Метод сказкотерапия это: Сказкотерапия как метод психологической работы с детьми

Содержание

Сказкотерапия как метод психологической работы с детьми

Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования) | Мир педагогики и психологии №1(18) Январь, 2018

УДК 159.9.07

Дата публикации 24.01.2018

Козеева Елена Олеговна
студентка 1 курса магистратуры, кафедра педагогики и психологии, Мичуринский государственный аграрный университет, РФ, г. Мичуринск

Аннотация: В данной статье рассматриваются теоретические аспекты сказкотерапии как метода психологической работы с детьми.
Ключевые слова: сказкотерапия, метафора, сказка, дети, психологическая работа

Therapy with fairy tales as a method of psychological work with children

Kozeeva Elena Olegovna
1st year student chair of pedagogy and psychology, Michurinsky State Agrarian University, Russian Federation, Michurinsk

Abstract: This article deals with theoretical aspects of therapy with fairy tales as a method of psychological work with children.
Keywords: therapy with fairy tales, metaphor, fairy tale, children, psychological work

В мире практической психологии за последние двадцать лет произошло развитие многих новых направлений психологической работы с детьми.

Одним из таких новых перспективных направлений является сказкотерапия. Сказкотерапия была признана в качестве метода психологической работы всего два десятилетия назад, но, не смотря на такой малый срок, метод сказкотерапии стремительно развивается и завоевывает призвание не только специалистов в области теоретической и практической психологии, но и педагогов и врачей, что говорит о широких возможностях метода.

В настоящее время понятие «сказкотерапия» все чаще можно встретить на страницах специализированных периодических изданий. Также в специальных и популярных журналах можно встретить термин «сказкокоррекция» (в основном этот термин употребляют, по каким-то причинам педагоги). По нашему мнению принципиальной разницы между термином «сказкокоррекция» и «сказкотерапия» нет.

В серьезности метода сказкотерапии сегодня уже нет необходимости никого убеждать. Данный метод имеет серьезную неоспоримую перспективу. Сказка развивает самосознание человека, путем использования метафорических ресурсов, преследует гуманные цели, действует очень мягко, но, тем не менее, эффективно и результативно.

Метод сказкотерапии имеет очевидный потенциал, однако в психологии образования он используется редко. Особенность метода сказкотерапии в том, что его возможно использовать не только в работе с дошкольниками, но и с детьми младшего и старшего школьного возраста, а также, что немаловажно, с взрослыми людьми.

Если несколько десятилетий назад слово «сказкотерапия» вызывала недоуменные взгляды и уточняющие вопросы специалистов практиков, то на сегодняшнее время ситуация поменялась коренным образом. Специалистов-психологов, применяющих метод сказкотерапии сегодня можно встретить во многих детских образовательных учреждениях: детских садах, психологических и коррекционных центрах, больницах и пр. Но сам термин «сказкотерапия» до сих пор разными психологами трактуется и понимается по-разному, и соответственно разными психологами вкладывается разный смысл в этот термин. Порой смыслы так различаются, как допустим отличается бытовая сказка от волшебной.

Обращаясь к истокам, хотелось бы отметить, что корни сказкотерапии восходят к основателям этой науки. В числе ученых, занимающихся интерпретацией сказок, были такие великие умы, как З. Фрейд и К. Юнг, которые очень интересовались сказками. И З. Фрейд и К. Юнг считали, что в сказках содержатся события, которые могут помочь человеку найти выход из сложных жизненных ситуаций. Этот метод считается очень деликатным, он не влечет за собой разрушительных последствий, при его применении используются добрые слова, яркие образы (метафоры).

В своих исследованиях к сказкам обращались как зарубежные, так и отечественные ученые, такие как: Э. Фромм, Э. Берн, Э. Гарднер, А. Менегетти, М. Осорина, Е. Лисина, Е. Петрова, Р. Азовцева, Т. Зинкевич-Евстигнеева, И. Вачков, В. Пономарева, А. Наговицын и т.д.

Какое же определение дать понятию «сказкотерапия»? Если исходить из самого термина, то логично подумать, что сказкотерапия – это собственно лечение сказками. Издревле знания из поколения в поколение передавались через сказки, легенды и мифы, притчи и истории. Возникает вопрос, причем тогда лечение? Этот вопрос подразумевает множество ответов, так как знание безусловно имеет лечебный эффект. Поэтому под лечением сказками, мы подразумевает что клиент, совместно с психологом, открывает для себя знания, которые таятся и живут в его душе и в настоящее время являются терапевтическими.

Один из самых известных в области сказкотерапии психологов Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева определяет сказкотерапию так: «Сказкотерапия – это процесс поиска смысла, расшифровки знаний о мире и системе взаимоотношений в нем как набор способов передачи знаний о духовном пути души и социальной реализации человека, как воспитательную систему, сообразную духовной природе человека. Это процесс образования связи между сказочными событиями и поведением в реальной жизни. Это процесс переноса сказочных смыслов в реальность». [2, с.4]

Вачков И.В. дает следующее определение: «Сказкотерапия —  это такое направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание и построить особые уровни взаимодействия друг с другом, что создает условия для становления их субъектности».

[1, с.5]

Короткова Л.Д. определяет сказкотерапию, следующим образом: «Сказкотерапия – это метод, использующий сказочную форму для коррекции эмоциональных нарушений и совершенствования отношений с окружающим миром». [4, с.3].

Ребенок с помощью сказкотерапии может понять и пропустить содержание сказки через свой внутренний мир. Сказкотерапия позволяет ребенку распознать свои собственные страхи, ощущения, чувства. Метафора сказки имеет свойство расширять границы детского сознания, она также затрагивает слови подсознательного, помогает осмыслить важность психических процессов, происходящих внутри и понять их смысл.

Устранение агрессии у детей, детски страхов, тревожности, а также установление доверительного, позитивного взаимоотношения ребенка, с окружающими его людьми – является целью и задачей сказкотерапии.

Если буквальное содержание сказки воспринимается сознанием, то подсознание имеет другое сложное задание: оно обрабатывает и разгадывает метафорические сообщения, расшифровывает скрытый смысл сказочной метафоры, который находится на втором плане и не имеет очевидного содержания.

Сказочная метафора на сознательном уровне воспринимается ребенком как нереальное событие. Поэтому события, которые происходят в сказке, воспринимаются ребенком на уровне игры, он не придает им серьезного значения, но в тоже время подсознательный уровень определяет сказочные события, как нечто реальное.

Сказка является главным инструментом сказкотерапии, именно сказка позволяет создавать модели различных ситуаций, для того, чтобы можно было посмотреть на них со стороны. Ядром и важнейшим инструментом любой сказки выступает метафора.

Метафора (греч, «перенос») – слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит сравнение неназванного предмета или явления с каким-либо другим на основании их общего признака.

«Понятие метафоры может быть определено различным образом: как «произнесение одного, подразумевая другое», как «отклонение от семантических правил» и как «совершение имплицитных сравнений, отличающихся от наблюдаемых у объектов» — именно так определяют понятие метафоры P. P. Хоффман, Е.Л. Кохран и Дж.М. Нид.

Как мы уже отмечали выше, смысл сказки, заключенный в метафорическую форму, воспринимается ребенком только на уровне подсознания. Именно это, позволяет нам говорить о сказке и метафоре, как о важнейших психотерапевтических техниках. Использующие в своей практике психотерапевтические метафоры психологи, неоднократно обращали внимание, что положительный эффект не всегда наступал, когда ребенок пытался вспомнить метафору именно на сознательном уровне. Отсюда можно сделать важный вывод – метафора действует вне сознания людей.

Тем не менее, по мнению некоторых ученых, некоторые литературные тексты, отличные от сказок, содержат в себе значительно больше метафор. Так, один из исследователей сказки Тереза Добжиньская, отмечает: «При наличии сказочной жанровой рамки те выражения, которые в любом другом тексте могли быть употреблены лишь в качестве метафор (при буквальном прочтении они были бы абсурдны, так как описывали бы невозможные в действительности ситуации), в сказке даже в буквальном прочтении воспринимаются как норма».

Далее она добавляет: «Тот факт, что метафора достаточно редко встречается в сказках, объясним и с чисто литературной точки зрения: мир сказки настолько богат чудесными событиями, что его необязательно приукрашивать за счет тех средств, которые предлагает метафора, то есть взгляда на мир через призму других явлений или предметов». [1, с.12]

Чье детство не проходило вместе со сказкой? Найдется не так много людей, кто в детстве не был окутан сказочным пленом. Сказки удивительны в своей простоте, но в тоже время поучительные и захватывающие. Сказка погружает ребенка в мир эльфов и гоблинов, волшебников и ведьм. На первый взгляд сказка очень проста, но только на поверхности. Сказка таит в себе множество зашифрованной информации о жизни, мире и о месте в нем ребенка. Что же такое сказка?

Определений термина «сказка» очень много. Но среди всего множества определений, есть одно, которое не является исчерпывающим, но уж точно одно из самых красивых. Речь идет об определении знаменитого русского философа Ивана Ильина: «Сказка – это сон, при­снившийся нации».

[1, с.30]

Ожегов С.И. дает следующее определение: «Сказка – это повествовательное, обычно народно-поэтическое, про­изведение о вымышленных лицах и событиях, преиму­щественно с участием волшебных, фантастических сил».

В словаре русского языка сказка определяется как: «Сказка – это повествовательное произведение устного народного творчества о вымышленных событиях, иногда с учас­тием волшебных фантастических сил».

Литературный энциклопедический словарь трактует данное понятие так: «Сказка — один из основных жанров устного народно-поэтичес­кого творчества, эпическое, преимущественно прозаи­ческое художественное произведение волшебного, аван­тюрного или бытового характера с установкой на вы­мысел».

С.К. Нартова-Бочавер рассматривает сказку так: «Сказка – это краткая, поучительная, чаще оптимистичная история, включающая правду и вымысел».

Определение, данное А.Е. Наговицыным и В.И. Пономаревой: «Сказка — литературный жанр, возникший из народно­го творчества, который характеризуется: включением ирре­альных персонажей, событий и условий (пространство, вре­мя, обстоятельства), наличием многозначных символичес­ких образов и метафор, а также имеет строго определенный сюжетный сценарий, сформированный на общей базовой ин­тенции, которая выстраивается в зависимости от представ­лений о судьбе, определяющей степень свободы героя сказ­ки; отношения к тому или иному герою или явлению как архетипическому».

В случае плохого поведения ребенка, непослушания, проявления агрессии, когда стандартные психологические методы не действуют и скорректировать поведение ребенка не представляется возможным, может помочь метод сказкотерапии. Сказка может заинтересовать непослушного ребенка, захватить его внимание и погрузить в сказочную реальность. В сказке ребенок испытает эмоции, которые будут испытывать персонажи, сказка может погрузить ребенка в фантастический мир, в котором он возможно даже станет сопоставлять себя с действующими персонажами.

Обычный сказочный сюжет может оставить глубокий след в душе ребенка, повлиять на формирование его личности. Психолог может выбрать одну из авторских сказок, которая, по его мнению, наиболее подходит под конкретную ситуацию или сочинить свою сказку. Например, если ребенок берет без спроса чужие вещи, мы расскажем ему сказку, где главный герой делал то же самое, и это привело к серьезным проблемам, которые будут решены только после того, как главный герой изменится в лучшую сторону.

Педагоги в дошкольных и школьных учебных заведениях, а родители дома, не редко сталкиваются с различными эмоциональными нарушениями у детей, будь то гнев ребенка или его страх. Несмотря на то, что и гнев и страх выступают как важнейшие функции личности ребенка (которые помогают ему приспособиться и адаптироваться к жизни и окружающей действительности, не впасть в уныние) регулярное их проявление не может не вызывать у взрослых тревогу за ребенка и заставляет искать причины таких нарушений.

Безусловно, эмоциональные нарушения у детей можно скорректировать и без помощи сказкотерапии, используя, например, игры, игрушки, рисование, музыку или в целом искусство, однако опыт показывает, что самым доступным и любимым детьми способом является сказка.

К.И. Чуковский писал так: «По-моему, цель сказочника заключается в том, чтобы какою угодно ценою воспитать в ребенке человечность – эту дивную способность человека волноваться чужим несчастьям, радоваться радостям другого, переживать чужую судьбу, как свою». [4, с.2]

На практике лечение сказкой обычно происходит следующим образом. Например, ребенок часто теряет свои вещи, этакий ребенок «потеряшка». Никакие объяснения не помогают. В этом случае, мы можем сочинить ему сказку, главный герой которой постоянно терял свои вещи, и это привело его к серьезным проблемам и неприятностям. Выход из сложившейся ситуации будет обнаружен лишь тогда, когда герой нашей сказки изменится и научится следить за своими вещами. Причем герой сказки не обязательно должен быть человеком. Важно, чтобы у ребенка отложилось понимание того, что счастливый конец у нашей сказки наступил лишь тогда, когда главный герой научился не терять свои вещи.

Психолог, нацеленный на эффективное решение детской проблемы с помощью сказкотерапии, должен сам полностью погрузиться в сказочный мир, проявить интерес к событиям, происходящим в сказке, создать настроение сказки. Немаловажным условием является эмоциональная поддержка, которую психолог должен обеспечить ребенку в течение сказкотерапии. Очень важное условие: в каком настроении ребенок – если он не настроен на сеанс – результата не будет.

В дошкольном образовании психологи используют сказки, в которых психотерапевтическая и художественно-эстетическая основа замещена личностно-развивающей. Именно поэтому важнейшая функция сказочной метафоры – помощь в расширении детского самосознания, развитие представлений о психическом мире человека. Дети редко понимают абстрактные психологические понятия и логическое изложение часто не помогает понять, а в большинстве случаев только усугубляет ситуацию. Именно с помощью метафоры удается найти выход из этой ситуации, путем «сокращения» словесного изложения, «сжимания» содержания до яркого конкретного образа. Это помогает перейти от длительных объяснений сразу к интуитивному улавливанию важных смыслов.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что психолог, использующий в своей работе метод сказкотерапии должен быть хорошо подготовленным: должен уметь писать разные виды как психологических, так и педагогических сказок, должен уметь сочинять метафоры под конкретную проблему ребенка, должен уметь интерпретировать сказочные сюжеты, быть в контакте с ребенком, присоединяться к нему и следовать за ним.


Список литературы

1. Вачков И.В. Введение в сказкотерапию, или Избушка, избушка, повернись ко мне передом… — М.: Генезис, 2011. — 288 с.
2. Зинкевич-Евстигнеева. Т. Д. Практикум по сказкотерапии. – СПб.: ООО «Речь», 2000. — 310 с.
3. Зинкевич-Евстигнеева Т. Д., Грабенко Т. М. Игры в сказкотерапии. – СПб., Речь, 2006. — 208 с.
4. Короткова Л.Д. Сказкотерапия в школе. Методические рекомендации – М.: ЦГЛ, 2006. — 144 с.
5. Наговицын А.Е., Пономарева В.И. Атлас сказочного мира. – М.: Генезис, 2011. — 320 с.
6. Наговицын А.Е., Пономарева В.И. Типология сказки. – М.: Генезис, 2011. — 336 с.
7. Пономарева В.И. Там, на неведомых дорожках… Из практики сказкотерапии. – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2008. — 244 с.

Следующая статья →Использование словообразовательных моделей в развитии грамматического строя речи у дошкольников с ОНР Расскажите о нас своим друзьям:

это «взрослый метод»! //Психологическая газета

Татьяна Зинкевич-Евстигнеева, директор Санкт-Петербургского Института сказкотерапии, отвечая на вопросы «Психологической газеты», расскажет о своем методе.

Почему я занимаюсь сказкотерапией?

Получив психологическое образование, я искала не директивный, но эффективный метод психологической работы. Это оказалось непростым делом, ведь насыщение инструментария психолога-консультанта в нашей стране происходило, в основном, за счет адаптации клинических методов и приемов. Мне хотелось найти такой метод передачи человеку психологической информации, который бы имел многовековую традицию и был сообразен внутренней природе человека. Я задумалась над тем, каким образом в разные времена люди решали собственные психологические проблемы. Исследуя разные источники и размышляя, я поняла, что существовала традиция поддержки человека словом, интересной историей. Действительно, важнейшая психологическая  информация традиционно передавалась и передается посредством метафоры и увлекательного сюжета. Так, собственно, и родилась сказкотерапия.

С другой стороны, в каждом из нас живет сказочник, потому что каждый из нас обладает Фантазией. Именно фантазия и воображение помогают нам формировать образ будущего. Для нашей жизни важно, чтобы этот образ был положительным, красивым, достойным. «Таким, как в сказке», — можете сказать вы, и будете правы. Ведь сказки не только развивают воображение, но и дисциплинируют его. Недаром говорят, что признак настоящей сказки — хороший конец. Так и с нашим образом будущего — он обязательно должен быть положительным. Ведь он — наша жизненная программа.

В каждом из нас немало жизненных программ, заложенных не нами, а другими людьми, встреченными нами на жизненном пути. Это родители, педагоги, друзья, герои книг и кинофильмов. Представляете, сколько в нашем внутреннем мире сказочных сюжетов?! И какой же из них НАШ СОБСТВЕННЫЙ?

Во всех этих хитросплетениях старается разобраться сказкотерапевт. И особенно это касается нас, взрослых. Поэтому я утверждаю: сказкотерапия — это «взрослый метод»!

Для сказкотерапевта новый клиент — это новая история, новая сказка. Поэтому мне всегда интересно с людьми. Да, многие фабулы повторяются. Но это и неудивительно — действия архетипических сюжетов никто не отменял!

Для меня сказкотерапия самый тонкий метод психологического воздействия и взаимодействия. Да, он требует терпения, веры в ресурс клиента и понимания общих законов развития. Но когда видишь ПРОБУЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ, понимаешь, что «игра стоит свеч».

Я с уважением отношусь к другим психологическим системам, но сказкотерапия самый органичный для меня подход. Сказкотерапия — язык, на котором можно говорить с душой человека, когда он будет к этому готов.

Какие ситуации мы рассматриваем на занятиях.

Занятия у нас разные и люди разные. Поэтому мы рассматриваем любые ситуации, не отказываясь от самых трудных.

Важный момент сказкотерапевтической работы — совершение символического действия. Я часто повторяю: «Многократно повторенное символическое действие меняет ситуацию в материальном мире». Сказкотерапевт предлагает клиенту множество символических действий: создание сказки в песочнице, изготовление собственной куклы, сочинение сказки, изготовление волшебных красок и ожерелья собственной жизни и многое другое. Главное, чтобы создаваемый мыслеобраз (сказка) становился позитивной жизненной программой. Правда, не все люди готовы сразу абстрагироваться от житейского социального уровня проблемы и перейти к обсуждению внутреннего противоречия на символическом уровне. Многим требуется предварительный «разогрев». который я называю «приобщением к информационному пространству метафоры». Другими словами, я, рассказывая клиенту различные истории, стараюсь пробудить его собственное ассоциативное поле, его Фантазию. Именно с этим пробуждением связано множество историй клиентов.

На семинаре, посвященном обучению сказкотерапевтов, мы придумываем сказки, которые помогут нашим участникам оказывать психологическую помощь своим клиентам. Так, например, недавно, участники семинара предложили разобрать случай молодой женщины, ощущающей себя неуверенной и виноватой. Самой большой трудностью для нее было говорить «нет» в ситуациях, которые ее не устраивали. Это одна из широко распространенных психологических проблем, хорошо знакомая консультантам. Группа сказкотерапевтов придумала для этой женщины сказку о королеве и ее двух министрах. Министр Правой руки всегда говорил «да», Министр Левой Руки всегда говорил «нет». В результате придворных интриг и ссоры двух министров, Министр Левой Руки был отправлен в темницу. Что тут началось! Фактически в сказке была описана жизнь нашей героини, ее трудности были доведены до абсурда. Сказочной королеве пришлось реабилитировать своего Министра Левой руки и учиться мудро управлять своей страной. История, как и полагается сказке, закончилась красиво.

Надо сказать, что когда прочитали эту сказку, некоторые участники семинара сказали, что узнали в героине истории себя и готовы теперь пересмотреть собственный взгляд на происходящее в их жизни.

Бывают очень сложные случаи, связанные с потерями и другими кризисными ситуациями. Но сказкотерапевт знает, что смысл есть во всем, только нужно время, чтобы его увидеть и осознать.

Как я повышаю свою квалификацию.

Прежде всего, читаю. Теперь уже не психологическую литературу, а сказки. мифы, притчи, легенды, художественную литературу. Сегодня мне легче понять, что на самом деле стоит за описываемыми событиями.

С другой стороны, я стараюсь использовать любую возможность, чтобы попасть на лекции или семинары. Не только к своим коллегам, но и представителям смежных дисциплин: историкам, культурологам, филологам, философам, художникам, режиссерам, литераторам.

Кроме того, я считаю одним из прекрасных способов повышения квалификации — путешествия. Изучения жизни, нравов, истории, культуры разных этнических групп дает колоссальный приток идей и знаний.

Пожелание читателям.

Я желаю уважаемым читателям веры в собственную творческую силу. Я желаю всем, чтобы на жизненном пути как можно чаще встречались СВОИ люди, близкие вам по общекультурному и духовному уровню. Я желаю всем нам реализации в материальном, социальном мире светлых и добрых сказок. Правда, сначала они должны родится в нашей голове и душе, нам нужно поверить в них всем сердце и тогда произойдет… ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО. Когда вдруг, вроде бы совершенно неожиданно (но вполне закономерно), происходит удивительное и желаемое событие. Ведь мы живем в той сказочной реальности, которую, во многом, создаем сами. 

Метод сказкотерапии. Что такое сказкотерапия?

Сказкотерапия — это метод психологического воздействия на личность через сказки, способствующее коррекции проблем, устранению конфликтов и развитию личности. В основе сказкотерапии лежит процесс связи между действиями в сказке и реальности. Область применения этого приема не имеет возрастных ограничений и может использоваться в работе как с детьми, так и со взрослыми.

Цель сказкотерапии — относительно мягкое по сравнению с большей частью психологических инструментов искоренение страхов, коррекция характера, поведения и внутреннего состояния.Есть люди, у которых термин «сказкотерапия» вызывает улыбку, и отношение как несерьезному, «детскому» методу. Но, познакомившись со сказкотерапией поближе, большинство из них изменяет свое мнение. Сказкотерапия самый древний в человеческой цивилизации метод практической психологии.

У человека до 10-12 лет преобладает правополушарный тип мышления. И вся важная информация для развития и социализации принимается через яркие образы. Образы связаны с подсознанием, бессознательным.  В детстве в бессознательном ребенка через сказки формируется своеобразный «банк» жизненных ситуаций. То есть набор знаний о динамике внутренних процессов, способов взаимоотношений между людьми, возможностях самореализации, устройстве Мира, отношений, людей и пр.

Часто этот «банк», эти знания находятся в пассивном состоянии либо наполнен не теми образами. Но эти образы, это бессознательное влияет на жизнь и тогда на помощь приходит метод сказкотерапии, который помогает сформировать способность осознанно действовать, видеть причинно-следственные связи между событиями, осознать свое предназначение, исследовать свои способности и возможности, осознанно проявлять себя и создавать ту жизнь, которой хочется жить.

Для того, чтобы изменить бессознательные образы и сценарии нужно использовать такой метод, который возвращает к своему изначальному, «сказочному» восприятию мира. Это восприятие намного старше первобытного строя. Сказочное восприятие Мира, помогает почувствовать, что все возможно, помогает найти ресурс для решения ситуации, привлечь нужную энергию изменений.

Сказкотерапия помогает взаимодействовать с клиентом на ценностном уровне. Психологические, культуральные, педагогические проблемы прорабатываются благодаря опоре на нравственные ориентиры, духовные ценности и личностные потенциалы.

Ведущими идеями сказкотерапии являются:
  • осознание своих потенциалов, возможностей и ценности собственной жизни;
  • понимание причинно-следственных связей событий и поступков;
  • познание разных стилей мироощущения;
  • осмысленное созидательное взаимодействие с окружающим миром;
  • внутреннее ощущение силы и гармонии.

Погружаясь в сказку взрослые могут накопить силы, открыть новые возможности для творческого конструктивного изменения реальной ситуации. И, открыв в себе ресурс, взрослые переключаются на события своей жизни, немного иначе осмысляют их, и приступают к конструктивному социальному моделированию.

Сказкотерапия как направление практической психологии привлекательно еще и тем, что не имеет ограничений, по сравнению с другими подходами. Так, например, у нее нет возрастных границ: в каждом возрасте своя сказка, миф, притча, легенда, басня, баллада, песня и т.д. Сказкотерапия применяется для разрешения самых разнообразных проблем: от трудностей в обучении до острых жизненных кризисов. Но… в каждом случае свои комбинации, акценты, «посылы».

Виды психотерапевтических сказок:

Сказкотерапевтическое воздействие осуществляется с помощью пяти видов сказок:

  • художественных,
  • дидактических,
  • психокоррекционных,
  • психотерапевтических и
  • медитативных.

Для каждой ситуации, случая консультирования либо подбираются, либо специально сочиняются соответствующие сказки.
И еще один секрет метода состоит в том, что после изменений на образном, бессознательном уровне последующие изменения происходят естественно и легко.

Хотите узнать свой сказочный сценарий?
Посмотрите короткое видео ниже.

С уважением и любовью,
Ксения Глебова.

Хотите испробовать метод сказкотерапии на себе? Записывайтесь на индивидуальную консультацию и мы с Вами создадим Вашу индивидуальную сказку!

С уважением,
Ксения Глебова.

Что такое сказкотерапия | Радуга сказок

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОТ АВТОРА МЕТОДА КОМПЛЕКСНОЙ СКАЗКОТЕРАПИИ Т.Д. ЗИНКЕВИЧ-ЕВСТИГНЕЕВОЙ

Об этом методе существуют разные представления. Кто-то считает себя сказкотерапевтом на том основании, что в детстве читал сказки. А кто-то предпочитает изучить этот метод серьезно и совершенствоваться в нем. Конечно, я, как автор, сторонница второго подхода. Чтобы сориентировать вас в методе, я немного расскажу о нем. «Из первых уст», так сказать…

  1. Сказкотерапия — что это такое?

Определений у Комплексной Сказкотерапии© немало. Это и система развития эмоционального интеллекта, и способ перевода с языка подсознания на язык сознания, и метод расшифровки древних (архетипических) сюжетов, действующих в жизни современного человека… Человеку, пришедшему первый раз на консультацию я бы сказала так: «Сказкотерапия – это процесс пробуждения сердца. Помните, как Лис открыл Маленькому Принцу самый главный секрет жизни и счастья? «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь». Человеку с пробужденным сердцем жить гораздо веселее и понятнее. Да, иногда ему бывает грустно, оттого, что он замечает вокруг; но эта грусть помогает ему развивать собственный творческий потенциал и укрепляться на жизненном пути. Благодаря добрый сказке может состояться самая главная встреча в Вашей жизни – Встреча с самим собой».

Можно сказать, что сказкотерапия – это одновременно эко, био и нано технология. Эко – потому что экологически чистая. Сказкотерапия не приносит вреда ни психике, ни душе, ни уму, ни сердцу. На этот метод, как правило, не бывает аллергии. Каждому человеку сказкотерапевт подбирает свою особенную метафору, свою особенную сказку.

Био – потому что сказкотерапия природосообразна. В ней нет ничего искусственного, одни природные компоненты. Добрые слова, красивые метафоры, чистые жизненные смыслы. Во все времена сердца, души и умы потребляли сказки. Потому что сказки, легенды, притчи, мифы – качественная пища для разума, сердца и души. Причем, пища разнообразная – и сладкая и соленая, и с горчинкой, и с кислинкой. Миллион оттенков вкуса, эмоций, смыслов можно разглядеть, расшифровать в сказках и напитаться ими. И эта пища будет без примесей и стабилизаторов вкуса.

Нано – потому что сказкотерапия глубоко проникает в сердце, сознание, подсознание и даже душу. Мельчайшие частицы сакральной информации проникают в микроскопические отверстия нашего разума и чувств. Там они производят очистительные работы. Вычищают заблуждения и застарелые обиды. А потом наполняют внутреннее существо светом чистой сакральной информации, производят добрые перемены в мировосприятии, отношении к самому себе и близким людям. Благодаря всем этим эко, био и нано процедурам, и происходит Встреча взрослого человека с самим собой. Потому то сказкотерапия – это метод для взрослых.
Хотя сказки чаще рассказывают детям…

Так принято думать. Но это – очередное заблуждение! Разве взрослым не рассказывают сказки?! Только всегда ли они КАЧЕНСТВЕННЫЕ и ДОБРЫЕ? Почему многие сказки для взрослых страшные, кровавые, лишающие надежды, запугивающие и развращающие? Эти сказки уже не называют «сказками», им дают другие названия: «новости», «сериалы», «художественные фильмы», «модные романы»… Но их СКАЗЫВАЮТ, и СКАЗАННОЕ действует на мысли, чувства, сознание и подсознание. От последствий воздействия таких «взрослых сказок» и лечит сказкотерапия.

Мы используем только качественные и добрые сказки, — и в этом тайна «терапевтического эффекта».

Конечно, сказкотерапия это метод и для детей. Метод воспитания, развития критического мышления и эмоционального интеллекта. Метод, позволяющий не наказывать ребенка, но воспитывать его словом. Метод, исключающий жестокость воздействия и развивающий способность думать.

Потому то его так охотно осваивают родители. Изучая этот метод, они воспитывают и исцеляют себя сами. Дети это чувствуют и меняются вместе со своими родителями. В семьи приходит Мир и Порядок.

Комплексная Сказкотерапия© — это метод подбора точных слов и точных сказок для каждого человека, и ребенка, и подростка, и взрослого.

Откуда берется точность?
У нас есть своя «вычислительная машина». Она работает на собственной концепции архетипов и архетипических сюжетов. Архетип – это древняя матрица, первичный закон, базовый смысл. Благодаря этой системе можно распознать глубинный механизм трудной жизненной ситуации и показать его человеку под увеличительным стеклом доброй сказки. В этой же истории шифруется и способ разрешения трудности. Благодаря знанию архетипов, сказкотерапевту нетрудно подобрать точную историю для клиента. Создать каркас сказки, которую человек может написать и сам.

Словом, Комплексная Сказкотерапия© – это «точная наука». Каждая сказка, каждая метафора «математически выверена» и действует точно на разрушение проблемного механизма, заблуждения или подавленного чувства.

Кроме этого, Комплексная Сказкотерапия© — это еще и язык. Особый язык на котором происходит разговор о тонких и важных вещах. Это язык деликатный, но весьма доходчивый и эффективный. Если взяться за труд изучить его, и начать на нем разговаривать, то и близкие люди постепенно начнут говорить на этом языке. А этот язык ВСЕГДА несет взаимопонимание.

Приведу пример того, как мама начинает говорить с ребенком на сказочном языке. Допустим, хочет она сказать строго и раздраженно: «А ну, не хватай еду грязными руками! Сколько раз я тебе говорила, что надо мыть руки! Что, заболеть хочешь?!». Это звучит совсем не сказочно.

Вместо этого она вдруг изрекает: «Солнышко мое, вот ты сейчас тянешься немытой ручкой за едой, а ведь еще и не знаешь историю о том, как Руки с Чистотой подружились! Постой, пойдем помоем руки и я расскажу тебе эту сказку!»

И дальше мама рассказывает историю о том, как жили две маленькие ручки, которые никогда не знали ни мыла, ни воды. Они хватали все на свете, все, до чего могли дотянуться. И вот однажды… захватила их в плен Грязь-грязища. Нелегко было ручкам в плену, всю свою силу они разом растеряли, и только и мечтали о том, чтобы вернулись старые времена, когда были они свободны и веселы. Но кто им поможет вырваться из плена?.. Когда в плен к Грязище попадаешь, есть только одна защитница-избавительница. И зовут ее Чистота. Живет Чистота на вершине горы в чистом-пречистом домике. У нее есть верные слуги доброго нрава – Душистое мыло и Чистая вода. Кто об их существовании знает, всегда их на помощь зовет. Они очень-очень отзывчивые. Стоит только крикнут: «Защитница наша Чистота, Душистое мыло, Чистая вода – приходите, помогите, из плена грязи освободите!», — как они тут как тут. Божья коровка проникла в темницу к нашим ручкам, и рассказала им, как освобождение получить. Как ты думаешь, чем закончилась эта история? Да, ручки наши освободились из плена. Потому что Душистое мыло и Чистая вода Грязищу победили. И с тех самых пор, ручки никогда больше не желали в плен к Грязище попадать. Всегда вовремя Чистоту на помощь звали. Как и мы с тобой сейчас. Привычка призывать Чистоту, мыть руки, особенно перед едой – это добрая привычка. Она человека бережет и других радует.

Конечно, сказочный язык более многословен. Но результат стоит этих слов. Добрые привычки скорее формируются от добрых вразумляющих слов, нежели чем от резких и пугающих.

  1. Что конкретно делает сказкотерапевт, чтобы достичь результата?

Нередко человек приносит сказкотерапевту совсем не ту проблему, которая его, на самом деле беспокоит. Поэтому, первым делом, мы внесем в ситуацию ясность и определим в какой точке своего жизненного пути находится человек, какие задачи решает, какими инструментами пользуется. И главное – постараемся установить – какой он жизненный урок проходит. Далее сказкотерапевт расскажет человеку о смысле жизненного урока, приведет примеры из сказок и жизни, чтобы было понятно, как этот урок «работает». Затем сказкотерапевт расскажет историю, в которой содержится «шифр» жизненной ситуации человека, предупреждения об ошибочных действиях и рекомендации по разрешению возникших трудностей. Благодаря рассказанной сказке, человек посмотрит на свою жизненную ситуацию со стороны и получит конкретные рекомендации для изменений к лучшему. В результате у него будет ощущение, что в его голове стало больше ясности и понимания, что делать. Такой эффект достигается даже после одной консультации. Сила метафоры, доброй сказки велика. Если человек будет работать со сказкотерапевтом длительное время, он сам станет сочинять сказки, которые достойным образом постепенно изменят его жизнь.

  1. Как работает метод: случай-иллюстрация.

Когда приходят родители и рассказывают о том, как им трудно справиться с характером ребенка, результат понятен. Они получают индивидуальный маршрут развития своего наследника. Гораздо интересней увидеть, как меняется представление человека о себе самом или конфликтной ситуации. Как то раз на прием пришла женщина (назовем ее Катя) и рассказала, что длительное время она пребывает в угнетенном состоянии духа. Выяснилось, что более всего тяготит ее чувство вины. Сестра и мать постоянно обижаются на нее по самым пустым поводам. Сама женщина убеждена, что должна исполнять любые капризы своих родственниц на том простом основании, что ее жизнь сложилась лучше, чем у них. Сестра часто ей говорит: «Конечно, тебе-то хорошо, ты удачно вышла замуж, у тебя все есть, все счастье из нашей семьи тебе досталось, а мне – ничего». Мать также постоянно говорит нашей героине, что она своим семейным и социальным счастьем обязана несчастьям сестры. Со стороны ситуация кажется смешной, но нашу героиню она мучает уже не первый год. Из-за ее терзаний страдают муж и дети. Я рассказала Кате о древнем (архетипическом) сюжете, который мы называем «Женское коварство». Чтобы понять его достаточно вспомнить «Сказку о царе Салтане», где героиня сталкивается с завистью родственниц. Я предупредила Катю о всех ловушках этого древнего сюжета и уроках, которые проходит героиня. А потом рассказала ей сказку о том, как появилась Вина. Я придумала ее прямо на консультации специально для Кати. Потом она помогла многим моим клиентам. Так часто бывает – что-то придумываешь для одного человека, а потом это помогает многим. Позвольте расскажу ее и вам.

«Давным-давно, в одном королевстве оказался на престоле малолетний король-сирота. Править ему помогал верный советник по имени Совесть. Государство процветало, несмотря на юный возраст правителя. Все шло своим чередом, юный король рос, у него появлялись другие советники. Он чтил и любил своего Первого Советника, но тому почему-то стало казаться, что он больше не нужен. И вот однажды, советник забыл о своем долге и покинул дворец, чтобы пойти куда глаза глядят. Сколько времени он шел, то нам неведомо. Ноги привели его в одну придорожную таверну. Он попросил себе еды и первый раз в жизни заказал к обеду вино. Эффект, который оно на него произвело, понравился советнику. Он спрашивал хозяина еще и еще вина. Это продолжалось много времени. Так много, что советник позабыл самого себя: кто он, откуда, чем занимается и как его имя. Поскольку он постоянно требовал вина, его так и стали звать – Вина. Ведь никто не знал в этой таверне, что у короля пропал Первый Советник по имени Совесть…

Надо сказать, король быстро хватился своего советника и разыскивал его по всей стране. Так был обнаружен заросший и опустившийся государственный деятель в придорожной таверне. Даже когда его уводили во дворец, он шел и кричал: «Вина мне, вина!». Увидев своего советника в таком состоянии, мог ли король довериться ему в делах государственной важности?!

Король был мудр. Он велел отмыть и привести в порядок своего придворного, чтобы он вспомнил, что имя ему не Вина, а Совесть. Этот урок оба запомнили навсегда. Король понял, что все важные решения можно принимать только соотнеся их с внутренним голосом Совести. Вина же способна сбить с пути даже самую светлую голову в государстве. А мастерство жизни и управления государством заключается в том, чтобы четко различать голоса Совести и вины». Что касается Кати, она поняла, что ее путь сейчас: противостоять зависти и не поддаваться чувству вины. Ведь на ней лежит важная жизненная задача – приобрести опыт женского счастья и оставить его в наследство своим дочерям.

Принципы Комплексной Сказкотерапии©

  1. Принцип Жизненной Силы. Сказкотерапевт совместно с человеком работают над накоплением, восстановлением, познанием Жизненной Силы.
  2. Принцип Моста. Сказкотерапевт помогает клиенту образовать символический мост между реальностями, мирами Яви и Нави, внешним и внутренним, социальным и тонким, материальным и духовным.
  3. Принцип самодисциплины. Самодисциплина воображения, мыслей, чувств, поступков.
  4. Принцип кристалла. Каждая жизненная или сказочная ситуация – это кристалл со множеством граней. Проблемное видение, «суженное сознание» возникает тогда, когда человек видит не более 2-3 аспектов ситуации. Сказкотерапевт меняет отношение клиента к ситуации, за счет рассмотрения наибольшего числа ее граней. Количество рассматриваемых аспектов ситуации зависит от уровня сознания, общекультурного уровня клиента.

4.Как человеку понять, что это именно его метод? или метод для него?

Для личной психологической помощи наш метод подойдет человеку тонко чувствующему и творческому. Понимающему, что такое Добро, а что такое зло. Ощущающему, что он пришел в этот мир неслучайно.
Также Комплексная Сказкотерапия – универсальный метод для помощи родителям в воспитании достойных наследников, и деликатного разрешения всех внутрисемейных уроков.

5. Чем Комплексная Сказкотерапия отличается от других методов?
Прежде всего, деликатностью. Основная область работы сказкотерапевта – система ценностей человека. Воздействие глубинно и устойчиво. Жизненный путь понимается как Приключение, а внутренняя организация человека объясняется через метафору Государства. Внутри нас имеется целое богатое государство в котором важно навести порядок. Семья, род – также государство. Поэтому так разрушительны внутри семейные конфликты. Ведь они ни что иное как гражданские войны.
И еще одна отличительная особенность метода – сказкотерапевт описывает жизнь человека в специальных сказках, дает рекомендации, предваряя это историей, — а это большой подарок для пробуждающегося сердца.

6. Мои пожелания вам, дорогие друзья
Желаю и призываю больше сочинять сказок со счастливым концом – они способны реально изменить жизнь в лучшую сторону. Добрая сказка – это новая жизненная программа. Будьте смелее, меняйте свою жизнь в воображении, записывайте это в виде сказки, — и придут новые возможности. Такой труд и есть самое настоящее Волшебство.

Методика сказкотерапии: психологическая работа с детьми и взрослыми

Сказки – это не только отличный способ подготовить ребенка ко сну после долгого дня. Эти выдуманные невероятные истории позволяют общаться двум столь разным мирам – взрослым и детям – на одном, понятном всем языке. Сказкотерапия является прекрасным способом развития творческих способностей ребенка, который позволит расширить сознание и оптимизировать взаимодействие детей с окружающим миром.

Специалисты, применяющие этот способ лечения, могут избавить ребенка от множества страхов, тиков, проявления агрессии, энуреза и многих других недугов тем, что будут работать не с симптомами, а с причинами, по которым у ребенка возникли те или иные проблемы.

Методика сказкотерапии: функция сказок

Каждый родитель может использовать метод сказкотерапии в воспитании собственного ребенка. Есть прекрасные сказки, созданные авторами именно с целью мягкого воздействия. Они не слишком назидательны, но поучительны за счет своей персонализации. Проект skazzzki.ru, например, дает возможность взрослым создать с помощью команды профессионалов собственную именную сказку, где в главных ролях будет сам ребенок, его родные и даже, при желании, домашние питомцы. Подробнее ТУТ.

Сказки обладают несколькими функциональными особенностями:

1. Текст сказок способен вызвать эмоциональный резонанс и у детей, и у взрослых. Сказочные образы воздействуют сразу на 2 уровня психики – сознательный и подсознательный.

2. Как и в истории, основным и наиболее ценным в сказке считается качественно подобранная метафора. Ее идея может заключать в себе описание жизненно важных явлений, постановку целей, жизненно важные ценности или описывать внутренний мир автора, если рассказывается авторская сказка.

3. Сказка несет собой символическую информацию о том, как научиться прощать и как правильно построить отношения с окружающими, как приобрести дружбу и любовь и ценить их, какие этапы придется преодолеть для самореализации девочкам и мальчикам, женщинам и мужчинам, с какими трудностями можно столкнуться по жизни и как научиться их преодолевать, кто создал наш мир и как этот мир устроен, какими ценностями нужно руководствоваться по жизни, а также какие изменения происходят с людьми в разные периоды жизни.

Типы сказок

Принято выделять 6 основных видов сказок, каждые из которых имеют свое предназначение и особое терапевтическое воздействие:

1. Художественная сказка. Эти сказки заключают в себе многовековую мудрость, которую народ вкладывал в них благодаря собственному горькому опыту. Сюда же относятся авторские истории, которые представляют собой по сути те же сказки, притчи, мифы. Художественная сказка оказывает дидактическое, психотерапевтическое и психокоррекционное воздействие. Изначально она создавалась вовсе не для лечения, однако сегодня данный тип историй успешно используется огромным числом психотерапевтов.

2. Народная сказка. Самые старые народные сказки принято называть мифами. Самой старой основой сказок и мифов считается единство природы и человека. В древнем сознании было принято оживлять человеческие отношения и чувства (горе, любовь, страдание и т.д.), персонализировать их. Такой же подход используется и сегодня в методике сказкотерапии.

Сюжет

Среди огромного многообразия сказочных историй можно выделить следующие сюжеты:

  • Сказки о животных и о взаимоотношениях с ними. Интересен тот факт, что дети до 5 лет отождествляют себя с животными и стараются во многом на них походить, поэтому в данном периоде жизни им будут более понятны и близки именно сказки о животных, жизненный опыт, заключенный в историях о зверях.

  • Бытовые сказки. Они часто рассказывают о сложностях в семейной жизни, а также предлагаются решения конфликтов. В этом типе сказок главный упор делается на здоровое чувство юмора и на лидирование здравого смысла относительно неприятностей и невзгод. Они знакомят нас с небольшими семейными хитростями, которые позволяют сделать жизнь лучше. Такие сказки оптимальны при работе с подростками.
  • Сказки о превращениях, трансформациях. Все мы знаем грустную историю о Гадком утенке, который в конце концов завоевал свое место в жизни и коллективе. Такие истории прекрасно подходят для работы с теми, у кого занижена самооценка, или же для работы с приемными детьми.

  • Страшные сказки. В этих сказках присутствует разная нечисть – вурдалаки, ведьмы, упыри и прочие. У всех народов в детской субкультуре отводится особое место сказкам-страшилкам, которые позволяют детям самостоятельно лечиться. Такой метод самотерапии предлагает ребенку множество раз воспроизводить и переживать страшную ситуацию в сказке, благодаря чему дети избавляются от накопленного напряжения и овладевают новыми способами реагирования на проблему. Чтобы повысить стрессоустойчивость ребенка и избавить его от напряжения, рекомендуется рассказывать страшилки группе детей и подростков (не младше 7 лет). Однако, проводя такое занятие, необходимо соблюдать 2 важных правила: рассказ должен производиться «страшным» голосом, а конец истории должен быть очень неожиданным и очень смешным.

  • Волшебные сказки. Эти сказки идеально подходят для детей 6–7-летнего возраста. Именно волшебная сказка помогает создать в подсознании «концентрат» мудрости и усвоиться информации о духовном развитии личности.

Работа с народными сказками должна оканчиваться тщательным анализом и обсуждением. Как только спрятанные смыслы и мораль будут проработаны и привязаны к реальным жизненным ситуациям, можно начать использовать дополнительные способы работы со сказкой: драматизацию, изготовление сказочных кукол, песочную терапию, рисование.

3. Авторская художественная сказка. Для успешной борьбы со внутренними переживаниями лучше всего выбирать авторские сказки. Несмотря на то, что в них находится слишком большое количество собственных проекций и переживаний автора, это позволяет ребенку глубже проникнуться проблемой и найти способ ее решения. Например, сказка «Две лягушки» Л. Пантелеева помогает взрослым и детям, которые потеряли интерес к жизни, силы которых на исходе, которые теряют надежду. Эта сказка учит бороться за свое здоровье и за жизнь, до последнего бороться за цели, потому что у каждого из нас есть хотя бы один шанс и необходимые внутренние силы, которые помогут справиться с любыми встречающимися на нашем пути трудностями.

4. Дидактическая сказка. Нередко в форме этих сказок оформлены различные учебные задания. Например, есть математические задания, написанные в виде дидактической сказки. Решить пример в таком задании – значит пройти испытание, справиться с трудностями. Если решить ряд примеров, это может привести героя к успеху и окончательно справиться с проблемой.

5. Психокоррекционная сказка. Собственно, это сказка, помогающая скорректировать те или иные шаблоны поведения детей. Но для того, чтобы она привела к ожидаемому результату, необходимо придерживаться основных принципов при ее создании:

  • В ее основе должна лежать та же проблема, что и у ребенка, но завуалированная, без прямого сходства с ней.
  • В сказке необходимо предложить ребенку замещающий опыт, с помощью которого ребенок может выбрать тот или иной вариант действий для того, чтобы решить свою проблему.

Сказка должна быть представлена в строгой определенной последовательности:

  • Жили-были – символизирует начало сказки, знакомит с действующими героями. Для ребенка 3-4 лет рекомендуется рассказывать сказки про игрушки, маленьких человечков или зверей. С 5 лет можно рассказать сказку про принцев и принцесс, волшебников и фей, солдат и др. Уже с 5-6 лет дети предпочитают волшебные сказки. Для подростков подойдут бытовые сказки и притчи.
  • И вдруг… Но вот однажды…  – происходит столкновение героя с проблемой, которая напоминает проблему ребенка.
  • Из-за этого… – намекает на то, какого достижения не происходит, чего ребенок мог бы добиться без этой проблемы.
  • Кульминация – собственно, непосредственная борьба героев с трудностями.
  • Развязка – обязательно положительная.
  • Мораль сказки – герой извлекает поучительный урок из своего опыта, его жизнь кардинально меняется.

Психокоррекционные сказки предназначены для мягкого, ненавязчивого, не агрессивного воздействия на детей. Коррекция здесь играет роль замещения непродуктивного способа поведения продуктивным. Благодаря им взрослые могут объяснить ребенку, что вообще происходит в его жизни, смысл событий.

Использовать эти сказки рекомендуется до определенного возраста – до 11-13 лет. Также есть некоторые ограничения по типу проблем, встречающихся у детей.

Чтобы создать психокоррекционную сказку самостоятельно, необходимо действовать согласно следующему алгоритму:

a) Выбрать героя. Который будет близок к личности ребенка, но в то же время существенно отличаться. У героя должны быть схожие черты характера, возраст, пол.

b) Описать жизнь сказочного героя таким образом, чтобы ребенку удалось уловить сходства с его собственной жизнью.

c) Создать проблемную ситуацию, в которую попал сказочный герой, при этом она обязательно должна быть схожей с проблемой ребенка, описать чувства и переживания, которые испытывает сам ребенок.

d) Описать процесс поиска героем способа решения проблемы. Здесь необходимо усугубить ситуацию, подвести к логическому завершению поиска, что поможет подтолкнуть героя к нахождению правильного решения и к переменам. Сказочному герою могут попадаться второстепенные герои и существа, которые попали в ту же ситуацию. При этом герой со стороны может наблюдать, как существа находят выход из проблем. Здесь может появиться «мудрый наставник», который объяснит герою смысл происходящих событий. Ваша задача – показать ребенку ситуацию и ее решение с нескольких сторон, предоставить ребенку альтернативу, разные модели поведения, помочь ему отыскать положительные стороны в происходящем.

e) Герой сказки осознает ошибки в своем поведении и становится на правильный путь.

Не обязательно обсуждать с ребенком психокоррекционную сказку, можно ее просто прочитать, предоставив ребенку возможность самостоятельно размышлять над ее смыслом. Таким образом ребенок находится наедине с собственными мыслями. Если у него появятся вопросы или желание обсудить сказку, вы всегда должны быть готовы ответить ему, а при необходимости – проиграть сюжет с помощью рисунков, кукол, фигурок или песочницы.

6. Психотерапевтическая сказка. Этот тип сказок раскрывает для ребенка скрытый смысл происходящих событий. Такие истории помогают ребенку увидеть происходящее под другим углом. Они не всегда могут быть истолкованы однозначно и у них не всегда должен быть счастливый конец, но они обладают удивительной глубиной и проникновенностью. Это своего рода риторический вопрос, обдумывание которого будет стимулировать личностный рост ребенка. Многие сказки этого типа освещают проблемы жизни и смерти, пути и любви, отношение к приобретенному и потерянному.

Психотерапевтическая сказка порой помогает там, где остальные техники психотерапии будут совершенно бессильны. Их используют, если проблема затрагивает философию взаимоотношений и событий.

Основные методы сказкотерапии

1. Рассказывание и сочинение сказки

Любой сказочный рассказ уже сам по себе обладает терапевтическими свойствами. Причем рекомендуется именно рассказывание сказки, а не ее прочтение. Так как именно во время рассказа у взрослого есть уникальная возможность наблюдать за переживаниями ребенка в процессе занятий с ним.

Сказку можно рассказывать не только взрослому – он может подключить к этому процессу и самого ребенка или даже предложить ему самостоятельно рассказать сказочную историю. Это поможет взрослому узнать о всех спонтанных эмоциональных проявлениях, которые бушуют внутри ребенка и при этом могут совершенно никак не проявляться в его поведении.

Некоторые психологи говорят о том, что если ребенок неожиданно прерывает рассказ и предлагает совершенно необычное окончание, при этом его ответы торопливы, голос понижен, на лице появились признаки волнения (бледность или прилив крови, подергивания), он отказывается отвечать на вопросы, он хочет начать сказку с самого начала или пытается опередить события – все это можно отнести к патологической реакции и может быть четким признаком невротического состояния ребенка.

2. Рисование сказки

После прочтения рекомендуется нарисовать сказку, слепить ее при помощи пластилина или глины, представить в виде аппликации. Во время работы с цветным пластилином, картоном, бумагой ребенок сможет выразить все свои эмоции, волнения, мысли и чувства. Так он сможет избавиться от беспокойств и тревог.

Здесь совершенно не стоит обращать внимание на качество изображения. Нередко, если детьми обуревают очень сильные чувства, на их рисунках появляются разные чудовища, он рисует темными красками, рисует огонь. После вторичного прочтения сказки и предложения снова порисовать на эту тему, можно заметить, что ребенок будет рисовать уже более спокойно, будут использованы более светлые краски.

При рисовании сказки рекомендуется использовать цветные карандаши. Если вы собрались рисовать с ребенком что-то конкретное – выбирайте гуашь, а для описания собственных эмоций и ощущений – акварель.

3. Изготовление кукол

Этот метод сказкотерапии требует особого внимания. При этом невероятно большую роль играет сам процесс изготовления кукол.

Многие специалисты сходятся во мнении, что любое, даже самое банальное изготовление куклы приравнивается к процессу медитации, потому что в процессе производства (шитья) изделия случается изменение личности. Кроме того, в ходе процесса у детей существенно возрастают способности к концентрации, развивается воображение и мелкая моторика рук.

Во время изготовления куклы у ребенка включается механизм проекции, замещения или идентификации, а это значит, что только сам процесс помогает ребенку добиться невероятных результатов.

С точки зрения психоаналитики кукла выполняет роль предмета, на который выплескивается вся инстинктивная энергия. Еще Фрейд говорил о том, что поведение человека на уменьшение бессознательного напряжения. Поклонники Юнга связывают изготовление куклы с возможностью реализации такой возможности психики, как самоисцеление.

Не только процесс изготовления куклы, но и процесс управления, манипулирования ею позволяет осознать проблему, глубоко подумать над ней, а также найти оптимальное решение. Создание куклы помогает снять нервное перенапряжение.

При воссоздании ситуации при помощи кукол необходимо соблюдать ряд условий:

  • Звуки и речь нужно направлять только ребенку.
  • Голос должен быть достаточно сильным, дикция – четкой.
  • Голос и речь должны быть адаптированы под внутреннюю характеристику героя.
  • Движения взрослого должны соответствовать смыслу произносимых куклой фраз и интонации.

С помощью кукол можно решить целый список проблем, особенно при занятии с опытными специалистами:

  • провести психодиагностику,
  • достигнуть саморегуляции и эмоциональной устойчивости,
  • приобрести необходимые социальные навыки, овладеть опытом социального взаимодействия,
  • развить самосознание,
  • развить коммуникативные навыки, речь,
  • развить мелкую и грубую моторику,
  • разрешить внутренний конфликт,
  • провести профилактику или коррекцию страхов,
  • найти внутренние механизмы сопротивления болезни,
  • откорректировать семейные отношения,
  • способствовать становлению психосоциальной идентичности девочек и мальчиков.

4. Мастер сказок

Здесь работа идет при использовании архетипических карт, в основе которых лежат Универсальные Архетипы. Автором данной методики является психолог Т. Д. Зенкевич-Евстигнеева.

Согласно этой методике, существует 10 основных архетипов, на основе которых можно использовать 50 сюжетов сказок. Эти архетипы представлены в следующем виде:

  • Государство,
  • Дорога,
  • Творец,
  • Помощник,
  • Доброе сердце-холодное сердце,
  • Сезонность,
  • Тело боли,
  • Распутье,
  • Авгиевы конюшни,
  • Божественное вымя.

Собственно, архетипы изображены в виде колоды 50 карт. Каждая карта обладает своим уникальным значением. К колоде прилагается инструкция, которая помогает истолковать общее значение выбранной карты, предлагает вопросы для размышления, дает задания для детей и взрослых.

Сказкотерапевтическая диагностика

Психодиагностику состояния ребенка можно провести, например, с помощью использования определенных кукол и сказок, которые позволяют выявить те или иные проблемы.

Для первого знакомства рекомендуется использовать «прекрасную» куклу с огромными глазами, пушистыми и длинными ресницами, блестящими и густыми волосами.

Для диагностики семейных отношений психологи рекомендуют использовать гибкие резиновые куклы, потому что статичная кукла может фрустрировать малыша (разочаровать его).

Выявить глубокие проблемы у подростков и старших детей поможет непосредственное изготовление кукол. Для этого можно использовать обычную фольгу.

После знакомства с куклой или ее изготовления нужно проводить диагностическую беседу. Она может представлять собой то же рассказывание сказки ребенком, помещением им куклы в некую ситуацию.

Во время рассказывания истории или сказки ребенок бессознательно объединяет свои мысли с мыслями куклы, вкладывает в нее свои переживания и рассказывает тем самым взрослым. Дело в том, что в большинстве случаев дети не идентифицируют себя с людьми – они склонны к идентификации со сказочным персонажем или животным, потому что в них больше развит образный мир.

Во время рассказа ребенка взрослый может задавать интересующие вопросы, ответы на которые помогут взрослым понять, каково эмоциональное состояние ребенка, его фантазии насчет дальнейшего развития событий.

Песочная терапия

Сказкотерапия – это огромная свобода для творчества. В ней можно применять техники множества направлений психологии: арт-терапии, гештальт-терапии, психодрамы.

Песочная терапия помогает эффективно влиять на психологическое развитие ребенка, а также корректировать отдельные его поведенческие реакции. Этот метод сказкотерапии подходит для работы с детьми любого возраста.

Ребенку предлагается работать с подносом с сухим ил влажным песком, где он может по своему усмотрению размещать маленькие предметы или создавать картины. При помощи контакта с песком ребенок воплощает в физическую форму свои самые глубинные чувства и мысли.

Основной инструмент ребенка в этом методе – творческая символическая игра и активное воображение. Этот способ занятий помогает ребенку самостоятельно выстроить связь между бессознательным и сознательным, между эмоциями и разумом, между физическими и духовными явлениями, между невербальным и вербальным.

Песочная терапия помогает не только диагностировать проблемы, но и корректировать их, способствовать развитию и проводить терапию. Ребенок учится с ее помощью самопознанию, самовыражению, самоактуализации, учится снимать напряжение.

Кататимный поход в сказку

Разработчиком этого метода сказкотерапии считается Я. Обухов, который совместил элементы сказкотерапии с символдрамой. Существует 4 фазы, из которых состоит занятие:

  • Предварительная беседа. Длится от 15 до 20 минут. Здесь ребенку предлагают рассказать о своей любимой сказке. Взрослый задает вопросы о том, когда ребенок впервые познакомился с этой сказкой, от кого он про нее услышал, при каких обстоятельствах это происходило, какие моменты вызывают самое большое волнение, как ребенок относится к каждому персонажу сказки.
  • Релаксация. Длится от 1 до 5 минут. Взрослый предлагает ребенку закрыть глаза и расслабиться – это и есть основная цель данного этапа занятия.
  • Представление образа. Длится около 20 минут. Взрослый предлагает ребенку увидеть себя в его любимой сказке и рассказать об увиденном.
  • Обсуждение. Длится от 5 до 10 минут. Здесь происходит обсуждение самой сказки, взрослый предлагает ребенку нарисовать представленный образ. Сам рисунок можно обсудить на следующем занятии.

В отличие от предыдущих методов, у этого подхода есть определенные противопоказания. Его нельзя применять с детьми, обладающими острым или хроническим психозом или близким к психозу состоянием, с церебрально-органическими синдромами в тяжелой форме, при недостаточном интеллектуальном развитии детей (при IQ ниже 85 баллов), с недостаточно мотивированными детьми.

Помните о том, что разные сказки подходят для решения разных проблем. А если вы решили самостоятельно заняться этим способом диагностики, корректировки и устранения проблем у ребенка, то помните самый главный принцип: одна сказка – одна проблема. Не стоит в один рассказ закладывать все имеющиеся у ребенка страхи и проблемы, иначе сказка не возымеет никакого действия. Ребенок должен сосредоточиться на одной ситуации, самостоятельно найти из нее выход.

Если у вас есть возможность, потренируйтесь перед началом проведения сказкотерапии с ребенком. Заранее хорошенько продумайте план сказки. По возможности запишите готовую сказку на аудио и прослушайте ее – это поможет вам понять, где в вашей сказке находятся слабые места, которые могут не ускользнуть от внимания умных детей.

Помните также о том, что ваша сказка – это своеобразная поддержка ребенка в сложной ситуации. Таким образом вы даете ему понять, что вы прекрасно понимаете его переживания и чувства в данный момент, что вы всегда готовы помочь ему справиться с ними, но вместе с тем крайне важно научиться решать проблему самостоятельно. А ведь для этого достаточно только направить мысль ребенка в нужное русло!

Для того чтобы начать применять сказкотерапию, необходимо тщательно подготовиться – просто взять и на ходу сочинить историю нельзя, иначе в лучшем случае она может просто не возыметь воздействия на ребенка, в худшем – усугубить проблему, заставить ребенка уйти в себя. Также необходимо тщательно готовиться для того, чтобы уметь толковать полученные результаты правильно.

Метод сказкотерапии. Создаем терапевтическую сказку

Формированию сказкотерапии предшествовали три этапа

  1. Этап спонтанного создания и передачи историй. Он продолжается и сейчас, поскольку человечество не перестает придумывать сказки.
  2. Этап научного осмысления метафорического материала. Собирать, систематизировать и исследовать фольклор в Европе начали братья Грим, Шарль Перро, Владимир Даль.
  3. Этап использования сказки «упаковки» основного инструментария психолого – педагогической работы. На этом этапе начали использовать сказку педагоги и психологи. Они активно создавали дидактические сказки, появилось само понятие сказкотерапии, начало развиваться это направление в психологии.

Цель применения сказкотерапии

Сказкотерапию применяют в разных случаях и получают соответствующие результаты.

Сказкотерапия как инструмент развития личности ребенка и его способностей.

В этом случае сказка положительно влияет на способность ребенка фантазировать, способствует развитию творческого мышления и воображения, раскрывает внутренний мир ребенка.

Сказкотерапия как психотерапия.

Такое применение сказкотерапии позволяет ребенку преодолеть собственные страхи, чрезмерную тревожность, поработать над исправлением негативных черт характера.

Задача педагога или психолога заключается в том, чтобы подобрать или создать сказку в соответствии с потребностями ребенка.

Если сказку подобрано удачно, ребенок «встраивает» ее послание в свой жизненный сценарий. Особенно полезно, когда ребенок попросит повторить ей эту сказку неоднократно. Ведь именно так происходят глубокие изменения в жизни ребенка.

Сейчас сказкотерапию считают наиболее мягким методом психотерапии. Он работает без ограничений и является чрезвычайно эффективным.

Лучшие результаты можно наблюдать в работе с детьми, которые активно сопереживают сказочным героям. Как мы знаем, в раннем возрасте у детей преобладает тип мышления, ориентированный на целостное образное осмысление информации, эмоционально – чувственное восприятие мира. Поэтому важная для ребенка информация лучше усваивается через яркие образы.

Как создать терапевтическую сказку?

  1. Выбор героя, похожего на ребенка, по половому признаку, возрасту или характерному поведению.
  2. Описать жизненные обстоятельства героя в сказочной форме, найти похожесть.
  3. Ввести героя в проблемную ситуацию, подобную той, что переживает ребенок. Например ( «Дед и баба отвели курочку рябу до детсада…» «Колобок захотел научиться читать . но у него ничего не получалось» и т. д.)
  4. Найти вместе с героем сказки пути преодоления проблемы, показать ситуацию с разных сторон.
  5. Проговаривать вывод, привлекая ребенка.

Чтобы мы не делали, какие бы новые или давно забытые технологии, формы, методы и приемы не использовали, главным и самым важным заданием является и остается обеспечить, создать и поддержать ребенка, помочь чувствовать себя счастливым, беззаботным, настоящим ребенком.

Как работает сказкотерапия?

Когда ребенок проживает сказку, образуются связи между сказочными событиями и поведением в реальной жизни. Если родители обсуждают с ребенком прочитанные сказки – жизненные уроки быстрее усваиваются, способствуют дальнейшему гармоничному развитию ребенка и его успешной самореализации. Если сказки не обсуждаются, жизненные уроки и ценности усваиваются пассивно.

С первых месяцев зарождения новой жизни родители могут рассказывать ребенку сказки. Пока длится внутриутробное развитие. малыш привыкает к спокойному и радостному голосу родителей, реагирует на их положительные эмоции. Для новорожденного сюжет сказки не имеет значения. Главное, чтобы в ней были определенные ритмические конструкции, повторы, звукоподражание для освоения родного языка.

В возрасте 1.5 – 3 года дети начинают говорить. Поэтому сказка становится толчком к развитию связной речи, образного мышления и познавательного интереса.

В 3 – 4 года ребенок распознает основные эмоции. Поэтому нуждается в сказках с простыми и яркими сюжетами. На этом этапе стоит обсуждать в семейном кругу или в группе эмоции героев, их поведение.

В 4 – 6 лет язык сказки является самым понятным для ребенка. Именно через сказку дошкольник усваивает социальный опыт. Поэтому любое задание ребенок выполняет лучше и с удовольствием, если захватить его сказочным сюжетом.

Терапевтические методы работы со сказкой

  • обсуждение готовой сказки – какой герой тебе понравился? что запомнилось? какова ситуация поразила? что хотелось бы изменить?
  • создание сказки ребенком – с помощью вопросов и без них;
  • драматизация сказки – игра по ролям;
  • арт – терапевтическая работа по сюжету сказки – рисование, лепка из глины или пластилина, двигательная терапия, музыкотерапия, и тому подобное.

Арт-терапия в работе с детьми

Известно, что арт-терапия влияет на личность: снижает тревогу, меняет отношение к себе, дает возможность выразить себя, развивает творческие способности, чувства. Часто психологи в работе с детьми используют арт – терапию, но и воспитателям можно ее использовать.

На таких занятиях чувствуется единство с детьми, положительный эмоциональный контакт с каждым и главное, доверие.

Можно придумать свою новую сказку, наделить персонажей различными не свойственными им характерами (заяц – сильный. смелый; волк – хвастун и трус; лиса – добрая, приветливая, вежливая; медведь – ловкий и быстрый, и так далее). Предложить ребенку перевоплотиться в одного из сказочных героев и рассказать, какое у него настроение именно сейчас.

Песочная терапия — это игры с песком

Цель: развитие познавательных интересов, преодоление эмоциональной замкнутости, неуверенности в себе, снижение психического и физического напряжения, концентрация внимания, вербальной памяти, логического мышления, развитие тактильно-кинетических ощущений, учить действовать в группе.

Формирование эмоционального  опыта дошкольника средствами сказки

Использование детских сказок является ведущим в дошкольном детстве. Персонажи сказок наделены яркими чертами, которые характеризуют их как положительных, либо отрицательных. Интересные исследования влияния сказок на душу ребенка описано американским психологом Бруно Беттельгейма «Психоанализ волшебной сказки.

О пользе волшебного». Автор подчеркивает, что развитие личности происходит поэтапно, и каждый этап обслуживается определенной сказкой. Сказка помогает ребенку сформировать свой внутренний мир так, чтобы подняться еще на одну ступеньку в своем развитии.

Сказку традиционно используют как терапевтическое средство. Отношение ребенка к сказке помогает распознать природу психической травмы и вылечить душевные раны. Люди и дети разного возраста воспринимают сказку по — разному. То есть сказочную информацию взрослый и ребенок воспринимают не одинаково.

НАПРИМЕР:

«Трое поросят»..

Взрослый осуждает легкомысленных поросят, которые не захотели строить дом надежный, а ребенок отождествляет себя со всеми персонажами и проживает жизнь вместе с ними. В этой сказке ярко показаны взросления личности. Еще один персонаж Волк. Каждому знакомо состояние ребенка, когда он злой и хочет сломать, разрушить что-то. Это «Волк», который живет в каждом из нас.

И сказка подсказывает: «Волк – неуправляемая, неконтролируемая агрессия, что карается. Отсюда влияние морали: учись управлять «волком» в своей душе. Отождествляя себя с каждым персонажем, ребенок не умом, а всем своим существом переживает эти важные для него этапы взросления.

Погружаясь в сказочный мир, ребенок воображает себя кем-то из героев: преодолевает препятствия, умирает. возрождается. Ценность сказки заключается в том, что он никогда не вкладывает готовую истину в голову ребенка, а побуждает к активной работе над собой.

Преодоление внутренних противоречий с помощью сказки

Почти в каждой сказке наблюдаем перевоплощение героев. Однако для детей перевоплощение происходит не только в сказках.

«Вот мама обнимает своего ребенка, ласкает и ласкает… Но потом ругает, кричит – видимо ее заколдовал злой волшебник. В душе ребенка сталкиваются два сильные антагонистические чувства к одному человеку: любовь и ненависть. Но ведь маму нельзя ненавидеть, это плохо, такие чувства осуждает общество.

Преодолеть внутренние противоречия детям помогают сказки, в которых довольно удачно описано определенные трансформации личности.

Все сказки имеют счастливый конец. Это очень важно для ребенка – быть уверенным в том, что в его жизни все будет хорошо. Однако рано или поздно ребенок ставит себе немало сложных вопросов: сможет ли он научиться любить?

Чтобы преодолеть эти страхи, пригодятся сказки, где невеста или жених — животное, которое уродливое днем, а ночью становится прекрасным. Это дает понять, что в человеке сочетаются и животные инстинкты, и прекрасные величественные порывы. Учит принимать человека таким, какой он есть.

Правила ознакомления со сказкой

  1. Читайте ребенку сказку столько раз, сколько он просит.
  2. Сказку лучше не читать, а рассказывать.
  3. Используйте сказочные события для формирования личности ребенка.
  4. Помните о специфике восприятия детьми сказочных событий с волшебным подтекстом – для взрослого бросание персонажа в огонь есть нарушение прав, а для ребенка – уверенность в том, что зло уничтожено.
  5. Не объясняйте ребенку глубинного содержания сказки. Он должен быть скрытым от него и воздействовать на подсознание только через текст.
  6. Не импровизируйте, вводя в сказку персонажей и разворачивая новые сюжетные линии из реального мира. Так вы вносите путаницу в дифференциацию ребенком сказочных и реальных событий.
  7. Рассказывая сказку, используйте сказочный зачин – это те ворота, через которые ребенок попадает в сказочный мир.

Творим терапевтическую сказку шаг за шагом

Еще наши предки понимали, что определенные вещи объяснять малышу лучше с помощью волшебных историй. В сказке сразу понятно, где хорошо, а где зло, плохие поступки героя осуждено, а хорошие – вознаграждены.

У главного героя всегда есть шанс получить помощь сверхъестественных сил и исправиться со злом.

С помощью специально созданной сказки легко преодолеть определенные проблемы в развитии ребенка и социализации.

ШАГ 1. ОПРЕДЕЛЯЕМ ПРОБЛЕМУ ИЛИ СИТУАЦИЮ, КОТОРАЯ ТРЕБУЕТ КОРРЕКЦИИ.

Общаемся с родителями , наблюдаем за ребенком для определения проблемы. Это может быть плохой сон, рассеянность, агрессия, плаксивость, жадность, обидчивость и прочее.

ШАГ 2. КАК РЕБЕНОК ПРОЯВЛЯЕТ ПРОБЛЕМНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

Определив проблему, вспоминаем, как ребенок проявляет проблемное поведение. Наиболее характерные примеры записываем, чтобы потом использовать их в сказке.

ШАГ 3. АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ПРОБЛЕМНОГО ПОВЕДЕНИЯ РЕБЕНКА.

После того как проявления проблемного поведения выяснены, следует проанализировать возможные последствия такого поведения. Например с жадным ребенком другие дети не хотят дружить.

ШАГ 4. ВЫБИРАЕМ ГЕРОЯ СКАЗКИ.

Выбирая героя сказки, следует придерживаться определенных требований. Герой должен быть одинакового пола и возраста с ребенком, для которого создают сказку, и иметь схожее поведение. Но имя ему следует дать другое,чтобы не вызвать у ребенка сопротивление. Лучше, если имя и фамилия героя будут веселым и забавным, ведь юмор положительно настроит ребенка.

ШАГ 5. РАССКАЗЫВАЕМ О ТОМ, КАКИМ СЧАСТЛИВЫМ БЫЛ ГЕРОЙ, ПОКА НЕ НАЧАЛ ПЛОХО СЕБЯ ВЕСТИ.

Теперь можно сочинять сказку. Сначала рассказываем о том, каким счастливым был герой, пока не начал плохо себя вести. Сколько было друзей, как они к нему относились, Но однажды злые силы околдовали героя и так далее…

ШАГ 6. ОПИСЫВАЕМ В СКАЗКЕ, КАК ГЕРОЙ ПРОЯВЛЯЕТ ПРОБЛЕМНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

Следует описать как герой проявляет проблемное поведение в трех различных ситуациях. Ведь для сказок свойственны повторы (отгадать 3 загадки, выполнить 3 задания, преодолеть 3 препятствия) – так ребенок лучше усвоит и запомнит сказку. Необходимо показать, как с каждым плохим поступком герой становится менее счастливым, чтобы ребенок понял к чему приводит плохое поведение.

ШАГ 7. ВВОДИМ В СКАЗКУ ПЕРСОНАЖА ВРОДЕ МУДРОЙ ФЕИ.

Далее вводим в сказку персонаж Мудрой Феи, Совы, Мудреца, Василисы Премудрой и т. д. или доброго волшебника. Он подскажет главному герою выход из проблемной ситуации и подтолкнет его к изменениям, научит, как следует вести себя.

ШАГ 8. СЧАСТЛИВЫЙ КОНЕЦ.

В конце рассказываем, как герой сказки осознал ситуацию и исправился, изменил свое поведение. Представляем героя еще счастливей, чем в начале сказки.

Конечно, можно придумывать терапевтические сказки по-своему, или интуитивно. Но для начала такая пошаговая схема пригодится.

История развития и значение сказкотерапии как направления практической психологии

Похожие статьи

Психологическая сказка как средство развития самосознания

В том смысле, что каждый день в случае оказания психологической помощи ребенку специалист пытается разобраться в том, что, собственно, происходит и как

2 этап — собирание и исследование сказок и мифов (К.Г. Юнг, М.-Л. фон Франц, Б. Беттельхейм, В. Пропп и др.)

Работа

психолога с детской ложью | Статья в журнале…

Скачать Спецвыпуск I научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной психологии» (pdf).

Безусловно, психологу в данном процессе отводиться особа роль. Без знания закономерностей развития ребенка, тех изменений, с которыми сталкивается ребенок

Социально-

психологическая роль сказкотерапии в работе…

Хотя сказка только после того делается терапевтической, как ребенок идентифицируется с ее

Социально-психологические аспекты проблемы конфликтного поведения в подростковом возрасте.

Берн Э. Игры, в которые играют люди (психология человеческих взаимоотношений).

Помощь Мельпомены или театр как терапия | Статья в журнале…

…усилия психологов и педагогов, становится проблема агрессивности детей.

В начале своего развития арт-терапия отражала психоаналитические взгляды З. Фрейда и К. Г. Юнга, по

Можно придумать сказки самим, можно воплотить свою сказку в жизнь, с помощью

Современная западная

психологическая литература для детей

И неоспоримо, что они являются фундаментом культуры нашего народа, его психологии.

1. Агеева Л.Г. Проблема психологической зависимости/независимости подростков от

Зима в сознании ребёнка как сказка, чистая и прекрасная, но внутри есть что-то страшное.

Сказкотерапия как метод психокоррекционной работы с

детьми

Данный метод психокоррекции основывается на том, что выдуманная история несёт в себе скрытый смысл решения сложных проблем.

В-четвёртых, как правило, счастливый конец сказки даёт ребёнку чувство психологической защищенности.

Развитие памяти старших дошкольников средствами сказкотерапии

Благодаря работам последователей Юнга современные сказкотерапевты имеют идею о том, что в сказке, мифе отражается

Сказкотерапия (с т. з. психологии) — психологическое консультирование с использованием сказок, метод практической психологии.

Архетипические паттерны материнского поведения в период…

К.Г. Юнг глубоко духовный и образованный человек, одним из первых в психологии

7. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. Кот как архетип в сказках для детей | Статья в журнале…

Взаимодействие дошкольной организации с родителями детейтом числе детей с ОВЗ) в…

Интегративная программа психотерапии созависимых пациентов

Анализ психологической литературы по проблеме позволяет понимать созависимость не только как

Расширение представлений об отце с использованием опыта аналитической психологии К. Г. Юнга.

5. Дуткевич Т. В., Савицкая О. В. Практическая психология.

Институт травм и детский травматологический институт

27 марта 2015 г. админ

Концепция посттравматического роста существовала задолго до того, как этот термин был придуман. Например, люди давно заявляют: «То, что тебя не убивает, делает тебя сильнее». Дело в том, что иногда это происходит, а иногда нет. А когда это не так, смысл терапии, ориентированной на травму, состоит в том, чтобы помочь тем, кто был ранен своим опытом, исцелиться и стать сильнее.Другими словами, когда посттравматический рост не происходит естественным образом, мы пытаемся его вызвать.

Обработка травмы или потери долгое время считалась основным методом личностного роста (например, Cassem, 1975). Мой любимый взгляд на это — юнгианский, а мой любимый образец — классика Джозефа Кэмпбелла (1949), Тысячелетний герой . Кэмпбелл исследовал ритуалы взросления, а также мифы и сказки в различных культурах, чтобы сформулировать поиски героя как модель роста через преодоление своих страхов, травм и / или потерь.

Квест базового строения героя выглядит следующим образом:

  • Базовая линия, или «когда-то давно», когда все в норме.
  • Призыв к действию, в котором нормальный больше не работает. Потому что теперь (например) старые родители больше не могут кормить своих растущих детей; или в городе есть дракон, сеющий хаос.
  • Сбор ресурсов, позволяющих герою, который обычно начинает играть определенно не героем, принять вызов.
  • Смерть и возрождение. Герой использует свои ресурсы, сталкивается со смертью (или другой эквивалентной судьбой, такой как чары) и проходит через нее. В процессе преодоления испытания герой трансформируется, например, из ребенка во взрослого или из раненого в целого.
  • Повторный вход, в котором герой возвращается домой, но в новой роли или более высоком уровне в соответствии с достигнутым ростом / преобразованием.

Я обучал терапевтов этой модели на примере любимой (1939) версии фильма Волшебник из страны Оз (Баум, 1900).Когда-то давным-давно суровая фермерская жизнь прерывается зовом: злая Майра Галч, которая планирует убить собаку Дороти. Дороти убегает и (одно ведет к другому) обнаруживает, что ей нужно встретиться лицом к лицу с злой ведьмой и убить ее, чтобы вернуться домой. По пути она собирает необходимые ресурсы, включая мудрость (Чучело), ​​сострадание (Железный Дровосек) и отвагу (Трусливый Лев), не говоря уже о своей интуиции или бессознательном (это ее собака Тото). Она использует все это (товарищей или качества), чтобы сразиться с ведьмой и победить ее.Она возвращается домой с новым уровнем зрелости и признательностью к своей семье и своей черно-белой жизни.

Было забавно использовать Волшебник из страны Оз в качестве обучающего инструмента, но со временем я обнаружил необходимость в рассказе, который делал бы больше, который раскрыл бы детали подхода к психотерапевтическому лечению. Итак, я придумал сказку, в которой это произошло, как вкратце изложено здесь.

Эта история начинается с обычной жизни, когда-то давным-давно, и да, дракона для призыва; дракон также представляет собой травму или событие потери.Страх и дисфункция королевства, вызванные реакцией дракона, представляют собой симптомы посттравматического стресса. Затем история переходит от патологии к терапии.

Герой — это просто какой-то парень, влюбленный в принцессу, который, оказывается, готов выйти замуж за того, кто убьет дракона; это представляет собой терапевтическую направленность на мотивационную работу, направленную на то, чтобы клиент определил личные цели, связанные с лечением, и принял их. С точки зрения героя, прибытие дракона является частью призыва, а любовь парня к принцессе — которая выйдет за него замуж только , если — это все остальное.

Жители этого пораженного драконом королевства болеют за этого парня, поэтому они помогают ему подготовиться к большой битве. Сначала они находят для него безопасное, защищенное место для тренировок; это представляет собой терапевтический фокус на стабилизации. Затем они предоставляют личного тренера, чтобы помочь ему стать готовым к битве с драконом; это представляет собой терапевтическую направленность на самоуправление и навыки совладания, а также стадию поиска ресурсов.

Он действительно встречает дракона, сражается и убивает его; в терапии — это работа по разрешению травм, и в поисках смерти и возрождения.Хорошо, он женится на принцессе, и жители королевства гордятся своей помощью; в квесте это возвращение домой на более высокий уровень.

Но это еще не все. Люди в королевстве не хотят больше вторжений драконов, поэтому они принимают различные меры, такие как посадка яблоневых садов, чтобы заблокировать легкий путь; это представляет собой терапевтическую направленность на обучение клиентов предвидению будущих проблем, которые затем можно избежать или с которыми можно справиться (например, предотвращение рецидивов). Затем в королевстве проводится ежегодное состязание по имитации убийства драконов, которое поддерживает участников в боевой форме на случай, если когда-нибудь появится другой дракон; это представляет собой терапевтическую направленность на снижение вреда.

Это краткое изложение, а не реальная история; об этом гораздо лучше сказано в книгах (Greenwald, 2005, 2007, 2009, 2013; Greenwald & Baden, 2007) и программах обучения. Наша сказочная модель лечения с учетом травм послужила нам учебным пособием, а также подходом к лечению, поддерживаемым исследованиями. И все это стало результатом поисков Джозефом Кэмпбеллом героя как модели посттравматического роста.

Список литературы

Баум, Х. (1900). Чудесный волшебник из страны Оз. Чикаго: Компания Джорджа М. Хилла.

Кэмпбелл Дж. (1949). Герой с тысячей лиц. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Кассем, Н. Х. (1975). Тяжелая утрата незаменима для роста. В книге Б. Шенберга, И. Гербера, А. Винера, А. Х. Кучера, Д. Пиретца и А. К. Карра (ред.), Утрата: его психосоциальные аспекты (стр. 9–17). Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Гринвальд Р. (2005). Справочник по детской травме: Руководство по помощи детям и подросткам, подвергшимся травмам. Нью-Йорк: Хаворт.

Гринвальд Р. (2007). EMDR в рамках фазовой модели лечения с учетом травм. Нью-Йорк: Хаворт.

Гринвальд Р. (2009). Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм. Нью-Йорк: Рутледж.

Гринвальд Р. (2013). Прогрессивный подсчет в рамках фазовой модели лечения с учетом травм. Нью-Йорк: Рутледж.

Гринвальд Р. и Баден К. Дж. (2007). Сказка. [Комикс.] Нортгемптон, Массачусетс: Институт травм и Институт детских травм.

Волшебник из страны Оз [Кинофильм]. (1939). Метро-Голдвин-Мейер.

«Сказочная терапия» превращает мораль рассказа в руководство к жизни

Фото любезно предоставлено Tales for Life

Эта статья впервые появилась на VICE UK.

Неважно, интересовались ли вы Диснеем или Гриммом в детстве, редко когда можно вернуться к сказкам во взрослом возрасте.От инфантильных до совершенно ужасных, они, вероятно, были представлены вам бабушкой или дедушкой, заставляющими вас читать. Когда я наткнулся на берлинский консультационный центр Tales for Life, предлагающий услугу под названием «сказочная терапия», я надеялся на глубокое погружение в отвратительные глубины человеческой психики, упакованные в фантастических персонажей и диких историй. Однажды вечером в пятницу я пошел на групповой семинар, чтобы увидеть, насколько мрачными стали наши взрослые умы, прежде чем поговорить об этом с психологом.Но об этом позже.

При входе на место проведения мероприятия я должен был снять обувь и заменить ее серыми войлочными тапочками. Затем кто-то привел меня в теплую комнату с ламинатным полом, где мы ели шоколадные дижестивы и виноград. Я уже чувствовал себя инфантильным. На сеансе нас было шестеро, включая нашего «сказочного фасилитатора». Мы начали занятие с кружения и прыжков по комнате, а затем устроились, разложив одеяла и подушки — это немного походило на конец очень дополнительной ночи.Наш фасилитатор обошел группу и спросил, какая сказка всем нравится больше всего. Я запаниковал и сказал «Русалочку» Ганса Христиана Андерсена.

«Сказки — это мудрость, передаваемая из поколения в поколение», — говорит Борис Мерей, советник, заведующий мастерской. Он использует сказки со своими клиентами, чтобы помочь им увидеть собственные проблемы в персонажах и символах этих классических историй. Он упоминает Белоснежку, историю, которая «существовала сотни лет, но если вы посмотрите на нее с современной точки зрения, это пошаговое руководство о том, как справиться с нарциссической матерью», — рассказывает он комнате.«Люди подсознательно понимают сказки, и как консультант я рекомендую сказку, которая, на мой взгляд, наиболее актуальна для их проблемы. Тогда исцеление, которое происходит после, происходит автоматически ».

Темой заседания было «Новое начало», и Мерей объяснил, что весна — прекрасное время для позитивных изменений в нашей жизни. Послушайте, у меня сенная лихорадка, поэтому весна для меня больше похожа на худшее время года — мне было немного трудно ясно мыслить, когда я чувствовал себя лично атакованным высоким уровнем пыльцы в Берлине.Затем нас попросили подумать о том, с чем мы боролись, и, обдумывая эту задачу, выбрать карту Таро, которая нашла отклик. Я подумал о своем насморке и зудящих глазах.

Затем Мерей взял на себя роль рассказчика, надев большую серую фетровую шляпу. Честно говоря, он признал, насколько это смешно выглядело, и позволил нам посмеяться над ним. Затем он попросил нас лечь, расслабиться и послушать сказку. Изначально сказки предназначались для разговора и слушания, а не для написания, поэтому это была важная часть процесса — слушать.Он прочитал нам рассказ «Сын царя, который ничего не боялся». Я ненавидел это. Это напомнило мне, как каждый излишне уверенный в себе мужчина, получивший образование в частной школе, идет по жизни.

Затем нас попросили нарисовать сцену из рассказа. В этот момент мы пошатнулись; Я и все остальные, казалось, ошибались. «Я хотела привлечь внимание, но не могла, история не зацепила меня достаточно», — сказала другая участница, 24-летняя Мариазоль. «Мне больше нравилось слушать его голос, чем слушать подробности реальной истории.Я просто чувствовал себя очень расслабленным ».

Я тоже этого не понял, и нарисовал что-то вроде абстрактной сцены с роботизированными цветами, потому что именно сюда мой мозг попал во время сказки, измученный опасениями по поводу нашего экологического кризиса и воображая, что в будущем природа будет просто воспоминание.

Мерей говорит, что неспособность все время сосредотачиваться — не проблема. «Если вы пытаетесь вспомнить свою любимую сказку и пересказать ее, в ней будут какие-то части, которые вы забыли, а некоторые части, которые вы четко помните», — говорит он.«Это потому, что есть часть нас, которая судит, с чем мы можем иметь дело прямо сейчас, а с чем — нет. Что для нас важно или актуально, а что нет ».

Он попросил нас интерпретировать рисунки друг друга, ища символы. Все остальные рисовали буквальные сцены (деревья, ворота, поля, люди), и, конечно же, никто не получил того, чем должны были быть мои роботизированные цветы. Мы сравнили наши рисунки с выбранными ранее картами, чтобы нарисовать собственные интерпретации. Мерей говорит нам, что сказочная терапия — это направление арт-терапии — форма терапии, которая использует творческий процесс для преодоления травм и других эмоциональных проблем, — и что рисование является ключевой частью процесса сказочной терапии.Затем нас попросили выполнить упражнение «светофор», в котором мы разделили нашу личную задачу на три части (что я хочу; что у меня уже есть, что я могу использовать, чтобы достичь этого; каковы препятствия). Затем мы провели ритуал перепрыгивания через красные преграды, пока все нас подбадривали. Мы покинули сессию, придумав одно дело на следующей неделе, которое поможет дать толчок нашим «новым начинаниям».

Мне было интересно, может ли, учитывая темную историю Берлина и то, что братья Гримм были немцами, исцеление с помощью историй могло быть более острым здесь.Но Мерей говорит мне, что на самом деле это происходит из Венгрии, где он обучался в школе сказочной терапии Lelki Egészségvéd Alapítvány (LEA). Я спрашиваю Мерея, что он говорит людям, которые смеются над идеей использования сказок в качестве терапии. «На самом деле, я думаю, что есть много людей, которые считают концепцию терапии слишком серьезной, — говорит он. — Одна из наших проблем заключается в том, что все мы должны развивать себя, и что обращение со своей душой должно быть таким же Важно, чтобы вы посещали стоматолога два раза в год.

Хотя сказочная терапия отличается от нарративной терапии, обе они уходят корнями в философскую школу психоаналитика и психиатра Карла Юнга. Бренда Кроутер, юнгианский аналитик и глубинный психолог из Франции, говорит, что работа со сказками может принести вам пользу, позволяя вам взглянуть на личную проблему через объектив. «В конечном итоге у вас складывается отношение к чему-то объективному, и это снимает определенную одержимость вашими субъективными проблемами», — говорит она. «Это не означает, что вы игнорируете субъективную проблему, но это позволяет вам увидеть ее контекст.«Кажется, что сказочная терапия, по сути, работает с универсальными символами и архетипами для решения общих проблем. «Использование сказок может быть мощным инструментом для исцеления, потому что они переводят вас в режим, в котором вы действительно переживаете себя в другом измерении», — говорит Кроутер.

После полного сеанса я подумал о том, как необычно было заниматься чем-то таким детским. Реальная жизнь преподает нам достаточно болезненных моральных уроков, поэтому не нужно прятать голову в фантастической книге, чтобы учиться.По крайней мере, я пришел к выводу, что слушать, как парень читает сказку на ночь, успокаивает — просто, может быть, я оставлю рассказы о мальчиках из частной школы для других.

@sabfaramarzi

Определение границ и содержания

385

Игорь В. Вачков / Процедуры — Социальные и поведенческие науки 233 (2016) 382 — 386

Итак, что такое современная сказочная терапия как самостоятельное направление? В настоящее время это только психологическая практика

, имеющая слабо развитую научную базу (это можно сказать о многих психологических и

психотерапевтических областях).Пятнадцать лет назад Ф.Е. Василюк указал на серьезный разрыв между психологической наукой

и психологической практикой, заявив, что они живут параллельной жизнью как две субличности диссоциированной личности

. Он назвал эту ситуацию расколом [4].

ситуация за те годы не сильно изменилась, и его слова о необходимости внедрения психотехнического подхода были по-прежнему актуальны. F.E.

Василюк считает, что психотехника — это общепсихологическая методология, не продиктованная извне,

, а генетически «заложенная» в отечественной психологии.По мнению Ф.Е.Василюка, сущность психотехнического подхода

заключается в том, что он «вводит психологическую практику в психологическую науку, а науку — в практику

» [5, с. 39], а основные методологические особенности психотехнической системы можно определить как

:

Прагматические и этические ценности включены в «ткань» теории;

«Пользователь» — практический психолог;

Объектом этой теории становится не психика и сознание, а работа с сознанием;

Предмет и метод психотехнической теории находятся в таком соотношении, что практический метод воздействия

одновременно является оптимальным эмпирическим методом изучения данного предмета.

Основываясь на идеях Ф.Е.Василюка, М.А.Степанова доказывает, что концепция П.Гальперина имеет однозначно психотехнический характер, делая общий вывод о значении теории П.Гальперина для образовательной практики

[6]. Его развитие психотехнического подхода, по словам М.А. Степановой,

, определяет возможность его активного использования в образовательной практике педагогами-психологами, поскольку его теория

адресована им и выдерживает проверку практикой (это относится к некоторым из них). только психологические теории).

Текущее формирование теории сказочной терапии позволяет предположить возможный психотехнический характер

и в этой области. Мы полагаем, что сказочная терапия может стать одним из способов реализации психотехнического подхода

, поскольку общие тенденции его развития свидетельствуют о проявлении его соответствия

основным особенностям психотехнической системы. Что касается первых двух методических признаков из тех

, которые описаны Ф.Е. Василюк, в силу очевидности их применимости к сказочной терапии, мы не будем на них распространяться.

Один из самых сложных вопросов — это сказочный терапевтический объект. Если рассматривать сказочную терапию

с точки зрения того, что изучается и затрагивается ею, кажется, что сказочные образы должны быть очерчены как объект

. В этом случае термин «сказочные образы» может иметь два значения: во-первых, как нечто относительно

«объективное» и внешнее по отношению к психике, имеющееся в сказочных текстах и ​​обладающее достаточно устойчивыми

характеристиками, во-вторых, субъективно-психологическое. единица, специфическая для каждого человека, связанная с

индивидуальным восприятием сказки, причем изменчивым.Однако такое «разделение» объекта приводит к

разделению самой сказочной терапии на две ветви: психологию сказки, в которой, по аналогии с

психологией искусства, присутствует «объективная». изучение жанра сказки, его происхождения, психосемантики и

психолингвистики, включая особенности восприятия, а также символику образов; и практическая

сказочная терапия, где упор сделан на разработку методик оказания психологической

помощи на основе сказки.В данном случае, как представляется, следует выделить два метода анализа объекта сказочной терапии

и два методологических уровня психотехнической теории.

Вторая версия анализа объекта сказочной терапии может быть связана с подходом к пониманию

практической психологии в целом. В настоящее время практическую психологию можно рассматривать не только как область применения психологических знаний

, не только как психологическую практику и способ проверки

спекулятивных психологических моделей, но и как новую быстро развивающуюся отрасль психологической науки с ее

собственный предмет изучения и развития.Таковыми выступают принципы, методы и формы психологической помощи,

психологическая поддержка и психологическая помощь развитию человека [7]. Кажется, что если сосредоточить

на этой позиции, упрощенно говоря, объект сказочной терапии можно определить как набор принципов, методов и

форм психологической работы, основанных на сказочной метафоре. В этом случае необходимо особо подчеркнуть

, что важнейшим инструментом и психологическим средством сказочной терапии является сказочная метафора.Этот факт формирует

особенность сказочной терапии как самостоятельного научного и практического направления.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия с блогами, Терапия, ..

В психотерапии может быть полезно работать с моделью. Это дает обоим участникам — терапевту и терапевту — общий язык и систему ссылок. Естественно, разных людей интересует разное. Один из моих коллег очень увлечен бейсболом и извлекает из этой игры сложные и четкие образы.Некоторые другие получают отличные результаты, используя популярные фильмы и песни, а люди, работающие с религиозной ориентацией, обнаруживают, что тексты Священных Писаний могут быть применены к тому материалу, с которым они сидят. Для меня мифология и сказки часто дают новые способы думать о вещах.

Поскольку меня тянет к сказкам, я обычно замечаю, когда слышу одну из сказок человека, с которым я сижу. Если это я уже знаю, Золушка, Мех или Золотой гусь, я укажу на это.Но часто я никогда не слышал об этом. Когда это происходит, я использую комбинацию обобщения, усиления и размышления, чтобы рассказать им историю, которую они только что услышали.

Эти сказки или отрывки сказок являются артефактами реакции конкретного терапевта на материал конкретного человека. Они субъективны. По этой причине я хочу помнить, что я не рассказываю кому-то свою сказку , а, на самом деле, это их сказка. Я намерен всегда дополнять такие рассказы вопросами.Вам это кажется правильным? Кажется ли это полезным для нашей работы в достижении ваших целей? Щелкает? И, конечно, не всем нравятся сказки; не всем приходится. Как всегда в терапии, когда что-то не работает, мы откладываем это в сторону, а когда работает, мы принимаем это.

В последующем обсуждении имена были изменены, а личные идентификаторы были исключены в целях защиты конфиденциальности.

История Миры

Многие люди, с которыми я работаю, хотят изменить свое отношение к алкоголю или наркотикам или к другому поведению, которое изначально приносило удовлетворение, но с тех пор стало проблематичным или компульсивным.Майре около 40 лет, она замужем и имеет постоянную, хотя и неудовлетворительную работу. Она борется с употреблением алкоголя и психоактивных веществ, заводит многочисленные дела, а также импульсивные покупки в Интернете и долги. Она говорит, что такое поведение приводит к значительному уровню тревоги, стыда и вины. В течение первых нескольких сеансов мы сидим с рассказом о том, что она делает, как ей это не нравится, и как трудно сделать что-то большее, чем просто временно прервать занятие перед тем, как снова начать. Однажды днем ​​из ее материала возникла следующая сказка.

Женщина разочарованно идет по дороге. На расстоянии следует пустота. Женщина к разочарованию говорит: «Мне что-то нужно. Может, я начну новый роман ». «Еще один?» разочарование говорит с глубоким вздохом. Это не очень обнадеживает. «Ну, может, я остановлюсь и выпью немного», — предлагает она. «А после этого принеси немного кокаина». «Отлично», — говорит разочарование. «Еще один уик-энд на ветер». «Что ж, тогда, может, я пойду в интернет и сделаю покупки», — предлагает женщина.«Я обязательно найду что-нибудь хорошее». «Дерьмо найдешь», — категорически говорит разочарование. «Ты всегда делаешь.»

Они подходят к перекрестку. Женщина, не зная, по какой дороге идти, останавливается. Это дает пустоте шанс догнать их. К этому времени женщина устала говорить к разочарованию. Она превращается в пустоту и говорит: «Что, по вашему мнению, мне нужно?» «Не знаю», — говорит пустота. «Но если ты выдержишь мою компанию, я помогу тебе поискать».

Я намерен всегда дополнять такие рассказы вопросами.Вам это кажется правильным? Кажется ли это полезным для нашей работы в достижении ваших целей? Щелкает?

Это переводит нас на новый этап нашей работы. Майра сосредотачивается на своем опыте пустоты и на способах, которыми она пыталась заполнить ее, не осознавая этого. Это ее неоднократное разочарование привлекло ее внимание к этому и изначально привело ее на терапию. Мы считаем, что, если она может остаться с неприятным чувством пустоты и ничего не делать с этим, она может повысить свою терпимость к нему.Майра желает и мужественна. Она остается с неприятными чувствами. Мы разработали для нее 10-минутную практику медитации, чтобы сделать ее сидение более структурированным. По мере того, как ее терпимость к нему увеличивается, она сообщает, что пустота все меньше действует как драйвер ее поведения. Они кажутся менее важными, и она не так охотно к ним обращается. Она начинает считать дни, а затем месяцы трезвости. Мы отмечаем, что она не развивает новые направления деятельности, такие как азартные игры или трудоголизм. Ощущение пустоты оказывается живым.

Позже мы замечаем, что, поскольку она может терпеть присутствие пустоты, она действует как поддержка, когда она начинает идентифицировать себя и находить способы действовать в большей степени в соответствии со своими ценностями. Она начинает думать о смене карьеры, возобновляет отношения с мужем и становится более доступной для своей семьи. Еще позже, работая вместе, мы обнаруживаем, что пустота не только помогает, но и существенно помогает ей исследовать свою подлинную духовную жизнь, потерянную из-за раннего разочарования в организованной религии.Из бессознательной движущей силы проблемного поведения пустота стала чем-то вроде священного пространства в ее жизни, в котором она могла рассмотреть, а затем встретиться со своими высшими ценностями. Дело не в том, что ее жизнь стала идеальной. Но то, что изначально было источником страданий, от которого она бежала, стало опорой, делающей ее жизнь более осмысленной.

История Билла и Джея

Билл и Джей приходят на консультацию для пар. Им обоим чуть за 30, они работают в разных секторах киноиндустрии.Джей описывает Билла как холодного, отстраненного и обладающего жестоким чувством юмора, которое он использует, когда Джей хочет сблизиться. Билл отмечает, что Джей нуждается в эмоциональной демонстрации, чтобы получить то, что он хочет. Я замечаю, что Билл искусен в использовании фигур речи и скользящих определений (придавая одному и тому же термину значение в начале разговора, отличное от того, которое ему дается в конце), чтобы избежать угрозы. Он описывает, как их мать вместе с двумя братьями родила его после развода с их отцом.Он рассказывает мне, как сложно было заботиться о своей матери в детстве и в подростковом возрасте, что оба подхода к ней за поддержкой и отказ от нее за поддержкой были негативно подкреплены, что попытки позаботиться о ней и неудача, а не попытки позаботиться ее обоих наказали вспышками гнева. Часть моего ответа на рассказ Билла — это начальная часть более длинной сказки.

Три брата когда-то жили в домике в лесу. Однажды старший брат сказал: «Я выхожу в мир искать счастья.Он двинулся по тропинке. Он не ушел далеко, когда обнаружил, что дорогу преграждает ему старуха, которая сказала ему: «Должна ли я вам помочь или не помочь?» «Мне не нужна ничья помощь. Не помогай мне, — сказал старший брат. «Тогда тебе от меня не поможет», — крикнула старуха и сбила его с тропы в лес.

На следующий день второй брат тоже отправился искать счастья. Он не ушел далеко, когда обнаружил, что дорогу преграждает ему старуха, которая сказала ему: «Поможу тебе или не помогу?» «Мне нужна вся помощь, которую я могу получить.Пожалуйста, помогите мне, — сказал он. «Вот тебе и помощь», — крикнула старуха и сбила его с тропы в лес.

Наконец, третий брат отправился в путь. Он задавался вопросом, почему он ничего не слышал от своих братьев. Он не ушел далеко, когда обнаружил, что дорогу преграждает ему старуха, которая сказала ему: «Поможу тебе или не помогу?» «Как вы думаете?» — парировал третий брат. «Это может произойти в любом случае», — сказала старуха. «Ну что ж, поехали», — сказал третий брат.Старуха отступила в сторону, и он смог продолжить свой путь.

С осторожным одобрением Биллом этой сказки («Да, звучит немного знакомо») мы можем использовать ее, чтобы определить и сформулировать его сильную двойственность в отношении отношений. Он чувствует потребность в близости, но никакое приближение к ней не кажется безопасным. Он научился использовать иронию и игру слов, чтобы удерживать чувство риска на управляемом уровне. Эти навыки позволили ему поддерживать относительно стабильные отношения с матерью, в отличие от его братьев, которых, по его словам, «всегда ели заживо или до восьмидесяти шести лет».Но тот же набор навыков не кажется таким полезным в его отношениях с Джеем. Постепенно он начинает лучше понимать отзывы Джея о влиянии этих когда-то очень полезных навыков на их отношения. Он также начинает развивать способность устанавливать их, когда он выбирает, потому что он стал более осознавать, что они из себя представляют и почему.

Я верю в терапию. Тем не менее, иногда кажется, что концепции и язык лучше всего подходят для обращения к нам на более высоких уровнях нашего функционирования. И не всегда здесь обнаруживаются проблемы, которые нас беспокоят.Сказки, возможно потому, что мы впервые услышали их на более ранних этапах нашего развития, могут вовлечь нас на более глубоких уровнях, когда мы слушаем историю, чтобы узнать, что происходит дальше.

© Авторские права GoodTherapy.org, 2018. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено Питером Кашорали, LMFT, терапевтом из Пасадены, Калифорния

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.орг. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

CEBC »Сказочная модель лечения проблемного поведения Подход, основанный на информации о травмах› Программа ›Подробный

Об этой программе

Целевая аудитория: Подростки (от 13 до 18 лет) с эмоциональными и поведенческими проблемами

Для детей / подростков возраст: 13–18

Обзор программы

Модель Fairy Tale — это модель психотерапии с учетом травм и названа так потому, что в ней рассказывается сказка, в которой каждый элемент истории соответствует одному из этапов лечения.В соответствии с руководством по лечению, Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм , эта фазовая модель лечения с учетом травм требует продолжения данной фазы лечения до тех пор, пока не будет достигнут результат для клиента, указанный для этой фазы. В лечебном пособии есть сценарии вмешательства для индивидуальной работы с подростками.

Цели программы

Цели модели Fairy Tale (Лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) :

  • Признание вклада травмы / утраты в существующую проблему
  • Повышение мотивации
  • Повышение устойчивости и навыков самоуправления
  • Восстановление воспоминаний о травмах / потере
  • Предвидение будущих вызовов

Логическая модель

Представитель программы не предоставил информацию о логической модели для модели Fairy Tale (Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм) .

Основные компоненты

Существенные компоненты модели сказки (Лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) включают:

  • Модель сказки названа так, потому что модель преподается терапевтам через рассказы. сказки, в которой каждый элемент рассказа соответствует одному из этапов лечения. Например, любовь героя к принцессе (которая побуждает его попытаться убить дракона) представляет собой этап лечения, на котором выявляется и развивается мотивация клиента.
  • Лечение продолжается в рамках данной фазы до тех пор, пока не будет достигнут связанный с этой фазой результат для клиента — или, по крайней мере, не будет достигнут в максимально возможной степени. Например, терапевт работает с клиентом над целями и мотивацией, пока клиент не определит личные цели и не выразит решимость работать над их достижением. Фазы следующие:
    • Оценка, включающая изучение сильных сторон клиента, его ресурсов, истории травм / потерь, жизненной ситуации и представлений о проблемах
    • Выявление и повышение целей и мотивации клиента
    • Оформление случая и лечение с учетом травм
    • Стабилизация, потенциально включая ведение дел, обучение родителей, решение проблем и стратегическое предотвращение ситуаций высокого риска
    • Выявление и улучшение навыков совладания и аффективной толерантности
    • Разрешение воспоминаний о травмах и потерях
    • Консолидация прибыли
    • Предвидение будущих проблем
  • Модель Fairy Tale — это система, помогающая клиенту достичь определенных результатов в установленном порядке. Верность модели предполагает последовательную работу для достижения каждого из этих результатов. Как это сделать, зависит от терапевта, который может адаптировать модель к культуре и другим контекстам. Таким образом, например, разрешение травмы может быть достигнуто с помощью десенсибилизации движением глаз и повторной обработки (EMDR), прогрессивного подсчета или любого другого эффективного метода. На протяжении всего руководства отдельные вмешательства составлены в виде сценария для облегчения усвоения и воспроизводимости.
  • В руководстве указано, что терапевт может использовать любой другой эффективный метод, который, по его мнению, подходит клиенту.Например, предполагается, что многие результаты могут быть достигнуты с помощью поддерживаемых исследованиями вмешательств в различных областях (например, мотивация и вовлечение, обучение родителей, обучение навыкам самоуправления, разрешение травм, предотвращение рецидивов). Однако в научных исследованиях , рассмотренных для этой программы, использовались только сценарии вмешательства, указанные в руководстве.
  • Большая часть работы обычно выполняется индивидуально, часть — в группе или в среде.

Выполнение программы

Услуги для детей и подростков

Сказочная модель (лечение проблемного поведения: подход с учетом травм) непосредственно предоставляет услуги детям / подросткам и направлен на следующее:

Зависит от клиента / ситуации

Рекомендуемая продолжительность:

Зависит от клиента / ситуации

Настройки доставки

Эта программа обычно проводится в (n):

  • Приемный дом
  • Приемный семейный дом
  • Приемная семья / уход за родственниками
  • Амбулаторная клиника
  • Общественное учреждение / организация / поставщик
  • Групповой или интернатный уход
  • Школа (включая: дневной уход, программы дневного лечения и т. Д. .)

Домашнее задание

Модель сказки (Лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) включает в себя компонент домашнего задания:

Домашнее задание может быть назначено время от времени по причинам, характерным для конкретного случая. Стандартных домашних заданий нет. Однако, если / когда задействовано обучение навыкам самоуправления — если / по мере необходимости для клиента для достижения намеченных результатов соответствующей фазы лечения — тогда терапевт довольно часто назначает практику в тех навыках, над которыми он работал. в сессии.Обычно это просто означает, что клиент должен приложить усилия, чтобы справиться с определенной сложной ситуацией лучшим способом, который был обсужден / отработан на сеансе.

языков

Модель сказки (Лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) содержит материалы, доступные в языки кроме английского :

канадский французский, голландский

Для получения информации о том, какие материалы доступны в эти языки, пожалуйста, проверьте на сайте программы или свяжитесь с представителем программы (контактная информация указана внизу этой страницы).

Ресурсы, необходимые для запуска программы

Типичные ресурсы для реализации программы:

Типичные ресурсы, необходимые для проведения психотерапии и, в зависимости от типа случая, связанной с пациентом деятельности (например, ведение случая), в зависимости от ситуации.

Руководства и обучение

Необходимые условия / минимальная квалификация поставщика

Ядро модели Fairy Tale требует одного или нескольких психотерапевтов — в США, как правило, уровня магистра или выше — которые обучены работе с этой моделью.

Информация о руководстве

Там это руководство, описывающее, как поставить эту программу.

Руководство (я) по программе

Цитата из руководства:

  • Гринвальд Р. (2015). Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм. Рутледж.

Его можно купить у книжных магазинов.

Информация об обучении

Там это обучение доступно для этой программы.

Контактное лицо по обучению:
  • Рики Гринвальд, PsyD
    www.childtrauma.com/training/fairy-tale-model
    телефон: (413) 772-2340
Тип обучения / местонахождение:

В настоящее время обучение предлагается в различных местах на северо-востоке, а также на местах для агентств и учреждений на национальном и международном уровнях.

Также доступны программы дистанционного обучения.

Количество дней / часов:

Программа обучения рассчитана на 5 дней (обычно 4 дня подряд, а затем два дополнительных занятия по полдня с помощью видеоконференцсвязи через Интернет).Существует также более обширная 14-дневная (более 9 месяцев) Сертификационная программа.

Информация о реализации

Материалы перед внедрением

Нет предварительных материалов для измерения организационной или готовность поставщика к Модель сказки (Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм) .

Официальная поддержка реализации

Официальная поддержка доступна для реализации из Сказочная модель (лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) , как указано ниже:

Доктор.Рики Гринвальд, разработчик программы, предоставит консультацию по реализации по запросу.

Меры верности

Есть верности мер для Сказочная модель (лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) , как указано ниже:

Доступна шкала оценки верности , которая использовалась в предыдущих исследованиях. Шкала будет заполнена специалистом в области психического здоровья, который обучен работе с Fairy Tale Model , на основе просмотра сеансов в режиме реального времени или видео.Его предоставляет разработчик программы доктор Рики Гринвальд.

Руководства или руководства по внедрению

Нет руководств или руководств по реализации для Сказочная модель (лечение проблемного поведения: подход с учетом травм) .

Исследование способов реализации программы

Не проводилось исследований, как реализовать Сказочная модель (лечение проблемного поведения: подход с учетом травм) .

Соответствующие публикации, рецензируемые исследования

Результат по охране детства: Благополучие ребенка / семьи

Farkas, L., Cyr, M., Lebeau, T., & Lemay, J. (2010). Эффективность терапии MASTR / EMDR для травмированных подростков с проблемами поведения. Журнал детской и подростковой травм, 3, 125-142. https://doi.org/10.1080/19361521003761325

Тип обучения: Рандомизированное контролируемое исследование
Количество участников: 40

Население:

  • Возраст — 13-17 лет
  • Раса / этническая принадлежность — Не указано, все франкоговорящие
  • Пол — 63% Женский
  • Статус — Участники были подростками из системы социальной защиты детей, которые демонстрировали проблемы с поведением, интернализирующее и экстернализирующее поведение, а также подвергались жестокому обращению.

Расположение / учреждение: Квебек, Канада

Итого: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
В этом исследовании изучали MASTR / EMDR [теперь называется Сказочная модель (Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм) ], лечение травмированной молодежи, ориентированное на травмы, которое взяли на себя службы защиты молодежи. Участников случайным образом распределили на лечение MASTR / EMDR или на обычное лечение.Меры включали Диагностический список интервью для детей (DISC), Контрольный список симптомов травмы для детей (TSCC), Контрольный список поведения детей (CBCL), и Пожизненная заболеваемость травматическими событиями (LITE) и были введены участникам. и один из их родителей / опекунов в трех точках времени: до лечения, после лечения и после него. Анализ показал, что участники группы MASTR / EMDR имели значительные улучшения в симптомах травмы и поведенческих проблемах по сравнению с контрольной группой при оценке после лечения.Эти эффекты сохранялись при последующем наблюдении через 3 месяца. Ограничения включают тот же размер выборки, высокий показатель отсева (только 40 из первоначальных 65 участников завершили оценку после вмешательства сек) и отсутствие информации о том, что получила контрольная группа.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: 3 месяца.

Беккер, Дж., Гринвальд, Р., и Митчелл, К. (2011). Лечение травм для бесправных городских детей и молодежи: открытое испытание. Журнал социальной работы для детей и подростков, 28, 257-272. https://doi.org/10.1007/s10560-011-0230-4

Тип обучения: Одно групповое предварительное и послетестовое исследование
Количество участников: 59

Население:

  • Возраст — 4-19 лет (Среднее = 11.2 года)
  • Раса / этническая принадлежность — 57% латиноамериканцев, 19% афроамериканцев, 17% европеоидов и 7% лиц без этнической принадлежности
  • Пол — 37 Мужской
  • Статус — Участники были набраны из малообеспеченной молодежи и семей из мультикультурного городского квартала.

Расположение / учреждение: Сан-Диего

Итого: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
В исследовании изучалось использование модели сказки [теперь она называется Модель сказки (лечение проблемного поведения: подход, основанный на травме) ] с обездоленной, бесправной молодежью и их семьями.Используемые меры включают случаев травматических событий в течение жизни, формы учащихся и родителей (LITE-S, LITE-P), — шкалу воздействия событий (IES), — отчет о посттравматических симптомах у детей (CROPS), и шкала расширения прав и возможностей семьи (FES) . Результаты показывают, что лица, завершившие лечение, показали клинически и статистически значимые улучшения по всем трем критериям исхода посттравматического стресса, в каждом случае переходя от клинического к нормальному диапазону. FES не показал изменений от предварительной обработки к последующей обработке. Ограничения включают отсутствие контрольной группы, отсутствие данных о количестве проведенных сеансов и неслепое управление оценкой результатов.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Гринвальд Р., Сирадас Л., Шмитт Т. А., Реслан С., Санде Б. и Фиерле Дж. (2012). Внедрение травматологического лечения молодежи в учреждении интернатного типа: результаты первого года. Медицинский центр для детей и молодежи, 29 (2), 141-153. https://doi.org/10.1080/0886571X.2012.676525

Тип обучения: Одно групповое предварительное и послетестовое исследование
Количество участников: 48

Население:

  • Возраст — 10-21 год
  • Раса / этническая принадлежность — 48% афроамериканцы, 33% европеоиды, 13% латиноамериканцы и 6% двурасы
  • Пол — 37 Мужской
  • Статус — Участники были молодежью в жилом доме.

Расположение / учреждение: Сан-Диего

Итого: (Включая базовый план исследования, меры, результаты и заметные ограничения)
В этом исследовании используются архивные данные с 1 января 2008 г. по 31 декабря 2009 г., чтобы сообщить об эффектах модели сказки [теперь называемой моделью сказки (Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм ) ].С января 2009 года был проведен тренинг по лечению с учетом травм с помощью модели Fairy Tale. В качестве меры использовалась Шкала оценки проблем (PRS) . Результаты показывают, что по сравнению с годом, предшествующим прохождению обучения, среднее улучшение состояния проблем увеличилось на 34%, время до выписки сократилось на 39%, а частота выписки на более низкий уровень лечения увеличилась вдвое.Ограничения включают отсутствие группы сравнения и неравномерное проведение терапии, что затрудняет определение того, было ли обучение Fairy Tale Model тем, что привело к изменениям.

Продолжительность наблюдения после вмешательства: Никто.

Дополнительные ссылки

Гринвальд Р. (2003, весна). Сила подхода к лечению с учетом травм. Информационный бюллетень Ассоциации детской групповой терапии, 24 (1), 1, 8-9.

Контактная информация

Рики Гринвальд, PsyD
Агентство / Место работы: Институт травмы и Институт детской травмы
Веб-сайт: www.childtrauma.com/treatment/phase-model
Электронная почта: [email protected]
Телефон: (413) 774 -2340

Дата Данные исследования Последняя проверка CEBC: февраль 2021 г.

Дата Последняя проверка содержания программы сотрудниками программы: март 2021 г.

Дата Первоначально загруженная программа в CEBC: декабрь 2013 г.

[PDF] Сказки, арт-терапия, и

Скачать сказки, арт-терапия и…

Бегущий руководитель: СКАЗКИ, АРХЕТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

Сказки, архетипы и самосознание Научная работа, представленная на факультет Высшей школы Адлера ______________________

При частичном выполнении требований для получения степени магистра искусств в адлеровском консультировании и психотерапии ______________________

Автор: Конни Векслер Коэн Май, 2013 г.

1

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

2

Абстракт паттерны движения? Наблюдение и анализ основаны на исследовании пятнадцати статей, посвященных теме сказок, арт-терапии и адлерианской психологии.Сказки будут обсуждаться с точки зрения их универсального применения в большинстве человеческих условий. Будет подчеркнуто сходство сказок и арт-терапии. Будет обсужден обзор того, как искусство и история сыграли роль в методах Адлера, таких как анализ образа жизни и ранние воспоминания. В целом, статьи в журналах показывают, что нарративная терапия и арт-терапия хорошо работают вместе, помогая клиенту раскрыть свои бессознательные мотивы. Основываясь на этом открытии, было проведено исследование с участием 22 участников с использованием сказки о Гензеле и Гретель и художественной глины.В соответствии с протоколом исследования каждому участнику был проведен опрос самоотчетов. Было проведено исследование, чтобы выяснить, будет ли этот метод полезным инструментом в области арт-терапии. Ключевые слова: сказки, арт-терапия, нарративная терапия, адлеровская психология, глина, полимерная глина

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

3

Сказки, архетипы и самосознание Можно ли использовать сказки? эффективный компонент в сочетании с арт-терапией и адлерианской психологией? Гипотеза этой статьи направлена ​​на ответ на этот вопрос и утверждает, что посредством комбинированного использования сказок и арт-терапии, используемых в контексте адлерианской психологии, в терапевтических условиях будет происходить движение к пониманию и изменениям.Если эта гипотеза подтвердится, то возможность разработки новой методологии для использования в терапии может быть исследована с помощью сказок и арт-терапии. Основываясь на предыдущем исследовании, проведенном Брауном (2006), в котором как сказки, так и арт-терапия давались группе взрослых, есть основания для дальнейшего исследования. Результаты исследования Брауна (2006) показали, что оба метода помогли выявить проблемы, связанные с личными проблемами клиента. Комбинация рассказа истории и последующего рисования участниками сцены из истории помогла им реализовать свои личные проблемы и обеспечила визуальную форму, которая ранее была им неизвестна и неопознана (Brown, 2006).В этом обзоре будут оцениваться доказательства того, как сказки эффективно использовались в терапии. Будет выявлено сходство между использованием сказок и процессом арт-терапии. Также будет изучено, как сказки и арт-терапия использовались в адлерианской психологии. Исследования показали, что арт-терапия и психология Адлера представляют собой удачное сочетание. Исследования также показали, что использование арт-терапии и нарративной терапии в сочетании с техниками Адлера оказалось успешным.Будет аргумент в пользу того, что сказки могут использоваться в качестве замены нарративной терапии. Наконец, будет рассмотрен вопрос о необходимости дальнейших исследований комбинированного использования сказок и арт-терапии в сочетании с техниками Адлера. Сказки Сказки, когда они используются в качестве терапевтического инструмента, могут стимулировать воображение, помочь выявить основные проблемы, создать контекст для отношений, указать на возможные решения и предоставить модель поведения, которая может помочь укрепить уверенность (Ucko, 1991) .Универсальные человеческие условия Сказки предлагают личную идентификацию универсальных человеческих условий. История дает читателю ощущение автономии — общую картину того, что другие испытывали те же чувства, что и их собственные. Уже одно это дает клиенту ощущение нормальности. Возможность жить через персонажей рассказа и использовать их как зеркало своей собственной жизни может стать мощным терапевтическим вмешательством (Brown, 2007). Основной принцип сказки заключается в том, что они раскрывают человеческие надежды, страхи и обстоятельства.Установив связь с историей, терапевт может начать контактировать с клиентом на очень глубоком эмоциональном уровне (Ucko, 1991). Как заявил Дикманн, где-то в коллективном бессознательном, за пределами наших личных воспоминаний, существует слой общей психической энергии человека, который имеет потенциал для развития через человека. Сказки раннего детства символически начинают образовывать ступеньки своего рода психической решетки, которую можно рассматривать как отметку этапов в процессе индивидуации; Таким образом, человек испытывает возможность познания и приобретения опыта неизвестного, а часто и сказочного внутреннего мира, а также внешнего мира.Истории показывают способы познания возможностей психического функционирования, которые выходят за рамки личного опыта

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМОПОЗНАНИЕ

5

. (Dieckmann, 1997, p. 255). В сказке рассказывается не только о человеческих условиях, но и рассматриваются возможные решения основных проблем человека (Meyer, 2009). Преодоление сопротивления путем экстернализации проблемы Связь с коллективным бессознательным в нашей общей человеческой психической энергии позволяет сказке стать средством, которое создает безопасное пространство для решения многих деликатных вопросов без необходимости неудобного самораскрытия (Ucko, 1991). ).Выступая в качестве внешней структуры, сказка может предложить возможные решения переходных проблем и тревог. Клиент может проецировать свою личность на историю и, следовательно, может косвенно решать основные проблемы (Hill, 1992; Thomas, 1995). В безопасных рамках рассказа клиент может начать узнавать себя, переопределять проблемы, использовать рассказ как способ моделирования различных стилей общения, уменьшения сопротивления и предложения возможных решений своих сложных проблем (Ucko, 1991).Озвучивайте проблемы и затрагивайте личные проблемы Сказка может стать эффективным инструментом в решении сложных вопросов, а также в развитии чувства собственного достоинства. Он может озвучивать сложные, абстрактные и сложные проблемы (Brown, 2006). История, выбранная клиентом, становится его зеркалом, отражающим поведение, понятное клиенту. Сказка становится переходным языком и моделью потенциальной трансформации (Hill, 1992). Используя на фоне образов в сказке, концентрируя внимание на сходстве между историей жизни пациента и мотивом сказки, терапевт может начать проливать свет на

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМОПОЗНАКОМСТВО

6

выпуск, предъявленный заказчиком.На ранних стадиях лечения это может быть очень полезным инструментом для ориентации клиента (Asper-Bruggisser, 1983). Поскольку сказки говорят о человеческих заботах, дилеммах и ситуациях, которые являются универсальными, их использование в качестве терапевтического инструмента позволяет затронуть важные личные проблемы (Brown, 2006). Сказка как метафора Как предполагает Учко (1991), метафоры в сказках хорошо подходят для процесса консультирования. И Фрейд, и Юнг описывали народные сказки как «символические изображения жизненных конфликтов, борьбы и решений» (Ucko, 1991, p.414). Розлер продолжает эту мысль, заявляя: «Юнг указал, что личные мифы, которые являются архетипическими паттернами, встречающимися в мифологии и сказках, могут управлять жизненным циклом людей, в большинстве случаев, бессознательно» (Roesler, 2006, p. 575). Цель терапии — привести бессознательное в сознание. Используя метафоры и сказки, клиенту можно начать раскрывать кусочки бессознательного. Резюме В качестве терапевта использование изображения из сказки и последующее тщательное наблюдение за ролью, которую играет клиент в отношении истории, может помочь обострить восприятие (AsperBruggisser, 1983).Для клиента увидеть отражение своей проблемы в персонажах сказки — это мощное терапевтическое вмешательство (Brown, 2006). Возможность идентифицировать себя с объектом вне себя не только дает клиенту ощущение нормальности, но и дает ему ощущение того, что он является частью более широкого, универсального человеческого состояния. Как внешний объект, история становится зеркалом, отражающим выбор и варианты, которые клиент может исследовать в своей собственной ситуации. В качестве метафоры рассказ — очень эффективный инструмент, помогающий разгадать бессознательное и вывести его на поверхность.

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

7

Было проведено значительное количество исследований по использованию сказок в качестве терапевтического вмешательства. Результаты исследования свидетельствуют о положительных результатах. Арт-терапия Искусство, как терапевтический инструмент, предлагает возможность невербальной символической коммуникации. Могут возникнуть мысли и чувства, которые могут предоставить клиенту альтернативную историю. Используя альтернативную историю, клиент может начать видеть свою проблему с другой точки зрения (Manicom & Boronska, 2003).Творческий процесс и художественный продукт отражают то, что происходит в жизни клиента. Искусство воспроизводит или подчеркивает повседневные модели общения. Процесс, когда клиент создает произведение искусства, даже такое простое, как рисунок каракулей, а затем задает ему общие вопросы об объекте перед ним, дает безграничный диапазон ответов. Ответ, каким бы он ни был, может отражать только внутреннее движение клиента (Sutherland, 2011). Преодоление сопротивления и экстернализация проблемы Когда клиент или семейная группа вовлекаются в задачу рисования, они, кажется, часто забывают, что терапевт наблюдает за действиями.В результате терапевту открываются поведенческие и коммуникативные паттерны, которые в противном случае клиент не хотел бы, чтобы посторонние видели или слышали. Очень тонко и ненавязчиво терапевт может начать понимать мир, который клиент или члены семьи создали для себя (Sutherland, 2011). Создание искусства часто оказывает успокаивающее действие и позволяет клиенту расслабиться и начать ослаблять защиту. Рисунки начинают раскрывать историю клиента и представляют невербальные конструкции (Humphreys & Leitner, 2006).Значение

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМОПОЗНАКОМСТВО

8

, содержащееся в искусстве, возникает из слов, которые клиент использует для объяснения как процесса, так и продукта. Эти слова будут намного ближе к истине, чем все, что может предложить терапевт (Sutherland, 2011). Искусство может быть эффективным способом помочь в процессе экстернализации. Цель экстернализации — отделить жизнь клиента от его личных историй (Carlson, 1997).Арт-терапия и сказки Групповое исследование, проведенное Брауном (2006), сочетало арт-терапию с использованием сказок. Эмпирическое исследование началось с рассказа сказки. Затем группу попросили нарисовать одну или две сцены, которые выделялись для них в истории. Затем их попросили описать свой рисунок группе. После того, как все индивидуальные описания были объяснены, группе было предложено создать ассоциации и связи между своими рисунками. В ходе исследования было обнаружено, что благодаря использованию искусства и сказки клиенты испытали более глубокий уровень понимания и осведомленности.Сказка коснулась представления проблем и проблем в группе, и группа смогла продемонстрировать свой опыт общности и универсальности вокруг проблем. История предоставила основу, а искусство было способом выразить свои мысли с помощью изображения (Brown, 2006). Арт-терапия и нарративная терапия Арт-терапия и нарративная терапия разделяют многие теоретические убеждения, которые согласуются друг с другом. Оба основаны на вере в то, что истории, которые скрыты в нашем бессознательном, оказывают значительное влияние на историю жизни.Цель обоих методов лечения — выявить скрытый аспект личности. Искусство служит для клиента средством, позволяющим выявить эти скрытые аспекты (Carlson, 1997). Добкин Душман утверждает: «Арт-терапия и психодрама

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООЗНАНИЕ

9

быстро и мощно движутся к ключевым проблемам нашей жизни, вызывая сильные эмоции и внутренний поиск, который может добавить богатое терапевтическое измерение. »(Добкин Душман, 1997, с. 461). Искусство придает форму воображаемому миру.Воображаемый мир клиента становится повествованием о том, как он / она активно живет (Humphreys & Leitner, 2006). Арт-терапия как символ и метафора Язык и мысль — это символические конструкции ума. Невербальные ощущения, которые испытываются на каком-то уровне тела, повторяются и переживаются во многих различных контекстах. Затем это ощущение воспринимается и организуется с помощью символов. Затем символ обобщается на будущие события или отношения. Благодаря терапевтическому процессу эти символы становятся присутствующими в сфере сознания, и затем их можно исследовать.Невербальные инструменты, такие как искусство, помогают терапевту узнать бессознательные аспекты основной структуры клиента (Humphreys & Leitner, 2006). Используя символы для создания метафор, клиент может исследовать значение своего мира и выражать свое мнение с помощью практических вмешательств. Это позволяет клиенту работать в направлении личного разрешения (Chelsey, Gillett, & Wagner, 2008). Творческий акт помогает минимизировать конфликт. Могущественные чувства, которые могут быть бессознательными, могут начать проявляться и трансформироваться в картину.Перевод этих изображений в метафору может помочь процессу движения, изменения и сублимации (Manicom & Boronska, 2003). Метафоры предлагают проникновение в бессознательное клиента как визуальным, так и вербальным способом. Отношения и эмоции, которые возникают в процессе создания искусства, легче понять, если рассматривать искусство через призму метафоры (Sutherland, 2011).

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

10

Резюме Арт-терапия может способствовать более глубокому пониманию значения, которое человек придает их жизненным событиям.Это средство, которое может подключиться к чувствам, неизвестным мыслям и жизненным убеждениям (Dobkin Dushman & Sutherland, 1997). Создание искусства и нарративная терапия — это творческие процессы, ориентированные на действия. В совокупности они могут ускорить осознание отношения клиента к жизни. Позволяя творческому процессу вызывать чувства и яркие переживания, клиент может затем увидеть структуру, на основе которой можно реагировать и делать новый выбор в отношении мыслей, чувств и поведения.Посредством осознания клиент может наблюдать за их поведением и, в свою очередь, изменять значение, придаваемое их жизненному опыту (Dobkin Dushman & Sutherland, 1997). Подобно использованию сказок в терапевтических целях, искусство может помочь клиенту преодолеть сопротивление, выдвигая проблему вовне и позволяя искусству быть в центре обсуждения. При этом создаются и затем исследуются новые способы восприятия старой проблемы. Адлерианская психология Адлерианская терапия богата использованием личных историй.Эти истории не только предлагают возможность изменений, но также предлагают новые инструменты для взаимодействия и совладания (Sutherland, 2011). Методы адлеровской психологии, использующие рассказ как способ вмешательства, — это оценка образа жизни и ранние воспоминания. Adlerian Psychology and Art Art — инструмент, который обращается к бессознательному, незаметно и наглядно раскрывает личную логику, ошибочные убеждения и жизненные убеждения клиента. Эти концепции являются ключевыми для психологии Адлера.Процесс создания искусства приглашает к участию и поощряет чувство принадлежности (Sutherland, 2011). Принадлежность — одно из ключевых понятий в адлерианской психологии, помимо чувства значимости и безопасности. Адлерианская психология и нарративная терапия Адлерианская терапия богата использованием личных повествований. Повествования являются основным материалом для оценки образа жизни и ранних воспоминаний (Maniacci et al., 1998). В исследовании, проведенном Maniacci et al. (1998) в искусстве использовалась адлеровская техника ранних воспоминаний.Терапевт попросил клиента нарисовать чувства и наблюдения, которые возникли в результате пересказа его истории. Их попросили нарисовать то, что они запомнили, а затем их попросили нарисовать так, как они хотели бы. Когда их просили нарисовать их историю, процесс создания искусства создавал четкую картину реальных и воображаемых аспектов их образа жизни. В искусстве возникли как сознательные, так и бессознательные воспоминания (Maniacci et al., 1998). Резюме Адлеровские методы анализа образа жизни и ранних воспоминаний легко сочетаются с использованием художественных интервенций, помогающих описать истории более богатым и полным образом.Опять же, поскольку искусство дает пространство для экстернализации опыта, у клиента есть возможность глубже вникнуть в смысл и осознание, которые содержатся в стилях жизни и ранних воспоминаниях. Ограничения и допущения использования искусства и сказок Терапия предназначена для преодоления сопротивления, но сотрудничество основывается в первую очередь на клиенте. Иногда это может быть неуловимым (Sutherland, 2011). При использовании искусства и истории

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

12

в рамках группового контекста всегда есть вероятность того, что кто-то не захочет участвовать в полной мере и, как следствие, будет разрушительным.Терапевту важно тщательно подобрать рассказ, учитывая динамику популяции. Терапевт должен помнить об общих проблемах клиента (-ов) и выбирать историю, которая освещает проблемы, не травмируя клиента в процессе. Еще один аспект, который следует учитывать терапевту, — это внимательно и осторожно относиться к тому, как представлены мужчины и как женщины представлены в сказке (Brown, 2006). Наконец, могут быть ограничения на то, что клиент может делать с точки зрения физического творчества.Терапевт должен внимательно выбирать среду, соответствующую способностям клиента. Анализ результатов. Символы и мифы, истории, которые мы создаем для себя, являются средствами, с помощью которых мы воспринимаем жизнь и осмысливаем ее. Символ, выведенный на поверхность через искусство или через сказку, может соединять рациональное и интуитивное. Миф, который мы рассказываем себе, также можно понимать как метафору, указывающую за пределы изображения. Мы переживаем реальность через то значение, которое мы придаем ей (Dobkin Dushman & Sutherland, 1997).Использование историй помогает внести ясность в нашу жизнь и дает ей содержательную основу. История служит рамкой, которая создает последовательность во всех различных переживаниях в нашей жизни (Roesler, 2006). Чтобы улучшить идентификацию и восстановить связь с самими собой, полезно использовать многие физические чувства. Например, при работе с клиентом совместное использование искусства и сказки может помочь создать новые мысли, ощущения и модели поведения (Hill, 1992).

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

13

Анализ первый Очень мало исследований, в которых подробно описывается совместное использование арт-терапии и сказок.Однако существует значительное количество исследований эффектов арт-терапии при использовании с нарративной терапией. Положительные результаты показали исследования, посвященные использованию арт-терапии с нарративной терапией. Можно утверждать, что сказки — это форма повествования. Аргумент основан на способности как нарративной терапии, так и сказок экстернализовать внутреннюю историю клиента. Нарративная терапия основана на идее, что люди хранят истории в своем бессознательном и что эта история влияет на их внешнее поведение.Сторонники нарративной терапии утверждают, что процесс исцеления начинается, как только история клиента извлекается из его бессознательного и обретает сознательную форму (Carlson, 1997). Сказки, описывающие универсальные человеческие условия в сказке, ускоряют процесс экстернализации истории простым фактом предложения истории клиенту, к которой он может сразу же относиться. Обзор литературы показал, что нарративная терапия и арт-терапия дали положительные результаты для клиента.Исходя из этого факта и аргумента о том, что как нарративная терапия, так и сказки являются способом экстернализации проблемы клиента, следует, что сказки, используемые с арт-терапией, будут эффективным терапевтическим инструментом. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы доказать, что этот аргумент открывает дверь для более глубокого разговора о том, что происходит в ее жизни. Второй анализ Основываясь на результатах обзора литературы, верны следующие утверждения: 1) исследование показывает, что сказки, арт-терапия и нарративная терапия оказались эффективными

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМОПОЗНАНИЕ

14

инструментов при независимом использовании с клиентами.2) Адлерианская психология использовала сочетание арт-терапии и нарративной терапии с положительными результатами для клиента. Если на самом деле нарративная терапия и сказки могут использоваться как взаимозаменяемые (как указано в Анализе 1), тогда из этого следует, что арт-терапия и сказки, используемые с техниками Адлера, дадут положительные результаты. Этот аргумент требует дальнейших исследований. Резюме Принимая во внимание тенденции, наблюдаемые в обзоре литературы, есть существенные доказательства, подтверждающие исходный вопрос, который задает вопрос: «Могут ли сказки быть эффективным терапевтическим компонентом в сочетании с арт-терапией и адлерианской психологией?» Сказки и арт-терапия имеют много общих функций.Оба рассказывают историю внутренней психики клиента. По своей природе они легко экстернализируют проблему клиента, делая терапевтический процесс немного менее опасным на начальных этапах. И сказки, и искусство используют символы и метафоры как способ понять содержащееся в них сообщение. Адлерианская психология использует историю как терапевтический инструмент как для анализа образа жизни, так и для ранних воспоминаний. Все три режима — сказки, арт-терапия и адлеровская психология — основаны на сюжете как средства, помогающие клиенту глубже понять себя.Основываясь на этом окончательном анализе, необходимо дальнейшее изучение исходного вопроса.

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ О СЕБЕ

15

Ссылки Asper-Bruggisser, K. (1983). Пять размышлений о начале анализа. Journal of Analytical Psychology, 28 (1, 1-15. Brown, N. (2006). Терапевтическое использование сказок со взрослыми в групповой терапии. Journal of Creativity in Mental Health, 2 (4), 89-96. Carlson) , Т. (1997) Использование искусства в нарративной терапии: Расширение терапевтических возможностей.Американский журнал семейной терапии, 25 (3), 271-283. Челси, Г., Джиллетт, Д., и Вагнер, В. (2008). Вербальные и невербальные метафоры с детьми в консультации. Журнал консультирования и развития, 86 (4), 399-411. Дикманн, Х. (1997). Сказки в психотерапии. Журнал аналитической психологии, 42 (2), 253-268. Добкин Душман, Р., Сазерленд, Дж. (1997). Адлеровский взгляд на сновидения и терапию изобразительным искусством. Индивидуальная психология, 53 (4), 461-475. Хилл, Л. (1992). Сказки: видение решения проблем при расстройствах пищевого поведения.Журнал консультирования и развития, 70, 584-587. Хамфрис, К., и Лейтнер, Л. (2006). Использование рисунков для выявления невербальных конструкций в эмпирической психотерапии личностных построений. Журнал конструктивистской психологии, 20, 125-146. Маниаччи М., Шульман Б., Гриффит Дж., Пауэрс Р., Сазерленд Дж., Душман Р. и Шнайдер М. Ф. (1998). Ранние воспоминания: анализ личной истории в процессе изменений. Журнал индивидуальной психологии, 54 (4), 451-479.

СКАЗКИ, АРХТИПЫ И ИНФОРМАЦИЯ о себе

16

Manicom, H., И Боронска Т. (2003). Совместное создание изменений в системе защиты детей: интеграция арт-терапии с практикой семейной терапии. Журнал семейной терапии, 25 (3), 217-232. Мейер, В. (2010). Бруно Беттельхейм и его окно в душу. Журнал клинической социальной работы, 38 (3), 275-285. Сазерленд, Дж. (2011). Арт-терапия с семьей. Журнал индивидуальной психологии, 67 (3), 292-304. Розлер, К. (2006). Нарратологическая методология выявления архетипических сюжетных паттернов в автобиографических повествованиях.Журнал аналитической психологии, 51 (4), 574-586. Томас, В. (1995). Из шипов и роз: Использование сказки о шиповнике в терапии семей одаренных детей. Современная семейная терапия, 17 (1), 83-91. Учко, Л. (1991). Кто боится большого злого волка? Противодействие жестокому обращению с женой через народные сказки. Социальная работа, 36 (5), 414-419.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДА СКАЗОЧНОЙ ТЕРАПИИ В ПРОЦЕССЕ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ С ОСОБЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ К УСЛОВИЯМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

Журнальная статья Открытый доступ

Рен Л.

В статье представлена ​​авторская позиция относительно процесса адаптации детей с особыми потребностями к условиям образовательного учреждения. Типичные трудности в процессе адаптации таких детей — это страх взаимодействия с другими людьми, реакции на уроки, неспособность подружиться с одноклассниками, игнорирование или непонимание правил поведения в школе. Автор утверждает, что действенным методом эффективной первичной адаптации является сказочная терапия как метод, использующий сказочную форму для интеграции человека, развития ее творческих способностей, расширения сознания и улучшения взаимодействия с окружающим миром.

Цель статьи — охарактеризовать особенности использования метода сказочной терапии в процессе адаптации детей с особыми потребностями к условиям образовательного учреждения, представить его потенциальные возможности и методические аспекты применения.

Методология исследования основана на анализе и обобщении научных источников, наблюдениях и сравнительных практиках социальной работы с детьми с особыми потребностями. Теоретической и методологической основой работы является представление об арт-терапии как научно-практической сфере помощи клиентам.Он объединяет педагогический, психологический и художественный компоненты (О. Копытин, О. Тарарина, Б. Теплов).

Научная новизна статьи заключается в том, что предложено авторское видение методических аспектов использования сказочного метода для первичной адаптации детей с особыми потребностями к условиям образовательного учреждения.

Выводы. Сказочная терапия — эффективный метод адаптации детей с особыми потребностями к условиям образовательных учреждений.Благодаря ему дети могут выражать свои эмоции в виде устных или нарисованных, вылепленных, вылепленных из песка или ткани сказочных сюжетов. Это также важный элемент социальной поддержки ребенка со стороны специалиста. Помогает специалисту сосредоточиться на актуальных задачах развития личности ученика на этапе выхода в новое образовательное пространство. Он способствует пониманию ребенком заинтересованности взрослых в его успехе, способствует снижению уровня проявления негативного поведения, стабилизации эмоционального фона, важного для процесса адаптации.

Имя Размер
Ren.pdf
md5: 899c91c6bb08269708dc853da5c78379

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *