие «Почему он такой?» и «За что мне это?»

Я не первая и не последняя, кому пришлось пройти этот путь. Я делюсь своим опытом, надеясь хоть немного облегчить жизнь тем, кто находится в самом начале этого пути.

Дорогой дневник, я устал — Новелла Тайлара

Я измучен, разочарован, безнадежен. Убежден, что мне больше нечего сделать, чтобы выиграть эту войну в бизнесе.

Я устал выставлять себя напоказ. Устали пытаться. Устали терпеть неудачи. Устали терять деньги. Устали от разговоров. Устали путешествовать. Устала быть вдали от мужа. Устал быть вдали от моих детей.

Это, наверное, очередная жалкая вечеринка. Результат сравнения себя и ожиданий.Тем не менее, я не могу отрицать свои чувства и надежду, которая откладывалась столько раз, что меня очень тошнило и очень устало от этого подъема, называемого предпринимательством.

Что делать, когда они на конце веревки? Часть меня не хочет сдаваться. И все же часть меня все еще верит … все еще надеется … с последней каплей.

Но в то же время я устал разочаровываться и разочаровываться в моих каплях надежды.

Я верующий, поэтому большая часть моего разочарования искренне направлена ​​на Бога! Интересно, почему, я так сильно молюсь, делаю все правильно, но постоянно борюсь и редко побеждаю.

Я верю каждой своей унцией только для того, чтобы разочароваться. Затем я должен улыбнуться, несмотря на обиду и боль, потому что я должен одеться, чтобы все люди, зависящие от меня, продолжали идти.

Мне кажется, я тоже многого не прошу. Просто разумное представление об успехе. Стабильный поток успеха в бизнесе.

Возможность создавать возможности для других.

Я думаю, что одно работает, тогда я оказываюсь в том же месте, что и раньше.

Худшая часть пребывания здесь (мысленно) — обычно у меня есть способ выкарабкаться из этих ям.На этот раз я этого не чувствую. Каждая капля надежды разбита, и я опускаюсь все ниже и ниже.

Я говорю по Священным Писаниям, и ответ — нет. Я хочу плакать, но не могу, потому что у меня так много дел. У меня нет времени. Это отнимет время от моих обязательств.

Конечно, мне есть за что быть благодарным. Некоторые люди находятся в гораздо худшем положении, чем я.

Они голодны, бездомны, очень больны или кто-то, кого они любят. Они хоронят своих детей или родителей.Есть так много возможностей того, что могло быть не так. Что может пойти не так.

Тем не менее, это не отменяет того факта, что моя ситуация для меня очень реальна, и я потерялся в этом состоянии отчаяния. Чувство безнадежности и отсутствия мотивации.

У меня нет анекдота или попутчиков. Честно говоря, я просто хочу закрыть глаза и чтобы все это закончилось. Через какое-то божественное вмешательство. Что мне нравится, так это вернуться в прошлое и никогда не идти по этому пути.

Все это звучит ужасно, нехарактерно.Но эти чувства для меня настоящие. Из-за этого я должен их уважать.

Что мне делать? Я закрываю его, потому что он мне больше не служит? Я Мари Кондо это? Это больше не вызывает радости. Думаю, это было бы неправильно. Думаю, мне придется продолжать, но, честно говоря, я злюсь еще больше. Я застрял, меня заставили, я не могу этого сделать. Что это за чувство? Обязательство, я полагаю?

У всего в жизни есть свои взлеты и падения, независимо от того, насколько высоко … вы всегда можете подняться выше, и независимо от того, насколько низко, всегда может быть хуже.Думаю, мне просто нужно посчитать свои благословения и надеяться, что этот сезон, это настроение, эти ужасные чувства пройдут быстрее, чем длятся.

<3 Тайлар

Дорогая Энни, я устал от моей жены, которая придумывает оправдания отсутствию близости в нашем браке

Дорогая Энни: Я женат 34 года. Как и у всех пар, были взлеты и падения. За годы работы мы видели нескольких консультантов, которые работали с нами в трудные времена. В то время в нашем браке еще была близость.Сейчас мы живем 15 месяцев без близости. Она просто говорит, что не может, потому что не чувствует связи со мной.

Мы идем на консультацию, и она сказала, что слишком загружена тем, что в одиночку ведет свои финансы. Итак, я был вовлечен в это. Затем она сказала, что я не могу заниматься сексом; это должно было исходить от нее. Я пробовал ничего не делать, но несколько раз поскользнулся. Теперь она говорит, что то, что я пью каждый день, — это наша проблема. Итак, я сократил количество коктейлей до выходных.Тем не менее, я не вижу изменений с ее стороны.

Ненавижу думать о том, чтобы начать жизнь заново без нее, но мне нужен партнер, который хочет меня. Я хороший человек и муж. Я был верен, сам стирал, большую часть уборки дома и, до этого года, все обслуживание двора и дома, все время работая 50 часов в неделю и продвигаясь по работе. Я не знаю, что еще делать. — Неважно, чем я занимаюсь

Dear No Matter: Очевидно, ваша жена извиняется и ведет себя пассивно-агрессивно, вместо того, чтобы просто говорить вам, почему она не чувствует себя связанной с вами.Брак требует работы и жестких разговоров. В следующий раз, когда вы будете на консультации, выразите ей все свои опасения и обязательно расскажите ей, что она заставляет вас чувствовать, когда она вас отталкивает. Вы оба заслуживаете любовного и связанного брака.

После 34 лет совместной жизни стоит придумать, как восстановить связь и добавить эту искру в свою жизнь. Некоторые идеи для возрождения интимности в ваших отношениях могут заключаться в организации свидания, спонтанности или приключениях, обмене вещами, которые вам нравятся друг в друге, а не в одеяле «Я люблю вас» или даже в поездке вместе. Это всего лишь несколько действенных предложений, но настоящая работа будет заключаться в том, чтобы пройти курс терапии, обсудить свои чувства и лучше понять потребности друг друга.

Дорогая Энни! Я никогда ничего вам не отправляла, но в сегодняшней колонке вы отметили Autism Speaks как хороший ресурс для изучения аутизма, и я хотел ответить. Сообщество аутистов (частью которого я являюсь) считает эту организацию весьма вводящей в заблуждение и разрушительной из-за их не столь тонких выводов, что аутичные люди стоят меньше, чем нейротипики.Одна из их главных целей — найти «лекарство», которое подразумевает, что аутизм — это все плохо. Я полностью за то, чтобы исправить дисфункциональные части моего мозга, но аутизм дает много замечательных вещей, и я никогда не хочу их терять. Autism Speaks частично ответственна за широко распространенное предубеждение против аутичных людей.

Ниже приведены некоторые ресурсы, которые содержат полезную информацию о расстройстве аутистического спектра: Общество аутизма (www. autism-society.org), информационный бюллетень ВОЗ по аутизму (www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/autism-spectrum-disorders) и страницу CDC об аутизме (www.cdc.gov/ncbddd/autism/index.html). — Аня М.

Уважаемая Аня: Спасибо за разъясняющее письмо. Я буду рекомендовать эти ресурсы в будущем.

Просмотреть до колонки «Дорогая Энни»

«Спроси меня о чем угодно: год совета от дорогой Энни» уже вышел! Дебютная книга Энни Лейн с любимыми колонками о любви, дружбе, семье и этикете доступна в мягкой обложке и в электронной форме.Посетите http://www.creatorspublishing.com для получения дополнительной информации. Присылайте свои вопросы для Энни Лейн по адресу [email protected]

COPYRIGHT 2020 CREATORS.COM

Основные моменты Ван Гога — Письма

Мой дорогой Тео —

Наконец-то я пришлю вам небольшую лепешку, чтобы дать вам хотя бы представление о направлении работы. Потому что сегодня я вернулся к этому.

Мои глаза все еще устали, но все равно у меня возникла новая идея, и вот ее круиз.Снова холст № 30.

На этот раз это просто моя спальня, но цвет должен делать здесь свою работу, и, благодаря его упрощению, придавая более грандиозный стиль вещам, чтобы наводить на размышления здесь отдыха или сна в целом. Короче говоря, взгляд на картину должен дать отдых уму, а точнее, воображению.

Стены бледно-фиолетовые. Пол — красный кафель.
Каркас кровати и стулья свежие, масляно-желтые.
Простыня и подушки очень ярко-лимонно-зеленые.
Одеяло алое красное.
Окно зеленое.
Туалетный столик оранжевый, таз синий.
Двери сиреневые.

И все — ничего в этой спальне с закрытыми ставнями.

Прочность мебели теперь должна выражать непоколебимый покой.

Портреты на стене, и зеркало, и полотенце для рук, и немного одежды.

Рама — так как на картине белого нет — будет белой.

Это моя месть за вынужденный отдых, который я был вынужден взять.

Я буду работать над этим завтра весь день, но вы сами видите, насколько проста идея. Удаляются тени и отбрасываемые тени; он окрашен в плоские однотонные оттенки, как японские гравюры.

Будет контрастировать, например, с дилижансом Тараскона и ночным кафе.

Я не буду писать вам подробно, потому что завтра я собираюсь начать очень рано при свежем утреннем свете, чтобы закончить свой холст.

Как ваши боли? Не забывай сообщать мне о них новости.

Надеюсь, вы напишете в ближайшие дни.

Когда-нибудь я накрою вам и другие комнаты.

Крепко пожимаю тебе руку.

Всегда твой,
Винсент

Дорогой дневник — Дорогой дневник: Я устал

Дорогой дневник, я вернулся . … yayyy..

Я устал. Я так устал физически и эмоционально

физически: я хожу в школу почти каждый день на полупустой желудок и в полусне, я устал от 8 уроков в день и вставать каждый час передвигаясь по загруженным залам, я устал забирать брата с бейсбольной тренировки (иногда он заставляет меня ловить мяч перед тем, как мы идем домой), кроме того, я должен приходить домой и делать домашнее задание, помогать маме готовить, а иногда даже помогать с ребенком.

эмоционально: я устал улыбаться, когда мне больно, смеяться, когда я чувствую себя опустошенным, чувствую себя одиноким, потому что у меня нет друзей или родственной души, с которой можно было бы связываться.

Устала! Я готов к окончанию школы.

вы, наверное, удивляетесь, почему я еще не использовал ужасно, потому что я устал от этого ужасно, и я устал ходить, дышать, спать, есть, жить, улыбаться, смеяться, двигаться, мочиться и смотреть и хлопать в ладоши, обонять и слышать.

Я так устал ….

Я знаю, это звучит удручающе, и я не хочу, чтобы ты меня пожалел!

Я буду в порядке, я почти заканчиваю … скоро

дорогой дневник Прости, что позволил моим соленым теплым слезам упасть на твои страницы …

извини, что сожалею …

Вы должны были подумать об этом до того, как у вас родился ребенок

Дорогая Эми: В недавней колонке вы опубликовали вопрос от «New Mama. «У нее родился ребенок, и ее муж долго добирался до работы. По ее словам, он не сочувствовал тому, что ей пришлось пережить.

Обозреватель Эми Дикинсон (Билл Хоган / Чикаго Трибьюн)

Я немного устала от этих женщин, у которых есть дети, которые потом скулят и плачут, что о них нужно заботиться. Им следовало подумать об этом до того, как они у них появились.

Грудное вскармливание (если это то, чем вы занимаетесь) и недосыпание вначале — это естественно и часть работы.

Ее муж работает долго и упорно, так что она имеет привилегию заботиться о том ребенка дома.

Когда эти женщины проснутся и перестанут ныть по этому поводу?

У меня были дети, я кормила грудью и сама заботилась о них. Мой муж каждый день ходил на работу, так что у нас было много хорошего в жизни. Я это оценил.

Сыт по горло

Дорогой сытый: «Новая мама» не только заботилась о своем ребенке, но и работала (из дома), чтобы приносить домашние деньги.

На мой взгляд, она вовсе не ныла, а просто описывала, на что была похожа ее жизнь, и спрашивала, как пережить эту фазу с недоступным и лишенным сочувствия партнером.

Я подозреваю, что, помимо истощения и подавленности, у этой молодой матери может быть послеродовая депрессия, которая потенциально может быть очень серьезной. Если вы не испытывали этого (или знаете кого-то, кто испытывал это), у вас, похоже, нет желания или способности представить, на что это может быть похоже.

Кроме того, абсолютно необходимо, чтобы каждый испытывал жизненные трудности с таким же беспристрастием, как и вы?

Вы, кажется, были удачливы и компетентны в детстве.Возможно, сейчас самое время поработать над состраданием.

Дорогая Эми: Мне 55 лет. Я обручена с 44-летним мужчиной с 2013 года. После семи лет, проведенных с нами обоими с его родителями, он все время повторяет, что хочет жениться. Мы даже пару раз планировали небольшую свадьбу, но он никогда не доводил ее до конца.

Я полностью люблю этого человека, но меня просто не устраивает нынешняя жизненная ситуация.

Как мне заставить его понять — или мне уйти?

Торн

Уважаемый Торн: Твой парень тебя уже понимает.Он знает, чего вы хотите. Он явно не хочет того же.

Когда вы завязаны отношениями с очень долгой историей (такими, как ваши), все может показаться довольно сложным, но никогда не забывайте об одном очень простом факте: в подавляющем большинстве случаев люди делают то, что хотят.

Внимательно посмотрите на свою ситуацию с этой мыслью: «Люди делают то, что они хотят делать».

(Идите и обведите комнату; я подожду.)

Вашему парню нравятся вещи такими, какие они есть.Сколько раз он должен демонстрировать, что ему нравятся вещи такими, какие они есть, чтобы вы ему поверили?

И почему вы продолжаете хотеть жениться на том, кто совершенно очевидно не хочет жениться на вас? Я полагаю, это потому, что вам тоже нравятся — или, по крайней мере, вы можете терпеть — вещи такими, какие они есть.

Вам 55 лет. У вас есть выбор: либо принять участие в программе и провести остаток своей жизни с родителями парня и жить вместе с ними, либо уйти. Но поскольку у вас, , есть этот выбор, вы не можете винить его в своем несчастье.

Дорогая Эми: Я чувствую себя эгоистичным придурком, но в моей семье я лишь один из двух в своем поколении. У меня есть двоюродная сестра Стелла, которая, по моему мнению, по крайней мере слегка маразна.

Мы со Стеллой разговариваем по телефону; она не использует более продвинутых технологий, чем эта. Я нахожу наши разговоры довольно болезненными. Она повторяется и иногда спорит.

Я знаю, что она одинока. Обязан ли я поддерживать с ней связь?

Выживший двоюродный брат

Дорогой двоюродный брат: Вы не обязаны связываться со своим двоюродным братом, но все же должны.Тренируйте себя перед звонком. Задавайте вопросы, побуждайте ее рассказать о прошлом, если она хочет, не противоречите ей, дышите и будьте терпеливы. Если это поможет вам, вы можете установить таймер, чтобы звонок не был слишком открытым.

Напомните себе, что вы связываетесь с ней по доброте. Если вы будете терпеливы, милы и добры к ней, вы почувствуете себя хорошо. После звонка похлопайте себя по спине.

Вы можете написать Эми Дикинсон по электронной почте [email protected] или отправить письмо Ask Amy, P.О. Box 194, Freeville, NY 13068. Вы также можете подписаться на нее в Twitter @askingamy или Facebook.

Я не сержусь. I’m — Перевод на русский — примеры английский

Эти примеры могут содержать грубые слова на основании вашего поиска.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Я не сержусь. Мне просто стыдно.

Карен, Я не сержусь.Я просто волнуюсь.

Я не сержусь. У меня стресса.

Я не сержусь. Устала на .

Я НЕ ЗЛОЙ. Я ОПРЕДЕЛЕННЫЙ. ТЫ ОЧЕНЬ МЕНЯ, ДОРОГОЙ.

Я не сержусь.Я разочарован.

Предложите пример

Я не злюсь на тебя . Я злюсь на Салли .

Я не сержусь. Действительно, Я не .

Я не злюсь ты меня предал .

Как мир становится лучше? Я не сержусь , Я не сержусь.

Я не сержусь , потому что ты пьяна, Сара.

Не волнуйся, Я не сержусь.

Я не сержусь на тебя , Дайсон .

Я не злюсь , Порше, Я просто разочаровал .

И для справки, Я не злюсь на ребенка .

Я не злюсь , Я разочарован .

Знаешь, Я не злюсь ни на кого .

Я больше не сержусь на тебя .

Я не сержусь на тебя , но ты тоже должен меня понять.

Я не злюсь , но я устал, какого черта …

Дорогая мама, я знаю, что ты устала, но ты будешь держать меня еще немного?

«Дорогая мама,

Не могли бы вы проснуться на минутку? Я знаю, тебе трудно открыть глаза — сегодня мы еще не спали много.Но мама, ты мне нужна прямо сейчас. Понимаете, дело в том, что сейчас я чувствую себя немного одиноко. Я лежу в своей кроватке, и мне немного холодно.

Я не хотел плакать, поэтому мне очень жаль. Я уже некоторое время пытаюсь привлечь ваше внимание, издавая какие-то звуки, но вы были в таком глубоком сне, что не могли меня слышать. Не знаю, как еще привлечь ваше внимание. В течение дня я вижу и слышу, как вы все шумите, и вижу, как вы хорошо реагируете друг на друга. Ты тоже так со мной говоришь.И я очень стараюсь, но пока не знаю, как это сделать. Я плачу, чтобы вы меня послушали.

Мама, извини, что плачу. Как я уже сказал, мне немного одиноко. Я провел девять месяцев в твоем животе, где всегда чувствовал себя в безопасности. Мне немного страшно находиться в такой большой постели одному. Я скучаю по твоему сердцебиению, по твоей крови, по теплу и по пище. Я скучаю по твоему дыханию и твоим рукам, которые ты положил на меня, чтобы защитить меня, когда я все еще был в твоем животе.

Итак, мама, не могли бы вы меня послушать? Я звоню вам единственным способом, которым могу.Я чувствую себя действительно одиноким. Мне на мгновение нужно твое тепло и твой покой. Мне нужно знать наверняка, что ты все еще здесь. Так могу я немного полежать с тобой, чтобы почувствовать твое тепло?

Сначала пообнимитесь. Мама, это так приятно. Когда я чувствую, что ты обнимаешь меня, пока ты нежно качаешь меня, и когда я чувствую запах и чувствую тебя, я чувствую себя в такой безопасности . Я чувствую твою руку на своей спине, а мое ухо лежит прямо у тебя на сердце. Мам, это мой дом. Вы помните, когда мы всегда были вместе? Тогда я всегда так себя чувствовал.Иногда я скучаю по тому времени. Было так приятно быть рядом с тобой.

Я слышу, как ты тихонько шепчешь мне на ухо: «Все хорошо, малышка, все хорошо». Ваш голос такой мягкий и знакомый. Ты хорошо пахнешь, мама. Немного похож на меня и немного на тебя.

Мама, ты подержишь меня еще немного? Я действительно устала и чувствую себя расслабленной в твоих руках. Почти как раньше. Я собираюсь ненадолго закрыть глаза, хорошо? Могу я остаться с вами здесь еще немного, чтобы насладиться вашей любовью и вашим присутствием?

А можно еще выпить? Мама, раз уж мы так лежим … Я хочу у тебя кое-что спросить.Я знаю, это звучит довольно грустно, потому что я пока не могу говорить так, как ты, поэтому мне очень жаль, что я снова плачу. Но мама, можно мне еще выпить? У меня пересохло в горле, а в животике пусто, и раз уж мы все равно здесь… может, я могу еще несколько глотков? У твоего молока восхитительный вкус, оно такое теплое и знакомое.

Спасибо, мама, это именно то, что мне нужно. Я действительно очень хотел пить. Между прочим, ты чувствуешь себя на моей щеке великолепно. И ты мне улыбаешься. Ничто не делает меня счастливее, чем видеть вашу улыбку и чувствовать ваше присутствие.Я снова закрою глаза, хорошо? Пожалуйста, не убирай меня сразу, мне очень нравится здесь засыпать. Это действительно хорошо. Могу я остаться с тобой еще на час или около того?

У меня болит животик. Что это?! Мама! Вы это чувствуете? Мама? У меня так сильно болит животик. Что случилось? Пожалуйста, помоги мне, мама, я не знаю, что происходит. Я никогда не чувствовал ничего подобного.

Спасибо, что потирала живот маме. Уже поздно, и все спят. Я так рада, что ты здесь ради меня. Не знаю, что бы я делал без тебя, мама.У меня животик и так болит меньше, и когда ты меня так обнимаешь… Я очень устаю. Может, я снова закрою глаза. Пожалуйста, подержи меня еще немного?

Можно еще обниматься? Ты не поверишь этой маме! Я немного напуган. Я только что проснулся и ни на секунду не знал, где нахожусь. Было темно и снова немного холодно. Я знаю, мама, ты устала. Но я действительно скучал по тебе, могу я еще немного побыть с тобой?

Мама, я вижу, ты устала. У вас на глазах слезы, и то и дело слезы катятся по вашей щеке.Прости, мама, но я чувствую себя очень странно в этом новом мире. Я скучаю по дому. Я скучаю по тому, чтобы быть рядом с тобой.

Иногда я чувствую, как слеза падает мне на голову, когда вы меня нежно трясете. Ты поешь мне песню, чтобы я снова заснул. Ты рукой мягко сушишь слезы, упавшие мне на голову. Тебе приятно, мама, сделать это снова?

Я засыпаю твоей грудью. Вы чувствуете себя таким мягким, таким знакомым. Нигде я не сплю лучше, чем здесь. Мои ноги подтянуты, как будто они вернулись, когда я еще жил с тобой.Я снова слышу твое сердцебиение и двигаюсь вместе с твоим дыханием.

Узнаю скоро. Мама, ты лучшее место для жизни. Я так рада, что могу приходить к вам снова и снова. Мне тоже не нравится, когда я не могу просто спросить, но я действительно рада, что вы меня слушаете, когда я звоню вам.

Скоро я смогу быть рядом с вами. Или для моих братьев или сестер. Или для моих школьных друзей. Ты учишь меня заботиться о ком-то. Ты учишь меня слушать, даже когда я не могу спросить.Вы учите меня, что я в безопасности, даже если иногда мне кажется, что я в безопасности. Ты учишь меня, что любишь меня, даже когда очень устала. Спасибо.

И мама, я люблю тебя.

** Этот пост был написан Милдред Вуйк и первоначально был размещен на странице Doctor Mommy, MD в Facebook.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *